Ниязов С. Рухнама

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава II. Путь туркмен

Туркменский народ!
Ты прошел путь длиною в пять тысяч лет! Это величайший срок для истории! И это величайшее испытание для народа, для его духа и его памяти!
Путь туркмен – это особый путь, проложенный людьми на земле. Это путь блистательных побед и самых горьких поражений, но это героический путь, которым по праву могут гордиться современные потомки туркмен. Это воистину золотой путь, ставший бессмертным с обретением независимости и нейтралитета.
Тысячелетиями наши предки были и оставались туркменами, свято держась избранной ими стези и никогда не сворачивая с нее. Им непросто было проложить дорогу в сегодняшний день, она вымощена через тернии веков и мощные потрясения тысячелетий. Сложенный из силы и энергии, удачи и любви, щедрости и богатства, туркменский путь как таинственное чудо живет и длится в глубинах души каждого туркмена. Как длится в его душе святая любовь к туркменской земле, отчему краю Чардаглы Чандыбил – Отечеству Туркменистан.
Тысячи лет эта земля подпитывалась любовью туркмен, возможно, и они пропитаны ее любовью, но несомненно одно: эта земля и этот народ связаны неразрывными нитями. Как тело и душа, они неотделимы друг от друга.
Земля эта – счастье, улыбнувшееся туркменам, это край, на который снизошла милость Божья! Если совестливому, терпеливому туркмену сказать: «Иди, поищи себе другое пристанище», – он и секунды не потратит на раздумье – для него нет земли прекраснее…
Это обетованная земля, она обладает необъяснимым магнетизмом, в ней слились воедино и отеческая любовь, и материнская ласка!
Построив свыше семидесяти государств и султанатов, постранствовав по миру, туркмены вновь и вновь возвращались на эту землю, не в силах расстаться с красотой ее гор и долин, таинственной прелестью пустыни, вдохновенной песнью моря…
Сухой куст, воткнутый в эту землю, разрастается цветущим садом; золотой пшеницей прорастает брошенное в нее зерно; оброненное в нее слово оборачивается мудрой мыслью… Эта земля исцеляет от тысячи и одной болезни, она дарит достаток и изобилие всем живущим на ней…
Для туркмен эта земля вдвойне священна потому, что на ней покоятся могилы лучших и бесстрашных сыновей, сложивших головы за ее свободу, за свободу и счастье ее народа.
Эта земля полита слезами святейшего Мяне баба, проникновенными молитвами покорившего весь исламский мир. Эта земля слышала стенания Махтумкули, поверявшего на рассвете свои сокровенные тайны священным горам и скалам! В этой земле живет дух легендарного Гёроглы, мчащегося сквозь столетия на своем резвом Гырате…
Эта земля согрета дыханием таких святых пиров, как Горкут ата, Ходжа Ахмет Ясавы, Бахаведдин Багауддин Нагышбенди, Неджмеддин Кубра, Салыр баба…
Здесь день расцвечен золотыми лучами солнца, сверху же на туркмен зорко смотрят могучие светила – Гюн хан и Ай хан! Окрашенные в серебристый цвет луны, ночами бдительно стерегут туркменскую землю Гёк хан и Йылдыз хан! Справа смотрит на туркмен Даг хан, слева – Дениз хан! А из самой толщи веков проглядывает лик их отца: словно Бог этой земли взирает на своих потомков родоначальник туркмен великий Огуз хан!
Как мужественный народ истосковался по государственности, так и земля эта жаждет воскрешения!
И разве у туркмена, живущего на этой волшебной земле, не должна быть голова гордой подобно вершинам Копетдага, дух бурлящим словно воды Джейхуна, душа красивой как Сумбарская долина?!
Туркмен, брат мой, эта земля, этот край, облагодетельствованный Господом, и есть наша с тобой Отчизна, наш независимый, нейтральный Туркменистан!
Зарождение туркмен относится ко временам пророка Нуха. Мы, туркмены, произошли от тюрк иманов (вышедшие из света). Вот почему себя и свой народ наш прародитель Огуз хан назвал туркмен – родом из света. С тех пор и пошли по свету потомки Огуз хана.
У Огуз хана было шестеро сыновей – Гюн хан (Солнце), Ай хан (Месяц), Йылдыз хан (Звезда), Гёк хан (Небо), Даг хан (Гора), Дениз хан (Море). Каждый из них имел по четыре сына. От 24 внуков Огуз хана образовалось 24 туркменских племени, каждое из которых получило собственное название. Все поныне живущие в мире туркмены являются отростками двадцати четырех ветвей Огуз хана.
