Геродиан. История императорской власти после Марка

ОГЛАВЛЕНИЕ

Книга I

1 . (1) Большинство занимавшихся составлением истории и стремившихся оживить память о давно прошедших делах, стараясь навеки прославить свою образованность, чтобы после безмолвной жизни не оказаться причисленными к многолюдной толпе, пренебрегали в своем повествовании истиной и в немалой степени позаботились о стиле и благозвучии, полагаясь на то, что, если им и случится рассказать что-либо баснословное, то все же приятность для слуха будет поставлена им в заслугу 1 , а точность изложения проверяться не будет. (2) Некоторые, вследствие вражды или ненависти к тиранам, из лести и ради возвеличения императоров, государств и частных лиц, придали благодаря достоинствам своей речи обыкновенным и незначительным деяниям преувеличенную сравнительно с истиной славу.

(3) Я же не от других получил неизвестный и незасвидетельствованный исторический материал, а со всей тщательностью собрал для своего сочинения то, что еще свежо в памяти будущих читателей, предполагая, что познание многочисленных великих событий, произошедших в короткое время, не будет лишено приятности и для последующих поколений. (4) Коли сравнить с этим все время начиная с Августа, с тех пор как римская власть перешла в монархию 2 , то невозможно найти в течение почти двухсот лет до времен Марка 3 ни такой смены одного царствования другим, ни превратностей гражданских и внешних войн, движений племен, завоеваний городов, как в нашей стране, так и у многих варваров, землетрясений и заражений воздуха, вызывающих изумление жизней тиранов и государей 4 , о каких ранее упоминали редко или вовсе не упоминали; (5) из них одни держали в своих руках власть более продолжительное время, у других владычество было кратковременным, а были и такие, которые, достигнув лишь звания и почета на один день, сразу же были убиты 5 . Ведь власть над римлянами, разделенная в течение шестидесяти лет между большим числом властителей, чем того требовал такой период времени 6 , принесла много разнообразного и достойного удивления. (6) Из государей люди старшего возраста вследствие опытности в делах владели собой и управляли {5} * подданными более заботливо, а совсем молодые, проведя жизнь более беспечно, натворили много неслыханного; как это и естественно при различии возрастов и неодинаковой склонности к произволу, образ действий был неодинаковым. Как все это произошло, я расскажу в хронологическом порядке и по царствованиям.

2. (1) У императора Марка родилось несколько дочерей, а детей мужского пола двое 7 . Из этих последних один ушел из жизни совсем молодым (имя ему было Вериссим), оставшегося же в живых, называвшегося Коммодом, отец вырастил с большой заботливостью, вызывая отовсюду людей, наиболее известных своей ученостью в провинциях 8 , за весьма солидное вознаграждение, чтобы они воспитывали ему сына, постоянно с ним общаясь. (2) Дочерей, достигших зрелого возраста, он выдал замуж за лучших мужей сената, желая иметь зятьями не благородных по происхождению, с длинными родословными, и не блиставших огромными богатствами, а отличавшихся благопристойными нравами и воздержанным образом жизни 9 ; только это он считал подлинным и неотъемлемым достоянием души. (3). Все виды добродетели были предметом его заботы; он любил старинную литературу, так что в этом не уступал никому из римлян, никому из эллинов; это видно из всех дошедших до нас его высказываний и писаний 10 . (4) И по отношению к подвластным он выказывал себя благожелательным и мягким государем, приветствуя подходивших к нему и запрещая окружавшим его телохранителям отстранять встречных. Единственный из государей, он укрепил философию не словами и не познанием учения, а серьезным нравом и воздержанным образом жизни. Его время принесло большой урожай мудрых мужей: ведь подчиненные всегда любят жить, подражая образу жизни правящего. (5) Все его мужественные и разумные деяния, заключавшие в себе полководческую или государственную доблесть, совершенные как у варварских племен, населяющих северные части земли, так и у живущих на Востоке, — описаны многими мудрыми мужами 11 ; а все то, что я после кончины Марка в течение всей своей жизни увидел и о чем услышал, а кое в чем и сам принимал участие, находясь на императорской или общественной службе, — это я описал.

3. (1) Марка, достигшего старости, изнуренного не только возрастом, но и трудами и заботами, в то время как он находился в области паннонцев 12 , постигает тяжелая болезнь. Подозревая, что надежды на спасение у него слабые, и видя, что сын начинает вступать в юношеский возраст, он испытывал {6} опасения, как бы цветущая юность, получив в сиротстве неограниченные и беспрепятственные возможности, не воспротивилась прекрасным наукам и занятиям и не предалась попойкам и кутежам (ведь души молодых людей очень легко скатываются к наслаждениям и отходят от всего прекрасного, прививаемого воспитанием). (2) Его, человека очень сведущего, тревожила память о тех, кто в молодости унаследовал царскую власть, — с одной стороны, о Дионисии, тиране сицилийском 13 , который вследствие чрезмерной невоздержанности гонялся за неслыханными наслаждениями ценой огромных трат, с другой стороны — о бесчинствах и насилиях по отношению к подданным преемников Александра 14 , которыми они позорили его власть. (3) Птолемей, дошедший до того, что в нарушение македонских и эллинских законов был в любовной связи с собственной сестрой 15 , Антигон 16 , во всем подражавший Дионису 17 , покрывавший свою голову плющом вместо македонской войлочной шляпы 18 и повязки, носивший тирс 19 вместо скипетра. (4) Еще больше огорчали его события недавнего прошлого, свежие в памяти, — дела Нерона, который дошел до матереубийства 20 и сделал себя посмешищем для народов, также — наглые поступки Домициана 21 , ничем не уступавшие проявлениям крайней свирепости. (5) Рисуя себе такие картины тирании, он был во власти страха и надежды. Немало тревожили его и соседи-германцы, не все еще им покоренные — одних он путем уговоров привлек в союз, других одолел оружием; были и такие, которые, обратившись в бегство, на время удалились, боясь присутствия столь великого государя. У него было подозрение, как бы они, презрев возраст юноши, не напали на него; ведь варвары обычно очень легко приходят в движение даже по случайным причинам.

4. (1) Тревожимый в душе столькими заботами, он, призвав друзей и всех находившихся при нем родственников 22 , поставив, когда все сошлись, перед ними сына, слегка приподнялся на ложе и начал такую речь: (2) "В том, что вы огорчаетесь, видя меня в таком положении, нет ничего удивительного: ведь люди в силу своей природы испытывают жалость при несчастиях себе подобных, а ужасное, когда оно перед глазами, вызывает еще большее сочувствие. Что же касается меня, то у вас, я думаю, по отношению ко мне имеется и нечто большее: на основании своего расположения к вам я, естественно, надеюсь на ответное расположение. (3). Теперь подходящее время мне — почувствовать, что я не напрасно в течение столь продолжительного времени почитал вас и старался ради вас, а вам — воздать мне благодарность, показав, что вы {7} не забываете то, что получили. Вы видите моего сына, которого вы сами вскормили 23 ; он как раз вступает в юношеский возраст и нуждается — словно в бурю и во время качки — в кормчих, чтобы, носясь по волнам из-за недостаточной опытности в должных делах, не быть брошенным на дурные занятия. (4) Станьте вы ему, вместо одного меня, многими отцами, оберегая его и давая ему наилучшие советы. Ведь ни изобилие денег само по себе не предотвращает тираническую необузданность, ни защита телохранителей недостаточна для охраны правителя, если вдобавок не будет приобретено расположение подданных. (5) Больше всего продлили без опасности свою власть все те, кто вселил в души управляемых не страх перед их жестокостью, а любовь к их порядочности. Ведь не те, кто испытывает рабство по принуждению, а те, кто подчиняется в силу убеждения, постоянно действуют и терпят, не вызывая подозрений; будучи свободными от притворной лести, они никогда не выйдут из повиновения, если только не будут принуждены к этому насилием или наглостью. (6) Трудно соблюсти умеренность и положить предел страстям, когда им служат неограниченные возможности. Давая ему такие советы и напоминая ему о том, что он, присутствуя здесь, слышит, вы сделаете из него наилучшего государя для вас и для всех, а также воздадите величайшую дань памяти обо мне и только таким образом сможете сделать ее вечной". (7) После этих слов наступило обморочное состояние, лишившее Марка возможности говорить; от слабости и терзаний духа он опять упал навзничь. Всех присутствовавших охватила жалость, так что некоторые из них не сдержались и испустили громкий вопль. Прожив еще одну ночь и один день, он почил 24 , оставив скорбь своим современникам и вечную память о своей добродетели на будущие века. (8) После кончины Марка, когда молва о ней распространилась, все бывшее там войско, а равно и масса простого народа были охвачены скорбью, и не было никого из подвластных Риму людей, кто бы без слез услышал такую весть; все как бы в один голос громко называли его: одни — превосходным отцом, другие добрым государем, третьи — замечательным полководцем, иные — воздержанным и скромным властителем, и никто не ошибался.

5. (1) По прошествии немногих дней, в течение которых друзья 25 занимали сына похоронами отца, они решили вывести юношу в лагерь, чтобы он побеседовал с воинами и, одарив их деньгами, как это в обычае у наследующих императорскую власть, щедрой раздачей привлек к себе войско 26 . (2) Всем было объявлено прийти на равнину, обычно их вмещавшую 27 . {8}

Коммод, выступив, совершал полагающиеся государю жертвоприношения, и так как для него было сооружено посреди лагеря высокое возвышение, он, войдя на него и поставив вокруг себя друзей отца (при нем было много образованных людей), сказал следующее: (3) "Что у меня с вами общая скорбь из-за постигшего нас горя и вы не меньше меня страдаете — в этом я вполне уверен. Ведь при жизни моего отца я не требовал никакого преимущества перед вами. Он любил вас всех как одного. С большей радостью он называл меня соратником 28 , нежели сыном; второе, по его мнению, обозначало общность природы, первое — общность доблести. Держа меня на руках, он часто препоручал меня, еще младенца, вашей верности 29 . (4) Поэтому я надеюсь, что буду очень легко пользоваться всяческим вашим расположением, так как со стороны старших это по отношению ко мне долг пестунов, а сверстников я по справедливости назвал бы соучениками в военных делах; ведь отец любил нас всех как одного и воспитывал вас во всяческой доблести. (5) После него судьба дала вам государем меня, не введенного со стороны, подобно тем, что до меня гордился благоприобретенной властью 30 , — я единственный у вас был зачат в императорском дворце и императорская порфира 31 приняла меня, не знавшего обыкновенных пеленок, сразу же по выходе из материнского чрева; солнце увидело меня одновременно и человеком, и государем. (6) Принимая все это во внимание, вы, естественно, могли бы полюбить меня, не дарованного вам, а рожденного императора. Ведь отец, вознесшись на небо, является уже спутником богов и участником их советов 32 , нам же полагается заботиться о человеческих делах и устраивать то, что на земле. Успешно же завершать и упрочивать их — ваше дело, если вы со всяческим мужеством покончите с остатками войны и продвините Римскую державу до океана 33 . (7) Ведь вам это принесет славу, и вы таким образом воздадите достойную благодарность памяти общего отца, о котором вы должны думать, что он внемлет тому, что говорится, и взирает на то, что совершается. Мы могли бы преуспевать, поступая должным образом и имея такого свидетеля. Прежние ваши мужественные подвиги приписываются его мудрости и командованию, а за рвение, проявленное вами вместе со мной, молодым государем, славу доброй верности и мужества приобретете вы сами. Нашей молодости вы придадите достоинство благодаря доблести ваших дел. Варвары же, обузданные в самом начале молодого правления, и в настоящее время не дерзнут презирать наш возраст и впредь будут испытывать страх, опасаясь того, что они уже {9} испытали". Сказав так и щедрыми раздачами денег расположив к себе войско, Коммод возвратился в императорский дворец.

