Ибатуллин Т. Военный плен: причины, последствия

ОГЛАВЛЕНИЕ

I. О КОЛИЧЕСТВЕ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Достоверных данных о наших потерях в Великой Отечественной войне до сих пор нет, как нет их и о военнопленных и без вести пропавших в ходе боевых действий. Очевидно, тот факт, что этих цифр нет и через пять десятилетий, тоже показатель того, как мир управлялся тогда, во время войны, и управляется теперь.
Во многих наших неофициальных публикациях и немецких источниках считается, что в ВОВ в плену оказалось 5,7-5,75 миллионов советских воинов и кроме того, без вести пропавшими, как правило, погибшими в боях, - 2-2,5 миллиона воинов.
Если суммировать эти данные, то общее число военнопленных и без вести погибших составляет около 8 миллионов человек.
В книге "Гриф секретности снят" - статистическом исследовании, проведенном под руководством заместителя начальника Генерального штаба ВС РФ генерал-полковника Г.Ф.Кривошеева [1], приведены следующие данные о потерях наших ВС в ходе Великой Отечественной войны. Фактическое число безвозвратных потерь - 8 668,4 тысячи человек. Из состава Красной Армии, Военно-морского Флота, пограничных и внутренних войск было в плену и пропало без вести 3 396,4 тысячи человек, неучтенных потерь - 1 162,6 тысяч. Итого, включая последних, пропало без вести и попало в плен 4 миллиона 559 тысяч человек. В последующем, в ходе войны и после войны вернулось из плена 1 836 тысяч человек, не вернулось из плена (в том числе эмигрировало) 1 783,3 тысячи военнопленных: погибли, умерли и эмигрировали в другие страны.
Таким образом получается, что цифры о военнопленных, которые в течение многих лет упоминались в разных публикациях и никем не опровергались, были неверны. И только в 1993 году Генштаб нашел возможным дать истинную картину. Почему же так долго тянули с исследованием? Поверим, что из плена не вернулось 1783,3 тысячи бывших воинов разных рангов. Если вычесть из этого числа тех, кто эмигрировал в другие страны, и если допустить, что какая-то часть военнопленных умерла от полученных до плена ран и в результате болезней, то оказывается, что от жестокостей гитлеровцев погибло чуть больше 1 млн. военнопленных, а мы на протяжении 50-ти лет обвиняли гитлеровскую Германию в уничтожении 4-х миллионов советских воинов.
Известно, что на Нюрнбергском процессе над немецкими преступниками главный обвинитель от СССР (позднее Генеральный прокурор СССР) Р.А.Руденко заявил, что фашисты истребили и замучили только на временно захваченной ими территории Советского Союза 6074857 человек, в том числе 3912283 пленных солдат и офицеров.
Выходит, наши обвинения были ложными?
Е.А.Бродский в монографии "Они не пропали без вести" пишет, что число загубленных фашистами советских военнопленных достигло 57,8% от суммарной численности, т.е. более половины оказавшихся в плену наших воинов погибло [2]. А это, если даже исходить из версии исследователей (4559 тыс.), составляет более 2,5 миллионов погибших. Немецкий исследователь Кристиан Штрайт, посвятивший себя поиску истины о военнопленных, чем вызвал недовольство властей ФРГ, пишет, что из 3,4 млн. советских воинов, плененных вермахтом в 1941 году, к концу 1942 года в живых осталось только около 1,4 млн. человек, остальные 2 млн. стали жертвами расстрелов, эпидемий, голода или холода [3]. В служебной переписке немецких руководителей в феврале 1942 г. также упоминается о 3,6 млн. советских военнопленных [4]. Не верить этому трудно. К чему бы самым высоким чинам Германии дезинформировать друг друга в то время? Впереди были еще три года войны.
