Мунчаев Ш.М. Отечественная история

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА I . РОССИЯ В МИРОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

В мировой истории Россия занимает особое место. Хотя и принять говорить, что расположенная в Европе и Азии, она во многом впитала в себя все характерное для стран этих континентов, тем не менее надо иметь в виду, что ее история носит самостоятельных характер. Нельзя отрицать, что Россия подверглась серьезному влиянию как Европы, так и Азии, но и расположенные здесь страны испытали на себе ее влияние. Иначе говоря, исторический процесс взаимосвязан и взаимообусловлен. Каждая страна имеет свою особую историю, которая отличает ее от других. Сказанное имеет прямое отношение и к истории России.

В истории России природные и геополитические условия всегда оказывали влияние на формирование и развитие общества, форму его государственности и хозяйствования, те или иные исторические процессы. Равнинный характер местности, ее открытость, отсутствие естественных границ — таковы основные специфические географические особенности России. Они не позволяли национальной общности быть защищенной от нашествий, набегов, вторжений, войн. Эти особенности подчеркивали крупнейшие русские дореволюционные историки России — С.М. Соловьев, В.О. Ключевский и другие. И действительно, уже в первые века русской истории территория славянских племен подвергалась постоянным набегам хазар, печенегов, половцев. Тяжелые последствия имело монголо-татарское нашествие и двухвековое ордынское иго.

Важной особенностью российской истории было непрерывное расширение территории страны. Оно шло различными путями. Один из них — освоение новых пустынных территорий крестьянским населением. Так, в результате земледельческой колонизации в XII—XIII вв. были освоены плодородные земли Владимиро-Суздальского и других княжеств Севере-Восточной Руси, Замосковного края. В XVI—XVII вв. крестьянская колонизация охватила территорию украинских и южно-русских степей между Доном, верхней Окой, левыми притоками Днепра и Десны, территорию так называемого “Дикого поля”.

Коренной переворот в истории российской колонизации произошел в середине XVI в. после покорения Казанского и Астраханского ханств. Русские поселенцы устремились в сторону средней Волги, Урала и дальше в Сибирь. По берегам сибирских рек и озера Байкал возводились города-крепости. Несколько десятков городов было разбросано на огромной, почти сплошь покрытой лесами территории. Вокруг городов-крепостей образовались поселки государственных крестьян, переселенных в Сибирь по царским указам. Шли в Сибирь, к берегам Тихого океана, и вольные переселенцы, и звероловы-промышленники. На востоке осваивались в основном пустынные, целинные земли. Туземное, кочевое население было здесь крайне немногочисленным.

В ряде случаев территориальное расширение происходило путем добровольного присоединения к России. Изнуренная шестилетней войной с Речью Посполитой Украина встала перед выбором: снова признать польское владычество или идти “под руку” Москвы. В 1654 г. Переяславская Рада приняла решение о вхождении Украины в состав России. Добровольное присоединение Грузии на рубеже XIX в. также было ничем иным, как определенным историческим выбором в условиях угрозы порабощения более опасным, чем Россия, соседом.

Но чаще Россия “отвоевывала” у других государств захваченные ими территории. Так, у Швеции в результате Северной войны была “отнята” Прибалтика, у Турции — ее крепости — форпосты в Северном Причерноморье и Бессарабии, у Ирана — Армения. Кавказские войны закончились подчинением северокавказских племен. В 60-х гг. XIX в. завершилось вхождение в состав России казахских земель. После разгрома царскими войсками Кокандского ханства были присоединены киргизские земли. Со стороны Каспийского моря и Средней Азии к России были присоединены земли туркменских племен. Непрерывное территориальное расширение предопределило ряд исторических особенностей России.

Приращение территорий обеспечивало казне и государству новые источники финансирования, увеличение материальных и людских ресурсов, дополнительную экономическую выгоду. Только присоединение Сибири дало на несколько столетий приращение огромных материальных богатств, редчайших сибирских мехов, леса, богатейших природных залежей и т. д.

