Антонова С., Соловьев В., Ямчук К. Редактирование

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Зарождение редактирования

§1 Природа редактирования и его проявления в дописьменный период

Р едактирование представляет собой совокупность взаимосвязанных и целесообразно организованных творческих и практических действий и процессов, деятельность по созданию и распространению книги. Редактирование зародилось, прошло становление, развилось, приобрело профессиональные признаки и качества, сформировалось как сфера профессиональной деятельности под влиянием потребностей человека и общества и в связи с условиями общественного развития. В ходе и в результате развития редактирования сформировались его цели и принципы, разработаны собственные профессиональные метод и приемы, очерчен объект, установлены содержание и границы, найдено определение понятия, закреплено название. Как сфера профессиональной деятельности современное редактирование располагает богатым опытом, на основе изучения, анализа и разработки которого созданы теория и в итоге сформирована самостоятельная научная дисциплина, которая является отраслью комплексной науки о книге и книжном деле - книговедения.

Рассматривая редактирование в историческом и гносеологическом планах, можно видеть, что редактирование возникло и длительное время развивалось в связи с необходимостью обработки текста. Текст является средством организации, оформления и закрепления (устного или письменного) информации в процессах межличностной и (или) общественной коммуникации. Человек с самых первых своих шагов вынужден был опираться на информацию. Без нее не могло быть познания окружающего мира, было невозможным приспособление человека к окружающей природе, его выживание, саморазвитие и жизнедеятельность. В связи с потребностью людей в обмене информацией и зародился текст как результат конкретного акта речи. Текст может состоять из одного слова или некоторого множества слов. Одновременно с речью человека как составной частью речевого акта и вместе с текстом возникла необходимость в редактировании.

Первые действия первобытного человека по редактированию были неосознанными. Однако по мере саморазвития человека, совершенствования его интеллекта и речи, накопления им информации общение приобретало иной характер. Информация как результат познания составляла содержание не только непосредственного восприятия реального мира, но и мысленного оперирования объектами материальной действительности и данными практики. При речевом обмене информацией появлялась уже осознанная потребность в действиях и процессах, совокупность которых была зачатками той деятельности, которая со временем стала называться редактированием.

Смысловая информация может быть выражена с помощью различных и по-разному связанных слов. В случае внутренней речи человек не всегда использует необходимые наборы и связи слов. Иначе происходит при речевом акте, когда говорящий заинтересован, чтобы информация была воспринята, речь была ясной и понятной, обладала целесообразной структурой и упорядоченностью. Тогда слова должны быть собраны, составлены, приведены в порядок в соответствии с целью передачи информации. Это и можно считать редактированием, точнее говоря - саморедактированием. Передаваемая информация обретает ясность, когда она осознается полностью, выражается четко и правильно.

По словам Вольтера, когда ум хорошо овладел мыслью, она выходит из головы вполне вооруженной подходящими выражениями.

Первобытный человек имел дело с предметами реальной действительности, и свое предметное восприятие этой действительности он оставил в первых своих "записях". Пиктографическое письмо, как теперь известно, представляло собой цепочку определенным образом связанных знаков. Эти следы фиксированного оформления информации позволяют более уверенно говорить о наличии "редактирования" как определенного действия при передаче сведений. Для символического представления информации в форме пиктограмм требуется хорошее знание визуальной стороны предмета, умение видеть его наиболее выразительное положение. С позиций гносеологии редактирования важно, что для обеспечения точного и однозначного восприятия информации, отображаемой рисунками, их необходимо соответствующим образом соединять и представлять в определенном порядке. Иначе говоря, пиктограммы должны представлять собой связную запись.

Важная организующая и упорядочивающая роль в информационном общении принадлежит понятиям, которые составляют единство мышления и языка и являются одной из основных единиц мыслительной деятельности. Эта их роль, прямо связанная с задачами редактирования, обусловлена тем, что они обладают свойством концентрировать и однозначно выражать информацию.

Для понимания природы редактирования существенное значение имеет также привлечение данных сигнифики - одного из направлений психолингвистического анализа языка и понятий. С позиций сигнифики коммуникация включает все процедуры, которыми один человек может воздействовать на поведение и действия другого. Поскольку коммуникация основывается на информации, специфической чертой редактирования нужно считать то, что оно непосредственно связано с информацией и процессами ее передачи.

Таким образом, зарождение редактирования было обусловлено потребностями информационного общения на самой ранней стадии становления и развития первобытного общества. Природа редактирования, его становление и последующее развитие всецело связаны с необходимостью словесного оформления информации.

