Азимов А., Бойд У. Расы и народы: ген, мутация и эволюция человека

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Таинственное слово «раса»

Нет двух людей, абсолютно похожих друг на друга. Ребенок осознает это очень рано. Он способен отличить мать от всех других женщин прежде, чем начнет говорить. А когда достаточно подрастет, играя со сверстниками, без труда будет узнавать и отличать своих друзей.
Это совсем неудивительно. Подумайте, насколько разными могут быть у разных людей, например, головы. Волосы бывают длинными или короткими, густыми или редкими или же могут вообще отсутствовать. Они могут быть волнистыми, вьющимися или прямыми; черными, каштановыми, рыжими, русыми, белокурыми или же иметь любой оттенок. Цвет кожи бывает темным, светлым или смуглым. Глаза могут быть синими, карими или какими-нибудь еще. Рты могут быть большими или маленькими, а губы полными или тонкими. Подбородки у кого-то заметно выступают вперед, а у кого-то не очень; носы — прямые, крючковатые или вздернутые; уши располагаются под различным углом к голове. Список подобных различий практически бесконечен.
Подрастая, ребенок становится более наблюдательным и, вероятно, начинает замечать более тонкие отличия, даже если никто ему на них специально не указывает. Некоторые особенности и характеристики взаимосвязаны. Например, у людей с очень светлой кожей обычно синие глаза и белокурые волосы. У них также чаще всего длинные тонкие носы и тонкие губы. В свою очередь, у людей с темным цветом кожи нередко темные глаза и темные волосы. Люди с очень темной кожей часто отличаются короткими и курчавыми волосами, носы у них обычно широкие и с низкой переносицей, а губы — толстые.
Позже ребенок, о котором мы говорим, может заметить еще одну вещь. Он отмечает, что специфические особенности часто проявляются в одних и тех же семьях. В некоторых семьях белокурые волосы и синие глаза встречаются весьма часто. У членов других семей, как правило, бывают черные волосы и карие глаза. Он может заметить, что ребенок высоких родителей, скорее всего, вырастет более высоким, чем ребенок родителей низкого роста.
Даже без посторонней подсказки ребенок, наблюдая, сам может убедиться, что люди в мире разделены на различные группы. Члены каждой из них некоторым образом более близко связаны друг с другом, чем с членами другой группы. По этой причине они и похожи друг на друга больше, чем на остальных. Такую группу людей называют расой.