В течение веков экономическое развитие шло вширь, обеспечивалось за счет количественных факторов (экстенсивный тип). У российского населения не было острой необходимости переходить от традиционного хозяйствования к более эффективному, так как всегда оставалась возможность переселиться на новые места, освоить новые территории. Дефицита земель не было.

Не способствовали эффективному, выгодному хозяйствованию разбросанность и труднодоступность многих населенных пунктов, большие расстояние. С этим во многом были связаны дороговизна транспорта, плохие дороги, слабое развитие торговли и связи.

Особенности российского исторического процесса в немалой степени определялись своеобразием природно-климатических условий и связанной с этим спецификой сельскохозяйственного производства.

При большом земельном просторе на территории, составлявшей историческое ядро русского государства, было чрезвычайно мало хороших пахотных земель. Преобладающим типом почв в России были подзолистые, глинистые, болотистые или песчаные, скудно обеспеченные естественными питательными веществами. Сибирь же с ее потенциально неистощимым запасом пахотной земли по большей части была непригодна для землевладения. Это объяснялось тем, что производимый Гольфстримом теплый воздух охлаждался по мере удаления от Атлантического побережья и продвижения в глубь материка.

Другой особенностью природно-климатических условий был необычайно короткий цикл сельскохозяйственных работ. Он занимал всего 125—130 рабочих дней (примерно с апреля по сентябрь). Российский крестьянин находился, таким образом, в тяжелых производственных условиях: худородные почвы неизбежно требовали качественной, питательной обработки, а достаточного времени на сельскохозяйственные работы природные условия не давали.

Средняя урожайность в России была низкой, а трудовые затраты исключительно высокими. Для того чтобы получить урожай, крестьянин должен был работать буквально без сна и отдыха. При этом использовались все резервы семьи, даже дети и старики. Женщины полностью были заняты на всех мужских работах. Тяжелые сельскохозяйственные условия, перенапряжение и включение в работу всех, от мала до велика, предопределили специфический уклад жизни российского землевладельца. В отличие от него европейскому крестьянину ни в средние века, ни в новое время не требовалось такого напряжения сил, ибо сезон сельскохозяйственных работ был намного больше. Это обеспечивало более благоприятный ритм труда и весь уклад жизни европейского крестьянина.

Характерной чертой крестьянского производства в России была крайне слабая база животноводства. Заготовка кормов для скота каждый год становилась большой проблемой. Срок заготовки кормов в историческом центре России был крайне ограничен (всего 20—30 суток). За это время крестьянину требовалось запастись достаточным количеством кормов.

Не стимулировала развитие сельскохозяйственного производства и внешняя торговля. Россия стояла далеко от великих торговых путей и до середины XIX в. не могла сбывать зерно за границу. Да и разрыв в производительности труда между Западной Европой и Россией был значительным. По данным Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, в конце XIX в. один акр пшеницы в России приносил лишь одну седьмую английского урожая и менее половины французского и австрийского .

Российская география не благоприятствовала единоличному ведению хозяйства. В условиях короткого сельскохозяйственного сезона полевые работы легче было вести коллективом. Это сохраняло архаичные традиции общинной организации деревенской жизни.

В отличие от Европы община в России не исчезла, а стала развиваться. Примерно с XVI в. русские крестьяне все чаще расстаются с хуторской системой расселения (она сохраняется в основном в южных районах) и концентрируют свои дворы и хозяйства в многодворные деревни и села. По мере усиления личной крепостной зависимости с конца XVI в. возрастают защитные функции соседской общины, ее демократизм и уравнительные тенденции.

Помимо организации сева, покоса и других коллективных полевых работ, община выработала комплекс мер для помощи обедневшим и разорившимся крестьянам. Пахотная земля разбивалась общиной на участки, разные по качеству почвы и удаленности от деревни. Всякий двор имел право получить на каждом из этих участков одну или несколько полосок земли. Периодически, по мере изменения ситуации внутри соседской общины, происходили переделы как способ достижения внутриобщинной “социальной справедливости”.