Непосредственная связь с информацией выявляет коммуникативную сущность редактирования. В течение тысячелетий единственным доступным был нематериальный путь передачи информации посредством слова. Благодаря точному слову не только достигалось взаимопонимание между непосредственно общающимися людьми, но и обеспечивалась возможность передавать от поколения к поколению эстафету накапливаемых знаний и опыта. При этом в коллективную коммуникативную цепь могла быть включена лишь та информация, которая соответствовала потребностям коллектива и не шла вразрез с его опытом.

В первобытном обществе этот опыт был сосредоточен в мудрости его предков, которая высоко ценилась последующими поколениями. Конкретными хранителями традиций обычно выступали жрецы, мудрые старцы, учителя, провидцы и другие люди, наделенные уважением и доверием коллектива. Они были хранителями слова и по сути осуществляли своего рода редактирование, отсеивая незначащие и сохраняя ценные фольклорные факты. Фольклор служил средством, объединяющим общество связями в области информационного наследия. Дополнять устные тексты было можно, но изменять то, что подтверждено опытом, практикой, а часто и ценою многих жертв, не допускалось . В этом процессе участвовали также бесчисленные поколения певцов, сказителей и проповедников, которые, многократно воспроизводя устные фольклорные тексты, постепенно отшлифовывали их, доводили до соответствия установленным традициям и нормам.

Аналогично формировались научные знания и научная коммуникация. Находки археологов свидетельствуют, что уже члены раннеродовой общины обладали значительными сведениями об окружающей среде, разного рода природоведческими знаниями, начатками знаний по медицине и фармакологии. Как утверждал В.И. Вернадский, "несомненно, корни научного знания теряются в бесконечной дали былого. Мы сталкивается с ним в первых проблемах религиозного сознания, коллективного художественного творчества или в начатках техники, а их следы мы находим в самых древних остатках человечества" .

Донаучная информация, так же как и сведения о героических событиях, религиозные мифы, народные сказки и легенды, должны были распространяться в пространстве и во времени, сохраняться на протяжении многих веков. Однако поскольку единственным средством объективации этой информации была устная речь, то зарождение научной коммуникации также было связано с фольклором. И в этом случае критерием оценки и отбора информации оставался практический опыт, который был сосредоточен в неоспоримой традиции и "не мог быть отвергнут случайными индивидуальными наблюдениями" .

Во всех информационных процессах при фольклорной традиции возможности коллективной памяти фактически были ограничены объемом индивидуальной, носитель которой был обязан к тому же максимально придерживаться установившегося образца. Для освобождения индивидуального познания от строгой "редакторской цензуры" коллектива, которая становилась тормозом накопления знания, требовалось отделить процесс создания новой информации от процесса хранения старой. Отчуждение информации от ее создателя и объективирование ее в виде письменного текста открыли новые возможности для развития редактирования.

§2 Редактирование на раннеписьменном этапе

В исторических памятниках трудно увидеть лежащие на поверхности свидетельства о редактировании, но при глубоком анализе текстов письменных документов в их содержании и форме можно отыскать порой скрытые намеки, следы и даже уверенные признаки, говорящие о том, что материалы подвергались редактированию. Письменность позволяет проводить исторические исследования редактирования уже на документальной основе.

До наших дней дошли письменные источники различной давности. В их ряду одно из первых мест занимают Веды - сборники (их четыре) гимнов, ритуальных правил и предписаний, которые относятся к древнеиндийской литературе. Главной среди них считается Ригведа, окончательное оформление которой ученые датируют третьей четвертью II тысячелетия до н. э. Ригведа - сборник гимнов, в которых восславляются боги, воспевается процесс жертвоприношения, восхваляется роль жрецов - брахманов . Длительность периода сложения гимнов не известна. Однако тот факт, что это сборники и они были созданы кем-то, нельзя не принимать во внимание при рассмотрении их с позиций редактирования.

Документальными источниками письменности, представляющими интерес с точки зрения истории редактирования, нужно считать сборники сказаний об Иисусе Христе, именуемые евангелиями. Специалисты в области библеистики считают, что они представляют собой конечную фазу устной традиции, складывавшейся анонимно в христианских общинах. Изучение текстов сборников и их анализ с использованием "гипотезы многих источников", именуемой также "теорией фрагментов", привели к выводу, что евангелия составлены из распространенных тогда пророчеств, изречений и притч, автором которых якобы был Иисус, а также описаний его жизни и совершенных им чудес. Соответственно был выделен ряд литературных форм. В частности, так называемые "парадигмы" - поучительные сказания. В основе каждого поучительного сказания лежит какое-нибудь изречение Иисуса; "новеллы", содержащие рассказы о совершенных Иисусом чудесах, и "логии", означающие разумную, вечную, суверенную основу всех вещей .