Что нас объединяет

Из того, что мы до сих пор сказали, давая характеристику расы, казалось бы, не следовало ничего неправильного или опасного. И все же понятие расы приводило к большим несчастьям, к жестокости и страданиям, к войнам и смерти. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, скажем для начала, что люди идентифицируют себя, то есть считают себя принадлежащими к некой группе. Все достижения группы в целом могут тогда рассматриваться как собственные достижения индивидуума, и он получает право ими гордиться.
Например, мальчик может поссориться с другим мальчиком и крикнуть: «Мой старший брат побьет твоего старшего брата!» При этом он совсем не уверен в том, что сам способен поколотить обидчика. Однако, будучи уверен, что его брат может побить брата другого мальчика, он сам получает некоторое удовлетворение от осознания этого факта, вырастает в собственных глазах.
Таким же образом дети объединяются в компании, убежденные в том, что «наша компания может побить вашу». Взрослея, мальчики станут также болельщиками какой-нибудь футбольной команды. Победы команды будут большими событиями для них, а поражения обернутся настоящими трагедиями.
Весьма соблазнительно верить в то, что группа, с которой вы себя идентифицируете, лучше, чем другие группы, что ваша семья лучше, чем семейство соседа; ваша тусовка лучше, чем тусовка на следующей улице; футбольная команда вашего города лучше, чем команда другого города.
Веру в собственное превосходство и второсортность других довольно трудно поколебать. В бейсболе, например, конкуренция между «Джайентс» («гигантами») и «Доджерс» («хитрецами») известна давно. Болельщики «Джайентс» и болельщики «Доджерс» яростно спорят весь сезон о достоинствах своих команд. Ни одна группа никогда не прислушивается к аргументам противника. В этом году «Джайентс» может закончить сезон победителем, в следующем выиграет «Доджерс», но это ничего не меняет. Споры продолжаются.
И все же отождествление себя с какой-либо группой — скорее вопрос эмоций, чем разума. Соперничество подобного рода редко достигает опасной черты. Вы можете слышать о кровной мести враждующих семейств в некоторых частях страны или о молодежных бандах, орудующих ножами, но такие серьезные последствия семейной или групповой конкуренции — исключение, а не правило.
Некоторые самоидентификации, однако, более серьезны.
Например, вы говорите по-английски, и почти каждый из тех людей, которых вы знаете, тоже говорит по-английски. Вы могли бы и не знать, что идентифицируете себя с другими англоговорящими людьми; но, если вы вдруг встретите человека, который говорит, например, только по-болгарски, он будет казаться странным для вас лишь но этой единственной причине. Он для вас иностранец, вы могли бы найти его манеру речи интересной или забавной, или вы могли бы отнестись с подозрением к этому человеку. Но вы почти наверняка не остались бы к нему безразличным.
Люди вообще с подозрением относятся к любому человеку, который отличается от обычных людей. Человека, говорящего на непонятном языке, или с какой-то особенной чертой, нетипичной для окружающих, или со странной манерой одеваться, или исповедующего другую религию, или имеющего необычные привычки, чаще всего относят к другой группе людей. Он — не такой, как все.
Это различие не обязательно должно быть большим. Любой из нас почувствовал бы себя неловко в присутствии человека в тюрбане и длинных струящихся одеждах, особенно если бы помимо этого у него было большое медное кольцо в носу. Незнакомец мог быть одет так же, как ваш отец; и все же, если он часто кланялся в пояс, сгибаясь, щелкая при этом каблуками, и целовал руку даме, когда его представляли ей, этого было бы вполне достаточно, чтобы сразу заставить вас думать — «он иностранец».
Когда какое-то количество людей живет в отдалении друг от друга или окружено другой, большей группой людей, которые отличаются от них языком, религией, традициями или физическими характеристиками, меньшая по численности группа формирует меньшинство. Обычное население часто думает о меньшинстве как о представителях иной группы, не той, с которой большинство непосредственно идентифицирует себя. Естественно, так как меньшинство отлично от большинства, легко думать о нем как о низшем (психология — «моя компания лучше, чем ваша компания»). Меньшинство же порой вынуждено жить в худших районах города потому, что лучшие для него закрыты. Для представителей меньшинств более трудно получить хорошую работу. Вообще к ним часто относятся предвзято.
Когда люди предвзято относятся к какому-либо человеку просто потому, что он принадлежит к меньшинству, они показывают свое предубеждение против него! В Соединенных Штатах результаты подобных предубеждений можно продемонстрировать на том факте, что до 1865 г. многие американцы думали, что из негров весьма разумно делать рабов, потому что они очевидно отличались от белых. Другие не соглашались с этим, и это разногласие стало одной из причин длительной и трагической Гражданской войны в Соединенных Штатах. В большинстве штатов страны, как это ни печально, негры, хотя больше и не являются рабами, все еще рассматриваются как люди более «низкого сорта», чем белые. В некоторых штатах предубеждение против них, к сожалению, весьма сильно.