Британский историк профессор Джон Эриксон, приглашенный в Москву, чтобы посодействовать в написании многотомной "Истории Великой Отечественной войны", 30 лет своей жизни (треть из них он провел в Москве), посвятил изучению темы о потерях в войне. Один из разделов своей работы он посвятил судьбе военнопленных. Изучение немецких источников, а также рассекреченных в последние годы российских архивов заставило профессора предположить, что как минимум 3,748 миллиона попавших в плен советских людей погибли на чужбине [5].
Ниже приводятся данные о количестве советских военнопленных, без вести пропавших и неучтенных потерях по версии авторов упомянутой книги [1] и по немецкому источнику (книга Дитте Гернеса "Гитлеровский вермахт в Советском Союзе", вышедшая в ФРГ).

“Гриф секретности снят”
Военнопленные, без вести пропав-шие и неучтенные потери ВС (чел.)
Годы
войны Немецкий источник
только военнопленные
(чел.)

2.335.482
1.515.221
367.806
167.563
68.637
4.454.709,
в т.ч. пленных и
без вести пропавших

1941
1942
1943
1944
1945
Всего
3.335.000
1.653.000
565.000
1147.000
34.000
5.754.000

Как видно из таблицы, разница в цифрах значительная - 2 357 600. Надо сказать, что число наших военнопленных по данным Архива МО также более 5 млн., точнее 5 734 528 человек. Эти цифры опубликовал со слов заместителя начальника Центрального архива МО СССР полковника Ивана Ярошенко в своей большой и содержательной статье о военнопленных Юрий Тепляков [6]. Кстати, из этой статьи мною приводятся и некоторые другие цифры и факты.
В приведенной таблице обращает на себя внимание “фантастическая” для той четырехлетней жестокой войны точность в цифрах. Такое впечатление, что в годы войны в штабах всех уровней была автоматизированная система быстродействующих и безотказных компьютеров, которые собирали и выдавали "наверх" информацию о военнопленных и без вести пропавших непрерывно в масштабе времени, т.е. день в день, час в час. Точность удивляет и потому, что за все годы войны, если судить по докладам "наверх", у нас попало в плен только 36 тыс. человек, а все остальные числились без вести пропавшими [7]. Это, очевидно, можно объяснить, во-первых, тем, что в боевых условиях трудно было установить кто оказался в плену, кто без вести пропал или погиб. Очень часто после боя мы не досчитывались многих людей, но не могли определить, что же в действительности произошло с каждым, за исключением погибших, чья личность была достоверно установлена. Нередко трудно было узнать точно и о тех, кто ранен. Известны многочисленные случаи, когда по ошибке близкие получали официальные сообщения из частей или военкоматов о том, что "Ваш... пропал без вести" или "геройски погиб". Во-вторых, отсутствие донесений о военнопленных можно объяснить тем, что командиры и штабы боялись докладывать командованию о случаях попадания в плен своих подчиненных. Поэтому писали о погибших и без вести пропавших - пойди проверь.
Меня могут упрекнуть в педантичной придирчивости. В показатели о военнопленных [1] вкралась небольшая, очевидно, арифметическая ошибка: разница между итоговыми данными о военнопленных и других потерях составляет более 100 тысяч (4 559 тыс. - в тексте и 4 454 709 - в таблице). Считая с точностью до одного человека, нельзя пренебрегать сотней тысяч.
И еще. Вызывает серьезное сомнение правомерность того, что исследователи считают вместе, не разделяя, военнопленных и без вести пропавших. Ведь совершенно ясно, что это разные "весовые" категории: одни считались "предателями", "изменниками", другие - в большинстве своем погибли в боях. Очевидно, в этом тоже был какой-то смысл?