6. (1) В течение некоторого недолгого времени все делалось в соответствии с замыслами отцовских друзей, которые весь день были при нем, давая ему наилучшие советы и предоставляя ему столько свободного времени, сколько, по их мнению, было достаточно для разумной заботы о теле. Втершиеся к нему некоторые из придворных служителей пытались испортить молодой нрав государя — все те, кто льстит за столом и измеряет блаженство желудком и постыднейшими делами; они напоминали ему о роскошной жизни в Риме, рассказывая об усладах зрения и слуха, перечисляли изобилие съестного, бранили весь климат на берегах Истра 34 , где нет урожая плодов и всегда морозно и хмуро. (2) "Довольно тебе, — говорили они, — владыка, пить мерзлую и выкапываемую из земли воду! Что же, другие будут пользоваться теплыми источниками и прохладными струями, испарениями и воздухом, какие приносит одна только Италия?" 35 . Представляя юноше такие картины, они возбуждали в нем стремление вкушать наслаждения. (3) Неожиданно созвав друзей, он стал говорить, что тоскует по родине 36 , однако, стыдясь открыто признать причину внезапного порыва, он притворялся, будто опасается, как бы кто-нибудь из богатых патрициев не завладел в Риме императорским жилищем, а затем, как из неприступной крепости, обеспечив себе силу и сторонников, не попытался захватить власть; ведь народ в состоянии доставить множество отборных юношей 37 . (4) В то время как юноша выставлял такие предлоги, другие, внутренне подавленные, мрачно потупили взор в землю; Помпеян же, который был старше всех и приходился ему свойственником по браку (он был мужем старшей сестры Коммода) 38 , сказал: "Естественно, что ты, дитя мое и владыка, тоскуешь по родине; ведь и мы охвачены такой же тоской по тому, что мы оставили дома. (5) Однако здешние дела, более существенные и более настоятельные, сдерживают нашу тоску. Ведь тем, что там, ты будешь наслаждаться и впоследствии в течение долгой жизни — а Рим там, где находится государь. Оставить же войну незаконченной не только постыдно, но и опасно: ведь мы придадим смелость варварам, которые будут осуждать нас не за жажду возвратиться домой, а за бегство и страх. (6) Прекрасно было бы для тебя, взяв их всех под свою руку и сделав границей державы на севере океан, возвратиться домой, справляя триумф 39 и ведя в оковах пленными варварских царей и правителей 40 . {10} Этим ведь жившие до тебя римляне стали великими и славными. Не следует тебе опасаться, как кто-нибудь там не попытался бы захватить государственные дела. Ведь лучшие люди сената здесь с тобой, вся имеющаяся военная сила служит тебе щитом; все казнохранилища императорских денег находятся здесь, а память об отце обеспечила тебе вечную верность и расположение подвластных". (7) Сказав такую речь для ободрения и пробуждения лучших стремлений, Помпеян ненадолго сдержал юношу; пристыженный этими словами, не найдя разумного ответа, Коммод отпустил друзей, заявив, что тщательно обдумает наедине, как следует поступить. (8) Ввиду настояний окружавших его служителей 41 , он уже ни о чем более не посоветовался с друзьями, но, разослав письма и распределив попечение о берегах Истра между назначенными им по своему усмотрению лицами, приказав им сдерживать набеги варваров, объявляет об отбытии. Они и стали заниматься тем, что им было поручено; в скором времени они одолели оружием большую часть варваров, а некоторых привлекли к дружбе большими денежными пособиями 42 — убедить их было очень легко. (9) Ведь варвары по природе корыстолюбивы и, презрев опасности, либо набегами и нашествиями добывают себе необходимое для жизни, либо соглашаются на мир в обмен на большую плату. Зная это и покупая себе свободу от забот, Коммод, обладая в изобилии деньгами, давал им все, что они требовали.

7. (1) После объявления об отбытии величайшее волнение охватывает лагерь; все хотели возвратиться вместе с ним, чтобы избавиться от пребывания во вражеской стране и вкусить роскошную жизнь в Риме. Когда же молва распространилась и прибыли вестники, сообщая о предстоящем прибытии государя, римский народ чрезвычайно обрадовался и возлагал добрые надежды на пребывание молодого императора в Риме, полагая, что юноша будет следовать примеру отца. (2) Совершив путь с юношеской поспешностью и быстро пройдя промежуточные города, повсюду встреченный по-царски, и явив себя ликующему населению, Коммод показался всем любезным и желанным. (3) Когда он приблизился к Риму, весь сенат со всем народом и все обитавшие в Риме люди, не сдерживая себя, но всякий желая опередить других, неся лавровые ветви 43 и держа разнообразные расцветшие в ту пору цветы, встречали его, насколько это было для каждого возможно, на далеком расстоянии от города, чтобы увидеть молодого благородного государя. (4) Ведь они тосковали по нему благодаря истинному душевному расположению, так как он родился и {11} был вскормлен у них 44 и был государем в третьем поколении 45 и римским патрицием. Его род по отцу происходил из сенатской знати, мать же Фаустина родилась государыней как дочь Антонина, прозванного Благочестивым, и потомок Адриана по женской линии, а род свой она возводила к прадеду Траяну 46 . (5) Таково было происхождение Коммода. Вдобавок, к цветущему возрасту он имел привлекательную наружность благодаря стройному телосложению и красивому лицу, в соединении с мужественностью. Взор у него был ласковым и огненным, волосы от природы белокурыми и вьющимися, так что, когда он шел, освещенный солнцем, от него исходило нечто столь огнеподобное, что одни думали, будто его перед выходом посыпают золотыми стружками, другие обожествляли его, говоря, что вокруг головы с самого его рождения появилось некое небесное сияние; расцветал и спускавшийся по его щекам первый пушок. Увидя такого государя, римляне принимали его со всевозможным славословием, бросая ему венки и цветы. (6) Въехав в Рим, сразу же посетив святилище Юпитера 47 и другие храмы, выразив сенату 48 и оставленным в Риме воинам благодарность за сохранение верности, он удалился в императорский дворец 49 .

8. (1) В течение немногих лет он оказывал всяческий почет отцовским друзьям 50 и во всех делах пользовался их советами; когда же он взял в свои руки попечение о государстве, поставив во главе лагерей Перенниса 51 , родом италийца, слывшего дельным воином (главным образом поэтому он и сделал его префектом претория) 52 , тот, злоупотребляя возрастом юноши, дозволил ему заниматься удовольствиями и попойками, отвратил его от забот и подобающих государю трудов, (2) а все управление государством взял на себя, руководимый неодолимой жаждой богатства, пренебрежением к тому, чем он в каждый данный момент владел, и ненасытным стремлением к тому, чего у него еще не было. Он первый начал клеветать на отцовских друзей и, возбуждая подозрение против всех, кто был богат и знатен, пугал юношу с той целью, чтобы тот умертвил их и дал ему основание и возможность грабить их достояние. (3) До каких-то пор юношу сдерживали память об отце и уважение к друзьям. Однако, словно некая злая и завистливая судьба стремилась опрокинуть остатки его благоразумия и порядочности, случилось следующее. Луцилла была у Коммода старшей из всех сестер 53 . Она была раньше супругой императора Луция Вера 54 , которого Марк сделал своим соправителем и, выдав за него замуж дочь, создал благодаря этому браку надежнейшие узы взаимной привязанно- {12} сти. Когда же случилась смерть Луция, отец, оставив Луцилле знаки императорского достоинства 55 , выдал ее замуж за Помпеяна 56 . (4) Тем не менее и Коммод сохранил за сестрой почести: она и в театрах сидела в императорском кресле, и перед ней несли факел. После того как Коммод взял жену по имени Криспина 57 и стало необходимым предоставить первенство жене царствовавшего государя, Луцилла тяжело переживала это и считала почести той поношением себе; зная, что ее муж Помпеян любит Коммода, она не делится с ним мыслями о захвате власти, Кодрату 58 же, знатному и богатому юноше (ее обвиняли в тайной связи с ним), она, испытывая образ его мыслей, беспрерывно жаловалась по поводу первенства и понемногу внушила юноше замысел, гибельный для него и для всего сената. (5) Взяв в соучастники своего заговора 59 некоторых из видных лиц, он уговаривает одного молодого человека, также принадлежавшего к сенату, по имени Квинтиан 60 , опрометчивого и дерзкого, спрятать за пазуху кинжал, подстеречь подходящее время и место, напасть на Коммода и убить его; остальное, сказал он, он сам уладит путем раздачи денег 61 . (6) Тот, незаметно став у входа в амфитеатр (а там темно, поэтому он понадеялся остаться незамеченным), обнажив кинжал, внезапно подступил к Коммоду и громким голосом объявил, что это послано ему сенатом; не успев нанести рану, он, теряя время на произнесение слов и показ оружия, был схвачен телохранителями 62 государя и поплатился за свое неразумие, так как, объявив о своем замысле раньше, чем выполнить его, он дал возможность себя, заранее уличенного, задержать, а тому, заранее предупрежденному, — остеречься. (7) Это было первой и главной причиной ненависти юноши к сенату; сказанное ранило его душу, и он стал считать всех сенаторов вместе врагами, постоянно помня о речи напавшего на него. (8) И у Перенниса оказался подходящий предлог и основание: ведь он всегда советовал Коммоду обрывать и обрубать всех, кто выдавался среди других; грабя их имущество, он очень легко стал богатейшим из современных ему людей. Благодаря Переннису расследование было произведено очень тщательно, и Коммод казнил свою сестру 63 , а также беспощадно всех, кто состоял в заговоре, и тех, кто подвергся каким бы то ни было подозрениям 64 .

9. (1) Устранив всех, кого уважал Коммод и кто выказывал ему отеческое расположение и заботился о его спасении, Переннис, сделавшись всемогущим, начал замышлять захватить власть; он убеждает Коммода вручить командование иллирийскими войсками 65 его сыновьям 66 , еще молодым людям, а {13} сам собирает огромные деньги, чтобы великолепными раздачами склонить войско к отпадению. Сыновья же его тайно накапливали силы, чтобы попытаться захватить власть, после того как Переннис умертвит Коммода. (2) Замысел стал известен удивительным образом. Римляне устраивают священные игры в честь Юпитера Капитолийского 67 ; при этом соединяются все зрелища, в которых обнаруживается умение и сила, как это и подобает, когда императорский город справляет празднество. Вместе с другими жрецами, которых призывает к этому очередь по прошествии определенного срока, зрителем и судьей бывает государь. (3) Когда Коммод прибыл, чтобы послушать знаменитых участников состязания, и занял императорское кресло, а театр наполнился при соблюдении полного порядка и высокопоставленные лица сели в выделенные для них кресла, как каждому полагалось, прежде чем на сцене что-либо было сказано или сделано, человек, по виду философ (у него в руках был посох, и на нем, полуобнаженном, висела сума) 68 , вбежал и, став посреди сцены, заставив движением руки умолкнуть народ, сказал: (4) "Не время тебе, Коммод, теперь справлять празднество и заниматься зрелищами и торжествами; к твоей шее приставлен меч Перенниса, и если ты не убережешься от опасности, которая не нависает, а уже надвинулась, ты сам не заметишь, как погибнешь. Ведь сам он здесь собирает против тебя силу и деньги, а дети его подговаривают иллирийское войско. Если ты не предупредишь их, ты пропал". (5) Когда он это сказал либо под воздействием роковой неизбежности, либо осмелев ради снискания славы, тогда как раньше он был неизвестен и незаметен, либо понадеявшись получить от государя щедрую награду, Коммод впадает в безмолвие. И все начали подозревать то, о чем было сказано, но притворялись, что не верят. Переннис приказывает схватить его и как безумного и говорящего ложь предать сожжению. Такому наказанию тот подвергся за несвоевременную откровенную речь. (6) Те из окружения Коммода, кто притворялся преданным ему, уже давно ненавидя Перенниса (ведь он был неприятен и невыносим из-за своего высокомерия и наглости), получив теперь удобный случай, пытались очернить его 69 . Значит, суждено было Переннису вместе с его сыновьями погибнуть злой смертью. (7) Прибыли немного времени спустя какие-то воины, тайно от сына Перенниса, и привезли монеты с выбитым его изображением; не замеченные Переннисом, хотя он и был начальником, и показав монеты Коммоду и сообщив ему о тайных замыслах, сами они получили большие награды; (8) к Переннису же, не знавшему об {14} этом и ничего подобного не ожидавшему, Коммод ночью подсылает людей и отрубает ему голову; высылает людей, которые мчались бы стремительнее молвы и могли бы предстать перед сыном Перенниса, еще не знавшем о том, что произошло в Риме; написав дружеское письмо и сказав, что зовет его, подавая надежды на более высокое положение, он велит ему прибыть. (9) Тот, ничего не ведая ни о приготовлениях и замыслах, ни о том, что с его отцом, так как вестники сказали, что отец на словах дал такое же приказание, письма же никакого не прислал, считая достаточным императорское послание — поверив этому, молодой человек, хотя и досадуя и негодуя из-за того, что оставляет свои замыслы неосуществленными, все же полагаясь на будто бы еще прочное могущество отца, решается выехать. (10) Когда он был уже в Италии, люди, которым это было приказано, умертвили его 70 . Такой конец постиг их 71 . Коммод же поставил двух префектов 72 , полагая, что безопаснее не вверять столь высокую должность одному; он надеялся, что, разделенная, она слабее будет внушать желание захватить императорскую власть.

10. (1) По прошествии недолгого времени возник против него другой злой умысел такого рода. Был некий Матерн, прежде воин, осмелившийся на многие ужасные поступки, покинувший ряды войска и уговоривший других бежать вместе с ним от тех же обязанностей; собрав в короткое время большую шайку злодеев, он сначала разбойничал, делая набеги на деревни и поля, завладев же множеством денег, он с помощью щедрых обещаний даров и участия в дележе добычи собрал большее число злодеев, так что их оценивали уже не как разбойников, а как военных преступников. (2) Они нападали уже на крупнейшие города и, насильно взламывая имевшиеся в них тюрьмы, освобождая от оков и выпуская заключенных по любым обвинениям, обещая им безнаказанность, своими благодеяниями привлекали их к своему союзу. Опустошая всю страну кельтов и иберов 73 , вторгаясь в крупнейшие города, частично сжигая их, прочее же подвергая разграблению, они уходили. (3) Когда об этом было сообщено Коммоду, он рассылает наместникам провинций послания, преисполненные гнева и угроз, обвиняя их в беспечности, и приказывает им собрать против тех войско 74 . Те, узнав, что против них стягиваются силы, удалились из тех местностей, которые они опустошали, и тайком самыми скорыми и недоступными путями небольшими группами начали проникать в Италию; Матерн стал уже задумываться об императорской власти и более великих делах. {15}

(4) Вследствие того, что в прежних его начинаниях удача превзошла все ожидания, он счел необходимым, совершив нечто великое, добиться успеха или, раз уже он подвергся опасности, погибнуть не незаметно и не без славы. Полагая, что сила у него не столь большая, чтобы в столкновении при равных условиях и при открытом нападении устоять против Коммода (он принимал в расчет, что масса римского народа еще продолжает быть преданной Коммоду, а также преданность окружавших его телохранителей), он надеялся одолеть его с помощью хитрости и ума. И он придумывает следующее. (5) В начале весны каждого года, в определенный день римляне совершают шествие в честь матери богов 75 , и все имеющиеся у кого бы то ни было драгоценные вещи и императорские сокровища, все, что замечательно благодаря материалу или искусству, проносится в шествии впереди богини. Всем предоставляется неограниченная возможность всяких шуток, и каждый принимает вид, какой хочет; нет столь большого и высокого звания, облекшись в одежды которого, всякий желающий не мог бы шутить и скрывать истину, так что нелегко различить подлинного и представляемого.