Расизм

Люди могут сменить свой язык и привычки на язык и привычки окружающей их группы. Мы знаем, что это повсеместно случается в Америке. Иммигранты из многих стран ступали на ее землю, они или их дети учились говорить по-английски и становились типичными американцами но образу мыслей и действий.
Некоторые люди, однако, думают, что такая смена привычек и традиций несущественна. Они полагают, что различные группы людей ведут различный образ жизни вследствие врожденных физических и ментальных различий. Каждый отличный от других образ жизни представляет определенную расу.
Немецкие национал-социалисты (чаще называемые просто нацистами), стоявшие у власти в Германии с 1933-го до 1945 г., верили в это. Они утверждали, что народы Северо-Западной Европы, и особенно Германии, обладали врожденными качествами, которые делали их отдельной человеческой расой. Более того, они были уверены в том, что эти качества сделали их расой, во всех отношениях превосходящей остальные расы. Нацисты называли себя «Herrenvolk», что по-немецки означает «раса господ».
Нацисты считали другие группы, например народы Польши и России, низшими. Особенно сильную неприязнь вызывали у них немецкие евреи. Евреи Германии были похожи на других немцев почти во всех отношениях. Многие из них играли важную роль в жизни немецкой нации. Некоторые были известными учеными, крупными бизнесменами и т. д. Их главным отличием от других немцев было их вероисповедание. А иногда даже и этого не было, и только их родители или бабушка с дедушкой имели иную веру.
Так как нацисты считали различие между собой и другими врожденным, или расовым, «низший» человек был предназначен для «низшей» жизни. Считалось, что он наследовал это второстепенное положение. Даже если человек был христианином, если он прекрасно говорил только по-немецки и ни на каком другом языке, если он был университетским профессором или офицером немецкой армии, имеющим награды за храбрость, его все еще сочли бы низшим, если бы он имел хотя бы одного еврея в роду. Нацисты осуществляли эту теорию на практике с большой жестокостью и насилием, и именно эту доктрину можно считать частично ответственной за длительную и страшную Вторую мировую войну.
Вера в то, что человечество может быть разделено не просто на расы, но на высшие и низшие расы, известна как расизм. Естественно, если вы полагаете, что ваш сосед является низшим по отношению к вам непосредственно не только потому, что он любит спагетти, а вы любите хот-доги, но и потому, что он был рожден низшим, вы, вероятно, будете к его вкусам менее снисходительны. Вы, вероятно, вряд ли будете сами пробовать спагетти и находить их весьма вкусными. Вы, вероятно, вряд ли захотите предложить своему соседу хот-доги. Вы, вероятно, вряд ли станете друзьями, когда узнаете его лучше.
Если группа, расцениваемая как низшая, существует в качестве меньшинства в пределах какой-либо страны, расизм может кончиться жестокостями тина холокоста в нацистской Германии или, как мы уже сказали, притеснением негров в Америке. Народ иод влиянием расистских идей более легко вовлекается в войну против «низших» наций, скорее всего, ведет войну с особым зверством и более склонен после своей победы к установлению невыносимого для меньшинства мира.
Именно поэтому особую важность для нас представляет изучение всего того, что мы можем узнать о человеческих расах, чтобы понять то, что же в действительности определяет человеческую расу, и то, в чем же действительно различные расы отличаются друг от друга. Это особенно важно для Великобритании и Соединенных Штатов, так как мы, при помощи Организации Объединенных Наций, озабочены поддержанием мира, свободы и безопасности. Нам не следует забывать, что многие из людей, которых мы поддерживаем в их стремлении к миру, свободе и безопасности, отличаются от нас и по внешности, и по образу жизни. Если мы имеем ложные понятия относительно того, что означают эти различия, мы можем оказаться несостоятельными в нашем лидерстве.