Наряду с производственными функциями община решала такие социальные проблемы, как сбор податей, налогов, распределение рекрутской повинности и другие.

Несмотря на энергичное втягивание сельского хозяйства со второй половины XIX в. в рыночные отношения, общинные традиции сохранялись там вплоть до 1917 г.

Тысячелетнее существование в России общины, ее главенствующая роль в жизни русского населения являлись факторами, кардинально отличающими весь уклад жизни россиян от западных традиций.

Высокозатратное, трудоемкое земледелие ставило сельское население перед необходимостью участия в нем практически всей семьи. Свободных рабочих рук не было. Для России, следовательно, была характерна узость рынка наемной рабочей силы. А это замедляло процесс становления промышленного производства, роста городов.

Бедность общества предопределяла и малочисленность слоя людей, живущих за его счет, так называемых “слуг” общества — ученых, педагогов, художников, актеров и т.д. А отсюда и поздний генезис светской культуры в России. Церковь здесь гораздо дольше, чем в Западной Европе, осуществляла культурные и идеологические функции. Не случайно первые университеты в Европе появились в XII—XIII вв., а в России — в XVIII в.

Наконец, нельзя не отметить тот факт, что крайне тяжелые условия труда русского землевладельческого населения наложили отпечаток на национальный характер. Речь идет прежде всего о способности россиянина к крайнему напряжению сил, готовности помочь ближнему, чувстве коллективизма. Немалую роль здесь играла и сила общественных традиций. В то же время вечный дефицит времени и трудные природные условия, часто сводящие на нет все результаты труда, не выработали в русском человеке ярко выраженную привычку к тщательности и аккуратности в работе.

Таким образом, мы видим, что географические и природно-климатические факторы сказались на типе хозяйствования, на политическом и социальном строе страны, ее культурном развитии, на темпах протекания важнейших общественных процессов.

Одной из главных характерных черт российского исторического процесса была гипертрофированная роль верховной власти по отношению к обществу. Каковы же истоки особого государственного деспотизма в России? На этот счет имеются различные мнения. Историки-исследователи обращают внимание на ряд обстоятельств.

Древнерусское государство возникло под влиянием деятельности пришлого элемента — варягов, как результат освоения отдельными их отрядами огромной территории. Киевское государство, у истоков которого стояли варяги и их славянские и ославяненные потомки, образовалось не в результате естественной эволюции строя славянских племен. Ни князья, ни их дружинники не были выходцами из славянского общества, хотя впоследствии и произошла их ассимиляция. Заметное влияние варяжского элемента придало государственности как бы наружную, внешнюю форму. Славянские и финские племена, жившие на этой территории, восприняли привнесенные формы государственного устройства, но сохраняли свой родовой быт и родовую психологию.

Так формировалось особое политическое образование с необычайно глубокой пропастью между правителями и управляемыми. В Киевском государстве и киевском обществе отсутствовал объединяющий интерес: государство и общество сосуществовали, сохраняя свои отличия.

В России с самого зарождения российской государственности стала вырабатываться ее низшая форма — государство-вотчина. Даже в более поздние времена российские императоры владели, а не правили Россией, имели в ней свой династический, а не государственный интерес. Традиция рассматривать вверенную им страну как собственность сохранялась у российских правителей вплоть до Февральской революции 1917 г. (до отречения Николая II от престола).

Укреплению государственного деспотизма способствовало ослабление прав и роли городов. Основные свои удары монголы обрушили именно на города. По подсчетам археологов, из 74 русских городов XII—XIII вв., известных по раскопкам, 49 были разорены Батыем. Города многих княжеств разрушались в XIII в. по несколько раз (Переяславль-Залесский — Четыре раза, Суздаль, Рязань, Муром — три раза; Владимир — два раза и т.д.) 1 . В условиях постоянной внешней опасности города лишались старых вольностей. При этом резко возросла и роль князя.

1 См.: История Отечества: люди, идеи, решения. - М., 1991. - С. 42, 45.