(6) Матерн решил, что это — подходящее время для незаметного осуществления его злого умысла; ведь он надеялся, приняв вид телохранителя и таким же образом вооружив своих людей, смешав их с толпой копейщиков так, чтобы их считали участниками шествия, внезапно напасть на никем не охраняемого Коммода и убить его. (7) Однако вследствие того, что произошло предательство и некоторые из его людей раньше проникли в город и выдали его замысел (их к тому побудила зависть, так как им предстояло иметь его уже не главарем разбойников, а господином и государем), Матерн до наступления праздника был схвачен и обезглавлен, а его сообщники подверглись заслуженному наказанию. Коммод же, совершив жертвоприношение богине и пообещав благодарственные дары, с ликованием справлял торжество и сопровождал богиню. Народ одновременно с торжеством праздновал спасение государя.

11. (1) Римляне особенно почитают эту богиню по следующей причине, как мы узнали из исторического предания; упомянуть о ней мы решили вследствие незнакомства с ней некоторых эллинов. Сама статуя, как говорят, является ниспосланной от Зевса — неизвестны ни материал ее, ни мастер, который ее сделал, и к ней не прикасалась рука человеческая. Есть молва, что она была спущена с неба в одну местность во {16} Фригии 76 (имя ей Пессинунт, а это название место получило от упавшей с неба статуи) 77 и впервые была там увидена.

(2) У других же мы находим, что там, как говорят, произошла война между фригийцем Илом и лидийцем Танталом — согласно одним, из-за границ, согласно другим — в связи с похищением Ганимеда; вследствие того, что битва длилась долго без чьего-либо перевеса, с обеих сторон пало порядочно людей; и это несчастье дало название месту. Там, говорят, исчез и похищенный Ганимед, когда брат и любовник тащили его в разные стороны; так как тело его исчезло, то происшествие с юношей стало предметом мифа о божественном вмешательстве и о похищении Зевсом 78 . В названном выше Пессинунте в древности фригийцы справляли оргии у протекающей там реки Галла, от которой носят название кастрированные жрецы богини 79 ; (3) когда же стало возвышаться государство римлян, им, говорят, было дано предсказание, что их держава пребудет прочной и очень возвеличится, если они привезут к себе пессинунтскую богиню. Отправив послов к фригийцам, они потребовали статую; согласия они добились легко, ссылаясь на родство и перечисляя преемственность поколений от фригийца Энея 80 до них самих. Доставленная на корабле и находившаяся в устье Тибра (римляне пользовались им вместо гавани) 81 , статуя остановила божественной силой судно. (4) Хотя римляне всем народом долго тянули корабль, последний из-за сопротивления ила поплыл вверх не раньше, чем была приведена жрица Весты 82 . Ей полагалось сохранять девственность, но ее обвиняли в нарушении чистоты. Вследствие того, что ей предстоял суд, она умоляет народ передать решение пессинунтской богине; сняв с себя пояс, она привязала его к носу корабля, произнеся молитву, чтобы, если она девственна и чиста, судно поддалось ей. (5) Привязанный к поясу корабль легко поддался, и римляне удивлялись одновременно и обнаружению воли богини и непорочности девушки 83 . Пусть это будет с благоговением рассказано о пессинунтской богине; в этом будет не лишенное приятности познание для тех, кто недостаточно осведомлен в римских делах. Коммод же, избежав злого умысла Матерна, усилил свою охрану и стал редко показываться народу, проводя большую часть времени в предместьях и императорских имениях вдали от города и отстраняясь от участия в судах и в государственных делах.

12. (1) Случилось так, что в это время чумная болезнь охватила Италию; наибольшей силы болезнь достигла в городе Риме, который сам по себе многолюден и принимает приезжих отовсюду; погибало множество и вьючного скота и людей. {17} (2) Тогда Коммод по совету некоторых врачей удалился в Лаврент: ведь это место, отличающееся благодатной прохладой и осененное лавровыми рощами (откуда происходит и название места) 84 , оказалось спасительным и, как говорили, сопротивлялось заражению воздуха благодаря благовонию лавровых испарений и приятной тени деревьев. Но и жители Рима по предписанию врачей наполняли ноздри и уши самым благовонным миром и постоянно употребляли курения и пахучие вещества, так как некоторые говорили, что благовоние, опередив, наполняет проходы чувствительных органов и препятствует восприятию вредоносного воздуха, а то, что раньше попадает туда, подавляется более мощной силой благовония. Болезнь тем не менее сильно свирепствовала, и погибло множество людей и живущих с людьми животных.

(3) В это самое время на город надвинулся и голод по следующей причине. Был некий Клеандр, родом фригиец, из тех, кто обычно продается публично по объявлению глашатая 85 ; став домашним рабом государя, он вырос вместе с Коммодом и был им удостоен такой чести и могущества, что ему были доверены личная охрана, заведывание опочивальней государя и командование войсками 86 ; богатство и роскошь внушили ему страстное желание захватить императорскую власть. (4) Накапливая деньги и скупая в огромном количестве хлеб и держа его под замком, он надеялся привлечь к себе народ и лагерь 87 , сначала вызвав недостаток провианта, затем, когда они благодаря щедрым раздачам попадут ему в руки, привлечь их к себе ввиду нужды в самом необходимом. Построив огромный гимнасий 88 , он передал им его в качестве общественной бани 89 . Так он пытался приманить народ.

(5) Римляне же, враждебно относившиеся к нему и приписывавшие ему причину страшных бед, ненавидевшие его ненасытную жажду богатства, сначала дурно говорили о нем, сходясь в театрах толпами и, наконец, во время пребывания Коммода в предместье 90 , двинувшись всем народом, стали кричать и требовать смерти Клеандра. (6) В предместье происходило смятение, а Коммод предавался удовольствиям в уединенных местах и не знал общих толков, так как Клеандр запрещал сообщать ему что-либо о происходившем. Внезапно, неожиданно для народа появляются, по приказанию Клеандра, все императорские всадники 91 во всеоружии. Они начали поражать встречных и наносить им раны. (7) Народ не был даже в состоянии противостоять им, невооруженные — вооруженным и пешие — всадникам. Обратившись в бегство, они устремились в город. Народ подвергался истреблению не толь -{18} ко от того, что его поражали воины и растаптывали кони; многие погибали в давке среди толпы и падая друг на друга, теснимые всадниками. (8) До ворот Рима всадники, не встречая препятствий, беспощадно убивали попадавшихся им под руку; когда же оставшиеся в городе, узнав о случившейся беде, заперев входы в дома, поднявшись на крыши, начали бросать во всадников камнями и черепицами, тем пришлось терпеть то, что они сами совершали, так как никто не сражался с ними грудь с грудью, а народная масса поражала их, сама находясь уже в безопасности; получая раны и не в состоянии держаться, они обратились в бегство, и многие из них погибали. (9) Из-за непрерывного швыряния камней кони, ступая по катившимся камням, поскальзывались и сбрасывали всадников. С обеих сторон многие падали, а к народу из-за ненависти к конным приходили на помощь и находившиеся в городе пешие воины .

13. (1) В то время как происходила междоусобная война, никто другой не хотел сообщить о ней Коммоду из страха перед могуществом Клеандра; старшая же из сестер Коммода (имя ей было Фадилла) 93 , вбежав к государю (доступ для нее, сестры, был легким и беспрепятственным) с распущенными волосами и бросившись на землю, (2) всем своим видом изобразив горе, сказала: "Ты, о государь, пребывая в спокойствии вследствие неведения того, что творится, подвергаешься величайшей опасности; мы же, твои родственники, вот-вот погибнем! Нет у тебя римского народа и большей части воинов. То, что мы не ожидали претерпеть ни от кого из варваров, это проделывают с нами наши домашние и кого ты больше всего облагодетельствовал — эти и оказываются твоими врагами; (3) Клеандр вооружил против тебя народ и воинов; настроенные по-разному и под влиянием неодинакового образа мыслей, одни — ненавидя его (это народ), другие — любя (вся конница), они находятся под оружием и, губя друг друга, наполнили Рим родственной кровью. Беды обеих толп захватят и нас, если ты не выдашь как можно скорее на смерть дурного слугу, который для одних уже стал виновником столь великого истребления, а для нас совсем скоро будет". (4) Сказав такое и разорвав на себе одежду, она, как и некоторые из присутствовавших, осмелевшие после слов сестры государя, напугали Коммода. Последний, потрясенный и страшась нависающей опасности, не предстоящей, а уже надвинувшейся, посылает за Клеандром, ничего не знавшим о том, что было доложено, но кое-что подозревавшим. Когда он пришел, Коммод приказывает схватить его и, отрубив ему голову и насадив {19} ее на длинное копье, посылает народу как приятное и желанное зрелище. (5) Так прекратился ужас и обе стороны перестали воевать, воины — увидя убитым того, ради кого они сражались, и из страха перед гневом государя (они понимали, что были обмануты и их дерзкие поступки были совершены вопреки его воле); народ же был удовлетворен, отомстив тому, кто совершил ужасные дела. (6) Сверх того, они убили и детей Клеандра (у него их было двое мужского пола) 94 и умертвили всех, кто, как они знали, был его другом 95 ; влача их тела и подвергая их всяческому поруганию, они, наконец, принесли их обезображенными к водосточным каналам и бросили туда 96 . Таков был конец Клеандра и его близких 97 ; можно было бы сказать, что природа постаралась на одном примере показать, что незначительный и неожиданный поворот судьбы может поднять из крайнего ничтожества до величайшей высоты и опять бросить вниз возвеличенного.

(7) Коммод, опасаясь волнения народа — как бы последний чего-либо над ним не учинил, все же по настоянию близких возвратившись в город, принятый со всяческим славословием сопровождавшего его народа, вернулся в императорский дворец. Испытав столь великие опасности, он стал относиться с недоверием ко всем, беспощадно убивая и легко веря всем наветам 98 ; он не допускал к себе никого из достойных уважения, отстранился от благородных занятий, и всю его душу поработили чередовавшиеся ночью и днем необузданные чувственные наслаждения. (8) И всякий разумный и хотя бы умеренно причастный к образованности человек изгонялся из дворца как злоумышленник, а балагуры и исполнители самых постыдных ролей держали его под своей властью. Он учился быть возницей на колесницах и сражаться лицом к лицу со зверями 99 , причем льстецы воспевали это, прославляя как проявление мужества, а он предавался таким занятиям более непристойным образом, чем это подобало разумному государю.

14. (1) Появились в это время и некоторые божественные знамения. Непрерывно были видимы днем звезды, другие растягивались в длину, так что, казалось, повисали посреди воздуха 100 . Часто рождались отклонявшиеся от своей природы животные, имевшие чуждый вид и несуразные части тела. (2) Самое же грозное, что огорчило и на данное время и встревожило на будущее всех, видевших в этом знамение и дурные примеры, то, что хотя перед тем не выпадал дождь и не собирались тучи, а лишь было небольшое землетрясение — потому ли, что ночью упала молния или откуда-то вследствие земле -{20} трясения распространился огонь, — сгорело все святилище Мира 101 , бывшее самым большим и самым прекрасным из сооружений в городе. (3) Это был богатейший из всех храмов, ввиду своей безопасности украшенный посвящениями из золота и серебра; всякий хранил там то, что имел 102 . Но огонь в ту ночь многих превратил из богачей в бедняков. Поэтому все сообща скорбели об общем достоянии, а каждый — о своем собственном. (4) После того, как огонь уничтожил храм и всю ограду, он распространился на большую часть прекраснейших сооружений города; в то время был уничтожен огнем храм Весты, и увидели появившееся на свет изваяние Паллады, привезенное из Трои 103 , почитаемое и скрываемое римлянами; тогда-то впервые после его прибытия из Илиона в Италию его увидели люди нашего времени 104 . (5) Ведь девы, жрицы Весты, схватив изваяние, перенесли его по Священной улице в императорский дворец. Сгорело и очень много других частей города, и притом прекраснейших; в течение немалого числа дней, наступая, огонь пожирал все и перестал не раньше, чем обрушившиеся дожди сдержали его порыв 106 . (6) Поэтому во всем этом происшествии увидели нечто божественное, так как в то время тогдашние люди верили, что возникновение и прекращение огня было проявлением воли и всемогущества богов. Некоторые предполагали на основании этого происшествия, что гибель храма Мира было предзнаменованием войны; последовавшие события, как мы расскажем в дальнейшем, подтвердили своим исходом существовавшую ранее молву. (7) Ввиду того, что много ужасных бедствий непрерывно постигало город, римский народ перестал благосклонно смотреть на Коммода и начал объяснять причины следовавших одно за другим несчастий его казнями без суда и прочими злодеяниями в его жизни. Ведь то, что делалось, не было скрыто от всех, да и сам он не хотел скрывать: то, что он делал дома и о чем злословили, это он осмеливался открыто выставлять напоказ. (8) Он дошел до такого безумия и пьяного бесчинства, что прежде всего отверг свое прозвание по отцу и вместо Коммода, сына Марка, приказал именовать себя Гераклом, сыном Зевса 107 ; сняв с себя римское и императорское облачение, он натягивал на себя львиную шкуру и носил в руках дубину 108 ; носил он и пурпурные и златотканные одежды, так что стал смешным, подражая своим внешним видом одновременно и расточительству женщин и силе героев 109 . (9) Таким он появлялся во время своих выходов. Изменил он и названия месяцев года, отменив древние и назвав все месяцы своими собственными прозваниями, большая часть которых {21} относилась к Гераклу как наиболее мужественному 110 . Он поставил и свои статуи по всему городу и даже против здания сената — статую с натянутым луком — он хотел, чтоб и его изображения грозили ужасом 111 . Эту статую сенат после его смерти убрал и воздвиг изображение свободы.