Виды и раса

Возможно, для нас неплохо было бы начать исследование с вопроса: как ученые классифицируют животных и растения? Их методы могут нам подсказать, как возможно классифицировать человечество.
Наука классификации живых существ называется таксономия. Метод таксономии состоит в том, чтобы делить все живые существа на несколько очень широких групп на основе некоторых подобий в этих группах, затем делить эти группы на множество менее широких групп, затем делить эти подгруппы, и так далее, снова и снова. Каждая новая подгруппа включает все меньше видов живущих организмов. Поскольку число видов уменьшается, подобие среди них увеличивается. Наконец, последняя подгруппа включает только один вид живущих на земле организмов.
Вся окружающая жизнь, таким образом, разделена на два царства: растения и животные. Животный мир разделен на множество меньших групп, названных типами (phyla). Один из этих типов, Chordata, включает всех животных, которые имеют внутренний скелет из кости или хряща. Примеры животных, которые принадлежат типу Chordata (хордовые животные), — это акулы, змеи, угри и орлы. Все они имеют внутренние скелеты. Примеры животных, которые не принадлежат к Chordata: улитки, пчелы, крабы, кальмары и черви. Они и другие подобные им виды имеют или внешние скелеты, или вообще не имеют никаких скелетов.
Каждый тип разделяется далее на меньшие группы, называемые классами. Один из классов хордовых живо1лых — Mammalia. Этот класс включает в себя всех хордовых животных, которые имеют шерстный покров, являются живородящими (то есть не кладут яйца) и кормят потомство молоком. В класс Mammalia (млекопитающие) включены, например, следующие виды: ласки, киты, коровы, обезьяны, летучие мыши. Хордовые животные, которые не являются членами класса Mammalia, — это, например, рыбы, лягушки, рептилии и птицы.
Каждый класс разделен на еще более мелкие группы, называемые отрядами. Один из отрядов млекопитающих — плотоядные. Этот отряд включает животных, которые являются хищниками и которые объединены также и другими отдельными признаками. Примеры плотоядных животных: львы, волки, собаки. Примеры млекопитающих, которые не являются плотоядными животными, — овцы, олени, кролики.
Отряды, в свою очередь, разделены на еще меньшие группы, называемые семействами, например семейство Canidae. Это семейство включает собак, волков, шакалов и лис (но не львов или тигров). Семейства разделены на роды, например род Canis, который включает собак, волков и некоторых шакалов, но не лис. Наконец, роды разделены на виды.
Вид — наименее важная группа в классификации, которая, как полагают, состоит только из одной специфической разновидности животного. Каждое живое существо имеет латинское название из двух слов, первое из них представляет его род, а второе — его вид. Собаку, например, называют Canis familiaris, a один из видов волков называют Canis lupus. Они принадлежат к одному и тому же роду, но относятся к различным видам. Точно так же обычный домашний кот — Felis domestica, лев — Felis leo, и тигр — Felis tigris. Все они — различные виды одного и того же рода, и род этот отличается от того рода, который включает в себя собак и волков. И все же здесь существуют определенные проблемы. Полицейская овчарка значительно больше похожа на волка, чем, скажем, шотландский терьер. Почему в таком случае полицейская овчарка является представителем иного вида по отношению к волку и представителем того же самого вида, что и шотландский терьер? Здесь возникает вопрос о том, как определяется тот или иной вид. Такое определение дать нелегко, но обычно предполагается, что существа принадлежат к одним и тем же видам, если свободно скрещиваются между собой и затем рождают полноценное, способное к размножению потомство. (Лошади и ослы могут скрещиваться между собой, но потомство такого союза, называемое мулами, не способно к размножению; то есть сами мулы непосредственно не могут иметь потомство. Лошади и ослы поэтому является представителями различных видов.)
Собаки и волки свободно не скрещиваются и, следовательно, также являются представителями различных видов. Различные виды собак в действительности свободно скрещиваются между собой, если различие в размере не слишком велико и если человек не мешает им. Различия среди пород собак — главным образом результат искусственного селекционного разведения, осуществляемого иод контролем человека. Селекционеры собак, которые стремились получить породу собак, которые наиболее быстро бегают, спаривали бы двух собак с особенно длинными ногами и сильной грудью. Их потомство с самыми длинными ногами и самой сильной грудью тогда спаривалось бы друг с другом. В конечном счете по прошествии многих поколений собак селекционеры получили бы борзую.
Борзая — все еще Canis familiaris, однако и она способна к спариванию с собаками, которые выборочно развивались в другие породы, или с дворнягами. Фактически, если бы над всеми породами собак перестал бы осуществляться человеческий контроль и им было бы позволено свободно скрещиваться друг с другом, то в конечном счете разнообразие пород потеряло бы все свои характерные особенности и перестало бы существовать вообще.
Какое отношение все это имеет к человечеству? Человек конечно же член класса Mammalia. У нас есть волосы, наши дети появляются на свет в результате родов, и матери питают их молоком. Мы принадлежим к отряду, называемому приматами, который включает таких млекопитающих, как лемуры и обезьяны. В пределах этого отряда человечество занимает один-единственный род. Этот род называется Homo. Кроме того, в пределах этого рода есть только один вид, научное название которого — Homo sapiens.
Все люди, какими бы различными они ни казались, — представители этого вида. Насколько мы знаем, все они могут свободно скрещиваться друг с другом, независимо от цвета кожи или языка. Таким образом, то, что мы называем «расами», не более чем нечто подобное породам собак, всего лишь вариации в пределах единственного вида.
И все же есть различие: Homo sapiens в действительности никогда не подвергался искусственному селекционному разведению. Мужчины и женщины имеют свои собственные представления о том, как выбирать себе партнеров, и, когда делают выбор, обычно не думают об особенных чертах детей, которые у них родятся. Хороший бегун, весьма вероятно, женится на девушке без всяких способностей к бегу, так что имеется лишь очень небольшой шанс, что разовьется порода быстро бегающих людей. В результате этого различия между людьми менее явно выражены, чем различия между собаками разных пород.
Естественно, проблема различий между человеческими расами и изучение каждой из них в отдельности тем более трудна именно поэтому.

