Бацалев В., Варакин А. Тайны археологии. Радость и проклятие великих открытий

ОГЛАВЛЕНИЕ

СОЛНЕЧНОГОРСК, РАЗРУШЕННЫЙ ВО СЛАВУ АМОНА

Если плыть  по  Нилу  от  древних  Фив  к  его устью,  через четыреста
пятьдесят километров пути вас поразит своей  загадочной  отрешенностью
прекрасная  долина.  Форма долины напоминает латинскую D,  а горы,  ее
окружающие,  изрыты, словно ласточкиными гнездами, черными квадратными
провалами гробниц,  во многих из которых никто никогда не покоился.  В
полукольце гор,  с запада защищенный водной преградой - великим Нилом,
под ногами путешественника простирается город-призрак Ахетатон.  Всего
семнадцать лет - годы правления великого  фараона-еретика  Эхнатона  -
просуществовал  этот наспех построенный и,  вероятно,  так толком и не
обжитый  древний  город.  Ему  теперь  тридцать  три  (почти  тридцать
четыре!)  века,  но  никогда  с тех пор,  как его развалины nokH- нули
остатки жителей - художники,  резчики по камню и дереву,  скульпторы и
каменотесы,   рабочие   и   мастера,   возглавлявшие   строительные  и
коммуникативные работы,  чиновники, вельможи, писцы, жрецы и министры,
царицы  и  Царевны,  царевичи  и  соправители царя-еретика,  - никогда
больше не  селились  в  нем  люди  -  древние  египтяне.  Более  того,
археологи  доподлинно выяснили одну существенную деталь:  почти каждый
из  вельмож,  кроме  гробницы,  определенной  ему  в  ближайших  горах
царем-солнЦепоклонником,  на  всякий  случай  тайком построил себе еЩе
одну,  попросторнее,  в которой и нашел последнее  пРИстанище.  Только
находятся эти гробницы... в Фивах!

Древнейший город,  ныне  носящий  арабское  имя  Луксор,  долгое время
именовался по-гречески,  будучи,  однако,  в отличие  от  Семивратных,
Стовратными Фивами,  у древних Египтян назывался Нэ. Там же в Фивах, в
Долине царей,  похоронен и Эхнатон.  Возможно, гробница, в которой его
погребли - тоже наспех,  как и все, что делалось при нем, - не первая;
возможно,  Эхнатона  уже  хоронили,   и   не   раз,   в   Ахетатоне...
Солнечногорская  гробница великого еретика не найдена.  Как не найдена
гробница его прекрасной супруги царицы Нефертити.  До нас дошло не так
уж мало изображений первой красавицы прошлого, а вот мумии ее никто не
видел. Есть призрачная надежда на то, что женски? Гробницы в Ахетатоне
располагались  вовсе  отдельно  от прекрасной долины,  и,  может быть,
когдато ученый мир потрясет известие о том, что легендарная царица все
же найдена...  Однако все меньше надежд на то. что произойдет это в XX
веке.

В двадцать  один  год  Аменхотеп  IV,  будущий  фараон  Эхнатоя,  стал
соправителем  своего  отца  Аменхотепа III.  царя,  при котором Египет
достиг   поистине   вершины   своего   расцвета.   Произошло   это   в
праздник-"сед",  когда  великий  фараон  отмечал  тридцатилетие своего
царствования.  Четыре года женственный, вероятно, истеричный, да и "не
от  мира сего",  будущий фараон Эхнатон,  безусловно,  находившийся до
женитьбы под влиянием своей матери царицы Тейе,  наслаждался жизнью  с
очаровательной красавицей Нефертити. Еще два года, прошедшие с момента
смерти отца,  Аменхотеп IV продолжал ту же политику, что и его великий
отец.  Но  постепенно  все больше подпадал под власть другой женщины -
супруги Нефертити. Ученые допускают, что не личные убеждения, а именно
влияние  первой  красавицы  заставило Эхнатона пойти против фиванского
жреческого  клана  и  объявить  войт'  неслыханно  влиятельному   богу
Амону-Ра,  которого  ф!  'с"  кая  династия давным-давно и старательно
внедряла (Ы

Награждение Парсинефера. Рельеф из гробницы Парсинефера в Ахетатоне

жителей всей страны,  таким образом поначалу закрепляясь на  троне,  а
впоследствии  терпя  значительные  неудобства  от  того,  что  сами же
возвеличили культ этого местного бога:  фактическую  власть  в  стране
захватили  еще  при  Аменхотепе III жрецы Амона.  Мягкая и женственная
Нефертити  имела,  видимо,  настоящее  львиное  сердце,  не   терпящее
разделения  власти  и  жаждущее  самовластья.  Может  быть,  кто-то со
стороны подсказал ей возможность замены  старого  бога  на  совершенно
нового?  Как  бы то ни было,  мы этого,  вероятно,  никогда не узнаем.
Известно другое:  неожиданно на шестом  году  правления  Аменхотеп  IV
порвал  со старой религией и возвел на духовный престол единого бога -
Атона.  Приведя религиозную систему государства  к  Поклонению  одному
лишь  Атону,  Эхнатон,  вероятно,  реШал  не  только  духовные задачи:

примирить народы

рии с религией Египта желали и пытались  его  отец  и  дел  Решить  ее
молодому фараону,  вероятно, хотелось одним махом, тем более что почти
все завоеванные народы в  той  или  иной  степени  выделяли  из  своих
местных богов и божков именно бога Солнца. Однако жрецы Амона-Ра почти
мгновенно  объявили  царя  еретиком,  и  общество  в  считанные   годы
разделилось  на  два  лагеря - приверженцев старого бога Амона и,  как
выяснилось,  немногочисленных сторонников нового - Атона, отвергавшего
всех  старых богов.  Даже если единобожие и назрело,  нахрапом вводить
его было, скорее всего, нельзя: Исиде, Осирису, Тоту, Анубису и другим
богам  и  богиням  поклонялись  не  одну  тысячу  лет,  и  требовалась
осторожная постепенность.  А Эхнатон объявил Атона "отцом", и все свои
деяния, как фараона, согласовывал с этим заявлением.

В южных  скалах  долины  Ахетатона  сохранилась  стела  с еще читаемой
надписью:

"...Подобный Атону,  когда он восходит на своем небосклоне и наполняет
землю своей любовью...  фараон на золотой колеснице остановился у этой
скалы..." Заметьте:  о  том,  как  сей  фараон  попал  в  этакую  даль
(столица-то в Фивах!), на стеле ни слова. Зато изображение и текст при
нем повествуют,  что делал фараон  дальше:  совершил  жертвоприношение
("хлеб,  пиво,  телята, птицы, вино, плоды, благовония, холодная вода,
разные прекрасные овощи...")- Своим подданным,  распростершимся  перед
величеством "на животах",  Эхнатон возвестил о том,  что по воле Атона
им,  Эхнатоном,  было выбрано место для новой столицы Египта:  "Оно не
принадлежало   никакому  богу,  не  принадлежало  никакой  богине,  не
принадлежало   никакому    правителю,    не    принадлежало    никакой
правительнице,  не принадлежало никакому вельможе, никакому человеку".
И> подняв к небу руки,  поклялся: "Как живет мой отец Атон прекрасный,
живой!.. Я сотворю Ахетатон ("Горизонт Атона") для моего отца Атона на
этом месте... которое он сам

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

31

сотворил, окружав себе его горою,  и он сделал в нем радость, и я буду
в нем приносить ему жертвы!..

И я сотворю Дом Атона (Большой храм Атона)... и я сотворю Дворец Атона
(Дворцовое святилище Атона)...  и я сотворю Тень Ра великой жены  царя
для  моего  отца  Атона в Ахетатоне на этом месте...  и я сотворю себе
двор фараона,  да живет он, да здравствует, да будет благополучен, и я
сотворю  двор для великой жены царя в Ахетатоне на этом месте...  и да
сотворят в ней погребение великой жены царя Нефертити... и да сотворят
в  ней  погребение  дочери  царя  Меритатон...  И  если  бы  я  умер в
каком-либо селении на севере,  на юге, на западе, на востоке - да буду
я принесен, и сотворите мне погребение в Ахетатоне!.."

Далее то  же  предписывалось  проделать  с  умершей царицей Нефертити,
дочерью Меритатон...

Потом указывалось,  где  именно  похоронить  жрецов  ("великих   среди
видящих"), вельмож, всех знатных людей (также в восточной стене).

"А если же не сотворят в ней погребений, - это хуже, чем то..."

Интересно: чем что?..

Оказывается, "...чем то,  что я слышал в четвертом году, чем то, что я
слышал в...  (отсутствует) году,  это хуже,  чем то,  что я  слышал  в
первом году,  это хуже,  чем то,  что слышал Небмаатра (Аменхотеп III,
отец Эхнатона), это хуже, чем то, что слышал Менхепурра (дед Эхнатона,
Тутмос IV)!"

Такая же стела находится в северной группе скал.  И,  хотя текст обеих
стел изрядно пострадал от времени,  учитьшая одинаковость  информации,
содержащейся на той и Другой, ученым удалось прочесть почти все.

Но что  же  такое слышали Эхнатон,  его отец и дед?  "то за безобразия
творились на  четвертом,  энном  и  первом  году  царствования  самого
Эхнатона?..

Надо признать, надпись не осталась пустым

132

33

нием: фараон почти все описанное осуществил!  Причем за очень короткий
срок.  В долине закипела жизнь, восстали над пустыней храмы. Появились
дома  и  дворцы.  Скоро  щумел и процветал город Ахетатон,  населенный
жителями - царем и  царской  семьей,  ближайшими  подданными,  жрецами
Атона, вельможами и чиновниками, мастерами и рабочими...

На западе  возвышалась  над  менее четким и менее глубоким полукольцом
земли другая гряда гор, отделявшая город (впрочем, западный берег Нила
был  занят  лишь  полями)  от  остального  мира,  особенно  от Запада,
издревле считавшегося в Египте "Страной мертвых".  Еще с запада Египту
всегда  докучали  кочевники...  Действительно,  место,  выбранное  под
строительство новой столицы, Эхнатон выбрал очень удачное. Более того,
в  несколько  лет  возведенный  и  очень  украшенный город был удобен,
красив и лаконичен.  Сады и бассейны,  птицы и живность наполнили  его
поистине   райским  очарованием.  Это  был  и  впрямь  город  Атона  -
Солнечногорск!

История Ахетатона собиралась по крупицам. Полных и завершенных текстов
археологи  и египтологи не знали.  Есть подозрение,  что "Гимн Атону",
повторяемый  без  вариантов  в  разных  гробницах,  далеко  не  полная
религиозная  концепция,  дошедшая до нас.  Скорее всего,  эмоционально
насыщенный,  похожий на хвалебную  оду  текст  -  лишь  часть  большой
разработки,   возможно,   претерпевавшей   изменения   и   дополнения,
обогащаясь с течением времени философским смыслом.  Однако философская
сторона  религии  Эхнатона  до  сих  пор  не  выявлена,  и большинство
сходится на том, что ее попросту не существовало.

Возможно, экзальтированный  фараон  и  в  самом  деле   удовлетворился
написанием   только   гимна   (многие   приписывают  авторство  самому
Эхнатону).  Тогда внедрение единобожия в Египте произошло слишком рано
и не должно было принести весомых плодов. А ведь с введением культа

Атона поменялось  отношение  к  искусству  у целой плеяды художников и
скульпторов,   оно   таким   сохранилось   и   после   смерти   культа
бога-Солнечного Диска! Поменялось само отношение к жизни - и в царской
семье,  и у знати,  и  у  жрецов.  Трудно  сказать,  сопровождался  ли
обратный переход к Амону-Ра репрессиями по всей стране и общественными
катаклизмами, возможно, разрушению подвергся только город Ахетатон, но
судьбы  отдельных  фараонов  и  целой  династии  момент  "реставрации"
наверняка затронул:  свергли с престола Сменхкара, преемника и бывшего
соправителя   Эхнатона,   убили   Тутанхамона,  свергли  Эйе,  бывшего
верховного жреца и преемника  мальчика-царя  в  роли  следующего  мужа
царицы Анхесенпаамон... XVIII династия угасла.

Однако память   о   фараоне-еретике  вытравить  не  удалось.  Имя  его
сторонники Амона выскабливали, стирали и сбивали с рельефов, надписей,
гробниц,  домов  и дворцов,  вырезали усердно с обивки Золотого гроба,
где  он  похоронен,  "захватили"  после  смерти   чужую   гробницу   -
усыпальницу  царицы-матери  Тейе.  Но имя Эхнатона,  несмотря на явный
запрет,  скорее всего,  передавалось из уст в уста еще многими-многими
поколениями  египтян.  И  до нас дошло не благодаря Дэвису,  нашедшему
Золотой гроб.  Флиндерс Питри обнаружил имена Эхнатона и Нефертити,  а
Леонард  Борхардт  в 1912 году - скульптурные их портреты в заваленной
кладовке  мастерской  гениального  скульптора  Тутмеса,  у   которого,
несмотря на высшее указание, все же не поднялась рука разбить шедевры.
А может быть,  не поднялась рука у того,  кто был послан ради этого  в
разрушаемый Ахетатон?.. Пол мастерской, когда Л. Борхардт раскопал ее,
был усеян черепками и осколками скульптур.

Как же был обнаружен Солнечногорск,  о котором учень:е знали давно, не
имея при этом археологических подтверждений?

134

Эль-Амарна -  деревня,  в  которой  уже  несколько  веков живут "новые
египтяне",  к прошлой цивилизации не  имеющие  прямого  отношения.  По
имени  этой  деревни  даже  эпоху Эхнатона иногда называют Амарнской -
впрочем  без  всякого  основания,  кроме  географического...   Местная
крестьянка  из  Амарны в 1887 году,  копаясь в земле на предмет добычи
для своего участка себаха - богатой илистой земли,  -  нашла  странные
глиняные  таблички  с письменами.  В любой другой стране такие находки
могли пройти мимо внимания местных жителей, но не в Египте! Крестьянка
знала, что европейцы щедро платят за любую древность, а таблички были,
конечно,  древние.  Она отправилась в Луксор.  И все это время таскала
таблички в мешке!..  В результате половина табличек обратилась в прах.
Уцелевшие экземпляры были  доставлены  в  Париж,  и  там...  объявлены
подделкой!..   Служба   древностей  Египта  от  них  тоже  отказалась.
Удивительно:  в Египте в невнимании к  истории  приходится  винить  не
простого безграмотного крестьянина или крестьянку, а людей, специально
поставленных эту историю блюсти...  Табличек осталось всего 350, когда
спохватившиеся  ученые  все-таки  занялись  ими.  И это оказался архив
"министерства иностранных дел" Эхнатона!.. С исторической точки зрения
открытие было важнее,  чем последовавшая через 30 лет находка гробницы
Тутанхамона,  ценная лишь количеством упрятанного под землю  золота  и
драгоценностей.

Флиндерс Питри  начал  в  Амарне  раскопки в 1891 году.  Помимо других
интересных предметов,  он откопал прекрасную фреску.  Но главный успех
ожидал  немцев,  занявшихся Ахетатоном в 1907-1914 годы.  К сожалению,
все  раскопки  прекратились  из-за  начала  Первой  мировой   войны...
Великолепно  исполненный  портрет очаровательной Нефертити - настоящий
шедевр,  - как уже говорилось, обнаружил Л. Борхардт в 1912 году. И не
один шедевр, а целых два: голова царицы из покрашенного

35

го камня  и  еще  более  прекрасный  портрет,  выполненный  из темного
песчаника!

После войны работу продолжили Пит и Вулли,  Гриффис,  Ньютон,  Уилмор,
Фрэнкфорт, их работу завершал ДЖ.Д.С. Пендлбери.

Стены вырубленных  в  скале,  но никогда и никем,  кроме,  может быть,
первых христиан,  не занятых гробниц покрыты надписями и рельефами, из
которых можно почерпнуть сведения не только об истории Ахетатона, но и
о быте людей, живших за 33 века до нас.

Почва для монотеизма (единобожия) в Египте подготавливалась давно. Еще
в XVII-XV века до н.э.,  задыхаясь в тисках фиванского Амона,  фараоны
обращались к  более  древним  культам  бога  Солнца,  пытаясь  разными
способами  их  воскресить.  А  в титулатуру царской семьи - в прозвища
фараонов,  заключаемые в картуш (ободок) - бог Амон  все-таки  не  был
допущен:  фараона продолжали "связывать" с древним Ра.  И только.  Ра,
происходившим из  незапамятного  города  Ону  (прежнего  Солнцеграда),
который  древние греки назвали Гелиополем.  И бог Атон появился не при
Эхнатоне.  Им разумно "пользовались" еще предшественники, в том числе,
например,  дед Эхнатона Тутмос IV. Ему, Атону, даже пытались возводить
храмы.

Спасаясь от всесилья Фив,  цари Египта  держали  про  запас  Мемфис  -
прежнюю  давнюю  столицу,  и  этот  город (вместе с Нижним Египтом) по
традиции официально считался вотчиной царевича-наследника.

В своей книге Леонард Котрелл, говоря о некоторых

взаимоисключающих утверждениях египтологов, привел, в

частности, заявление профессора Пендлбери об Эхнатоне:

Он вовсе не был первой яркой личностью в истории,

как это утверждают".

Да. Формально Эхнатон не был первым. Но он первым на открытый конфликт
с Амоном (читай: жрецами).

построил Дворец Атона просторнее и выше, чем Храм

136

В. Б А Ц А Л Е В, А. ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

37

Амона в Карнаке - построил в непосредственной близости от Храма Амона.
Он первый заказал и изготовил из лучшего камня гигантские  собственные
статуи, которые должны были стоять в Храме Атона в Фивах (Карнаке). Не
просто  гигантские  статуи,  а  вопиюще  уродливые,  с  точки   зрения
изобразительных  канонов,  статуи.  Ни  лицо,  ни  тело фараона они не
"улучшали", а, наоборот, утрировали физические недостатки царя - узкая
голова-дыня,  хилое тело, тонкая талия и женские бедра... Вероятно, до
конца пройдя путь  от  скандала  до  разрыва  со  жрецами,  Эхнатон  и
совершил  очередной шаг - поехал "на золотой колеснице" выбирать место
для  новой  столицы,  а  попутно  пришел   к   мысли   оставить   себе
одного-единственного  бога  -  Атона,  Тысячелетия так плотно "спекли"
всех богов в единый "пирог",  что  от  любого  из  них  в  отдельности
отречься  было  невозможно:  или  терпи,  или отрекайся от всех сразу!
Эхнатон выбрал последнее.

Сказав "А",  надо  было  говорить  и  "Б".  Знать  и  жречество  Атона
приходилось  подбирать  не  из аристократического класса,  а из верных
простолюдинов.  Однозначно это не подтверждается, но все же в текстах,
восславлявших  Атона  и  фараона  на  стенах  многих  так и не занятых
''хозяевами" усыпальниц,  вельможи признались в своем происхождении из
самых  низов - немху (нищий):  "...Я просил хлеба,  а он (Эхнатон) дал
мне и земли,  и людей.  Теперь я большой  начальник".  Это  не  чей-то
дословный текст, а основной смысл, квинтэссенция самохвальных надписей
в гробницах.  Эти слова  можно  отнести  к  кому  угодно  -  к  зодчим
Пареннеферу,  Хатиаи,  Туту,  Май, Маанахтутефу и другим; к скульптору
Тутмесу; к военачальнику Рамесу и верховному жрецу главного храма Дома
Атона - Панехси. Эти люди, мастера своего дела, построили для Эхнатона
- из ничего и за короткий срок - великолепный город Ахетатон,  остатки
улиц  которого  проступали из-под земли вплоть до середины XIX века н.
э.. Камень для

ительства домов ими  почти  не  использовался,  глиняный  кирпич-сырец
помог  очень быстро возвести основные стены,  а отделывались они часто
вместо известняка и камня - цветной  стеклянной  и  фаянсовой  пастой,
глазурью,   золотым  листом  и  устойчивой  краской.  Древние  рецепты
приходилось либо осваивать заново,  либо создавать на месте. И мастера
преуспели!

В Ахетатон была завезена земля,  высажены взрослые кусты и деревья (не
было  времени  разводить  саженцы),  выкопаны  и   заполнены   каналы,
бассейны, дно и стены которых были расписаны под натуральные водоросли
и цветы - лилии и лотосы, в заросли запустили животных, в воду - рыб и
водоплавающих птиц.  В ветвях деревьев запели птицы певчие. Затейливые
узоры и цветы  на  стенах  павильонов  и  дне  бассейнов  казались  не
декоративными,  а  живыми!  Где Эхнатон был действительно первым - так
это в реализме Амарнского искусства.  Археология и все человечество  в
результате раскопок и исследований стали обладателями первых в истории
подлинных портретов царей и цариц, вельмож и чиновников, простых людей
той блестящей и трагической эпохи.

Дом Атона,  Дворец Атона,  храм "Проводов Атона на покой",  храм "Тень
Ра" - все,  что обещал,  Эхнатон и  его  соратники  выстроили,  и  оно
действовало!  Город  был  застроен  великолепными  дворцами,  жилищами
знати,  лестницами,  портиками,  беседками,  павильонами. Водная гладь
Нила  была  заполнена  ладьями  и  барками.  Был  построен поселок для
рабочих и ремесленников,  в котором  они  проводили,  впрочем,  только
выходной  день:  всю  неделю  люди оставались в Ахетатоне.  Мастерские
художников и скульпторов строились  не  намного  беднее,  а  иногда  и
богаче  домов знати:  творчество в Ахетатоне ценилось,  может быть,  в
первый и в последний раз в истории, по заслугам.

Как это в Египте бывало не раз,  тот немногий камень,  что оставался в
Ахетатоне, вывезли на новое

138

тельство новые фараоны, а ненужный известняк растащили по своим нуждам
последующие поколения.  Остаток руин исчез с лица земли совсем не  так
давно - за XVIII- XIX века н. э. - по причине прихода в долину племени
основавшего деревню Эль-Амарна.

В сравнении с Долиной царей,  гробницы в Ахетатоне мелковаты  и  менее
богаты.  Сама скала здесь менее прочна,  и Ахетатон, облицованный лишь
местами прочным завозным материалом, а в основном тем же известняковым
камнем,  как бы уже заранее собирался быть обреченным на недолгий век.
Судьба незавидная - и для города,  и для  хозяина,  его  построившего.
Красота,  но  зыбкость,  а  может  быть,  вовсе  не безумство Эхнатона
заставили людей,  не готовых к восприятию  единобожия,  отказаться  от
культа  Атона  и  возвратиться - вероятно,  с покаянием!  - в Мемфис и
Фивы, к старым надежным богам.

СЕМЬ ПРЕТЕНДЕНТОВ НА ЗОЛОТОЙ ГРОБ

Последним из "агрессоров" XVIII династии фараонов  Египта  был  Тутмос
IV.  При  нем  империя  разрослась  до  самых  больших пределов за всю
историю.  Его сын Аменхотеп III отказался от  завоевательских  войн  и
благополучно  правил Египтом более тридцати лет.  Его жена царица Тэйе
первая из египетских цариц удостоилась  участия  в  правлении:  многие
государственные  дела решались фараоном и царицей почти на равных.  Ее
ценили правители других государств за ум и знания международных дел.

Еще при  жизни  Аменхотепа  III,  после  празднования   "хет-седа"   -
тридцатилетия  правления  фараона - соправителем отца сделался его сын
Аменхотеп IV,  которому в ту пору исполнился 21 год.  Это был  будущий
знаменитый фараон-еретик Эхнатон, прославившийся тем, что отказался от
всех египетских богов и ввел  культ  единого  бога  Атона  (Солнечного
Диска),  построив  в  его  честь  новую  столицу,  названную  Ахетатон
(Горизонт Атона).  Эхнатон был женат  на  царице  Нефертити,  родившей
шесть  дочерей,  две  из  которых  впоследствии  тоже  были царицами -
Меритатон (жена преемника Эхнатона фараона Сменхкара) и Анхесенпаатон,
впоследствии  переименованная  в  Анхесенпаамон,  юная  супруга  юного
фараона Тутанхатона (переименованного в Тутанхамона).

Праздник "хет-сед" имел древнюю историю  и  был  связан  с  магическим
культом.  Дело  в  том,  что  это  был не просто праздник:  по законам
древних фараон после тридцати лет правления становился старым,  и  его
следовало менять на молодого. Царь, доживший до этой даты, не

140

 

собирался уходить  "на  пенсию",  и  "хет-сед"  имел  целью омоложение
владыки,  для чего был  разработан  и  применялся  сложный  магический
ритуал.  Особенность  такого  праздника  была  в  том,  что его иногда
приходилось проводить и вне назначенной даты - например, если в стране
случался мор,  неурожай и т.д. При Рамзесе VI "хет-сед" праздновали 24
раза!..  Впрочем,  находящийся в преклонном возрасте  или  болезненный
фараон  прекрасно  осознавал  традицию и приурочивал к дате назначение
соправителя,  как и  поступили  Аменхотеп  III  и  Эхнатон,  сделавший
соправителем своего зятя Сменхкара.

Теперь о  самой  находке.  Детективный  характер  этой истории придали
позднейшие  исследования.  Но  археологический  факт  и  сам  по  себе
интересен:  не  каждый  день  в  Долине  царей  в Египте находят новую
гробницу фараона, да еще не разграбленную.

Автор находки - американец Теодор Дэвис.  Это он много лет  раскапывал
Долину   царей.  Откупив  у  египетского  правительства  концессию  на
раскопки именно в Долине,  Дэвис открыл много царских могил,  опыт  по
части раскопок имел большой,  поэтому мог со знанием дела поразмышлять
о гом,  где же копать в следующий раз.  Долина,  представлявшая  собой
природную котловину с выступающими по краям скалами, была вся завалена
большими к малыми обломками этих скал  и  разнокалиберным  щебнем,  за
сотни и тысячи лет слежавшимся почти до той же степени твердости,  что
сама скала.  Ошибиться - значило впустую потратить сезон:  раскопки  в
Египте  из-за  нестерпимой летней жары ведутся только зимой.  Именно I
января 1907 года Т.  Дэвис начал  искать  захоронения,  используя  для
этого  дешевый  и  действенный  способ  -  вскрытие  пробных  траншей.
Разведка почти сразу же дала результат:  из-под груды щебня  выступила
дверь. Продолжив копать в этом месте, американец обнаружил два десятка
ступеней, ведущих вниз. Вход был не замурован, а лишь заделан

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

141

сложенными и замаскированными под естественное скально<- нагромождение
камнями.

Разобрав камни,  археолог обнаружил остатки замуровки, на которой были
проставлены печати жрецов некрополя.  Следовательно,  в могилу входили
уже   после   погребения,   и   кладбищенская  служба  восстанавливала
разрушенное злоумышленниками.  Не ожидая найти эту могилу  нетронутой,
Дэвис  продолжил  работу:  не  золото и клады искал археолог,  а новую
страницу из прошлого. Сломав вторую стену, Дэвис попал в пологий спуск
под  землю,  забитый  щебнем почти до потолка.  По узкому проему между
щебнем и потолком археологи, пробираясь к могильной камере, наткнулись
на пустой саркофаг,  изготовленный из кедра и обитый листовым золотом:
видимо, его собирались вынести из гробницы, но бросили из-за того, что
проход оказался слишком узким. Археологи торопились поскорее добраться
до своей цели и еще не вынесли щебень.  От времени саркофаг развалился
и представлял собой плоские сверкающие золотом щиты, похожие на двери.
Чтобы не повредить золота,  местные рабочие положили на него доску,  и
Дэвис и его английский помощник Э.  Айртон благополучно проползли,  по
пути  убедившись,  что  саркофаг  принадлежал  царице  Тейе,   супруге
Аменхотепа III.

Самый могущественный  из  фараонов,  хозяин  земли,  простиравшейся от
Евфрата до середины Африки на 3200 километров,  не боялся, что супруга
отвлечет  на  себя  часть его божественной славы.  Поэтому,  начиная с
царицы  Тейе,  торжественные  или  погребальные  изображения   фараона
сопровождались  изображением  и  именем царицы,  вписываемыми каждый в
свой картуш.  Мастера рисовали царицу такого же или  почти  такого  же
размера,  что  и  фараона.  А с Аменхотепа IV (Эхнатона) и вовсе стало
традицией почти уравнивать царя и царицу.  Мать Эхнатона Тейе играла и
при  его  дворе  значительную  и  замечательную  роль.  Глава одной из
держав, имевшей сношения с Египтом,

142

 

например, советовал  молодому  Аменхотепу  IV,  воссевшему  на   трон,
справляться  у  матери  по международным вопросам.  Дэвис порадовался:
значит, в гробнице - останки этой легендарной женщины!

К концу спуска количество  щебня  и  его  уровень  понизились:  щебень
осыпался  в просторный склеп прямоугольного сечения.  То,  что увидели
археологи,  осветив склеп,  было похоже на сказку:  золото и золото  -
везде,  кроме  потолка!..  Надо  заметить,  что  до  открытия гробницы
Тутанхамона  оставалось  еще  целых  шестнадцать  лет,  и  впечатление
археологов было свежим и ярким.  Золото было таким же сверкающим,  как
если бы предметы были  изготовлены  мастерами  только  что,  будто  не
прошло   больше   трех   тысячелетий.  Г.  Масперо,  будущий  директор
Египетского музея,  а  в  то  время  руководитель  Службы  древностей,
охарактеризовал картину,  открывшуюся взорам археологов,  как сюжет из
'Тысячи и одной ночи":  "...кажется,  что все золото  Древнего  Египта
зажигается и пламенеет в этом тайнике".

Золотом были покрыты большие деревянные щиты, прислоненные к стенам, а
один из них лежал на полу.  Это были детали огромного ящика, в котором
прежде  находился  гроб.  Впрочем,  детали  были  кем-то  разобраны  и
расположены в помещении как попало.  Но имя Тейе читалось  и  на  них:
несомненно,  то был ковчег,  скрывавший гроб самой царицы. Теперь гроб
виднелся в глубине помещения.  Однако,  обратившись к нему,  археологи
были озадачены - они не обнаружили на нем имени царицы!

Деревянный гроб,  имевший  форму  спеленатой  мумии,  весь  был покрыт
листовым  золотом,  и  по  золоту  испещрен  разноцветными  вставками.
Налобное   украшение   было   увенчано   медной   позолоченной  змеей,
доказывавшей,  что фоб царский. Когда-то к подбородку была приставлена
позолоченная борода с синими и зелеными вставками.  Звания, читавшиеся
на гробе, относились к фараону, а не к

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ . 143

ue. Само же имя было везде уничтожено,  а с лица сорвана  значительная
часть золотого листа.

Когда-то гроб  был  установлен на деревянное ложе,  но со временем оно
рассыпалось,  и теперь были видны только его  остатки.  Головы  львов,
вырезанные  из  дерева  и  расположенные  по углам погребального ложа,
теперь валялись неподалеку.  Когда ложе рухнуло, вместе с ним рухнул и
гроб.  Крышка его была расколота,  бок проломлен,  и можно было видеть
голову погребенного. Сквозь щель в потолке в гробницу сочилась вода, и
за   многие  века  не  только  дерево  сгнило,  но  и  мумия  лишилась
погребального савана и истлела - остались только кости с присохшими  к
ним кое-где остатками плоти.

Над гробом  в  стене  была выдолблена ниша,  в которой археологи нашли
четыре алебастровых сосуда для внутренностей  покойника,  которые,  по
традиции,  хоронились  отдельно.  Крышки сосудов были выполнены в виде
человеческих голов.  Но трудно было определить - кого они  изображали:
мужчину  или  женщину?  Накладные  волосы,  изображенные  в алебастре,
окаймляли четыре молодых безбородых лица.  Но именно такие волосы в то
время  носили  и  мужчины,  и  женщины.  Все  надписи на сосудах также
подверглись "цензуре".  Несомненным  было  то,  что  изобразили  особу
царствующую,  но  этот  признак  -  змея  на  лбу - у всех четырех был
тщательно сбит.