О без вести пропавших. Их много. Генерал армии М.Шкадов, занимавшийся этой проблемой, в 1990 г. писал: "... и до сих пор пропавшими без вести значатся около трех миллионов человек" [8]. Вот несколько примеров. 126 000 павших воинов минувшей войны похоронены в Московской области. Имена и фамилии 90 000 из них в то время еще не были известны. В братских могилах Полтавской области лежат 230 000 защитников Родины. Кто они? Известны из них лишь 15 тыс. человек. На территории восточной части Германии (бывшей ГДР) имеется 439 337 захоронений, а известны лишь 77 619 человек. Среди 361 с лишним тысячи безымянных воинов и те, кто несколько недель, дней не дожили до Победы. На кладбище Тиргартен в центре Берлина захоронено 2 500 человек, а были известны фамилии только 83 из них! 30 апреля 1945 г. при штурме Рейхстага одним из первых на ступени каменной лестницы упал и погиб старший сержант Петр Пятницкий. Он 15 лет считался без вести пропавшим!
Что говорить о чужой земле! В России 16 241 воинское захоронение, где погребено 2 миллиона 757 тысяч 127 человек. Поименно известны лишь половина - 1 миллион 467 тысяч 416 человек (См. карту).
Еще предстоит раскрыть тайну отмены в Красной Армии в самый разгар войны - 30 марта 1943 г. - так называемых медальонов с данными о владельце, необходимыми для опознания его в случае гибели. Сколько горя принесло это решение! Будто специально делалось так, чтобы миллионы людей десятилетиями страдали из-за того, что их близкие, погибшие за Родину, числились без вести пропавшими. Трудно поверить, что это было сделано ради сокрытия правды о потерях. Кстати, медальонов таких нет и сейчас, и поэтому так много было неопознанных погибших в Чечне.
Удивляет точность и санитарных потерь, приводимых в исследовании - 18 344 148 человек. В связи с этим нельзя не указать на следующее. В Архиве военно-медицинских документов Военно-медицинского музея в Петербурге на Лазаретном, 2, известном многим участникам войны, представлены лишь 5 000 из общего числа 7 200 госпиталей войны, а медико-санитарных батальонов - и вовсе меньше половины (около 40 %). Есть госпитали "богатые", с полной документацией, десятками тысяч историй болезни. В других - сплошные провалы, нет данных [9]. Достоверность этого подтвердил начальник Архива полковник м/с Дунин Г.А. в беседе со мной в ноябре 1995 г.
Множество медицинских учреждений попало в окружение, причем большинство из них в первые дни и месяцы войны в зоне боевых действий были заполнены ранеными и больными сверх всяких норм. Многие воины умерли там или попали в плен. Сколько было раненых в том числе никто не знает и не узнает. Кстати, по причине отсутствия сведений из перечисленных медучреждений в 1992 году около половины всех ветеранов, обращавшихся за справками о ранении, получали отрицательные ответы. В 1995 году таких было уже меньше - только одна треть. Видно, одни к этому времени уже получили справки, а другим они уже не нужны были.
По словам начальника Архива в настоящее время там находится на хранении 20 236 713 историй болезни. (Это не количество раненых, а лишь случаев ранений, т.е. если воин был ранен дважды, то там может быть две истории).
Так откуда же берутся столь точные цифры о раненых у исследователей, если нет данных от 2 200 госпиталей и около 60% медсанбатов?
И еще о санитарных потерях. Люди старшего поколения помнят как много было после войны на улицах, рынках, на вокзалах, в поездах и т.д. изувеченных бывших воинов: безруких, безногих, слепых и душевнобольных. По статистике, после второй мировой войны только в 6 странах (Германия, Франция, Англия, Италия, Россия-СССР, США) из числа военнослужащих осталось более 14 млн. калек-инвалидов [10]. Не менее одной трети из этого числа приходится на СССР. Это уже не санитарные потери, а безвозвратные, они уже не могли служить в армии.
И последнее об исследовании [1]. Верхом "научной" фантастики явились показатели так называемых неучтенных потерь - 1 162,6 тысяч человек. Как можно сосчитать с такой точностью через пять десятилетий потери, которые не учитывались?
