Доклад: Программа реформ И. Пересветова

Широкую программу политико-юридических преобразований  предложил в середине XVIb. служилый дворянин Иван Семенович Пересветов. В своей политической теории он рассмотрел  вопросы, касающиеся формы правления и объема полномочий верховной власти, организации общерусского войска,  создания единого законодательства, реализуемого централизованной  судебной системой. В области управления внутренними  делами страны он предусмотрел проведение финансовой реформы, ликвидацию наместничества и некоторые мероприятия  по упорядочению торговли-Удивительная дальновидность его политического мышления заключалась в том, что в своей теоретической схеме он определил структуру и форму деятельности  ведущих звеньев государственного аппарата, наметив основную линию дальнейшего государственного строительства, предугадав пути его развития.

В системе взглядов Пересветова значительное внимание уделено определению наилучшего варианта организации государственной  власти. Вопрос о форме правления начал обсуждаться  в публицистике значительно ранее выступления Пере- светова. Мыслители XV--XVIbb. понимали самодержавие как единство государственной власти, ее верховенство, но не как неограниченность власти царя, не как самоволие. Один (единый)--  не в смысле модели формы верховной власти, а в значении единственного властителя, равного которому нет среди  других князей в стране по объему властных полномочий. Показательна в этой связи позиция автора “Валаамской беседы” --  современника И. С. Пересветова. Цари, по его представлению,  для того “в титлах пишутся самодержцы”, чтобы “Богом данное царство и мир (здесь в смысле страну, народ. -- Н. 3.) воздержати”.

Единодержавие как наилучшая форма государственной власти  и государственного устройства не подвергалась сомнению. На этой базе мыслители моделировали свои идеальные схемы организации власти, которые традиционно представлялись им в виде ограниченного (а не абсолютного) самодержавия. Более того, “самоволие” или “самовластие” жестоко осуждалось. Этими  терминами в литературе XV--XVIIbb. обычно обозначались  незаконные способы осуществления власти в государстве в противовес самодержавию, основанному на законе и организованному  таким образом, при котором верховная власть управляет  страной не единолично, а вкупе со “своими с князи и с бояры и протчими миряны” (Валаамская беседа).

И. С. Пересветов также пользовался термином “самодержец” для выражения представления о суверенном верховном властителе  всей русской земли.

В системе государственных преобразований И. С. Пересвето- ва центральное место занимает военная тема. К ее изложению он приступает в своей обычной манере: критика организации войска в побежденной стране у греческого царя Константина противопоставляется положительному варианту страны-победительницы,  сравнение заканчивается целым рядом разносторонних  реформаторских предложений, предусматривающих состав, структуру и организацию вооруженных сил.

Он обосновывает необходимость создания общегосударственной  казны, призванной заменить наместнический порядок собирания  и распределения доходов. И. С. Пересветов предлагает полную ликвидацию наместничества (“никому ни в котором городе наместничества не давать”). Вельмож (бояр) обеспечивать “ из казны царские кто чего достоит”, а налоги “со всего царства своего из всех городов и волостей и из поместий” собирать в единую царскую казну при помощи особых чиновников ( сборщиков), находящихся на царском жалованье. При наличии денег в государстве можно создать *диное, постоянное войско, находящееся всегда в боевой готовности -- “а войско его царское с коня не оседает*. и оружия из рук испущает”. Награждать воинов следует по заслугам-- “кто что достоит”, и если кто “царю верно служит, хотя и от меньшего колена, то он его на величество подымает и имя ему велико дает и жалованье ему много прибавляет... а ведома нету какова они отца дети”. Пересветов последовательно проводит принцип оценки личных заслуг, поощрения усердия и талантов в противовес местнической системе иерархического распределения благ и почестей. Отношение к воину со стороны царя и высшей военной администрации предполагается заботливое и уважительное, ибо “царю без войска не мочно быти”, поэтому воинов необходимо “любити аки своих детей и быта до них щедру”.