Так кто же был погребен в найденной  гробнице?  Надгробная  сень,  это
очевидно,  принадлежала  царице  Тейе.  Ей же принадлежали и несколько
найденных в помещении предметов:  они были подписаны...  Вопрос: ''Кто
погребен?" - мучит археологов уже 90 лет!

Еще раз  осмотрев мумию,  Дэвис не обнаружил ничего,  кроме описанного
выше.  Тогда  он  пригласил  находившихся   в   Долине   царей   двоих
врачей-хирургов.  Преодолев все неудобства путешествия в склеп (щебень
так и не был еще убран), хирурги изучили мумию и сделали

144

 

ние: ширина таза не оставляла  сомнений,  что  скелет  женский.  Дэвис
обрадовался: это царица Тейе!

Но когда  останки  перевезли  в  Каирский  музей  и они были тщательно
изучены профессором анатомии Дж.Э. Смитом, археологи получили странное
и неожиданное заключение: костяк принадлежал молодому мужчине двадцати
пяти-двадцати шести  лет.  Точность  возрастной  оценки  колебалась  в
пределах двух-трех лет.

Т. Дэвис  упрямо  настаивал,  что  открытое  им погребение принадлежит
прославленной царице Тейе.  Свою находку он  назвал  "Гробница  царицы
Тейе".  Однако  странное  обстоятельство  -  почему  вместо  царицы  в
усыпальнице похоронен некий мужчина,  даже юноша, - Дэвис никак не мог
объяснить.

Это было лишь началом загадки.

Г. Масперо высказал предположение,  что похороненный молодой человек -
фараон Сменхкара,  преемник Эхнатона,  поскольку сам Эхнатон,  великий
реформатор,  не  мог  умереть  в  столь раннем возрасте.  Однако потом
Масперо склонился к тому,  что это все-таки Эхнатон:  звания и титулы,
обозначенные  на  фобе,  несмотря  на  то,  что  было  вытравлено имя,
принадлежали  царю-еретику.  "Живущий  правдою",  "Большой   по   веку
своему",  -  изобретенные исключительно только для него величания.  Г.
Масперо приписал Эхнатону и погребальные сосуды,  пренебрегая тем, что
надписи на них тщательно изглажены.  Однако сам Теодор Дэвис продолжал
считать останки принадлежащими царице Тейе, и разубедить его в этом не
удалось.

Ученый мир все больше задумывался над находкой.  Заявление Г. Масперо,
прозвучавшее в 1908 году,  придало значения вопросу.  Да,  царица Тейе
личность  легендарная,  но Эхнатон - и вовсе единственный в своем роде
фараон  Древнего  Египта!  Он  поистине   велик.   Царь,   совершивший
переворот,  на  который уже не надеялся его отец фараон Аменхотеп III.
Царь, отнявший власть у фиванского

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

145

ческого клана, перенесший столицу из Фив в город Ахетатон, выстроивший
этот  город  в  450  километрах  от  древних  Фив.  Царь,  свергнувший
тысячелетнее  египетское  многобожие   и   установивший   в   качестве
государственной   веры  почитание  Атона  -  Солнечного  Диска.  Царь,
переименовавший   практически   каждого   жителя   страны:   вельможи,
начальники и простые мастера, рабочие теперь именовались так, чтобы не
осталось и намека на какую-либо связь с прежними богами,  а особенно с
именем  Амон-Ра.  Эхнатон  впервые  в истории ввел единобожие,  но эта
религия в Египте не прижилась,  хотя за  время  царствования  Эхнатона
именно  этот  новый  взгляд  на  все сферы жизни потряс общество,  дал
толчок развитию и преобразованию  государственного  устройства,  быта,
мировоззрения,  письменности,  самой  словесности,  ваяния,  живописи,
зодчества.  Последние за короткий срок вышли на такой высокий  уровень
достоверности, что почти ничем не отличается от современного реализма.

По погребальной  камере  были  также  расставлены  золотые  кирпичи  с
надписями, по содержанию совпадающими с письменами на гробе. А на двух
из них прочли имя фараона Аменхотепа IV (Эхнатона)!

В том,  что погребение принадлежит Эхнатону,  многих убеждало то,  что
Эхнатон телосложением как раз подходил под описываемый скелет! Узкая с
выступающим затылком голова,  тонкая длинная шея, тонкие руки, голени,
стан.  А вот груди и живот сильно выдавались,  таз был широк,  а бедра
полными.  Скелет вполне подходил под эти описания.  Если труп поначалу
приняли за женский, то ведь и Эхнатон выглядел женоподобным!

Профессор Дж.Э.  Смит признал череп мертвеца водяиочным. А это привело
к  дискуссии на тему душевного и телесного состояния великого фараона.
Западный мир,  склонный даже духовное объяснять через  телесное,  живо
представил себе, как бьется в падучей гениальный фараон

46

 

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

47

и в это время "выдает" свои гениальные постулаты солнцепоклонничества.
Все совпадало и все объяснялось.  Кроме одного:  мужчина в  гробу  был
очень молодым!

Тем временем  назревало открытие.  Зрело оно в недрах Каирского музея,
где шла работа по  восстановлению  извлеченного  из  тайника  золотого
гроба.   В   1916  году  французский  ученый  Ж.  Даресси  в  каирском
"Бюллетене" Французского института  восточной  археологии  опубликовал
свое наблюдение. В ряде мест надписи на гробе подверглись существенным
изменениям.  Листовое золото,  на котором были  выполнены  надписи,  в
некоторых  местах  было вырезано,  а вместо него наложено более тонкое
новое,  знаки на нем  были  сделаны  небрежно,  менее  тщательно,  чем
основная  надпись.  Там  же,  где знаки исполнены на самом дереве,  их
сбили или выскоблили,  а удаленные места залили гипсом, затем вырезали
на  нем  новые знаки,  а их воспроизвели на наложенном поверху золотом
листе.

В молитве,  изображенной  на  подножии  гроба,  остался   один   знак,
начертанный на первоначальном золотом листе,  обозначающий местоимение
первого лица единственного числа - "я" (такой-то). Остальные места для
подобного  же  знака  были  вырезаны и заменены более поздним,  тонким
золотым листом.  Но вот что интересно,  - цензор будто нарочно оставил
ключ  к  разгадке  (один-единственный  знак):  в "исконном" знаке была
изображена женщина с разделенными на пряди волосами и, конечно же, без
бороды,  а  в  подложенных  знаках  везде  был  мужчина  с  бородой  и
зачесанными назад волосами. Знак по смыслу изображал не просто мужчину
или  женщину,  а  именно - умершего царя,  превратившегося в божество,
или,  соответственно, царицу. Ж. Даресси на основании своих наблюдений
сделал  вывод  о  том,  что первоначально гроб принадлежал женщине,  а
потом был переделан для мужчины. И восстановил первоначальные надписи,
как  "царица  -  мать  такого-то царя" Тейе.  Он предполагал,  что при
уничтожении

 

,место обозначений "царица - мать" в текст были вписа-
ны лишние слова для титулов Эхнатона.

Однако наблюдения Ж.  Даресси словно остались неуспышанными,  и ученый
мир продолжал считать гроб изначально принадлежавшим Эхнатону.  Только
четыре алебастровых сосуда повергали ученых в сомнение: на крышках был
изображен не он!  X.  Шефер,  опубликовавший  в  1919  году  статью  в
лейпцигском  египетском  временнике,  отверг  предположение,  что гроб
принадлежит царице Тейе,  на основании того, что канопы принадлежат...
Нефертити!..  Очаровательная,  единственная в своем роде царица,  жена
Эхнатона,  гробница которой не найдена,  может быть,  даже по  причине
того, что ее не существует, на короткий срок "вписалась" в открытую Т.
Дэвисом усыпальницу.  Но версия X.  Шефера не нашла одобрения в ученом
мире.  Изображение на алебастровых сосудах не походило ни на Эхнатона,
ни на Тутанхамона,  усыпальница которого тогда не была еще открыта, но
и  на Нефертити оно тем более не походило!  Тип лица не тот:  изваяния
царицы созданные мастером Тутмесом,  обнаружил Л. Борхардт в Ахетатоне
в 1912 году.

Наконец, мертвец,  возраст  которого насчитывал никак не более 28 лет,
возбудил сомнения ученых  именно  своей  молодостью:  неужели  реформу
такого  масштаба,  какую  осуществил  Эхнатон  за 17 лет царствования,
провел... мальчик 11 лет;?! Ну, пусть 12... В этом было что-то не так.

Однако вместо того,  чтобы на основе этой материальной  несообразности
направить поиски в иное русло,  сторонники того,  что в гробу покоится
Аменхотеп IV,  стали искать доказательства своим утверждениям именно в
материальной,  телесной,  биологической области: они предположили, что
Эхнатон  по  какой-либо  причине  (допустим,  Из-за  болезни   костей)
выглядел лет на 10 моложе.  А ведь Чарь-солнцепоклонник свой "хет-сед"
справил едва ли не 8 начале царствования! Об этом есть свидетельства.

148

 

чем, было решено,  что "тридцатилетие"  могло  быть  празднованием  не
возраста,  а  какой-либо  напасти,  чтобы  от  нее  избавиться.  А кто
поручится,  что Эхнатон и впрямь не был вундеркиндом?..  Ах, да! После
смерти  он  оставил взрослых дочерей...  Не сходится.  Впрочем,  и это
можно объяснить: египтяне южане "взрослеют" рано.

В 1921 году немецкий ученый  К.  Зете  опубликовал  опровержение  этой
версии.  Имя  К.  Зете  очень  много значило и могло поколебать мнение
большинства.  Но в 1924 году, уже зная, что из числа "претендентов" на
фоб выбыл Тутанхамон (Г. Картер обнаружил его гробницу и мумию), Дж.Э.
Смит и В.Р. Доусон в книге о египетских мумиях пересмотрели заключение
о  возрасте  умершего.  Они  добавили  ему  десять  лет из-за "резкого
недуга,  следствием которого вполне могла  быть  задержка  в  сращении
костей".

Однако после  такого  "доказательства" ученый мир охватили еще большие
сомнения.

С открытием  гробницы  Тутанхамона  сразу  были  отброшены   некоторые
версии,  как  несостоятельные,  например,  принадлежность  ему четырех
алебастровых сосудов,  поскольку были найдены "свои".  Но все-таки это
не смогло расставить точки над i.  Наоборот, многих убедило в том, что
костяк  принадлежит  Эхнатону:   сравнение   черепов   Тутанхамона   и
безымянного обладателя золотого фоба показало, что загадочный покойник
явно принадлежал к царствующему дому.  В облике Тутанхамона как бы уже
просматривалась будущая "грушевидность" Эхнатона: свидетельство тому -
реалистическая картинка на спинке трона мальчика-царя Тутанхамона, где
изображено,  как  он  забавляется с женой Анхесенпаамон.  Но главное -
необычность черепов и схожесть обоих в этой необычности.  Совпадали  и
форма,  и  размеры.  Головы  фараонов  узки,  с нависающими затылками.
Однако трезвые ученые правильно оценили все "за" и  "против"  сходства
"строения" двух фараонов: водянки могло не быть, если отклонения

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

149

ении черепа - фамильная черта.  Именно так и оказалось,  когда находка
некоторых  недостающих   лицевых   частей   непоименованного   скелета
подтвердила, что у покойника водянки, скорее всего, не было, а значит,
и кости должны 6ь1ли срастаться вовремя.

В 1931 году Д.Э.  Дерри,  изучив останки,  сделал  вывод,  что  костяк
принадлежал молодому человеку,  скончавшемуся, вероятно, в возрасте 23
или 24 лет.  Тождество с Эхнатоном при этом  было  исключено:  6-  или
7-летний  мальчик  если  и  мог  теоретически  "проводить" реформы под
чьим-либо руководством,  то уж родить детей не мог  никак!  Надо  было
искать другого "претендента" на золотой гроб.

Короткое повествование  об  этой  растянутой во времени истории всегда
создает впечатление,  что столкновение мнений  и  ученая  перепалка  в
"вестниках" и "календарях" были страстными, бурными, воинственными. На
самом  же  деле  они  как  нельзя  более  верно  и  наглядно  отражают
повседневную  работу историков и археологов:  скучная рутина приносит,
как правило,  самые ценные  плоды.  Частенько  в  этой  скрупулезности
помогает случай.  Писатели и историки прекрасно знают такое состояние,
когда желанные и  так  необходимые  для  продвижения  вперед  события,
происходя  как  бы  сами  по себе,  на самом деле таят в себе огромную
часть Божественного  промысла.  Осененные  Им,  они  идут  в  желаемом
направлении, а информация автору преподносится чуть ли не на блюдечке.
Факты сами идут в Руки. События активизируются.

Таким событием  стало  решение  египетского  правительства   построить
современную  государственную усыпальницу Для всех мумий,  хранящихся в
Каирском музее.  Страсти вокруг золотого фоба,  найденного Т. Дэвисом,
закипели   заново.   Ученые   должны  были  составить  срочный  реестр
царственных мумий,  чтобы уполномоченная комиссия решила - "спать"  ее
обладателю за государственный счет или

150

 

навсегда оставаться просто экспонатом. Но для этого нужно точно знать,
кто же этот молодой человек,  похороненный в гробнице  Тейе?  Каирский
ученый  Р.  Энгельбах в 1931 году в "Анналах" Службы древностей Египта
припомнил  Ж.  Даресси,  доказав,  что  переделка  гробовых   надписей
действительно  важный,  если  не  ключевой,  факт в цепи,  позволяющий
выяснить,  кто  же  и  почему  покоится  в  гробнице  Тейе.  Энгельбах
изначально  приписал  его  фараону Сменхкара,  но только все-таки - не
фараону,  а частному лицу. Длинноты в титлах Р. Энгельбах объяснял тем
обстоятельством,  что  раньше было написано нечто типа:  "Любимей царя
такого-то такой-то",  - а потом,  взойдя на трон,  сам "такой-то" стал
царем.  Энгельбах привел довод,  что.  если бы фоб принадлежал царице,
картуш с ее именем пришелся бы  на  конструктивный  перегиб  в  крышке
гроба.  Ученый  доказал  это.  Однако  в собственной версии он не смог
справиться с одной деталью - первым женским местоимением  А  это  было
самым слабым звеном: ведь на исконном золоте в первом местоимении была
изображена  женщина,  а  не  мужчина.  Р.   Энгельбах   объяснил   это
"недосмотром" резчика или писца. Правда, логично пояснил необходимость
замены мужских знаков  на  другие:  первоначально  там  был  изображен
просто мужчина, а потом его заменили на сидящего мужчину божественного
происхождения  -  знак,  присущий  фараону.  Если  принять  версию   о
"недосмотре",  то надо поверить,  что он произошел дважды: первый раз,
когда во всех знаках на подножии гроба,  кроме первого, был мужчина, а
второй   раз   -   когда   везде  обыкновенный  мужчина  заменялся  на
мужчину-фараона.  С таким же успехом  наличие  неизмененного  женского
знака можно было трактовать и так,  что,  мол,  при переделке в Египте
внезапно кончились запасы листового золота (оно уже и так было тоньше,
чем первоначальный лист), его не хватило: здесь есть хотя бы некоторая
логика. Короче, ученые отнеслись * доводам Р. Энгельбаха скептически.

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

51

Однако Г.  Масперо предполагал,  что в  гробу  лежит  Сменхкара,  зять
Эхнатона,  первый преемник тестя и соправитель его в течение последних
лет.   Таким   образом,   сугождествление   Р.   Энгельбаха   получило
"официальное"  признание,  и на какое-то время забыли о женском начале
костяка, гробнице, сосудах и гробе (а также надписях на нем). Наконец,
в 1940 году тот же Р.  Энгельбах признал,  что первоначальный "хозяин"
гроба - женщина, но не царских, а простых кровей.

Американец К.  Сил в 1955 году предположил,  что  гроб  готовился  для
царевны,  дочери Эхнатона Микетатон, умершей очень рано. Американец же
С.  Олдред в 1957 году приписал  фоб  старшей  царевне  Меритатон.  Но
Сменхкара  -  сколь бы то ни было доказательным - обладателем золотого
фоба так и не стал.

Сэр Алан Гардинер  в  том  же  1957  году  поколебал  уже  устоявшиеся
представления  о  гробе  (загадке  тогда  исполнилось ровно полвека!),
приведя  в  лондонском  египтологическом  журнале   довод   в   пользу
принадлежности реликвии самому Эхнатону. Он доказывал это, ссылаясь на
то,  что в XVIII династии было принято  начертание  на  подножии  фоба
обращения богини Изиды, сестры и жены бога Озириса, а Изида обращалась
к покойному,  найденному в гробнице Тейе,  как к брату и супругу.  Так
могла  обращаться к нему только...  Нефертити!  Тем более что по углам
гроба вместо богинь-хранительниц была изображена львица,  А.  Гардинер
приводил   и  другие  доводы.  Например,  что  люди,  участвовавшие  в
погребении,  точно были уверены, что хоронят Эхнатона: золотые кирпичи
(еще  их  называют  "волшебными")  содержали имя фараона.  На кирпичах
изображались  заклинания,  которым   египтяне   придави   колоссальное
значение.  Впрочем,  был  один  нюанс:  Заклинания  из "Книги мертвых"
обязательно упоминали многих богов.  Тогда с Эхнатоном  не  увязывался
сам факт присутствия в фобнице золотых кирпичей!

152

БАЦАЛЕВ, А. ВАРАКИН

Авторитетное мнение    Гардинера    сумело    поколебать    устойчивые
представления,  сложившиеся еще в 1931 году 0 возрасте умершего.  Но в
1958  году  Г.  Рёдер  в  берлинском  лейпцигском  временнике столь же
авторитетно заявил, что гроб принадлежит Сменхкара. Более того, ученый
считал  что  изначально гроб для него и был сделан.  Причем не как для
"частного лица",  а как для фараона! Ну а вырезки и врезки объясняются
очень   просто:   мастер   ошибочно  по  всему  тексту  начертал  знак
местоимения женщины,  а не мужчины.  Солнце же позднее было включено в
молитву постольку,  поскольку первоначально (опять же ошибочно - такой
вот безграмотный "мастер") обращение  было  к  одному  лишь  Эхнатону.
Получается,  мастер либо много пил, либо вовсе не знал канонов, или...
был иностранцем.  Однако и в первом,  и во втором,  и в третьем случае
(за неимением, допустим, временно, нормального рисовальщика и резчика)
к такому обязательно приставили бы  грамотного  -  жреца  или  другого
знатока!

В 1959  году  сэр  Алан Гардинер изменил свое мнение и согласился с С.
Олдредом.  Но подтвердил,  что во время похорон все были уверены,  что
хоронят  Аменхотепа  IV  (то  есть  Эхнатона)!  В 1961 году С.  Олдред
отстаивал  версию,  что  в  гробу  похоронен  Эхнатон.  Ибо  в  случае
поражения   эндокринной  системы  покойник  мог  быть  и  средних  лет
(медицинское заключение глазговского ученого-медика А.Т.  Сэндиксона).
Однако, несмотря на то, что облик Эхнатона очень подходит под признаки
такой болезни,  он не должен был иметь детей,  а их у него было много:
до  самой  смерти  у фараона рождались одна за другой дочери Статья С.
Олдреда была напечатана в лондонском Египтологическом журнале.

В том же журнале и в том же 1961 году Х.Ф.  Фэермэи доказывал, что фоб
готовился для старшей царевны (супруги Сменхкара),  но похоронен в нем
был сам СменхкарЗ' Были опубликованы надписи с двух сосудов,

ТАЙНЬ! АРХЕОЛОГИИ

53

жавших неведомой жене Эхнатона - Кийа.  В переводе надпись с одного из
них  (американском)  была  опубликована  еше B.C.  Хэйсом в 1959 году.
Срединная часть титла Кийа на сосуде совпадала с такой  же  на  гробе.
Фэермэн заявил, что жена фараона Эхнатона Кийа тоже имеет полное право
находиться в списке "кандидатов на обладание  золотым  гробом".  Но  в
реализации таковых прав этот же ученый Кийа отказал: он объявил себя в
этом  отношении  "сомневающимся  и  скептичным".  Сопоставляя  размеры
титлов  и  пробелов,  Х.В.  Фэермэн  убедительно  доказал,  что все же
Меритатон является первоначальным обладателем фоба.

В 1966  году  в  том  же  журнале  опубликованы   итоги   медицинского
обследования    останков,    осуществленного    профессором   анатомии
Ливерпульского университета Р.Дж.  Харрисоном.  Профессор не только не
опроверг  Д.Э.  Дерри,  но  и...  снизил  возраст  мертвеца до 20 лет!
Признаков болезни на костях не оказалось.  Харрисон пришел  к  выводу,
что в гробу - Сменхкара.

До сих пор ни одна из версий не имеет достаточно веских доказательств.
Версия о принадлежности останков Аменхотепу IV считается в ученом мире
более  предпочтительна.  В  нынешнем году исполнилось 90 лет с момента
открытия Т. Дэвисом золотого фоба, а воз, как говорится...

Кто знает,  может быть,  в фобнице и впрямь был похоронен Эхнатон? Или
эту неразрешимую пока загадку предстоит разгадать XXI веку? По крайней
мере,  в числе наиболее вероятных "кандидатов"  на  обладание  золотым
фобом  называются  четыре  лица  - Эхнатон (Аменхотеп IV),  Сменхкара,
Кийа,  Нефертити... Оставим в стороне царицу Тейе и Тутанхамона, можно
сказать,   "случайно"   нашедшего   свою  "четырехкомнатную",  хотя  и
малогабаритную фобницу и  свой  трехкамерно-матрешечный  фоб.  А  ведь
иазывались еще две дочери Эхнатона,  одна из которых жена Сменхкара...
В конце 1960-х годов Ю.Я.  Перепелкин, °ольшой знаток этого вопроса- и
специалист по

154

 

ровке текстов Древнего Египта,  предпринял попытку глубокого анализа и
детального "расследования" на предмет поиска обладателя гроба.  Однако
с новыми загадками вскрывшимися в ходе написания книги "Тайна Золотого
гроба",  разбираться  не  стал.  Видимо,  предстоят  еще  долгие  годы
распутывать мудреные ходы,  придуманные древними хитрецами. Сегодня за
какой способ решения  ни  возьмись,  логический  ли,  психологический,
египтологический, - вопрос решается трудно.

А нас интересует не сама даже тайна золотого гроба,  а то,  что вокруг
нее. И на этом хотелось бы особо остановиться, правда, весьма коротко.

Первая в официально признанной истории любовь мужа и жены - Эхнатона и
Нефертити  -  запечатлена  в  камне и известняке,  алебастре и золоте.
Трогательность картин семейной идиллии, так не похожих на канонические
фараоновские  сюжеты,  до  сих  пор  не  оставляет никого равнодушным.
Неизвестно,  чем "взял" ее Эхнатон,  зато любому прекрасно видно,  что
столь  нежное  и очаровательное существо,  как Нефертити,  не полюбить
было нельзя.  Уже то благоговение,  с каким Аменхотеп IV  относился  к
царственной  супруге,  могло  подвигнуть  его  на  известные  реформы.
Конечно,  воззваний к художникам типа "Пиши с натуры!" или  "Натура  -
лучший учитель", - мы не встретим. Но никто не станет спорить, что два
портрета Нефертити - из песчаника и известняка -  исполнены  рукой  не
менее великого,  чем фараон Эхнатон,  мастера.  Обе головы приписывают
одному и тому же художнику - Тутмесу.  Поистине эпоха,  когда на земле
жили такого уровня ваятели и такого класса "модели",  - великая эпоха.
Соответственно велик и возглавлявший  ее  царь,  повернувший  "мировую
империю"   в   желаемом   направлении.   Заметьте:  Египет  был  тогда
"сверхдержавой"!

Впрочем, фараон этот был со странностями.  Во-первых,  сильно смахивал
на женщину - это упорно

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

55

ряст Ю.Я.  Перепелкин,  да  и ученые копья ломались с того самого 1907
года,  когда Дэвис обнаружил прах.  Во-вторых,  великий реформатор был
решителен  в  одних  вопросах  и...  совершенно  бездеятелен в других.
Читатель может углубить свои познания относительно поведения Эхнатона,
обратившись  к  книгам Л.  Котрелла или Зенона Косидовского.  В начале
царствования взорвавший и перевернувший громадную  страну,  во  второй
половине  отпущенных  ему Атоном 17 лет правления он и пальцем о палец
не   ударил   в   моменты,   когда   требовались   решительность   или
настойчивость.  Человек, осознавший на троне, что единобожие в законах
и в душах требует полного самовластья на государственном уровне,  - не
только часто бывал вял и безразличен,  но и допустил, чтобы фараоном -
почти официально - стала женщина!..

"Что-что? - спросите вы.  - Как же так?.." Очень просто.  До нас дошло
немало  изображений,  говорящих  именно  об этом.  Тот же Л.  Борхардт
обнаружил две  каменные  плиты,  на  которых  не  успели  по  каким-то
причинам  выбить  имена.  Однако и без имен ясно:  на плитах изображен
фараон Эхнатон и его жена. Профессор Перси Ньюберри в одном из номеров
лондонского  египтологического журнала за 1928 год обращал внимание на
эти две рядовые картинки,  оценивая их под иным углом зрения: женщина,
изображенная рядом с фараоном,  не просто жена и царица. Она - фараон!
На ней не женский,  а мужской венец,  присущий только царям. Это можно
увидеть на других изображениях Эхнатона поздней поры.

Заинтересовавшись, "картинки"  исследовал Г.  Рёдер и обнаружил то же.
Опять теряясь в догадках,  ученые спорили о  том,  как  звали  второго
царя:  ведь  известно,  что  несколько  лет  соправителем Эхнатона был
Сменхкара. Однако после детального расследования выяснилось, что царем
является все-таки женщина.

Более того: это - не царица Нефертити! Как

156

 

лось, это - Кийа, вторая жена царя. Пришло время "размолвки" (писал Л.
Котрелл) между Эхнатоном  и  Нефертити.  Эхнатон  женился  и  перестал
общаться  с  истинной  царицей.  Но  не до такой же степени!  Да еще в
стране,  где фараоном становился муж царицы!  Неужели  Кийа  имела  на
Эхнатона влияние, какого не было у Нефертити?

Да. Кийа жаждала власти,  причем не меньшей,  чем у Нефертити.  Почему
живая и здоровая Нефертити вдруг  "сдала"  власть  простолюдинке?..  О
том,  что истинная царица была жива и здорова,  свидетельствуют другие
ее изображения - в возрасте,  когда явно видны следы старости.  Почему
Нефертити  вела  себя  так,  будто  ничего  не происходило?..  Все это
удивительно не только на первый взгляд.  Многоженство в Древнем Египте
было  делом обыкновенным.  Особенно среди фараонов.  Но случая,  чтобы
вторая или пятидесятая жена возвысилась над первой,  да  еще  исконной
царицей, пожалуй, не было. В чем дело?

Борьба жрецов   с  Аменхотепом  IV  (Эхнатоном)  закончилась  какой-то
неразгаданной тайной - возможно, даже сговором.

Неизвестно, какую силу имела в государстве  царица  Нефертити.  Скорее
всего,  громадную.  Был  пример до нее.  был и после нее (Анхесенамон,
жена фараона Тутанхамона, - по крайней мере на "картинках", сочиненных
то ли художниками,  то ли жрецами).  Мы не знаем,  где ее могила. Как,
впрочем,  и где могила Кийа.  Может,  разрушенный  и  на  много  веков
забытый город Ахетатон когда-нибудь откроет одну из этих тайн?

ЗАГАДКИ ГРОБНИЦЫ ТУТАНХАМОНА

Лорд Карнарвон,   типичный   английский   аристократ,   был  человеком
увлекающимся.  Страстный  охотник,   потом   любитель   дерби,   затем
спортсмен-автомобилист,   поклонник   аэронавтики,   оказавшись  из-за
болезни лишенным всех прежних увлечений,  он обратился к своему другу,
директору египетского отдела в Британском музее У.  Баджу,  с просьбой
посоветовать  какое-либо  интересное   занятие,   где   не   требуется
физических усилий.  Полушутя У. Бадж привлек внимание лорда Карнарвона
к египтологии.  А заодно подсказал  имя  Говарда  Картера  -  молодого
профессионального археолога,  работавшего с известными учеными Питри и
Дэвисом. То же имя назвал ему и Г. Масперо, директор Египетского музея
в Каире...

Удивительным стечением  обстоятельств  и  блестящим  совпадением  двух
рекомендаций начинается эта история.

Теодор Дэвис,  открывший много  царских  гробниц,  имел  концессию  на
раскопки  в  Долине  царей.  В 1914 году,  считая,  что вся Долина уже
перекопана и вряд ли  возможна  какая-либо  серьезная  находка,  Дэвис
отказался  от  кониессии  в  пользу Карнарвона.  И Масперо предупредил
лорда,  что копать в Долине царей - дело безнадежное и  дорогостоящее.
Но английский безумец верил в одержимость Г. Картера! Тот хотел во что
бы то ни стало откопать гробницу Тутанхамона.  Он  почти  вычислил  ее
местонахождение!  Дело в том,  что в разное время,  работая с Дэвисом,
бартер нашел фаянсовый кубок из гробницы, изломан4Ь1Й деревянный ларец
с  золотыми  листочками,  на  которых  начертано  имя  Тутанхамона,  и
глиняный сосуд с

158

 

татками льняных повязок  -  их  забыли  жрецы,  бальзамировавшие  труп
фараона.  Все три находки указывали на то что гробница рядом,  что она
не расхищена, как многие и многие усыпальницы египетских царей.

Вид Долины царей произвел на лорда Карнарвона впечатление  удручающее.
Дно  котлована  было  завалено гигантскими грудами шебня и обломками и
зияло черными провалами вскрытых и  ограбленных  могил,  высеченных  в
подножиях  скал.  С чего же начать работу?  Неужели ворошить весь этот
щебень?..

Но Картер знал, с чего начать. Он провел по плану котлована три линии,
соединяющие   точки   трех   находок,   и  обозначил,  таким  образом,
треугольник поисков.  Он оказался не очень большим и  находился  между
тремя  могилами  - Сети II,  Мернепты и Рамзеса VI.  Археолог оказался
настолько  точным,  что  первый  удар  кирки  пришелся  как  раз   над
тем^*местом,  где  находилась  первая  ступенька  лестницы,  ведущей в
гробницу Тутанхамона!  Но об этом  Говард  Картер  узнал  лишь  спустя
долгих  шесть лет - вернее,  шесть археологических сезонов,  в течение
которых шла расчистка завалов щебня.

В первый год Картер наткнулся на остатки неизвестных стен.  Оказалось,
это  руины домов,  где жили резчики,  каменотесы и художники,  занятые
работой над царской гробницей.  Стены стояли не на скальном грунте,  а
на щебне, извлеченном из скалы во время строительства гробницы Рамзеса
VI.  Уважив последнего,  Картер решил отодвинуть свою славу  на  шесть
лет:  он  перенес  раскопки шебня,  оставив руины стен нетронутыми.  К
этому его подвигло желание не мешать  многочисленным  экскурсиям,  ибо
раскопки  загромоздили  бы  и  без  того узкий проход к уже открытой и
обследованной гробнице Рамзеса.

Наконец, намеченный к расчистке треугольник был  полностью  освобожден
от щебня. Однако следа искомой

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

59

могилы археолог не обнаружил. Карнарвон, вложивший множество средств в
это рискованное мероприятие,  склонен был отказаться  от  задуманного.
Больших   усилий   отчаявшемуся   археологу   стоило  уговорить  лорда
продолжить поиски - "всего один  сезон".  Умеющий  уговаривать  Картер
убедил аристократа. Вот записи из его дневника:

"Началась наша  последняя зима в Долине.  Шесть сезонов подряд мы вели
здесь археологические работы,  и сезон проходил за сезоном, не принося
результатов.   Мы  вели  раскопки  месяцами,  трудились  с  предельным
напряжением и не находили ничего. Только археологу знакомо это чувство
безнадежной подавленности.  Мы уже начали мириться со своим поражением
и готовились оставить Долину... "

3-го ноября 1922 года рабочие стали сносить стены бараков, оставленные
Картером  в  1917-м.  Снося стены,  они убирали и метровый слой щебня,
находившийся под ними.

