ВОПРОСЫ для подготовки к государственному экзамену по дисциплине ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА — 105 вопрос

  1. Постклассические теории права.

Парадигмальным становится вывод о том, что знание обусловлено способом существования человека в социальном мире, то есть, в конечном счете, его коммуникативными возможностям. В юриспруденции этот подход получил развитие в рамках феноменологической, герменевтической, экзистенциальной, коммуникативной и иных (синтезирущих названные направления) концепций права.

Феноменологические концепции права берут свое начало от получившего развитие в ХХ в. феноменологического направления в философии, основателем которого считается немецкий философ Э. Гуссерль. Феноменология представляет собой особую методологию познания объекта исследования через анализ тех исходных феноменов сознания, в которых содержится изначальное представление о сущности данного объекта (точнее — о его обобщенном образе, сложившемся в сознании познающего субъекта на основе интеллектуальной интуиции). Существо феноменологического подхода к праву удачно выразил в своей работе современный французский исследователь Ж.-Л. Бержель: «Особенность правового феномена, — пишет он, — заключается в том, что он по сути своей относителен: его внутренняя идея и его внешние проявления варьируются в зависимости от времени и пространства и обусловлены конкретными правовыми системами, то есть зависят от своего окружения».

Экзистенциалистские концепции права выросли на основе философии экзистенциализма, в центре внимания которой находится проблема свободы как личного выбора человека, осуществляемого им во многом вопреки условиям своего существования. Различные представители этого направления (Ж.-П. Сартр, К. Ясперс, М. Хайдеггер и их многочисленные последователи) по-разному определяют понятие свободы, но все они трактуют свободу как тяжелое бремя, которое должен нести человек, чтобы оставаться личностью в окружающем его мире, стремящемся подавить человеческую индивидуальность, лишив ее личностного начала.

Для уяснения существа экзистенциалистского подхода целесообразно обратиться к основным положениям социологии знания известного немецкого социолога К. Мангейма, который различал два пути изучения культурных объектов или интеллектуальных явлений: 1) понимание «изнутри» их внутренних закономерностей и сущностных свойств (такой подход характерен для классической философии) и 2) объяснение их «извне» как отражение того социального процесса, в котором участвует познающий субъект. Во втором случае, считает автор, речь идет об экзистенциально (то есть бытийно) детерминированном познании, процесс которого подвержен воздействию мировоззрения и личностной позиции исследователя, обусловленной его социальным статусом, конкретными социально-историческими условиями его жизни и т. д.

Герменевтические концепции права формируются на основе философской герменевтики, сложившейся в середине ХХ в. в качестве составной части экзистенциально-феноменологического направления современной западной философии. Основным методологическим постулатом философской герменевтики, трактующей процесс познания как толкование смысла бытия, является тезис об обусловленности понимания неким предварительным знанием, пониманием, предзнанием, предсуждением и т. п., содержащим гипотезу о сущности познаваемого явления), которое в значительной мере предопределяет процесс познания. Важное место в рамках этой концепции занимает понятие языка, трактуемого не столько как средство общения, сколько в качестве некой всеобщей среды существования, являющейся условием взаимопонимания между людьми.

Коммуникативные концепции права. Большое влияние на формирование и развитие коммуникативного подхода к осмыслению социального мира в целом и права в частности оказали работы одного из ведущих современных философов Ю. Хабермаса и прежде всего его двухтомное исследование «Теория коммуникативного действия». Сформулированная им идея коммуникативной рациональности (в ее различении с инструментальной рациональностью) и развивающая ее теория коммуникативного действия как действия, основанного на взаимопонимании и общепринятых этических нормах, имеющих консенсуальную природу (в отличие от инструментального действия, ориентированного на успех), позволяют глубже понять механизмы интеграции современного общества с его все более усложняющейся и дифференцирующейся социальной структурой и нарастающим разнообразием типов коммуникативных действий и согласований. Ю. Хабермас исходит из необходимости переориентации философской рефлексии с модернистской парадигмы субъектцентрированного разума, ориентированного на монологичный процесс познания, и переходе к диалогичному межсубъектному поиску истины в процессе социальной коммуникации, направленной на консенсус.

Если попытаться как-то классифицировать концеции постклассической философии права, которые развиваются в русле эпистемологии, ориентированной на неклассическую рациональность, то, по-видимому, за основание такой классификации следует принять отношение этих исследовательских направлений к идее рациональности. Под данным углом зрения можно выделить две исследовательские парадигмы, одна из которых ориентирована на чувственно-описательный, а другая — на рационально-объяснительный подход к восприятию правовой реальности. Исследования, объединяющиеся в рамках первого подхода, относятся к постмодернистской философии права, для которой свойственна общая парадигмальная установка на отказ от рациональности в познании права. При этом речь, по существу, идет не просто об отрицании устаревших подходов к восприятию права, но об отрицании самого права, которое есть ничто иное, как нормативное выражение разумных начал в социальной жизни. Изначальный иррационализм постмодернистского подхода делает его малопригодным для формирования типа правовонимания. Ведь для понимания права, являющегося по своей природе квинтэссенцией разумного начала в общественной жизни, необходим не чувственно-описательный, а рационально-объяснительный подход. Поэтому точнее было бы сказать, что те направления постмодернизма, которые ищу своего преломления в правовой сфере, отрицают не столько рациональность. Гораздо больший интерес для правовой теории и практики представляют те направления постклассической философии права, которые, будучи ориентированы на рационально-объяснительный подход, стремятся адаптировать представления о разумных началах права к современной сверхсложной социальной реальности, избегая по возможности (хотя, как представляется, не вполне успешно) обращения к метафизическим началам и категориям. И хотя эти исследовательские направления не смогли предложить какой-то новый тип правопонимания, принципиально отличный от классических подходов, однако они заложили основы для более глубокого осмысления тех проблем, с которыми сталкиваются современные процессы формирования и реализации права, способствовали обогащению понятийного языка классических концепций правопонимания и введению их в современный обществоведческий дискурс, обеспечив таким образом значительно большую многомерность восприятия правовых явлений.