Салий Я. Гадания, астрология, реинкарнация...

ОГЛАВЛЕНИЕ

Вавилонская башня сегодня

Вчера побывала в самом большом книжном магазине моего города и возвратилась больной. Если бы я не была католичкой, то решила бы, что христианской вере уже конец. Магазин полон людей, а прилавки и полки ломятся от книжек по астрологии, магии и сатанизму. Множество буддийских, а также психолого-буддийских изданий. Среди сотен названий я заметила только два католических, но зато немало пропагандистских брошюрок адвентистов (против таинств и истины о бессмертии души, т. е. проблематика сугубо негативная). Сущая вавилонская башня! В башне этой — настоящее засилье порнографии: и вульгарной, и "ученой", которая доказывает, что секс может стать источником бесконечного счастья (мол, не стоит слишком считаться с Божьими заповедями).

А ведь все эти книги в итоге способны изменить нашу ментальность, ибо их слишком много и их читают. Приплюсуйте к этому нынешнюю волну критики Церкви и священников. Приплюсуйте отрицательное отношение части молодежи (вероятно, немалой) к преподаванию религии. Приплюсуйте множество людей, которые на каждое слово в защиту жизни зачатого ребенка реагируют так, как будто им наступили на больную мозоль. Меня в самом деле охватывает ужас. Отче, что с нами будет, что будет с Церковью, что будет с верой в нашем обществе?

Одним словом, лодка, на которой Вы плывете к жизни вечной, тонет. Апостолы, оказавшись в такой ситуации, разбудили Иисуса Христа, преспокойно спавшего, и возопили: "Господи! Спаси нас; погибаем". Иисус, стоит напомнить, сказал им тогда: "Что вы так боязливы, маловерные?" (Мф 8, 25 слл)1.

Думаю, что если бы и мы в трудные для Церкви моменты больше взывали к помощи Иисуса Христа, то могли бы скорее заметить наше собственное маловерие. Оно состоит, например, в том, что мы боимся, как бы Иисус Христос не потерял своих приверженцев. А ведь, по сути, страшнее обратное: то, что люди теряют Иисуса Христа, что добровольно отказываются от Божьих заповедей и источников Божьей благодати.

Давайте, наконец, попытаемся поверить по-настоящему, что Церковь — это Божье творение. Давайте попробуем понять, чем она отличается от человеческих учреждений. Так вот, существование человеческих учреждений всегда зависит от людей. Даже магазин обанкротится, если люди не станут ничего покупать в нем, а поэтому его владелец должен постоянно приспосабливаться к окружению, которое он хотел бы обслуживать. В свою очередь, и политическая партия, и общественное движение могут быть жизнеспособными лишь тогда, когда их лидеры учитывают настроения в обществе, знают, на какие группы ориентироваться, и — что особенно важно — когда по мере потребности они способны видоизменять и разнообразить свою программу.

Но с Церковью дело обстоит совершенно иначе. Церковь, безусловно, не изменит учение о Пресвятой Троице или благую весть об Иисусе Христе как единственном Спасителе всех народов, даже если бы возникло какое-нибудь массовое сомнение в этих истинах. Многочисленность сторонников, конечно же, радует всех, кто любит Церковь, но не из этого она черпает силы. Источник силы Церкви в том, что Бог, Единый в Пресвятой Троице, действительно дарует нам любовь в Иисусе Христе. Церковь превратилась бы в пародию, если бы самым важным для нее было количество приверженцев, а не истина и крепость Божия. Что же касается всеобщего вероотступничества, то сам Иисус Христос велел нам считаться с такой возможностью: "Но Сын Человеческий, прийдя, найдет ли веру на земле?" (Лк 18, 8).

Немыслимо также представить, чтобы Церковь (с целью удержания людей, разочарованных ее учением о нерасторжимости брака или ее протестами против абортов и эвтаназии) начала приспосабливать проповедуемую ею мораль к человеческим ожиданиям. Когда люди отходят от Церкви именно по таким причинам, она, подражая Христу, скорее всего, обратится к оставшимся в ней с вопросом: "Не хотите ли и вы отойти?" (Ин 6, 67). Ведь существование Церкви имеет смысл тогда и только тогда, когда она проповедует истинное учение Бога: "Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям" (Мф 5, 13).

Впрочем, и отход от Церкви происходит абсолютно иначе, чем уход из какой-нибудь сферы обслуживания или политики. Оставим в стороне отступничество тех католиков, которые никогда не принадлежали Церкви по-настоящему, так как их отход, возможно, лишь обнаруживает правду об их отношении к религии, в чем они не отдавали себе отчета. Очевидно, что действительный отход от Церкви происходит только путем греха. Более того, было бы абсурдным, если бы отклонение от пути Господнего, не приводило человека к ослаблению веры и связей с Церковью. Если же во всем обществе создалась атмосфера, способствующая моральному и духовному хаосу, было бы абсурдным, если бы при этом данное общество не лишилось религиозного рвения и сохранило способность передавать веру последующим поколениям.