15. (1) Коммод, уже не сдерживая себя, принял участие в публичных зрелищах, дав обещание собственной рукой убить всех зверей и сразиться в единоборстве с мужественнейшими из юношей. Молва об этом распространилась, и со всей Италии и соседних провинций сбегались люди, чтобы посмотреть на то, чего они раньше не видали и о чем не слыхали. Ведь толковали о меткости его руки и о том, что он, бросая копье и пуская стрелу, тщательно избегал промахов. (2) При нем были обучавшие его чрезвычайно опытные в стрельбе из лука парфяне и лучшие метатели копья мавританцы 112 — их всех он превосходил ловкостью. Когда же наступили дни зрелищ 113 , амфитеатр наполнился; для Коммода была устроена ограда в виде кольца, чтобы он не подвергался опасности, сражаясь со зверями лицом к лицу, но бросая копье сверху, из безопасного места 114 , выказывал больше меткость, нежели мужество. (3) Он поражал оленей и газелей и других рогатых животных, какие еще есть, кроме быков, бегая вместе с ними и преследуя их, опережая их бег и убивая их ловкими ударами; львов же и леопардов и других благородных зверей, какие есть еще, он, обегая вокруг, убивал копьем сверху. И никто не увидел ни второго дротика, ни другой раны, кроме смертоносной; (4) как только животное выскакивало, он наносил удар в лоб или в сердце и никогда не метил в другую цель, и дротик его не попадал в другую часть тела так, чтобы одновременно с ранением не причинять и смерть. Отовсюду для него привозились животные. (5) Тогда мы увидели то, чему мы удивлялись на картинах: он, убивая, показал римлянам всех животных, дотоле неизвестных, из Индии и Эфиопии, из южных и северных земель. Все поражались меткости его руки. Как-то, взяв стрелы, наконечники которых имели вид полумесяца, он, выпуская их в мавританских страусов, мчавшихся благодаря быстроте ног и изгибу крыльев с необыкновенной скоростью, обезглавливал их, перерезая верхнюю часть шеи; даже лишенные голов из-за стремительности стрел, они продолжали бежать вокруг, будто с ними ничего не случилось. (6) Когда однажды леопард в своем чрезвычайно быстром беге настиг выпускавшего его человека и готовился укусить его, Коммод, опередив своим дротиком, зверя убил, а человека спас, опередив наконечником копья острие зубов. Однажды, когда из {22} подземелий была одновременно выпущена сотня львов, он убил их всех таким же количеством дротиков — трупы их лежали долго, так что все спокойно пересчитали их и не увидели лишнего дротика. (7) До этих пор, хотя его поступки и не соответствовали императорскому положению, однако в них было благодаря мужеству и меткости нечто приятное для простого народа; когда же он вышел обнаженный в амфитеатр и, взяв оружие, начал вступать в единоборство, тогда уже народ с неодобрением посмотрел на зрелище — благородный римский император, после стольких трофеев отца и предков, берет не против варваров воинское или подобающее римской власти оружие, но глумится над своим достоинством, принимая позорнейший и постыдный вид. (8) Вступая в единоборство, он легко одолевал противников, и дело доходило до ранений, так как все поддавались ему, думая о нем как о государе, а не как о гладиаторе 115 . Дошел он до такого безумия, что не хотел больше жить в императорском жилище 116 , но пожелал переселиться в казарму гладиаторов. Себя он повелел называть уже не Гераклом, но именем одного знаменитого незадолго до того скончавшегося гладиатора. Отрубив голову величайшей колоссальной статуи, почитаемой римлянами, представляющей собой изображение Солнца 117 , он поместил там свою голову, подписав на основании обычные императорские и отцовские прозвания, но вместо "Германский" — "победивший тысячу гладиаторов".

16. (1) Нужно же было когда-нибудь и ему перестать безумствовать, и Римской державе перестать быть под властью тирана. С наступлением дня нового года он намеревался... В этот день римляне справляют праздник, связывая его с древнейшим местным богом Италии; говорят, что Кронос 118 , лишенный власти Зевсом, стал, спустившись на землю, гостем этого бога; боясь могущества сына, он скрылся, прячась у него. Отсюда и было дано названии этой местности Италии — и она стала называться Лацием — слово было перенесено из греческого языка в местный 119 . (2) Поэтому и до сих пор италийцы справляют предварительно кронии в честь скрывавшегося бога 120 , а начало года празднуют в честь италийского бога. Поставлено его двуликое изображение, так как год начинается и кончается им. С наступлением этого торжества римляне особенно поздравляют и приветствуют друг друга и доставляют друг другу удовольствие, взаимно даря деньги и наделяя всеми благами, приносимыми землей и морем 121 ; (3) эпонимные должностные лица тогда в первый раз надевают на себя, на год, знаменитую пурпурную одежду 122 . В то время как все {23} занимались празднованием, Коммод пожелал выйти не из императорского дома, как это принято, а из казармы гладиаторов и предстать перед римлянами не в красиво окаймленной императорской порфире, а неся сам оружие в сопровождении остальных гладиаторов. (4) Когда он сообщил об этом своем намерении Марции 123 , которой он больше всего дорожил из своих наложниц (ее положение ничем не уступало положению законной жены, у нее было все, что и у Августы, за исключением преднесения факела), — она, узнав о столь неразумном и непристойном его желании, сначала упрашивала и, припав к его ногам, умоляла со слезами не оскорблять Римскую державу и не подвергать себя опасности, отдавшись гладиаторам и пропащим людям. (5) Ничего не добившись от него своими продолжительными мольбами, она ушла, проливая слезы; Коммод же, послав за Летом, префектом претория 124 , и Эклектом, своим главным спальником 125 , приказал сделать все приготовления, так как он намерен переночевать в казарме гладиаторов и оттуда выступить для совершения торжественных жертвоприношений, чтобы римляне увидели его в оружии. Они начали умолять его и пытались уговорить не делать ничего, недостойного императорской власти.

17. (1) Коммод, раздосадованный, прогнал их, а сам вошел в спальню, чтобы поспать (он обыкновенно делал это в полдень); взяв материал для письма — такой, что изготовляется из липовой коры в самом тонком виде и складывается путем сгибания с обеих сторон, он записывает тех, кого следует этой ночью казнить. (2) Из них первой была Марция, за ней следовали Лет и Эклект, а за ними большое количество первых людей в сенате. Старших и еще оставшихся отцовских друзей он хотел всех устранить, стыдясь иметь почтенных свидетелей своих безобразных дел, а имуществом богатых он желал облагодетельствовать воинов и гладиаторов и разделить его между ними, чтобы одни охраняли его, а другие развлекали. (3) Сделав запись, он кладет эту записку на кровать, решив, что никто туда не войдет. Был ребеночек, совсем маленький, — из тех, какие ходят без одежды, украшенные золотом и драгоценными камнями (ими забавляются живущие в роскоши римляне). Коммод чрезвычайно любил его, так что даже часто спал с ним; назывался он Филокоммодом — и это прозвание указывало на любовь к нему государя 126 . (4) Когда Коммод ушел, чтобы по обыкновению купаться и пить, этот ребеночек, попросту резвясь, вбежал по обыкновению в спальню и, взяв лежавшую на кровати записку, чтобы поиграть ею, выходит из покоя. По воле какого-то божества он встретился с {24} Марцией. Она (также любившая ребеночка), обняв и целуя его, отнимает записку, боясь, как бы он, неразумный, по неведению не уничтожил, играя, что-нибудь нужное. Узнав руку Коммода, она была охвачена любопытством прочитать написанное. (5) Обнаружив, что оно несет смерть и что ей предстоит умереть прежде всех, Лет и, Эклект последуют за ней, а затем будет столько казней других, она, испустив стон и сказав про себя, — "прекрасно, Коммод, — это благодарность за мою преданность и любовь, и за твою наглость и пьянство, которое я терпела столько лет; но ты, пьяный, не совершишь это безнаказанно над трезвой женщиной", — (6) сказав это, она посылает за Эклектом — он обыкновенно приходил к ней, как хранитель спальни; злословили даже, что она сожительствует с ним. Дав ему записку, она сказала: "посмотри, какое нам предстоит всенощное празднество". Прочтя и ужаснувшись, Эклект (он был родом египтянин, склонный от природы дерзать и действовать, и вместе с тем поддаваться гневу), запечатав записку, посылает ее через какого-то своего верного человека для прочтения Лету. (7) Тот, также встревоженный, приходит к Марции, будто для того, чтобы обдумать вместе с ними приказания государя и то, что относилось к казарме гладиаторов; притворившись, будто обдумывают важные для него дела, они условливаются лучше опередить его каким-нибудь действием, нежели потерпеть от него: нет времени для промедления или отсрочек. (8) Принимается решение: дать Коммоду яд; Марция обещала очень легко дать его — ведь она обыкновенно замешивала и подавала первое * питье, чтобы ему приятнее было пить от любимой. Когда он пришел после купания, она, налив в чашу яду, замешав благовонным вином, дает ему пить. Испытывая жажду после долгого купания и упражнений со зверями, он и выпил как обычную заздравную чашу, ничего не замечая. (9) Немедленно же он впал в оцепенение и, чувствуя позыв ко сну, подумав, что это происходит с ним от утомления, лег отдохнуть. Эклект же и Марция приказали всем удалиться и разойтись по домам, — они будто бы подготовляли для него тишину. Так обыкновенно случалось с Коммодом и в другое время из-за опьянения: часто моясь и часто принимая пищу 127 , он не имел определенного времени для отдыха, предаваясь чередовавшимся разнообразным наслаждениям, которым он даже против своей воли рабски служил в любой час. (10) Недолго он оставался спокойным, а когда яд дошел до желудка и брюшной полости, наступило головокружение и затем появилась обильная рвота — потому ли, что имевшаяся ранее пища вместе с большим количеством {25} напитков вытесняла яд, или из-за предварительно принятого противоядия, которое обычно всякий раз принимают государи перед пищей.

(11) Из-за обильной рвоты они испугались, как бы Коммод, извергнув весь яд, не протрезвился и им всем не пришлось погибнуть, и убеждают некоего юношу по имени Нарцисс 128 , крепкого и цветущего, войти к Коммоду и задушить его, пообещав дать великие награды. Ворвавшись, он, схватив за горло ослабевшего от яда и опьянения Коммода, убивает его 129 . (12) Таков был конец жизни Коммода, который процарствовал тринадцать лет после смерти отца 130 , превосходил благородством происхождения государей, своих предшественников, красотой и стройностью тела больше всех выделялся среди людей своего времени; если же следует сказать и о мужестве, он никому не уступал в меткости и ловкости рук. Если бы только он не запятнал этих прекрасных качеств позорными занятиями, как рассказано выше. {26}

* В фигурные скобки здесь помещены номера (окончания) страниц издания-оригинала.— Ю. Ш .

* Марция подавала первый бокал вина лично.— Ю. Ш .


КОММЕНТАРИИ

Текст "Истории" Геродиана и статья А. И. Доватура печатаются по изданию: Геродиан. История императорской власти после Марка, книги I—VIII // ВДИ, 1972, № 1—4; 1973, № 1.

КНИГА I

1. Данное выражение относится к существовавшей практике публичных декламаций и чтений исторических сочинений. Подобная критика современной историографии (которую мы наблюдаем у Геродиана) была традиционной. Например, Лукиан в конце II в. нашей эры также резко выступал против большого количества историков софистов, писавших стилистически безупречные труды, достоверность содержания которых была весьма небольшой.

2. Подобное определение власти Августа (его res publica restituta) было дано современником Геродиана Дионом Кассием (LIII, 11, 5). Август (род. 23.09.63 г. до н. э. в Риме, ум. 19.08.14 г. н. э. в Ноле), сын Г. Октавия и Атии, дочери сестры Цезаря, Юлии; внучатый племянник Гая Юлия Цезаря. До 44 г . до н. э. носил имя Гай Октавий, с 44 г ., после усыновления двоюродным дедом Гай Юлий Цезарь, с 27 г . до н. э. император Цезарь Август. Став в результате гражданских войн 43—31 гг. до н. э. фактически единоличным римским правителем, в юридическом смысле монархом не являлся. Он создал новую государственно-правовую систему власти — принципат, опиравшуюся на республиканские институты: империй (с 19 г . до н. э., до того — проконсульская власть над провинциями, то есть тоже республиканский институт власти) полная военная и гражданская власть высших римских магистратур, основное содержание которых составляли военная власть и юрисдикция; и пожизненная власть трибуна (с 27 г . до н.э.).

3. Марк Аврелий Антонин (121—180 гг. н. э.) римский император с 161 г .