Ранним утром 4  ноября  над  Долиной  вдруг  установилась  интригующая
тишина.   Картер  немедленно  помчался  туда,  где  возле  свежей  ямы
столпились рабочие.  И  он  не  поверил  своим  глазам:  из-под  щебня
показалась первая ступенька, высеченная в скале.

К ним  вернулся  энтузиазм,  и работы ускорились.  Ступень за ступенью
продвигалась группа к основанию лестниЦы.  Наконец,  вся лестница была
свободна,  и  показалась  Дверь,  заложенная  камнями,  замурованная и
снабженная Двойной  печатью.  Разглядывая  оттиски  печати.  Картер  с
огромной  радостью  обнаружил  царскую ее принадлежность:  некрополь с
изображением шакала и девяти пленных.  Уже  это  давало  надежду,  что
грабители   не   добрались   до  гробницьг.  Само  ее  расположение  и
обстоятельства раскопок говорили о том,  что,  видимо, о ней все давно
забыли:

160

БАЦАЛЕВ, А. ВАРАКИН

тесы поленились  унести  от  чужой  усыпальницы  щебень  выбиваемый из
скалы,  и сваливали его сначала на вход в усыпальницу  Тутанхамона,  а
позже  -  и  поверх него.  Жрецам же,  неусыпно охранявшим входы,  это
оказалось  на  руку,  поскольку  меньше  оставалось  вероятности,  что
грабители вспомнят о богатой гробнице. А если и вспомнят, перелопатить
столько щебня,  чтобы влезть в могилу,  врагу не  пожелаешь.  Потом  о
гробнице забыли и сами жрецы... А позднее над этой гробницей построили
дома  для  рабочих,  трудившихся  в  Долине,  тем  самым  окончательно
похоронив и "засекретив" место усыпальницы юноши-фараона.

В верху кладки Картер проделал небольшое отверстие и, посветив в него,
заглянул вовнутрь.  Он ничего не увидел,  кроме камней и шебня.  Груды
возвышались до самого потолка.

Разуверившегося лорда Карнарвона не было не только в Долине царей,  но
и в Египте.  Картер  послал  ему  в  Англию  телеграмму.  "Наконец,  -
говорилось   в   ней,   -  вы  сделали  чудесное  открытие  в  Долине:
великолепная гробница с нетронутыми печатями вновь закрыта  до  вашего
приезда. Поздравляю".

"То был волнующий момент для археолога, - писал Картер. - Совсем один,
если не считать местных рабочих,  после долгих лет тщательных усилий я
стоял  на  пороге  того,  что могло быть великолепным открытием.  Все,
буквально  все,  что  угодно,  могло  находиться  зв  этим  входом,  и
понадобилось  все  мое  самообладание,  чтобы  не взломать кладку и не
приступить к немедленным исследованиям "-

Чтобы не искушать себя и для большей сохранности,  Говард Картер вновь
засыпал лестницу, поставил наверху охрану и стал ждать Карнарвона.

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

16

Лорд Карнарвон  и  его  дочь  леди  Эвелин Герберт прибыли в Луксор 23
ноября.  Доктор Алан Гардинер,  которого Карнарвон пригласил с собою в
поездку, обещал прибыть в первых числах нового года. Доктор Гардинер -
знаток  папирусов,  и  его  знания  могли  пригодиться  при   вскрытии
гробницы,  ибо  первооткрыватели  надеялись обнаружить в ней множество
надписей, а возможно, и свитки.

Когда лестницу вновь  очистили,  археологи  пригляделись,  наконец,  к
печатям.  Несомненно,  одна  из них была царской,  а другая жреческой:
оттиск печати стражей  некрополя.  Значит,  воры  все  же  побывали  в
усыпальнице.  Впрочем,  если бы гробница была целиком ограбленной,  не
имело бы смысла вторично запечатывать ее. Но это обстоятельство сильно
испортило настроение Картера, пока расчищали идущий с востока на запад
коридор длиною в 27  футов.  26  ноября  археологи  обнаружили  второй
замурованный дверной проем.

Картер писал:

"Наконец мы  увидели  полностью  расчищенную дверь.  Наступил решающий
момент.  Дрожащими руками я проделал узкую щель в верхнем  левом  углу
каменной  кладки.  За  нею  была  пустота,  насколько я мог определить
железным щупом...  произвели пробу воздуха на пламя свечи,  на предмет
скопления  опасных  газов,  а  затем  я  немного  расширил  отверстие,
просунул в него свечу и заглянул внутрь.  Лорд Карнарвон,  леди Эвелин
Герберт  и  египтолог Кэллендер стояли рядом и с волнением ждали моего
приговора.  Сначала я ничего не разглядел,  потому что поток  горячего
воздуха из гробницы задувал свечу.  Но постепенно глаза мои привыкли к
мерцающему свету, и передо мной из полумрака начали возникать странные
животные,

;| Зак. Na 304 Бацалев

162 В.БАЦАЛЕВ, А. В А Р А К И Н

туи и...  золото  - повсюду сверкало На какое-то мгновение - тем,  кто
рядом со мной,  оно  показалось  вечностью'  я  онемел  от  изумления.
Наконец лорд Карнарвон с волнением спросил:

- Вы что-нибудь видите?

- Да, - ответил я. - Чудесные вещи..."

Один из коллег Картера писал не менее взволнованно

"Мы увидели нечто невероятное, сцену из волшебной сказки, великолепную
сокровищницу  из  оперных   декораций,   воплощение   снов   творящего
композитора.  Напротив  нас  стояло  три  царских  ложа,  а вокруг них
сундуки,  ларцы,  алебастровые вазы,  обитые золотом кресла и стулья -
нагромождение сокровищ фараона,  который умер... еще до того, как Крит
достиг расцвета,  задолго до рождения Греции и зачатия Рима,  - с  тех
пор прошло больше половины истории цивилизации..."

Сотни предметов  находились  в этом помещении,  впоследствии названном
Передней комнатой,  в полнейшем беспорядке,  "как  ненужная  мебель  в
чулане", по меткому выражению сэра Алана Гардинера.

И только  две  фигуры  в полный рост,  симметрично взаимонаправленные,
стояли  по  обеим  сторонам  замурованного  и  запечатанного  дверного
проема,  что  находился  по  правой  стене.  Фигуры  были  из  дерева,
пропитанного чем-то вроде асфальта,  раскрашенные черными  и  золотыми
красками,  на лбу у них были царские уреи,  а в руках - золотые жезлы.
Каждая из фигур опиралась на длинный посох.

После осмотра содержимого Передней комнаты и Карнарвон поняли значение
замурованного входа:

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

63

"За запечатанной дверью были другие покои, может быть, целая анфилада,
вне всякого сомнения... мы должны были увидеть останки фараона ".

Постепенно выявлялись другие  подробности:  скорее  всего,  грабителей
застали на месте преступления,  и они,  побросав все, что нахватали, в
спешке и беспорядочно бежали, не успев причинить большого вреда. Но не
менее  беспорядочно  поступили  жрецы:  торопливо  засунув  обратно  в
сундуки царские одежды и предметы,  из которых мелкие ссыпали туда же,
хотя  хранились  они  явно в других ларцах,  стражи некрополя столь же
поспешно покинули гробницу и замуровали вход в нее.

Впервые за  всю  историю   раскопок   Говард   Картер   столкнулся   с
вероятностью обнаружить нетронутый царский фоб.  Велико было искушение
немедленно вскрыть запечатанную вторую  дверь,  но  археолог  поступил
согласно научному долгу:  он объявил, что начнет извлекать из гробницы
предметы  лишь  после  того,  как  будут  приняты  все  меры  для   их
сохранения! Подготовительная работа длилась два месяца.

Тем временем   в   Каире   к   Египетскому  музею  стали  пристраивать
специальное отдельное крыло для работы и хранения новой экспозиции. От
Службы  древностей  Картер получил специальное разрешение использовать
усыпальницу фараона Сети  II  как  лабораторию  и  мастерскую.  В  нее
переносили по одному предметы из гробницы, предварительно обрабатывали
и отправляли в- Каир.  Были применены  к  работе  другие  археологи  -
Литгоу,   куратор  Египетского  отдела  Метрополитен-музея;  Бертон  -
фотограф; К и Мейс, тоже из Метрополитен-музея; рисовальХолл и Хаузер,
Лукас - директор египетского департамента химии.  Алан Гардинер прибыл
для расшифровки надписей, ботаник профессор Перси Ньюберри - для б*

164

 

определения цветов, венков и других найденных в гробнице растений.

В Передней комнате обнаружили более шестисот предметов, и все они были
тщательнейшим образом описаны и зарисованы самим Картером.

Многое, с чем столкнулся Г.  Картер,  было впервые.  Первый нетронутый
царский гроб,  первая по  количеству  предметов  коллекция,  первый...
ажиотаж  вокруг  раскопок,  поистине  всемирный!  Ни разу археологи не
сталкивались с этой проблемой:  сотни репортеров,  толпы  посетителей,
мешающие  работать.  Мировая  пресса публиковала свои выводы на ту или
иную тему -  вплоть  до  того,  что  "Тутанхамон  является  тем  самым
фараоном, при котором произошел исход евреев из Египта". Позволил себе
далеко идущие выводы и  В.  Викентьев,  писавший  с  места  событий  в
Москву.  По-своему растолковав зажатость помещения гробницы, он решил,
что  Тутанхамон  был  перезахоронен,  и  не  единожды  -  по   примеру
неприкаянного Рамзеса III,  которого жрецы переносили с места на место
три раза! Он даже нашел единомышленников якобы в лице Борхардта, Ранке
и  Бенедита.  И  при этом путался в именах фараонов и жены Тутанхамона
Анхесенпаамон...

Наконец, Картер очистил Переднюю комнату и был готов размуровать  вход
в  "Золотой Чертог".  Из всех желавших присутствовать при этом событии
лишь корреспондент "Тайме"- был допущен внутрь.

О вскрытии "Золотого Чертога" рассказывал сэр Алан Гардинер:

"Когда Картер снял верхний ряд кладки,  мы увидели  за  ней  стену  из
сплошного  золота,  во  всяком  случае,  так  нам показалось на первый
взгляд.  Но,  когда была убрана вся кладка,  мы поняли, что видим одну
сторону огромного внешнего Ковчега. Мы знали о таких ковчегах

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

165

по описаниям в древних папирусах,  однако здесь он был перед нами.  Во
всем своем  сине-золотом  великолепии  он  заполнял  все  пространство
второй  комнаты.  В  высоту  он  почти  достигал потолка,  а между его
стенками и стенами комнаты оставалось не  более  двух  футов.  Сначала
внутрь   вошли   Картер   и   Карнарвон,  протискиваясь  сквозь  узкое
пространство,  и мы ждали,  пока они вернутся.  Когда они  вышли,  оба
изумленно всплеснули руками,  не в силах описать,  что они увидели. За
ними последовали другие,  пара за парой.  Помню,  как  профессор  Лако
сказал  мне  с усмешкой:  "А вам лучше не пробовать:  слишком уж вы...
солидный ".  Тем не менее,  когда  пришла  моя  очередь,  я  вошел  во
внутреннюю  комнату,  с  профессором Брэстедом.  Мы протиснулись между
стенами и ковчегом,  свернули налево и очутились перед входом в ковчег
с  большой  двустворчатой дверью.  Картер отодвинул засов и открыл эти
двери,  так что мы смогли разглядеть внутри большого внешнего ковчега,
который  достигал 12 футов в длину и 11 в ширину,  другой,  внутренний
ковчег с такими же двойными дверьми, с еще не тронутыми печатями. Лишь
потом   мы   узнали,  что  здесь  было  четыре  позолоченных  ковчега,
вставленных один в другой,  как в наборе китайских резных  коробок,  и
только  в последнем,  четвертом,  покоился саркофаг.  Но его мы смогли
увидеть лишь через год ".

А вот - первый подступ к будущей тайне. Рассказывал сам Говард Картер:

"В этот момент у нас пропало всякое

166

ние вскрывать эти печати,  ибо мы вдруг по чувствовали, что вторгаемся
в запретные владения; это гнетущее чувство еще более усиливали льняные
покровы,  ниспадавшие с внутреннего ковчега.  Нам казалось,  что перед
нами возник призрак усопшего фараона, и мы ны склониться перед ним ".

Ах, как он был прав!.. К сожалению, археологи при вскрытии захоронения
брали пробы лишь на пламя свечи,  то есть на опасные газы... Как часто
рок   преследует  искателей  древностей,  особенно  в  Египте!  Мумия,
пролежавшая в своей камере,  в своем  гробу  более  трех  тысячелетий,
будто живая, сторожит свои богатства.

Позади усыпальницы  искатели  обнаружили вход в другую комнату.  И она
была полна чудес...  Археологи назвали  ее  Сокровищницей.  Там  стоял
ковчег  для  каноп  фараона,  охраняемый  четырьмя богинями из золота,
золотые колесницы,  изваяние бога Анубиса с головой  шакала,  огромное
количество   ларцов  с  драгоценностями.  В  одном  из  них,  открытом
Картером,  сверху лежал веер из страусовых  перьев,  выглядевший  так,
будто  его  положили  туда  вчера...  Через несколько дней перья вдруг
начали быстро ссыхаться, их едва успели законсервировать.

"Однако, - вспоминал Алан Гардинер,  - когда я увидел их впервые,  они
были   свежи   и   совершенны  и  произвели  на  меня  такое  глубокое
впечатление, какого я не испытывал и, наверное, уже не испытаю никогда
".

Все это происходило в феврале 1923 года.  Затем последовали события, к
археологам имеющие не  столь  прямое  отношение..Возникла  проблема  с
монополией  на  газетную  информацию,  которую  лорд  Карнарвон  отдал
известной "Тайме". Неимоверно возрос поток посетителей.

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

167

угрожающе нелепая и грязная  в  своей  основе  ссора  между  лордом  и
Картером на предмет "дележа" добычи из гробницы. Аристократ уподобился
древнему грабителю,  требуя "свою долю".  Точно бес вселился  в  лорда
Карнарвона,  прекрасно осведомленного, что Дэвис прилюдно отказался от
своей "доли" в  пользу  Египетского  музея.  А  расчленять  уникальную
находку,  которая  и  по  сей день является единственной в своем роде,
было бы непростительно и даже преступно.  Хотя бы по отношению к  нам,
потомкам, и тем, кто придет за нами.

Мы говорим "точно бес".  А может быть,  и вселился кто-то в лорда в те
мгновения,  что  он  провел  в  ковчеге?..  Здесь,   конечно,   скрыта
определенная  тайна.  Многое  перестало  быть прежним после того,  как
двадцать человек попарно побывали в "Золотом Чертоге".

"Они обменялись самыми язвительными словами, - писал Брэстед о Картере
и лорде Карнарвоне,  - и Картер в ярости попросил своего старого друга
удалиться и никогда больше не возвращаться.  Вскоре после  этого  лорд
Карнарвон заболел лихорадкой из-за воспалившейся раны. Некоторое время
он еще боролся. Но началось воспаление легких, и 5 апреля 1924 года он
умер  в  возрасте  57  лет.  Газетчики  приписали  его смерть древнему
проклятию фараонов и раздували эту  суеверную  выдумку,  пока  она  не
превратилась в легенду ".

Однако припомним следующее. Граф Эмон, известий мистик своего времени,
не поленился написать лорду:

"Пусть лорд Карнарвон не входит в гробницу. Опасность грозит ему, если
он не послушает. Заболеет и не выздоровеет ".

168

 

Смертельная лихорадка  настигла  лорда  буквально через несколько дней
после события,  о котором  предупреждали.  Противоречивы  и  заявления
близких  и врачей Брэстед пишет о "воспалившейся ране",  а другие - 0з
"укусе заразного москита", которого лорд якобы всегда боялся. Человек,
не  опасавшийся  в  жизни ничего!  Смерть нашла его в номере гостиницы
"Континенталь" в Каире. В той же гостинице скончался вскоре американец
Артур Мейс.  Он пожаловался на усталость, затем впал в кому и умер, не
успев передать врачам своих ощущений. Диагноз они поставить не смогли!
Радиолог  Арчибальд  Рид,  исследовавший  тело  Тутанхамона при помощи
рентгеновских  лучей,  был  отослан  домой,  где  вскорости  умер  "от
горячки".

Конечно, не всех египтологов настигла смерть немедленно после вскрытия
ковчега.  Благополучно прожили длинную жизнь  леди  Эвелин,  сэр  Алан
Гардинер,  доктор Дерри,  Энгельбах,  Бертон и Уинлок. Профессор Перси
Ньюберри умер в возрасте 80 лет в  августе  1949  года,  как  Дерри  и
Гардинер. Сам Картер дожил до 1939 года и скончался в возрасте 66 лет.

Но пока оставим эту тайну и обратимся к дальнейшим действиям Картера.

Кроме ковчега-часовенки,  где  хранились мозги,  сердце и внутренности
покойника,  изъятые у него во время  бальзамирования,  и  лежащего  на
золоченых носилках богашакала Анубиса,  у стен стояло множество ларцов
из слоновой кости,  алебастра и  дерева,  инкрустированных  золотом  и
голубым  фаянсом.  В  ларцах  находились  бытовые предметы и несколько
золотых  статуэток  самого  Тутанхамона.  Здесь  же  стояли  еще  одна
колесница   и   модели  парусных  челнов.  Главное,  что  обнаружил  в
сокровищнице Говард Картер,  - то, что ее не коснулась рука грабителя.
Все было на тех местах, куда поставили жрецы Амона.

Когда были завершены все подготовительные работа

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

169

Картер стал  открывать  сам  ковчег.  Как  уже говорилось,  внутри был
вставлен еще один,  по убранству ничуть  не  уступающий  внешнему,  а,
сорвав царские печати,  археолог нашел еще два ковчега, один в другом,
и они были не менее прекрасны,  чем первые два.  Открыв и их, Картер ,
коснулся царского саркофага. Саркофаг был сделан из желтого кварцита и
стоял на алебастровом постаменте. Крышка саркофага была изготовлена из
розового  гранита.  Камнерезы постарались:  горельефы с четырех сторон
изображали  охраняющих  саркофаг  богинь,  обнимающих  его  руками   и
крыльями.

Три месяца разбирались четыре ковчега.  Мастера соединили их части при
помощи  крюков  и  ушек.  Чтобы  вынести  ковчеги,  Картеру   пришлось
разрушить   целую  стену,  отделявшую  "Золотой  Чертог"  от  Передней
комнаты.

Гроб покоился под  льняным  саваном,  от  времени  сделавшимся  бурым.
Система  блоков  подняла  тяжелую  крышку саркофага,  и саван был тоже
убран.  Присутствующие  стали   очевидцами   ослепительного   зрелища:
выструганный  из  дерева  золоченый  гроб  по  форме  повторял мумию и
сверкал,  будто был только что сделан.  Голова и руки Тутанхамона были
изготовлены из толстого листа золота.  Глаза из вулканического стекла,
брови и веки из стеклянной массы бирюзового цвета - все выглядело "как
живое". Орел и аспид были обозначены на лбу маски - символы Верхнего и
Нижнего Египта.

Важнейшая деталь, о которой предоставим высказаться самому археологу:

"Что, однако,  среди  этого   ослепительного   богатства   производило
наибольшее  впечатление,  -  это  хватающий  за сердце веночек полевых
цветов,  который  положила  на  крышку  гроба  молодая   вдова.   Весь
царственный блеск, вся царская пышность бледнели перед скромными,

170

влекшими цветами,  которые  сохранили  еще  следы  своих давних свежих
красок.  Они  красноречиво  напоминали   нам,   насколько   мимолетным
мгновением являются тысячелетия ".

К удивлению ученых,  внутри, под крышкой гроба, оказался еще один фоб,
изображавший фараона богом Озирисом. Неоценима художественная ценность
его,  украшенного  яшмой,  лазуритом  и  бирюзовым  стеклом,  а  также
позолоченного. А подняв вторую крышку, Картер обнаружил третий гроб из
толстого  золотого  листа,  целиком копирующий фигуру мумии.  Гроб был
усыпан полудрагоценными камнями,  на шее фигуры  сверкали  ожерелья  и
бусы разных цветов.

Мумия была залита ароматической смолой,  а голову и .  плечи покрывала
золотая маска,  лицо фараона было  грустным  и  несколько  задумчивым.
Выполненные из золотого листа руки были скрещены на груди.

Сняв маску,   археологи   взглянули   в   лицо  мумии.  Оно  оказалось
удивительно похожим на все найденные маски и изображения  Тутанхамона.
Мастера, изображавшие покойного, были самыми "завзятыми" реалистами.

Доктор Дерри,   разматывая  повязки  мумии,  обнаружил  143  предмета:
браслеты, ожерелья, перстни, амулеты и кинжалы из метеоритного железа.
Пальцы  рук  и ног находились в золотых футлярах.  При этом резчики не
забыли обозначить ногти.

Удивительные находки,  перечень  которых   был   бесконечно   длинным,
сопровождались  событиями  поистине  драматическими.  В  день открытия
саркофага в отелях Луксора появилось следующее объявление:

"Ввиду недостойного поведения и  невыносимых  ограничений  со  стороны
Департамента общественных работ и Службы древностей все мои

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

71

сотрудники в  знак  протеста  прекращают дальнейшие работы по изучению
гробницы Тутанхамона,  Поэтому я должен уведомить общественность,  что
сразу же после того,  как представители печати ознакомятся с гробницей
сегодня между 10.00 утра и полуднем,  гробница  будет  закрыта  и  все
дальнейшие работы приостановлены..

Говард Картер ".

Дело в том, что продолжалась тяжба между Картером и Службой древностей
Египта по двум пунктам: претензии наследницы лорда Карнарвона на часть
сокровищ Тутанхамона,  отстаиваемые адвокатами семьи Карнарвонов,  и в
этом пункте Картер поддерживал египетское  правительство;  а  также  -
недовольство  Картера  действиями чиновников,  указывавших на то,  как
именно ему вести раскопки, и присылавших в гробницу толпы посетителей.
В  этом  пункте  Картера против правительства поддерживали все ведущие
археологи.

Наконец, правительство   аннулировало   концессию   леди    Карнарвон,
поставило  охрану,  а  Картеру...  запретило  вход в гробницу!  Говард
Картер  вынужден  был  обратиться   в   Каирский   суд,   потому   что
правительство    устроило   в   гробнице   презентацию,   на   которой
присутствовали сотни чиновников с женами!  В конце концов,  торжества,
как и положено вакханалии, завершились грандиозным фейерверком.

Все это  время  двое  преданных  Картеру  начальников  работ из арабов
оберегали сваленные в кучу недалеко от входа в  гробницу  личные  вещи
археолога, глядя на торжества, как на откровенное богохульство.

В своей книге Картер приводит одно из писем десятника из египтян:

172

" Мистеру Говарду Картеру,

Досточтимый сэр!

Пишу Вам письмо в надежде,  что Вы живы и здоровы,  и молю Всевышнего,
чтобы Он не оставил Вас в своих  заботах  и  возвратил  нам  в  добром
здравии, целым и невредимым.

Осмелюсь сообщить   Вашей   светлости,  что  склад  N  15  в  порядке,
сокровищница в порядке,  северный склад в порядке и дом в  порядке,  и
все рабочие исполняют то, что Вы приказали в своих предписаниях.

Хусейн, Газ Хасан,  Хасан Авад, Абделад-Ахмед и все шлют Вам наилучшие
пожелания.

Шлю свои наилучшие пожелания Вам.

С нетерпением ожидающий Вашего скорейшего приезда.

Ваш покорный слуга Ахмед Гургор".

Тяжба тянулась и  тянулась.  В  конце  концов,  после  резкого  выпада
адвоката Картера,  правительство прервало все переговоры, и огорченный
Картер вернулся в Англию.

Однако вскоре произошел политический переворот,  Англия укрепила  свои
позиции  в Египте,  и новое правительство позволило Картеру продолжить
работы. Тогда-то и были вскрыты три фоба, в которых покоилась мумия.

Десять зимних  рабочих   сезонов   потратил   Картер   на   расчистку,
предохранение и извлечение массы предметов.

О значении находки Говарда Картера Алан Гардинер сказал:

"Это открытие  прибавило немного к нашим знаниям о данном историческом
периоде.  Фи' лологов гробница разочаровала,  ибо в ней  не  оказалось
письменных свидетельств. О самом Тутанхамоне мы ничего не знаем, кроме
того,

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

173

что он унаследовал трон после смерти своего отчима  Эхнатона,  что  он
правил  всего  несколько  лет и умер в юном возрасте.  Его наследником
стал Эйе,  престарелый жрец, который при Эхнатоне восславлял Атона. На
стенах  усыпальницы  Тутанхамона  он  изображен как глава погребальных
церемоний во славу своего предшественника.  Интересен еще один факт: в
гробнице нашли мумии двух мертворожденных младенцев,  очевидно,  детей
Тутанхамона  и  его  юной  жены  Анхесенпаамон.  Но  если  говорить  о
художественной ценности произведений того периода,  то это открытие не
имеет  себе  равных.  Ничего   подобного   не   находили   раньше,   и
маловероятно,  что найдут когда-либо в будущем.  То,  что эта гробница
после неудачной попытки ограбления осталась не потревоженной в течение
3300 лет, - редчайшая удача...

Для археологии   ценность  этого  открытия  заключается  не  только  в
найденных  сокровищах,  а  в  том,  с  каким  высоким   искусством   и
тщательностью были описаны и сохранены все эти прекрасные вещи ".

Сэр Алан Гардинер упомянул одну очень важную вещь:
строительство позднейшей гробницы Рамзеса VI. Каменогесы, словно бы не
задумываясь,  отбрасывали щебень не просто к подножию скалы, в которой
высекали гробницу.  Кажется,  будто  вход  в  усыпальницу  Тутанхамона
завален нарочно. Для чего? Что заставило рабочих и руководителей забот
поступить так?

Почему, несмотря на сильную охрану некрополя, практически все гробницы
были  разграблены,  а  могила  Тутанпростоявшая несколько десятков лет
нетронутой,

174

 

подверглась всего  только  одной  попытке  ограбления,   закончившейся
неудачей?..

Причину мы,  вероятно, найдем, если примем неожиданные смерти в группе
Картера, в том числе и гибель лорда Карнарвона, за события одной цепи.
Очевидно,  группу  воров,  застигнутых  жрецами на месте преступления,
постигла та же участь.  Никто не поручится за то, что в скором времен^
не  отправились  к  праотцам  и  сами  жрецы  некрополя,  запечатавшие
вторично вход  в  гробницу,  куда  они  второпях  сбросили  отнятые  у
грабителей предметы.  Видимо,  "проклятие",  висевшее над усыпальницей
юного Тутанхамона,  не бред журналистов,  а реальность. Воры больше не
прикасались к золоту фараона,  как бы им этого ни хотелось. Жрецы тоже
не отважились на ограбление!.. Доподлинно ведь известно, что во многих
кражах  из  царских  могил  жрецы участвовали...  Посягать на гробницу
Тутанхамона никто  не  решился:  в  сознании  грабителей  много  веков
держался  четкий  запрет  прикасаться  к вещам почившего правителя.  А
завал из щебня, предпринятый каменотесами поздней гробницы Рамзеса VI,
выглядит  не как сокрытие от кого-либо следов погребения Тутанхамона -
что каменотесам до его сокровищ!  - а ликвидация  причин  к  искушению
забраться  в гробницу.  Видно,  легенда о "проклятии",  о таинственных
смертях и болезнях много веков передавалась из уст в  уста.  Грабитель
всегда рискует, но надеется перехитрить судьбу, охрану, обстоятельства
и т.д.  Здесь же любой безумец был обречен,  то есть заранее шел бы на
верную  смерть.  В  результате  Картер  вскрыл  только  две  печати на
замурованной входной двери.  Третья (не говоря  о  четвертой  и  т.д.)
печать  на  ней  так и не появилась,  поскольку больше не было попыток
ограбления.

И совершенно не прав  В.  Викентьев,  выдвинувший  в  своих  "Письмах"
журналу "Новый Восток" в 1923-1924 годы предположение о том,  что было
осуществлено перезахоронение Тутанхамона якобы  под  гробницу  Рамзеса
VI:

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

175

замурованный вход  в  гробницу  юноши царя запечатан подлинной печатью
фараона,  которой во времена позднего царя уже  не  существовало.  Еще
одним   обстоятельством,   указывающим   на  подлинность  захоронения,
является  тот  самый  букетик   полевых   цветов,   идентифицированных
профессором  Ньюберри:  его  могла  оставить  только  любящая женщина.
Или...  Здесь мы подходим к сложной схеме тайны, многие звенья которой
до сих пор не известны и вряд ли станут известны когда-либо.

Каким было  "проклятие",  кем  и  для чего оно было наложено на могилу
малозначительного юного фараона,  который и пожить-то толком не успел?
Всякому царю пелись гимны и слагались "подвиги", коих тот не совершал,
а здесь налицо явное отсутствие каких-либо прижизненных заслуг, кроме,
конечно,   возвращения   культа   Амона,   к  которому,  по  некоторым
соображениям, Тутанхамон все же мало причастен.

Изобилие колесниц    и    изображений    мчащегося    на     колеснице
мальчика-фараона  говорит не столько о божественном его происхождении,
которое утвердилось для фараонов с времен Древнего царства  (2880-2110
годы до н.э.) и строительства пирамид:  еще это обстоятельство, весьма
реалистично отображенное художниками за 1350 лет до н.  э., говорит...
о  мальчишестве  царя,  который обожал быструю езду.  Инкрустированное
драгоценными и полудрагоценными камнями изображение на  спинке  трона,
где  Тутанхамон и его жена Анхесенпаамон любезничают друг с другом,  а
она,  вероятно,  умащивает его благовониями,  тоже очень  реалистично,
даже  более  того:  Тутанхамон  качается  на  троне!  Что это,  как не
проявление мальчишества,  молодости,  непоседливости?  Тем  более  что
доказано:  портретное сходство фараона потрясающее! Небрежно вскинутая
на спинку трона локтем правая рука,  в то время как левая покоится  на
коленях, °торванные от пола задние ножки трона... Мастера будто

176

напрочь забыли  каноны,  в  коих  следовало  изображать  олицетворение
Амона-Ра.  Разве только полуповорот корпуса намекает на канон.  Однако
здесь художник гениально вышел из положения, сделав позу естественной,
оперен фигуру мальчика локтем на спинку. Какое ему, мальчишке, дело до
царства?.. Сплошная любовная идиллия. АО том, что любовь между дочерью
Эхнатона  и  Тутанхамоном  была,  свидетельствуют  хотя  бы   те   два
мертворожденных  младенца,  о которых говорил сэр Алан Гардинер.  Даже
если первоначально  любви  не  было,  родительское  горе  должно  было
сблизить Тутанхамона и Анхесенпаамон.  Возможно,  царствие Тутанхамона
было чисто номинальным и Египтом за спиной  подставного  царя  правила
жреческая верхушка?.. Вот и Сменхкара, соправитель Эхнатона, был лицом
номинальным.  А возможно,  отлучение фараонов  от  власти  при  нем  и
произошло?  Ведь и он, и Тутанхамон воспитывались в Ахетатоне, в лучах
культа единого бога Атона!.. Рисковать фиванские жрецы больше не имели
права:  слишком высокой была ставка.  Жрецы даже похоронили всех троих
фараонов "не по правилам".  Объявив Эхнатона  еретиком,  повырезали  -
кое-где  наспех - картуши с именем царя из золотых лент,  повыбили его
имя,  стараясь изгладить его окончательно,  из надписей  на  стенах  в
гробнице,  не  поленились "почистить" относительно упоминаний Эхнатона
целый город  Ахетатон!  А  последователя  реформ  Эхнатона  -  фараона
Сменхкара  -  они  просто-напросто свергли с трона,  когда он оказался
неугоден,  и привели к власти 12-летнего Тутанхамона. Доподлинно можно
констатировать  лишь  одно:  в  их  могилах нет и доли того количества
золота и сокровищ,  которые  найдены  в  гробнице  Тутанхамона.  Здесь
налицо  месть  жрецов  первому  и  второму  царям.  Но  ведь громадное
количество золота обязано быть  погребенным  вместе  с  фараоном,  оно
просто  должно  было  уйти под землю!  Оно и ушло:  Тутанхамон,  самый
незначительный из этих троих

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

177

парей, получил золота  за  троих.  Именно  этим  объясняется  изобилие
богатства в маленькой,  в соответствии с историческим рангом, гробнице
предпоследнего  из  XVIII  династии  фараона  Тутанхамона.   Последним
недолго был Эйе,  престарелый верховный жрец, возглавлявший похоронную
"комиссию"  юного  предшественника.  Несчастная   Анхесенпаамон!   Эйе
женился на царице Египта, убивавшейся по любимому мужу!