Евангелия были написаны в I веке. Первое из них - Евангелие от Марка - в 50-70 годах, примерно через 40 лет после смерти Христа, четвертое (Евангелие от Иоанна) - в 95-100 годах, через 65-70 лет после смерти Иисуса. Не все сборники одинаковы с точки зрения литературной формы. Однако следует отметить, что они имеют принципиально схожую структуру: их тексты разделены на главы, состоящие из коротких, последовательно пронумерованных, как правило, однофразовых фрагментов. Было ли это сделано теми, кого принято считать авторами сборников, или кем-нибудь другим, сказать трудно, поскольку ни одной подлинной рукописи не сохранилось. Независимо от этого есть основание связывать данную работу с редактированием. Более того, если быть уверенным, что в ней принимал участие кто-то кроме автора, можно говорить о редактировании как самостоятельном процессе. Поскольку всеевангелия однообразно оформлены, есть повод считать, что они обладают признаками серийного оформления, что еще раз наводит на мысль об их редактировании как отдельном процессе.

Рассмотрение каждого евангелия в отдельности выявляет и другие признаки редактирования. Так, Евангелие от Луки отличает высокая культура слова и стиля, оно имеет неизменно правильное построение фраз, используемые в нем грамматические формы тщательно выверены, синтаксис ритмичен и естествен. Факты из жизни Иисуса в значительной степени связаны хронологически с историей Римской империи, что придает изложению достоверность. Свое сочинение Лука предваряет предисловием, в котором кратко сообщает об источниках и целях произведения. Кроме того, он, согласно обычаю того времени, снабжает его посвящением "достопочтенному Феофилу". Все это говорит о том, что произведение организовано определенным образом и, следовательно, можно предполагать, что оно прошло редакторскую обработку.

Согласно литературным и материальным источникам, у славян первоначальная письменность возникла в первой половине I тысячелетия н. э., когда их племенной строй достиг сравнительно высокого развития. Уже в несовершенных формах письменности выделяются элементы, которые заслуживают внимания с позиций редактирования. К ним можно отнести, например, архаический календарь древних славян, нанесенный на поверхность кувшина. Этот материальный памятник, датируемый IV веком н. э., исследован академиком Б.А. Рыбаковым, по мнению которого находку можно считать сельскохозяйственным календарем . Предполагается, что он был предназначен для ритуальных обрядов в определенные дни, которые совпадали с важными сроками агротехники яровых хлебов в Приднепровье. Календарь достаточно точен в смысле отсчета определенных дат от точек солнечного цикла. Этот факт можно принять за свидетельство тщательной фактографической обработки результатов наблюдений, что, по современным оценкам, можно связать с редактированием. По-видимому, находка была идентифицирована с календарем не только по признаку характера информации. Известно, что отличительной особенностью календаря является еще и своеобразная организация материала. Это также может служить предположением, что в действиях составителя древнего календаря было то, что мы теперь относим к редактированию - общий подход к расположению материала.

Еще одним фактом того, что редактирование имело место уже на ранней стадии развития славянской письменности (в дохристианский период), являются договоры русских князей с Византией, относящиеся к VIII-Х веков. Будучи двусторонними соглашениями, договоры требуют при их подготовке, как правило, неоднократных обсуждений и согласований, в результате чего может быть несколько рабочих вариантов, которые завершаются окончательным, что также является следствием редактирования.

До нашего времени дошли договоры 911, 944 и 977 годов. И хотя они известны только в поздних списках, включенных в состав летописи, несомненно, что они были объектом редактирования. Более того, можно предполагать, что их редактированием занимались не только составители, но и иные лица, в частности сами князья.

С позиций истории редактирования заслуживают внимания также другие юридические и деловые документы. К их числу относится крупнейший памятник первой половины XI века "Русская Правда" - законодательный свод Древней Руси. Этот важнейший юридический документ, определяющий нормы русского феодального права, не мог быть составлен без редактирования. На редактирование указывает то, что он отличается краткостью и точностью языка, отработанностью формулировок. В "Русской Правде" очевидно "господство русских слов и форм", видится близость языка к живой речи. Характерно еще и то, что памятник имеет так называемую пространную редакцию, дошедшую до нас в списке XIII века в составе Новгородской кормчей 1282 года, и более раннюю краткую редакцию, известную, однако, по спискам не ранее XV века.

Под влиянием содержания письменных документов делового характера шло формирование и соответствующего языка. Деловой язык государственных договоров, "Русской Правды" и других деловых документов опирается на живой разговорный язык, однако он не является простым отражением устной речи. Деловой язык в процессе его функционирования проходил обработку, вследствие чего в нем вырабатывались определенные, ставшие со временем традиционными нормы и особенности.

