Бехтерев В. Избранные работы по социальной психологии

ОГЛАВЛЕНИЕ

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ В. М. БЕХТЕРЕВА

В истории отечественной психологической науки с именем Владимира
Михайловича Бехтерева связано окончательное утверждение новой парадигмы
в исследовании психической деятельности, основывающейся на объективном
подходе к объяснению природы психического и методов его изучения ^

Вслед за И. М. Сеченовым он выступает против интроспекционистского
понимания психики, рассматривает всю совокупность психических явлений
и форм человеческого поведения на основе понятия рефлекс. Анализ соче-
тательно-двигательных рефлексов, доступных для объективного внешнего
наблюдения и регистрации, определяется Бехтеревым как основной метод
исследования в созданных им науках, получивших названия объективная
психология и рефлексология. Резкое противопоставление принципов
объективной психологии господствовавшему в тот период времени интрос-
пекционистскому пониманию психики и путей ее изучения, а также конк-
ретный теоретико-методологический уровень разработки психологических
проблем обусловили отказ Бехтерева от рассмотрения психики и сознания
(как главных объектов интроспекционистской психологии) и сведение задач
психологической науки исключительно к анализу внешних проявлений реф-
лекторной деятельности без учета опосредствующих ее психических процес-
сов.

Однако установки Бехтерева-основателя рефлексологического учения
вступали в противоречие с наблюдениями и выводами Бехтерева - учено-
го-экспериментатора как только он вставал на почву конкретных фактов. В
своих экспериментальных исследованиях Бехтерев выходит за рамки утвер-
ждаемой им парадигмы и вновь обращается к психическим явлениям и
психологическим категориям.

Бехтерев был одним из первых, кто уже в конце прошлого-начале
текущего столетия выдвинул и настойчиво проводил идею комплексного
изучения человека. Рассматривая человека в его целостности, как сложное,
многогранное и многоуровневое образование, он ратовал за использование
междисциплинарного взаимодействия, обеспечивающего всестороннее его
изучение. В своей непосредственно исследовательской деятельности ученый
стремился реализовать комплексный подход разными способами: во-первых,
посредством организации комплексных экспериментальных исследований, в
которых конкретный объект (человек) выступал предметом изучения разных
научных дисциплин: физиологии, анатомии, педагогики, психологии, и т. д.;
во-вторых-путем анализа и осмысления на основе единой теоретической
концепции разных сфер и уровней взаимодействия человека с миром. А
это, соответственно, требовало существенного расширения границ и объема

^ Подробное освещение общетеоретических взглядов В. М. Бехтерева, генезиса его психо-
логических и рефлексологических идей дается в статье Б. Ф. Ломова, В. А. Кольцовой,
Ё. И. Степановой, помещенной в т. 1 <Памятников психологической мысли> (В. М. Бехтерев.
Объективная психология // Памятники психологической мысли. М" 1991. С. 424-444).

I*                                                                          3

охватываемой исследованием реальности, анализа различных форм челове-
ческой активности, всестороннего изучения человека на основе исследования
всех проявлений его жизнедеятельности. Именно этой стратегии отвечала
разработка Бехтеревым новых отраслей рефлексологии: генетической реф-
лексологии, рефлексологии труда, коллективной рефлексологии и т. д.

Принципиально важное значение имело то, что Бехтерев не ограничивался
анализом только индивидуального поведения человека. Признавая взаимо-
связь поведения человека с поведением других людей, он поставил вопрос
об объективном изучении этой взаимосвязи. Таким образом Бехтерев явился
одним из основателей нового направления психологического исследования -
социальной (или общественной) психологии, рассматриваемой им как
отрасль рефлексологии человека в соответствии с теми же принципами,
которые были выдвинуты и разработаны применительно к исследованию
проблем объективной психологии и рефлексологии индивида. Отсюда на-
звание нового направления - коллективная рефлексология.

Впервые к социально-психологической проблематике Бехтерев обращается
в своей речи на годичном торжественном собрании в Военно-медицинской
Академии в 1897 г. Конкретной темой его выступления явились вопросы
психического влияния, внушения и его роли в обществе^. Определяя свое
отношение к данной проблеме и подчеркивая ее актуальность, Бехтерев
отмечал: <Мне представляется не только современным, но и небезынтересным
остановиться на этом предмете, полном глубокого значения как в повсед-
невной жизни отдельных лиц, так и в социальной жизни народов>^.

Следует отметить, что период конца XIX-начала XX в. характеризовался
острым интересом к социально-психологической проблематике, развива-
ющимся на фоне и под воздействием бурно проявляющихся социальных
процессов, растущих классовых антагонизмов и связанной с этим акту-
ализацией внимания к вопросам общественного развития и его психо-
логическим факторам. Взаимоотношения личности и общества, пути и ме-
тоды общественной детерминации поведения человека, проблемы свободы
воли - все эти вопросы находят отражение на страницах художественных
произведений, публицистической и научной литературы рубежа столетий.
Причем в процессе их решения происходит острая поляризация мнений и
подходов представителей разных направлений научной и общественно-
политической мысли. В конечном счете, независимо от различия в понимании
тех или иных частных вопросов, выделяются две основные тенденции: попыт-
ка поставить во главу угла психологический фактор как важнейший и
определяющий всю динамику и структуру общественных отношений и
противоположное этому стремление рассмотреть явления общественной и
индивидуальной психологии как детерминированные обществом.

Акцентирование внимания на субъективных, психологических факторах
развития общественных и социально-психологических явлений в русской
науке представлено трудами лидера народнической идеологии Н. К. Михай-
ловского; социологов Н. И. Кареева, Е. В. Роберти; экономиста П. Б. Струве;
философов Н. А. Бердяева, С. Н. Бунчакова; психологов А. И. Введенского,
Л. Е. Владиславлева, М. М. Троицкого, М. А. Рейснера и др/

С позиций экономического детерминизма проблемы развития общества
и всех его подструктур (включая явления общественной психологии) расс-

^ См. Бехтерев В. М. Роль внушения в общественной жизни. // Обозрение психиатрии, не-
врологии и экспериментальной психологии, 1898, № 1-3.
^ Там же. № 1. С. 1.