В свете  же  последних  исследований зарубежных криминалистов (бывшего
сотрудника  Скотленд-Ярда  Грехэма  Мэлвина  и   профессора   медицины
невролога  Яна  Ишервуда),  доказавших,  что  18-летний  царь был убит
ударом топорика в затылок,  становится ясным,  - убийство фараона было
вынужденным.  Вряд ли уж очень стремился на трон изрядно поживший Эйе,
и без того управлявший страной.  И уж никак не мог полководец Хоремхеб
участвовать  в  этом  "заговоре"  вместе  с Эйе:  присутствие на троне
безопасного Тутанхамона устраивало и того,  и другого.  Эйе за  долгие
годы службы при фараонах, конечно, научился распознавать соперников, и
разве он мог войти в сговор с Хоремхебом,  который позже сверг  его  с
престола?  Скорее  всего,  Тутанхамон  постепенно стал осознавать свое
незавидное  положение  "реставратора  Амона",  то   есть   уже   очень
интенсивно   вырастал   из  "коротких  штанишек".  Возможно,  он  даже
доверился верховному жрецу, коего при Эхнатоне помнил ярым сторонником
единого  бога  Атона.  Впрочем,  стать  вторым  или  третьим (учитывая
Сменхкара) еретиком  ему  предусмотрительно  не  дали.  Итак,  золото,
принадлежавшее   троим,   сложили   в   одну   гробницу   Тутанхамона,
оставшегося, по легенде, почитателем фиванского божества Амона-Ра.

Ну а раз золота было много, требовалось как-то защитить его. Грабители
могил наглели день ото дня...

И жрецы  (узким  кругом)  нашли  способ  выставить  воРовству надежньш
заслон. Известны десятки

178

 

ких веществ,  самих  по  себе  безвредных,  но  если  их  с  чемнибудь
сочетать...  Первый шаг:  в отличие от всех прежних захоронений, мумия
фараона Тутанхамона была не просто положена во фоб,  - она была залита
сложным  составом  ароматических  смол.  Из-за  чего  она  хуже  всего
сохранилась А вспомните веер из страусовых перьев,  оставшихся мягкими
и   пушистыми?   Вспомните  блеск  золота,  потускневшего  лишь  через
некоторое время,  а при вскрытии "Золотого Чертога" -  ослепительного?
Условия  для  сохранности  мумии  в  гробнице были идеальными.  Тонкий
аромат,  изъевший даже мумию, наполнял замурованный "Чертог", не давая
другим  предметам  постареть и рассыпаться в прах.  Первым он поразил,
конечно, лорда Карнарвона: всем известно, как восприимчивы астматики к
разного  рода  ароматам,  даже  слабо  ощутимым.  А ароматы благовоний
ощущались при входе в гробницу аж в XX веке!

Пока невозможно  доказать   наличие   определенного   заслона   против
"посетителей"  могилы прямыми "уликами".  Но в данном случае косвенные
факты могут свидетельствовать об этом  "пороге"  красноречивее  фактов
прямых и наглядных. Да, не все участники "группы проникновения" умерли
странной смертью,  не все умерли "сразу". Странные же смерти были, как
правило,  не похожи одна на другую.  Оно и понятно: в могиле зародился
сильнейший аллерген,  а один и тот  же  аллерген  действует  на  людей
по-разному.   Что  от  него  осталось  через  3300  лет?..  А  как  он
'действовал на современников!  Ведь каждый из  грабителей  должен  был
умереть.  И  не  похожей  на  другие  смертью.  И это произошло спустя
некоторое время после погребения:  авторы яда должны  были  убедиться,
что  яд  действует!  Не  оттого ли столь близко от гробницы обнаружены
Картером и Дэвисом фаянсовый  кубок  и  деревянный  ларец  с  золотыми
листочками,  что  грабители  даже  не успели убежать и упали замертво?
Ларец позже был кем-то опорожнен,  а кубок забыт, как забыт и глиняный
сосуд с бинтами для

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

179

бальзамирования. Почти     одновременная     смерть    грабителей    и
жрецов-иэхраны должна была произвести должное впечатление на поколения
и поколения древних египтян:  одни вынесли сокровища из могилы, другие
внесли,  - но и те, и другие были поражены. Значит, входить в гробницу
Тутанхамона  нельзя.  Гениально!  А что для правящей жреческой элиты -
пожертвовать несколькими рядовыми жрецами?  Более того:  для  верности
они сами могли спровоцировать грабителей.

И самый  главный  ход.  Скорее  всего,  убийственным  аромат  стал при
смешении с вполне определенной компонентой. Какой?.. А вспомните венок
из полевых цветов! На этот вопрос мог бы дать ответ профессор ботаники
Перси Ньюберри,  но он,  к счастью,  не был аллергиком и  не  верил  в
газетную чушь. И все же изучить повнимательнее отчет профессора стоило
бы.

Бедной вдове Анхесенпаамон кто-то из  старших  -  возможно,  верховный
жрец   Эйе,   сделавшийся  вскоре  ее  мужем  и  царем  -  по-отечески
посоветовал положить на фоб Тутанхамона нехитрый  полудетский  веночек
из полевых цветочков. За час до события - не сам ли он их собрал?.. Об
этом никто никогда не узнает.

Впрочем, смерть  лорда   Карнарвона   может   объясняться   и   весьма
прозаически.  Никогда  такого  объема  сокровищ археологи не находили.
Дэвис,  несмотря на  положенную  ему  по  контракту  долю,  официально
отказался  от нее,  когда пришло время.  Не посоветовал ли ему сделать
это кто-либо из правительства?  Американец,  проводивший  раскопки  на
свои средства,  знал толк в сделках и принял разумное "предложение". А
аристократ,   английский   лорд   посчитал   такое   же    предложение
оскорбительным  для  себя...  Это  вполне могло быть - ведь речь шла о
бесценном клаДе!  Выгоду из смерти лорда извлекло только правительство
Египта...

И последняя тайна. Которая может оказаться не

180

В. Б А Ц А Л Е

А. ВАРАКИН

ной, а простым совпадением. Хотя в египтологии совпадения, кажется, не
имеют места быть... Мальчик-фараон правил огромной страной всего шесть
лет. И ровно шесть лет с 1917 по 1923-й, понадобилось лорду Карнарвону
и Говарду Картеру для того,  чтобы, начав вроде бы безнадежные поиски,

завершить их главной археологической удачей уходящего века.

КОНФЕДЕРАЦИЯ "ТЫСЯЧИ БОГОВ"

(ФАНТАЗИЯ НА ЛИНГВОИСТОРИЧЕСКУЮ ТЕМУ)

1. ХЕТТИЯ - ФЕОДАЛЬНАЯ СТРАНА?

Одним древним  народам  "повезло"  больше,  другим значительно меньше:
например,  историческая наука очень пристально и  детально  изучала  и
изучает  Древний Египет,  об Элладе уж и напоминать как-то неприлично,
настолько исхожена Древняя Греция вдоль и поперек,  - а вот народ,  по
"старшинству"  примерно  равный  египтянам  и  значительно  старший не
только греков,  но и их предшественников ахейцев,  изучался до  самого
начала  XX  века  лишь  обрывочно и случайно.  Речь идет,  конечно,  о
хеттах,  вписанных,  наряду с египтянами,  в Книгу Книг и не последнее
место занимающих в Ветхом Завете. Более того: матушка самого Соломона,
царя еврейского, была хеттеянка, жена Давида.

Библия, как  исторический  документ,  особенно  в  том,  что  касается
географии  народов и царей,  книга довольно точная.  Если и вкрались в
нее ошибки,  то по вине поЗДнейших пересказчиков и переписчиков.  А по
Библии  хетты  населяли не больше и не меньше,  как всю Сирию - вплоть
д°берегов Евфрата!..  Ученые и сейчас  не  склонны  признаТь  за  ними
территорию слишком большую и считают, о этот уникальный народ жи
л, в  основном,  по  берегам  Кызыл-Ирмак  (современное  название),  в
прошлом

182

 

античного Галиса.  Зато  из  археологических  находок  и теоретических
работ многих ученых,  всерьез занявшихся,  наконец,  хеттами,  следуют
исключительные по своему значению выводы. Например, тот, что в отличие
от  империи  Древнего  Египта  "страна   Хатти"   долгие   века   была
конфедерацией   стран.  Или,  допустим,  тот,  что  хетты  поклонялись
настолько несметному количеству божеств,  что это позволило назвать их
(хеттов)  - народом "тысячи богов".  В отличие от других завоевателей,
хетты не расправлялись с богами покоренного народа:  они включали их в
свой пантеон и даже поклонялись им.  Еще одна уникальная черта,  очень
не свойственная жителям именно того региона - Малой  Азии,  Палестины,
Сирии  и  Анатолии,  -  не  подвергать  побежденных  не только пыткам,
причиняющим боль и смерть, но даже моральным унижениям. Завоеванного и
попавшего  в  плен  царя  того  или иного народа "Великий царь" хеттов
отпускал с миром и даже оставлял за  ним  его  государство.  С  одним,
правда,  условием  -  чтобы  тот  вовремя и в надлежащем объеме платил
дань.  И не только:  соотнес бы  свои  юридические  уложения  с  новой
обстановкой,  то  есть  с  юридическими  законами  Хатти.  Одно царьку
позволялось оставить неизменным - способ  наказания  за  особо  тяжкие
преступления,  которые  у  хеттов карались смертной казнью,  не только
самого преступника,  но и всего его "дома". Блестящие воины, избравшие
способом  ведения  боевых  действий  только  встречу  с  противником в
генеральном сражении,  хетты редко проигрывали битву.  При всей  своей
воинственности,  они  отличались  мягким  незлобивым характером,  а те
города,  которые,  по  законам  военного  времени,   было   необходимо
разрушить, разрушали, но при этом переселяли население этих городов на
новое место.  Значительно число исторических свидетельств о  том,  что
хетты  с  некоторых  вассалов  брали дань в виде вооруженных отрядов и
включали их в свою армию, не опасаясь бунта.

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

183

"It-'

Аладжа-Хююк. Сфинксы

До сих пор ученые не пришли к единому  мнению  об  общественном  строе
Хатти.  Ни  в  одном  из  обнаруженных  за  полтораста  лет текстов не
говорится  впрямую,  были  ли  в  стране  хеттов  рабы.  Десятилетиями
советские   ученые   спорили,   считать   или  нет  "слуг",  постоянно
упоминавшихся,  особенно в юридических сводах, рабами. Многие историки
склонялись к тому, что форма существования "слуги" скоРее подходит под
понятие "крепостнической" зависимости °т хозяина.  Если бы  только  от
хозяина!..  Ученые,  сами  фак^  тически  закрепощенные  государством,
словно не замечали,  что больше половины хозяйственного уклада  страны
датти   составлял   социалистический,   государственный   ук1ЭД-   При
недостаточном развитии производительных сил,  Рактер  производственных
отношений  у хеттов и впрямь ^номенальный.  Например,  соответствующая
служба, как ^дарственный институт принадлежащая царю, на целый

184

В. Б A U А Л Е В, А. ВАРАКИН

месяц посылала жителей страны на сельскохозяйственные работы!  Правда,
в  отличие  от  "самой  лучшей  из  стран"  где  студенту или инженеру
получить освобождение от сельхозповинности можно было лишь по  причине
болезни,  хетты  давали  освобождение  всем,  "у кого сквозь ворота во
дворе виднелось вечнозеленое дерево".  Имелась  в  виду  необходимость
ухаживать  за  этим  растением в то же самое время,  когда государству
требовалось ухаживать за  государственными  деревьями!  Попробовал  бы
кто-нибудь в недавнее советское время,  дабы не ехать "на картошку", в
качестве аргумента выдвинуть наличие у него личного дачного участка  с
картофельным клином!..

Хеттский царь  содержал  множество государственных предприятий,  очень
похожих на совхозы (до колхозов,  слава Богу, не додумался!.. Впрочем,
были общинные земли).  Они назывались "домами" - "дома дворца",  "дома
богов" (храмы, - а вспомните, сколько было у хеттов богов?), "каменные
дома" (видимо, храмы, посвященные погребальным ритуалам), "дома царя",
"дома царицы" и так  далее.  Во  всех  этих  "домах"  необходимо  было
работать.   Рабочих  рук  наверняка  не  хватало:  хетты,  не  слишком
грабившие побежденных,  вряд ли были богаты, и использовать постоянную
рабочую силу царю было трудновато.  Вот и придумал повинность для всех
жителей,  что не могли достать и  в  одну  ночь  высадить  на  участке
дерево, да еще вечнозеленое. Впрочем, насколько мог, рабочую силу царь
"закупал":  расселяя тех же самых пленных или репатриантов.  он  давал
каждой   семье   участок,  оплачивал  строительстве1  дома,  подсобных
хозяйственных сооружений,  покупку тягловой силы и домашних животных -
коровы,  овцы,  козы (причем, конечно, не в единственном числе каждого
вида) За это "слуга" должен был отработать не менее,  скажем, тридцати
лет на государственном предприятии.  Правда,  существует мнение,  что,
когда  изработавшийся  "слуга"  °т'   ходил   от   активной   трудовой
деятельности, все, ч".'М °н

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

85

был наделен  от  царя,  отбирали.  Но,  скорее всего,  это заблуждение
ученых,  и в ближайшие пятьдесят-сто лет хеттология  все  поставит  на
места.  Как  бы то ни было,  вот это прикрепление неимущих пленников к
земле и было "хетгской крепостью",  той  самой  "феодальной"  кабалой.
"Домов" в хеттском государстве было множество, и населяло их множество
неполноправных  людей.  Кстати,  "слуга",  провинившись,   выплачивал,
согласно   уголовному   и  гражданскому  кодексам,  зафиксированным  в
глиняных табличках,  ровно половину ущерба в сравнении с тем,  если бы
ущерб   (государству   или   частному   лицу)  был  нанесен  человеком
полноправным.

Особым почетом  и  привилегиями  в  стране  Хатти  пользовались  "люди
орудия".  Это ремесленники - гончары, кузнецы-металлурги, ювелиры и т.
д.,  то есть люди,  занимавшиеся каким-либо ремеслом и  использовавшие
конкретное  орудие  -  ткацкий  станок,  плавильную печь или гончарный
круг. Они не считались "слугами", они назывались "хозяевами".

Население страны представляло собой, можно сказать, содружество наций.
Хеттов, быть может, и хотелось бы обвинить в чем-либо, но уж только не
в национализме.  Одной только официальной письменности в стране  Хатти
Ученые различают восемь видов! Разнятся они не по способу письма (хотя
их тоже два - иероглифический и клинописный), а по языкам. К тому же в
этих   восьми   широко   применялась  так  называемая  "аллография"  -
использование в тексте совершенно чужих  всем  восьми  языкам  слов  и
начертаний, например из шумерской письменности. Причем писцы применяли
подобный способ написания  как  скоР°пись:  им  было  легче  начертать
шумерский знак для шулерского понятия, чтобы читатель догадался вместо
шуМерского прочесть свое слово,  писать  которое  значительно  больше.
Таким образом, вырисовываются сразу два совпадения с советской страной
- широкий интернационализм

186

 

и всеобщая грамотность. Правда, хетты, судя по всему знали иностранные
языки  значительно лучше советских людей,  владевших ими в большинстве
своем "со словарем".  А со временем скоропись с применением чужих слов
стала  правилом,  поэтому  современные  ученые  столкнулись с большими
трудностями  при  расшифровке  хеттских  текстов:  некоторых  слов  из
хеттского языка они просто не знают,  - так переусердствовали писцы по
сырой глине заточенным стилом,  настолько облегчили задачу  себе,  что
теперь  хеттологам прочтение слов "овца",  "женщина",  "медь" и прочих
по-хеттски не под силу.

Хетты общались со всем миром.  Киприоты были  вассалами  царей  страны
Хатти,  Микены  не  чуждались  общения и торговли.  С великим Египтом,
после ряда "встреч"  далеко  не  дружественного  характера  и  крупной
победы в Кадете при реке Оронт над войсками Рамзеса И, хетты заключили
договор о вечной дружбе и взаимопомощи и действительно  "обменивались"
даже   принцами   и  принцессами,  то  есть  "дружили  домами".  Более
ортодоксальный Египет не мог до конца понять  "широкой  души"  хеттов,
поскольку  интернационализм  в Египте выражался разве что в применении
рабочей силы иноземцев-рабов,  которая не ценилась ни во что. А вот от
принцев и принцесс не отказывался:  похоже на то, что царица Тейе и ее
высокопоставленный брат были хеттами.  С нее-то и с мужа ее Аменхотепа
III  и началось сближение значения для государства царя и царицы.  Она
первая,  а за ней Нефертити,  Анхесенпаамон  -  стали  непосредственно
участвовать  в  государственных делах и по праву изображаться на троне
рядом с фараоном.  Роль женщины в стране Хатти  очень  приближалась  к
роли мужчины.  Можно сказать, там было почти равноправие. Как и у нас:
не отбирая у нее  исконных  и  привычных  обязанностей  вроде  стирки,
уборки  и  кухни,  мы  милостиво (и давно!) разрешили женщине работать
наравне с мужчиной у станка и на стройке. А есть еще женщины-пилоты!..

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

87

Религия у хеттов играла первостепенную роль.  В стране было  множество
храмов, в которых отправлялись различные культы многих и многих богов.
Божества хеттов отвечали каждый за  свою,  вполне  определенную  сферу
жизни.  Бог  Солнца  -  один  бог,  ему принадлежало неотъемлемое:  он
сотворил весь этот мир.  Богиня Солнца - всем этим миром управляла. Ей
поклонялись хетты, как главной, не забывая при этом, что главный - Он.
Кроме того,  были бог Грозы,  бог Луны, богиня Духа пчелиного роя (!),
божества  Страха  и Ужаса и так далее.  Боги различались по функциям -
периодически исчезающий бог  плодородия  Телепинус,  женские  божества
Хебат  и  Иштар  (да-да,  совершенно  чужая хеттам Иштар из Ниневии!),
богиня  Престол  (престол  у  хеттов   женского   рода),   боги-злаки,
богиремесла (Кузнец, Пастух и пр.).

Как католики латынь, а православные церковнославянский язык, так хетты
для  ритуалов  использовали  хурритский,  на  котором   не   говорили.
Хурритская письменность,  даже встречающийся на этом языке текст эпоса
6 Гильгамеше, - была только для религиозных дел, и ни для каких более.

2. КАК И КОГДА ОТКРЫВАЛИ ХЕТТОВ

Впервые о своем  открытии  восьми  языков,  использовавшихся  хеттами,
заявил  в  1919 году Эмиль Форрер.  А об индоевропейском происхождении
самих хеттов сообщил в  '914-м,  а  в  1915  году  опубликовал  работу
выдающийся чешский хеттолог Б. Грозный.

Они сделали свои открытия не на пустом месте: в
1905-1906 годах доктор Гуго Винклер добился концессии На  раскопки  и,
начав их в Богазкёе от имени Немецкого восточного общества, уже в 1906
году нашел десять

1

I. БАЦАЛЕВ, А. ВАРАКИН

сяч клинописных табличек, представлявших собой царс. кий архив.

Еще не  дчхконца  осознавая  значение  находки,  ученый  мир  принялся
изучать   таблички,   и  чех  Грозный  с  1914  года  стал  фактически
основателем хеттологии.

Находки были  и   раньше.   Хронологический   список   археологических
открытий, связанных с хеттами, предстанет в меру остросюжетной, в меру
парадоксальной историей,  из которой,  если убрать одно-два звена,  не
родилось бы современного знания.

Некий Бургхардт,  путешественник и писатель,  автор книги "Путешествия
по Сирии", поведал в ней о том, что в 1812 году он, находясь в Хаме, в
углу  стены  одного  из домов на базарной площади обнаружил "камень со
множеством фигурок и знаков, напоминающих иероглифы, хотя и не похожих
на египетские". Между прочим, Хама - это библейский Хамат, и сообщение
Бургхардта должно было заинтересовать  если  не  ученых,  то  хотя  бы
любознательных людей.  Нет,  и книга,  и упоминание в ней о любопытном
камне - прошли не замеченными публикой.  Однако  о  "хаматском"  камне
вспомнили  незамедлительно,  едва  двое  американских путешественников
заявили,  что именно в Хаме они нашли пять подобных  камней  в  стенах
домов!  Это были Джонсон и Джессап, а год - 1870-й. Учитывая то, что в
конце века уже возрастал  интерес  к  археологии,  а  может  быть,  по
внутренней   интеллигентности   (или   из  желания  заработать  денег)
американцы стали копировать изображение  на  одном  из  камней  -  том
самом,  на  базарной площади.  И столкнулись с непредвиденной реакцией
местного населения:  их едва не растерзали на месте.  Зная крутой нрав
мусульманских  фанатиков,  путешественники не стали задерживаться ни в
Хаме,  ни в стране.  Они едва унесли ноги и были счастливы, что с ними
самими  все  в порядке.  Только в 1872 году миссионер в Дамаске Уильям
Райт, не только заручившись поддержкой, но и

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

189

Лладжа-Хююк. Царь, поклоняющийся быку - символу бога Грозы

участием турецкого правителя Сирии, посетил Хаму в его сопровождении и
обратил  внимание  паши  на  необыкновенную  ценность камней.  Недолго
думая,  паша (правитель все-таки!) приказал выломать из стен домов все
пять  камней  и отправить их в Константинопольский музей.  Благодарный
Райт сделал два слепка-копии с уникальных камней.  Одна партия слепков
была направлена в Британский музей, второй набор - в фонд палестинских
изысканий.

Европейцы, узнавшие о камнях из Хамы,  обратили внимание и  на  другой
город - Алеппо,  где подобный камень был встроен в стену мечети!  Мало
того:  то  ли  потоиу,  что   камень   являлся   неотъемлемой   частью
мусульманского  храма,  то  ли  по другой причине на протяжении многих
десятков лет среди местных жителей существовало (и существует) вера  в
его  чудодейственную  силу  - он якобы исцеляет от слепоты.  Десятки и
сотни тысяч людей - с простым конъюнктивитом и действительно слепых  -
сотнями лет терлись о камень, дабы исцелиться, и почти стерли все, что
на нем было выбито  камнерезами.  К  тому  "е  прослышав  о  том,  что
подобные камни в Хаме стали

190

 

изымать "из употребления",  фанатики выколупали камень из стены мечети
и унесли в неизвестном направлении.  Лищь спустя много лет, обнаружив,
что  священные  реликвии  вроде бы ни у кого нет намерения уничтожать,
жители вернули камень на место - обратно в стену.

И.Д. Дэвис в свое время  находил  надписи,  подобные  изображенным  на
камнях  в  Хаме и Алеппо,  вовсе далеко от первых - в горах Тавра,  на
скале.  Огромное наскальное изображение он обнаружил над рекой  Ивриз.
Там было изображено не только письмо,  но и некий рельефный рисунок. А
археолог А.  Г.  Сейс обнаружил подобные надписи  и  в  других  местах
региона.  В  течение  многих  лет  из  разных  областей Малой Азии уже
поступали  об  этом  свидетельства.   Сохранились   остатки   строений
Богазкёя,  а  также  рельефы неподалеку от деревни Аладжа-Гюкж на реке
Кызыл-Ирмак.  Еще в 1839 году об этом сообщал Шарль Тексье,  а в  1842
году   -  Уильям  Гамильтон.  Развалины  Богазкёя  представляли  собой
величественные руины крепости,  игравшей в прошлом  несомненно  важную
роль.

В двух  милях  от города находится так называемая "исписанная скала" -
Язылыкая.  В отвесной скале Язылыкая имеется природный уступ с  такими
же отвесными стенами,  образующими нечто вроде ниши,  а на этих стенах
высечен рельеф из человеческих фигур:  две  процессии  идут  навстречу
друг другу и сходятся в центре ниши. Трудно определить, связаны ли эти
две процессии только композиционно (для красоты)  или  в  их  движении
навстречу ДРУГ другу кроется какой-либо смысл,  и вообще - движутся ли
они?  Фигуры,  застывшие  в   шаге,   не   обязательно   должны   быть
реалистическим изображением ходьбы или бега.  Может быть, загадка ниши
Язылыкая настолько трудна что потребуется не одна  сотня  лет  для  ее
прочтения,  а  возможно,  перед  учеными  рядовой рельеф.  По сторонам
фигуры в Язылыкая обрамлены иероглифами.  Среди развалин Богазкёя тоже
стоял камень (Нишан-Таш), на

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

19

ром была  иероглифическая  надпись.  Правда,  он  очень выветрился.  В
Аладжа-Гююке были  ворота,  по  сторонам  которых  стояли  сфинксы.  В
изобразительном  плане  они,  конечно,  уступали египетским.  Хеттские
объемные фигуры иногда выглядят смешно (сфинксы были объемными).

Западнее деревни   Аладжа-Гюкж    встречаются    скальные    рельефные
изображения  Гявур-Калеси.  А  над  Смирной и вовсе стоят скульптурные
портреты,  которые  еще  Геродот  принял  за  изображения  египетского
фараона Сесостриса и нимфы Ниобеи.

Обе эти фигуры А. Г. Сейс внимательно осмотрел в
1879 и 1880 годах.  Новый его доклад в Обществе библейской  археологии
категорически отверг причастность Египта или кого-то иного к найденным
заново памятникам.  Ясно одно, сказал археолог: мы имеем дело только с
хеттскойкультурой,  и Библия права в том, что этот народ действительно
существовал, а теперь можно уверенно сказать, - он занимал территорию,
по крайней мере,  к северу от Месопотамии,  а скорее всего,  хеттскими
племенами была заселена вся Малая Азия.

В последующие  двадцать  лет  оказалось,  что  изображения,   подобные
обнаруженным,  скорее трудно не заметить,  чем найти:  ими изобиловали
Тавр и Антитавр.  Хуманиа и  Пухштейн  (1882-1883),  Рамсей  и  Хогарт
(1890),  Шантре  (1893),  Хогарт  и Хэдлем (1894),  Андерсон и Кроуфут
(1900),  Да и более  ранние  раскопки  -  1879  года  -  в  Каркемише,
предпринятые Британским музеем,  выявили в общей сложности более сотни
памятников,  так или иначе относившихся к эпохе хеттов.  В невероятных
местностях:  в Вавилоне в 1899-м была обнаружена при раскопках стела с
хеттскими  надписями.  В  1888  и  в  1892  годы  подобные   памятники
обнаружила немецкая экспедиция в Северной Сирии,

В 1900  году  Л.  Мессершмидт  опубликовал  свод  хетте - надписей,  и
оказалось, что одних только текстов к

192

 

этому времени обнаружено девяносто шесть!  Кроме того  было  множество
других находок, в том числе печатей хеттского типа.

А ведь  в  1887  году  были  обнаружены  (вернее,  осознаны) находки в
Эль-Амарне.  Клинопись  из  Ахетатона  содержала  административную   и
дипломатическую  переписку  Аменхотепа  III  и  его сына Аменхотепа IV
(Эхнатона) примерно с 1370 по 1348 годы до н.  э. В этих письмах часто
упоминался царь страны Хатти,  рассказывалось о продвижении его войск.
Было среди них и письмо самого Суппилулиумы, поздравлявшего Эхнатона с
восшествием  на  престол  Египта!  Было  там  и  два  письма  для царя
неведомого государства Арцава, написанные на неизвестном языке Первым,
кстати,   обратил   внимание   на   принадлежность   этого   языка   к
индоевропейской группе норвежский ученый Й.А.  Кнудтсон,  когда изучал
письма  в  1902 году.  Правда,  тогда,  как часто бывало в археологии,
никто не обратил на его высказывание ровно никакого внимания.  Кусочки
текстов  именно  на  этом  языке  неподалеку  от Богазкёя обнаружил Э.
Шантре. Было это в 1893 году.

И вот  Г.  Винклер  нашел  целую  библиотеку  -  10  000  табличек!  И
большинство из них написано на языке табличек "из Арцавы"!  Среди них,
по счастливой случайности,  которая всегда сопутствует  удаче,  найден
тот  же  самый  текст  договора  между  Рамзесом  II  и  царем  Хатти.
Египетский вариант текста имеет дату -  21-й  год  правления  Рамзеса.
Хеттского  царя удалось тут же "привязать к местности" - определить во
времени

Из обстоятельств находки вытекало и еще  одно:  видимо,  была  найдена
столица  страны  Хатти.  По  крайней  мере,  этот город был столицей в
течение двухсот лет.  Исследуя хеттский текст, Винклер составил список
царей  Хатти  -  примерно  с  1400  по  конец  1300-х  годов до Н- эот
Суппилулиумы до Арнуванды.  В  ассирийских  хрониках  говорилось,  что
царство  хеттов  было  разграблено  примерно  в  1200  году  до н.  э.
завоевателями - народом

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

193

(мосхи), однако,  как выяснилось,  не все царство,  а та часть его,  в
которой  находилась столица,  то есть фактически только Капподокия.  В
VIII веке до н.  э.,  как явствует из тех же ассирийских  временников,
Хатти   продолжал   существовать,  хотя  мосхи  все  еще  оккупировали
капподокийское царство.

Оказывается, не  все   так   просто:   долгие   десятилетия   хеттские
государства,   одно   за   другим,   постепенно  восстанавливали  свою
независимость, а затем объединялись под началом Каркемиша.

3. ПРЕВРАТНОСТИ XX ВЕКА НА СТРАЖЕ ХЕТТОЛОГИИ

До Первой мировой войны ничего нового археологи не раскопали.  Вернее,
раскопали  -  например,  дворец в Сакджагёзю,  только изучению истории
хеттов это ничего существенного не принесло. 1914 год будто бритвой по
живому  отрезал  исследователей  одних  стран от других.  В результате
Богазкёй "достался" немцам,  а Антанте - все остальное.  Правда, и это
"остальное"  было  немалым:  Каркемиш  раскапывался  экспедицией  Д.Г.
Хогарта,  Т.Е.  Лоурейса и Л.  Вулли (того самого Вулли, который потом
раскопал Ур и Эль-Обейду). Каркемишская экспедиция привезла достаточно
камней, но, в отличие от немецких исследователей, англичанам достались
только  иероглифы.  Почти  вся  клинопись  сосредоточилась в Германии.
Самым  Ценным,  как  оказалось  уже  спустя   много-много   лет,   был
единственный  текст,  содержавший  всего  десять  клинописных  и шесть
иероглифических знаков (о нем  А.Г.  Сейс  еще  в  1880  году  написал
статью!),  и  был  этот  текст  на  серебряной накладке так называемой
"печати Таркондемоса". Кабы знать!.. Сейс, Коули, Кэмпбелл, Томпсон

194

Б А Ц А Л Е В, А. ВАРАКИН

но дешифровали  иероглифы  и  публиковали  свои  разработки  по  этому
животрепещущему   вопросу.   Они   оказались   никому   не  нужными  и
бесплодными.  Да и задача была на редкость сложна.  Пятеро  ученых  из
разных стран,  не зацикливаясь на иероглифах, сделали значительный шаг
вперед,  опираясь лишь на сопоставление имен собственных  и  некоторых
топонимов,  известных  из  ассирийских  текстов  Эти  пятеро - Форрер,
Боссерт,  Гельб,  Мериджи и Грозный.  Их выводы практически совпали, и
хеттология получила некоторую базу,  основание,  с которого можно было
строить  дальнейшую  работу.  Выдающейся  стала  детальная  работа  Б.
Грозного,  опубликовавшего  ее под названием "Язык хеттов".  Вслед за
ярким  первым  наброском  1915   года,   этот   труд   развивал   тему
принадлежности  языка  хеттов  к семейству индоевропейских,  - правда,
автор при этом несколько увлекся ложной  этимологией.  Впрочем,  из-за
этого   последнего  обстоятельства  многие  филологи  отвергли  работу
выдающегося чеха,  а вместе с тем и все ценное, что в ней содержалось.
Впрочем,  в 1920 году его несколько подправил Ф.  Зоммер, обнаруживший
уже упоминавшуюся аллографию - применение хеттскими писцами  шумерских
и  вавилонских  включений в чисто хеттские тексты.  Включений было так
много,  что иногда хеттские слова терялись в них,  как несущественные.
Другие ученые - И.  Фридрих, А. Гётце и X. Элольф шли тем же путем. И
к 1933 году практически все более-менее сохранившиеся тексты уже  были
опубликованы  и  прочтены.  Эмиль  Форрер  независимо  от Б.  Грозного
составил  также  довольно  полный  набросок  хеттской  грамматики,  но
основной упор в своей работе по хеттам делал все же на

исторические изыскания и достиг при этом многого.