Родословная Огуз хана Туркмена
БОЗУК (родственники правого крыла):
ГЮН ХАН – старший сын Огуза, его сыновья:
Гая – высокий и крепкий как скала,
клеймо : птица шахин (белый сокол) (правая берцовая кость, спина).
Баят – богатый и угощающий,
клеймо : птица шахин (правая берцовая кость, спина).
Агойли – странствующий, несущий примирение и согласие,
клеймо : птица шахин (правая берцовая кость, спина).
Гараойли – живущий в черных кибитках,
клеймо : птица шахин (правая голень, спина).
АЙ ХАН – второй сын Огуза, его сыновья:
Языр – владеющий велаятами,
клеймо : птица беркут (альчиковая и бедренная кости).
Дюкер – проводящий сборы в одном и том же месте,
клеймо : птица беркут (бедренная и альчиковая кости).
Додурга – живущий в собственном имении,
клеймо : птица беркут (бедренная и альчиковая кости).
Япарлы – четвертый сын,
клеймо : птица беркут (бедренная и альчиковая кости).
ЙЫЛДЫЗ ХАН – третий сын Огуза, его сыновья:
Овшар – резвый, любитель охоты,
клеймо : птица ястреб (правая бедренная кость и ребра).
Гырык – счастливый, любитель отдавать приказы,
клеймо : ястреб (правая бедренная кость и ребра).
Бегдили – говорящий на языке беков,
клеймо : ястреб (правая бедренная кость и ребра).
Гаркын – кормящий, насыщающий,
клеймо : ястреб (правая бедренная кость и ребра).
УЧОК (родственники левого крыла):
ГЁК ХАН – четвертый сын Огуза, его сыновья:
Байындыр – богатый и хлебосольный,
клеймо : птица кречет (левая берцовая кость, спина).
Бечене – умеющий наладить хорошие отношения,
клеймо : птица кречет (левая берцовая кость, спина).
Човдур – совестливый, известный далеко окрест,
клеймо : птица кречет (левая берцовая кость, спина).
Чепни – бесстрашный, убивающий врага,
клеймо : птица кречет (левая берцовая кость, спина).
ДАГ ХАН – пятый сын Огуза, его сыновья:
Салыр – хватающийся за меч,
клеймо : охотничья птица (крестец и ребра).
Эймир – богатый, имеющий бесчисленное множество домов,
клеймо : охотничья птица (крестец и ребра).
Алаюнтлы – любящий пегого коня,
клеймо : охотничья птица (крестец и ребра).
Урегир – добрый, приносящий пользу,
клеймо : охотничья птица (крестец и ребра).
ДЕНИЗ ХАН – шестой сын Огуза, его сыновья:
Игдир – большой, сильный, бесстрашный,
клеймо : птица авдотка (альчиковая и ягодичная кости).
Бюкдер – услужливый, оказывающий почтение,
клеймо : птица авдотка (альчиковая и ягодичная кости).
Йиве – обладающий высоким достоинством,
клеймо : птица авдотка (альчиковая и ягодичная кости).
Кынык – любимый, признанный всеми,
клеймо : птица авдотка (альчиковая и ягодичная
Вернувшись из боевых походов, всех своих сыновей и внуков Огуз хан собирает вместе и устраивает большой той. Он завоевал Мангышлак, поймы Сырдарьи и Амударьи, предгорья Копетдага и теперь, одарив сыновей землями и драгоценностями, дает им наставления:
– Сыновья мои, слушайте, что скажу я вам! Приблизился срок моего ухода в вечность. Я оставляю вам наказы и советы, донесите их до своих детей, родичей и соплеменников. Пусть и они, следуя этим наставлениям, честно, с достоинством исполняют их и передают потомкам из поколения в поколение. Те из туркмен, кто будет свято чтить мою волю, возглавят многие государства в мире, и никакой враг не осилит их. Они не поддадутся пороку, не изменят своей религии, навсегда сохранят свой уклад и обычаи. Но опасность подстережет тех, кто пренебрежёт моим завещанием, не станет подчиняться друг другу. Ведь каждый род попадет в разные земли, где, не обремененный единым наставлением, смешается с оседлым населением, растворится в нем, утратит свои корни.
Затем, оставив только детей и внуков, Огуз хан повелел:
– Пусть любой из вас даст мне одну стрелу.
Дали стрелу, и он легко переломил ее. Велел двум сыновьям:
– Дайте мне две стрелы.