* Подробное освещение истории социально-психологических идей в России конца XIX-начала
XX в. дается в работе Е. А. Будшювой <Социально-психологические проблемы в русской
науке>. М. 1983.

мотрены в трудах лидера русских марксистов Г. В. Плеханова ^ и его пос-
ледователей.

В контексте истории отечественной социологической и социально-психо-
логической мысли социально-психологическим взглядам Бехтерева принад-
лежит особое место. В них - истоки естественнонаучной традиции в иссле-
довании и объяснении общественных (в том числе социально-психо-
логических) явлений, их целостного, системного описания, предполагающего
рассмотрение их в широком природном и социальном контексте.

В поисках <единых принципов мирового процесса> Бехтерев обратился
к законам механики, рассматривая их в качестве универсальных оснований,
действующих на всех уровнях и этажах живой и не живой природы.

Развернутое обоснование этих идей содержится в <Коллективной рефлек-
сологии> Бехтерева, в которой выделяются 23 универсальных закона, дей-
ствующих, по мнению ученого, как в неорганическом мире и в природе,
так и в сфере социальных отношений: закон сохранения энергии, законы
тяготения, отталкивания, инерции, энтропии, непрерывного движения и
изменчивости, и т. д. На основе физических законов Бехтерев пытался дать
объяснение таким сложным социальным процессам, как развитие и преем-
ственность культурных традиций, образование социальных общностей,
динамика общественных взглядов и настроений и т. д.

Сама идея выделения общих законов, лежащих в основе развития неор-
ганического мира, природной, социальной (надорганической) и психической
реальности, придающих целостный характер всему мирозданию, является
привлекательной. Однако определение общего универсального основания в
то же время отнюдь не исключает необходимости выделения и тех
специфических законов, которые отражают качественные характеристики
различных уровней эволюции мира. Именно в изучении и учете взаимо-
действия общих и специфических закономерностей состоит подлинная
диалектика оценки и понимания явлений природы и общества.

Не менее важное место в системе научных взглядов Бехтерева занимает
его энергетическая концепция. Суть ее заключается в утверждении энер-
гетической природы психических явлений, имеющих своей первопричиной
некую  <свободную  энергию>,  представляющую  <дематериализацию>
физических тел. Понятие энергия таким образом рассматривается в кон-
цепции Бехтерева в качестве базового, субстанциального, предельно широкого,
выступающего в качестве основания как психических, так и материальных
явлений, источника развития и проявления всех форм жизнедеятельности
человека и общества.

В ходе взаимодействия человека с миром внешняя (<свободная>) энергия,
по Бехтереву, поступает в организм человека через органы чувств и преоб-
разуется в них в нервно-психический процесс. Проявляя те или иные формы
социальной активности, человек (или общество), наоборот, превращает нер-
вно-психическую энергию в свободную энергию, тем самым пополняя
мировое энергетическое пространство. В этом постоянно осуществляющемся
энергообмене между человеком и миром, по Бехтереву, - источник их су-
ществования и развития, их вечности и неуничтожимости.

Особую актуальность энергетические идеи Бехтерева приобретают в на-
стоящее время, в период обострения интереса к проблемам биоэнергетики,
активизации обсуждений и дискуссий об источниках психической энергии,
природе и характеристиках телепатических процессов, экстрасенсорных

^ Об этом см.: Будилова Е. А. Указ. соч.; Кольцова В. А. Проблемы социальной психологии в
трудах Г. В. Плеханова// Психол. журн., 1981, № 5. С. 137-149; Парыгин Б. Д. Вопросы
социальной психологии в работах Г. В. Плеханова // Проблемы общественной психологии.
М., 1965. С. 95-118.

явлений, сверхсенситивных способностей и т. д. Концепция Бехтерева может
стать важным источником исследования и объяснения этих пока еще чрез-
вычайно слабо изученных явлений, что, в свою очередь, выступит условием
расширения возможностей развития и управления внутренней психологиче-
ской средой человека.

Если при рассмотрении природы психических и социально-психо-
логических явлений Бехтерев выступал с позиций механицизма и
энергитизма, то в определении методов психологического исследования он
проявлял себя как сторонник строго объективного подхода. Утверждая
принцип объективности в исследовании психической деятельности индивида,
Бехтерев распространил его и на область социально-психологических явлений.
Указывая на неприменимость методов субъективного анализа, самонаблю-
дения для изучения коллективной или <собирательной личности>, он создавал
коллективную рефлексологию на основе объективного метода исследования,
предполагающего, в первую очередь, изучение внешних форм поведения
людей в зависимости от внешних же воздействий. Данное положение обос-
новывалось им посредством двух утверждений. Это, во-первых, мысль о том,
что все внутреннее выражено вовне, и поэтому в исследовании психики
необходимо и достаточно изучить совокупность имеющихся в распоряжении
исследователя внешних объективных данных, и, во-вторых, это - указание
на отсутствие необходимых методических средств для выявления и распоз-
навания внутренних, субъективных переживаний людей. Последнее, с точки
зрения Бехтерева, особенно значимо для коллективной рефлексологии. Ис-
следователь здесь стоит перед задачей по внешним проявлениям реконст-
руировать внутренние переживания других людей, что, согласно взглядам
ученого, невозможно осуществить на основе интроспекционистских методов
самопознания, ибо <бывшее в личном опыте воспроизводится при соответ-
ствующем описании другого человека, однако, воспроизводится не так, как
переживает данное состояние другой, а как сам слушающий переживал его
когда-то> ^

Дальнейшее развитие социально-психологической теории (в частности,
специального ее направления - социальной перцепции)  подтвердило
правильность сделанного Бехтеревым вывода о зависимости социального
восприятия  от  индивидуального  опыта,  личностных  особенностей
воспринимающего субъекта. С другой стороны была доказана необходимость
и возможность использования в социально-психологическом исследовании
наряду с объективными показателями также и субъективных оценок состо-
яний, переживаний и отношений людей по поводу разных сторон их сов-
местной деятельности и общения.

Бехтерев первым в отечественной психологии дал определение предмета,
задач и методов социальной (или <общественной>, как он ее называет)
психологии, сделал попытку разработать ее теоретические основы.