Он

издал в  одном  томе  почти  все  исторические тексты периода Древнего
царства и реконструировал почти весь перечень хеттских  царей.  А  его
открытие, касающееся восьми языков, которыми пользовались хетты, имеет
громадное

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

195

значение и сейчас.  На сегодня расшифровано и может быть  расшифровано
практически  все,  исключая,  возможно,  самые  древние  надписи,  для
полного  прочтения  которых  не  хватает   реальной   исторической   и
лингвистической  баз.  Необычайно  важным  в хетгологии стало открытие
1947 года, когда была обнаружена длинная двуязычная надпись (билингва)
в Каратепе.

Первое систематическое  описание  хеттской  цивилизации  предпринял А.
Гё'тце в  1933  году.  А  за  пределами  Германии  самым  значительным
событием  стало  издание "Элементов хеттской грамматики" Л.  Делапорта
1939 года (Париж).  Впрочем,  американец Е.Х.  Стертевант,  издавший в
1933  году  "Сравнительную  грамматику  хеттского языка",  несмотря на
просчеты в сравнительной этимологии,  превзошел  работу  Делапорта.  В
1935  году  Стертевант  выпустил "Хеттский глоссарий",  труд в области
нормативной  лексикографии.  Но  в  1940  году  И.  Фридрих   выпустил
"Элементарный  курс  хеттского  языка",  книгу,  являющуюся  и  поныне
образцом  для  хеттологов,  а  в  1952  году  -  "Хеттский   словарь",
"оттеснивший" работу Стертеванта 1935 года. Отличительной особенностью
раскопок в Малой Азии и Анатолии конца 1920-х - 1930-х  годов  явилось
деятельное участие самих турок. К ученым, уже зарекомендовавшим себя в
хеттологии,  Остену,  Гельбу,  Делапорту,  Вулли,  датчанам  и  немцам
прибавился  Седат  Альп  с группой.  Турки и Боссерт как раз и сделали
открытие первостепенной  важности  в  Каратепе.  Раскопанная  крепость
имела  два привратных строения,  к каждому из которых вел свой коридор
из камней, покрытых надписями. Одна из них была сделана на финикийском
языке,  а  другая - иероглифическая хеттская.  Еше один такой же текст
был высечен на статуе,  лежавшей прямо на  поверхности  (ее  никто  не
раскапывал  -  она  лежала  всегда!).  Между  хеттским  и  финикийским
текстами не было полного соответствия, но тем Не Менее это были как бы
два подстрочника, сделанные

196

). Б А Ц А Л Е

А. ВАРАКИН

разными переводчиками  с одного и того же текста.  Вернее,  два разных
перевода,  сделанных  независимыми  авторами  с  одного  и   того   же
подстрочника. Надо ли говорить, что прочтение иероглифических хеттских
надписей получило хорошую базу?

Две войны XX века внесли очень  сильную  коррективу  в  хеттологию.  В
разных странах, принадлежавших и в Первую, и во Вторую мировую войны к
разным блокам,  сложилось собственное  понимание  хеттов.  У  одних  -
"клинописное",  у  других  "иероглифическое".  Однако  не  будь  этого
трагического  обстоятельства,  возможно,  хеттология  топталась  бы  и
теперь почти на том же месте.

4. ЛИНГВООТСТУПЛЕНИЕ И "НЕНАУЧНАЯ"
____________ИСТОРИЯ_________

Один из восьми языков,  которые обнаружил  Э.  Форрер,  это  лувийский
язык. Еще тогда, практически на заре хеттологии, высказывались мнения,
в частности,  профессором А.  Захаровым,  о  возможной  принадлежности
этого  языка  к  южной группе угро-финских,  теперь исчезнувшему.  Эту
загадку,  честно говоря,  можно было бы не рассматривать,  если бы  не
значительное количество обстоятельств, возвращающих к этому вопросу. И
не только отсутствие префиксов и  своеобразие  суффиксов  и  окончании
побуждает нас к этому.  Если уж на то пошло, все языки мира сводятся к
одному   протоязыку   (Л.    Наровчатская,    "Первозванность".    М.:
"Художественная литература", 1990 Ойкумены.

Когда Суппилулиума и его сын Арнуванда II скончались от чумы,  престол
занял юный Мурсили II.  Западные царства восстали, и инициатором смуты
была все та же Арцава, которую приходилось покорять и Лабарне

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

197

вый царь хеттов,  по имени которого титуловались цари, хотя по полному
списку  царей  он  был   вовсе   не   первый).   Арцава   подбивал   к
противодействию Мурсили - Миру,  Кувалию, Хапаллу и "странуреки Сеха".
Однако молодой Мурсили не ударил в грязь лицом и  восстановил  за  два
года  положение  вещей,  причем  в  покоренной  Арцаве  в ходе военных
действий убил царя-смутьяна.

Распад страны Хатти на множество слабых хеттских государств  произошел
после  завоевания  Капподокии  мушками  (мосхами),  от  имени которых,
предположительно, произошло название Москвы.

Оба выделенные обстоятельства - проходные моменты из  исследования  Л.
Наровчатской.  От  себя добавим третье:  на берегу Евфрата стоит город
Мари  (во-первых,  по  протокорням  языка  прекрасно  переводимый   по
упомянутой книге, а во-вторых, названием повторяющий ныне существующее
племя  угро-финского  корня).  Возможно,  следовало  бы  вернуться   к
происхождению  лувийского  языка?  Тем  более  что  он уже именуется и
иероглифическим лувийским.

Наверное, стоило  бы  исследовать  вероятность  появления  хеттов   (с
лошадьми)  в  Малой  Азии  -  из  Азии  Центральной,  где  связь  их с
угро-финнами была бы менее спорной,  и основания к тому есть, хотя для
современного историка пока еще не очень веские: исследователи привыкли
не замечать друг друга.  А ведь кроме Наровчатской  есть  еЩе  и  Юван
Шесталов,   поэт-манси,  который  независимо  °т  нее  в  исследовании
"Регули" пришел к сходным выводам и даже  почти  доказал  идентичность
древних  антов  и нынешних ханты-манси.  У мосхов и теперь есть прямые
потомки - мокша.  Кстати,  одного происхождения с  венграми  (уграми),
которым  гораздо  ближе  было  до  Балкан  из  Малой  Азии,  чем из-за
Уральского хребта. Мадьяр - Мари,

У

Фы - Угарит, Финикия.

А по Л. Наровчатской, утро-финны в Египте

198

БАЦАЛЕВ, А. ВАРАКИН

нов - народ окраин.  Причем не пропадающий на задворках, а деятельный,
занимавшийся  сбором дани - как материальной,  денежной,  так и живой:
воинами и рабочей силой.  Кстати,  в Египте, как и в Хатти, нигде и ни
разу  не  возникло  слово  раб,  встречающееся только в Ветхом Завете.
Империя - да! Причем простиравшаяся от одной Саха - до Саха другой: от
Саха-ры  до  Саха-лина.  В промежутке между этими пунктами - и Ра-Сеха
(Волга),  и СихотэАлинь,  и Саха-Якутия.  Мадьяры - мытари на  Западе,
Мокша - мытари на Востоке.  А еще - воины,  конные воины (хетты?).  Не
они ли взбунтовались при  Рамзесе  II?..  И  непонятная  "страна  реки
Сеха".

5. ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ ИЗ ИСТОРИИ ЕГИПТА В ИСТОРИЮ ХЕГГИИ

Когда был  убит  молодой  царь  Египта  Тутанхамон,  безутешная вдова,
девочка Анхесенпаамон знала,  чьих  рук  это  убийство.  И  не  хотела
становиться  женой  нового  фараона.  Сложный  реестр египетских богов
"сыграл" обратный ход,  и верховный  жрец  Атона  -  Солнечного  диска
неожиданно стал верховным жрецом Амона - одного из ликов Солнца-Ра.  И
не потому, что было ему шестьдесят лет и выходить замуж в восемнадцать
за старика довольно тягостно. И не потому, что была она не царевной, а
царицей.  И не  потому,  что  унаследовала  острый  ум  родной  матери
Нефертити. А потому, что Эйе был чужой.

Вероятно, не одну бессонную ночь провела царица Египта, размышляя, что
же делать.  Египет без фараона остаться не мог, но не было претендента
из царского дома.  Тутанхамон - последний из династии - был убит.  Еш?
жива была матушка,  царица-мать. Не к ней ли направила первое послание
третья по счету дочь?..

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

199

У Эйе в государстве кругом были свои глаза и уши. Если царица подумала
или только  подумала  о  чем-нибудь  подумать,  верховному  жрецу  уже
доложили.  И не просто доложили,  а доложили о том, что сделано, чтобы
того,  о чем подумает царица Анхесенпаамон,  никогда не было. Жестокий
закон наследования трона:  мужчина,  чтобы сделаться фараоном,  должен
жениться  на  принцессе  или  на  самой  царице,  ныне  вдовой.   Двух
мертворожденных младенцев похоронили Анхесенпаамон и Тутанхамон.  Даже
опекунство взять не над кем. Нет сына.

В любом случае,  вероятно,  ответила ей Нефертити, лучше хетт молодой,
чем хетт старый. Зови в цари молодого чужеземца.

А может,  не  было  времени  спрашивать у матери?  Послание к опальной
царице не успело бы дойти.

Верный человек поскакал в страну Хатти.  По пути он, конечно, заехал в
Мемфис,  к Нефертити, передал все те слова, что дочь просила передать.
И получил от Нефертити добро на путешествие в Хеттию.

Суппилулиума, умудренный длительным правлением,  через  Эйе  державший
руку  на пульсе истории великой державы,  коей формально был монархом,
знал бы,  что делать,  если бы имел достоверную информацию о том,  что
произошло в Фивах.  Но так же, как они вдвоем обманывали Эхнатона - он
и Эйе,  - точно так же,  зная свой последний шанс, Эйе нынче обманул и
его:  ничего не знал о скоропостижной смерти Тутанхамона Суппилулиума.
И вот - письмо Анхесенпаамон:

"Мой муж умер,  а сына у меня нет.  О тебе говорят,  что у тебя  много
сыновей.  Если  бы  ты  послал мне одного из своих сыновей,  он мог бы
стать моим мужем.  Я ни за что не возьму в мужья ни  одного  из  своих
подданных. Это меня очень страшит ".

200

В. Б А Ц А Л Е В, А. ВАРАКИН

Гениальное послание.  Ничего  лишнего.  "О  тебе говорят" - прекрасный
дипломатический ход:  о тебе во вселенной  ходят  слухи.  "Стать  моим
мужем"  Суппилулиуме  не надо объяснять,  что это значит - стать мужем
египетской царицы!  "Я ни за что не возьму в мужья ни одного из  своих
подданных".  Его,  Суппилулиуму,  вассала Египта, считают равным! Его,
хитростью и "тихой сапой" прибирающего власть над  Египтом!  Он  -  не
подданный.

"Это очень меня страшит". Неужели не ясно, кто станет царем?..

Нет. Умнейший из царей, Суппилулиума не может взять в толк, что именно
означает последняя фраза.  И письмо начинает  казаться  ему  оч-ч-чень
подозрительным.

Что с  Египтом?  Что  с царицей Египта?  Она прослышала о том,  что он
здесь,  в  Хеттии,  забрал  себе  всю  власть?..  Хочет   заманить   и
расправиться.

"Мой муж умер" - ищи дурака, твоему мужу всего восемнадцать лет! Или я
не знаю,  как резво летает его колесница? Египетский народ не успевает
разглядеть своего царя в лицо.

Постой, а может,  несчастный случай?  Вдруг не справился с лошадьми?..
Он ведь еще молодой, ветер в голове, гоняет на своей золоченой царской
телеге.  Да нет,  не может быть!  Эйе доложил бы ему,  хеттскому царю.
Ведь почти тридцать лег он служит ему, самый верный агент.

Потому и обманул,  что самый верный.  Предают только лучшие друзья, от
них  не  ждешь.  Эйе  первый и единственный раз в жизни решил склонить
судьбу в свою пользу.

Суппилулиума не поверил.  Ни единому слову.  Конечно, он догадался, на
что  намекала Анхесенпаамон:  она боится стать женой Эйе.  Но этого не
может быть!

Суппилулиума принял письмо за тонкую  провокацию.  Единственный  выход
отреагировать  на  послание  - прислать к Египетскому Фиванскому двору
своего челове -;а.

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

201

Якобы для выражения соболезнований.  Он все разведает и в краткий  миг
донесет.

Нет! Не  надо  юлить:  я  получил  вполне  откровенное  письмо,  и мой
посланник  привезет  (на  словах)  мой  откровенный  же  ответ:  "Меня
обманывают. Я не верю!"

Посол добирался чуть быстрее,  чем шло письмо царицы. Он был не опасен
Эйе:  пока вернется назад,  да пока при дворе Хатти  сообразят  что  к
чему. Посол прибыл в Фивы.

Несчастная Анхесенпаамон! Кто приехал вместо мужа?!.

Посланнику стало  все  ясно  без  слов.  При  дворе  фараонов траур по
фараону! Но слова своего царя египетской царице он не мог не передать.

К сожалению,  Суппилулиума  не   догадался   сделать   простой   вещи:
представить  посла  полномочным представителем своего сына,  чтобы тот
мог вступить в брак с царицей Египта вместо  него  (формально).  Если,
конечно,  такое в те времена вообще было возможно. Однако цари на то и
цари, чтобы менять законы: в Хатти каждый новый царь издавал свой свод
законов - и ничего.

В результате  по прошествии десятков дней хеттский царь получил второе
послание:

"Почему ты говоришь:  "Они-де обманывают?" Если бы  у  меня  был  сын,
разве  бы я обратилась к чужеземцу и тем предала свое горе и горе моей
страны огласке? Ты оскорбил меня, так говоря. Тот, кто был моим мужем,
умер,  и  у  меня  нет  сына.  Я никогда не возьму кого-нибудь из моих
подданных в мужья. Я писала только тебе. Все говорят, что у тебя много
сыновей:  дай  мне  одного  из твоих сыновей,  чтобы он мог стать моим
мужем ".

Теперь Суппилулиуме не нужно было послание

202

В. Б А Ц А Л Е В, А. ВАРАКИН

цы: верный человек все поведал сам.  Но письмо  из  Египта  привез,  -
Анхесенпаамон надеялась, что оно окончательно убедит хеттского царя. .

Царевич был готов.  Самый быстрый и выносливый конь понес его к власти
над всем миром,  самые верные слуги сопровождали. А еще (это в истории
не записано) с ним ехал палач - для расправы с предателем Эйе.

Он почти загнал лучшего в Хеттии коня. Он успевал!

Похороны фараона назначены на семидесятый день после смерти,  в запасе
есть еше время.

Царевич с вооруженной охраной - все отменные бойцы - пренебрег советом
отца.  Он  успевал  - и должен был добираться до Фив окольными путями.
Хотя они тоже контролировались будущим фараоном Эйе, у которого уже не
было иного выхода.  На границах и дорогах не осталось даже щели, через
которую мог бы проползти скарабей.

Хеттского царевича убили за миг  до  славы.  Это  было  сделано  не  в
открытом  бою,  когда  хеттам  нет  равных.  Их  встретила  "делегация
царицы",  огромный почетный эскорт для будущего фараона, честь и хвала
ему, нынешнему, гимн ему, олицетворению Солнца, завтра!

Будущее солнце Египта потухло в одну ночь.  Его убили подло,  втихаря.
Вырезали всю охрану, предварительно усыпив.

История великой страны Египет,  а также история  великой  конфедерации
Хатти - пошли каждая своим путем. И мы его сегодня почти знаем.

ПЕРВОЕ РУЖЬЕ

А таковым   является  обыкновенная  праща...  Изобретена  она  была  в
незапамятные времена и использовалась в войсках ассирийцев,  греков  и
римлян. Прочие народы применяли ее на охоте.

Классическая праща, представляла собой петлю, сделанную из кожи, ткани
или бечевки.  В "Илиаде" упоминаются пращи из тончайшей  шерсти.  Один
конец  петли  закрепляли  на  руке  (продевали ладонь или указательный
палец в специально  вырезанное  отверстие),  а  другой  -  зажимали  в
кулаке.  На  середину  укладывали  тяжелый  предмет  -  обычно камень,
круглую гальку (интересно,  что  продолговатую  гальку  древние  греки
использовали  в качестве туалетной бумаги).  Когда во время сильного и
быстрого вращения или взмаха отпускали свободный  (зажатый  в  кулаке)
конец праши, то камень летел с большой скоростью на 30 и более метров.
Ремни,  прикрепленные к петле,  которые пращник брал  в  руку,  обычно
сшивались  в несколько слоев,  чтобы устранить изменение направления и
вернее попасть в цель. В дррвней Иллирии (современная Югославия) такие
пращники  показывали  чудеса  меткости.  Рассказывают,  что  охотники,
завидев стаю гусей или уток,  Договаривались,  кто какую  птицу  будет
бить.

Более простой разновидностью пращи была палка,  расщепленная на конце,
куда  и  закладывался  "снаряд".  Хороших  результатов  с  ее  помощью
добиться  вряд  ли  удавалось,  но,  когда  перед тобой сплошная стена
вражеского строя, особая меткость и не требуется.

Пращу делали также в  виде  петли  с  палкой.  Один  конец  петли  мог
скользить по палке, а другой - закреплялся наглухо. При сильном взмахе
петля вытягивалась,

204

!. Б А Ц А Л Е

А. ВАРАКИН

закрепленный конец ее соскакивал с палки,  а  камень,  находившийся  в
петле, освобождался и летел в цель.

На древнеегипетских  барельефах  встречается изображение палки-пращи с
ложковидным углублением на конце, что-то вроде половника или черпака с
длинной   ручкой.   Краткость   размаха   делала   такую  пращу  менее
дальнобойной, но она заряжалась одной рукой, которая лишь скользила по
палке  от  одного конца до другого - то с камнем вниз,  то за камнем в
сумку  наверх.  Само  метание  осуществлялось  при  этом  вертикальным
взмахом   (в   отличие  от  пращи-петли,  которая  раскручивалась  над
головой).   Данная   праща-"половник"   позволяла   метать   камни   и
перезаряжать оружие одновременно двумя руками.

В этом   отношении  интересна  разновидность  пращи,  использовавшейся
библейским пастухом Давидом  в  поединке  с  великаном  Голиафом,  ибо
художники, изображая их, позволяют себе вольности.

"И выбрал  (Давид)  себе  пять  гладких  камней  из потока и положил в
пастушеский  сосуд...  и  праща  его  в   руке   его,   и   пошел   на
филистимлянина...  И сказал филистимлянин Давиду: "Разве я собака, что
ты идешь на меня с палками?" (!)..,  А Давид протянул руку  к  сосуду,
взял оттуда камень, и метнул пращой, и поразил филистимлянина в лоб, и
вошел камень в лоб его, и тот упал лицом на землю".

В этом отрывке больше всего поражает,  что Давид вышел с  палками.  Но
стоит  вспомнить,  что  в  войске  евреев  был отряд "отборных левшей"
числом семьсот.  "Каждый из них мечет пращой камень  в  волосок  и  не
промахивается",  то  есть каждый попадал в человеческий волос.  Скорее
всего это похвальба,  но  Давид-то  понадеялся  обойтись  всего  пятью
"пулями"!   Итак,   он   вышел  на  бой  с  двумя  пращами  египетской
конструкции,  приблизился на  нужное  расстояние  к  простаку  Голиафу
(который  принял  оружие  за  палки,  потому  что не совершал исход из
Египта) и,

ТАИНЫ АРХЕОЛОГИИ

205

повременно зарядив обе пращи, поразил великана. В случае промаха Давид
отбежал  бы  на  безопасное  расстояние  и  повторил бы попытку,  ведь
тяжеловооруженный филистимлянин,  у которого одна кольчуга весила пять
тысяч шекелей меди, не смог бы долго гоняться за будущим царем Израиля
и Иудеи...

В римском войске отряд, вооруженный пращами, называли фундиторами. Это
были  по большей части жители Балеарских островов,  где метание камней
на дальность и меткость было своего рода  национальным  видом  спорта.
Фундиторы   выбегали   до  столкновения  основных  сил,  расстреливали
боезапас и прятались за спинами пехоты.

Искусство пращников и их силу прославляет Вергилий в "Энеиде":

Сам, оставив копье и прашой свистящею трижды Круг  над  собой  описав,
свинцовый  слиток  в  героя  Метко  Мезенций  послал:  полетел свинец,
расплавляясь - И с размозженным виском на песке противник простерся.

Овидий в  "Метаморфозах"  сравнивал  вознесенного  на  небо  героя   с
выстрелом из пращи:

"Так, мощною  брошен  пращою,  обыкновенно  свинец  распадается в небе
далеко".

Конечно, римские классики не знали,  что в героические времена  свинец
еще не использовали.  Но важно другое:  сила броска, по-видимому, была
столь велика у фунДиторов, что свинцовый снаряд в полете нагревался от
трения.

Во время  ранней  римской  империи  появились  глиняные снаряды,  ядра
которых были начинены горючими веЩествами. При падении они взрывались.
Вероятно,  эти  гланДЬ1,  как из называли,  "заряжались" смесью серы с
углем.

206

В. Б А Ц А Л Е В, А. ВАРАКИН

Тогда же  появились  пращи,  которые  приходилось  раскручивать  двумя
руками, это позволяло метать более объемные и тяжелые снаряды.

С появлением железных доспехов и арбалетов праща утратила свое военное
значение и использовалась только на охоте, но и там ее скоро вытеснило
более совершенное оружие - болас (метательные шары). Болас представлял
собой два камня величиной с  яблоко,  обтянутых  кожей  и  соединенных
между  собой  ремнем длиной в локоть или сажень.  Чтобы метнуть болас,
нужно было взяться за один камень и раскрутить другой. Брошенные таким
образом шары во время полета вращались. Попадая в цель, болас опутывал
ее ремнем и сильно ударял камнями.  Дальность его действия  составляла
60-70 метров.

Праща же приказала долго жить.

ГОРОД-ПРИЗРАК ЗИМБАБВЕ

Человека, который нашел "затерянный город", звали Фарини.

Однажды в   Америке   он   познакомился  с  Гертом  Лоу,  бушменом  по
национальности,  приехавшим  выступать   "уродцем"   в   балагане   на
Кони-Айленд.  Бывший  охотник  рассказал  Фарини  легенды об алмазах в
пустыне  Калахари.   Для   американского   рэнчера   этого   оказалось
достаточно, чтобы немедленно отправиться в Южную Африку.

30 января  1885  года  Фарини,  его  сын-фотограф  и  Герт Лоу сошли в
Кейптауне с корабля "Рослин Касл",  наняли  трех  слуг-африканцев,  на
реке Оранжевой купили волов и устремились в пустыню.

Год выдался  на редкость влажным,  и Калахари напоминала цветущий сад.
Все дюны были покрыты дынями тсамма, антилоп можно было стрелять прямо
с повозки.  Не испытывая недостатка в пище,  Фарини пошел напролом, не
считаясь с дорогой.

В районе южнее Нгами Фарини не нашел посуленных бушменом  алмазов,  но
это   ничуть   его   не  расстроило.  Побывав  в  селении  Миер  (ныне
Ритфондейл),  экспедиция снова двинулась на восток. По высохшему руслу
реки  Носсоб  они  добрались  до  места  ее  слияния с тоже пересохшим
притоком Ауб и дальше отправились  на  север.  Через  три  Дня  Фарини
достиг гор Ки-Ки, свернул в сторону от Носсоба и пошел на восток через
пески.  Спустя четыре дня он оказался у  лесного  массива  Кгунг,  где
занялся охотой и ловлей бабочек: жизнь в цветущей пустыне пришлась ему
п° душе.  Только когда закончились  запасы  риса  и  муки,  экспедиция
двинулась на юг в Апингтон.  На другой день впереди показалась высокая
горная вершина, и проводник

208

 

сказал, что это Ки-Ки.  Но когда они подошли, выяснилось, что никто из
африканцев этой горы никогда не видел и ничего не слышал о ней.

Тут и произошло открытие африканского Китежа.

"Мы раскинули  лагерь  у  подножия  каменистой  гряды,  по своему виду
напоминавшей китайскую стену после землетрясения,  ~ писал Фарини. -
Это   оказались  развалины  огромного  строения,  местами  заваленного
песком.  Мы тщательно осмотрели эти развалины протяженностью  почти  в
милю.  Они представляли собой груду огромных тесаных камней,  и коегде
между ними были ясно видны следы цемента.  Камни верхнего ряда  сильно
выветрились,  В общем,  стена имела вид полукруга,  внутри которого на
расстоянии приблизительно сорок  футов  друг  от  друга  располагались
груды каменной кладки в форме овала или тупого эллипса высотой полтора
фута.  Основание у них плоское,  но по бокам шла выемка.  Некоторые из
этих  сооружений  были  выбиты  из цельного камня,  другие состояли из
нескольких камней,  тщательно подогнанных друг к другу.  Поскольку все
они  были в какой-то мере занесены песком,  я приказал всем моим людям
раскопать одно из них.  Раскопки отняли целый день,  так как африканцы
не могли взять в толк,  зачем понадобилось откапывать старые камни,  -
пустая трата времени.  Я объяснил,  что это остатки города  или  места
поклонения,  и ёМУ' возможно,  несколько тысяч лет.  А может быть, это
место кладбища великого народа.  Мы раскопали песок  в  средней  части
полукрУга и обнаружили мостовую футов двадцать uiu-

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

209

Зимбабве. "Эллиптическое здание" и окрестные развалины

риной, выложенную крупными камнями.  Верхний слой был из продолговатых
камней,  поставленных под прямым углом к нижнему  слою.  Эту  мостовую
пересекала  другая  такая  же  мостовая,  образуя  мальтийский  крест.
Видимо,  в центре его был когда-то алтарь, колонна или памятник, о чем
свидетельствовало  сохранившееся  основание - полуразрушенная каменная
кладка.  Мой сын попытался отыскать какиенибудь иероглифы или надписи,
но ничего не нашел. Тогда он сделал несколько фотоснимков и набросков.
Пусть более сведущие люди,  чем я, судят по ним о том, когда и кем был
построен этот город ".

Покинув развалины, Фарини через три дня снова оказался в районе Ки-Ки.

Это единственное  описание  "затерянного  города".  ЧеРвз  год  Фарини
сделал доклад в Королевском

210

БАЦАЛЕВ, А. ВАРАКИН

ческом обществе в Лондоне.  Никто не заподозрил его в шарлатанстве.  У
Фарини не было оснований выдумывать "затерянный город",  тем более что
сын его представил фотографии.  Кроме  того,  Фарини  не  ставил  свое
открытие в центр описания,  как это сделал бы фантазер, - наоборот, он
упомянул о нем вскользь, не выделяя среди других эпизодов путешествия.

В своем сообщении Фарини заявил,  что "затерянный город" расположен на
23,5°  южной  широты и 21,5° восточной долготы.  Теперь доказано,  что
карта,  которой  он  пользовался,  страдала  погрешностями.   Подсчеты
показали,  что  город  может находиться на семьдесят миль севернее или
южнее и на сорок миль западнее или восточнее...

В 1933 году молодой фермер Н.  Кютзее  рассказал,  что  несколько  лет
назад,  охотясь  в  районе  к  востоку  от Носсоба,  он видел каменное
строение.  Кютзее не был археологом и  не  стал  задерживаться,  чтобы
получше  осмотреть  развалины,  но и причин для выдумок у него не было
Место,  правда,  он  запомнил  весьма  приблизительно.  Тем  не  менее
археолог Ф.  Пейвер немедленно выехал из Иоганнесбурга в Апингтон, где
еще застал в живых Яна,  который был проводником у Фарини.  Старый  Ян
помнил  дорогу,  но  развалины  его  совершенно  не интересовали,  оно
удовольствием вспоминал охоту, но не груды камней.

Экспедиция решила обследовать средний из трех  притоков  реки  Носсоб.
Пробираясь  по  высохшему  руслу,  машины  с  трудом одолевали за день
тридцать миль,  расходуя по пять литров бензина на каждые  семь  миль,
так как колеса утопали в песке.  Скоро Пейвер потерял следы протока, а
на следующий день проводник  сознался,  что  никогда  еше  не  заходил
дальше  этих мест.  Тем не менее экспедиция двинулась дальше,  пока не
миновала единственный ориентир на площади в две тысячи квадратных миль
Поплутав по стране дюн, экспедиция вернулась д

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

21

путем. Пейвер  вынужден был признать:  "Когда вьг увидите эту пустыню,
вы поймете,  что можно месяцами бродить  среди  песчаных  дюн  и  даже
близко не подойти к тем местам, где расположен "затерянный город"..."

В 1947   году   доктор  Борчердс,  проживавший  в  Апинггоне.  сообщил
исследователю Лоуренсу Грину,  что два  человека  недавно  побывали  в
"затерянном  городе".  Но он не смог назвать их имен,  так как фермеры
там охотились незаконно...  Была снаряжена третья экспедиция,  которая
долго  бродила по пустыне,  но находила лишь ямы,  вырытые животными в
поисках соли. Наконец, им попался высохший колодец: хоть какой-то след
человека.  Через  три  дня  блужданий  экспедиция наткнулась на тот же
колодец,  поверх своих следов они различили следы маленькой ступни, но
никого не нашли вокруг.

Когда они вернулись в Апингтон,  сержант полиции рассказал,  что много
лет назад во время объезда он нагкнулся на древнюю каменоломню. Там он
видел  несколько обтесанных камней.  Каменоломня была как раз в районе
"затерянного города".  Сержант откопал  в  песке  остов  лодки  длиной
метров в пять.

"Никто и  не  сомневается,  -  с грустью сказал Борчердс,  - что много
веков назад в Калахари существовало поселение,  которое описал Фарини.
Известно, что из озера Нгами вытекали реки, они текли через пустыню на
юг и впадали в Оранжевую. Значит, у жителей этого поселения была вода,
а   теперь  мы  узнали,  что  у  них  были  и  средства  передвижения.
Несомненно, в скором времени дюны раскроют свою тайну ".

В последующие годы многочисленные попытки

212

 

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

213

раться до "затерянного  города"  на  джипах  и  пешком  тем  не  менее
кончались   неудачей.   Большие   надежды  возлагались  на  авиацию  и
аэрофотосъемку,  способную обнаружить даже канаву,  вырытую пять тысяч
лет назад.  Но в пустыне нет растительности,  которая укажет канаву, а
пески все время движутся, меняя очертания дюн.

По всей видимости,  какая-то очень сильная буря занесла песком древние
стены.  И  только  еще более яростная буря сможет открыть тайну города
Зимбабве...