§3 Развитие редактирования в период летописания и становления древнерусской литературы

Т о, что мы теперь называем литературным редактированием, надо полагать, имело место и при создании других древних произведений, что оказывало влияние на формирование разновидностей языка. Литературные произведения Древней Руси в отличие от деловой прозы не имели такого языкового единства . Принципиально различаются языки произведений церковно-религиозной литературы и произведений светского характера. В произведениях церковно-религиозной тематики (проповедях, житиях, переводах с греческого, древнейших русских списках евангелия, псалтыри и др.) основой является старославянский язык. В литературе светского характера, к которой относят произведения повествовательно-исторических жанров - летописи, "Слово о полку Игореве", "Поучение" Владимира Мономаха и т.п., отмечаются порой достаточно сложные отношения элементов старославянского и русского литературного языка.

По своему содержанию и языково-стилистическим формам никак не связаны с церковью и сочинения русского героического эпоса, где главным действующим лицом является народ. Создателями русского героического эпоса были гусляры. Эти безымянные авторы и редакторы былинных сочинений, которые отшлифовывались каждым новым исполнителем, приобретая иные, иногда более высокие языковые образные и музыкальные качества.

При делении русской литературы на виды очевиден учет того, что теперь мы называем целевым назначением и читательским адресом. Именно это сказывалось на выборе языковых средств при создании определенного произведения и, как следствие, на стилевой дифференциации языка. В результате образовались три стиля: деловой, церковно-книжный и светско-литературный.

Академик Д.С.Лихачев доказал, что без письменной литературы нет литературного языка. Этот тезис дает обоснованный повод для установления места и роли редактирования в образовании и развитии литературного языка и формировании его стилей. Письменная литература является результатом творчества, которое обусловлено не только потребностью самовыражения человека, но и потребностями общественной коммуникации. И то, и другое требует поиска и отбора таких языковых средств выражения содержания, которые наиболее полно соответствуют характеру информации. А это достигается редактированием, что составляет часть литературного творчества.

По данным лингвоисторических исследований, старославянский и древнерусский языки были очень близки и по основным слоям лексики, и по большинству грамматических форм. Так что у русского книжника была возможность выбора из совпадающих по значению, но отличающихся стилистически средств выражения, что можно отнести также на счет редактирования.

На практике использование названных стилей древнерусского языка обусловливалось не только целевым назначением и читательской направленностью, но и тематическими, содержательными, жанровыми особенностями произведения. Это хорошо видно на примере "Слова о полку Игореве" (конец XII века). По полноте содержания, которая проявляется в информативности и насыщенности фактическим материалом, по точности, правдивости, конкретности и сжатости описания событий, энергичности и экспрессивности стиля, изобилию поэтических образов, взятых из мира природы, по всем приемам изложения, простоте композиции, ее завершенности и совершенству это произведение древнерусской исторической литературы представляет собой образец единения авторского и редакторского мастерства. По оценке Д.С. Лихачева, "...каждое слово в "Слове о полку Игореве" весомо, полнозначно, имеет глубокий исторический смысл, каждое его упоминание, каждый факт приведен не в поэтической беспорядочности, а со строгим выбором и с большой лаконичностью" .

Высокое качество содержания и формы "Слова", его яркая публицистичность непосредственно связаны с его высоким целевым назначением - убедить князей в необходимости единения. Отсюда и точный читательский адрес. "Слово" обращено к читателям, которые не только озабочены судьбами русской земли, но и могут активно влиять на эти судьбы. "Слово о полку Игореве" дает ценный материал для истории редактирования. На примере "Слова" хорошо видно, что редактирование выходит за рамки работы над языком и охватывает сочинение в целом.

Весьма богатые и разнообразные сведения о развитии редактирования и его конкретном проявлении можно извлечь из русского летописания, которое представляет своеобразное явление отечественной культуры. Начало летописания на Руси положил летописный свод 996 года. Однако первые летописные записи Древней Руси относят еще к IX веку. Это были отрывочные краткие заметки из нескольких строк. Летописный свод 996 года представляет собой первую попытку исторического обобщения жизни восточных славян. При анализе его содержания исследователи находят, что он является коллективным сочинением, в котором принимали участие представители церковных и княжеских кругов Киева. Ныне обнаружено около тысячи летописных сочинений, в числе которых различные своды, списки разных редакций и т.п. В составе летописей, дошедших до наших дней, такие выдающиеся историко-литературные произведения, как "Повесть временных лет" (ок. 1113 года) - общерусский летописный свод (автор - летописец Нестор) о возникновении Руси, о ее историческом месте среди других государств мира; "Поучение чадам" Владимира Мономаха; "Хождение за три моря" Афанасия Никитина и др. Летописи не просто жанр исторической литературы, это историко-политические документы. Летописание было делом государственной политики и идеологии. Вобравшие в себя уникальную информацию летописи привлекают внимание специалистов самых различных профилей, много нужного и важного находится в них и для редакторов. В русском летописании закладывалась основа того, что ныне мы называем работой редактора над фактическим материалом. Из сопоставительного анализа разных списков летописей можно составить суждение о различных подходах к литературно-редакторскому творчеству, о правке текста и т.д. Летописание развивалось зрело и обогащалось до начала XVIII века, когда на смену ему пришли газетная хроника, официальные документальные источники, научные исследования.