Он указывает, что сферу общественно-психологического исследования
составляет изучение разных социальных групп и социальной стороны
личности: <Предметом общественной психологии является изучение психо-
логической деятельности собраний и сборищ, составляемых из массы лиц,
проявляющих свою нервно-психическую деятельность как целое, благодаря
общению их друг с другом. Безразлично, будет ли это случайная толпа или
общественный митинг, или правительственное собрание - везде проявляются
общее настроение, соборное умственное творчество и коллективные действия
многих лиц, связанных друг с другом теми или иными условиями> ".

^ Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. М.-Пг., 1921. С. 47.
Бехтерев В. М. Предмет и задачи общественной психологии как объективной науки. СПб,
1911. С. 8.

В социальной группе между ее членами возникают определенные
психические отношения, обеспечивается согласование их усилий, и на этой
основе появляется <соотносительная деятельность>. Задача общественной
психологии состоит в том, чтобы исследовать взаимоотношение личности
и коллектива, выявить закономерности поведения людей в группе, <условия,
при которых нервно-психические явления, развивающиеся в ряде индивидов,
становятся социально-психологическим явлением>, возникает совместная де-
ятельность.

Заслугой Бехтерева как одного из основоположников отечественной
социальной психологии является разработка учения о коллективе. Коллектив
рассматривается им как нечто целое, как <собирательная личность>, имеющая
свою индивидуальность, зависящую от особенностей составляющих ее лиц.
Бехтерев ставит задачу выделения общих законов, лежащих в основе дея-
тельности коллектива. <Проявления собирательной личности... подчиняются
такой же закономерности, какая открывается при строго объективном реф-
лексологическом изучении проявлений отдельной личности. Притом самые
формы этой закономерности оказываются общими как для отдельной
личности, так и для собирательной личности...>^ Указанная исходная ме-
тодологическая посылка приводит Бехтерева к выводу о необходимости,
исследуя общественную жизнь, прослеживать те же рефлексы <в форме
общественных движений> и то же их развитие, которое имеет место в
деятельности отдельной личности.

Постановка проблемы совокупного или собирательного субъекта (субъекта
коллективной деятельности) как предмета социально-психологического иссле-
дования в трудах Бехтерева заслуживает пристального внимания как чрез-
вычайно актуальная и для социальной психологии сегодняшнего дня. Ведь,
по сути, здесь находит отражение взгляд на социальные общности (группы
и коллективы) не как на механическую сумму, а как на нечто единое и
целостное, что соответствует современным системным представлениям о
природе сложноорганизованных объектов. В подобной постановке вопроса
содержится имплицитное понимание социальной общности как субъекта
психической деятельности, обладающего специфическими внутренними ме-
ханизмами саморазвития.

В то же время здесь проявляется недооценка Бехтеревым своеобразия в
закономерностях поведения личности и социальной группы. Психическая
жизнь человека не ограничивается уровнем рефлекторной деятельности, она
более сложна, включает сознательную регуляцию поведения и деятельности.
В еще большей мере это относится к явлениям социально-психологическим,
представляющим собой качественно иной, более высокий уровень
организации, законы которого не сводимы к законам, регулирующим
индивидуальное бытие человека, тем более - к рефлекторным механизмам
психической деятельности. Как показывают социально-психологические
исследования, включение человека в коллектив или социальную группу
приводит к возникновению ряда новых факторов, к актуализации
специфических социально-психологических механизмов взаимодействия, не
имевших места на уровне индивидуальной психической деятельности
(индивидуальной лишь относительно, ибо деятельность человека всегда
социально опосредована). К этому же выводу приходит фактически и сам
Бехтерев, анализируя полученные им в конкретном социально-психологиче-
ском исследовании данные, характеризующие особенности соотносительной
деятельности людей в группе.

Понятие коллектив определяется Бехтеревым предельно широко как любая
социальная группа или общность вообще. Им дана характеристика разных

^ Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. С. 13.

социальных групп, предложена их классификация. Основой этой
классификации выступает уровень организованности группы, направление
ее активности, степень общности интересов составляющих ее членов. Учиты-
вая указанные показатели, Бехтерев подразделяет коллективы (или группы)
на организованные и неорганизованные, различающиеся по уровню спло-
ченности.

В определении коллективов, сформулированном Бехтеревым, в качестве
главного, доминирующего признака выделяется объединение людей вокруг
общей цели для осуществления совместной деятельности. <Очевидно, что
только общность интересов и задачи является тем стимулом, который побуж-
дает коллектив к единству действий и придает самый смысл существованию
коллектива> ". Общность цели рождает, в свою очередь, общность организации
и общность деятельности.

Бехтерев подчеркивает интегрирующую функцию цели, рассматривая ее,
таким образом по сути, в качестве системообразующего признака коллектива.
<Всякий нарождающийся самостоятельный коллектив начинает свою жизнь
с самоопределения, ... он устанавливает и выясняет свои собственные задачи
и цели, отмежевывая их от задач и целей других коллективов. Только после
этого устанавливаются определенные отношения такого коллектива к
другим> ^.

В противоположность взглядам Г. Тарда, Г. Лебона, Н. Михайловского
и других Бехтерев подчеркивает необходимость дифференцирования понятий
<организованная общность> и <толпа>, учета специфики разных социальных
групп и характера взаимодействия составляющих их лиц. Это положение,
реализуемое Бехтеревым прежде всего в его экспериментальной практике,
является принципиально важным, противостоящим попыткам перенесения
закономерностей поведения людей в толпе  на закономерности взаимо-
действия людей в рамках организованных общностей.

В современной отечественной психологии коллектив рассматривается как
высшая ступень групповой организации, характеризующаяся высоким уров-
нем сплоченности, интегрированности деятельности, коллективистической
направленности его членов. В качестве важнейшего его признака, критерия,
дифференцирующего коллектив от других социальных общностей, выделяется
общественная полезность, ценность осуществляемой в коллективе деятель-
ности. Развитие общества ставит перед исследователями новые важные воп-
росы, касающиеся социальной природы коллектива, путей гармонизации
коллективистических и индивидуалистических тенденций в развитии
личности в коллективе, соотношения общественной полезности и личностной
значимости деятельности как факторов, обеспечивающих влияние коллектива
на личность и т. д. В работах Бехтерева мы не найдем ответов на- эти
вопросы, но и без этих работ, лежащих в фундаменте отечественной социаль-
ной психологии, сама постановка указанных вопросов едва ли была бы
возможна.