И еще один фактор того времени, который предопределил особое усиление верховной власти. В результате ордынского нашествия произошла гибель основной части господствующего класса. По данным специалистов, в середине XII в. из двенадцати рязанских князей погибло девять, из трех ростовских — погибло два, из девяти суздальских князей — пять. Анализ родословных книг московского боярства XVI в. свидетельствовал, что московские и северо-восточные роды бояр не имели предков до нашествия Батыя. Кроме того, в ходе нашествия погибла и основная масса дружинников-феодалов. Ведь именно дружины вместе с горожанами защищали русские города.

Истоки всеобъемлющей роли государства по отношению к обществу во многом кроются и в особом характере складывания Русского централизованного государства в XIV— - XV в. Если в Западной Европе главную роль в процессе централизации земель сыграли социально-экономические обстоятельства, то русским землям объединение диктовали политические обстоятельства, прежде всего необходимость борьбы с внешней опасностью (Золотая Орда, Ливонский орден и т.д.) и установления национальной независимости. Такой процесс централизации, который шел при “опережающих” (по отношению к социально-экономическим) политических факторах, консервировал складывающиеся сугубо деспотические отношения.

В XIV в. между сильнейшими русскими княжествами (Московским, Тверским, Рязанским, Суздальским и Нижегородским) разворачивается острое соперничество за закрепление великокняжеской власти. Московский князь Иван I действовал в этой борьбе наиболее хитро и беспринципно. Большую часть своего правления он провел либо в Орде, либо по дороге туда 2 . Будучи ловким и даровитым дельцом (в народе его прозвали Калитой — “денежной сумой”), он нажил весьма значительное состояние, которое позволило ему не только исправно выплачивать свою долю Орде, но и покрывать недоимки других князей. Последним он одалживал деньги под залог их уделов, которые иногда забирал себе за долги.

2 См.: Насонов А.Н. Монголы и Русь. - М.-Л., 1940.

Самым серьезным соперником Ивана Калиты в борьбе за благосклонность монголов был князь Тверской, имевший тогда великокняжеское звание. В 1327 г. в Твери поднялось антиордынское восстание, и тверской князь встал на сторону восставших. Иван Калита спешно отправился в Орду и возвратился во главе объединенного монголо-русского карательного войска, которое самым страшным образом разорило Тверь. В награду за верность Калита получил ханский ярлык на великое княжение и право самостоятельно собирать дань для Орды.

Итак, благодаря усердной службе Орде Москва постепенно изолировала своих соперников и выбралась на первый план, став посредницей между завоевателями и русскими подданными. Окончательное сплочение княжеств вокруг Москвы произошло при внуке Калиты, князе Дмитрии Донском. Он первым передал своему сыну великокняжеское звание, не спрашивая на то ханского разрешения.

В дальнейшем московские князья проявляли дальновидность и выдающиеся деловые и политические способности для сохранения и приумножения своей власти. Они собирали деревни, города и промыслы, активно торговали. Стремясь не дробить по наследству свое княжество, ввели постепенно порядок престолонаследия по праву первородства.

В XVI—XVII вв. государственная самодержавная власть усиливается. При Иване IV (Грозном) ликвидируются остатки децентрализации, ограничиваются права феодалов.

Тенденция к централизации и абсолютизму развивается и в дальнейшем. При Петре I ликвидируется патриаршество и создается государственный орган — Синод, управляющий делами религии. Это знаменует окончательную победу верховной светской власти над Церковью. В 1721г. Петр вводит титул императора. Россия становится империей. Вместо сословно-представительного выборного органа при царе (Боярская Дума) создается Сенат, члены которого утверждаются и назначаются императором.

Под непосредственным влиянием власти образовались сословия. Общество было разделено на слои с четким определением статуса и функций каждого. Соборное Уложение 1649 г. закрепило положение различных категорий населения и круг их повинностей.