§4 Признаки редакторской правки рукописных книг

В числе немногих древних рукописных книг Руси, дошедших до наших дней, интерес представляет Остромирово евангелие. Книга датирована временем переписки (1056-1057 годы), но можно считать, что существовали и более древние книги.

Несмотря на отсутствие документальных свидетельств, можно все же с достаточной уверенностью предполагать, что редактирование древних рукописных книг проводилось.

Известно, что в числе древних рукописных книг были различные сборники. Такими являются, например, "Изборник Святослава" (1073) и "Изборник" (1076). И тот и другой переписаны в указанные годы для киевского князя Святослава, сына Ярослава Мудрого. Первый состоит из богословских и дидактических статей, а также статей по ботанике, зоологии, медицине, астрономии, грамматике, поэтике; историки считают его первой русской энциклопедией. Второй сборник (1076) включает самые разнообразные статьи религиозно-нравственной, философской, исторической тематики. Есть в нем и слова, прославляющие книгу: "Добро есть братие почитанье книжное паче всякому хрестьяну... Не ставится бо ся корабль без гвоздии ни праведник без почитания книжнаго... Красота воину оружие, кораблю - ветрила, таки и праведнику почитание книжное" .

Изборники не были единственными рукописными книгами такого типа. Оригинальным литературным памятником Киевской Руси является "Печерский патерик", в котором собраны биографии наиболее известных монахов Киевско-Печерского монастыря. Существовали также различные переводные с греческого богослужебные сборники: минеи, триоди, служебники, требники, часословы. Подбор текстов для сборника - это работа составительская. Но вместе с тем, отбирая материал, анализируя и оценивая его, компонуя, составляя, располагая и приводя в порядок с учетом назначения сборника и с ориентировкой на пользователя, составитель должен был выполнять редакторскую работу. Это уже было редактирование на уровне книги. Самостоятельным фактом, свидетельствующим в пользу данного утверждения, нужно считать то, что в рукописной книге стали появляться элементы аппарата. Так, "Изборник Святослава" (1073) заканчивается послесловием писца: "А конец всем книгам: что тебе не любо, того и другому не твори". Подобные приписки имеются и в других книгах Древней Руси.

Свой вклад в развитие редактирования в древнекнижный период рукописной книги внесли переписчики и переводчики. Переписывание книг было широко распространенным явлением. Переписывались книги не только те, что были созданы на Руси, но и переводные. Это было обусловлено целями оформления книг, с одной стороны, и потребностями их размножения - с другой. Переписка не была делом чисто техническим или механическим. Переписчики подходили к своим обязанностям творчески, проявляя искусство в оформлении книги. В то же время они во многих случаях занимались правкой текста, которая была различной по характеру, объему, содержанию. Разными и не всегда оправданными были и мотивы правки, хотя они были обусловлены, по-видимому, стремлением улучшить произведение, сделать более доходчивым и понятным его содержание. В ряде случаев правка носила характер дополнений, уточнений или других изменений. Это касалось прежде всего книг исторической тематики, когда переписчик вставлял в текст новые факты, исключал какие-либо сведения, дополнял произведение своими наблюдениями, впечатлениями. Чаще правка ограничивалась заменой слов или выражений, что могло быть вызвано, например, обстоятельствами, связанными с развитием языка.

Известно немало фактов, свидетельствующих, что в обработке произведений активно участвовали и переводчики, стремясь сделать более доступным для читателей содержание перевода. При переводе книг, не имеющих канонического текста, переводчики нередко применяли свободные перифразы, использовали образные средства отображения, допускали творческое вмешательство в содержание произведения.

Таким образом, редактирование в древний период существования рукописной книги было творческим процессом, приобретало расширительные функции, захватывая в качестве объекта книгу в целом. Пока еще эти функции были поделены между авторами, с одной стороны, и составителями, переписчиками, переводчиками - с другой. Однако уже обозначились первые предпосылки для общественного разделения труда в области литературного творчества и создания книги и для выделения редактирования в самостоятельную деятельность, на горизонте которой обозначились функции будущего редактора.