Бехтерев специально изучает вопрос о факторах объединения людей в
социальные общности. Предпосылки процессов социальной интеграции он
видит в <социальных инстинктах>, которые <приводят даже животных одного
и того же вида к совместной жизни стадами> ". Важным стимулом
объединения людей в группы является, по Бехтереву, их <взаимная нужда-
емость> друг в друге, проявляемая в филогенезе в виде необходимости
<объединения сил для целей нападения и защиты> ", а в ситуации совместной

" Там же. С. 41.
^ Там же.

^ Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. С. 93.
" Там же.

деятельности - в конкретных формах взаимного дополнения индивидами
друг друга, распределения функций и усилий для достижения поставленной
цели: <Недостаточность личности в каком-либо отношении является как бы
импульсом, побуждающим искать восполнения ее в другой личности> ".
Таким образом, в основе объединения людей в социальные группы лежат
социальные предпосылки - <полезность связи в общественном смысле>.

Среди факторов социальной интеграции Бехтерев называет также
<социальный отбор>, заключающийся, согласно его взглядам, в обеспечении
социальной поддержки тем членам коллектива, которые наиболее полно
отвечают и соответствуют интересам коллектива. Наконец, в число объединя-
ющих группу факторов Бехтерев включал также общение, проявляющееся в
разных формах - в виде взаимного подражания, внушения, убеждения. В
его работах дается глубокий содержательный анализ и характеристика ука-
занных форм психического взаимодействия.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕНИЯ
В ТРУДАХ В. М. БЕХТЕРЕВА

Вопросы общения, взаимного психического влияния людей друг на друга
занимают одно из центральных мест в социально-психологической теории
и коллективном эксперименте В. М. Бехтерева.

Характеризуя роль общения, Бехтерев оценивает его как механизм осу-
ществления совместной деятельности и формирования ее коллективного
субъекта, условие сохранения и распространения индивидуального опыта,
передачи его потомству, обеспечения исторической преемственности обще-
ственных ценностей. Общение у Бехтерева выступает как средство
объединения людей в группы, условие социализации личности. Характеризуя
роль общения в развитии и формировании личности, В. М. Бехтерев писал:
<Различные личности находятся в различных условиях в смысле общения
их с окружающими лицами, а равно и в неодинаковых условиях воспитания,
что также не лишено громадного значения в отношении будущего развития
каждой данной личности> ^. Он отмечал, что чем разнообразнее и богаче
общение человека с окружающими его людьми, тем успешнее осуществляется
развитие личности, подчеркивал, что люди, выросшие в общении с более
разнообразным кругом лиц, являются более развитыми по сравнению с
теми людьми, круг общения которых более ограничен. Этот вывод ученого
получил убедительное подтверждение в многочисленных психолого-педа-
гогических исследованиях, а также в конкретной учебно-образовательной и
воспитательной практике.

Социальную роль и функции общения Бехтерев рассматривал на примере
специфических видов общения: подражания и внушения. <Не будь подра-
жания, - писал он, - не могло бы быть и личности как общественной особи,
а между тем подражание черпает свой главный материал из общения с себе
подобными, между которыми благодаря сотрудничеству развивается род
взаимной индукции и взаимовнушения> ".

Значение внушения как фактора проявления общественных процессов
подробно рассматривается Бехтеревым в его работе <Роль внушения в обще-
ственной жизни>. Определяя внушение как одну из форм психического
влияния людей друг на друга, Бехтерев относил его к области бессознательной
психической деятельности, непосредственной  передаче определенных
<психических состояний от одного лица к другому>, протекающему <без

" Там же. С. 102.
" Там же. С. 67.
" Там же. С. 8.

участия воли воспринимающего лица, нередко даже без ясного с его стороны
сознания> ^.

Именно специфика внушения как формы <непосредственного прививания
психических состояний, идей, чувствований и ощущений> без опоры на
логические формы убеждения и доказательства определяет практически
универсальный характер внушения в качестве средства психологического
воздействия. Этим обусловлена, по Бехтереву, и роль внушения в общест-
венной жизни как эффективного средства управления массовыми
движениями, объединения людей вокруг общей задачи. Бехтерев отмечал,
что <подчас внушение или прививка идей играет гораздо более видную роль,
нежели логическое убеждение. Всякий общавшийся с народом, знает это
хорошо по собственному опыту...> ^". Он вскрывает также условия, при
которых внушающие воздействия протекают эффективно: единство настро-
ений, чувств, переживаний людей; <однородность собрания>, его <мо-
ноидеизм>; направленность на единую цель.

Общение Бехтерев разделяет на непосредственное и <посредственное>
(опосредствованное). В основе указанной дифференциации - наличие или
отсутствие каких-либо <посредников> в процессе взаимодействия людей.
Непосредственное общение понимается им в буквальном смысле слова: как
вид межличностного взаимодействия (лицом к лицу), осуществляющегося
исключительно посредством органов чувств человека. Опосредствованное
общение, по его мнению, характеризуется степенью и уровнем опосредст-
вованности.

Содержащееся в работах Бехтерева описание системы посредников
общения представляет большой интерес и существенно расширяет и обога-
щает наши представления о способах передачи информации в процессе
коммуникативного взаимодействия. Давая более широкую, нежели в совре-
менной психологии, трактовку средств общения как всего того, что определяет
коммуникативный процесс и способствует его осуществлению, Бехтерев
использует для этого совокупность понятий: <посредники>, <специфические
раздражители>, <побудители действий>, <средства объединения людей> и т. д.
В более узком 'смысле слова средства общения определяются им как знаковая
система, используемая для кодирования и передачи коммуникативного воз-
действия.