Дали две стрелы. Он и с ними быстро расправился. У трех сыновей взял по стреле и ударом о колено переломил их. Но шесть стрел – от каждого сына – не поддались удару. Тогда он связал двенадцать стрел и, протянув их сыновьям, предложил им испробовать свою силу.
– Нет, – сказали сыновья, – их невозможно сломать.
На что Огуз хан ответил:
– Так и вы – сохраните силу и единство, если всегда будете вместе, научитесь повиноваться друг другу. Я завещаю, чтобы после меня мое место занял Гюн хан. Пока в роду Гая будет хан, пусть Баят не будет ханом. Он будет только беком своего клана, то есть беком беков правого крыла. Беком беков левого крыла станет Байындыр. Пока в этом порядке существует старшинство, пусть младший не берет на себя обязанности старшего. Пока есть старший брат, младший не должен быть беком. Гая хан будет ханом двенадцати бойев правого крыла и двенадцати бойев левого крыла.
По приказу Огуза всему народу было велено разделиться по способностям. Грамотным, образованным доверили распоряжаться финансами, вести учет скота, быть старейшинами и писателями.
Богатыри стали предводителями. Спорым и скорым дали в руки арканы и доверили лошадей.
Людей темных, необразованных снабдили палками и послали пасти верблюдов, коров и овец.
По завещанию Огуз хана, если умирает юзбаши (предводитель сотни) или эллибаши (предводитель пятидесяти человек) и после них не остается сына, из их рода выбирают человека, который мастерски управляется с конем и которого уважают, побаиваются остальные. Если к тому же он может подправить сбрую, метко стреляет из лука и может лук починить, его назначают старшим клана. Если умирают мингбеги или туменбеги и у них нет сына-наследника, из минлика (тысяча человек) или тумена (десять тысяч) выбирают самого смелого, сильного, испытанного в боях воеводу.
Огуз хан завещал:
– Ни один предводитель не должен сидеть на месте, пусть он все время перемещается, находится в движении. Весною пусть уходит на летовки, проводит их на сочных лугах, осень и зиму – на зимниках и в прибрежных районах. И тогда овцы не истощатся, молока и гатыка будет вдосталь. Никто не познает нужды и на всех снизойдет благодать. Она будет осенять людей и спустя пятьсот, тысячу, десять тысяч лет – неважно сколько, – если дети займут место отцов и будут следовать заветам Огуз хана. Аллах не оставит их, пошлет им достаток и благополучие. Весь мир будет молиться за них, желая им долголетия, сильного и нерушимого государства.
– От царей и ханов народится на свет много сыновей. Если находящиеся рядом с ними старшие, беки и пальваны не будут поддерживать строгую дисциплину, ханства распадутся. И станут все мечтать об Огуз хане, но его уже не будет.
– Туменбеги, мингбеги и юзбаши будут приходить и уходить. Могут ли возглавлять войско люди, не следующие наказам Огуза? Те, кто не слушал наставлений на собственной земле, похожи либо на собаку, сброшенную в глубокую реку, либо на стрелу, выпущенную в чащу леса.
– Каждый, кто способен навести порядок в собственном доме, годится в онбаши. Тот, кто управляется с десятью, возглавит и пятьдесят человек. Значит, он годится в юзбеги. Справившийся с сотней может стать мингбеги. Из хорошего мингбеги получится туменбеги. Тот, кто справится с туменом, может стать бойбаши. Хан бойя – будущий царь народа или страны.
– Тот, кто поддерживает порядок в собственном доме, поддерживает его в округе и во всей стране, очищая их тем самым от воров и лжецов.
– Онбаши, не сумевшего справиться со своим домом, следует считать виновным вместе со всей его семьей. Его полномочия передаются более достойному из десяти. Так же следует поступать с юзбаши, мингбеги и туменбеги. Если кто-то вне армии совершит бесчестный поступок, то команда наказать его передается по цепочке: туменбеги-мингбеги, мингбеги-юзбаши, юзбаши-эллибаши, эллибаши-онбаши. Наказание определяется тяжестью вины.
– Авторитетными суждениями могут считаться те, что высказаны тремя учёными мужами. Важно, чтобы и твое, и чужое слово не расходилось с грамотным мнением. И тогда его можно высказывать вслух, в противном случае, лучше промолчать.
– Хорошим конем считается как упитанный конь, не утративший резвости, так и менее упитанный, а порой и вовсе тощий, но остающийся таким же энергичным. Хороший конь лишь тот, кто бежит резво.
– Отправляясь со своим войском в поход, знатные беки-полководцы храбростью и отвагой прославляют свои имена. Взывая к Всевышнему, уповая на его милость, они просят добра и побед. Им следует помнить, что, приближаясь к неприятелю, надо быть смиренным подобно новорожденному теленку, но, воюя, следует уподобляться готовому к охоте голодному соколу.