4. Разница между тираном и государем являлась одной из тем истории, опирающейся на традиции софистических и философских рассуждений о природе царской власти, популярных во II—III н. э. Вообще же противопоставление тирана и государя берет свое начало с греческих времен, точнее с IV в. до н. э., когда в Греции в результате кровавых деяний представителей "младшей" тирании термин "тиран", являвшийся до того нормальным титулом правителя-монарха, приобрел отрицательный, ругательный оттенок.

5. Один день — это небольшое преувеличение, но случаи правления в течение одного-двух месяцев известны: Авидий Кассий, наместник Сирии, получив в 175 г . ложное известие о смерти Марка Аврелия, провозгласил себя императором, а через несколько месяцев был убит своими солдатами; Гельвий Пертинакс, римский император (1.01.193—28.03.193 г.), пытался упорядочить воинскую дисциплину, за что был убит преторианцами; Дидий Юлиан, римский император (28.03.193—01.06.193 г.), был свергнут войсками Септимия Севера и убит; Гордиан I, проконсул Африки, был в 238 г . провозглашен императором и поддержан римским сенатом в противовес Максимину Фракийцу, римскому императору (235—238 гг.). Гордиан I сделал своим соправителем сына, Гордиана II, который вскоре был убит в битве с войсками Максимина, после чего Гордиан I покончил с собой; узнав о смерти Гордианов, сенат провозглашает императорами Максима (Пупиена) и Бальбина, а вскоре их соправителем, после смерти Максимина у Аквилеи, избирает Гордиана III, римского императора в 238—244 гг., и в том же 238 г . Пупиен и Бальбин были убиты. {177}

6. В течение 58 лет (180—238) Геродиан отмечает либо 16, либо 18 человек, которые получили императорскую власть.

7. Здесь Геродиан несколько ошибается. Известно, что Марк имел, по крайней мере, 6 сыновей и 6 дочерей, однако в 161 г ., когда он наследовал Антонину Пию, Марк имел 4-х выживших дочерей (Фаустина, Луцилла, Фадилла, Корнифиция) и, возможно, одного сына (Гардиан). Коммод и его близнец Аврелий Антонин родились в 161 г .; Марк Анний Вер в 162/163 г.; Вибия Сабина в 167 г .; но Гардиан умер в 162 г . (?), и Антонин в 165 г . Возможно, информатор Геродиана видел триумф в 166 г ., во время которого народу были показаны 2 сына.

8. SHA, Comm., 1, 6.: было три учителя — Онесикрат, Капелла Антистий и Атей Санктус. По-видимому, домашним учителем был Клеандр (см. Herod., I, 12, 3).

9. Приемный сын Марка, Клавдий Север женился на Аннии Аврелии Галерии Фаустине; Т.Клавдий Помпеян женился на Аннии Аврелии Галерии Луцилле (после смерти Луция Вера, ее первого мужа), М. Педиций Плавций Квинтилл женился на Фадилле, М. Петроний Сура Маммертин женился на Корнифиции, Л. Анистий Бур женился на Вибии Аврелии Сабине, возможно, после смерти Марка. По крайней мере двое из них происходили из патрицианских родов и были, видимо, также богаты (SHA, Marc., XX, 6—7), т. е. Геродиан здесь несколько идеализирует Марка.

10. Непонятно, имеет ли Геродиан здесь в виду "Размышления" Марка Аврелия. Возможно, этот трактат был известен Клименту Александрийскому (ум. ок. 210/220 г.), но прямо не цитировался до IV в. Однако Марк также ссылается на свои собственные записи по истории и литературе (III, 14).

11. Дион Кассий (в эпитоме) является единственным сохранившимся историком-современником. Марий Максим описал жизнь Марка и других Цезарей до Гелиогабала; предположительно, его труд был использован в SHA.

12. Вторая экспедиция против германцев (первая Маркоманская война 172—175 гг.) началась в августе 178 г . Марку было 58 лет. Возможное место описываемых событий Виндобона (совр. Вена) (Victor., Caes., XVI, 14; Epit. de Caes., XVI, 12), а не Сирмий, как говорит Тертуллиан (Apol., XXV, 5).

13. Дионисий II Сиракузский, правил 367/6—345 гг. до н. э. унаследовал власть от отца в 30?летнем возрасте, так что молодым человеком его можно назвать с трудом. Но и он, и его отец были популярными героями морализующих анекдотов и историй (см. Ae l ian, V. H., IX, 9; Athen., Deipn., VI, 249E).

14. Имеется в виду Александр Македонский.

15. Видимо, имеется в виду Птолемей II Филадельф (308—246 гг. до н. э.), который, согласно Юстину, состоял в любовной связи со своей сестрой Арсиноей (XVII, 2, 7). Но Птолемей был царем эллинистического Египта, где традиционно брачные отношения между братьями и сестрами царствующей династии считались нормой. Зная это, Геродиан особо подчеркивает греческое и македонское происхождение законов, которые нарушил Птолемей.

16. Антигон I Одноглазый (ок. 380—301 г. до н. э.). Полководец Александра Македонского, один из диадохов. Впоследствии царь Македонии. Но из других источников неизвестно то, о чем Геродиан здесь говорит.

17. Дионис — греческий бог виноградарства и виноделия, изображался с головой, увитой плющом.

18. Традиционный македонский головной убор, типа греческого петас — шляпы с полями различной формы.

19. Тирс — палка, увитая плющом, листьями винограда и увенчанная сосновой шишкой; жезл Диониса и его спутников. {178}

20. См . Tac., An., XV, 67; Suet., Nero, 21; 35; пр.; SHA, Comm., XIX, 2 (о возгласах сената); Marc., XXVIII, 10. Нерон римский император (54—68 гг. н. э.). Он был сильно недоволен претензиями на власть своей матери, Агриппины Младшей, которая будучи женой императора Клавдия (41—54 гг. н.э.), отравила его и, фактически, возвела на трон своего сына. Отношения Агриппины и Нерона неотвратимо ухудшались, пока не дошли до открытой вражды и ненависти. В 59 г . Нерон решился на убийство матери, и после неудавшегося покушения корабль Агриппины развалился в море благодаря специальному приспособлению, но мать императора чудом спаслась; позднее она была убита по приказу Нерона.

21. См . Suet., Dom., 9—10; Pliny., Paneg., XLIII, 3; LII, 7. Домициан, римский император (81—96 гг.). Он первый сбросил республиканскую оболочку принципата и велел называть себя "господином и богом". После подавления восстания 89 г . резко возросло число процессов по обвинению в "оскорблении величия" и казней. Об отношении к нему современников свидетельствует лаконичная эпиграмма Марциала: "Флавиев род, как тебя обесчестил твой третий наследник! Из-за него не бывать лучше б и первым двоим" (Martial., 33).

22. "Друзья" Марка составили Совет. Замечание Помпеяна (I, 6, 5) показывает, что Совет мог рассматривать себя как Сенат в миниатюре (ср. Suet., Galba, X, 2), однако он, по всей видимости не занимал юридически такого положения.

23. Гален (XIV, 651, слл.) делает понятным этот пассаж: Фаустина и Клавдий Север в 169 г . были оставлены в Италии, чтобы присматривать за Коммодом. По-видимому, Севером были призваны ко двору Адриан и Пифолай, домашние учителя детей Марка (см. Galen, XVI, 650). Север был спутником Марка и Коммода в 175—176 гг., когда они отправились на Восток (Philos., V. S., II, 10, 588).

24. 17 марта 180 г ., в возрасте 58 лет и 11 месяцев (Dio. Cass. Apud Xiph., LXXI, 33, 4). Геродиан здесь описывает события весьма подробно, но ничего не говорит ни о слухах об убийстве Марка, о которых сообщает Дион Кассий, ни о 7 днях его болезни (см. SHA, Marc., XXVIII, 8). Считается, что Марк умер от чумы, которую в империю занесли римские войска, возвращаясь в 166 г . из похода против парфян.

25. Этими "друзьями" были Клавдий Помпеян, Ветрасий Поллион, Бруттий Презент, два кузена Квинтилии, М. Валерий Максим, Гельвий Пертинакс (?); кроме того, если верить Геродиану, были и другие при дворе в Виндобоне, включая, по-видимому, большую часть приемных сыновей императора (см. далее I, 6, 6).

26. Формальное обращение с речью и персональная раздача денег (donativa) по вполне понятным причинам обыкновенна для преторианской гвардии в Риме, но в это время подобные церемонии все больше и больше становились характерными и для провинциальных армий. За donativa следовали провозглашения главнокомандующим и даровались другие императорские титулы.

27. В Риме за пределами казарм преторианцев, во время войны на открытом участке земли за границами лагерных укреплений; хотя в данном случае использовался сам лагерь, что, по-видимому, являлось исключением.

28. Ср. Suet., Jul., 67; Aug., 25; Тас., Н., I, 29; 1, 37; Agric., 33: а также Геродиан IV, 7,6; IV, 14,4; VI, 8,4, пр.

29. Ср. VI, 9,3; Геродиан является фактически единственным источником, сообщающим, что Коммод действительно находился на северной границе до 175 г . {179}

30. Фактически Коммод был первым римским императором, родившимся у правящего императора: Август ( 27 г . до н.э. — 14 г . н. э.) стал императором по завещанию Цезаря в 36 лет; Тиберий (14—37 гг.) был усыновлен Августом; Калигула (37—41 гг.) был сыном Германика, племянника Тиберия; Клавдий (41—54 гг.) был племянником Тиберия; Нерон (54—68 гг.), сын сенатора Домиция Агенобарба, был усыновлен Клавдием; Гальба (68—69 гг.), римский полководец из патрицианского рода, как Отон ( 69 г .) и Вителлий ( 69 г .); Флавии — династия несенаторского происхождения, римские полководцы: Веспасиан (69—79 гг.) и его сыновья Тит (79—81 гг.) и Домициан (81—96 гг.); Нерва (96—98 гг.) из сенаторского рода; Траян (98—117 гг.) и Адриан (117—138 гг.) были родом из южной Испании, римские полководцы (Адриан был родственником Траяна), Антонин Пий (138—161 гг.) из галльского сенаторского рода, усыновлен Адрианом; Марк Аврелий из сенаторской семьи испанского происхождения, по желанию Адриана усыновлен Антонином Пием.

31. Т. е. красная ткань; согласно традиции императорского Рима, носить одежду из красной ткани могли только императоры и члены их семей.

32. Обожествление Марка было провозглашено на чрезвычайном собрании сената и народа (см. SHA, Marc., XXVIII, 2—3), а традиция эта началась еще с Цезаря и Августа.

33. Под "океаном" понимались моря севера Европы.

34. Истр — древнее фракийское название Дуная, прежде всего в его нижнем течении.

35. Ср. Aelian, V. H., IX, 16 о подобном описании климата Италии.

36. Дион и другие авторы (apud Xiph. LXXII., 1, 2; Exc. Urs. LXXII, 2, 2; SHA, Comm., III, 5) говорят, что Коммод ненавидел тяжелую работу и согласился на условия врагов. Но см. далее I, 6, 8. Как кажется, среди "друзей" не было единодушия по вопросу возвращения. Хотя возможно, что зрелое решение Коммода возвращаться было впоследствии искажено из-за политической коньюктуры и господствующего общественного мнения личности императора. На эту мысль наводит описание Геродианом действий, предпринятых Коммодом перед уходом (см. I, 6, 8), где он предстает вполне разумным правителем.

37. Неизвестно, были ли эти страхи Коммода оправданными. Первый заговор 183 г . был в основном поддержан людьми, находящимися в это время на северной границе (см. I, 8, 8). Но известно, что некоторые считали Коммода плохой кандидатурой на пост императора, которого следует заменить, как полагал Север (Dio. apud Xiph. LXXVI, 14, 7). Кроме того, стимулом для подобного решения юного императора мог послужить мятеж Авдия Кассия, произошедший за 5 лет до описываемых событий (Dio. apud Xiph. LХXI, 22, 2; 23, 1; SHA, Marc., XXIV, 6). Вообще, следует заметить, что Геродиан подчеркивает важность возвращения нового императора в Рим в других случаях (III, 15, 6; V, 5, 1).

38. Т. Клавдий Помпеян, происходил из сирийского всаднического рода, и возвысился во время войны, став приемным сыном Марка и верховным командующим войсками на севере в 170 г . Судя по словам Геродиана ("...который был старше всех..."), можно предположить, что Клавдий Север умер, вероятно, от дел, оставив Помпеяна старшим. К Помпеяну испытывали антипатию сестры Коммода Фаустина (вплоть до своей смерти) и Луцилла, его жена. См. SHA, Marc., XX. 7; Dio. apud Xiph., LXXII, 4,5; Herod., I, 8,4.

39. Триумф — торжество в честь полководца-победителя. Триумф мог состояться только с разрешения сената и только в случае достойной победы: это значило, что в ходе сражения должно быть уничтожено не менее 5 тыс. врагов. Триумфальное шествие, приветствуемое народом, начиналось на Марсовом поле и, пройдя через весь город к Форуму, заканчивалось у Капито- {180} лия. Шествие возглавляли сенаторы и магистраты, за ними несли военные трофеи. Потом следовал сам триумфатор на богато украшенной колеснице, которую везли лошади белой масти. За ним следовали воевавшие под его командой солдаты, шли пленные, прежде всего, самые знатные из них. Заканчивалось торжество религиозными обрядами и угощением народа и воинов.

40. В тексте употреблен термин "сатрап" — обычное для Персии и Парфии название правителей областей. Но из контекста видно, что речь в отрывке идет о северных варварах, у которых подобного термина не существовало. По всей видимости, в данном случае Геродиан подобрал греческий эквивалент латинскому reges et duces (см. Тас., Germ., VII, 1).