Борчердс оказался и прав и неправ.  Зимбабве  -  огромная  территория,
включающая  в себя так называемый Бечуаналендский регион,  куда входят
Трансвааль, Южная и Северная Родезия, часть Центрального Конго и часть
ЮАР.  А  сами африканцы относят к Зимбабве и еще некоторые территории.
Смотря  по  какому  принципу  считать:  если  по  землям,   населенным
бушменами,  - это одно,  а по заброшенным рудникам -другое. Внутренняя
Африка,  где в средние века процветала  добыча  металлов,  выплавка  и
прекрасно  налаженный сбыт через побережье на весь мир,  погибла не от
войны с европейцами и не от междоусобиц:  ее "задавили"  экономически.
Португальцы,  осевшие  на  побережье  и пожелавшие быть посредниками в
торговле Зимбабве со всеми купцами и странами, расстроили торговлю и в
Индии,  и  в  Китае,  и в Африке.  Захирели прежде всего поселки возле
рудников (их насчитывается до 70 тысяч!),  а потом и большие города, в
том числе и когда-то цветущий город Зимбабве.  Африка "железного века"
пала повсеместно, попав с развитием европейского мореплавания в полную
блокаду.

Большой Зимбабве  обнаружили  почти  тогда  же,  когда  совершил  свое
путешествие в Африку любознательный Фарини.  Некий старатель  Поссельт
начал обшаривать развалины Зимбабве в 1888 году - на предмет золота, о
котором и сейчас ходят легенды. На землях народов машона и

;еле не знали "бронзового века": золото в качестве про-
того металла  использовалось  даже  для  наконечников  кон!Й  и стрел.
Потому ученые и назвали Африку "железюй",  что цивилизация,  и  весьма
высокая, развилась там ювсеместно с поздним открытием секрета железа и
мнокества его месторождений.

Зимбабве возник на остатках прежних строений,  ибо в Африке  народы  и
государства   беспрерывно   сменяли   друг   друга,  ассимилировались,
разделялись и уходили,  но для расселения использовали "подготовленную
почву". В результате возникший в VII веке и просуществовавший до XVIII
примерно 1100 лет,  Зимбабве представляет из себя "слоеный пирог". Его
фундаментам  значительно  больше  лет - V-VI века н.э.,  - но и это не
предел: начала никто не искал. Хотя раскопки 1958 года, осуществленные
Саммерсом и Робинсоном,  показали, что прежние строения существовали в
этом городе с начала н.  э. и принадлежали народу, уже знавшему секрет
добычи железа из руды.

Архитектура Зимбабве   уникальна   и   принадлежит   исключительно   к
африканскому  типу.  Самые  крупные  сооружения  -  замок   на   холме
("Акрополь")  и  эллиптическое  здание  длиной 90 и шириной 60 метров.
Охотник Рэндолс,  побывавший здесь в 1868 году, и немецкий геолог Маух
(1872   год)   считали,  что  вся  здешняя  культура  -  копия  чужой,
заимствованной  на  севере.  И  археологи  думали,  что  эллиптическое
здание,  выложенное  из  гранитных  камней  без  какого-либо раствора,
точная копия дворца царицы Савской,  в котором она жила в Иерусалиме в
X веке до н.э.,  а Акрополь" - такая же точная копия храма Соломона на
^ре Мориа. Кстати, европейцы, живущие и теперь в Африке, до сих пор не
верят или верят с трудом, что все эти развалины имеют отношение только
к местному населению. ^то мнение укоренилось в результате 400 лет

Нь!Х ВОЙН.

214

 

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

2!5

Однако лишь на первый взгляд эти развалины можно приписать  кому-либо,
кроме самих африканцев. Стены эллиптического здания из обработанного и
подогнанного гранита достигают высоты 10 метров и толщины 6 метров.  И
поразительно  напоминают  стены  другого  ископаемого  города-сказки -
ГебельУри (Западный Судан).  И не только формы:  метод  сухой  кладки,
берущий  начало  в  Эфиопии  и  Центральной Африке,  достиг в Зимбабве
истинного     совершенства.     Причем     абсолютно     ясно,     что
африканско-негритянские  формы  зданий  -  круглых и эллиптических,  о
которых,  конечно же, не "с потолка" упоминал в отчете Географическому
обществу  Фарини,  -  возникли  из "простой" африканской архитектуры -
шалашей или более основательных хижин  из  смеси  глины  и  тростника,
традиционных   в   здешнем  строительстве.  Лишь  торговые  города  на
Побережье испытали влияние арабской и индийской культур.  Китайцы  там
тоже   были   не  редкими  гостями.  В  результате  обмена  не  только
богатством,  но стилями,  воззрениями, технологиями и правилами возник
неповторимый   сплав,   некое   устойчивое   равновесие   в  торговле,
взаимоотношениях  между  народами.  Дикость  Африки   -   заблуждение!
Побывавший   здесь   Васко   да   Гама   в  первую  очередь  обнаружил
неотесанность и  грубость...  своих  португальцев!  Аеше  наплел,  что
размеры и оснастка его собственных кораблей - менее совершенны,  чем у
купцов Индийского океана.  Более высокого класса были и  навигационные
прибоуы азиато-африканцев!

Ярко выраженные   африканско-негритянские   черты   отличают  и  чисто
исламские города средних веков.  Например, город Геди, открытый в 1953
году Киркманом. То же с городами Тимбукту, Гао и Кумби Сале, царствами
хауса, городами-государствами Ифе и Бенин.

Смена и преемственность "железных обществ" обусловлена тем, что города
побережья интенсивно торговал'1

внутренней Африкой, куда доступ чужим был закрыт. Внутренние города не
только получали возможность

-вовать, но и развиваться: Мапунгубве, Ниекерк,

;онг, Ками и другие.

В 1932 году фермер-старатель Ван Граан,  прослышав от  их>ри  генов  о
"священном  холме",  решил найти его.  По лреданию,  даже говорить или
слышать о Мапунгубве было
.мертельно опасно, но все же Ван Граан нашел одного
африканца, преодолевшего вековой страх и указавшего фермеру не  только
сам холм высотой около 30 метров и окружностью основания около 300, но
и путь на него.  Пробившись сквозь заросли колючек,  Ван Граан  и  его
спутники   увидели   в   расщелине   каменные  ступени...  Поднявшись,
"святотатцы" столкнулись  с  неожиданной  опасностью:  Мапунгубве  был
обнесен  бруствером  из  громадных валунов,  подпертых малыми камнями.
Плоскость холма,  вероятно,  значительно смытая и выветрившаяся к тому
времени,  была усеяна обломками керамики, из песка выгладывали кусочки
меди и железа. А в размытых ливнями местах - блестело золото!..

Приятели, раскопав грунт,  добыли 75 унций золота  -  пластины,  бусы,
фигурки    носорогов   очень   тонкой   работы,   золотую   проволоку.
Возвратившись,  все  пятеро  (среди  них  был  и   сын   Ван   Граана)
намеревались хранить это в тайне, но сын, учившийся в Претории у Фуше,
все-таки отправил учителю часть находок и все ему рассказал.  Фуше,  в
свою   очередь,   показал   находки  Пирсону,  заместителю  начальника
монетного двора.  Тот обнаружил,  что найденное золото  очень  высокой
пробы,  а  также  то,  что это - перизя находка кованого золота на юге
Африки.  К.  тому же находка Ван  Граана  оказалась  первой  никем  не
тронутой в Целом регионе,  она была объявлена национальным достоянием,
и раскопки Мапунгубве поручили вести УниверсиТетУ Претории.

216

 

В 1934 году  Ван  Тондер  обнаружил  первое  "королевское"  погребение
доевропейского периода.  Скелет был закован в золотую цепь (70 унций),
на руках и ногах найде но около сотни тяжелых золотых браслетов.

Пески и джунгли скрывают не менее полутора сотен  исчезнувших  городов
Африки, населенных в свое время несколькими народами. Изолированные от
внешнего мира государства кузнецов и ремесленников, с такой пышностью,
как обнаружил Ван Тондер, хоронившие своих правителей, загадают ученым
еще не одну загадку.

СОКРОВИЩА МАЙЯ

"Ешь, ешь свой хлеб;

Пей, пей свою воду;

В этот день землю покроет пыль;

В этот день гибель придет на землю;

В этот день поднимется туча;

В этот день сильный человек захватит эту землю;

В этот день все погибнет;

В этот день ты закроешь мертвым глаза ".

"Чилам Балам"

Наверно, самая удивительная из  всех  земных  цивилизаций  -  культура
майя.  Один  из  знаменитых исследователей ее археолог Сильванус Морли
говорил:  "Первые пять ступеней,  через которые,  по общему признанию,
проходит  человек  на  своем  длинном  и  трудном  пути  от  дикости к
цивилизации,  заключаются в следующем:  овладение  огнем,  изобретение
земледелия,   приручение  животных,  сощание  металлических  орудий  и
открытие колеса.  Последовательность этих ступеней не всегда одинакова
в разных частях света, хотя овладение огнем бесспорно является повсюду
первым шагом,  а изобретение земледелия во  многих  местах  -  вторым.
Порядок  прохождения остальных трех ступеней различен...  Майя владели
огнем,  научившись добывать его с глубокой  древности...  Несмотря  на
сравнительно  неблагоприятные  условия  природной  среды,  они создали
эффективную систему земледелия,  приручили дис°го  индюка,  держали  в
специальных  хижинах с тростни;овыми крышами рои не имевших жала пчел.
Но зато они 1е имели тягловых животных... На всей территории

В. Б А Ц А Л Е

А. ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

219

ки в доколумбову эпоху можно  встретить  лишь  два  случая  применения
тягловых  животных:  древние  перуанцы  использовали ламу,  а эскимосы
заставили  своих  собак  таскать   сани.   Вся   громадная   программа
архитектурного   строительства  майя  выполнена  без  помощи  тягловых
животных,  исключительно руками человека.  У майя  не  было  орудий  ю
металла. В Древнем царстве металл вообще неизвестен, а в Новом царстве
(теперь этот период называют "мексиканским") золото,  медь и их сплавы
употреблялись  только  для  производства  украшений и предметов культа
(кольца,   бусы.   подвески,   серьги,   пластинки,    чаши,    блюда,
колокольчики...).  Древние майя не знали и колеса. У них отсутствовали
колесные   повозки...   а   большинство   специалистов    в    области
древнеамериканской  керамики  считает,  что гончарный круг здесь также
неизвестен".

И что же?  Народ, открывший лишь два из пяти указанных принципов (хотя
подсечно-огневой   способ   земледелия   трудно  назвать  "эффективной
системой",  как выразился Морли),  находившийся,  по самым  завышенным
историческим  оценкам,  в  самом  начале  неолита,  "в век шлифованных
каменных  орудий",  создавал   архитектурные   шедевры   вроде   храма
Кукулькана,  разрабатывает  религию  и  философию,  на  основе которых
возник самый точный и  глубоко  учитывающий  астрономические  тонкости
календарь,  -  индейцы  майя знали о звездной прецессии - самых точных
астрономических часах!  И в то же время лепили вручную детскую игрушку
- бизона на колесиках!

Иного применения колесу они не нашли...

1. ОРАКУЛ, ИЛИ ДЕЯНИЯ
_______ОДЕРЖИМОГО МОНАХА

Огромная роль  религии,  мистики,  астрологии  в  повседневной   жизни
государств майя (именно государств - к

Фрагмент деревянной

Резной притолоки

221

менту Конкисты  их  было  около десятка) ярко проявилась в час прихода
испанских завоевателей - 1517 (Эрнандо де Кордоба), 1518-1519 (Хуан де
Грихальва),  1527  (Франсиско  де  Монтехо),  1531 (он же),  1540-1541
(Франсиско де  Монтехо-младший)  и  более  поздние  годы.  Объяснений,
почему  страна  майя  оказалась  легкой  добычей  не  большого,  очень
ограниченного (во всех смыслах) контингента испанцев, несколько.

Во-первых, с  1441  года  на  полуострове  Юкатан  бушевала   открытая
гражданская  война,  затихающая  лишь  для  того,  чтобы  подросли  до
необходимого возраста юноши с той,  другой, третьей и т. д. сторон. На
классовые  войны накладывались многочисленные междоусобицы малюсеньких
государств, на которые давным-давно была разбита страна индейцев майя:
она  гибла  и без испанского вмешательства!  Процесс был исторический.
Города сжигались,  разрушались и покидались их  жителями,  которые  не
успели  удостоиться  чести  быть принесенными в жертву богам противной
стороны.  Десятки прекрасных городов стояли в  руинах  или  целые,  но
брошенные.

Во-вторых, по свидетельству самих испанцев,  они были поражены,  когда
пришли завоевывать страну,  не завоеванную с первого  раза  в  прошлом
походе пятилетней давности: они не узнали даже местности! - всю зелень
поела саранча, а народ вымер...

В-третьих, добрый,  интеллигентный бог майя Кукулькан  (Кецалькоатль),
который когда-то,  в "золотой век',  научил диких индейцев уму-разуму,
заставил заниматься  земледелием,  подарил  огонь,  показал  звезды  и
способы строительства домов и храмов, уходя, обещал вернуться Лучше бы
он этого не обещал!  Тысячи лет прождали его люди!  И что?.. Точно так
же,  как  уходил  (по  морю),  с°  стороны вод под ослепительно белыми
парусами появились такие же белые бородатые боги: вернулся наш дорогой
и любимый, и те же помощники с ним!..

ние испанцам  было  оказано  самое минимальное и формальное.  Тысячи и
тысячи индейцев,  не боявшихся смерти а бою,  конечно, были ошеломлены
грохотом  ружей  и  пушек,  но должны были очень скоро прийти в себя и
заметить,  что ружье,  как и  пушка,  требует  долгой  перезарядки,  и
скрутить  250  человек  проблемы  не  составляет.  Потом-то  они так и
поступали! Но было поздно: их уже "выбили из колеи", вождей подкупили,
а страну поделили.

В-четвертых, до прихода испанцев оракул майя торжественно объявил, что
тогда-то,  тогда-то с востока,  по воде - появится "сильный человек" и
"захватит эту землю", и наступит конец благоденствию, потому что земля
эта надолго-надолго станет  чужой,  а  люди  понесут  крест  несколько
столетий  - расплату вашу за грехи ваши...  К приходу испанцев индейцы
уже готовы были к худшему повороту событий.  Они  оказались  внутренне
многократно парализованными. Нельзя осуждать сдавшегося без боя Тутуль
Шиу.  Он даже армию свою отдал горстке испанцев,  надеясь  хоть  таким
образом  сохранить свое маленькое государство и его народ.  Тутуль Шиу
верил оракулу...

"Начались различные поборы,  начались поборы в пользу церкви, началась
яростная  погоня  за  деньгами,  началась  пушечная  пальба,  началось
затаптывание людей в ^емлю,  начались насильственные грабежи, началось
выбивание  долгов  на  основе ложных показаний,  начались всевозможные
бедствия",  - говорится в "Чилам Балам", индейской хронике, записанной
по-майяски,  но  латинскими буквами (это была уже новая паства идущего
по пятам за солдатами католического духовенства).

В 1549 году францисканский монах Диего де Ланда Прибыл  из  Испании  в
монастырь Исамаль (Юкатан). Прибыл исполнить свой долг.

И исполнил.   В   городе   Мани,   обнаружив   богатейшую   библиотеку
доколумбовой поры,  в которой были собраны ^е  Достижения  цивилизации
майя, Диего де Ланда

222

!.  БАЦАЛЕВ,    А.  ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

223

казал сжечь  библиотеку на городской площади!  Публичное сожжение всей
доисторической информации состоялось  "поскольку  книги  не  содержали
ничего,  кроме  суеверия  и  дьявольской лжи..."!  Так было уничтожено
бесценное археологическое сокровище.

Диего де Ланда очень скоро хватился и понял, что именно он совершил. И
этот  человек,  дослужившийся  до  епископа,  оставшуюся  часть  жизни
посвятил   восстановлению   утерянного.   Опять   одержимый,    теперь
противоположной  идеей,  Диего  де  Ланда  неустанно  записывал устные
предания  из  глубинки,  объяснял  чтение  утраченных  иероглифических
письмен, календарь майя... И благодаря ему на сегодняшний день учеными
прочитан этот  точнейший  календарь,  прочитана  одна  треть  текстов.
Правда, две трети иероглифов, которыми записано что-то важное в храме,
гробнице,  на стеле, пластинке, бусах и т. д., - остаются недоступными
пониманию.

2. ЭНТУЗИАСТЫ И "ОТЦЫ АРХЕОЛОГИИ"

Тьма опустилась на землю аборигенов Америки. Что беды, войны, эпидемии
и саранча! Король Испании Карл V любому проходимцу выдавал лицензию на
право  "исполнять  на новых землях волю короля",  - взамен малюсенькая
европейская страна получила под  свой  флаг  такие  территории,  такие
богатства   и   столько   подданных,  сколько  не  снилось  ни  одному
завоевателю,  бредившему идеей мирового  господства.  Понятно,  монарх
закрывал и даже зажмуривал глаза на то, что творилось в далеких землях
его именем.  Царьки,  ловкие главы  родов  и  семейств,  да  и  просто
одиночки - проходимцев хватает везде - за мнимые посулы, мнимую власть
и  мнимые  почести  продавали  свои  народ,  выступая  от  его  имени.
Появились испанские дворяне туземного происхождения и производства.

иЛейденская пластинка" (нефрит). 320 г. н. э.

Не всегда  успевая  обзавестись соответствующими бумагами,  испанцы то
получали "имения" в Новом Свете,  TO теряли  их,  будучи  ограбленными
более наглыми соотечественниками. Вели войну на территории друг друга:
не ДРУГ с другом,  а с индейцами,  которых угоняли,  если  повезет,  в
рабство.

Трагедия народа воспринималась самим народом не одинаково: многие, как
Тутуль Шиу, воспринимали

224

В. Б А..Ц АЛЕВ, А. ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

225

исходившее безропотно, другие - совершали самоубийства. Будто предвидя
то,  что  ждет  индейцев  в XVI веке религия уже давно внесла суицид в
разряд самых благородных подвигов.  Третьи - их было  мало  -  ушли  в
джунгли,  чтобы,  во-первых, бездарно не гибнуть от "стреляющих палок"
бледнолицых  захватчиков,  а  во-вторых,  спасти  то   немногое,   что
оставалось от культуры, безжалостно уничтожаемой испанцами, хотя бы то
немногое, что оставалось в душе. В районе озера Петен-Ица майя удалось
отстоять  даже  маленькое независимое государство.  В горах и джунглях
оно сумело просуществовать до 1697 года!  В глубь этих  лесов  индейцы
бежали и раньше,  еще от гнева правителя Хунак Кееля. Там, на одном из
островов озера Петен, они и возвели крепость под названием Тайясаль...
Другая  группа  забрела  во  времена  Конкисты  в  такие  дебри  и так
оторвалась от своей собственной цивилизации,  что  почти  вернулась  к
эпохе 6-7 тысячелетий до н. э., в прежний неолит.

Восточнее Паленке  (современное  название)  в  джунглях  бассейна реки
Усумасинта живет обособленное племя  лакандонов.  Уникальность  его  в
том,  что  оно  когда-то  сознательно  "ушло из жизни" в джунгли и тем
самым сохранило часть своих традиций и язык.  Это  язык  майя!  Однако
традиции,  состоящие,  в основном,  в религиозных обрядах, исполнялись
лакандонами формально, часто не понимавшими, для чего они делают то-то
и то-то.  Читать они.  конечно,  изначально не умели:  государственная
систем;' майя,  строившаяся веками,  предусматривала допуск к "истине"
только  избранных,  особо  посвященных,  -  остальным  же определялось
назначение слепо исполнять волю богов и астрологов. В середине XX века
больное вымирающее племя лакандонов насчитывало лишь 160 человек.  ОД"
нако они не отступали от своих правил:  регулярно ходили в заброшенные
города,  поросшие  густыми джунглями,  и там в развалинах своих бывших
храмов исполняли

чертанное. Заходя в дома,  они оживляли их тем, что оставляли в каждом
из них свежую чашу с благовониями...

Слух о якобы существующем племени лакандонов распространился давно. Но
индейцы так тщательно скрывались от людей,  что этот слух вполне можно
было  принять  за  легенду.  Однако  Альфред  Моудсли  загорелся идеей
обнаружить племя потомков майя.  Тогда археология получила  бы  редкую
возможность  соотнести  свои  открытия  с  этнографией.  Сравнительный
анализ - необычайно заманчивая вещь для  настоящего  исследователя.  И
действительно,  совершенно  случайно  ученый  наткнулся  на  отдельных
представителей племени!  Но  они  ни  о  чем  не  желали  говорить,  а
объяснить  причину  своего  интереса  к ним было для Моудсли сверх его
сил.  Зато он сделал  два  важнейших  открытия:  повсюду,  особенно  в
Яшчилане,  он нашел свежие глиняные фигурки и грубые сосуды, в которых
индейцы сжигали копаловую  смолу.  И  было  это  среди  руин?!  Вторым
открытием  ученого  было  то,  что  лица  встреченных им индейцев были
поразительно  похожи  на  лица  скульптурных  изображений  в  тех   же
заброшенных городах.

В отношениях  с  лакандонами  Моудсли  потерпел неудачу.  И это было в
конце XIX века.

А в 1902 году этой проблемой занялся Альфред Тоззер.  Он  приступил  к
детальному  изучению  индейцев  Чиапаса.  Два  года  он  прожил  среди
лакандонов,  собрал сведения о быте,  традициях. К великому сожалению,
ученый  обнаружил,  что  потомки  майя напрочь забыли письменность,  а
высокий  уровень  астрономических,  математических   знаний   предков,
архитектуру  и  скульптуру утратили полностью.  Зпрочем,  относительно
последних  они  сохранили  информацию,  что  такие  достижения  у  них
когда-то  были.  Из  памяти  лакандонов  стерлись имена богов,  мифы и
леген!t>i. Осталось лишь необъяснимое благоговение перед ними.

ко Сильванус Морли сделал интересное открытие:

эзные обряды лакандонов - пусть упрощенные -

Х- 301 Бвцалов

226

В. Б А Ц А Л Е

А. ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

227

были копией тех  древнейших  обрядов  майя,  которые  существовали  до
периода  усложненных  жреческих  изысков Они сознательно или вынуждено
вернулись к более чистой  религии,  свободной  от  наносов  позднейших
времен.  Одновременно лакандоны приблизились к природе:  в их ритуалах
возникли состязания с ветром, с духом горы, на которую, чтобы победить
дух, следовало, например, просто взобраться. Убивая животное, лакандон
обязательно просил у него за это прощения.  Во время  обрядов  индейцы
пили хмельной напиток "бальтче", состав которого (кора дерева бальтче,
кукуруза и дикий мед) за века не изменился.  Роль жрецов у  лакандонов
исполняли отцы семейств.

В 1946 году американский путешественник и фотограф Джайлс Хили приехал
в Чиапас,  чтобы снять фильм  о  древних  майя.  Он  долго  жил  среди
лакандонов.  Так долго,  что успел заметить:  время от времени мужчины
племени куда-то исчезают на несколько дней.  Однажды  Хили  потихоньку
отправился  за  ними...  Так  был  открыт древний город,  который Хили
назвал Бонампак ("Расписные стены").

Несмотря на незначительность Бонампака,  а это маленький из  множества
таких же или чуть больше центров, существовавших прежде (от 400 до 900
годов он не вырабатывал своей политики,  ибо и  политика,  и  культура
зависели  от  больших  соседних городов - Паленке,  Яшчилана,  Пьедрас
Неграса),  Бонампак  украшен  потрясающими  скульптурами  и  фресками.
Вероятно,  это  был  своеобразный  город-салон.  Особенно поразительны
фрески  Бонампака.  Десятки  метров  оштукатуренных   стен   расписаны
подлинными  мастерами,  создавшими фрески,  которым в мире нет равных,
нет  и  повторений.  Хотя  школа  художников   Бонампака   принадлежит
Яшчиланской,   видно,  что  Бонампак,  как  филиал,  не  уронил  чести
головного "предприятия",  а во многом его превзошел.  Фрески затмевают
все..

Техеда и  Калети  вдвоем  кропотливо  зафиксировали фрески,  во многих
местах разрушенные или вовсе утр3'

Деталь росписи на глиняном сосуде. Небах, Гватемала

ченные. Они даже попытались восстановить настенную  живопись.  Но  это
было  трудно,  в  том  числе  и  из-за  того,  что  надо  было  прежде
восстанавливать последовательность событий. Эрик Томпсон взялся решить
эту задачу.

"Бонампак -  своеобразная  энциклопедия в картинках,  рассказывающая о
жизни города майя  в  VIII  веке  н.  э...  Лишь  наивные  люди  могут
применить термин "примитивизм"к искусству, которое прошло многовековой
путь  развития,  прежде  чем  достигло  своего   апогея",   -   сказал
французский дипломат и антрополог Жак Сустель.

Почти на  сто  лет раньше Хили американец Джон Ллойд Стефенс (юрист) и
художник Фредерик  Казервуд  увлеклись  -  независимо  друг  от  друга
-археологией.  Казервуд  изучал архитектуру и скульптуру и хорошо знал
древние памятники Греции и Египта,  был на горе Синай и  в  Баальбеке.
Точность  в следовании за автором была коньком Казервуда:  он приобрел
эту привычку при изображении  Монументальных  сооружений  и  скульптур
древности. СтеФенс тоже попутешествовал по Ближнему Востоку и уже

8*

228

).  Б А Ц А Л  Е В,    А.  ВАРАКИН

писал книгу  о  своих  приключениях на Востоке,  когда вышел цикл книг
лорда Кингсборо "Древности Мексики" Стефенс познакомился  и  с  папкой
работ  Жана  Фредерика  Вальдека - немецкого художника,  изобразившего
таинственные руины древних городов в Южной Мексике  и  на  полуострове
Юкатан.  В  "Трудах  Американского антикварного общества" есть статья,
рассказывающая об  открытии  в  Гондурасе  развалин  огромного  города
Копан...

Статья переполнила   чашу   терпения   Стефенса,  и  он  отправился  в
экспедицию.  Но прежде он во всеуслышанье объявил  о  том,  что  лично
собирается  убедиться  в наличии или отсутствии памятников древности в
Центральной  Америке.  Археология  была  тогда   наукой   молодой,   а
Американский   континент   с  точки  зрения  этой  науки  и  вовсе  не
рассматривался,  так  что  заявление  Стефенса  возымело  общественный
резонанс.   Правда,   антиквары   и  историки  открыто  выражали  свой
скептицизм.

Было ясно,  что,  если  поиск  затерянного  города  окажется  удачным,
находку надо будет прежде всего задокументировать.  Поэтому нужно было
найти честного  и  скрупулезного  фотографа.  И  Стефенс  пригласил  в
спутники Казервуда.

Накануне отъезда   Стефенса,   на  его  удачу,  назначили  посланником
Соединенных Штатов в центральной Америке

Путешественники прибыли в Британский Гондурас - для  того,  чтобы  для
начала  убедиться в существовании мифического древнего Копана.  Однако
непроходимые джунгли охладили их пыл:  неужели в этих  зарослях  могла
существовать какая-то цивилизация?..

К тому же повсюду они сталкивались с враждебноетью местного населения.

Наконец, они  прибыли в Копан - небольшую индейскую деревушку,  где их
тоже недружелюбно встретили,  особенно самозванный староста метис  дон
Грегорио.

ТАИНЫ А Р X Е О Л О ! ИИ

 

Деталь росписи на сосуде из Чама. Гватемала

ко настырность  Стефенса подсказала дону Грегорио,  что пусть уж лучше
эти европейцы найдут то,  за чем сюда приехали,  и  поскорее  уберутся
отсюда. Он даже дал им проводника.

И путешественники  убедились,  что  город в джунглях - не сказка!  Они
обнаружили застывшие в камне чудеса.  Древний Копан навел Стефенса  на
мысль,  что  сказка  -  совсем  другое - устоявшееся мнение.  Мнение о
варварстве аборигенов:  перед ним было явное доказательство обратного.
Впрочем,   значение   этого   открытия  Стефенс  и  Казервуд  осознали
значительно позднее.  А пока,  наняв среди  индейцев  землекопов,  они
стали  расчищать  древний  город.  Уже  в  десяти ярдах ничего не было
видно, и мы никогда не знали, что ожидает нас впереди".

И вот  вырисовались  контуры  террасовидного  "акрополя"  площадью  12
акров,  возвышавшегося  метров  на  40  над Местностью.  Исследователи
открыли так называемую "иероглифическую лестницу" - в 33 фута ширины и
длиной в о2 ступени она спускалась с "акрополя" на северную плогорода.
Иероглифы находились повсюду - не только

230

В. Б А 11 А Л Е

А. ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

231

на лестнице.  Стефенс был убежден,  что это -  буквы.  А  скульптурные
колонны,  или  "идолы",  расставленные там и сям,  воздвигнуты в честь
исторических событий или как отметка определенных календарных  циклов.
Что ж, ни в том ни в другом посланник США не ошибся.

В это время дон Грегорио негодовал!  Оказывается,  решил Стефенс, "мы,
будучи иностранцами,  дали рабочим слишком высокую плату", и тем самым
они оскорбили старосту... В "высокую", да еще "слишком", плату верится
с  трудом,  особенно  после  осмысления  последующего  события,   тоже
придуманного и воплощенного доном Грегорио:  он испросил у иностранцев
разрешение на производство раскопок! Как видно, староста был не только
привередливым, но и опирался на закон.

Срочным порядком Стефенс выяснил, на чьей земле они копают. Оказалось,
участок джунглей с развалинами и древними камнями принадлежал  некоему
дону  Хосе  Мария  -  "человеку довольно терпимому".  И вот (вспомните
"высокую оплату"!) Стефенс купил у него целый город за 50 долларов!

Вскоре он оставил Казервуда руководить работами,  а сам  отправился  в
Гватемалу для выполнения служебного долга. Впрочем, не надолго: теперь
перед ним замаячил древний город Паленке.

В Паленке в 1840 году Стефенс и Казервуд обнаружили прекрасный дворец!
В отличие от Копана, здания Паленке были целы. Они нашли древний храм,
Поразивший их своим величием.  Город  оказался  огромным:  создавалось
впечатление,  что  он  бесконечен.  Обнаруженный  храм путешественники
нарекли храмом Надписей (так он называется и сейчас). Иероглифы здесь,
а также в другом найденном храме,  повторяли иероглифы Копана.  Однако
археология  в  лице  Стефенса  еще   не   собиралась   углубляться   в
сопоставления этнографического характера. Важен вывод, который впервые
сделал именно Стефенс: эти города,

ки бытующему представлению,  создали не пришельцы из Старого Света или
с Атлантиды, - они продукт местной цивилизации.

Исследователи осмотрели   еще   один   древний   город  -  Ушмаль.  Он
находился-недалеко от Мериды. В том числе изучили Дворец Губернаторов,
Четырехугольник женского монастыря, великолепный храм Дом Карлика.

Составив и  издав отчет об экспедиции,  который назывался "Приключения
во время путешествия в Центральную Америку,  Чиапас и Юкатан", Стефенс
и  Казервуд  через разрушенный город Лабна двинулись на юг.  Последний
обследованный ими вдвоем город - Чичен-Ица.  После  этого  неугомонный
исследователь  окунулся  в  теоретические  споры  на  самом  высоком и
высочайшем уровне.

3. ОТКУДА ПРИШЛИ ПЕРВОАМЕРИКАНЦЫ?

"Дикие и бредовые идеи среди  разного  рода  теоретиков...  -  говорил
Стефенс в одном из докладов, - возникали при открытии курганов, холмов
и укреплений,  протянувшихся цепочкой от Великих озер по  долинам  рек
Огайо  и  Миссисипи,  благодаря  находке  мумий  в  пещере в Кентукки,
надписи на скале в Дайтоне (говорили, что она принадлежит финикийцам).
Измышления  возродились  и  умножились  после раскопок стен и города в
Арканзасе.  Казалось,  что  страну  некогда  населяли   многочисленные
развитее  народы,  которые  непонятным образом исчезли,  не оставив по
себе исторических сведений".

