Салий Я. Гадания, астрология, реинкарнация...

ОГЛАВЛЕНИЕ

Две стороны дара исцеления

Хочу сказать, что я верю в возможность чудесного исцеления. Верю и в то, что Бог может исцелять посредством людей, которыми хочет воспользоваться, даже если они не принадлежат к Церкви. Проблема не в этом. Проблемой для меня (и, пожалуй, не только для меня) является манипулирование Божьей силой ради задуманных целей. Перед началом такой встречи-исцеления создается определенное настроение с помощью экспрессивной молитвы, жестов, пения, приглашения закрыть глаза, склонить голову, поверить в чудо; таинственное воздействие нарастает. Я сама была свидетельницей того, как человек, якобы наделенный этой харизмой, начал с уверений множества собравшихся больных и калек, что никто не уйдет из храма обделенным и каждый получит то, о чем просит.

Я могу согласится со всем, даже с криком и жестикуляцией, скорее всего, чуждыми нашей культуре. Для меня проблемы начинаются в момент, предназаначенный для исцеления и изгнания злых духов. Я считаю неприемлемыми насильные внушения больным, что они здоровы, попытки отобрать у них костыли и палки, заставить их ходить, а если кто отказывается, то значит, вера его слаба. Так как у меня дома есть парализованный, я осмелюсь высказаться относительно обнадеживания больных, потом черезвычайно остро переживающих потерю надежд, не без добрых намерений вселенных в них организаторами исцелений. Больной все больше воспринимает свое увечье как нечто злое, иногда много времени требуется для того, чтобы к нему вернулось некоторое душевное равновесие.

Я понимаю, что Бог всегда выслушивает наши просьбы, если только мы просим Его с верой. Но это не значит, что Он хочет того же, что и мы. "Не ваши пути — пути Мои." Быть может, через страдания Бог хочет совершить нечто гораздо более ценное и необходимое для нас, и мы должны довериться Ему. Насколько отличаются обращения к больным Святейшего Отца, каким теплом и надеждой веет от них: "Вы — сокровище Церкви!" Хотелось бы знать мнение пастырей тех церквей, где происходят встречи такого рода. Верующие сбиты с толку расхождениями в подходах к этой проблеме.

Полностью разделяю как Вашу веру, так и беспокойство. Я, конечно же, помню обещание Иисуса Христа, что верующие в Него "возложат руки на больных, и они будут здоровы" (Мк 16, 18). Но я чувствую себя обязанным упрекнуть организаторов таких сеансов исцеления, о которых Вы пишете, что хотя они действуют с благими намерениями, но это не совсем в духе Евангелия.

"По плодам их узнаете их", — сказал Спаситель. Вы обратили внимание на то, что сеансам исцеления часто сопутствует вред, наносимый тем больным, у которых большие надежды, внушенные им, заканчиваются болезненным разочарованием. Но хуже того — у больного может развиться чувство вины, что он человек маловерный и противен Богу, коль скоро не заслужил себе дара исцеления.

Насколько отличен от этого дух Евангелия! Это не только дух веры в Божье всемогущество, но и дух упования на Бога и Его волю. "Господи! Если хочешь, можешь меня очистить," — говорит, к примеру, прокаженный (Мф 8, 2). Тем самым этот человек просит об исцелении в том же духе, что и Христос перед Своими Страстями: "Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты" (Мф 26, 39).

В Евангелии нет и намека на то, что моя болезнь, якобы, явилась следствием моих грехов или грехов других конкретных людей. О слепом от рождения Иисус Христос сказал: "Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии" (Ин 9, 3). Действительно, в случае с этим слепым дела Божьи были явлены таким образом, что силою Христа он прозрел, но в другом случае, например, с близким Вам парализованным человеком, Бог, верно, хочет явить Свое всемогущество и милосердие иным образом.

Давайте не повторять ошибок людей, ожидавших Мессию и пытавшихся при этом диктовать Господу Богу, каким образом Ему следует проявить Свое всемогущество. Господь Бог, в самом деле, хочет оказать всем нам Свою всесильную милость, но поистине стоит положиться на Него и быть готовым с благодарностью принять Его решение, каким образом это сделать. Единородный Сын Божий явил Свое всемогущество смиренной покорностью приговору распятия. Совершенно иначе, чем представлялось людям, которые ожидали, что Мессия проявит свое могущество по-человечески.