Возвращаясь к вопросу о военнопленных, хочу сказать, что поначалу я намеревался ограничиться ранее опубликованными в разных источниках данными о их количестве (5,7-5,75 млн.). Однако ознакомившись с цифрами статистического исследования [1], вынужден был "непланово" разбираться с ними и пришел к выводу: сведения о количестве военнопленных и других потерях, мягко говоря, искажают истинное положение. Приведенные выше данные многих источников опровергают версию авторов исследования.
Можно с полной уверенностью утверждать, что более половины всех наших безвозвратных потерь приходится на военнопленных и без вести пропавших. А это, согласитесь, очень много. Столь огромное количество военнопленных из состава Красной Армии было полнейшей неожиданностью для нашего командования. И в то же время немецко-фашистское командование, планируя агрессию против СССР с учетом ее внезапности, предполагало, что уже в первые шесть недель войны будет взято в плен 2-3 млн. советских солдат и офицеров [11]. Правда, на практике и они оказались неподготовленными к приему такой массы пленных.
В прилагаемой схеме показана в самых общих чертах судьба советских военнопленных. Надо иметь в виду, что поскольку данные взяты из разных источников, они нередко не очень согласуются между собой и требуют последующего уточнения.
Уже упоминалось, что основная часть военнопленных погибла при разных обстоятельствах (от 3,7 до 4 миллионов), а судьба тех, кто, несмотря на адские условия плена, выжил, сложилась по-разному: одни до освобождения находились в различных лагерях, использовались на особо тяжелых работах, вредных производствах; других насильно заставили, вынудили работать на военных предприятиях, производящих вооружение и боеприпасы для вермахта, для ведения войны против своей же страны; третьи добровольно или вынужденно пошли служить в различные вооруженные формирования - в так называемые "восточные войска" вермахта или соединения и части СС.
Из схемы видно, что некоторой части военнопленных удавалось бежать из лагерей, мест работ и даже из частей "восточных войск" в партизанские отряды в оккупированных областях СССР, а в западно-европейских странах - в ряды движения Сопротивления и принять участие в борьбе с гитлеровцами.
Точное число тех и других нигде не встречал, хотя в некоторых публикациях есть сведения, что всего на территории Германии в 1941-1944 г.г. бежало из лагерей до 70 тыс. военнопленных , в движении Сопротивления участвовало 40-50 тысяч человек из числа советских военнопленных. Среди партизан Белоруссии было до 50 тысяч воинов, бежавших из плена.
На военном производстве находилось до 0,75 млн. и в вооруженных формированиях вермахта и СС, полицейских и карательных частях - от 0,8 до 1,0 млн. человек [12].
Непрост был процесс освобождения из плена и репатриации. Военнопленные, находившиеся в лагерях и на различных работах в оккупированных областях СССР, а также на территории восточно-европейских стран, освобождались Красной Армией в ходе войны в 1943-1945 годах по мере продвижения на Запад. Основная часть из них, как и бывших "окруженцев", после предварительной проверки была призвана в Действующую армию. Одни сражались в составе регулярных частей, другие в штурмовых батальонах. Многие из них прошли через спецлагеря НКВД.
Большая часть советских военнопленных была освобождена войсками наших союзников по антигитлеровской коалиции - США и Англии в западной части Германии и в других европейских странах. Бывшие советские военнопленные, служившие в вооруженных формированиях вермахта и в войсках СС были вторично взяты в плен, на этот раз наступавшими с Запада войсками союзников. Судьба этой части бывших воинов, включая и тех, кто не служил немцам, оказалась довольно сложной. Передача их органам СССР проводилась в течение почти пяти лет (1944-1948). Однако передача шла с большим трудом. Многие не хотели возвращаться. Уже упоминалось, что на Западе осталось до 0,5 миллиона так называемых "невозвращенцев". Все освобожденные военнопленные были сосредоточены в фильтрационных лагерях, созданных по приказу Сталина. Их было до 100, в основном на территории восточной Германии. По мере приема военнопленные подвергались длительным проверкам, которые продолжались и после репатриации в СССР.