Книжное дело на Руси росло и ширилось, перепиской книг стали заниматься не отдельные писцы, а специально созданные для этой цели мастерские. В конце XV века в Москве возникают рукописные мастерские с целым штатом писцов, переводчиков, рисовальщиков и переплетчиков. В штате были и так называемые справщики, которых можно было считать предшественниками редакторов, хотя они по сути выполняли роль корректоров. Сверке книг, проверке точности переписывания стали уделять больше внимания. Так, при составлении полного кодекса библейских книг - Геннадиевской библии, над которой работал целый штат писцов, справщиков, переводчиков, знатоков священного писания, текст ее был заново сверен и выправлен по многим русским и иноземным источникам.

Заметные следы собственно редакторской правки текстов рукописных книг обнаруживаются в XVI веке. Потребность в редактировании была вызвана тем, что вследствие перевода и переписывания в книгах оказывалось множество разнообразных неточностей и разночтений. Особенно это касалось богослужебных книг, что никак не могло быть пропущено ни государством, ни церковью. Для исправления текстов книг царь Василий III просил прислать афонского "старца Саву, переводчика книжного, на время". Исправление было крайне необходимо для споров с католиками и русскими еретиками. Вместо старого и немощного Савы в Москву прибыл в марте 1518 года молодой известный своей ученостью монах Максим Грек, который к тому времени имел опыт работы в типографии Венеции. Греком была проделана по сути редакторская правка ряда книг .

В XVI веке был составлен крупный 12-томный памятник русской национальной культуры Великие Четьи Минеи (месячные чтения) - "Собрание всех книг чтомых на Руси". Оно вобрало в себя множество популярных светских сочинений. Написанные разными авторами, они требовали согласования и огромной правки. Под руководством митрополита Макария все сочинения были заново просмотрены. Было проведено их тщательное редактирование и сведение в единое целое.

К XVI веку относится создание еще одного обобщающего труда на основе редакторской обработки - это Никоновский летописный свод в девяти томах, в которых излагается всемирная история "от сотворения мира" до царствования Ивана IV. Особый интерес с точки зрения редактирования представляет последний том свода под названием Синодальный список и его переделанный по редакторским замечаниям вариант - Царственная книга. Как пишет К.М. Накорякова, доказано, "что редактором был сам царь Иван Грозный" .

Царь был лично заинтересован в содержании этого тома, поскольку описываемые события касались его непосредственно. Однако, судя по сохранившейся редакторской правке, Грозный относился к фактам весьма взыскательно, сличая их с источниками, требовал точности и полноты описания. Делая правку, незначительные изменения (отдельные слова, фразы) он вносил прямо в текст, большие по объему вставки писал на полях. Тут же даны указания и сделаны пометы, куда внести вставки, включены конкретные указания художникам. Этот подлинный документ, свидетельствующий о редакторской работе над рукописной книгой в XVI веке, - ценный источник как для истории, так и для познания опыта редактирования.

§5 Развитие редактирования в первопечатнокнижный период

Н овую страницу в истории редактирования открывает книгопечатание, предъявив к книге требования, которые были обусловлены расширением ее производства и распространения. Тиражируемая книга, ориентированная на значительно более широкое использование, чем рукописная, нуждалась в иной подготовке. Это касалось как содержания, так и формы книги. В содержании книги в первую очередь были заинтересованы государство и церковь. Стремление государства централизовать и держать в своих руках размножение книг было одной из причин книгопечатания, хотя сам факт его изобретения был результатом саморазвития и прогресса общества.

Печатная книга должна была содержать выверенную информацию, иметь доступный и понятный язык, включать отличительные элементы, позволяющие узнать и выделить ее из множества других, определить, когда, где и кем она создана. Адресованная значительно более широким читательским кругам, чем рукописная книга, она, в отличие от последней, уже не могла обойтись без оснащения дополнительными элементами. Читателю требовались сведения о содержании произведения, которые ориентировали бы его и подготавливали к чтению и пониманию книги, помогали бы отысканию в ней нужной информации, обеспечивали удобство работы с книгой.

В рукописных книгах тоже можно найти некоторые дополнительные тексты ( предисловия, послесловия), следы правки основного текста и др. Однако это не было правилом и имело частный характер.

Не сразу изменилось положение и при изготовлении печатной книги. На первых порах она отличалась от рукописной лишь способом изготовления. И лишь по мере расширения производства печатная книга постепенно меняла свой облик, приобретая новые черты оформления, прежде всего за счет оснащения ее основы - литературного произведения - элементами, которые со временем составили понятие аппарата .