– Мужчина не солнце, чтобы повсюду показываться народу. Лицо мужа – его жена. Если женщина, муж которой ушел на охоту или в поход, поддерживает в доме чистоту и порядок, если она привечает, угощает гостя вкусной едой, такая женщина, бесспорно, поднимает авторитет своего мужа. Ее доброе имя непременно прославится в народе. Хороший муж известен по хорошей жене. У нерадивого, слабовольного мужа и жена плохая хозяйка.
– Когда купцы возвращаются с шелками и товарами с рынка, они веселы, сильны, преисполнены надежд. Военные беки должны научить своих подчиненных метко стрелять, хорошо держаться в седле и ловко бороться на ковре. И тогда отважные джигиты со львиными сердцами научатся верить в себя, как верят своему сердцу купцы, и станут они настоящими профессионалами и бесстрашными воинами.
– Если кто-то из вашего рода один раз нарушит заведенный порядок, ему надо сделать устное замечание. Во второй раз к нарушителю надо подойти строже и наказать по заслугам. Но коли он в третий раз провинится, его следует сослать подальше – в безжизненные пески в окрестностях Хотана, где лишь два раза в году ступает нога охотника. Спустя некоторое время провинившегося надо вернуть обратно. Если он и после этого не образумится, тогда его надо спустить в зиндан. И это не поможет – за нарушителя должен взяться совет старейшин рода.
– При виде нуждающихся – как служивого люда, так и немощных, отслуживших свое, подумайте над словами: не может быть руководителем тот, кто не в состоянии помогать страждущим.
– Государи – отцы бездомных и сирых. Царь должен покровительствовать больше отца родного. Но разнится забота отца бедного и отца богатого. Забота царя – это забота венценосного отца.
– Построить дом, как и основать страну, – большое дело. Царь должен быть в курсе всего происходящего. И если он регулярно молится, устраивает жертвоприношения, если он никогда не отступает от своей веры, тогда на его земле появляется потомство, преданное своему народу и своей земле, пригодное религии и всему свету.
– Государь должен поручать серьезную работу, государственные дела специалистам и опытным людям. Поставив незнающего человека, он потом сильно пожалеет об этом.
– Чтобы никто не воровал, не причинял зла другим, воров и преступников следует наказывать. Чтобы насилие и тирания не стали обыденностью, необходимо вставать на сторону тех, кто испытал эти ужасы на себе. Ибо было сказано: царь, не наказывающий воров и мерзавцев, своими руками избивает собственный народ и уничтожает караван. Только тогда чисты барыши, поступающие в царскую казну, когда государь сможет покончить со злом.

Притча
Ануширван Адыл запомнился людям как грозный царь, но кто-то увидел его во сне веселым, радостным. На вопрос, как это ему удалось, Адыл ответил: «Никогда не жалел провинившихся. Не обижал безвинных».
– Если один человек оказывает другому услугу, делает для него доброе дело, а второй отвечает благодарностью и уважением, это есть проявление порядочности и благородства. Если армия и народ оказывают государю почет и уважение, то и государь должен ценить свой народ, армию, граждан страны, совершать для них всяческие благодеяния. Иначе это будет предательством. Если нет народа, нет армии, нет граждан, то и государство невозможно.
– Государь даже в гневе не должен принимать поспешных решений.
Потому что живого можно убить, но мертвого воскресить нельзя. Сломанное не восстановить, а вот целое сломать можно.
– Пожурить провинившегося, вынести ему наказание, а затем вновь дать ему в руки власть равносильно тому, как с пойманного волка взять клятву не трогать овец и доверить ему отару. Ворам и мерзавцам не должно быть доверия. Человека, чьи злодеяния страшны, лучше убить, чем изгнать из народа – это что змею из своего дома выгонять в соседний дом.
– Скот и имущество умершего следует раздать неимущим и бездомным. Высокопоставленные особы не должны унижать свое достоинство участием в таком дележе. В этом бренном мире ничто не вечно, кроме доброго имени.
– Нельзя уничтожать врага, пошедшего на примирение и согласие.
Напротив, некоторых из них следует перетянуть в свои друзья.
– Несправедливый царь похож на пахаря, который, посеяв просо или ячмень, ждет урожая пшеницы.
– Нельзя обижать слабых и беззащитных. Потому что даже муравьи, объединившись, могут вывести из строя льва или тигра.
