История Государства и права России. Учебник для вузов. Под ред. С.А. Чибиряева

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

В данном учебнике авторы при изложении материала опираются на современные исследования, предлагая свою трактовку ряда принципиальных положений.

Российская государственность - явление уникальное, ибо само государство явилось продуктом уникальной евроазиатской цивилизации. Сравнительный анализ развития Российского государства и государств Запада дает тому немало свидетельств. Яркой иллюстрацией таких особенностей является, например, процесс объединения многочисленных племен и народностей вокруг Руси. Они не были стерты с арены мировой истории, как это случилось при западной цивилизации, а приобрели свой государственно-правовой статус, культуру и письменность.

Что касается источников отечественного права, то они также “одеты в национальные одежды”, а во всей истории нашего законодательства мы не найдем примеров, когда оно было бы механически скопировано с иностранных образцов. Всякие попытки внедрить в России иностранные институты права терпели неудачу, либо эти институты перерабатывались на русский лад. События последних лет, разрушение великой державы, страдания миллионов людей, все новые и новые открывающиеся факты и обстоятельства заставляют по-новому взглянуть на историю российской государственности и права.

Авторы учебника, стремясь уйти от жестких идеологических установок, свойственных исследованиям прошлых и последующих лет, предлагают нетрадиционный подход к таким проблемам, как взаимоотношения Руси и Хазарского каганата, Руси и Золотой Орды, смысл и значение Куликовской битвы 1380 года, крестьянской реформы 1861 года, причины крушения Российской империи, становление двух цивилизаций, породивших два совершенно противоположных общества - западное и наше традиционное.

И еще одно необходимое предуведомление. В учебнике не ставится цель ответить на все вопросы курса, для этого потребовался бы больший объем. Однако авторы, излагая темы, руководствовались государственным стандартом по данной дисциплине и соответствующей ему учебной программой.

Наибольшее внимание уделено в книге советскому периоду истории нашего Отечества, и это вполне оправданное предпочтение. Дело в том, что многие, даже очень многие явления и события этих лет были по существу представлены нашему читателю с позиции интересов той или иной группы людей или той или иной системы власти. Развитие, расцвет, кризис и крушение Советского государств и порожденной им системы права - особый период в истории государственности Руси - России, а шире - это период в истории евразийской цивилизации.

В момент глубоких кризисов государства, подобных революциям 1917 г. или разрушению СССР, социальный процесс следует понимать не как составляющую изолированных конфликтов, а как систему цивилизационного кризиса, который невозможно объяснить частными причинами. Он охватывает все общество, коренным образом трансформирует жизнь всех социальных слоев, а вопрос “быть или не быть” в буквальном смысле встает перед каждым членом общества.

Сущность институтов государства и права может быть правильно понята лишь исходя из типа того общества, которым они порождены. Определять тип общества по единственному признаку господствующей в нем социально-экономической формации (феодальной, капиталистической, социалистической) недостаточно. Феодальная Россия - это далеко не то же самое, что феодальный Китай, а капиталистическая Англия и Россия периода капитализма весьма различны несмотря на единство экономической формации.

По мере того, как складывались современная западная цивилизация (“Запад”) и колониальные империи, обретала стройные формы и идеология, получившая название евроцентризм. Ее главный тезис состоит в том, что якобы существует единственно правильный путь развития общества, который удалось пройти Западу, только в пределах западной культуры человек живет в цивилизованном гражданском обществе. А остальные народы уклонились от этого пути и отстали. Среди “отставших” оказались и народы СССР.

Для западных геополитиков Россия сегодня - побежденная страна. Разрушение ее экономики, государственности только тогда будет окончательным и бесповоротным, когда произойдет распад российской культуры, русской в основе своей. Россию они называют расколотой страной и даже мысли не допускают о существовании российской цивилизации.

Американский политолог Хантингтон в своей книге “Столкновение цивилизаций” обосновывает неизбежность раскола России тем, что государство-гигант объединяет множество народов, якобы не связанных единой культурой. Ни слова не говорится о великой русской культуре, обеспечившей единство многообразия - многовековую историю евразийского государства, каковым и было государство Российское во все времена. Русского народа, объединившего вокруг себя различные народы в уникальную многонациональную общность, по мнению западных политиков вроде бы вообще не было и нет.