Особую роль в этом контексте он отводит речи - <устному и печатному
или писанному слову>, которая рассматривается им как способ воздействия,
условие интеграции людей в социальные общности, как наиболее важное и
эффективное средство общения или <обмена мыслями в человеческом обще-
стве> ^. Наряду с речью в качестве средств общения Бехтерев выделяет
широкий класс средств невербального воздействия: зрительные (письма,
телеграммы), слуховые (телефон), осязательные (азбука слепых, прикосно-
вения, поцелуи, ласки, побои, половое общение, температурные и
электрические раздражители), обонятельные и др. Заслуживает внимания
также рассмотрение органов чувств как условий или предпосылок интеграции
людей, организации их коммуникативного взаимодействия.

Включение в число посредников общения материальных вещей,
памятников истории и культуры значительно расширяет временные границы
общения, включая в его сферу людей, живущих в разные исторические
периоды. <Посредники могут объединять людей не только находящихся на
огромном расстоянии друг от друга, но и живущих в разные эпохи. Папирусы,
памятники древности, археологические находки разве не объединяют нас с

^ Бехтерев В. М. Роль внушения в общественной жизни. № 1. С. 3.
^ Там же. С. 4.
^ См. Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. С. 105.

10

людьми, жившими в древние века и даже в доисторическое время? Точно
так же памятники искусства... могут быть посредниками взаимодействия и
общения между людьми, принадлежащими разным народам и разным эпо-
хам> ^. Эти положения Бехтерева выводят нас на проблемы исторической
памяти, обозначают перспективы исследований в области исторической
психологии.

Общение людей опосредствуется и всем контекстом их взаимодействия,
ситуацией их жизни и деятельности. В этом плане чрезвычайно важна мысль
ученого о том, что <общая жизнь, общая работа, общая деятельность и
совместно перенесенные невзгоды или радости жизни всем своим существом
служат к объединению коллектива> '°. Таким образом, предложенная Бехте-
ревым классификация средств и способов общения и связанная с этим
характеристика его видов является оригинальной, содержащей чрезвычайно
важные, новаторские идеи.

В работах Бехтерева проблема общения рассматривается в контексте
широкого круга вопросов, касающихся структуры группы, процессов груп-
повой динамики. Так, в них обосновывается зависимость способов общения
от конкретных характеристик группы: ее численности, содержания совместно
выполняемой деятельности, ситуации, в которой осуществляется взаимо-
действие, и т. д. Эти положения, сформулированные Бехтеревым, имеют
важное значение для разработки современной социально-психологической
теории общения.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОБЩЕНИЯ

Определяя место В. М. Бехтерева в истории отечественной социальной психо-
логии, необходимо прежде всего иметь в виду, что он явился основателем
экспериментального направления в социальной психологии в нашей стране,
обосновал принципы и предложил классификацию методов социально-психо-
логического эмпирического исследования. В их число им были включены:
статистический метод (в современной психологической терминологии - это
метод массового опроса, корреляционного анализа), метод наблюдения, а
также собственно экспериментальный метод. Последний, по мнению Бехте-
рева, предполагал изучение влияния специально вводимого эксперименталь-
ного воздействия или экспериментальной переменной на деятельность кол-
лектива.

Особый интерес для современных исследований, с нашей точки зрения,
представляют групповые эксперименты Бехтерева, направленные на изучение
особенностей <сочетательно-рефлекторной>, нервно-психической деятель-
ности коллектива как собирательной личности по сравнению с деятельностью
отдельной личности. В качестве конкретных задач экспериментального иссле-
дования Бехтерев выделял изучение того, как рефлексы отдельной личности
изменяются в коллективе в зависимости от его характера и состава и чем
<рефлексы коллектива> как целого отличаются от <рефлексов отдельной
личности> ".

С целью изучения указанных проблем В. М. Бехтерев совместно с
М. В. Ланге разработал метод экспериментального исследования, в основе
которого лежал принцип сравнительного анализа протекания различных
психических процессов в условиях общения и в ситуации индивидуальной
деятельности.

" Там же. С. 108.
^ Там же. С. III.

^ Бехтерев В. М., Ланге М. В. Данные эксперимента в области коллективной рефлексологии
// Новое в рефлексологии и физиологии нервной системы. М.-Л., 1925. С. 306-337.

<Эксперимент в коллективной рефлексологии должен исходить из срав-
нения с данными эксперимента над отдельной личностью, и иного пути
нет, ибо какая же может быть мера для учета влияния сообщества на
деятельность входящей в него личности, как не деятельность отдельной
личности в ее обычной индивидуальной работе. Только исходя из этой
индивидуальной деятельности каждой личности, можно определить, как эта
деятельность изменяется, коль скоро личность будет находиться во время
этой деятельности в сообществе с себе подобными, образующем тот или
другой коллектив> ^.

Предложенная Бехтеревым схема группового эксперимента существенно
отличалась от традиционного построения группового эксперимента, которое
использовалось в опытах, осуществляемых в начале века". Суть их заклю-
чалась в исследовании эффекта <присутствия группы>, а тип совместности,
взаимодействия членов группы, реализуемый в данных экспериментах, можно
было бы назвать <работа рядом>. Особенность подобных опытов состояла в
том, что несколько испытуемых, выполняя общее для всех задание, находятся
в непосредственной близости друг от друга, но не взаимодействуют в процессе
выполнения деятельности. Взаимовлияние членов группы в данном случае
ограничивается лишь эмоциональным воздействием благодаря присутствию
других людей, а также спонтанно возникающей соревновательной ситуации,
стимулирующей   индивидуальную  деятельность.  Совместная  работа
практически отсутствует. По такому же принципу строились и первые
социально-психологические эксперименты Бехтерева. Однако дальнейшие
исследования проблемы влияния группы на личность привели Бехтерева к
отказу от указанной экспериментальной процедуры и разработке классической
модели группового экспериментального исследования, суть которой заклю-
чалась в организации в экспериментальных условиях активного непосред-
ственного взаимодействия испытуемых в процессе выполнения совместной
деятельности. В экспериментах Бехтерева речь шла не об исследовании
влияния <присутствия группы>, а об изучении роли общения, взаимодействия
членов группы как фактора определяющего результаты их совместной и
индивидуальной деятельности.