Служившие в войске или управлении составляли служилое сословие. Прочие — землевладельцы, ремесленники, торговцы и другие работники физического труда — сделались “тягловым” сословием. Служилые люди не являлись первоначально знатью, не имели сословных привилегий, однако у них были существенные преимущества. Располагая фондом земель, государство, будучи верховным собственником, предоставляло служилым людям участок земли (поместье) с крестьянами при условии несения ими военной или гражданской службы.

Верховная власть всеми мерами стремилась закрепить сложившуюся структуру. В XVI и XVII вв. принимаются законы, запретившие крестьянам покидать свои участки, а купцам менять место жительства. Священники не имели права слагать с себя сан, их сыновья должны были вступать на отцовское поприще. Под угрозой тяжких наказаний простолюдинам не разрешалось переходить в ряды служилого слоя. А сыновьям служилых людей следовало по достижении совершеннолетия регистрироваться в соответствующем ведомстве. Государство всячески стремилось сделать социальное положение наследственным. Социальная структура общества становилась все более неподвижной. Так складывалась всеобъемлющая система, прикрепляющая все население к государству.

Если власть повлияла на оформление дворянства, то сословие государственных крестьян вообще было организовано как некое учреждение. В одно юридическое и податное сословие были записаны различные категории некрепостного населения. В категорию “тяглых” попала часть вчерашних служилых людей, что навсегда закрывало им дорогу в дворянство, хотя некоторые из них имели своих крепостных и владели землей.

Точно так же, путем введения штатов и записи в них, был создан слой церковнослужителей. Часть церковников тоже не попала в штат и была отнесена к сословию “тяглых”.

Социальная структура города определялась чисто административным путем. Все население было поделено на гильдии и цеха.

Феодальное вмешательство самодержавной власти деформировало и развитие слоя буржуазии. Владельцы мануфактур вынуждены были тратить деньги на прикупки земли с крестьянами, а не на развитие производства. Разбогатевшие промышленники стремились получить дворянское звание и влиться в привилегированное дворянское сословие.

Своим вмешательством в сферу торговых отношений государство мешало развитию купеческого торгового слоя. Купцов насильственно вовлекали в разного рода казенные “службы”, принуждали организовывать специальные торговые компании. Административным путем определялось, в каких местах и какими товарами можно торговать.

Идея служения общему благу, “миру”, ради которого человек должен жертвовать своим личным, была важнейшей частью менталитета россиянина. В этой связи идея служения общему государственному началу играла значительную роль в духовном настрое российского народа. “Россия — самая могущественная и самая бюрократическая страна в мире; все в России превращается в орудие политики. Великие жертвы понес русский народ для создания русского государства, много крови пролил, но сам остался безвластным в своем необъятном государстве”, — писал о роли государственного начала в жизни русского народа выдающийся русский ученый Николай Александрович Бердяев 1 .

1 См.: Бердяев И. Судьба России. - М., 1990. - С. 6.

Российская история во многом представляет собой историю социального реформизма. Несмотря на многочисленные войны, бунты, заговоры и революции, реальные изменения в экономическом и политическом строе на протяжении последних столетий происходили, как правило, в результате реформ, проводимых верховной властью, причем иногда по собственной инициативе, а иногда под давлением обстоятельств.

Глубокая модернизация и европеизация России была проведена Петром Великим. С именем крупного государственного деятеля, близкого советника императора Александра I, M.M. Сперанского связан реформистский процесс первой половины XIX в. Исключительны по своему значению также аграрная, городская, земская и другие реформы 60—70-х гг. XIX в. Мы говорим об этом периоде как об “эпохе великих реформ”. Процесс модернизации российского общества в начале XX в. был начат по инициативе такой значительной политической фигуры российского реформаторства, как Петр Столыпин. В истории советского общества также были и глубокая модернизация общественного уклада в конце 20-х — в 30-е гг., и хрущевский реформизм, и, наконец, попытки обновления общества во второй половине 80-х — в 90-е гг.

История российского реформизма вызвала к жизни многие типы реформ с неодинаковой степенью государственного принуждения и разной степенью привлечения общественных сил к разработке и осуществлению преобразований.