Расовая путаница

Вы можете не согласиться с нашими доводами. Вы можете думать, что некоторые человеческие расы весьма явственно отличаются друг от друга и их легко обособить. Возьмем, например, негров и белых. Конечно, вы могли бы сказать, что каждый способен сразу определить различие между теми и другими.
Всегда? Вы уверены? Давайте посмотрим.
Предположим, мы предпринимаем небольшое воображаемое путешествие. Позвольте нам начать наш тур, сойдя с корабля в Генуе, в Северо-Западной Италии. Там мы сочли бы население очень похожим на англичан или белых американцев, с которыми мы знакомы. Многие люди белокурые, с синими глазами. У других светло-каштановые волосы и карие глаза. Немногие отличаются темными волосами и темно-карими глазами. Цвет кожи в целом скорее светлый, чем темный.
Теперь предположим, что мы отправляемся в поездку на машине или на поезде на юго-восток этого полуострова. Поскольку мы едем на юг, характеристики внешнего вида населения изменяются. Белокурые волосы и синие глаза не встречаются, и начинают преобладать черные волосы и темные глаза. Оттенок кожи постепенно становится более темным. Когда мы достигаем южного итальянского острова Сицилия, мы видим людей с весьма темной кожей. Однако никто из нас не рассудил бы, что сицилийцы — негры.
Затем мы пересядем на корабль или самолет и совершим путешествие от Сицилии до Каира, столицы Египта. Многие люди здесь друг на друга не похожи, и большая часть их происходит от европейских иммигрантов. Если мы не будем брать в расчет иммигрантов, то выясним, что коренные египтяне в целом немного более темнокожи, чем сицилийцы. И все же их еще не считают неграми.
Но подождите немного, и мы сможем предпринять путешествие по Нилу, перемещаясь в зону тропиков. По мере нашего путешествия на юг мы замечаем, что цвет кожи жителей становится все более темным. Их волосы немного курчавы. Негры это или белые? Ответить представляется затруднительным.
Продолжая путешествие из Египта еще дальше на юг, мы прибываем в регион, названный Суданом. Название это происходит от арабского слова, у местного населения означающего «черный». «Почему?» — возможно, спросите вы. У местного населения цвет кожи даже чернее, чем у египтян. Никто не сказал бы, что суданцы принадлежат к белой расе. И все же изменение цвета кожи (начиная от белокожих жителей Северной Италии и кончая чернокожими жителями Судана) было очень постепенным. Нигде в процессе нашего путешествия не было какого-то места, в котором кто-нибудь мог бы сказать: «Здесь белые люди больше не встречаются и появляются негры».
Даже в Соединенных Штатах есть повод для подобного замешательства. Детей белого и негритянского родителей называют мулатами. Часто их характеристики кажутся промежуточными между особенностями и белого родителя, и негритянского родителя, но обычно они считаются неграми. Мулат, в свою очередь, может сделать то, что сделал один из его или ее родителей, — жениться на представителе белой расы и иметь детей, которые только на четверть негры, и так далее. Фактически, большинство негров в Соединенных Штатах имеет в родословной белых предков.
В какой же момент индивидуум перестает быть негром и становится белым человеком? Некоторые штаты на юге полагают, что индивидуум — негр, если он вообще имеет в родословной негритянскую кровь, независимо от ее пропорции. Поэтому в этих южных штатах можно иметь столь глубокие негритянское корни, что все ваши индивидуальные особенности явно будут особенностями, присущими белому человеку, и все же юридически вы останетесь негром. Вы могли бы иметь белокурые волосы и синие глаза и же оставаться негром.
Так что вы видите, что вопрос расы — совсем не простой вопрос.