И. С. Пересветов предусматривал не только увеличение численности  войск, но и новый порядок их формирования. Предлагал  он также и ликвидацию всех форм кабальной зависимости, и особенно самой тяжелой из них--холопства, считая это мероприятие необходимым для улучшения качества воинской службы. Холопы плохие воины, а кроме того, они всегда могут “прельститься другим царем”, если он пообещает им свободу. Кроме этих прагматических соображений, Пересветов приводит и более фундаментальные доводы в пользу отмены холопства. Так, он осуждает сам принцип порабощения как несовместимый с христианской моралью. Вечное закабаление противно божественным  законам: “Бог один для всех людей, и те, которые других записывают в работу во веки, угождают дьяволу”. Порабощение противно и государственным порядкам, ибо порабощенная  земля сама по себе беззаконна, “в той земле все зло сотворяется: татьба, разбой, обиды, всему царству оскуднение великое”. Поэтому, заключает И. С. Пересветов, “Магмет-сал- тан” уничтожил в своем государстве все формы кабальной зависимости людей, “пожегши огнем все книги полные и закладные”,  и даровал всем людям свободу.

Есть и экономические мотивы в творчестве Пересветова. Так, в ряде мест он довольно пространно высказывается о торговле, выступая за законодательное упорядочение этого рода деятельности,  т.е. введение “правды-закона” в эту сферу общественной  жизни. “Нечистый торг” (который имел место у царя Константина) должен быть искоренен, торговые операции следует  проводить, основываясь только на “правде-законе” (как это делается у “турского царя”). 

Пересветов последовательно проводит идею реализации законности  во всех формах общественной и государственной деятельности.

Наибольшее внимание уделено им критике беззакония. Осуждая  боярское самовластие, он отмечает полное пренебрежение бояр-временщиков к закону и законным формам государственной  деятельности и обвиняет их в том, что они богатели “незаконно”, “изломили правый суд”, “невинных осуждали по мадам”. Он критикует такие проявления “неправедности” в деятельности суда, как лжесвидетельство, ложная прията, рассмотрение  заведомо ложных, сфабрикованных дел и т.д.

Противопоставление правды вере введено в русскую политическую  литературу Максимом Греком. Пересветов использовал этот подход и развил его далее для обоснования реальной необходимости осуществления праведной (в смысле законопослушной  и моральной) жизни и недопустимости оправдания “неправедного” поведения (нарушения законов) верой, как бы вйешне блистательно она ни была организована.

Судебная реформа у Пересветова, равно как финансовая и военная, прежде всего имеет своей целью уничтожение наместничества.  Во все грады необходимо направить прямых судей, назначаемых непосредственно верховной властью, жалованных  из государевой казны. Судебные пошлины (присуд) взимать в казну, “чтобы судьи не искушалися и неправдою бы не судили”. Судят судьи по Судебным книгам, по которым они и “правят и винят”. Перед законом все должны быть равны, и суд, “нашел виноватого”, обязан “не пощадить и лучшего”. Жалованье “прямые судьи” получают прямо из государевой казны. Здесь Пересветов впервые ставит вопрос об отделении суда от администрации и образовании единой централизованной судебной системы.

Из общей судебной системы И. С. Пересветов выделяет воинский  суд, который в армии осуществляется высшим начальством,  знающим своих людей. Суд свершается на месте, скорый, правый, грозный и не облагаемый пошлиной, по единому для всех Судебнику. “А воинников судят паши”, которые свое войско знают “и судят прямо... беспошлинно и беспосулно и суд их свершается вскоре”.

Пересветов предусматривал довольно суровые наказания для судей, отправляющих правосудие “не по правде, а по мзде”. Например, с неправедных судей сдирают кожу живьем и набивают ее бумагой и вешают на воротах судебного учреждения  в назидательных целях. Здесь, скорее всего, мы имеем дело не с жестокостью Пересветова, а с фольклорными приемами, посредством которых было принято характеризовать восточные деспотии, и в частности Османскую империю. Что же касается принципа определения наказания, то он сформулирован у Пересветова по лучшим прогрессивным образцам того времени: “казнят преступников противу дел их, да рекут тако: комуждо по делам его”.

Среди видов преступлений Пересветов упоминает разбой, татьбу (кражу), обман при торговле, различные правонарушения  судебных и государственных чиновников, воинские преступления,  ябеду, а также азартные игры и пьянство. За бегство с поля боя, кроме непосредственного наказания виновного, предусмотрена еще и опала для членов семьи виновного, “да нечестно будет ему и детям его”.

Таким образом, И. С. Пересветов в своих представлениях близок именно к модели сословно-представительной монархии, развивая принципы политической теории, намеченные Максимом  Греком, Зиновием Отенским и Федором Карповым.