41. Ср. II, 5, 3; эти служители были личными слугами Коммода и включали вольноотпущенников спальников; в SHA, Comm., II, 6—8 они именуются "...надзирателями самыми дурными"; несомненно, что среди них был Саотер (Dio. apud Xiph., LXXII, 12, 2), возможно Феокрит (Dio. apud Exc. Val., LXXVII, 21, 2) и Клеандр. Примечательно, что ни Геродиан, ни Дион Кассий не находят другой причины поступка Коммода, кроме как влияние вольноотпущенников-советников; см. Dio. apud Xiph., LXXII, 1, 1; Exc. Urs., LXXII, 2, 1—4 о слабом характере Коммода.

42. Поздние писатели сохранили сведения об успехах Коммода против германцев: Victor, Caes., XVII, 2 ("[в] войне вполне усердствующий", "которую [против] квадов счастливо вел"). Eutrop., VIII, 15 ("против германцев счастливо [воевал] и их победил"). Коммод не оставил северные границы на произвол судьбы; в SHA, Comm., XII, 8 отмечается возможность третьего германского похода. Одной из основных задач на севере было создание военной зоны вдоль границы Нижней Паннонии, что, возможно, было делом Перенниса в 185 г .

43. Лавр был завезен в Италию из Греции, и в эпоху Римской империи стал символом могущества, победы и мира. На триумфатора в расположенном на Капитолийском холме храме Юпитера надевали в качестве благодарственного дара лавровый венок. Солдатам победившей армии также вручали лавровые венки.

44. Неизвестно, сколько времени Коммод провел в Риме или его округе в 161—175 гг. SHA, Comm., I, 9 отсылает к событию в Центумцеллах в 171/172 г., когда Коммод в возрасте 12 лет велел бросить в печь банщика за то, что вода для его омовения оказалась слишком горячей.

45. Отец Коммода император Марк Аврелий, хоть и происходил из семьи сенатора и был сыном претора Анния Вера, считался императором, поскольку в 138 г . был усыновлен своим дядей, императором Антонином Пием, на дочери которого, Фаустине, он и женился в 145 г ., а в 146 г . был провозглашен соправителем Антонина.

46. Марк Аврелий, отец Коммода, был женат на Фаустине, дочери императора Антонина Пия (138—161 гг.). Но сам Антонин Пий в 138г. был усыновлен императором Адрианом, так что Коммод считался потомком Адриана по женской линии (после смерти Адриана в 138 г . новый император Антонин добился причисления его к богам и построил мавзолей Адриана; по этой причине сенат, к которому благоволил новый император, нарек его Пием, т. е. "Благочестивым". С другой стороны, у сестры императора Траяна (98—117 гг.) Ульпии Марцианы была дочь Матидия Старшая, дочь которой, Сабина, стала женой императора Адриана. Таким образом, Фаустина, мать Коммода, была правнучкой Траяна).

47. Юпитер — верховное божество римлян. Его храм стоял на Капитолии, где происходили важнейшие акты государственной жизни. Триумфатор после шествия в одеянии Юпитера передавал свой лавровый венок в этот храм. {181}

48. Геродиан ничего не говорит о бестактной речи, которую Коммод произнес (Dio. apud Xiph., LXXII, 4, 2—3).

49. По-видимому, это дворец на Палатинском холме; позже Коммод переселился в domus Vectiliana на Целианском холме.

50. Список консулов, избранных в начале года показывает роль "друзей" в эти годы и их дальнейшую судьбу: 181 г . Л. Антистий Бур (муж Вибии Сабины); 182 г . М. Петроний Сура Маммертин (муж Корнифиции); 183 г . К. Аффидий Викторин (школьный товарищ Марка Аврелия). После падения Перенниса в 185 г . происходит восстановление влияния "друзей": 186 г . Ацилий Глабрий; 187 г . Л. Бруттий Квинтий Криспин; 188 г . П. Сей Фусциан и М. Сервилий Силан; 189 г . Кв. Сервилий Силин; 190 г . М. Петроний Сура.

51. Назначение Тигидия Перенниса следует отнести к 182 г .: Дион (apud Xiph., LXX, 10,1) говорит, что он был коллегой Патерна (М. Таррутений Патерн был казнен в 182 г . SHA, Comm., XIV, 8), и в SHA, Comm., XIV, 8 сказано, что "из тех префектов, которых он сам (т. е. Коммод) назначил, никто не продержался в течении 3-х лет", а Переннис был убит в 185 г .

52. Префект претория — командир императорской гвардии (преторианцев), 9 когорт которых располагались в специальном лагере в Риме (Castra praetoria) перед Виминальскими воротами.

53. По всей видимости, Фаустина, старшая дочь Марка Аврелия, уже к тому времени умерла.

54. Луций Вер соправитель Марка Аврелия, римский император (161—169 гг.). Он был сыном Элия Вера, усыновленного императором Адрианом. По настоянию Адриана Луций Вер был усыновлен Антонином Пием вместе с Марком Аврелием. В противоположность Марку Луций Вер отличался распущенностью нравов и чрезмерной склонностью к разгульной жизни (см. SHA , Ver., I, 4; V, 1—5; X, 8). Вер внезапно скончался зимой 169 г . во время похода на германцев. Ходили слухи, что Марк Аврелий с помощью хитрости сумел избавиться от недостойного брата (Herod., IV, 5,6), либо был отравлен тещей Фаустиной или женой Луциллой (см. SHA, Ver., X, 1—5).

55. Т. е. инсигнии. Кроме почестей, перечисленных ниже, она в театрах сидела в императорских креслах, и перед ней несли факел; она также имела право на то, чтобы перед ней несли знамя в процессиях и право на увенчание лавровым венком.

56. Согласно Диону (apud Xiph., LXXII, 4, 5) и SHA, Marc., XX, 6—7, это было сделано против воли Луциллы и ее матери Фаустины, и с неприличной поспешностью после смерти Луция Вера в 169 г .

57. Бруттия Криспина стала женой Коммода в 178 г . Дочь К. Бруттия Презента, второго консула в 180 г . и сестра Л. Бруттия Квинтия Криспина, консула 187 г . По-видимому, в 187 г . была обвинена в прелюбодеянии, изгнана и позже убита (см. Dio. apud Xiph., LXXII, 4, 7; SHA, V, 9).

58. Считается сыном Клавдия Севера, второго консула 173 г ., от первого брака, до женитьбы Севера на дочери Марка. Он, по-видимому, был усыновлен М. Уммидием Кодратом, племянником Марка Аврелия. Подобная родословная, а также участие Кодрата в заговоре против императора показывает, что, возможно, опасения Коммода в Паннонии были оправданными (см. Herod., I, 6,3).

59. Дату событий можно установить по титулу "Почтительный", принятому Коммодом после раскрытия заговора: впервые этот титул появляется 7 января 183 г .; таким образом, время существования заговора следует отнести к 182 г .

60. Клавдий Помпеян Квитиан (Dio. apud Xiph., LXXII, 4, 4; SHA, Comm., IV, 2; Amm. Marc., XXIX, 1, 17). Считается либо пасынком Луциллы, либо {182} сыном брата Т. Клавдия Помпеяна (позже убитого по приказу Коммода, SHA, Comm., V, 12), а следовательно, племянником Луциллы. Согласно Диону, он был помолвлен с дочерью Луциллы (от Луция Вера) и был любовником самой Луциллы.

61. Имеется в виду раздача денег солдатам (donativum).

62. Возможно, equites singulares отряд отборных всадников. Геродиан хорошо осведомлен о разнице между основными силами преторианских когорт и специальными личными отрядами телохранителей императора.

63. Она была сослана на Капри и там казнена (Dio. apud Xiph., LXXII, 4, 6). В SHA, Comm., VIII, 3 сказано, что этот заговор и заговор Александра были единственными бывшими при Коммоде; о заговоре Александра ничего неизвестно, но событие, по-видимому, имело место позже заговора Луциллы.

64. Геродиан ошибочно идентифицирует эту акцию Коммода с репрессиями против всего сената. Имена некоторых из тех, кто пал жертвой расправы над заговорщиками, представлены у Диона Кассия (Exc. Val., LXXII, 5, 1—2; Xiph, LXXII, 5, 3) и в SHA, Comm., IV, 4—11: П. Сальвий Юлиан (консул 175 г .); Таррутений Патерн (префект претория, чья дочь была обручена с сыном Юлиана); двоюродные братья Квинтилии, Секст Кондиан и Секст Максим (консулы 180 и 172 гг.); Ветрувий Секунд (секретарь императора). Были вынуждены удалиться в изгнание Гельвий Пертинакс, Дидий Юлиан, консулы Антилий Север и Эмилий Юнк; Аффидий Викторин (префект Рима и второй консул в 183 г .) был слишком могущественным, чтобы его тронули, но был враждебен Переннису (Dio. apud Exc. Val., LXXII, 11, 1). В основном репрессированы были люди, близкие к Коммоду и его отцу, т. е. "друзья". Но следует отметить, что были убиты также и некоторые представители сенатской аристократии: Норбан, Паралий, Велий Руф, консуляр Эгнатий Капитон, Витразия Фаустина (SHA, Comm., IV, 4, 10).

65. Иллирия — первоначальное название средней части Адриатического побережья около Шкодера (Северная Албания), распространившееся затем на весь северо-запад Балканского полуострова от побережья Адриатики до Моравии и от Эпира до среднего течения Дуная. В начале I в. н. э. была поделена на Нижнюю Иллирию — Паннонию и Верхнюю Иллирию — Далмацию. В тексте, по-видимому, речь идет о Паннонии.

66. Далее у Геродиана (I, 9,8) упоминается лишь один сын, так же как и в SHA, Comm., VI, 1, а у Диона (apud Xiph., LXXII, 9) два. При этом в SHA сын Перенниса действует как военачальник в Сарматии, на территории Восточной Европы, прилегавшей к Германии или Дакии восточнее Вислы и севернее Карпат, хотя имелась и Сарматия азиатская, лежавшая за Доном, и из текста SHA сложно понять, какая из них имелась в данном случае в виду.

67. Они проходили 15 октября (Plut., Rom., XXV).

68. Это, по-видимому, один из странствующих киников, чьей характерной одеждой были паллий (просторный греческий плащ) и посох.

69. Согласно Диону Кассию (apud Xiph., LXXII, 9, 3) и SHA (Comm., VI, 4) ими предводительствовал спальник Клеандр (см. о нем далее I, 12, 3).

70. Другую версию падения Перенниса мы находим у Диона (apud Xiph., LXXII, 9): он сообщает, что поведение Коммода, увлекавшегося ездой на колеснице и предававшегося всяким излишествам, вынудило Перенниса взять на себя все управление государством. Но при этом воины были недовольны Переннисом и ставили ему в вину все то, что им не нравилось. Войско, находящееся в Британии, выбрало из своей среды 1500 стрелков и послало их в Италию. В окрестностях Рима их встретил Коммод. На его вопрос о причине появления они ответили жалобой на Перенниса, который, по их мнению, злоумышляет против Коммода, желая сделать императором своего сына. Это {183} обвинение поддерживает и Клеандр, ненавидевший Перенниса. Коммод, убежденный всем этим, выдал префекта воинам, которыми он командовал, и они убили Перенниса, его жену, сестру и двоих сыновей. Третью версию тех же событий мы находим в SHA, Comm., V—VI, 2: Переннис посоветовал Коммоду предаться наслаждениям и возложить все труды правления на него, на что Коммод радостно согласился. И далее Переннис, как и у Геродиана, изображается в очень мрачных тонах: он "распоряжался всем полновластно: кого хотел убивал, очень многих грабил, не считался ни с какими законами, захваченное имущество присваивал себе". Но во время войны в Британии он поставил во главе войск лиц всаднического сословия, отстранив сенаторов. После того, как это раскрылось, Переннис был объявлен врагом и отдан на растерзание воинам.

71. Мы можем датировать эти события, опираясь на сообщение SHA, Comm., VIII, 1, где сказано, что Коммод получил титул "Счастливый" вскоре после падения Перенниса. Этот титул впервые появляется на монетах в 185 г .

72. По-видимому, это Т. Лонгий Руф и Нигер (SHA, Comm., VI, 6, слл.). Как сказано далее в SHA, "префекты претория сменялись через несколько дней и даже часов, так как Коммод вел себя все хуже и хуже... Их преемников держали на этой должности или убивали по произволу Клеандра".

73. В данном случае имеются в виду кельты, населявшие Францию, северо-западную Испанию, и иберы, населявшие Испанию и часть Аквитании. Таким образом, описываемые события имели место в римских провинциях — Галлиях Аквитании, Галлии Лугдунской и Бельгике.

74. Речь идет о наместниках провинций Галлий: Песценнии Нигере в Аквитании, Клодии Альбине в Бельгике, Септимии Севере в Галлии Лугдунской. В результате этих действий началась так называемая "война с дезертирами" (SHA, Comm., XVI, 2), подавление мятежа 186 г . под руководством Матерна, которое было поручено Песценнию Нигеру (SHA, Nig., III, 4).

75. Имеются в виду Гиларии, празднества в честь Кибелы, длинное празднование, пик которого приходится на день весеннего равноденствия 25 марта. На 27 марта приходится процессия омовения (см. Amm. Marc., XXII, 9, 6), а 28 марта начинаются Мегалезии — празднества в честь Кибелы (Мегала греч. "Великая", эпитет Кибелы). А на 25 число приходится маскарад, о котором Геродиан далее говорит, но который относит к процессии. Кибела — богиня фригийского происхождения, Великая мать, богиня материнской силы и плодородия.