Всего было репатриировано, как уже упоминалось, 1836 тысяч [1] бывших военнопленных, в том числе более 126 тыс. офицеров и генералов. Юридически все они считались преступниками. По возвращению на Родину военнопленные рядового и сержантского состава демобилизуемых возрастов, за исключением служивших в вооруженных формированиях вермахта, полиции и т.д., были отпущены по домам. 660 тыс. военнопленных рядового и сержантского состава недемобилизуемых возрастов было решено не направлять по месту жительства, а зачислить в рабочие батальоны Наркомата обороны для использования на вредных производствах.
Судьба репатриантов-офицеров за редким исключением сложилась трагически. После многомесячной проверки с "пристрастием" в проверочно-фильтрационных лагерях часть офицеров была расстреляна, другие попали в лагеря ГУЛАГ или направлены на спецпоселения в отдаленные районы страны. На основе репатриантов-офицеров и некоторой части сержантов и солдат, служивших в "восточных" войсках, был образован контингент спецпоселенцев под названием "власовцы", их насчитывалось по неполным данным более 148 тыс. человек. В действительности они в массе своей не имели никакого отношения к Власову и ему подобным.
Не менее трагической оказалась и судьба тех офицеров, кому удалось бежать из плена, хотя и кратковременного, и прибыть к своим, а также тех, кто оказался в окружении и вышел из него, но не воевал в партизанских отрядах. В соответствии с решением ГКО N 1069 CC 27.XII.41 г. были образованы спецлагеря НКВД для находившихся в плену или окружении противника. В этих лагерях в основном из офицеров формировались так называемые штурмовые стрелковые батальоны, которые направлялись на самые опасные участки фронта, откуда мало кому удавалось выйти невредимым. Так, на 1 октября 1944 г. через эти спецлагеря прошли и были направлены на формирование указанных батальонов 18 382 человека, из них - офицеров 16 163. Из оставшихся в октябре в лагерях НКВД 5 657 офицеров формировались еще 4 штурмовых батальона по 920 человек каждый. Следует подчеркнуть, что эти воины ничем не провинились. Однако их, как и штрафников, наказывали, и они должны были искупать кровью свою "вину". При этом офицеры шли в бой в качестве рядовых. После боя оставшимся в живых и способным и дальше воевать, возвращали офицерские звания, но, как правило, с понижением на одну ступень, а иногда и больше. Мне пришлось беседовать с москвичом Федорук Б.К. - бывшим офицером разведки, который прошел этот путь. Он рассказал, что некоторые не выдерживали изнурительной проверки в спецлагере. Ему же удалось выбраться только лишь потому, что буквально по часам и дням описал все, что с ним случилось в плену и после побега (проверка подтвердила эти показания). Был лейтенантом, а после "проверки" стал младшим лейтенантом. И он считает, что ему повезло.
В плену оказалось 80 советских генералов. Из них 23 погибли, бежали из плена 5. На сторону противника перешли 12. На Родину вернулись 37. Из них восстановлены в правах только 26. Последнее несколько туманно, ибо неясно, когда это произошло: при жизни их или посмертно. Надо сказать, почти все генералы, оказавшиеся в плену, заочно были осуждены и приговорены к расстрелу, а их жены и родители решением Особого совещания при НКВД СССР, как члены семей изменников Родины, осуждены на разные сроки нахождения в исправительно-трудовых лагерях или сосланы в Сибирь и другие отдаленные места.
Завершая вопрос о количестве советских воинов, оказавшихся во вражеском плену в период Великой Отечественной войны, хочу подчеркнуть. что и об этой трагедии, как и пропавших, погибших без вести мы не располагаем достаточно обоснованными данными. С учетом различных рассмотренных в разделе мнений, наиболее близкой к истине, на мой взгляд, является показатель - 5,7 - 5,75 млн. военнопленных.
Принимая во внимание запутанность вопроса, где преднамеренно, а где по объективным причинам, едва ли можно надеется, что когда-нибудь мы узнаем другие цифры.