После смерти Огуз хана на трон, по завещанию, восходит его старший сын Гюн хан. Своим советником он назначает старшего визиря отца Эркил ходжа. Мудрейший визирь говорит Гюн хану:
– Огуз был великим правителем, он завоевал многие государства в мире, владел большим богатством и все это он оставил вам, своим сыновьям. Господь дал каждому из вас по четыре сына. И не дай Бог, чтобы впоследствии они стали враждовать, не поделив власть! Мир между ними возможен в том случае, если каждый получит сан, имя, власть, собственный знак и печать. Ими они будут скреплять свои приказы, помечать драгоценности, клеймить лошадей и овец. И тогда никто из них не станет спорить друг с другом, их дети и все их потомки будут знать свой путь, и это станет основой для построения незыблемого государства.
Гюн хан одобрил предложение Эркил ходжа и велел ему собрать всех братьев, мудрецов, сердаров, старейшин и провести совет. Тогда и был принят свод правил дальнейшего управления государством, регламент поведения, обычаев и традиций, а шесть сыновей Огуз хана разделились на ветви Бозук и Учок. Левое и правое крылья рода получили свои названия, дети – свои прозвища, клеймо и знаки. От двадцати четырех сыновей иерархия разветвлялась по сыновьему принципу, имена сыновей давали названиям племени. Каждому ответвлению от двадцати четырех ветвей соответствовало имя определенного зверя. Племя, чьим талисманом становился этот зверь, не могло убить его или съесть его мясо.
Чтобы на всевозможных пиршествах и тоях царили мир и согласие, чтобы родственники не ссорились из-за куска мяса, каждой ветви рода полагалась определенная часть мясной туши.
«Если вы зарежете хоть одну овцу или все сто, – говорилось в своде-предписании, – мясо разделите так, как сказано здесь. Пусть каждый съест его вместе со своими детьми и нукерами».
В своде указывалось: «Если какой-либо человек провинится или совершит преступление, независимо от того, близкий он или далекий родственник сановного лица, никто из них не вправе вмешиваться в процесс наказания. Если же кто-либо попытается выгородить преступника, его самого следует наказать, опустив меч на его голову. Дабы другим неповадно было!».
И снова: «Пусть одного из рода Бозук изберут правителем, но ни в коем случае не двух. Если хан один, народ исправится, когда их два, народ развратится. Еще ушедшие из жизни мудрецы говорили: „За одну вину два меча не положено“. Одну жену не могут взять два мужа. В одной стране два эмира не уместятся!».
Старейшины из рода Огуз хана порешили на том совете: «Пока мы живы, будем соблюдать эти правила!
Если рожденные от нас сыновья будут порядочными людьми, то и они последуют этим наказам. Негодяям лучше самим отступиться».
Старейшины скрепили свод правил подписями, поставили на нем свои печати. Этот договор действовал все последующие тысячелетия, иначе до нас не дошли бы пословицы и поговорки, в которых фигурируют имена сыновей и внуков Огуз хана. Одна из них гласит: «Глава народа – скала, Баят!»
Сила основанного Огуз ханом туркменом государства заключается в строгом соблюдении установленного порядка. Общеизвестно: где есть порядок, там есть и успех.
Туркмены! Великие наследники великих традиций!
Мы и сегодня придерживаемся порядка, много тысячелетий назад заведенного человеком, чья мудрость, прожив века, досталась нам в виде божественного дара, осенившего наш путь и освятившего наш миропорядок силой всепобеждающей правды, несокрушимой доброты и неустрашимой справедливости.
Если вы глубже изучите наследие Огуз хана, то убедитесь, насколько бездонен был ум этого человека: каждая его мысль, что грибы по весне, прорастала новой и новой. Переливаясь, как алмаз, сотнями, тысячами граней, она утопала в его глубине тайной, готовой каждую секунду раскрыться вновь…
Огуз хан туркмен оставил после себя наследие, равное писаниям пророков. А пророков можно понять только сердцем, только душой…

* * *
Нередко одни и те же слова оказывают разное воздействие. Как и выпущенные из ствола пули, цели достигают лишь некоторые из них.
Если собака лает, ее хозяин должен выйти из дома и посмотреть, что ее беспокоит.
Слушай и умей слушать! Потому что даже животные имеют слух, а ты человек, и тебе дано слышать то, о чем говорит твое сердце!
Мы говорим, что месяцы и годы бегут быстро, нет, это не так – годы и месяцы движутся медленно, это наша жизнь быстротечна.