На протяжении столетий российское реформаторство в своей основе опиралось исключительно на идею государственности. Реформы очень часто приобретали характер вмешательства государства в общественные отношения, а народ выступал лишь в качестве объекта. Не только Петр с его идеей насильственного прогресса, нс и другие реформаторы и государственные деятели исходили из принципа разработки и осуществления реформ исключительно “сверху”.

Особенностью российских преобразований была их конфликтность. Реформы очень часто осуществлялись жесткими, насильственными методами, имели “вкус слез и цвет крови”. Причины этого крылись и в ускоренных темпах нововведений, и в недостаточном учете социальных интересов. Российские реформаторы, как правило, во многом не принимали в расчет позицию тех групп населения, которые придерживались традиционных норм жизни.

Реформы Петра сопровождались глухой и упорной внутренней борьбой: четыре мятежа и несколько заговоров. Их участники выступали против нововведений. Петр жестоко расправлялся с носителями старины: стрельцами, церковниками-староверами и даже с наследником престола , не пожелавшим идти по стопам отца. А так как старое боярство, духовенство, стрельцы, выставляли признаком своей оппозиции некоторые наружные особенности (бороду, длиннополое платье), то Петр горячо ополчился даже против этих мелочей.

В конце XVII в., вернувшись в Москву из-за границы, Петр сразу же принялся стричь бороды и резать длинные полы однорядок и ферязей у своих приближенных, ввел парики. Трудно вообразить, какой законодательный и полицейский шум и гам подняли из-за этой перелицовки и перекостюмировки русских людей на иноземный лад. Духовенство и крестьян не трогали: они сохранили сословную привилегию оставаться православными и старомодными; бородачей и носителей “нелегального” платья штрафовали. Дворян, являвшихся на государев смотр с невыбритой бородой и усами, нещадно били батогами 1 .

1 См.: Ключевский В.0. Сочинения - М., 1989. - Т. IV. - С. 200.

Пренебрежение наследием к историческому опыту собственного народа было характерно и для других российских реформ. Часто российское реформирование несло в большей степени заряд разрушительный, чем созидательный.

Следствием этого было накопление в процессе реформ потенциала их отрицания, состояние внутренней напряженности, конфликтности общества.

Реформизм в России очень часто базировался на некритическом восприятии, а порой и прямом заимствовании идей, взглядов.

Характерной особенностью многих реформ в России было также то, что государство, как инициатор реформ, не могло опираться на старую бюрократию, поэтому модернизация аппарата управления, то есть административные реформы, являлась главной составной частью преобразований.

Постоянные видоизменения госучреждений неизбежно расширяли слой бюрократии. Она гибко откликалась на изменения, трансформировалась, переливалась из одной структуры в другую, но выживала и укреплялась. Численность бюрократии в России быстро росла. Только за первую половину XIX в. число государственных чиновников увеличилось более чем в четыре раза 1 .

1 См.: Томсинов В.А. Светило российской бюрократии. — М., 1991 — С. 12.

Особая роль государства в процессе российских реформ “сверху” превращала бюрократию в единственного их разработчика и руководителя. Поэтому ее значение в судьбах российских реформ было огромным. От позиции правящей элиты, от результатов борьбы различных групп и кланов бюрократии зависела окончательная судьба реформ в России. Кроме того, постоянная череда реформ и контрреформ, новаций и попятного движения — характерная особенность российского реформационного процесса. Наконец, нельзя не отметить, что русские реформаторы весьма часто игнорировали права населения, думая прежде всего о правителях и государстве.

Одной из особенностей российской истории является крайняя противоречивость, конфликтность развития, предрасположенность российского общества к крайностям. Эта особенность лежит в основе российской нестабильности, что, в свою очередь, связано с противоречивостью облика российского общества.

Россия, как известно, развивалась во взаимодействии и в борьбе то с Европой, то с Азией. И восточные, и западные элементы присутствуют в русской жизни, в русской истории.