Для этого в процессе организации эксперимента предлагалось исполь-
зовать следующие методические приемы: 1) перед испытуемыми (группой
учащихся, студентов) ставилась единая, общая для всех участников экс-
перимента задача; 2) стимулировалось и поощрялось создание и поддержание
между испытуемыми активного общения в виде обмеца мнениями, инфор-
мацией, обсуждения принимаемого решения, согласования полученных вы-
водов; 3) осуществлялось сравнение результатов деятельности испытуемых
в процессе индивидуальной работы до совместного обсуждения (в предтесте)
с аналогичными результатами, полученными после совместного обсуждения
(в посттесте). Это позволило на основе тех изменений, которые возникали
под влиянием группового обсуждения, общения испытуемых, сделать вывод
о характере и степени воздействия общения на результаты деятельности
каждого участника эксперимента. Таким образом была найдена адекватная
задаче исследования экспериментальная процедура.

Исследования Бехтерева, выполненные на основе указанной методики и
имеющие целью изучение специфики протекания различных познавательных
процессов в условиях общения-восприятия (наблюдения), формирования
оценки относительно определенных воспринимаемых предметов и действий,
решения творческих задач и т. д.- свидетельствуют о положительном

^ Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. С. 61.
" Moede W. Experimentalle Massenpsychologie. Leipzig. 1920.

12

влиянии общения на протекание и результаты психической деятельности
большинства испытуемых, участников группового взаимодействия.

Полученные данные показали, что общение существенно влияет на точ-
ность и детализацию восприятия: увеличилось число подмеченных испыту-
емыми деталей воспринимаемого объекта, возросла правильность их восп-
роизведения, значительно уменьшилось число иллюзорных, не соответству-
ющих реальной ситуации признаков.

Было установлено, что у разных людей наблюдательность развита в
разной степени (ряд испытуемых за 15-секундное время экспозиции изоб-
ражения объекта сумели подметить и зафиксировать 10 правильных деталей
объекта, в то время как другие-лишь 1-2 детали). Обнаружены различия
и в эффекте группового обсуждения (под влиянием обсуждения одними
испытуемыми было выделено дополнительно 6 новых деталей, другими -
только 2).

Для определения специфики воздействия общения, на различные кате-
гории испытуемых Бехтерев распределял всех испытуемых на четыре группы
на основе двух критериев - продуктивность индивидуальной работы
(сильные-слабые) и пол: <сильные мужчины>, <слабые мужчины>, <сильные
женщины>, <слабые женщины>. Анализ результатов до проведения экс-
перимента и после него во всех четырех группах испытуемых показал, что
в условиях совместной деятельности и общения выигрывают все группы,
что выражается в повышении результатов их деятельности в посттесте под
влиянием общения. Особенно эффективным оказалось обсуждение для <сла-
бых> испытуемых, у которых правильность ответов под влиянием общения
возросла максимально (в группе <слабых мужчин> - на 38%, в группе <слабых
женщин> - на 44%),' в то время как в двух других группах (<сильные
мужчины> и <сильные женщины>) этот сдвиг составил соответственно 22 и
35%.

В другом исследовании испытуемым предлагалось выделить различия в
сходных изображениях и сходство-в различных.

В результате исследования удалось установить, что и относительно
различия сходных объектов (и лежащего в основе этого процесса анализа),
и относительно определения сходства (т. е. процесса синтеза) проявляется
стимулирующее воздействие общения, имеет место <обогащение личности
после взаимного общего обсуждения как в количественном, так иногда и в
качественном отношении> ^.

Полученные в ходе экспериментального исследования данные позволили
Бехтереву сделать вывод о взаимном влиянии личности и группы: личность
оказывает влияние на деятельность коллектива, внося в коллективный резуль-
тат плоды своей индивидуальной деятельности, и сама, в свою очередь,
обогащается в коллективе в процессе взаимодействия с другими членами
группы. Характер и глубина коллективного решения непосредственно зависят
от состава коллектива, бблыыей или меньшей подготовленности его членов
к выполнению того или иного задания.

Наиболее сложным являлся вопрос о влиянии коллектива на интеллек-
туальные, мыслительные процессы. В психологии второй половины XIX-
начала XX в. господствовала идея иррациональность общественной психо-
логии. Экстраполируя данные, полученные при изучении толпы, на все
другие виды социальных общностей - организованные группы, коллективы,
С. Сигеле, Г. Лебон, Г. Тард и другие утверждали, что мыслящий индивид
в группе нивелируется, усредняется, личность теряет свою индивидуальность,
свой творческий потенциал. Объяснение данного тезиса, по мнению Г.

^ Бехтерев В. М., Ланге М. В. Данные эксперимента в области коллективной рефлексологии.

С. 325.

13

Лебона, кроется в действующем в толпе законе духовного единства, согласно
которому все чувства и мысли людей в толпе как бы сосредоточиваются в
едином фокусе, направляются в единое русло. Творчество рассматривалось
лишь как характеристика индивидуальной деятельности.

Полемизируя с данным мнением, Бехтерев подчеркивал, что, во-первых,
оно опирается на закономерности выявленные при анализе уличной толпы,
и, во-вторых, <вовсе не доказано, что толпа умных людей будет давать
коллективное мнение, которое окажется глупее, нежели в том случае, если
бы оно при тех же самых условиях было высказываемо каждым в одиночку> ".

О нивелировании, усреднении мыслящего индивида в группе, о бессоз-
нательном подчинении личности групповому давлению указывали также
В. Мёде, Г. Оллпорт, экспериментально исследовавшие влияние группы на
личность. Так, Мёде считал, что в интеллектуальной сфере влияние группы
на личность минимально и выражается оно в проявляющейся в группе
тенденции к выравниванию, уподоблению членов группы друг другу в резуль-
тате понижения уровня сильных членов группы до уровня слабых. Кол-
лективное действие, по его мнению, приводит участников взаимодействия
к взаимному уподоблению, унификации ^".

Оценивая указанные экспериментальные результаты, Бехтерев дает им
адекватную интерпретацию, отмечая, что они отражают специфику такой
групповой умственной работы, которая отличается отсутствием какого-либо
объединения членов группы в их деятельности, их общения друг с другом
и которая представляет собой, по сути, индивидуальную работу субъектов,
выполняемую в присутствии друг друга. Именно конкретная форма
организации экспериментального исследования определила и полученный
авторами в итоге результат. К совершенно противоположным выводам
приходит Бехтерев, экспериментально исследуя особенности коллективного
творчества.