Часто в таком обществе возникает чувство, что Церковь в нем проигрывает. Это доказательство исключительно хорошего самочувствия! А ведь в такой ситуации надо плакать не столько над Церковью, сколько над самим собой и собственной гибелью. Ибо если в жизни тысяч людей астрология и магия заняли место Евангелия и таинств, то ведь не Церковь тут проигрывает, а лишь сами эти несчастные люди. И не Церковь является главной жертвой моральной вседозволенности, а поддавшиеся этому поветрию и их семьи. Церковь — дар Божий для нашего спасения, и давайте перестанем, наконец, смотреть на нее как на одно из учреждений, которые мы укрепляем своей поддержкой или ослабляем своим уходом. Своей принадлежностью к Церкви мы отнюдь не делаем одолжения Господу Богу. Это нам нужна Церковь, это для нас ее существование является благодатью.

Только при условии, что мы помним об этом, наша тревога по поводу чьего-либо вероотступничества и дурной моды, обычной или духовной, будет иметь смысл. Так как в этом случае наше беспокойство будет продиктовано подлинной заботой о людях и их духовном благе, а не такой заботой о Церкви, как если бы она была сугубо человеческим учреждением и нуждалась в нашей поддержке и защите.

Следует сказать два слова и по поводу нынешних увлечений буддизмом или другими традициями далеких нам культур и религий. Мы бываем огорчены, когда они отвращают кого-либо от Христа или от выполнения какой-нибудь из Божьих заповедей (сегодня чаще всего — шестой), и это совершенно правильно. Но, с другой стороны, остерегайтесь предавать анафеме увлечения такого рода. Они могут оказаться естественным следствием современного сближения культур и цивилизаций, ранее старательно разделенных.

Наша христианская позиция в отношении к другим религиям и типам духовностей ясна: Христос, Сын Божий, не является врагом ни одной подлинной ценности. Наоборот, все подлинно ценное берет свое начало в Нем, ибо Он — "Свет истинный, Который просвещает всякого человека" (Ин 1,9). Таким образом, если в своей вере во Христа мы сумеем открыться для того подлинно ценного, что есть у других, это может нас только обогатить, к тому же вера все это очистит и освятит. Заодно она убережет от увлечения в этих традициях тем, что могло бы принести нам духовный вред.

Несомненно, сам Бог является режиссером человеческой истории. Был Его замысел в том, чтобы допустить возникновение коммунизма (наученные горьким опытом, мы поняли наконец, чего стоили идеалы, которыми он увлек тысячи людей). Точно так же Он имеет Свои планы относительно того, чтобы ислам — посредством миллионов мусульманских иммигрантов — сблизился с Европой, а буддизм и индуизм завладели умами целых слоев общества в современной Европе. Эти явления могут создать серьезные проблемы для всей общественности и для многих отдельно взятых людей, здесь, безусловно, не один человек впадет в тяжелое заблуждение, но представляется, что происходящие таким образом процессы в конечном счете окажутся полезными и весьма позитивными.

Смысл этих процессов интересно — и довольно метко — интерпретирует Арнольд Дж. Тойнби (ум. 1975): "И . вполне возможно, что, как во времена Римской империи, когда христианство черпало из восточных религий или наследовало от них самую суть всего лучшего, что в них было, так и нынешние религии Индии и та форма буддизма, что распространена сегодня на Дальнем Востоке, могут внести новые элементы в христианство, которые привьются в будущем. А затем можно заглянуть вперед и представить, что случится, когда империя Цезаря угаснет — ибо империя самодержца всегда приходит в упадок спустя несколько сот лет. И может случиться то, что христианство останется духовным наследником всех остальных высших религий, от первых постшумерских элементов ее, заметных в поклонении Тамузу и Иштар, и до тех, что в 1948 году н. э. благополучно живут каждая своей отдельной жизнью бок о бок с христианской, а также всей философией от Эхнатона до Гегеля; при этом христианская Церковь как учреждение может остаться социальной наследницей всех остальных церквей и всех цивилизаций".

Это цитата из очерка "Христианство и цивилизация". Что ж, если кто-нибудь упрекнет эти предвидения в европоцентризме, я ему отвечу: он был бы прав, если бы христианство было только одной из многих религий, исповедуемых человечеством. Но ведь Иисус Христос поистине есть Сын Божий, Который поддерживает весь мир в его существовании. Речь идет не только о том, что христиане признают Его Спасителем. Он поистине Спаситель всех народов и Господь человеческой истории. А коль это именно так, то Он, без сомнения, исполнит Свой обет и будет с нами во все дни до скончания века!