…Из нашего пятидесятивекового прошлого до нас дошло, докатилось бесценное духовное наследие. Осмыслить его непросто – не всякий, даже образованный человек, может постичь его глубокий, затаенный смысл. Его надо толковать, как Коран, надо научиться извлекать его скрытое значение. Как это делается при чтении сур священного Корана!
Имя Огуз хана туркмена символизирует небо и землю…

Имена его шести сыновей символизируют шесть частей света…
Чудовище Кят, убитое Огуз ханом туркменом, было тотемом религии, существовавшей до эпохи Огуз хана…
Молниеносно спустившийся с неба волк зелёной с отливом масти и есть священный идол нашей второй эпохи – бесконечно далекой и невероятно близкой, ибо дух не знает границ…
Два самых важных вопроса своей жизни человек должен решить в юности: избрать профессию, которая в дальнейшем станет смыслом жизни, и встретить любимого человека, который бы озарил его жизнь.
Перед пророком Мухаммедом тоже стояли две задачи: уничтожить язычество с его бесчисленными идолами и объединить людей верой в единого Аллаха.
Две труднейшие задачи решал Огуз хан туркмен: взять власть в свои руки и создать абсолютно новое общество, построить новую жизнь.
Перед нами, потомками Огуз хана, жизнь тоже выдвинула две сложные задачи: заложить основы золотого будущего и воскресить, осмыслить свое славное прошлое.
Но если мы хотим поспеть за жизнью, если горим желанием исполнить свои высокие цели, мы должны научиться жить так, чтобы жизнь, бурля, не протекала мимо нас, а в нас проникала, как проникает в землю долгожданный, целительный дождь. Наши предки умели правильно относиться к жизни. Туркмен, прежде чем приступить к какому-то делу, прислушивается к своему внутреннему голосу, советуется с ним. Ведь внутри каждого человека – Бог! Слушайте внимательнее свой внутренний голос! Доверяйте ему!
Жить честно непросто. Даже пламя, дающее тепло и озаряющее своим светом, обугливает все, к чему прикасается. Будьте внимательны, ведь, желая сделать доброе дело, можно нечаянно причинить и зло!
От прародителя нашего Огуз хана достался нам завет: каков ты сам, столько и груза должен нести. Если ты сильный, то и груз твой большой, если мал, то и груз невелик. Если ты хозяин своего дома, то на плечах твоих ответственность за свою семью, если старейшина аула – отвечаешь за односельчан, если хан – за народ, если же сердар – ты в ответе за всю страну.
…Из глубокой древности дошла до нас эта притча. Один бедняк, которого преследовали бесконечные неудачи, так отчаялся, что начал роптать на судьбу, проклиная все на свете, в том числе и Бога. И тогда спускается на землю ангел, участливо интересуется у бедняка его жизнью. Тот продолжает сетовать на нее.
Ангел предлагает ему в течение месяца найти более подходящую судьбу. Бедняк обошел всю округу, присмотрелся к судьбам других, но ни одна его не устроила. Тогда ангел посоветовал ему взять судьбу самого зажиточного и уважаемого в округе бая.
– Я не хочу его участи, ведь у него нет детей!
– Тогда возьми судьбу хана большой страны, имеющего четырех, как на подбор, сыновей.
– Но мне не надоело жить, чтобы по первому зову мчаться туда, где начался переполох!
Ангел предлагает и ту судьбу, и эту, в конце концов бедняк признает, что лучше остаться со своей долей, ибо дороже ее не найти.
Такие вот мудрые притчи слагали наши предки. Им ведома была тайна предназначения человека, отсюда исходили и их мудрость, и их терпение.
О, туркмены, сородичи мои, потомки великого и мудрого народа!
Внемлите этой мудрости. Будьте терпеливы и жизнерадостны, не сетуйте на свою судьбу! Не стоит жаловаться на свою жизнь, от этого мало пользы. Это лишь портит настроение, рождает неудачи. Не ропщите, ищите выход из сложного положения: безнадежных, безвыходных ситуаций не бывает. Господь, подвергая человека болезни, посылает и лекарство от нее.
Лишь одухотворенный человек удачлив, лишь сильному духом улыбается счастье…

* * *
Государь большой страны Огуз хан туркмен достает не меч из ножен, он достает из своего сердца вложенные туда Господом слова. Ими, словно вынутыми из тамдыра горячими лепешками, он покорил весь мир, а сородичей своих призвал к вечной вере и душевной чистоте.
В эпоху, когда египетские фараоны провозглашали себя сыновьями Бога, ища бессмертия в каменных пирамидах, наш пращур Огуз хан, надев на себя золотую кольчугу и железные доспехи, начинает свою вечную жизнь. Его бессмертие – в легендах и сказаниях, духе и сознании своего народа.