Он показывает, что хотя творческая мыслительная деятельность в кол-
лективе в большей мере зависит от индивидуальных особенностей лиц, его
составляющих (от их знаний, уровня способностей и подготовленности к
решению задачи), но и здесь влияние коллектива очевидно. <Уже и нынешние
результаты дают полное основание исключить очень распространенное
мнение, что коллектив умственно менее работоспособен по сравнению с
отдельными индивидами, его составляющими, и что он будто бы устраняет
проявления лучших индивидуальных качеств личности. Лучшие индивиду-
альные проявления не только не подавляются, но наоборот, поддерживаются
и оттеняются путем выдвигания их на первый план. С другой стороны,
неправильные или ошибочные показания отдельных лиц либо совершенно
устраняются, либо в бблыпей или меньшей мере исправляются> ". Удалось
вскрыть некоторые психологические механизмы, актуализирующиеся в ситу-
ации общения в обусловливающие позитивный сдвиг в результатах
мыслительной деятельности участников взаимодействия. Это обмен
мнениями, информацией, усиление взаимного контроля за результатами
деятельности, критика, коррекция и исправление индивидуальных мнений,
решений, отсеивание крайностей и выбор предложения, выдвинутого <хотя
бы одним лицом, но такого, которое наиболее отвечает цели задания> ^.

Отсюда вывод Бехтерева: <Лучшая творческая деятельность достигается
путем совместного труда, выполняемого при участии индивидуального и

^ Цит. по: Бехтерев В. М., Ланге М. В. Данные эксперимента в области коллективной

рефлексологии. С. 310.
" Moede W. Experimentalle Massenpsychologie.
" Бехтерев В. М., Ланге М. В. Данные эксперимента в области коллективной рефлексологии.

С. 337.
" Там же. С. 336.

коллективного ума, из которых первый принимает на себя подготовку и
обработку материала, второй же - его критику, пополнение и обобщение> ^.
Следует обратить внимание на еще один интересный экспериментальный
факт, полученный Бехтеревым при проведении указанного исследования, -
распределение функций людей при совместном решении задач как условия
продуктивности групповой мыслительной деятельности.

В работах В. М. Бехтерева устанавливается факт выравнивания членов
группы в процессе совместной мыслительной деятельности, но в отличие
от Мёде и Олпорта, говорящих о выравнивании как о сведении более
высокого уровня к более низкому, В. М. Бехтерев доказал его восходящий
характер: выравнивание идет не вниз, а вверх: и в ходе коллективной
деятельности, обсуждения, обмена мнениями <выигрывают> все испытуе-
мые-и сильные и слабые. <Чем сильнее и богаче личность, тем меньше
она черпает из коллективной работы; чем беднее личность, тем она приобре-
тает больше; уравнение происходит таким образом вверх, улучшая слабых,
а не вниз, в смысле ухудшения сильных>.^

Разумеется, указанные выводы требуют корректировки с учетом тех новых
данных, которыми располагает современная наука. Так, нельзя согласиться
с безоговорочным утверждением о нивелировании индивидуальных различий
в группе, усреднении характеристики ее членов. Установлено, что, например,
и в экстремальных ситуациях индивидуальные особенности не только не
сглаживаются, но, наоборот, проявляются наиболее ярко и отчетливо.

Проведенные в последние годы исследования показали, что воздействие
общения на психические проявления его участников опосредствуются рядом
факторов, в числе которых-особенности ситуации взаимодействия,
специфика выполняемой деятельности, индивидуально-психологические ха-
рактеристики участников взаимодействия, уровень социально-психо-
логических отношений, согласованности и совместимости и т. д. Отсюда сле-
дует, что при анализе системы <общение - психические процессы индивида>
наряду с регистрацией объективных показателей (сдвигов в процессуальных и
результативных показателях психической деятельности человека) необходимо
исследовать и сам процесс субъект-субъектного и субъект-объектного взаимо-
действия, и комплекс тех условий, факторов, через которые преломляется воз-
действие общения на психику включенных в него индивидов. Лишь столь це-
лостный анализ может обеспечить решение вопроса о закономерностях
динамики и результатов психических процессов в условиях общения.

Именно такая стратегия лежала в основе разработки проблемы общения,
осуществляемой по инициативе и под руководством Б. Ф. Ломова в Институте
психологии АН СССР^. Развивая идеи В. М. Бехтерева, он выдвинул и
обосновал новый подход к исследованию общения как ключевой общепсихо-
логической категории, своеобразному <логическому центру> всей системы
психологической проблематики". Реально осуществляемая преемственность
идей В. М. Бехтерева, их дальнейшее развитие и углубление на новом этапе
становления социально-психологических знаний - самое убедительное и
красноречивое свидетельство их продуктивности и научной ценности.

^ Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. С. 207.

"° Бехтерев В. М., Ланге М. В. Данные эксперимента в области коллективной рефлексологии.
С. 337.

См., например. Проблемы общения в психологии. М., 1981; Мышление: процесс, деятель-
ность, общение. М., 1982; Исследования проблем психологии творчества. М., 1983; Психо-
логические исследования общения. М., 1985; Познание и общение. М., 1988; Совместная
деятельность: методология, теория, практика. М., 1988; Ушакова Т. Н., Павлова Н. Д.,
Зачесова И. А. Речь человека в общении. М., 1989; Брушлинский А. В., Поликарпов В. А.
Мышление и общение. Минск, 1990.
^ Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984. С. 243.

15

Эта преемственность идей реализуется прежде всего в следующей системе
координат. Со времен В. М. Бехтерева и до сих пор в психологической науке
очень широкое распространение имеет та общая трактовка социальности
человека и его психики, которая в основе своей была разработана французской
социологической школой (Э. Дюрктейм, Л. Леви-Брюль и др.).