Приверженцы богослужений с исцелениями могут на это сказать: "Но ведь Иисус Христос ясно обещал, что "возложат руки на больных, и они будут здоровы"! Более того, Иисус Христос никому не говорил: "Терпи эту болезнь ради Меня". Наоборот, Он исцелял всех больных, которые Его просили об этом с верой".

Я привел аргументы, с которыми, конечно, уже некогда встречался, и, откровенно говоря, меня очень тревожит такой способ прочтения Священного Писания. Ведь уже возникло такое множество ересей и расколов среди христиан из-за одностороннего увлечения тем или иным мотивом Евангелия, что пора уже перестать читать его, а также содержащиеся в нем описания и отдельные высказывания отрывочно, и научиться, наконец, читать его целостно. Если кто-нибудь скажет, что Иисус Христос исцелял каждого, кто просил Его об этом с верой, то я осмелюсь обратить его внимание на то, что все без исключения ситуации, когда Иисус Христос сталкивался с покойниками, заканчивались воскрешением из мертвых. Отсюда, и организаторам массовых исцелений следовало бы взяться за воскрешение умерших. Этого требует их логика прочтения Евангелия и смелость публичной манифестации силы, проистекающей из веры.

Я не только глубоко верю в истинность всех воскрешений и исцелений, совершенных Иисусом Христом. Я знаю, что во имя Христа в каждом поколении совершаются исцеления необычайные и по-человечески невозможные. Не раз бывало и так, что после священного Елеопомазания больному становилось намного лучше. Но прежде всего сам я частый свидетель чудес смирения, которые Господь ежедневно совершает для своих друзей во время их болезни или иных страданий. Я вижу своими глазами, как часто сила веры, наполняющая душу человека, благотворно влияет и на его тело. И на трудную внешнюю ситуацию тоже, если мы стараемся разрешить ее по-Божески.

Мой критицизм по отношению к публичной манифестации силы исцеления вызван собственно верой, а не малодушием. Именно в такой позиции я вижу серьезную угрозу вере. Вот почему, если бы харизматикам, чувствующим призвание к восстановлению в Церкви дара исцеления, удалось эту угрозу преодолеть, то это свидетельствовало бы, что их позиция действительно вдохновлена Святым Духом. Однако пока их деятельность заслуживает быть обвиненной в извращении существенного смысла Благой Вести, я вижу в ней только одно из многих проявлений достаточно типичных для нашей эпохи иррациональных тенденций.

Итак, о самой главной угрозе я уже сказал. Нельзя дар исцеления понимать как связанный с абсолютным благом, благом, необходимым для жизни вечной. Да, недостаток веры бывает серьезной преградой, заслоняющей от нас этот дар. Но поскольку он не является обязательным для обретения жизни вечной, может случиться и так, что сам Бог, лучше знающий, что для нас благо, решит не наделять нас этим даром. Поэтому просить о нем надо не только со всей верой, но и с полным доверием к Богу, целиком полагаясь на Его святую волю.

Нельзя упускать из виду тот немаловажный факт, что хотя мы уже искуплены и носим в себе начаток жизни вечной, все же Бог — безусловно, для нашего блага — пожелал оставить нас смертными. Тело мое все еще подлежит смерти, ибо "возмездие за грех — смерть" (Рим 6, 23), и мы все еще стенаем, "ожидая искупления тела нашего" (Рим 8, 23). Вместе с тем уже сейчас "Дух подкрепляет нас в немощах наших" (Рим 8, 26), но, в конце концов, Господь "уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его" (Флп 3, 21). Коль скоро Бог посчитал целесообразным оставить нас подвластными смерти, сняв, однако, со своих детей печать первоначального проклятия, то так же Он может поступить и с моей болезнью — оставить болезнь, но сделать больного способным превратить ее в великое духовное деяние.

Огромная ошибка некоторых харизматиков, устраивающих богослужения с исцелением, состоит в том, что они ставят дар исцеления на одну ступень с даром отпущения грехов. Они, не переводя дыхания, заявляют, что Господь Иисус Христос умер на Кресте именно для того, чтобы избавить нас от грехов и от всяческих болезней.

Евангелие говорит об этом совсем иначе. Вот описание исцеления парализованного: "Принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? Ибо что легче сказать: "прощаются тебе грехи", или сказать: "встань и ходи"? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой" (Мф 9, 2-7).