76. Фригия — область в центральной части Малой Азии.

77. Название "Пессинунт" связывали с формой аориста глагола "падать" (epeson). Вообще же, город Пессинунт располагался почти на границе Фригии и Галатии, и был "самый большой торговый центр в этой части света"; известен прежде всего "весьма почитаемым святилищем Матери богов" (Strabo, XII, 5, 2—3).

78. Здесь Геродиан излагает широко известную легенду (см. Strabo, XIII, 1,11; Paus., II, 22,3; Diod., IV, 74; Apollod., Bibl., III, 12,2; Ovid., Met., X, 155; Lucian., Dial. Deor., 4; пр.). Согласно этому мифу у Троя, царя Троады (области на северо-западе Малой Азии), были сыновья Ил и Ганимед. Ил ушел во Фригию, соседнюю с Троадой область, где, приняв участие в уже начавшихся играх, стал победителем и получил в качестве награды 50 юношей и 50 девушек. Фригийский царь также дал ему пятнистую корову и посоветовал основать город там, где корова первый раз ляжет на землю. Ил пошел за ней и основал город Илион. Город был построен уже в Троаде, но некоторые авторы называют Ила царем фригийцев (см., например, Paus., II, 22,3), поскольку после разрушения Трои Троаду иногда называли Фригией из-за того, что {184} фригийцы, будучи соседями Троады, захватили эту область (см. Strabo, X, 3, 22). А брат Ила Ганимед был похищен Зевсом, поскольку был очень красив, и, согласно одной версии, был сделан на небе виночерпием. Согласно другой версии, вначале Ганимеда похитила Эос, богиня утренней зари, чтобы сделать своим возлюбленным, но Зевс отнял у нее юношу. Согласно третьей версии, Ганимеда сначала похитил Тантал, сын Зевса, царь горы Сипила в Лидии, области на западе Малой Азии.

79. Речь идет о галлах, жрецах Кибелы, которые все были кастрированы, что было частью этого экстатического культа (кроме того, в культовых обрядах для приведения себя в состояние экстаза жрецами использовались возбуждающая музыка, танцы, самобичевания). Ту же этимологию см. Plin., NH., V, 147; Ovid., Fasti, IV, 361 – 4.

80. Эней — в греко-римской мифологии сын троянца Анхиса и Афродиты. После захвата греками Трои Эней покинул горящий город и после долгих странствий приплыл в Италию, в Лаций, где женился на дочери царя области Лаций Латина, Лавинии, и основал город Лавиний. После смерти Энея его сын Асканий (или Юл) основал город Альбу Лонгу. Примерно через 400 лет власть над Альбой Лонгой получили потомки Аскания Амул и Нумитор. Амул сверг Нумитора, а его дочь, Рею Сильвию, сделал жрицей-весталкой, чтобы она, сохраняя девственность, осталась бездетной. Но в Рею Сильвию влюбился бог войны Марс, и она от него родила близнецов Ромула и Рема, которые основали город Рим. Такова, по-видимому, была использованная римлянами генеалогия их происхождения. Эней, будучи троянцем, здесь называется фригийцем, поскольку после падения Трои область Троада стала называться Фригией.

81. В конце IV в. до н. э. в устье Тибра был основан город Остия, который фактически являлся гаванью Рима.

82. Веста — римская богиня домашнего очага и очага римской общины. Внутри храма Весты на римском Форуме находился очаг, в котором жрицы Весты весталки поддерживали вечный огонь. В весталки отбирались девочки 6—10 лет, которые в течении 30 лет должны были исполнять жреческие обязанности. Весталки пользовались исключительными почестями и привилегиями, но были обязаны блюсти строгий обет целомудрия, при нарушении которого их заживо закапывали в землю.

83. Главное святилище богини Кибелы в 204 г . до н. э. было перенесено из Пессинунта в Рим, куда римляне доставили культовый символ богини — черный камень в форме фаллоса, желая тем самым отвратить поражение во II-й Пунической войне (218—201 гг. до н. э.). Согласно преданию, судно с камнем село на мель в русле Тибра и лишь девственница смогла помочь доставить его в город.

84. Местечко, находившееся на расстоянии ок. 40 км . к югу от Рима, на побережье между Остией и Лавинием. Подобную этимологию этого топонима мы находим и у Вергилия (Aen., VII, 59—63).

85. Речь здесь идет о системе рыночной работорговли. Дион (apud Xiph., LXXII, 12, 1) сообщает, что Клеандр был продан с группой других рабов и попал в Рим в качестве носильщика (следует отметить, что многие фригийские рабы попадали в Рим мальчиками, см. Philos.,VS., VIII, 7,12).

86. По всей видимости, сначала Клеандр командовал специальным отрядом телохранителей императора, существовавшим отчасти в противовес преторианским когортам. И лишь позже он стал префектом претория (т. е. получил "командование войсками"), сначала одним из трех префектов (SHA, Comm., VI, 12—13), а затем, судя по намеку Геродиана, сосредоточил командование в своих руках. {185}

87. Т. е. преторианские когорты.

88. Гимнасий в первоначальном своем виде, прежде всего, у греков, помещение для физических упражнений; позднее необходимость общего гимнастического воспитания отступила на задний план, и гимнасии стали использоваться как высшие учебные заведения. После заимствования греческой системы образования римляне стали называть гимнасием свои школы.

89. По-видимому, это бани, позднее известные как "Термы Коммода" (см. SHA, Comm., XVII, 5: "Кроме бани, которую построил от его имени Клеандр, никаких других его построек не существует").

90. Дион (apud Xiph., LXXII, 13, 4) говорит, что Коммод был в "Квинтилиановом предместье", которое, несомненно, является villa Quintiliana, конфискованной у семьи Квинтилиев во время репрессий (см. Herod., I, 8, 8). Эта вилла находилась на расстоянии ок. 6 км . по Аппиевой дороге.

91. Это могут быть как всадники из отряда телохранителей императора, так и преторианцы. Судя по выражению Геродиана ("все императорские всадники"), это были и те и другие, поскольку Клеандр был командующим обеими этими воинскими частями.

92. В данном случае имеются в виду, по-видимому, городские когорты, подчинявшиеся городскому префекту. Префектом Рима в это время был Сей Фисциан, один из старых друзей Марка Аврелия, и, естественно, противник Клеандра.

93. После смерти Фаустины и Луциллы Фадилла стала старшей из оставшихся в живых дочерей Марка Аврелия. Ее мужем был М. Педиций Плавтий Квинтилий, который был жив к тому времени, и прожил до 205 г . Пo-видимому, это была не первая попытка родственников императора настроить его против Клеандра. В SHA (Comm., VI, 11) находим сообщение, что муж другой сестры Коммода, Вибии Сабины, Л. Антистий Бур сообщал Коммоду "о происходившем" и "осуждал то, что творилось" Клеандром, за что навлек на себя подозрение в стремлении захватить императорскую власть, и был казнен, причем с ним казнили также "много других лиц, защищавших его", т. е. был нанесен сильный удар по этой влиятельной придворной партии. И, как кажется, намек на это содержится у Геродиана в речи Фадиллы (см. I, 13,2).

94. Дион (apud Xiph., LXXII, 13, 6) отмечает только одного сына, который воспитывался у императора. Вообще же умерщвление детей крупных политических деятелей после их падения было достаточно характерно, см., например, об убийстве детей Сеяна после его казни (Tac., An., VI, 5, 9).

95. Этими друзьями были придворные вольноотпущенники (SHA, Comm., VII, 2), т. е., по-видимому, наиболее влиятельные представители партии Клеандра.

96. С ними поступили как с преступниками. Тела приговоренных и казненных преступников обыкновенно уродовались посредством волочения их с помощью крючьев к Тибру. Водосточные каналы, о которых говорится у Геродиана, текут в Тибр.

97. Эти события имели место в 189 г . Следует отметить, что у других авторов причины и обстоятельства событий несколько разнятся с версией Геродиана. У Диона Кассия сказано, что во время недостатка хлеба Папирий Дионисий, стоявший во главе управления продовольствием, старался еще больше увеличить бедствия, чтобы раздуть ненависть народа к Клеандру. На ипподроме были конные состязания, и в определенный момент на поле выбегает толпа детей. Раздаются страшные крики детей. Народ бросается к ним, и, выкрикивая лозунги, направляется к Коммоду, проживавшему на вилле Квинтилиев. В своих возгласах народ желает добра Коммоду и проклинает Клеандра. Клеандр же высылает против толпы воинов, которые кое-кого уби- {186} вают и ранят. Но народ, полагаясь на свою численность и поддерживаемый преторианцами (а у Геродиана, как мы видели, преторианцы подчинялись Клеандру, а народ поддержали когорты римского гарнизона), продолжает идти вперед. Ничего не подозревающему Коммоду открывает глаза на происходящее наложница Марция. Император немедленно дает распоряжение выдать Клеандра народу, и толпа умерщвляет его и близких ему людей (Dio. apud Xiph., LXXII, 13). В SHA (Comm., VII, 1) эти же события описаны очень кратко: непосредственной причиной падения Клеандра была казнь по ложному доносу, вследствие козней Клеандра, Аррия Антонина, после чего Коммод, будучи не в состоянии выносить ненависть неистовствовавшего народа, отдал Клеандра на растерзание черни.

98. Эти массовые репрессии относятся уже к 190 г ., и начало им было положено казнью Юлиана и Регилла, преемников Клеандра на посту префекта претория, а также Папирия Дионисия. Вслед за этим казнили Дулия Силана и Сервилия Силана (консула 188 и 189 гг.) с их семьями, а вскоре М. Антония Антистия Лупу, и Петрониев — М. Петрония Суру (консула 190 г .) и М. Петрония Суру Мамертина (консула 182 г .), мужа сестры Коммода, Корнифиции, а также их сына, т. е. племянника императора, Антонина. Вскоре были одновременно казнены 6 бывших консулов: Аллий Фуск, Целий Феликс, Лукцей Торкват, Ларций Евруниан, Валерий Бассиан, Пактумей Магн, а также их близкие. Кроме столицы, эти репрессии затронули и провинции: в провинции Азии были казнены проконсул Сульпиций Красс, Юлий Прокул с их близкими, консуляр Клавдий Лукан; в провинции Ахайе двоюродная сестра Марка Аврелия Фаустина Анния, и множество других (см. SHA, Comm., VII, 4—7; Dio. apud Xiph., LXXII, 14). Без сомнения, эти люди не имели никакого отношения к антиправительственным заговорам, о чем определенно сказано в SHA (Comm., VIII, 2—3). Но среди них было очень много "друзей" Марка Аврелия; иными словами, несмотря на желание античных авторов представить эти поступки Коммода как действия ненормального тирана, мы вправе предположить политическую подоплеку этих репрессий, целью которых была ликвидация влиятельной придворной группировки, представители которой были как в столице, так и в провинциях, и со стороны которой Коммод, по-видимому, ожидал посягательств на свою власть. Но существует и другая сторона медали: в SHA (Comm., VII, 8) сказано, что Коммод после этих репрессий наметил казнить еще 14 человек, поскольку римскому государству было не по силам выдерживать его расходы; т. е. вполне вероятно, что немалая часть репрессированных пострадали из-за своего богатства, поскольку их имущество, как преступников и заговорщиков (Коммод старался всех осужденных и казненных обвинить в заговоре против императора, см. SHA, Comm., VIII, 2) конфисковывалось в казну (ср. далее Herod., I, 17,2).

99. Коммод желал править в цирке четверками коней. Кроме того, он выступал также в цирке в качестве гладиатора, и сражался с дикими зверями, которых убил много тысяч (SHA, Comm., XII, 12), и проявил в этих сражениях незаурядное искусство: "при избиении зверей он проявлял необыкновенную силу, пронзая пикой насквозь слона, прокалывая рогатиной рог дикой нумидийской козы и убивая с первого удара много тысяч громадных зверей" (SHA, Comm., XIII, 3). Причем делал это и в других городах, например, в амфитеатре Ланувия, города в Италии, в 300 км . от Рима, а также у себя дома, во дворце (SHA, Comm., VIII, 5).

100. Очевидно, имеется в виду комета, ср. Suet., Claud., XLVI, 1. Датировка этого явления около 190/191 гг.

101. Храм был построен императором Веспасианом после взятия Иерусалима в 71 г . Он находился на юго-востоке от форума Августа, и рассматривал- {187} ся Плинием (NH., XXXVI, 102) как одно из наиболее красивых строений Рима.

102. Храмы иногда использовались в качестве мест хранения средств частных лиц, см., например, у Ювенала (V, 14, 260—261) о существовании подобного хранилища в храме Кастора.

103. Согласно мифу, статуя Паллады имела божественное происхождение. Богиня Афина, дочь Зевса, воспитывалась у Тритона, бога соляного озера в Ливии, у которого была дочь Паллада. И Афина и Паллада занимались воинскими упражнениями и однажды вступили в состязание друг с другом. Когда Паллада собиралась нанести удар, Зевс, испугавшись за свою дочь, протянул перед ней Эгиду — щит Зевса с натянутой на нем шкурой животного, с изображением змееголовой Горгоны. Паллада с опаской стала ее разглядывать и в это время пала жертвой удара, нанесенного ей Афиной. Сама Афина чрезвычайно огорчилась этим и изготовила статую, похожую на Палладу, и поставила ее рядом со статуей Зевса, оказывая ей почитание. Позднее, когда Электра, дочь Агамемнона, подвергаясь насилию, прибегла к защите этого Палладия, Зевс низверг Палладий вместе с Ате, богиней безумия, на землю Илиона, и как раз в тот момент, когда Ил, основатель Трои (Илиона) взмолился к Зевсу, чтобы тот явил ему некое знамение. Увидев на следующий день перед своей палаткой Палладий, Ил воздвиг для статуи храм, и стал ее почитать. Палладий находился в Трое вплоть до захвата города греками. Эней вынес Палладий из горящей Трои и привез с собой в Италию, в Рим, где статуя хранилась во внутреннем святилище Весты в секретной, недоступной для непосвященных части храма Весты (см. Apollod., III, 12, 3; Ovid., Fasti, VI, 421, слл.).