Это обстоятельство порождало свободу всяческих измышлений,  далеких от
истины  и  самой  науки.  Сторонники  Ьибдии  отождествляли индейцев с
людьми,  оставшимися после  Потопа.  Или  с  их  потерянными  коленами
израилевыми'. этой точки зрения, кстати, придерживался и вдохновлял

232

В. Б А Ц А Л Е В, А. ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

233

Стефенса лорд   Кингсборо.   Дарвинисты,   наоборот,   заявляли,  что,
поскольку  Америка  изолированный  континент  человек  здесь  развился
совершенно  независимым  путем  а  его предками являются представители
исключительно   местных   антропоидов.    Это    идея    автохтонности
американского   человека.   Представители  "третьей"  силы  теоретиков
вспомнили  Платона  и  приписывали   заселение   Америки   легендарной
Атлантиде. Это объясняло строительство изумительной красоты и точности
пирамид,  наличие  точнейшего  календаря  майя  и  настолько  развитой
системы  иероглифического  письма,  что  расшифровать  его  без помощи
"атлантов" не представлялось возможным.  Назывался также континент My,
остатками  которого  после  ухода  под  воду  являются мелкие острова,
простирающиеся от Ост-Индии до Гавай.

Полемистов отрезвляли   исследования   Стефенса   и   Казервуда,    но
путешественники и сами были большие романтики,  поэтому отрезвление не
было глобальным. А версия об "исчезнувшем континенте", в числе которых
была  еще  Лемурия,  была  препятствием  для научного решения проблемы
американского заселения.  Были и сторонники  заселения  Америки  через
Исландию и Гренландию,  но никто не высказал еще очевидного и наиболее
вероятного способа проникновения в Аляску через Берингов пролив!

В итоге всех своих исследований Стефенс пришел к однозначному  выводу:
открытые   им   развалины  -  остатки  великих  туземных  цивилизаций,
возникших только самостоятельно.  Он писал: "Я не считаю их циклопами,
а  их  сооружения  не похожи на постройки греков или римлян:  в Старом
Свете нет подобных  сооружений".  В  Европе  твердо  нет  аналогов,  а
сооружения Индии имеют с американскими только внешнее сходство. Храмы,
а  также  искусственные  пещеры,  высеченные  в  скалах,   в   Америке
отсутствуют.  О  сходстве  архитектуры  Америки  и Египта Стефенс тоже
высказался:  "Пирамидальная форма привлекает к себе внимание строителя
любой страны, как простейший и

Роспись на сосуде из Ратилиншуля. Гватемала

более надежный вид высокой постройки на прочном фундаменте".

Аббат Брассер  де Барбур в 1863 году обнаружил затерянный в библиотеке
Королевской Академии Испании тот самый труд жизни  епископа  Диего  де
Ланды,  отражающий историю Юкатана. Косвенно Ланда подтверждал правоту
Стефенса:  американские аборигены шли  в  своем  развитии  независимым
путем.

Ниточкой к  распутыванию  проблемы происхождения американских индейцев
стал так называемый "желобчатый" наконечник, встречавшийся в различных
местах на западе США,  как ископаемая визитная карточка древних Устных
охотников. Эти наконечники были и у копий майя времен Конкисты.

В 1936 году один такой наконечник,  найденный  неподалеку  от  городка
Фолсем  в  Нью-Мексике,  был  обнаРУжен среди костей древних животных.
Ученые отправились на раскопки.  Среди костей животных они  обнаружили
кости бизона - той его разновидности,  которая выМерла 10-15 тысяч лет
назад.  А  один  из  наконечников  копья  торчал  из  ребра  вымершего
животного.

234

 

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

235

Было ясно,   что   это   кладбище  костей  со  стоянки  доисторических
охотников.  Это  открытие  значительно  отодвинуло  период   появления
человека на Американском континенте.

В горах   Сандиа   в  районе  Альбукерка  (Нью-Мексико)  в  1937  году
обнаружили пещеру,  которую древний  человек  использовал  в  качестве
жилища.   Фрэнк  Хиббон,  специалист  по  первобытной  истории,  начал
раскапывать эту пещеру и нашел  под  слоем,  содержащим  уже  знакомые
"желобчатые"  наконечники,  другие - овальные,  принадлежавшие гораздо
более раннему  человеку.  Они  были  хуже  обработаны,  отражая  более
примитивную  технику.  На  основании геологической стратиграфии Хиббон
датировал находку примитивных изделий - наконечников, скребков и ножей
- десятью тысячами лет раньше фолсомского человека.

Другие находки  -  Джипсем,  Тьюл Спрингс (Невада),  Сайта Роса Айленд
(Калифорния)  и  Льюисвилл   (Техас),   датированные   радиоуглеродным
методом, установили факт пребывания человека на земле Америки 30 тысяч
лет назад.  Отличительной особенностью всех этих первобытных охотников
является отсутствие лука и стрел, которые появились у индейцев гораздо
позже. Тогда же охотники использовали специальные копьеметалки.

Первобытные кочевники имели прирученных собак.  В пещерах Юты, Орегона
и    Невады   обнаружены   циновки   и   обувь   наподобие   сандалий,
использовавшиеся древним человеком.

По части  скелетов  человека  американские  антропологи   не   слишком
удачливы:   почти   все   из  немногих  находок  вызывают  сомнения  в
подлинности.  Либо геологические отложения, в которых найдены останки,
были потревожены, либо погребения относятся к более позднему периодуто
есть попали в древние слои случайно.  Черепа из Небраски Алеш Грдличка
- кстати, антрополог, яростно

тивлявшийся утверждениям о древности американского человека, - признал
сходными с черепами неандертальцев Европы.  Но строение скелетов ничем
не отличается от современного.

Ранние следы человека относятся к геологическому периоду под названием
плейстоцен.  В это время северная  часть  континентов  скрывалась  под
льдами.  Однако  стоянки  фолсомского человека обнаружены на побережье
Берингова пролива!

И геологи сказали свое слово:  в тот период Евразию и Северную Америку
соединял перешеек.  Уровень океана был значительно ниже, и человек мог
свободно мигрировать из Сибири на Аляску и обратно!

К началу исторического  периода  в  Америке  было  уже  многочисленное
население,  занимающее  оба  континента от Крайнего Севера до Крайнего
Юга.  Оно  состояло  из  160  языковых  групп,  распавшихся  на   1200
диалектов. Это означало, что Америка на тот период была разнообразнее,
чем весь остальной мир,  где такого количества языков и  диалектов  не
было.

Майя, вырвавшись  из  общего  течения,  сделали  гигантский культурный
скачок,  который в Европе и Африке может  соответствовать  Египту  или
Греции.

_4. УПАДОК МАЙЯ. ЗАГАДКА БЕЗ ОТГАДКИ

Образовавшись около  2000 года до н.  э.,  поселения Древних индейцев,
разросшись  до  городов,  относительно  благополучно  существовали  до
начала-середины  I тысячелетия н.  э.  На это время приходится расцвет
классической эпохи майя.  Во многом благодаря Диего  де  Ланда  Ученые
хорошо  освоили календарь майя и начали датировать находки по надписям
на них. Со II-III веков н. э. на

236

 

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

237

Юкатане уже  существовало  и  процветало  мощное   государства   майя.
Насчитав  в  своей  цветущей  эпохе  600-700  лет оно вдруг захирело и
пришло в упадок,  причины которого до сих пор не прояснены. Мы знаем о
междоусобных   войнах   доколумбовых   десятилетий,   предшествовавших
Конкисте.  Причины раздробленности некогда  единых  государств  хорошо
изучены,  и майя не составляют исключения.  Однако историки не склонны
объяснять  упадок  майя  междоусобицами.   Одних   изматывающих   войн
недостаточно,  чтобы бросить на произвол судьбы сотни городов,  многие
из которых даже не разрушены. Однако с X по XV' век у майя продолжался
упадок,  носящий  именно таком характер:  многочисленное плотно жившее
население без всяких видимых оснований оставило все  города  и  словно
растворилось  в  джунглях.  Чума или другая эпидемия,  которые описаны
Диего де Ландой,  не объясняют массового ухода:  люди  не  умерли,  на
новом  месте  они  вновь  закладывали  города  и строили их серьезно и
основательно, на века... А потом покидают и эти новые города, стремясь
опять   куда-то.   Нет   следов  массовой  гибели  от  наводнений  или
землетрясений (хотя эти бедствия тоже были).  А города оставлены, судя
по   производимому   впечатлению,  будто  на  пять  минут.  Города  не
завоевывались пришельцами!  Хотя были и  такие...  Но  в  этом  случае
должны были остаться хотя бы пришельцы!

Впрочем, все события из перечисленных,  конечно,  имели место.  Вполне
вероятно их суммарное воздействие на судьбу майя.  Запрограммированное
историей  человечества нашествие варваров,  когда гибнет почти целиком
развитая культура,  необходимо для того, чтобы потом, на их |"7^~ чах,
та  же  культура  не  только  возродилась,  но  и  npeu ла предыдущую.
Быстрого качественного скачка завое ли майя  не  сделали.  История  не
дала им явиться 1 несколько столетий в новом блеске.

Даже прошлое  говорит  о  том,  что  этот  закон  в  Америке не всегда
действовал:  завоеватели  ольмеков  ацтеки  не  проявили   себя   ярче
ольмеков.  Лишь  завоеватели  майя  на базе культуры ольмеков достигли
высот.

Многие ученые  объясняют  упадок  кризисом  системы  подсечно-огневого
земледелия:  майя  постоянно  требовалось  бороться  с новыми и новыми
участками джунглей,  которые приходилось сжигать  и  расчищать,  чтобы
устроить  на  этом месте новые поля.  Очень скоро земля истощалась,  и
земледельцы,  вооруженные  только  заостренными  палками,  при  помощи
которых сажали свои культуры - кукурузу,  картофель,  томаты, хлопок и
другие чисто американские растения,  - вынуждены  были  переходить  на
другие  земли,  то  есть  опять  отвоевывать  их у джунглей.  Наконец,
хорошей земли на Юкатане  не  стало...  Однако  последнее  утверждение
целиком  противоречит  де Ланде,  который утверждает,  что у майя поля
давали прекрасный урожай.

К тому же если  перед  индейцами  вставала  проблема  ревизии  системы
земледелия,  они  бы  по необходимости ее осуществили.  Не помешало же
земледелие  развитию  мощных  государств   на   протяжении   всего   I
тысячелетия  н.  э.  Или предшествующих тысячелетий...  Процесс упадка
зависел от чего-либо другого.

Многие увидели причину в  оторванности  религии  от  насущных  проблем
населения.  В самом деле, на что, допустим, крестьянину высокоразвитая
жреческая философия,  которую  и  из  жрецов-то  понимают  лишь  самые
избранные?  И  на что жрецам внушать крестьянину высокие матфии,  если
государственная система давно расставила всех по местам и каждый занят
своим  делом?  Внушить священный трепет перед неведомым и таинственным
мирозданием правителю - это еще понятно.  И уж  практически  ниКак  не
объяснимо  высокое  развитие астрономии,  свойственное лишь мореходной
нации: для того, чтобы дважды в

238

 

год засеять поля,  достаточно  знать  север  и  юг,  а  также  внешние
природные  признаки  времени  посева.  Климат на Юкатане не менялся...
Исследователи пришли  к  выводу  что  сам  народ  взбунтовался  против
ненужных  ему  жрецов  стал  разрушать  храмы  и уничтожать памятники.
Признаки  подобной  деятельности  в  разрушенных  и  просто  покинутых
городах  есть.  Тем не менее это не объясняет,  зачем же народ,  и так
добившийся своего превосходства над знатью,  все ж покинул все города.
Что за болезнь,  обуявшая многочисленное население,  заставила его это
сделать?

Революции, происходящие преждевременно,  в исторических масштабах мало
влияют  на  ход  развития цивилизации.  Любой упадок объясняется,  как
правило,  экономическими  причинами,   а   ни   в   коем   случае   не
политическими. Равно как и взлет.

Загадка остается  без ответа,  и будущим исследователям предстоит ее в
любом  случае  разгадать.  Возможно,  тайна  раскроется  с  прочтением
письменности.  Возможно,  ответ  прост и даже лежит на поверхности.  К
примеру,  лакандоны использовали в своих ритуалах  магический  напиток
"бальтче":  пристрастившись  к  нему,  любая  нация могла очень быстро
достигнуть низов культуры. Тем более что. несмотря на большое сходство
лиц лакандонов со скульптурными изображениями майя,  все-таки на лицах
лакандонов лежит печать явной деградации - не цивилизации, а отдельной
личности!   Буквально   на  нашей  исторической  памяти  яркий  пример
спаивания индейцев и  эскимосов  "огненной  водой"  -  первый  признак
европейского воздействия на туземцев.  Спившемуся индейцу уже не нужен
был ни город,  ни храм:  он уходил в джунгли,  где бальтче можно гнать
прямо  на  месте,  а  закуска - съедобные травы и коренья - растет под
ногами.

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

5. ЧИЧЕН-ИЦА

239

К 1200 году н.  э. значительная часть Юкатана была завоевана и освоена
северным  племенем  - индейцами ица.  Они были более воинственны,  чем
майя,  и более жестоки в традициях.  Человеческие жертвоприношения, от
которых  и  майя не отказались,  хотя одно время отказались совсем,  у
ицев  не  только  были  чрезвычайно   популярны,   но   и   отличались
бессмысленной жестокостью. Правда, это с наших "просвещенных" позиций,
ибо истинного смысла ритуалов мы, увы, не знаем.

Злой тонкогубый Чакмоол  -  демон  смерти,  изображенный  полулежа  на
пьедестале,   требовал   жертв  постоянно:  несмотря  на  свою  крайне
неудобную позу, Чакмоол держит в руках блюдо, на котором должно биться
живое,   вырванное   у   жертвы   сердце.  Четверо  служителей  культа
распластывали человека на специальном ложе,  а пятый,  верховный  жрец
Чакмоола  специальным  ножом  взрезал у жертвы межреберье и вырывал из
груди трепещущее сердце - сосуд жизни.  Он бросал  его  на  жертвенный
поднос,   и   создавалось  впечатление,  что  Чакмоол  изгибается  еще
неудобнее, будто пытаясь охватить его всем телом. В других скульптурах
Чакмоола сделаны отверстия в животе или в плече:  сердце закладывалось
жрецами в эти отверстия...  Агонизирующую жертву сбрасывали  на  камни
площади  с  высоты храма,  и внизу немедленно приступали к освежеванию
еще живого  тела.  Первым  делом  с  него  сдирали  кожу!  Намазавшись
специальным  салом,  жрец  надевал  ее  на  себя  и метался по городу,
оставляя за собой кровавые и жирные следы...

Смысл ритуала утерян и ждет  восстановления.  Сам  провесе  описан  де
Ландой. Его повторили другие исследователи.

Храм Кукулькан, храм того самого Кецалькоатля,
^манного и справедливого, запретившего на всем протя-
жении Америки с юга на север приносить человеческие

240

241

жертвы, рекомендовавшего  заменить  их цветами,  кореньями,  в крайнем
случае птицей,  - храм этого гуманиста не только находится  в  столице

кровавых ритуалов, но и используется для них!

Врагов, попавших в плен,  в Чичен-Ице приносили в жертву тысячами.  Из
экипажей де  Кордобы  1517  года,  по  крайней  мере,  двоих  испанцев
принесли в жертву:  индейцы захватили пленников,  и больше их никто не
видел.  Зато приятели тех  двоих  слышали  с  кораблей,  отошедших  на
безопасное расстояние от побережья, жалобные душераздирающие крики.

В Чичен-Ице  существовал  и  закон,  по  которому  сильного  врага или
отличившегося своего героя или  спортсмена,  с  которого  уже  содрали
кожу, делили на части и съедали жрецы. Кецалькоатль проповедовал отказ
от каннибализма,  но все было забыто или  изменено  по  неведомым  нам
причинам.

В трехстах метрах от Храма Кукулькан находится другое жертвенное место
- сенот Чичен-Ицы.  Сеноты - заполненные  водой  карстовые  разломы  в
известняке  -  характерны  не  только  для Чичен-Ицы:  Ушмаль,  Кебах,
Сайиль,  Лабна - так же использовали свои  колодцы  жертв,  где  гибли
сотни и тысячи людей,  возможно,  лучшие из лучших,  не считая врагов.
Особенность богов майя-ицев состояла в том,  что умилостивить их можно
бьшо,  только  принеся  в  жертву  самых достойных.  Сфера,  в которой
определялись достоинства жертвы, лежала, конечно, вне достоинств самой
достойной  из  каст - жреческой,  иначе жертвенники были бы всего лишь
однажды заполнены их телами...

Отличие Колодца жертв Чичен-Ицы от других сенотов  в  том,  что  здесь
приносились в жертву только девственницы:  Юмкашу, богу полей и лесов,
живущему на дне колодца,  всякий раз нужна была новая жена,  иначе  не
жди урожая.

Настенная роспись в Храме Воинов. Чичен-Ица

Диего де Саржиенто де Фигуэроа, алькальд из Мадрида, посетивший Юкатан
в XVI веке, оставил отчет, подтвердивший сообщение о Колодце де Ланды.
Однако  алькальд описал историю,  может быть,  значительно интересней,
поскольку она очень расширяет представление о том,  как  использовался
Колодец жертв.  Де Фигуэроа писал: Знать и сановники этой страны имели
обычай после шестидесятидневного  воздержания  и  поста  приходить  на
рассвете  к  сеноту  и  бросать в него индейских женщин,  которыми они
владели.  Они приказывали им вымаливать у богов счастливый и урожайный
год для своего господина.  Женщин бросали несвязанными, и они падали в
воду с большим шумом. До полудня слышались крики тех, кто

°Ь1л еще в состоянии кричать, и тогда они опускали ве-
Ревки. После того,  как полумертвых женщин вытаскивали наверх,  вокруг
них разводили костры и  окуривали  их  душистыми  смолами.  Когда  они
приходили в себя, то

242

243

сказывали, что  внизу много их соплеменников - мужчин и женщин - и они
их там принимали.  Но когда женщины пытались приподнять голову,  чтобы
взглянуть  на  них,  то получали тяжелые удары,  когда же они опускали
головы вниз,  то как будто видели под водой глубины и пропасти, и люди
из  колодца  отвечали  на  их  вопросы  о  том,  какой  будет год у их

господина - хороший или плохой..."

Судя по упоминаниям  мужчин,  возможно,  речь  вдето  каком-то  другом
сеноте,  а не о Чичен-Ице: туда сбрасывали только молоденьких девушек.
А вот ожидание до полудня было и в Чичен-Ице:  если  вдруг  жертва  не
тонула  и  все еще плавала на поверхности,  это считалось знаком того,
что девушка не угодна Юмкашу.  Ее вылавливали,  и в  дальнейшем  такую
красавицу  ждало только тихое презрение сородичей:  жизнь ее все равно
была уже кончена.  И жертвы сами старались утонуть,  тем более что это
была  почетная  смерть,  а  семейство  могло  существовать  в почете и
довольстве, по крайней мере, до следующей жертвы.

Есть любопытнейшее свидетельство из истории Юкатана,  как остроумно  и
решительно Колодец жертв был использован в политических целях.

Тройственный союз Чичен-Ицы,  Ушмаля и Майяпана, продлившийся с 987 по
1194 год н.  э.  способствовал  установлению  стабильности  в  стране.
Однако амбиции того или иного царька нарушали эту стабильность: каждый
из "союзников" тянул одеяло на себя.  Однако к концу XII  века  власть
Чичен-Ицы,  деспотичная  и бездарная,  надоела майя,  наделенным более
тонким "менталитетом". Всеобщее же заблуждение о том, что ицы сильны и
жестоко накажут ослушников,  не позволяло поменять положение. А уже со
зрели  все  предпосылки  для  того,   чтобы   объединить   стран}   не
тройственной,  а централизованной единоличной влас тью.  И вот молодой
вождь Хунак-Кеель,  которому в мо мент принесения священной  жертвы  в
сеноте пришла ге ниальная мысль, немедленно и решительно осуществил ее

Деталь росписи из Храма Воинов. Сцена битвы. Чичен-Ида

244

В. БАЦАЛЕВ, А.ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

245

Вместе со  всей  процессией у Колодца жертв дождавшись полудня,  когда
бог "принял" очередную девственницу,  Хунак-Кеель вдруг неожиданно для
всех  помчался  по  узкому коридору из людей,  ведшему к платформе,  с
которой сталкивали  жертву  вниз,  и  в  полном  смысле  сломя  голову
бросился в Священный колодец!..

Результат превзошел  все  его  ожидания:  ведь  на  площади  Чичен-Ицы
собралось все жречество,  вся знать, а главное, чуть ли не большинство
крестьянства, на которое и мог опереться Хунак-Кеель. Вынырнув из воды
буквально через минуту,  остроумный вождь объявил собравшимся,  что он
только  что  говорил  с  богами,  и  они  назначили его,  Хунак Кееля,
единоличным правителем майя.  Не было ни  войн,  ни  длительных  осад,
подкупов и предательств: молодого героя вытащили из колодца и объявили
правителем майя. Династия Хунак Кеель продержалась 250 лет...

6. ПЕРВАЯ ГЕРОИНЯ АМЕРИКИ, ИЛИ
________КОНСУЛЫ-АРХЕОЛОГИ_______

Интерес к колодцу в Чичен-Ице постоянно подогревался тем, что индейцы,
совершая обряд жертвоприношения,  вместе с жертвой швыряли  в  Колодец
смерти  множество  драгоценностей,  в том числе золото.  Правда,  вещи
бросались  сломанными,  чтобы  они  тоже  "умерли",  иначе   вешь   не
соединится  ни  с  жертвой,  ни  с  богом.  Но  золотоискатели жаждали
богатства,  а исследователи - новых открытии и находок,  независимо от
того,  из  какого  материала  они сделаны.  Хотя,  конечно,  из золота
предпочтительнее.

Однако глубина колодца примерно 60 метров,  и водная поверхность  тоже
не под ногами:  до нее метров 20-25.  Смельчаки, задумавшие поживиться
сокровищами майя, наталкивались на неразрешимые проблемы.

Эдварда Герберта Томпсона можно назвать отцом

Деталь росписи из Храма Ягуаров

волной археологии.  Именно он впервые опустился на дно Колодца  жертв.
До этого молодой энтузиаст прошел подготовку у лучших водолазов своего
времени, а также нанял двоих из них для работ в Колодце.

Для начала предприятия у Томпсона не было ничего - только энтузиазм  и
вера в легенду.  Однако,  развив бурную деятельность,  он все же сумел
достать землечерпалку и заручился поддержкой  нескольких  американских
организаций,  давших  ему  денег.  Томпсон  нанял  тридцать  индейцев,
помогавших ему во всем.  Видя энтузиазм молодого консула (по странному
закону   первооткрывателями   в   стране   майя  становятся  почему-то
американские  консулы  -  ^помните  Стефенса!),   рабочие   прониклись
важностью  возложенных на них задач и беспрекословно выполняли саМ[>и-
неожиданные поручения, называя при этом Томпсона ;^м>м Эдуарде.

Много дней землечерпалка приносила со дна колодца

.246

!.  Б A U А Л  Е В,    А-  ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

247

лишь тину и многовековой мусор поздних  послемайяских  времен.  Иногда
Томпсону   начинало   казаться,  что  легенда  рассказанная  Дандой  и
Фигуэроа,  только легенда.  Но Генрих Шлиман Американского  континента
все же надеялся.  Тем более что, опять же подобно Стефенсу, он выкупил
асьенду  Сан-Исидоро,  на  землях  которой  находились  сенот  и   все
важнейшие строения Чичен-Ицы! Этот "знак" тоже должен был сыграть свою
роль.

И вот ковш принес со дна два странных  предмета,  напоминавших  яички.
Томпсон  очистил  их  и  обнаружил,  что  это не что иное,  как шарики
копаловой смолы,  использовавшейся майя во всех обрядах!  С  возросшим
энтузиазмом  он  стал  выбирать грязь со дна колодца.  Через несколько
дней ковш зачерпнул целую корзину копала.  Затем  была  добыта  первая
хульче  -  деревянное  оружие  майя  и  тольтеков,  к одному из племен
которых принадлежали воинственные  ииы.  Наконец,  наверх  был  поднят
череп семнадцатилетней девушки. Потом второй. И третий...

Наступил черед   самому   искателю   опуститься   на  дно.  С  большим
нетерпением дождался он греков-водолазов и  приступил  к  обследованию
дна  колодца  "вручную".  Темнота  и  взвешенный ил давали возможность
работать только на  ощупь:  никакие  фонари  не  пробивали  эту  гущу.
Облачившись  в  водолазное  снаряжение,  по  самому  последнему  слову
техники,  Томпсон  осуществил  десятки  погружений.   Вместе   с   ним
прощупывали дно два ловца губок - те самые греки-водолазы.

Со дна подняли статуэтки из нефрита,  золотые кольца,  золотые фигурки
лягушек,  скорпионов,  других животных,  золотую  маску,  более  сотни
золотых  колокольчиков  с вырванными язычками,  золотую корона с двумя
кольцами "Пернатого Змея",  множество рельефных золотых  дисков,  тоже
переломанных, с изображениями богов, воинов, эпизодов морских сражений
и человеческих

Каменная стена из Копана

248

 

воприношений. Еще Томпсон обнаружил: кремневый жертвенный нож!

Молодой археолог не задумался над темой находки,  а мы вернемся к  ней
чуть позже.

Перенеся ради  удобства  платформу  с края колодца на его поверхность,
однажды Томпсон забыл отключить воздушный клапан и,  оттолкнувшись  от
дна,  как  ракета  полетел  к поверхности.  Все же сообразив отключить
воздушную подачу,  он тем не  менее  крепко  ударился  головой  о  дно
платформы и даже потерял сознание.  Очнувшись,  Томпсон обнаружил, что
лишился слуха:  не выдержав перепада  давления,  дополненного  ударом,
лопнули барабанные перепонки...

Мексиканец Давалос   Уртадо  "процедил"  колодец  еще  раз  с  помощью
землесоса,  прекрасно зарекомендовавшего себя в Порт-Ройале.  Вместе с
аквалангистами  Давалос  прощупал  все  дно  Колодца  жертв.  Находки,
обнаруженные им,  по  качеству  и  количеству  не  уступают  коллекции
Томпсона.  Четыре  месяца  беспрерывно изымал их Давалос Уртадо со дна
священного водоема.

В 1968 году мексиканский  археолог  собрался  добыть  со  дна  остатки
предметов  совершенно неожиданным способом:  осушив колодец и раскопав
ил,  как при обычных археологических работах, что дало б.ы возможность
получить  стратиграфию  слоев...  Но  буквально  накануне  этой важной
работы Уртадо скоропостижно скончался.  Вероятно,  он тоже был наказан
за  то,  что  посмел  окунуться  в  воды  Священного сенота.  Да еще и
доставал на поверхность жертвенные предметы...

Давалосу Уртадо  принадлежит  вторая  странная  находка:   в   Колодце
девственниц он обнаружил и поднял на поверхность череп старика!

Попробуем две  находки,  между  которыми  целых  семьдесят  пять  лет,
соединить - череп мужчины пожилого  возраста  и  кремневый  ритуальный
нож. Что получится?

ТАЙНЫ АРХНОЛОГИИ

249

Известно, что  таким ножом взрезалось тело жертвы,  а любителем сердец
был грозный демон  смерти  Чакмоол.  Поскольку  право  вырвать  сердце
принадлежало  исключительно  верховному  жрецу,  а  ритуальный  нож он
всегда и везде носил при себе, выходит, безымянный старик, утонувший в
Колодце  смерти,  и есть тот самый верховный жрец?..  Никогда и ни при
каких обстоятельствах сам он ни  за  то  не  бросился  бы  в  Колодец.
Значит...

Значит, его  увлекла  за  собой  мудрая  и  тоже  безымянная  девочка,
которой,  в сущности,  уже нечего было терять! К сожалению, мы никогда
не  узнаем  ее  лица,  потому  что  не  сможем найти череп.  А вот имя
девочки,  вполне возможно, когда-нибудь нам и доведется услышать - как
только будут расшифрованы иероглифы майя.

Закон, по  которому  приносилась  жертва в сеноте Чичен-Ицы,  запрещал
извлекать кого-либо из воды до полудня.  Жрецы  долго  вглядывались  в
водную гладь колодца, прежде чем объявить народу волю Юмкаша. Как бы и
что бы ни кричал несчастный старик, облеченный непомерной властью,, до
полудня никто не стронулся с места.

Не этот ли случай использовал в своих действиях Хунак Кеель?  Ведь для
того,  чтобы  сделаться  правителем  страны,  ему  нужно  было  как-то
избавиться   от   всемогущего   верховного   жреца,  и  набрать  "свою
команду"... Если это так, то датировку инцидента мы уже имеем.

Все-таки жаль,  что Диего де Ланда поспешил сжечь библиотеку майя: там
наверняка был в подробностях описан этот случай.

ЗОЛОТОЙ КУРГАН

Древние греки,   создавшие  неповторимую  культуру,  считающуюся  нами
классической,  именно по этой или какой другой причине заставляют  нас
заблуждаться    в    отношении   чего-либо   или   кого-либо,   иногда
тысячелетиями.  Ошибся Аристотель - и какой скандал  из-за  количества
ног  у обыкновенной мухи!..  Обмолвился Платон (может,  вгорячах?),  а
энтузиасты  шарят  по  дну  Атлантического  океана  -  ищут  настоящую
Атлантиду, которой, может, вовсе и не было.

Поначалу Геродот назвал скифами только тот народ,  который назвал.  Ас
его легкой руки перекинулось имя на все народы,  жившие  к  северу  от
Понта  Эвксинского.  Даже  великий русский поэт Александр Блок - и тот
поверил, что он скиф, - настолько силен авторитет древних греков: "Да,
скифы мы, да, азиаты мы!.."

Кто же они - скифы? Кто и почему?..

В многовековом   заблуждении   пребывает,   кажется,  и  точная  наука
археология,  приписывая едва ли не все  имеющиеся  в  природе  курганы
скифам. Геродот сказал!..

Положение осложняется  из-за  отсутствия у скифов письменности.  Взять
вавилонян:  чуть  потоп  или  просто  дождик   зарядил,   -   тут   же
соответствующую запись.  Ассирийцы,  шумеры - всякое лыко в строку.  В
Древнем Египте любой мало-мальски вставший на ноги  резчик  по,  камню
делал себе гробницу и на стенах расписывал, какое он, резчик, значение
имел при таком-то фараоне.  А воинственные  кочевники  скифы  в  своих
могилах  под  курганами  оставили  только  золото  да оружие.  Кто там
захоронен,  как его при жизни  звали,  из  какой  династии?  -  курган
молчит.

Впрочем, археология умеет читать и без письма,  но в случае со скифами
этот номер не проходит: почти полтора

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

251

века курганы   раскапывались   (даже   некоторыми    профессиональными
археологами)  часто  не  для  установления исторических истин,  а ради
обогащения - личного  (разбойные  раскопки)  либо  государевой  казны.
Раскопки упорядочились только в XX веке.

Тем не  менее  нынешние  археологи  делят курганные захоронения на три
типа культуры - ямную,  склепную и срубную.  И растянулись курганы  от
Малой  и  Передней  Азии  и  Причерноморья  -  через Среднюю Россию на
восток, через степи Средней Азии и Казахстана, через Алтай - до самого
Тихого (Великого) океана.

Собственно кочевники  объявлялись  и  в  оседлых  народах  - по разным
причинам - еще в III-II тысячелетии до н.э.  Примитивное кочевье  рода
из  одной  земли  в  другую  сотни лет не ознаменовывалось ни крупными
войнами  с  аборигенами,  уже  населявшими  земли,  ни   историческими
упоминаниями  в более развитых народах,  имевших письменность.  Только
пытливый Геродот, или греческий историк Гиппократ (V век до н.э.), или
добросовестный  Страбон  (I  век  до  н.э.) описали некоторые скифские
племена,  поскольку они стали играть заметную роль в Передней и  Малой
Азии,  а также в Северном Причерноморье, то есть в первую очередь там,
где были греческие колонии. Об остальных же скифах Страбон, к примеру,
говорил:  "Древние эллинские писатели... называли одних саками, других
массагетами,  не имея возможности сказать о них ничего Достоверного"'.
Правда,  кое  о  чем достоверном авторы-эллины сообщали - например,  о
том,  что в землях,  где живут скифы,  очень холодно:  в  самом  деле,
Северное  Причерноморье  немного  прохладнее  Балкан.  Так в "Одиссее"
представлялась земля,  где жили киммерийцы,  - во-первых,  это уже был
мрачнейший край света,  за которым находился вход в царство мертвых, а
во-вторых,  по сравнению с Грецией,  на южной Украине  и  впрямь  реже
показывается солнце.