О родоначальнике туркмен Огуз хане известный историк Риза Нур приводит такие сведения: «Огуз хан – национальный пророк туркмен. Однако его имя не упоминается в ряду имен пророков. Но под именем Торг его можно встретить в древнеарабских книгах Ыбраны и в Талмуде».
«Атаковав весь мир, Огуз хан дал название пяти тюркским племенам. Он правил 116 лет. Однако на самом деле этот срок, по-видимому, гораздо меньше, поскольку у туркмен было другое летоисчисление», – сообщает Риза Нур в написанной им в начале XX века «Общетюркской истории». С Огуз хана начинается государственность туркмен, как и весь уклад жизни народа, его традиции и обычаи. Все пророческие высказывания, мудрые притчи и легенды тоже связаны с его именем.

– Почитающий старшего станет беком, почитающий бека – любимым.
– Хочешь продать кошму, продай соседу, придя к нему, ты сам на нее сядешь.
– У кого нет старшего, не может быть младшего.
– Кто не имеет старого, у того не будет нового.
– Односельчанин мне родня.
– Есть старший брат – нет забот у меня.
– Есть младший брат – есть инер у меня (инер – порода сильного верблюда).
– Считай себя молоком, а друга – сливками.
– В судный день на помощь придет сосед.
Огуз хан наказывал уважать старшего, даже если он старше всего на один день. «Нет взрослого, отправляйся к улеме», – говорил он, призывая с почтением относиться к образованному человеку.
Нашим предкам принадлежит высказывание: «Не говоря о тех, кто читает книги, даже те, кто слушает их, достойные люди». Гуманизм, человеколюбие было в крови Огуз хана, усыновившего, по преданию, сына погибшего воина.
Не только Огуз хан, но и воспитанные на его примере последующие туркменские властители, султаны не занимались грабежами, ненавидели неоправданную тиранию.
Огуз хан – великая историческая личность, глобально мысливший человек, создавший свой путь, основавший собственную религию, поднявший до своего уровня другие государства и народы!
Огуз хан доказал, что вечности можно достичь только посредством человеческого разума. Оставленное им духовное наследие пришло к нам из пятитысячелетней дали, чтобы озарить нашу сегодняшнюю жизнь.
– Если кто-либо просил меня о чем-либо, я никогда не говорил «нет».
– Умел отличить добро от зла, потому и достиг своей цели.
– Не скрывал от народа своих намерений, тем и завоевал его доверие.
– Не оружием, а ласковыми словами убеждал народ.
– Никому не угрожал, не причинял зла, если же зло причиняли мне, терпел.
– Будучи справедливым, сумел сплотить свой народ.
– Если народ не одобряет избранный тобою путь, на успех не рассчитывай.
– Тот, кто угнетает свой народ, сам себе роет могилу.
– Тот, кто угнетает свой народ, подобен врагу. В этом случае радоваться будет только враг.
– Ни один путь, кроме справедливого, не подходит государю.
Основанные Огуз ханом великие государства насчитывают многие сотни лет, как и составленный им алфавит – элипбий. Мы не знаем, когда он исчез, но стихотворение жившего триста лет назад поэта Шейдайы «Прекрасные двадцать пять» звучит как реквием по утраченному алфавиту Огуз хана:

Так для слуха приятны
Прекрасные двадцать пять.
Вычислил среди них я гласные,
Прекрасные двадцать пять.

Семь из них такие звонкие.
Остальные восемнадцать – глухие.
Три тысячи лет изучали мы вас,
Прекрасные двадцать пять.

Шейдайы говорит, что лучше не будет —
По вам мы носим траур.
Сейчас поминки справим,
И вы исчезнете, прекрасные двадцать пять!

Мои драгоценные сородичи!
Как наследники своего великого народа мы должны раскопать скрытые под пылью веков культурные, литературные ценности предков, вдохнуть в них жизнь. Это наш сыновний долг перед отцами и дедами.
Во все времена гремела слава продолжателей двадцати четырех туркменских племен. Долгое время царская сановность сохранялась в семье Огуз хана: чтимые правители были, например, в роду Салыров, других ветвях.
В эпоху, близкую к пророку Пихамберу алейхиссаламу из рода Баята, возник Горкут ата. Он обладал даром провидца и среди сородичей Огуза слыл мудрецом из мудрецов. Вдохновлял его сам Аллах.
