Глазунова О. И. Логика метафорических преобразований

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. ПРИРОДА МЫСЛИТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ.
КОДИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ЯЗЫКЕ И МЫШЛЕНИИ

Память, воображение и язык на уровне логического мышления

«Если бы мозг не был способен заполнять пробелы и делать выводы на основании скудных данных, при отсутствии сенсорной информации, прекратилась бы всякая активность» [Грегори, 247]. В ходе мыслительной деятельности в случае, когда недостаток информации может быть восполнен при обращении к прошлому опыту, в работу включается память. Если же искомый факт, предмет или явление относятся к совершенно новым объектам, лежащим за пределами личного или имеющегося в распоряжении индивида коллективного опыта, происходит апелляция к воображению.
Память аккумулирует предшествующий опыт индивида, предоставляя в его распоряжение разветвленную сеть упорядоченных или разрозненных образов, впечатлений или ассоциаций, которые позволяют ему выработать адекватные сложившейся ситуации действия, сократить время принятия решения или поиска нужной информации. В процессе апперцепции (термин, введенный Г.Лейбницем) образы внешнего мира подвергаются существенной трансформации, или упрощению. Прежде чем запечатлеться в памяти, образ схематизируется: на первый план выдвигаются те его признаки, которые являются основополагающими для его отождествления с предметом, а все дополнительное и второстепенное уходит на второй план. Образ «интеллектуализируется», «становится все более совершенным носителем мысли» [Рубинштейн: 1946, 350], сворачиваясь до отдельных деталей, которые при необходимости могут разворачиваться до первоначального представления.
В процессе мышления хранимые в памяти образы способны актуализироваться в представления, то есть воспроизводиться в нашем сознании в чувственные образы, которые в настоящий момент не наблюдаются. Моделироваться могут как реальные, когда-то видимые предметы, так и фантастические, не имеющие аналогов в действительности и основанные лишь на отдельных существующих в природе деталях, подвергающихся в процессе воображаемого мышления разного рода трансформациям.
Если мышление – процесс творческий, осуществляемый и контролируемый человеком, то обращение к памяти во многом отражает природно-инстинктивное его начало. Особенностью мнемонических процессов является то, что они неподвластны человеку и часто осуществляются без его активного участия (наша память хранит огромное количество ненужных сведений, не имеющих никакого практического значения). С другой стороны, с помощью многократного повторения или целенаправленной концентрации внимания человек в состоянии хотя бы частично влиять на процесс запоминания. Но это влияние имеет односторонний характер: мы можем запомнить какую-то информацию, но мы не в состоянии, опираясь исключительно на волевое решение, забыть ее. Процесс стирания из памяти сведений определяется частотой обращения к ним во времени (невостребованный в течение длительного времени материал забывается гораздо быстрее) или сопровождающими процесс запоминания эмоциональными факторами. Часто незначительные эпизоды детства, то есть той части нашей жизни, когда в процессах восприятия преобладает эмоциональное начало, остаются в нашей памяти на всю жизнь.
Обычно в зависимости от того, какую информацию, представленную визуально или в виде звукового ряда, человек воспринимает продуктивнее, его память квалифицируется как зрительная или слуховая. Вместе с тем, несомненно, что природа человеческого сознания включает гораздо больше разновидностей памяти. Способности человека к математике или лингвистике, к биологии или к истории и т.д. во многом определяются его восприимчивостью, врожденной склонностью к запоминанию облаченных в ту или иную форму сведений и их воспроизводству по мере необходимости. Человек, одаренный в той или иной области знаний, имея в своем распоряжении отдельные детали или незначительные признаки запрашиваемой информации, способен восстановить ее за доли секунды; у менее одаренного на это могут уйти десятилетия.
Собираемая по крупицам и накапливаемая в течение всей жизни информация представляет собой многогранную структуру, куда входят и отдельные детали предметов, и ситуации, и музыкально-цветовые сочетания, и разрозненные впечатления. Память автоматически отбирает и классифицирует всю эту информацию в зависимости от ее значения и в свернутом, схематизированном виде распределяет по своим ячейкам. «Можно наметить контуры довольно разветвленной иерархии уровней и форм организации прошлого опыта. Ее нижними "этажами" являются уровни биологических и нейрофизиологических механизмов памяти. Верхние "этажи" прошлого опыта представлены разнообразными социально-историческими уровнями и формами, соотносимыми с коллективным опытом различных социальных групп (национальных, политических, профессиональных и т.п.), с опытом отдельных человеческих сообществ или человечества в целом» [Шилков, 125].
Информация, заложенная в нашей памяти на генетическом уровне и отражающая опыт предшествующих поколений, направлена на обеспечение выживания и продолжения человеческого рода. Инстинкт – врожденное чувство самосохранения, память предков, которую природа благосклонно предоставила в распоряжение человека уже в самом начале жизненного пути, – корректирует его поведение на протяжении всей жизни. «Инстинкт – это логика органов» [Пиаже, 222], то, что определяет их действия на бессознательном уровне. Например, в ситуации на дороге, не успев сообразить, что происходит, водитель инстинктивно поворачивает руль машины, стремясь избежать столкновения с несущимся навстречу грузовиком. Руки водителя совершают это движение сами по себе, подчиняясь сложившимся обстоятельствам, без контроля со стороны его сознания.