254

 

Зато Геродот  привел  три  версии  происхождения скифов.  Первая - они
произошли от Зевса и  богини  реки  Днепра;  вторая  -  от  Геракла  и
женщины-змеи.  И  то  и  другое  должно быть лестно скифам.  Самому же
Геродоту кажется наиболее правдоподобной версия третья: скифы пришли с
востока  в  результате  межплеменных  войн,  а  киммерийцы ушли под их
натиском в Малую Азию.  Как бы то ни было, в VIII-VII века до н. э. их
присутствие на "исторической" территории было весьма ощутимым.

Примерно около   двух  тысячелетий  находясь  в  состоянии  разложения
первобытно-общинного строя,  при этом  наполовину  оседлые,  скифы  не
могли противостоять сильным и давно сформированным государствам. Этому
препятствовала и их кочевая, с пастбища на пастбище, жизнь. Но по мере
увеличения  поголовья  стад,  а  значит,  и  родового благополучия,  у
скотоводов-кочевников возникала потребность в поиске новых  земель,  а
жизненное пространство степей и лесостепей,  несмотря на их обширность
в Евразии,  было занято.  Первостепенное значение  приобретало  конное
поголовье и военная конница,  в коей скифам не было равных.  Кочевники
вышли на историческую арену!  Поэтому с VIII  века  до  н.  э.  они  и
фигурировали  в  клинописи Передней Азии,  и в сочинениях греков,  и в
истории Египта.  И получили официальную "прописку" в  Причерноморье  и
Закавказье.

Но даже  самых  значительных  упоминаний  у самых выдающихся историков
древности  недостаточно  для  изучения  культуры  народа,  населявшего
громадные  территории  евразийских  степей.  Скифы оставили после себя
знаменитые курганы.  Цепочками и линиями,  группами и в одиночку,  они
возвышаются   над   ровной   степью,   а   некоторые  просто  поражают
путешественников  своими  размерами,  производя  иногда   не   меньшее
загадочное впечатление, чем египетские пирамиды.

Так был поражен в конце XVIII века сын русского

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

255

народа Василий  Федорович  Зуев,  в  1781  -  1782  годы исследовавший
местность между Бугом и  Днепром:  "Дорога  была  ровною,  черноземною
степью,  по  которой  одни  только  курганы  в  великом множестве были
видны".  А поразил его  размерами  и  загадочным  видом  Чартомлыкский
курган.

Ольвию, древнюю греческую колонию, разглядел в
1794 году  на  берегу  Черного  моря  у  села  Парутина  петербургский
академик  Петр  Симон  Палл'ас.  Найденные  им  монеты  с обозначением
Ольвиополя говорили,  что именно  здесь,  в  остатках  развалин,  была
когда-то  милетская  колония.  Через пять лет Павел Иванович Сумароков
подтвердил находку естествоиспытателя,  обозначив Ольвию в урочище Ста
могил  (именно  там  находится  огромный  курганный  могильник).  А  в
сочинении "Досуги крымского судьи,  или Второе путешествие в  Тавриду"
русский  классик  описал  керченские  древности  и правильно определил
Керчь,  как прежний  Пантикапей  -  тысячелетнюю  столицу  Боспорского
государства. В четырех верстах от Керчи Павел Иванович увидел и описал
Алтын-обу - величественный Золотой курган. Здесь великий Пушкин в 1820
году   жаждал   восхититься   "следами   Пантикапея"   и  "развалинами
Митридатова гроба",  но "сорвал цветок для памяти  и  на  другой  день
потерял без всякого сожаления". "За несколько верст остановились мы на
Золотом холме.  Ряды камней,  ров,  почти сравнявшийся с землею, - вот
все,  что осталось от города Пантикапей",  - разочарованно писал брату
опальный поэт.  Но через десять лет он писал о Тавриде совсем с другим
настроением. А в 1825 году А.С. Грибоедов с горечью отмечал варварское
отношение местного населения к памятникам древности:  "Сами  указываем
будущим народам, которые после нас придут, как им поступить с бренными
остатками нашего бытия".

Вместо систематических раскопок,  столь  необходимых  в  этом  богатом
историческом крае,  в Тавриде и Ольвии, как и в отмеченной Грибоедовым
Феодосии, копали землю все,

256

 

кому не лень,  чтобы добыть  "денежек  и  горшков"  (Муравьев-Апостол,
1826):  "То,  чего  не успело и все разрушающее время,  то довершается
теперь рукою невежества!"

Официальные и полуофициальные "генеральские" раскопки  конца  XVIII  -
начала  XIX  веков  в  Керчи,  Тамани,  в низовьях Буга и Днепра можно
охарактеризовать,  как варварские. Кирпич и камень, добытые из городищ
и курганов,  тли на строительство казарм,  а золотые и серебряные вещи
растаскивались не только солдатами,  но и офицерами. Случайные находки
из  золота  и  серебра  достигали  Петербурга  и  попадали  в Эрмитаж,
остальные  же  археологические  ценности  из  курганов   таковыми   не
считались  и  уничтожались  на  месте!  Литой  курган  в 30 верстах от
Елизаветграда,  раскопанный в 1863 году  губернатором  Новороссийского
края  генералом-поручиком  Алексеем  Петровичем  Мельгуновым,  находки
которого поступили в музей (курган скифского вождя VI века до н.  э.),
так и не был впоследствии найден.

.Генерал Вендервейде, раскопавший в конце XVIII века
большой курган возле станицы Сенной (Фанагория!) на  Тамани,  позволил
солдатам  украсть  из  склепа все,  остальное было уничтожено.  Самому
генералу достался золотой массивный браслет в виде свернувшихся  змей,
украшенный рубинами.  Генералы Сухтелен,  Гангеблов, полковник Парокия
также копали... "под себя" и нанесли много вреда археологии.

А вот  два  камня  с  греческой  надписью,  подтверждавшей   вхождение
Таманского  полуострова  в  IV  веке  до  н.  э.  в состав Боспорского
государства, принесли простые крестьяне из деревни Ахтанизовки - Денис
Коваль  и  Андрей Лоянь.  Другие важнейшие находки тоже были сделаны в
основном случайно.

Правда, в 1805  году  было  издано  правительствен^  распоряжение  "об
ограждении от уничтожения и рас?  ния крымских древностей", но по сути
ничего не изг

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

257

лось. Керчь добывала для строительства камень из гробниц.  Лишь первым
шагом к планомерным исследованиям была записка академика Г.К.Э. Келера
от  1821  года  "О  сохранении  и  возобновлении  в  Крыму  памятников
древности и об издании описания и рисунков оных".

Надо было быть коренным французом Полем Дю Брюксом,  чтобы,  не будучи
специалистом  по  древностям,  проникнуться   глубоким   и   подлинным
интересом   к   ним   и   начать   -  на  свои  средства!  -  бережное
профессиональное раскапывание тамошних курганов.  Павел  Дюбрюкс  (так
этого  роялиста-иммифанта  стали  звать в России) был назначен в Керчь
начальником таможни в 1811 году и комиссаром по  медицинской  части  в
Еникале  в  1812-м.  С  1816  по  1835  год  (до  самой смерти) он вел
планомерные раскопки древних могил.  Впрочем,  сам  Дюбрюкс  мог  лишь
отыскивать  и  благоговейно раскапывать памятники,  истолкование же их
было выше его познаний.  Однако в 1820 году судьба  свела  Дюбркжса  с
полковником   Иваном  Александровичем  Стемпковским,  который  и  стал
руководителем  археологических  работ   Дюбрюкса.   Член-корреспондент
Парижской  академии,  по программе которого,  поданной Новороссийскому
генерал-губернатору графу Воронцову,  был создан  музей  древностей  в
Одессе и Керчи,  а в 1839 году,  уже после смерти И.А.  Стемпковского,
основано Одесское общество истории и древностей, сыграл большую роль в
организации и изучении археологии и истории Северного Причерноморья. В
1828 году  Керчь-еникальский  градоначальник,  И.А.  Стемпковский  был
похоронен  на  вершине  горы  Митридат  за  неоценимые  заслуги  перед
историей,  которые  в  те  времена  поощрялись  редко.  Его  коллекцию
античных монет приобрел Эрмитаж.

Стемпковский и Дюбрюкс сделали замечательное открытие Золотого кургана
(так иногда называют курган  Куль-оба,  путая  с  курганом  Алтын-оба,
из-за золотых богатых находок). Открытие случайное.

93.,,

304 Бацалсв

258

 

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

259

 

Богатый склеп, на который наткнулся, тоже совершенно случайно, один из
жителей Керчи,  был вычищен 12  января  1821  года  матросами  гребной
транспортной   флотилии.  По  имени  их  командира  капитан-лейтенанта
находка  называется  курганом  Патиниотти.  Капитан-лейтенант   честно
отправил     все    драгоценности    тогдашнему    генерал-губернатору
Новороссийского  края  графу  де  Ланжерону,  от  коего  они  якобы  и
поступили  позднее в Одесский музей,  но,  впрочем,  не найдены до сей
поры.  По счастью,  сохранилось  не  только  описание,  но  и  рисунки
найденных  вещей - массивной шейной гривны из электра (сплава золота и
серебра)  с  львиными  головами  на  концах,  два  золотых   браслета,
электровая  фигурка  скифа с рогом для вина в руке,  множество золотых
бляшек - нашивных украшений  скифского  одеяния.  Найдены  были  также
медные  котлы  с  бараньими  костями,  греческая  амфора  и  множество
наконечников стрел.

Через 9 лет другие военные были посланы  командова-'  нием  для  сбора
строительного  камня  на курган Куль-оба (по-крымс ко-татарски - "холм
пепла").  Камень собирался с облицовки кургана и доставлялся в  Керчь.
Наконец,   работа  была  завершена,  и  лишь  несколько  нижних  чинов
оставались на кургане для сбора мелкого щебня.  В качестве наблюдателя
при  этом  присутствовал  смотритель Керченских соляных озер...  Павел
Дюбрюкс!  Он то и  решил,  основываясь  на  14-летнем  археологическом
опыте,  что курган - дело рук человека, а стало быть, внутри кургана -
гробница.  И определил примерное место для входа в курган  -  дромоса.
Стемпковский  немедленно  приказал  увеличить количество землекопов из
числа солдат Воронежского пехотного полка и копать в указанном  месте.
Уже  19  сентября,  то  есть  через  несколько  дней,  градоначальнику
доложилиоткрылись  части  строения  из  тесаного  камня.  Стемпковский
прибыл  с любителями древностей и увидел раскопанный проход из камней,
ведущий к двери, однако проход

перекрывали сгнившие  и  обрушившиеся  бревна,  переложенные  когда-то
камнями. Многие из них нависли над дромосом, грозя обвалом.

По приказу   Стемпковского   дромос  был  очищен.  22  сентября  через
отверстие в верхней части двери проникли в квадратный  склеп  площадью
около 20 квадратных метров, перекрытый пирамидальным сводом - камнями,
выложенными уступами.  Археологи нашли "разрушенные  доски  и  бревна,
изломанный катафалк..." Дюбрюкс был очень разочарован:  склеп очистили
до него!

Однако при  дальнейшей  расчистке  оказалось,  что  камера  совсем  не
тронута.  Только дерево,  ткани,  а частично и кости истлели. В склепе
было захоронено три человека.  Главный их них - высокорослый воин (193
сантиметра),   одетый   в   праздничный  наряд,  увенчанный  войлочным
остроконечным скифским  башлыком  с  золотыми  накладками.  На  шее  -
золотая гривна весом 461 грамм в виде жгута из шести толстых проволок,
концы которой украшены фигурками скифа на коне. На руках и ногах воина
были   золотые   браслеты  тончайшей  работы,  а  вся  одежда  расшита
множеством золотых бляшек.  Меч,  лук и стрелы,  поножи лежали  рядом.
Рукоятка  и  ножны меча,  а также горит (футляр для лука и стрел) были
обложены золотыми  пластинами  с  вытесненными  на  них  изображениями
фантастических  зверей,  а также известных животных.  Рукоятка кожаной
нагайки была оплетена золотой лентой,  а бронзовые  поножи  -  покрыты
позолотой.  Точильный  камень  для  меча  был в золотой оправе,  рядом
находилась золотая чаша весом 698 грамм - с вычеканенным  изображением
Медузы  Горгоны  и  бородатой  головы скифа.  Изображение во множестве
повторялось по кругу.

Второе погребение принадлежало жене  или  наложнице  скифа,  вероятно,
царя.  Тело  женщины  было  положено  в  кипарисовый гроб с росписью и
отделкой из слоновой кости. Рисунки поражали тонкостью и местами были

9*

260

В. Б А Ц А Л Е В, А. ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

26

крашены. Изображения  передавали  сцены  охоты  скифов  и  сюжеты   из
греческих  мифов.  Одежда  женщины  была расшита электровыми бляшками,
голову украшала электровая диадема,  здесь же нашли золотые подвески с
изображением  Афины,  повторявшим изваянное Фидием в 40-х годах V века
до н.  э.  (он сделал статую богини для храма Парфенона в Афинах). Еще
одна  пара  золотых  подвесок содержала мел ко легальное изображение в
медальонах сцен из "Илиады" с участием Ахилла.  На  шее  женщины  было
ожерелье  и золотая гривна весом 473 грамма.  Рядам лежали два широких
браслета и бронзовое зеркало  с  отделкой  золотым  листом.  У  ног  -
электровый  сосуд  с четырьмя выгравированными сценами из жизни скифов
(лагерь после боя).  На одной из картинок скифу вырывают больной  зуб.
При   изучении   черепа   воина   оказалось,   что   погребенный  царь
действительно имел на указанном месте  манипуляций  лекаря  -  больной
зуб,  а двух коренных,  вырванных ранее,  лишен.  Таким образом,  ваза
давала блестящий повод к изучению подлинной жизни скифов,  ибо реализм
изображений просто поразителен.

Дальнейшие находки (Воронежский курган в 1910-
1911 годы) доказали идентичность быта и облика изображенных в Куль-обе
и  Воронеже  скифов,  а  следовательно,  принадлежность  погребенных к
одному народу.  И  Кульобская  электровая  и  серебряная  с  позолотой
Воронежская ваза - обе относятся к IV веку до н. э.

Одна из найденных в Куль-обе фигурок двух скифов,  держащих один ритон
(рог  для  питья  вина),  показывает  сцену  побратимства,   описанную
Геродотом.  Куль-обская  находка  во  многом  подтвердила правильность
Геродотовых

описаний.

За гробом царя лежал скелет конюха-раба.  За его головой найдены кости
лошади  {в  специальном  углублении)  и  греческие  бронзовые  поножи,
называвшиеся кн мидами, и шлем. В серебряных позолоченных тазах и с

ребряном блюде у стен склепа нашли посуду - чеканный набор  серебряных
сосудов,  два ритона и килик (чаша для питья вина), кроме того, медные
котлы и четыре глиняные амфоры, в которые когда-то, судя по клеймам на
горлышках,  было  вино с острова Фасоса.  На полу обнаружили множество
бронзовых наконечников стрел и копий - несколько сотен.

Во время работы со склепом в одну из ночей он был  ограблен,  несмотря
на  принятые меры предосторожности.  С великим трудом Дюбрюксу удалось
спасти только львиную головку,  венчающую  один  из  концов  массивной
шейной гривны, и золотую бляху с изображением оленя - один из шедевров
так называемого "звериного стиля", весящий 226 грамм.

Грабеж Куль-обы продолжался и позднее, но только до 28 сентября, когда
на  грабителей  обрушилась северная стена склепа и покалечила двоим из
них ноги.  Впрочем,  за четыре ночи, предшествовавшие этому событию, с
которого грабежи прекратились, "счастливчики" (так называли грабителей
древних курганов) успели целиком расчистить  склеп,  поднять  огромные
плиты пола и...  освободить три ямы-тайника, содержание которых ученым
до сих пор неизвестно.  Ни одна из изъятых  в  тайниках  вещей,  среди
которых,  несомненно, было золото, не появлялась больше в поле зрения.
Правда,  на дне вскрытых грабителями ям и между оставшихся плит пола в
1830 году было найдено несколько золотых бляшек.

Директор Керченского   музея   А.Е.  Люценко  после  публикации  труда
Дюбрюкса (при жизни автора так и не изданного) в 1875 году  предпринял
очередную попытку раскопок Куль-обы: Дюбрюкс высказывал предположение,
что в кургане  могут  быть  и  другие  погребения,  не  менее  важные.
Куль-обский склеп был вычищен от завалов.  Но перед взорами археологов
предстала мрачная картина:  стены были разобраны наполовину и  унесены
местными

262

 

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

263

телями. Весь пол был вскрыт, плиты из камня разбиты и также унесены. В
траншеях, заложенных А.Е. Луценко, также ничего не было найдено, кроме
нескольких золотых бляшек. Интерес к Куль-обе пропал, и Золотой курган
до сих пор не обследован до конца.

За неимением новых данных о Куль-обе,  воспользовавшись буквами  "ПА1"
на  золотом олене - вероятно,  клеймо мастера,  - исследователи решили
приписать погребение Боспорскому царю Пайрисадесу, прдвившему с 349 по
311   годы  до  н.  э.,  при  котором  государство  достигло  большого
могущества.  Но такая трактовка  не  нашла  в  ученой  среде  должного
отклика:  даже  будучи не греком,  царь Пайрисадес вел греческий образ
жизни (хотя бы внешне),  а  захоронение  носит  все  черты  скифского,
описанного Геродотом.  При погребении царя скифы душили любимую из его
наложниц и хоронили рядом с ним.  Вместе с царем в  могилу  клали  его
любимых  слуг,  коня,  посуду  и пищу (мясо в медных котлах),  а также
вино.

Вероятно, погребенный в Куль-обе  скифский  царь  мог  находиться  под
влиянием  греческой  культуры,  но  скорее  всего  греческие  мотивы в
найденных вещах отражают больше вкус мастеров,  чем самого царя-скифа.
Продолжение  раскопок  кургана может дать неожиданный ответ.  Впрочем,
скифы трудно расстаются со  своими  загадками  и  гораздо  легче  -  с
золотом курганов, рассеянным по всему миру и переплавленным за 200 лет
в слитки. Вернее, не за 200, а за 2000 лет, что грабятся курганы.

Ответ может быть  банальным.  Если  скиф  -  не  Боспорский  царь,  то
близость  могилы  к  Пантикапею  (курган  в  6 верстах от Керчи) может
объясняться только вынужденностью захоронения.

Подсказку сделал еще в 1830  году  Е.  Шевелев,  присутствовавший  при
обнаружении  могилы  (вспомните  о больном зубе!).  Все остальные зубы
царя - вполне здоровы,  если не считать еще  двух  удаленных.  Мужчине
было

30-40 лет,  а это не так много, следовательно, умер он не от старости.
Судя по рисункам на электровой вазе,  скиф доверил выдрать третий  зуб
врачевателю-скифу,  но тот не справился, и в результате пришлось ехать
в Пантикапей - к греку или еврею. Но прибывший со свитой скифский царь
вылечиться не успел: вероятно, умер от гангрены.

Курган царю-победителю насыпали отменный!  Землю везли со всей Скифии.
А с облицовки кургана только учтенного камня сняли в прошлом веке  800
кубических  сажен  (Воронежская  пехота - для строительства матросских
домов - 400 и 400 же - итальянец Рафаил Скасси  для  постройки  ограды
сада).  Сколько  еще  растащили неучтенного...  А глыбы все множились,
будто вырастая из-под земли.

265

ОСТРОВ СЕЙ ПОНТА СВЯТОЙ

Два острова наиболее примечательны в Черном море:  Березань - тем, что
здесь  высадились  первые греческие колонисты в VII веке до н.  э.,  а
впоследствии был расстрелян лейтенант Шмидт;  и Левка (то есть  Белый,
потом Фидониси,  теперь - Змеиный) - посмертное царство Ахилла,  героя
Троянской войны, павшего смертью храброй, недовольно бестолковой.

В древности остров этот был самым святым местом на обоих берегах Понта
Эвксинского.  Расположенный  в  35  километрах  от  дунайской дельты и
окруженный грядой рифов,  он прославился как место погребения  Ахилла.
Уже в VIII веке до н.  э.  поэт Арктин Милетский,  современник Гомера,
писал,  что Фетида,  мать Ахилла, похитив из погребального костра труп
Ахилла, перенесла его на Белый остров, который подняла со дна морского
специально  для  сына.  Не  устоял  перед  искушением  и  прагматичный
Аристотель и сочинил следующую эпитафию:

Над Ахиллом, чтимым на острове Белом,

Сына богини Фетиды, Пелееву отрасль, Ахилла,

Остров сей Понта святой в лоне своем бережет.

В древности на острове никто не жил из мирского люда.

Единственной постройкой был храм Ахилла,  а обитателями - жрецы,  и то
сезонными.  По-видимому,  и не хоронили  никого  на  Белом,  чтобы  не
осквернять святого места, как это было, к примеру, на священном Делосе
(где и рожать запрещали). Днем к северному и восточному

берегам могли приставать корабли,  однако при  северо-восточном  ветре
остров оказывался отрезанным от мира,  так как западный и южный берега
представляют собой сплошной обрыв.

Известный географ Квинт Эппий Флавий  Арриан  оставил  такое  описание
острова:

"На острове  есть  храм Ахилла с его статуей древней работы.  Людей на
острове нет; на нем пасется только немного коз, их, говорят, посвящают
Ахиллу  все пристающие сюда.  Есть в храме много и других приношений -
чаши, перстни и драгоценные камни, а также надписи, одни на латинском,
другие  на  греческом  языке,  составленные  разными метрами в похвалу
Ахиллу.  Некоторые,  впрочем,  относятся  и  к  Патроклу,  потому  что
желающие  угодить Ахиллу вместе с ним почитают и Патрокла.  Много птиц
гнездится на острове - чайки,  нырки  и  морские  вороны  в  несметном
количестве.  Эти птицы очищают храм Ахилла: каждый день рано утром они
летят к морю,  затем,  омочив крылья,  поспешно летят с моря в храм  и
окропляют его;  а когда этого будет достаточно,  они обметают крыльями
пол храма...  Приезжающие сюда нарочно привозят с  собой  на  кораблях
жертвенных  животных  и  одних  приносят в жертву,  а других отпускают
живыми в честь Ахилла.  Другие пристают, будучи вынуждены бурей: эти у
самого  бога просят жертвенного животного,  обращая к оракулу вопрос о
животных,  хорошо ли и выгодно принести в жертву то  именно  животное,
которое  они сами выбрали на пастбище,  и при этом кладут достаточную,
по их мнению, плату. Если ответ

266

оракула (на острове есть оракул) будет отрицательный,  они  прибавляют
плату.  Если  и  после этого последует отрицание,  прибавляют еще,  и,
когда последует согласие,  они узнают,  что плата достаточна. Животное
при  этом  само останавливается и уже не убегает.  Таким образом много
серебра посвящено герою в виде платы за жертвы ".

Максим Тирский, со слов моряков, сообщил следующее:

"Добровольно туда   никто   не    приближается,    иначе    как    для
жертвоприношения,  и по совершении его возвращается на корабль. Моряки
часто видели мужа с белокурыми  волосами,  прыгающего  в  доспехах,  а
доспехи, говорят они, золотые; другие же не видели, но слыхали, как он
распевал пэаны (песни типа "Не плачь,  девчонка,  пройдут  дожди...");
третьи,  наконец,  и  видали  и  слыхали.  Случалось  также  некоторым
невольно засыпать на острове;  такого Ахилл поднимает, ведет в палатку
и угощает;  при этом Патрокл разливал вино, сам Ахилл играл на кифаре,
присутствовали также Фетида и хор других божеств ".

Впрочем, некий Леоним, первым посетивший остров по совету пифии, чтобы
исцелиться от раны, застал здесь в придачу и обоих Аяксов, и Антилоха,
и даже Елену Спартанскую,  которая по смерти досталась не Менелаю,  не
Парису,  а  стала женой Ахилла.  (Странно только,  что Ахилл остановил
свой выбор на старухе, старше его лет на сорок.) Прибывшие на остров и
не дождавшиеся попутного ветра должны были ночевать на корабле, потому
что в

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

267

это время Ахилл и Елена пировали  и  пели,  а  именно  воспевали  свою
взаимную любовь, гомеровские песни о Трое и самого Гомера.

Ахилл считался   покровителем   плавающих   в   Понте,   и  не  трудно
представить, сколько даров скапливалось на острове. Проще ведь бросить
ему  несколько  монет  или  серебряных  безделушек,  чем  навлечь гнев
Понтарха  (владыки  Понта)  и  потерять  весь  груз.   Правда,   Ахилл
"отрабатывал" зарплату:  в бурю он залезал на мачту и указывал кораблю
проход к безопасной гавани.

Понятно, что эти сокровища не давали покоя многим. Свидетельства этому
есть  как  фактические,  так и полулегендарного характера.  Одна такая
легенда в пересказе Филострата-младшего гласит,  что  однажды  моряки,
возившие  товары  из  Понта в Геллеспонт,  были занесены на нескольких
кораблях в  те  места,  где  жили  амазонки.  Те  некоторое  время  их
откармливали,  чтобы  потом отвезти за реку и продать скифам-людоедам.
Но  одна  из  амазонок,  приходившаяся  сестрой  царице,  влюбилась  в
юношу-моряка  и  упросила  царицу  не  продавать  чужестранцев скифам,
которым все равно, что жрать: конину или человечину. Сестра неожиданно
охотно  согласилась,  и  с  тех  пор моряки и амазонки зажили активной
семейной жизнью.  Как-то моряки  проговорились  о  сокровищах  острова
Ахилла.  Амазонки  тут  же  загорелись желанием их присвоить,  благо и
корабли,  и люди,  умеющие их водить,  в наличии были.  Наверное,  они
рассчитывали и отомстить за смерть Пентесилеи,  которую Ахилл убил под
Троей. Весной на пятидесяти кораблях они отплыли от устья Фермодонта к
острову,  охватив  и  лошадей,  без  которых не мыслили грамотно вести
битву.  Высадившись,  амазонки приказали геллеспонтцам рубить  деревья
вокруг   храма.  Но  топоры  сами  собой  попадали  на  головы  и  шеи
горе-лесорубов. Тогда амазонки сами бросились на храм, кличем подгоняя
коней. "Но Ахилл страшно и грозно взглянул на них и, прыгнув, как при

268

В. БАЦАЛЕВ, А, ВАРАКИН

ТАЙНЫ АРХЕОЛОГИИ

269

Скамандре и Илионе,  навел такой ужас на коней,  что они, не повинуясь
узде,  поднялись на дыбы,  сбросили с себя женщин, как чуждое и лишнее
для себя бремя,  и рассвирепев,  как дикие звери, бросились на лежащих
амазонок и стали бить их копытами...  Они стали грызть обнаженные руки
лежащих  женщин  и,  разрывая  их  груди,  бросались на внутренности и
пожирали их.  Насытившись человеческим  мясом,  они  стали  бегать  по
острову и беситься, полные заразы... а потом бросились в море'1.

Но существуют и вполне исторические сведения о нападениях пиратов,  от
которых остров защищал греческий город  Ольвия,  расположенный  вблизи
нынешнего Николаева. Нападали, как правило, тавры и сатархи, жившие на
Тарханкуте,  -  совершенно  дикие   племена,   не   имеющие   никакого
представления  о цивилизации.  Ахилл для них был такой же святой,  как
для шамана Огненной земли Георгий Победоносец.  На легких  челнах  они
совершали  весьма  опасные  и  длинные  переходы,  появляясь  в  самых
неожиданных местах Понта.  Во время раскопок на острове  была  найдена
мраморная  плита,  с  посвятительной надписью одному греческому герою,
спасшему остров от пиратов,  но оставшемуся  для  нас  неизвестным  по
причине  не  полной  сохранности  текста.  В  этом нападении на остров
участвовали не только варвары,  но и какие-то нечестивые эллины.  Всех
их  герой  перебил  и изгнал,  за что народ ольвиополитов поставил ему
статую.

В средние века храм Ахилла был совершенно  забыт.  Лишь  в  1823  году
капитан  Критский,  после того как остров вошел в состав России,  снял
его детальный план.  В юго-западной части острова еще стояли развалины
античного   храма   из  белого  мраморовидного  известняка.  Это  была
квадратная в плане (30 х  30  метров)  постройка,  ориентированная  по
странам    света.    Вокруг   валялись   капители,   базы,   барабаны,
каннелированные колонны,  карнизы.  Когда на  острове  был  установлен
карантинный пост, его чиновники

активно занялись  раскопками.  Результаты  были  ошеломляющие,  но все
находки попадали на черный рынок древностей.  Наконец,  Н. Мурзакевич,
основатель Одесского общества истории и древностей,  с большой группой
ученых прибыл на остров. Его взору предстало чудовищное зрелище: груды
камня,   сложенные  в  кубические  сажени.  Дело  объяснялось  просто:
подрядчик,  взявшийся построить на острове маяк,  решил  не  утруждать
себя доставкой камня с берега и дальнейшей его обработкой,  а разобрал
храм,  сэкономив себе какую-то сумму.  ''Этот вандализм был совершен с
таким  усердием,  что  от  Ахиллова храма не осталось,  как говорится,
камня на камне",  - писал Мурзакевич,  однако сам почему-то не  сделал
ничего  (ведь  храм  еще можно было восстановить).  Находки экспедиции
были потрясающими: мраморные плиты с посвятительными надписями, черно-
и  краснофигурные  сосуды,  терракоты,  огромное  количество перстней,
колец, монет принадлежали практически всем крупным центрам античности:
Греции,  Македонии,  Фракии,  Малой Скифии, Боспору, Вифинии, Пергаму,
Сирии,  Египту,  Риму. Хронологически находки датировались с V века до
н.  э.  по  первую  половину III века н.э.  Но раскопы этой экспедиции
напоминали булавочные уколы.  Правда,  ученым удалось  выкупить  часть
вещей у чиновников карантинного поста.

После Второй  мировой  войны на острове работало несколько экспедиций-
Они дали новую информацию,  однако в связи с  тем,  что  здесь  теперь
разместилась    военноморская    база,   где,   по   слухам,   обучали
дельфинов-камикадзе,  ни планы,  ни снимки острова не публиковались до
самого последнего времени.  Можно более-менее уверенно говорить, что и
советские военные прикладывали руку к любительским раскопкам,  так как
на  одесском  антикварНом рынке периодически всплывают находки,  почти
наверняка  сделанные  на  Белом,  теперь  Змеином.  Герой  Ахилл,   не
испугавшийся нашествия амазонок, совершенно

270

 

рялся и  спасовал  перед  работниками  карантина  и  дельфинами - ками
кадзе.

Но все известные до сих пор находки лишь утерянная  мелочь.  Настоящие
сокровища  Ахилла  лежат чуть-чуть глубже.  Речь идет о многочисленных
пещерах острова.  Археолог Н.  Пятышева писала  об  этом:  "Во  многих
местах   острова  под  каменистым  грунтом  чувствуется  пустота,  что
позволяет предполагать наличие карстовых пещер.  Вполне вероятно,  что
во     времена     Ахилловы     эти    пещеры    использовались    как
тайники-сокровищницы,  куда  при  приближении  морских  пиратов  жрецы
прятали  статуи богов и драгоценности".  Н.  Пятышева,  говоря "вполне
вероятно",  чересчур осторожничает:  такие тайники  должны  были  быть
наверняка.

Но отыскать эти пещеры до сих пор не удалось (впрочем,  их не очень-то
активно искали).  Возможно,  входы во  многие  из  них  разрушились  в
результате  абразии.  Кроме  того,  и  уровень  моря  с древних времен
поднялся на несколько метров.  Работы по изъятию  у  Ахилла  ценностей
требуют  комплексного  подхода,  а  вот  этого нынешние археологи и не
могут добиться. К тому же у них нет денег даже на жизнь.

Впрочем, клады острова Змеиный  -  не  единственная  тайна,  требующая
разрешения.   Вокруг   острова  лежат  десятки  или  сотни  затонувших
кораблей, и вряд ли хоть один из них пустой...