Книгопечатание началось, когда собственно редакционно-издательских процессов не существовало, не было и редакторов. Подготовка книги к выпуску в свет заключалась в том, чтобы выполнить набор и печатание. Эту работу поначалу проводил типограф, один или с помощником. Набор самых первых печатных книг производился с книг рукописных. Поэтому естественно, что 42-строчная Библия, изданная Гутенбергом, рассматривается с типографских позиций и оценивается прежде всего как памятник полиграфического искусства.

В 1457 году в Майнце (Германия) была выпущена крупноформатная "Псалтирь". Это была первая печатная книга, имевшая элементы аппарата. Они были напечатаны на последней странице и состояли из колофона (послесловия) и выходных сведений, вслед за которыми была помещена типографская марка. В последующем аналогичное оформление элементов аппарата встречается в книгах других типографов, в частности в "Путешествиях в Святую землю" (1486) и в "Книге хроник" (1493), в которых также напечатаны колофоны с выходными сведениями и типографскими знаками. В колофоне "Книги хроник" (печатник Антон Кобергер) названы имена ее печатника, богатых граждан, финансировавших издание, художников-оформителей, сообщается, что книга вышла в свет "в 23 день месяца декабря в год по рождестве Христово 1493". Снабжена она и титульным листом.

В 1437 году в Ульме, расположенном на Дунае, было напечатано руководство по профилактике чумы. Это было первое практическое пособие, набранное в типографии. В ней кроме типографа (им был Иоганн Цайнер) упоминается второе лицо - автор произведения врач Штайнховель, который "подготовил его к изданию". Возможно, его работа над этим изданием, а также над другими книгами, выпущенными при его участии, включала элементы редактирования.

Характерно, что на ранней стадии книгопечатания уже проводился поиск средств отображения информации, повышающих эффективность восприятия содержания книги. Следствием этого явился выпуск иллюстрированных книг. Одними из первых были книги "Богемский землепашец" (печатник Альберт Пористер), "О знаменитых женщинах" Джованни Боккаччо и "Жизнь Эзопа и его басни".

В книге "О знаменитых женщинах" есть своего рода титульный лист. Им служит первая страница, на которой сверху помещено название. Имеется и еще один элемент аппарата - оглавление, напечатанное на той же странице после названия. Как средство оформления и вместе с тем элемент аппарата титульный лист до этого не встречался в печатных книгах. Вышедшая позже "Книга хроник", отпечатанная Антоном Кобергером в Нюрнбергской типографии, также имеет титульный лист, на котором указано ее название.

К деятельности Кобергера следует вернуться еще раз, поскольку ее можно считать памятной вехой в истории редактирования. Он был одним из тех, кто создал крупное книгопроизводство с широко развитым разделением труда. Его типография в конце XV века была крупнейшим полиграфическим предприятием Европы, в ней работало около ста человек. За тридцать с небольшим лет им было выпущено около 220 изданий, тираж отдельных из них достигал предположительно 1000 экземпляров. Кобергер объединил книгоиздание, полиграфию и книгораспространение, став деятельным участником всех этапов пути книги от автора к читателю. Прямые сведения о том, были ли в числе работающих на предприятии Кобергера редакторы, отсутствуют. Однако известно, что, наряду с наборщиками, иллюстраторами, печатниками и переплетчиками, в издательском процессе участвовали и корректоры.

Последующее развитие книгопечатания в Европе оставило дополнительные признаки редактирования выпускаемых изданий. В 1476 году в Венеции вышел в свет"Астрономический календарь", который не мог быть составлен и подготовлен к печати без редактирования. На это указывает, например, то, что на титульном листе календаря были напечатаны год издания и имена типографов. Календарь содержал списки церковных праздников, дней, на которые на многие годы вперед придутся солнечные и лунные затмения, перечни новолуний и полнолуний. В книге имелись также советы о том, как устроить солнечные часы. Календарь был подготовлен математиком Региомонтаном. Им же были составлены изданные затем так называемые "Эфемериды" - таблицы положений планет на каждый день вплоть до 1506 года. Предполагается, что Региомонтан подготовил к печати также труд древнегреческого математика Евклида "Начала".

Характерным для конца XV века можно считать то, что наряду с типографским направлением в печатании книг стало формироваться издательское. Одним из первых европейских издателей был Иоганн Бергман фон Ольпе, который выпустил в свет ряд книг и, в частности, сатирическую поэму Себастьяна Бранта "Корабль дураков" (1494), которая выдержала при жизни автора шесть изданий. Книга имеет хорошо оформленный титульный лист и предисловие. На последнем листе "Корабля дураков" помещены выходные сведения, в которых назван автор книги, указаны место ее печатания и дата выхода в свет. Здесь же изображен издательский знак Бергмана.