Одно, вытекающее из этого описания, несомненно: отпущение грехов является несравненно большим даром, чем избавление от болезни, и этот второй дар был ниспослан Иисусом Христом только в силу конкретных обстоятельств, а именно: ввиду маловерия свидетелей этого события. Его описание указывает на то, что хотя существует реальная связь между исцелением души и исцелением тела, однако эта связь не является обязательной. А то, что этот парализованный вначале не получил дара исцеления тела, отнюдь не было вызвано какими-то препятствиями, поставленными им самим благодати Божьей.

Это отсутствие обязательной связи между одним и другим исцелением, между исцелением души и исцелением тела, в Священном Писании подчеркивается и по-иному. А именно: мы читаем в Евангелии и о таких исцелениях тела, которые были скорее призывом к духовному обращению, чем его плодом и знамением. Так было с исцелением неблагодарных прокаженных (Лк 17,18), так было и с человеком, исцеленным у Овечьих ворот (Ин 5, 14).

Короче говоря, освободить нас от грехов Иисус Христос хочет уже сейчас. И это самое главное. Освобождает нас от болезней Он тоже уже сейчас, по крайней мере в том смысле, что, если мы принадлежим Ему, из наших болезней исчезает все, что в них бессмысленно и проклято. Если одновременно нам ниспослан полностью или частично и дар исцеления тела, воздадим хвалу Богу. Если же мы не избавлены от страданий, постараемся принять их так, чтобы сам "Господь укрепил нас на одре болезни и изменил все ложе наше в болезни" (Пс 41, 4).

Евангелие надо читать целиком. А там написано, что не только "возложат руки на больных, и они будут здоровы" (Мк 16, 18), но и "был болен, и вы посетили Меня" (Мф 25,36). В Евангелии немало слов Христа, рассчитанных специально на трудные моменты нашей жизни. Так не должно ли на наши болезни распространяться благословение, содержащееся в этих словах Спасителя? Давайте прислушаемся хотя бы к некоторым из них, полных силы Божьей: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас" (Мф 11, 28); "всякую [лозу], приносящую плод, [Отец] очищает, чтобы более принесла плода" (Ин 15, 2); "Блаженны плачущие; ибо они утешатся" (Мф 5, 4); "если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Мф 16, 24).

Глубоко заблуждаются и те сторонники возобновления в Церкви харизмы исцеления, которые утверждают, что в Священном Писании нигде нет и речи о необходимости терпеть болезни во имя Христа. Апостол Павел, например, говорит о Боге, "утешающем нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих" (2 Кор 1, 4). Нужно и вправду иметь довольно дерзости, чтобы утверждать, что выражение "во всякой скорби нашей" не имеет никакого отношения к религиозному переживанию наших болезней.

Весьма возможно, Господь Бог хочет оживить в нынешней Церкви харизму исцеления. Но надлежит усомниться, вправду ли Он стоит за теми инициативами и действиями, что возникают из такого рода увлечений некоторыми фразами из Библии, когда игнорируют или вовсе не замечают другие высказывания в Священном Писании, которые, тем не менее, тоже являются Словом Божьим.

Иоанн Павел II в своих выступлениях часто советует больным стараться так переносить свой недуг, чтобы "восполнять недостаток в плоти своей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь" (Кол 1, 24). Именно так старался принять скорбь своего заключения ради Христа Апостол Павел. Но это слово Божие обращено ко всем людям. Поэтому я правильно делаю, если ту конкретную скорбь, что меня сегодня постигла (независимо от того, болезнь ли это, иное ли зло или унижение), стараюсь соединить с Мукой Христовой и претворить в соискупительное деяние.

"Дорогие Братья и Сестры, — говорит Святейший Отец, — от всего сердца желаю вам облегчения страданий, но больше всего уподобления вашей боли боли Иисуса Христа, Который именно через Муку стал нашим благословенным Спасителем. ... Вы, слабые, слабые физически, подверженные мучениям, одновременно являетесь — во всяком случае, можете быть — источником силы для других, для здоровых, иногда для тех, кто неправильно использует свое здоровье, кто оскорбляет Бога, пользуясь своим здоровьем и своими силами. ... Поэтому я прошу вас: помогайте и дальше Церкви, стройте Церковь с помощью ваших тайных жертв, вашего мистического и скорбного содействия. Помогайте человечеству достичь того внутреннего здоровья, которое тождественно радости и миру души и без которого физическое и любое иное земное здоровье ничего не стоит."