Общественно-политическая мысль России постоянно обращалась к этому противоречивому явлению исторической действительности. В концепциях западников и славянофилов отразилось преувеличение одной из сторон, составляющих сложный цивилизованный облик России. Западники считали, что русский путь — это западноевропейский путь. Самобытные элементы российской жизни они относили к проявлениям отсталости. Славянофилы же, наоборот, развивали идею о принципиальном отличии российского развития от западноевропейского, всячески выдвигали на первый план исключительную самобытность общинной, патриархальной, православной Руси.

Двойственную, противоречивую природу русской жизни подчеркивал и Н. Бердяев. В своем труде “Судьба России” он развивал мысль о том, что в русском народе одновременно уживается и восточная приверженность государственному началу, и западный идеал свободы. В истории России эта двойственность выразилась, как считал он, в постоянном чередовании разрушительных бунтов вольницы и периодов усиления власти, сдерживающей ее железной рукой.

Прирастая все новыми и новыми территориями, империя становилась полиэтническим обществом, конгломератом множества народов. Она пополнялась самыми разными этносами — от татар и казахов до чеченцев и армян, от поляков и латышей до чукчей и якутов. Это был сплав индоевропейской, урало-алтайской, монгольской, тюркской и других этнических линий. Причем старые земли не были монополиями, а новые нельзя было назвать колониями. Особенностью России было то, что старые и новые земли представляли собой как бы общее жизненное пространство с единой экономической и политической жизнью, единым административным делением, делопроизводством, судом, законодательством. Но внутри этого единого социума постоянно переплетались и влияли друг на друга совершенно различные типы обществ, различные социокультурные образования. Наряду с буржуазными отношениями, развитыми в западных и юго-западных регионах, сохранялись патриархальные и родовые.

Российский феодализм был менее расположен к общественному прогрессу. Ему были присущи более деспотические формы монархии, чем в Европе. Средневековое население (господствующий класс и простолюдины) находилось в большей, чем на Западе, зависимости от верховной власти.

Степень эксплуатации крестьянства была исключительно высокой. Произошла длительная, на несколько столетий, консервация личной крепостной зависимости крестьян.

Российский тип эволюции феодальной земельной собственности также был специфичен. Частнособственническое землевладение дворянства никогда не было преобладающей формой земельной собственности. Основной тенденцией была система “государственного феодализма”, при которой верховная собственность на землю оставалась у государства, а феодальное землевладение даровалось государством и обусловливалось службой царю. Крестьяне являлись “держателями” земли с обязательными перед государством налогами, оброком и повинностями. В отдельных регионах в определенные эпохи такая “государственная земля” могла превращаться в фактическую собственность “государственных крестьян”. Специфические черты феодального землевладения в России не способствовали сколько-нибудь твердым позициям института частной собственности на землю. Прочным заслоном на пути развития частной собственности стояла сельская община. Таким образом, особенностью российского типа феодализма являлось традиционно слабое развитие частной земельной собственности и индивидуальной хозяйственной деятельности крестьянства.

Исследователи считают, что в условиях “запаздывающего” типа исторической эволюции процесс обуржуазивания российского общества оказался незавершенным.

Для России характерна перестановка фаз генезиса капитализма. Если в странах Европы буржуазно-аграрный переворот предшествовал буржуазным революциям, то в России аграрный сектор оставался, по сути, феодальным вплоть до 1917 г. Лишь после реформы 1861 г. начали появляться зачатки аграрного рынка, а крестьянство во многом еще оставалось зависимым от помещичьих латифундий.

В России отсутствовал долгий инкубационный период развития машинного производства и длительный период формирования механизма капиталистического обмена. Промышленный переворот обеспечивался в значительной степени за счет ввоза иностранной техники. Шло быстрое развитие железных дорог и пароходных линий. Российское “первоначальное накопление” не дало свободного наемного работника. Это был в основном “отходник”, не порвавший еще с земледелием и “своим” барином. Крестьянская реформа 1861 г. и отмена крепостного права вместе со столыпинскими преобразованиями в начале XX в. двинули вперед процесс формирования рынка наемной рабочей силы, но окончательного завершения “первоначального накопления” капитала в России в первой четверти XX в. так и не получилось. Страна продолжала оставаться аграрно -индустриальной с огромным преобладанием сельскохозяйственного населения.