Инстинктивно-бессознательные процессы играют весьма активную роль в человеческой психике и часто превалируют над мыслительно-рациональными ее сторонами. «Нет среди нас ни одного, как бы здравомыслящ он ни был, кто, сам того не сознавая, не носил бы в себе тысячи суеверных представлений. И как раз в решающие моменты жизни нами управляет не разум, а магические представления, унаследованные от наших пращуров» [Фейхтвангер, 446]. Инстинкт – память органов на уровне первой сигнальной системы – указывает на связь человека с представителями растительного и животного мира: сравните, например, инстинктивное роющее движение лапы животного, позволяющее ему прятаться от врагов под землю или добывать себе пищу, или стремление растения развернуться навстречу солнцу. Инстинктивно-бессознательная часть человеческой психики остается не востребованной в логике, но имеет большое значение для психологии, литературоведения и лингвистики.
Память – структура, основанная на ассоциативной связи. И в случае ретроспективного (обращенного исключительно в прошлое), и в случае оперативного, или инструментального (направленного на поиск решения возникших проблем), мышления человек, чтобы отыскать требуемую информацию, обращается к ассоциации по смежности, то есть вспоминает одно событие, чтобы через него выйти на другое. Ассоциативная цепь образов – то цементирующее начало, которое скрепляет и позволяет удерживать в едином целом многочисленные разрозненные элементы нашей памяти. С другой стороны, сама ассоциативная связь не может возникать без подключения механизмов памяти, так как при образовании ассоциативной связи в поле нашего зрения чаще всего находится только один из ее компонентов, информацию о другом мы извлекаем из воспоминаний.
Инстинктивные и ассоциативно-образные процессы играют важную роль не только при обращении к памяти как средству механического отражения, но и в воображении как творческом процессе воспроизводства реальной действительности в условиях информационного голода. «Воображать – значит адресоваться к тому, чего нет» (Ж.-П.Сартр). Природа воображения до сих пор во многом остается загадкой для ее исследователей, но его виды и функции описаны достаточно подробно. Предложенное И.Кантом разделение воображения на продуктивное и репродуктивное отражает мыслительные операции, которые лежат в его основе. Репродуктивное воображение предназначено для воспроизведения предметов или для мысленного их восстановления с помощью заимствования у других предметов отсутствующих деталей. Августин Аврелий говорил: «Велика она, эта сила памяти, Господи, слишком велика! Это святилище величины беспредельной … И люди идут дивиться горным высотам, морским валам, речным просторам, океану, объемлющему землю, круговращению звезд … Их не удивит, что, говоря обо всем этом, я не вижу этого перед собой, но я не мог бы об этом говорить, если бы не видел в себе, в памяти своей, и гор, и волн, и рек, и звезд … во всей огромности их, словно я вижу их вновь перед собой» [Августин Аврелий, 135].
Репродуктивное воспроизведение объектов основано на дублирующих (при механическом повторении) или ассоциативно-образных (при комбинировании заимствованных деталей или при метафорических переносах) свойствах воображения. Именно эти качества позволили И.М.Сеченову охарактеризовать воображение как «небывалое сочетание бывалых впечатлений», хотя, надо отметить, что даже на уровне механического воспроизведения отдельных деталей в основе воображения лежат созидательные процессы, так как любое ранее не встречающееся сочетание несет в себе отпечаток творческой активности субъекта.
Всякий творческий процесс основан на предшествующем опыте и включает его в виде отдельных составляющих элементов. При проектировании зданий или при создании музыкальных произведений в составе самобытной мелодии или авторского проекта встречаются отдельные музыкальные темы или архитектурные элементы ранее существующих произведений. От этого вновь созданный проект или музыкальное произведение не теряют оригинальности; наоборот, заимствованные элементы позволяют лучше раскрыть самобытность авторского замысла, служат тем мостиком, который дает возможность увидеть новое произведение в контексте выработанного поколениями предшествующего опыта. Любое продуктивное воображение ведет свое существование от воображения репродуктивного, так как, согласно И.М.Сеченову, «мыслить можно только знакомыми предметами и знакомыми свойствами и отношениями» [Сеченов, 399].
Продуктивное воображение, лежащее в основе самобытных созидательных процессов человеческого сознания, позволяет ломать привычные стереотипы восприятия, изобретать новые значения и знаковые системы, создавать художественные произведения поразительной глубины и силы. Воображать – значит восстанавливать связь между заданными характеристиками предмета или явления и продуктом их реализации в условиях, когда этот продукт не может быть автоматически извлечен из недр нашей памяти. Воображение именно то свойство человеческого сознания, которое позволяет при наличии общего замысла создавать совершенно разные произведения и с точки зрения композиции, и с точки зрения мировоззрения, и с точки зрения художественной значимости. Используя сравнительно небольшой по объему словарный запас, ограниченное количество красок или нотных знаков, писатель, художник или композитор создают бесконечные смысловые значения, основанные на тончайших нюансах человеческой мысли. Безусловно, если говорить об общественно-значимых произведениях, воображение в процессе их создания должно быть основано на одаренности.