Россия никогда и никому не прощала насилия над собой. Ни предателям, ни иноземцам. Зреет ли у нас сопротивление нашествию варваров, исповедующих “конвейерное” мировоззрение? Зреет. Главный признак того - пробуждение национального сознания, с чего всегда начиналось возрождение России. Все настойчивее заявляет о себе русская идея, отражающая объединительную роль великого народа в воссоздании многонационального (союзного и централизованного) государства. Эта идея не узконациональная, а общенациональная. Идея коллективистская. Это противоядие американщине, несущей в себе культ индивидуализма.

Евроцентризм не имеет под собой научных оснований и состоит из набора мифов, которые меняются в зависимости от обстановки (“обмен идеями, людьми и информацией”, “жизненные интересы США в любой точке Земли” и др.)

Через призму евроцентризма вся история Советского государства и права видится неправильной, а часто и необъяснимой. Поневоле приходится прибегать к вульгарному психоанализу, сводя дело к комплексам и психическим отклонениям “тиранов” и мистическим тайнам “рабской души” русского народа.

Напротив, в свете теории нашего традиционного (а не западного) общества история Советского государства и права укладывается в рациональные умозаключения, приводящие к логическим выводам.

Когда средневековая Европа превращалась в современный Запад, произошло освобождение человека от связывающих его солидарных общинных человеческих связей. Капитализму нужен был человек-одиночка, человек-товар. Поэтому и община всегда была его главным врагом.

В России разрыва этих связей не произошло несмотря на воздействие капитализма и реформу Столыпина, крушение коллективных хозяйств на селе. В России человек остался соборной личностью, средоточием множества человеческих связей, осознающим свою причастность той или иной солидарной группе: семье, сельской общине, трудовому коллективу, где один за всех и все за одного.

В России всегда была важна идея “общего дела”, скрепляющая личности в общество. И наличие общей идеи, принятой большинством граждан, придавало государству большую силу. Напротив, сомнения или разочарования в этой идее приводили к разрушению государства.

Различие нашего государства и государств Запада хорошо видно при сравнении голосования в парламентах и Советах. Если в парламенте голосование есть конкуренция партий (пусть даже с перевесом в один голос),

то в Советах голосование, как правило, есть ритуал согласия. Здесь стремились обеспечить единогласность. Тот же смысл имеют выборы в представительные органы. На Западе выборы - политический рынок, на котором партии “продают” свои программы и получают плату в виде голосов граждан, на Руси же выборы являлись плебисцитом. На них одобрялась общая линия государства.

Коммунистическая партия заняла в политической системе особое место, без учета которого не может быть понят тип Советского государства. До сих пор дело представляется так, будто превращение партии в каркас всей системы и ее сращивание с государством-реализация концепции В.И. Ленина, возникшей из-за того, что политически неподготовленные и малограмотные депутаты не могли справиться с задачами государственного управления. Следует однако иметь в виду ту реальную обстановку в стране, которая сложилась после Февральской революции 1917 г., когда излишняя самодеятельность множества местных органов власти буквально рассыпала государство. Ощущалась настоятельная потребность в такой центростремительной силе, которая, обладая непререкаемым авторитетом была, бы включена во все Советы и в то же время, следовала бы не местным, а общегосударственным интересам. Такой силой стала Коммунистическая партия - большевиков.

Закулисный форум для поиска компромиссов и выработки решений свойственен парламентской демократии. Так, в США высшая финансовая, промышленная, политическая, военная, научная элита соединена в сеть закрытых клубов, где и происходит невидимое согласование интересов и выработка решений. Подобное происходит и в международном масштабе, о чем говорят встречи в Давосе.

Не имея возможности в рамках этого курса проводить широкий сравнительный анализ западного и советского общества как продуктов двух разных цивилизаций, мы лишь обращаем здесь внимание на необходимость постоянного учета их различий при изучении институтов государства и права, даже весьма схожих внешне.

Историю отечественного государства и права нельзя изучать вне прямой и непосредственной связи с теми явлениями, которые их породили и которые определили как их содержание, так и особенности функционирования. При этом следует иметь ввиду, что действие экономических факторов, будучи решающим и определяющим в историческом развитии, является не единственным рычагом, который влияет на ход этого развития.

История государства и права рассматривает процесс непрерывного развития. В истории нет ничего раз навсегда данного, ничего вечного. Все находится в состоянии непрерывного движения и изменения, в ходе которого одно умирает, другое укрепляется и побеждает. И еще одно - история не знает сослагательного наклонения. Она пишется набело .

Всем вышесказанным определяется в своей совокупности тот метод, с помощью которого оказывается возможным научное, единственно достоверное освещение истории отечественного государства и права.