Особенностью российской буржуазной эволюции являлось и запаздывание социального развития государства. Почти нигде в новое время не существовало столь глубокой пропасти между бедными и богатыми слоями, как в России. Эта объективная основа, сохранявшаяся на протяжении двух столетий и возрождающаяся в современной действительности, была и остается объективной почвой для общественного раскола, питательной средой для крайних течений, органически не способных к синтезу.

Многовековое крепостничество, придавленность, бесправие и забитость российского населения формировали радикальное мышление, игнорирующее какие-либо умеренные решения. Реформы же, вторгаясь в самую сердцевину общества, игнорировали, как правило, интересы тех социальных групп и сил, которые придерживались установившихся традиционных ценностей модернизации (“великие реформы” 60-х гг. XIX в., столыпинская реформа, НЭП). Они разрушали российскую патриархальную целостность и вели к социальному расслоению, вытеснению на социальную периферию целых народных слоев. Часто эти слои становились социальной базой следовавших за реформой контрреформ, революций, гражданских войн. Так, отмена крепостного права обернулась террористической деятельностью народовольцев и революцией 1905—1907 гг. Столыпинские реформы, ускорившие расслоение крестьянской страны, подтолкнули к революции 1917 г. и гражданской войне. А НЭП, вытеснивший миллионы крестьян в пролетаризируемые города, породил мощную ответную реакцию тоталитаризма, оформившегося в жестокую сталинскую диктатуру 1 .

1 См.: Свободная мысль. - 1993. - № 42. - С. 4.

История России была переполнена переходными, переломными периодами. Народ жил в обстановке чрезвычайщины и гражданской войны.

Многие корни российской конфликтности кроются в особенностях российской власти с ее абсолютистской природой, монополизмом и мощным вмешательством в жизнь общества.

Трагедия страны состояла в том, что в ней не было полноправных сословий, классов, свободных и вольных граждан. В эпоху Ивана Грозного или Петра Великого, во времена правления И. Сталина, Н. Хрущева, Л. Брежнева или М. Горбачева положение человека определялось исключительно его обязанностями и отсутствием реальных прав, которые в лучшем случае лишь декларировались.

В России всегда доминировал мифологический, а не критический тип мышления. Из поколения в поколение передавалось упрощенное представление о путях достижения целей социального прогресса и вера, что борьба, уничтожение врага, насильственное и механическое разрушение старых форм жизни сами собой обеспечат реализацию общественного идеала. Из всех возможных вариантов преобразования общества российскому человеку больше всего импонировали методы революционной логики, бунт, взрыв. Не случайно и русская интеллигенция отличалась радикализмом, склонностью видеть в политической борьбе ближайший путь к народному благу.

Концепция “социального раскола” российского общества к настоящему времени не является еще окончательно оформленной и цельной. Однако современное развитие российского общества позволяет представить ее в качестве доминанты исторического развития.

Контрольные вопросы

1. Как природные и геополитические условия влияли на формирование русской государственности?

2. Какими путями расширялась территория России в XII— XIII вв.?

3. Какие функции выполняла община в России и как она повлияла на формирование государства?

4. Назовите основные особенности процесса централизации русских земель в XIV—XV вв., которые отличали его от аналогичных процессов в Западной Европе?

5. Какие социально-политические особенности сопровождали осуществление реформ в России на ее историческом пути?

6. Как территориальное расположение России в Европе и Азии повлияло на формирование государства и на духовный облик русского народа?

7. Как происходила эволюция феодальной собственности в России? Как специфические черты землевладения повлияли на формирование феодальной, а затем и капиталистической России?

8. Какие этносы населяли территорию древнерусского государства и окружающие его земли? Какие культурно-бытовые и социально-политические аспекты были характерны для их влияния друг на друга?