104. Знания Геродиана об этом не совсем точны. Он не знает о пожаре Рима в 390 г . до н. э.; о спасении Палладия понтификом Цецилием Метеллом во время пожара храма Весты в 241 г . до н. э.; о разрушении храма в 64 г . н. э. Во время всех этих событий римляне могли видеть Палладий.

105. Священная улица в Риме вела через Форум к храму Юпитера Капитолийского.

106. Дата этого пожара точно не определена. Дион (apud Xiph., LXXI I , 24, 1—3) описывает пожар в храме Мира, как предзнаменование смерти Коммода, т. е. относит его к 192 г . Евсевий (Chron., II, 174) и другие поздние авторы описывают два пожара, один в 188/189 г., другой в 192 г ., последний из которых уничтожил часть строений Палатинского холма, храм Весты и большую часть города. Возможно, что восстановление города и послужило поводом появления титула "основатель Коммодовой колонии" на монетах (Коммод еще раньше пожелал переименовать Рим в "Коммодову колонию" см. SHA, Comm., VIII, 6), существование которого мы наблюдаем не ранее 192 г . Таким образом, описанный у Геродиана пожар следует датировать 192 г .

107. Он велел называть себя Гераклом после того, как выступил в качестве гладиатора против диких зверей в амфитеатре итальянского города Ланувии и перебил их (SHA, Comm., VIII, 5).

108. Коммод в этом подражает Гераклу, который, задушив неуязвимого немейского льва, носил его шкуру. Вообще же Геракл считался в античности олицетворением силы, мужества и отваги, победителем, освободившем людей от страданий, поборником справедливости и доброты, избавителем от бед и спасителем. В этой функции многие римские императоры, а не только Коммод, отождествлялись с Гераклом: Калигула (Dio. apud Xiph., LIX, 26, 7); Нерон (Dio. apud Xiph., LXIII, 20, 5); Домициан (Mart., IX, 64).

109. Он часто появлялся на публике в далматике — просторной длинной тунике из белого далматского шелка с широкими рукавами до запястий и с {188} пурпурными полосами спереди. Ношение этой одежды считалось римлянами признаком изнеженности. Кроме того, император часто появлялся на людях, в театре в женской одежде (см. SHA, Comm.,VIII, 8; IX, 6; XIII, 4), что, по-видимому, являлось подражанием Гераклу, который, согласно мифу, переодевался в женскую одежду (см. Plut., Quest. graec., 58).

110. Месяц август был назван коммодом, сентябрь геркулесом, октябрь непобедимым, ноябрь преодолевающим, декабрь амазонским (см. SHA, Comm., XI, 8; Dio. apud Xiph., LXXI I , 15,3—4). Следует отметить, что подобное изменение названий месяцев было отнюдь не единичным случаем: в свое время это делали Август, Калигула, Нерон, Домициан, а Антонин Пий отказался от соответствующего предложения сената (см. SHA, Pius, X, 1).

111. Очевидно, это были статуи, изображавшие Коммода в виде Геракла (см. SHA, Comm., IX, 2; в частности, согласно мифу, основным оружием Геракла, наряду с дубинкой, был лук, стрелы для которого были смочены в смертоносном яде лернейской гидры). Это подтверждает его наиболее известный бюст из палаццо Консерваторе в Риме, где император изображен в накинутой на голову львиной шкуре, лапы которой связаны на груди; в правой руке он держит дубину, а в левой золотые яблоки.

112. Парфянское царство — переднеазиатское государство, основанное парфянами, иранскими кочевниками на осколках эллинистической державы Селевкидов, и включало Иран, Месопотамию, часть Армении. Парфяне славились своим умением в стрельбе из лука. Мавритания — северо-западная область Африки, заселенная берберийскими племенами. В 40 г . н. э. римские войска оккупировали Мавританию, и она была разделена на 2 провинции — Мавританию Тингитанскую (совр. Марокко) и Мавританию Цезарею (совр. Западный Алжир).

113. Возможно, это "Римские игры", самые древние римские игрища, проходившие ежегодно и длившиеся 14 дней (см. Dio. apud Xiph., LXXII, 20,1), т. е. 4—18 сентября 192 г .

114. Более подробно это описано Дионом (apud Xiph., LXXII, 18,1): амфитеатр был разделен на 4 сектора крестообразными стенами, вокруг которых шла балюстрада. Таким образом, возможность мобильности диких животных была значительно уменьшена. Дион говорит, что после первого дня Коммод спустился на арену, чтобы бороться с ручными животными. Послеполуденное время было посвящено гладиаторским боям.

115. Намереваясь сражаться в гладиаторских поединках, Коммод приказывал вносить сообщения о всяком своем выступлении в официальные письменные памятники. Всего он бился 735 раз (SHA, Comm., XI, 11—12), а количество побежденных им гладиаторов доходило до 1000 (SHA, Comm., XII, 11). Гладиаторы обычно выступали обнаженными, и Коммод, выступая как секутор — гладиатор, вооруженный мечом и большим щитом (противниками секуторов были ретиарии — вооруженные трезубцем и сетью), набрасывал на свои обнаженные плечи небольшой пурпурный лоскут (SHA, Comm., XV, 3), который единственный являлся символом его императорского достоинства. Правда, Дион говорит, что Коммод сражался редусом — палкой для фехтовальных упражнений солдат и гладиаторов, а Секст Аврелий Виктор (Caes., XVII, 4) утверждает, что он использовал оружие, сделанное из свинца, т. е. безопасное.

116. Еще до того Коммод переселился из Палатинского дворца на Целийский холм, в Вектилианские палаты (SHA, Comm., XVI, 3). Это название наводит на мысль о Цезонии Вектилиане, одном из приближенных, "друзей" императора Марка Аврелия (см. SHA, Av. Cass., V, 5), который, по-видимому, стал жертвой репрессий, а его имущество было конфисковано (ср. прим. {189} 90. Коммод одно время жил на вилле, конфискованной у репрессированных Квинтилиев).

117. Речь идет об огромной статуе Солнца (Гелиоса) работы Зенодора, которая была поставлена Нероном; она имела в высоту 120 футов (колоссальный размер, выше знаменитого "чуда света" — родосского Колосса), и изображала самого Нерона (см. Suet., Nero, XXXI, 1).

118. Кронос (рим. Сатурн) младший и самый сильный из детей Урана и Геи. Кронос заглатывал своих детей, как только Гея производила их на свет, желая сохранить свою власть над миром. Последним родился Зевс, но Гея отдала Кроносу вместо него камень, завернутый в пеленки. Позже Зевс победил Кроноса и стал властвовать вместо него.

119. Этим италийским богом является Янус, древнеримское божество дверей и ворот, входов и выходов, изображавшееся двуликим ("лик Януса" обращен одновременно в будущее и прошедшее). Кроме того, Янус считался древнейшим италийским царем, и, согласно мифу, он принял у себя свергнутого Зевсом Кроноса (Сатурна). Поэтому страна, куда Кронос прибыл, стала называться Лацием (от лат. lati t o скрываться, укрываться), см. о подобной этимологии названия Лация Ovid., Fasti, l, 235, слл.; Vergil., Aen., VIII, 321, слл.

120. Речь идет о Сатурналиях — празднике, напоминавшем о "золотом веке", когда правил Сатурн. Собственно Сатурналии начинались 17 декабря, но продолжались и после, благодаря присоединению Компиталий (празднеств в честь ларов, покровителей перепутий, 22 декабря) и Лавренталий (23 декабря). Эти праздники традиционно, вплоть до времен Авзония (IV в. н. э.) сопровождались многочисленными гладиаторскими боями (см. Auson., Eclog., 23; de Rom. feriis, 35—36).

121. В последние дни Сатурналиев римляне обменивались подарками в виде фигурок (sigilla); иногда эти фигурки заменялись денежными подарками, которые также именовались sigilla. При этом общественное пиршество было неотъемлемой частью праздника.

122. Эпоним бог, герой или человек, дававший наименование городу, общине или году. В данном случае имеются в виду римские консулы, избираемые по 2 человека на 1 год, чьи имена использовались для обозначения года, во время которого они осуществляли свои полномочия. Одним из внешних признаков консульской власти была тога с пурпурной каймой.

123. Она идентифицируется с Марцией Аврелией Цейонией Деметриадой. Ее имя свидетельствует, что она принадлежала домашнему хозяйству Луция Вера, до того, как была унаследована Кодратом (см. о нем Herodian., I, 8, 4) от Аннии Корнифиции, который, сделав Марцию своей любовницей, дал ей вольную (Dio. apud Xiph., LXXI I , 4,6—7). Возможно, после неудачи заговора Луциллы 182 г . и смерти не только молодого Кодрата, но и, по-видимому, его приемного отца (см. прим. 58), их имущество было конфисковано, и, таким образом, Марция попала к императору. Факты дружбы Марции с христианами (прежде всего, с Виктором, епископом Рима) зафиксированы Ипполитом (Confut., IX, 11—12) и Дионом (apud Xiph., LXXI I , 4,7). Марция была убита по приказу императора Дидия Юлиана (SHA, Did. Jul., VI, 2).

124. Кв. Эмилий Лет, стал префектом претория через некоторое время после падения Клеандра; возможно, был назначен на место убитого префекта Мотилена (SHA, Comm., IX, 2) или Юлия Юлиана (Herod., I, 13,7). Происходил из ливийского города Фена, и, судя по всему, протежировал другим выходцам из Африки, таким как Септимий Север (SHA, Sev., IV, 4) и Дидий Юлиан (SHA, Did. Jul., VI, 2). После смерти Коммода он поддержал Пертинакса, но затем, будучи недоволен независимостью нового императора, стал {190} вести против него интриги, и фактически натравил на него преторианцев (SHA, Pert., X, 8—9; XI, 5—7). Но вскоре он был казнен императором Дидием Юлианом, подозревавшим Лета в поддержке Септимия Севера (SHA, Did. Jul., VI, 2; см. также Dio. apud Xiph., LXXIII, 6,3; 16,5).

125. Эклект был вольноотпущенником Луция Вера, и после его смерти был оставлен Марком Аврелием при себе (SHA, Ver., IX, 5—6), а затем был при Кодрате, племяннике Марка (Dio. apud Xiph., LXXII, 4,6). Он стал спальником Коммода после падения Клеандра, вероятно, с помощью Марции. Продолжительные отношения Эклекта с Марцией (см. Herodian., I, 17,6) закончились его женитьбой на ней незадолго до его гибели, преданно сражавшегося за Пертинакса (Dio. apud Xiph., LXXII, 4,7; LXXIII, 10,1—2; SHA, Pert., XI, 11).

126. С греческого это имя переводится как "друг Коммода", "милый Коммоду".

127. SHA, Comm., XI, 5: в бане Коммод мылся 8 раз в день, и там же, соответственно, ел. Для римлян подобное поведение было признаком вопиющей изнеженности.

128. По-видимому, это один из дворцовых вольноотпущенников, окружавших Коммода: в частности, известно, что именно благодаря его ходатайству Песценний Нигер был назначен командующим войсками в Сирии (SHA, Nig., I, 5). Позднее он был казнен Септимием Севером (Dio. apud Xiph., LXXIII, 16,5; SHA, Sev., XIV, 1).

129. Основная сюжетная линия красочного рассказа Геродиана сохраняется и в других источниках, хотя некоторые детали в передаче других авторов сильно рознятся с версией Геродиана. Дион, в частности, сообщает, что накануне Нового года (193) Коммод задумал убить обоих намеченных консулов — Эриция Клара и Соссия Фалькона, чтобы объявить себя единственным консулом и выступить в этом качестве в новом году в виде гладиатора из гладиаторской казармы. Это поведение императора, а также его постоянные угрозы заставили Лета и Эклекта составить заговор, в который они вовлекли Марцию. Марция подает Коммоду отравленную говядину, но отравление не удается из-за рвоты. Заподозрив что-то, император начинает угрожать. Тогда заговорщики посылают за гимнастом Нарциссом, который и задушил Коммода, когда тот мылся (apud Xiph., LXXII, 22). В SHA (Comm., XVII, 1—2) основной причиной убийства Коммода называется осознание заговорщиками пагубности поведения и расточительства императора. При этом в заговоре участвуют Лет и Марция, а Эклект упоминается в рядах заговорщиков лишь опосредованно (SHA, Ver., IX, 6). Секст Аврелий Виктор же (Caes., XVII, 8, слл.) сообщает, что придворный врач посоветовал больному Коммоду пойти в палестру (т. е. гимнастический зал), где император был задушен своим слугой для умащений.

130. Сообщения Диона Кассия в части хронологии отличаются большей точностью: согласно его сведениям, Коммод самостоятельно (после смерти отца) правил 12 лет, 9 месяцев, 14 дней (apud Xiph., LXXII, 22, 6).