С точки зрения создателей этой школы, социальность сводится преиму-
щественно лишь к идеологии, к коллективным представлениям, вообще к
сознанию (общественному). Такая точка зрения перспективна постольку,
поскольку она учитывает качественные, а не одни лишь количественные
изменения человеческой психики в процессе социально-исторического
развития. Особенно существенно, что все это историческое развитие сознания,
по мнению французских авторов, в принципе не может быть сведено к
развитию индивида и индивидуального сознания; оно связано с изменениями
всего общества, всего общественного строя. Эти положительные стороны
данной концепции социальности учитывали и разрабатывали дальше многие
социологи и психологи, в том числе В. М. Бехтерев.

Вместе с тем указанная концепция имела существенные недостатки. Их
преодолевали ученые, использующие и развивающие наиболее перспективные
положения философии К. Маркса. С этих позиций была разработана
принципиально иная концепция социальности, во многом альтернативная
той, которую представляли Э. Дюрктейм, Л. Леви-Брюль и их многочислен-
ные последователи. В наиболее систематической разработке этой новой кон-
цепции социальности в психологической науке особенно большую роль,
начиная с 30-х годов, сыграл С. Л. Рубинштейн. Подводя итог своему
позитивному и критическому анализу психологической концепции француз-
ской социологической школы, он справедливо подчеркивал: <Из социальности
таким образом выпадает всякое реальное отношение к природе, к объективно-
му миру и реальное на него воздействие- выпадает общественная
практика> " Преодолевая этот существенный недостаток, С. Л. Рубинштейн
разработал в психологии своей субъектно-деятельностный подход, согласно
которому человек и его психика формируются и проявляются в ходе изна-
чально практической деятельности (всегда социальной, творческой, самосто-
ятельной). Здесь исходной основой социальности выступает совместная
практическая деятельность, субъектом которой являются люди, объединенные
в очень разные общности.

Наконец, начиная с 20-х и 30-х годов и до сих пор разрабатывается еще
одна, уже как бы третья концепция социальности, идущая от Э. Кассирера, ран-
него М. М. Бахтина, позднего Л. С. Выготского и др. По их мнению, она не
сводится к двум предыдущим концепциям, поскольку главным фактором
социальности признается знак, символ, речь и т. д., отличающие людей от
животных. Среди специалистов сейчас нет единства взглядов по вопросу о том,
как квалифицировать эту знакоцентрическую теорию. Одни считают ее раз-
новидностью вышеупомянутой психологической концепции французской
социологической школы, другие, напротив, видят в ней реализацию деятельно-
стного подхода. Специальный анализ данной проблемы приводит к выводу, что
речь, знаки, символы и т. д. играют существенную роль в развитии человека
лишь постольку, поскольку он в начале жизненного пути с момента рождения
овладевает ими на основе своих сенсорных, наглядно-действенных, коммуни-
кативных, вообще практических контактов с окружающим миром (людьми, ве-
щами и т. д.). В таком смысле речь вторична по отношению к исходным про-
стейшим практическим действиям и их сенсорным предпосылкам ^. Однако,

^ Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М., 1935. С. 136.

^ Подробнее см.: Абульханова-Славская К. А., Брушлинский А. В. Философско-психологическая
концепция С. Л. Рубинштейна. М., 1989.

16

с точки зрения знакоцентрической теории, речь как квинтэссенция социаль-
ности является в данном случае, наоборот, первичной. Тем самым
игнорируется или недооценивается изначальная наглядно-действенная, чувст-
венно-практическая основа, необходимая для возникновения и развития речи.
Соответственно этому социальность ограничена преимущественно теми отно-
шениями между людьми, которые складываются в плане общественного соз-
нания - в отрыве от практической деятельности (трудовой и т. д.). Следова-
тельно, в общей трактовке социальности знакоцентрическая теория в основном
остается на позициях психологической концепции французской социологиче-
ской школы, а не деятельностного подхода.

При жизни В. М. Бехтерева (1857-1927) многие из этих проблем еще
не стояли так остро, хотя отчасти уже и обсуждались в ряде работ. К тому
же деятельностный подход начал интенсивно и систематически разрабаты-
ваться в психологической науке лишь с 30-х годов (уже после его безвре-
менной кончины). Но для того, чтобы правильно понять его вклад в общую
и социальную психологию, учесть сильные и слабые стороны его позиции,
необходимо включить их в вышеуказанный исторический контекст, помо-
гающий лучше высветить некоторые наиболее общие линии в развитии всей
психологической науки от времен В. М. Бехтерева до наших дней.

* * *

Предлагаемая читателю книга - первое переиздание социально-психо-
логических трудов В. М. Бехтерева. Этим диктуется отбор текстов. В книгу,
сформированную по тематическому принципу, включен фундаментальный
труд Бехтерева в области социальной психологии - <Коллективная рефлек-
сология>, а также более поздняя его работа, отражающая общую стратегию,
методологию и результаты экспериментальных социально-психологических
исследований автора.

Тексты указанных работ В. М. Бехтерева приводятся в полном объеме
без каких-либо сокращений и изменений. Орфография и пунктуация публику-
емых текстов приводятся в соответствии с современными нормами русского
литературного языка. Проведена работа по унификации публикуемого ма-
териала. С этой целью внесены необходимые дополнения и уточнения в
библиографические описания, произведена сверка ссылок в соответствии с
существующими в настоящее время требованиями, найдены и внесены в
подстрочник оригинала (где это было возможно) названия источников,
использованных и цитированных автором, но не указанных им в
библиографических ссылках. В ряде случаев, когда проверка библиографии
не  могла быть  проведена  (в  силу  недоступности  источников),
библиографические описания приведены в том виде, в котором они даны
автором. Указанные изменения и дополнения специально в тексте не ого-
вариваются. Цитаты, использованные автором, сверены и уточнены. По
тексту работы сделаны необходимые примечания и комментарии. Ком-
ментируемые положения текста оригинала обозначены звездочками.

За помощь в проведении библиографической и технической работы по
подготовке книги выражаем глубокую благодарность сотрудникам' лабора-
тории истории психологии Института психологии РАН М. А. Маныкиной,
М. В. Муленковой, И. М. Павленко, Б. Тугайбаевой.

А. В. Брушлинский, В. А. Кольцова

2 В. М. Бехтерев