Печатание книг на славянском языке было организовано белорусским первопечатником Франциском Скориной, широко образованным человеком, имевшим ученую степень доктора медицины. Как делатель книги он сочетал в себе издателя, редактора и типографа. По его понятиям, книга - это комплексное явление, предмет, главному элементу которого - содержанию - должно соответствовать оформление. Выпущенные им книги, всего более двадцати, отличаются высоким уровнем редакторской подготовки. Прежде всего это доходчивость за счет использования простого разговорного языка, использование комментария и пояснений. Уже самая первая его книга Псалтырь" (1517) имела предисловие. Представляет значительный интерес для истории редактирования "Малая подорожная книжица", изданная, как полагают, в 1522 году. Она отличается изящным художественным оформлением. Предназначенная прежде всего для богословских целей, она содержала к тому же полезные советы по медицине, астрономии, бытовым делам. Небольшой формат позволял иметь "книжицу" при себе. Точно датированная книга "Апостол", выпущенная Скориной, относится к 1525 году .

Первым русским "друкарем", "печатником", как он сам себя называл в своих книгах, был Иван Федоров. В те далекие времена, в начале второй половины XVI века, когда понятий "редактирование" и "редактор" еще не существовало, эта самооценка не кажется односторонней. К тому же, как можно было видеть из предыдущего рассмотрения, печатание книг не ограничивалось только техническими приемами. Историки, специалисты в области издательского дела и полиграфии, исследующие деятельность Ивана Федорова, обычно в такой последовательности характеризуют его разносторонность: писатель, редактор, издатель, типограф (что включает: гравер, словолитчик, художник-оформитель, наборщик, печатник, переплетчик). К тому же он был еще и изобретателем и организатором книгопечатания.

Редактирование Ивана Федорова касалось разных сторон подготовки книг к печатанию. Как уже отмечалось, оригиналами первых печатных книг служили книги рукописные, с которых и осуществлялся набор. Выпущенные Иваном Федоровым "Апостол" (1564), "Новый завет" (1580), Острожская библия были богослужебного содержания. Подготавливая их к печати, Иван Федоров исходил не только из их церковного предназначения, но и из того, что они имели учебные цели. Поэтому он старался сделать книги такими, чтобы они были доступны для понимания и одновременно удобны для чтения в церкви с аналоя, а также для использования их в бытовых условиях. Он провел большую и сложную работу. Первое, что им было сделано, - создана концепция печатного варианта книг. Затем, сохраняя каноничность и святость их содержания, он исправил текст, заменив труднопонимаемые и устаревшие слова и обороты на понятные и общеупотребительные. На то, чтобы способствовать восприятию и использованию книг простым читателем, было рассчитано и их оформление. Они снабжены дополнительным текстом - предисловием, послесловием, вступительной статьей; имеют относительно небольшой формат, набраны убористым, мелким шрифтом.

Евангелие учительное (1569) Иван Федоров выпустил для обучения. Во вступительной статье к изданию, написанной не самим издателем, а другим лицом, сказано, что содержание выбрано "из всех четырех евангелий и многих божественных писаний...". Здесь задача редактирования заключалась в отборе текста и в том, чтобы не допустить его искажения. По сути, аналогичная работа была проделана и при подготовке к изданию Букваря, о чем говорится в напечатанном в нем послесловии: "Не от себя написал я это немногое, но от учения божественных апостолов и богоносных отцов и от грамматики преподобного отца Иоанна Дамаскина, сократив до малого, сложил для скорого обучения детей" .

Это прочувствованное признание первопечатника имеет очень важное значение для истории редактирования, поскольку в нем на основе личного опыта говорится о сущности редактирования и содержится оценка роли редактора при подготовке книг к печатанию. Здесь мы имеем свидетельство того, что с началом книгопечатания редактирование приобретает характер самостоятельного процесса, составляющего сущность издательской подготовки книги к печати.

Выводы

Т аким образом, можно констатировать, что редактирование явилось прежде всего составной частью подготовки текста и было направлено, как сказали бы сегодня, на подбор адекватных средств выражения содержания информации. Развиваясь, усложняясь, редактирование начинает обеспечивать преобразование текста в произведение литературы, имеющее определенные признаки завершенности. Далее при редактировании осуществляется поиск средств дополнительного оснащения текста для наилучшего его понимания и удобства использования. А затем редактирование становится важнейшим элементом процесса подготовки отдельной книги или серии книг. Причем оно проявляется не только в творческой, литературной, но и в организационной работе, что в дальнейшем станет одним из главных направлений редакторской деятельности.