Каждый прочитавший книгу «Горкут ата» найдет в ней образы умных и здравомыслящих огузских беков – богатых, сплоченных, наделенных широким кругозором. Этот эпос – великое свидетельство того, каким вдохновенным было искусство огузов, как ценили они жизнь, как многим в ней интересовались. Это было время мужающего сознания туркмен, кичившихся своей силой и гордившихся своей страной, богатству которой становилось тесно как на земле, так и под землей. Это прогрессирующее сознание уже выходит за рамки огне– и идолопоклонства, оно вырастает из него, как вырастают из своей одежды дети.
Путь туркмен – это и путь принятия ими ислама, и их отношение к этой религии.
История сохранила письмо, посланное четвертым халифом Хезрети Али правителю Мерва Махые. В нем говорится: «Во имя великого и милостивого Аллаха, мир тому, кто идет по праведному пути. Марзбан Мерва Ораз Махыя сам пришел ко мне, и я остался доволен». Это письмо проливает свет на одно загадочное обстоятельство: почему мервские туркмены впервые за всю историю пренебрегли традициями предков и не только не стали воевать с пришедшим к ним вооруженным врагом, но и открыли ему крепостные ворота…
Одним из первых, кто принял ислам и совершил хадж в Мекку-Медину, был духовный предводитель туркмен, по сути пророк, Горкут ата. Своей жизнью и творчеством он во многом способствовал крепнущему духу народа, воспринявшего ислам, в особенности, некоторые его положения, как находку для себя, выход на широкие просторы жизни и творчества. Вот почему туркмены с такой легкостью приняли новую религию. Вот почему со спокойным достоинством открыли они ворота воинам ислама…
А таких неукротимых огузов, как Дели Домрул и Дели Гарчар, только с помощью ислама и можно было обуздать, а иначе разве покорились бы они!
…Ученик, усвоив науки учителя, сменяет его!
…Талип, освоив науки в одном медресе, ищет другое!
…Достигнув совершеннолетия, человек меняет отчий дом на свой собственный!
Во времена, когда под зеленым знаменем на эту землю пришел ислам, огузы уже вышли из-под влияния прежних религий и находились в поисках новой мысли, нового мировоззрения. И пока такой религии не было, ее заменял огузам дух великого Огуз хана.
Вот что говорил он своей наречённой: «Сейчас тебя помолвили со мной. Если ты признаешь единство Бога, если веришь в небо душой и сердцем, тогда я женюсь на тебе и буду любить всем сердцем». А вот как ответила девушка: «Настоящего Бога я не знаю и ничего о нем не ведаю, но буду неукоснительно выполнять все твои приказы, во всем тебе подчиняться». На что Огуз говорит: «В том и заключается моя сердечная мечта: я приказываю тебе верить в Божью правду и подчиняться ей».
Туркмены свято чтут ислам, обогащая его своей духовностью. После чтения молитвы и совершения намаза они, словно дополняя прочитанные суры, обращают к Всевышнему свои особые мольбы, высказывают то, что накопилось на душе.
Несмотря на то, что в исламе это не принято, туркмены чтят могилы своих предков, обращаясь к их духу и прося у них помощи. Эта традиция сложилась задолго до появления в мире основных религий, потому что испокон веку туркмены почитали умерших родственников как посредников между двумя мирами.
У туркмен не было книги, в которой был бы определён свод правил веры в Бога, что тоже помогло им с чистым сердцем принять ислам.
Основатели языческой религии, преданные анафеме, пророки Маздак и Ман пытались изменить религию огнепоклонства, добиваясь обобщения имущества, богатства и даже женщин. Все это не имело ничего общего с нравами туркмен. Историк X века Ибн Фадлан писал: «Туркмены не заставляют своих женщин закрывать лица, как это делают соседние народы. Их женщины более свободны, хотя им абсолютно не знакомо распутство».
Вспоминается, как у Горкут ата одурманенный вином враг пытается поглумиться над женой предводителя Салыра Газана. Подойдя к пленницам, он спрашивает: «Кто из вас Бурла Хатын?» Все они в один голос отвечают: «Я – Бурла Хатын.» Тогда враг прибегает к хитрости: «Изжарьте мясо ее сына, его станут есть все, кроме матери.» Прослышав об этом, Бурла Хатын советуется с сыном: «Как мне быть – есть твое мясо или поступиться честью твоего отца?» Сын дает гневную отповедь матери, посмевшей допустить саму мысль о бесчестии отца:

Будь прокляты твои уста!
И язык отсохнет пусть!
Если б долг перед матерью
Не был долгом перед Богом,

Я встал бы с места своего,
Я б вцепился в твое горло,
Я бы пятками тебя топтал,
Белое лицо твое
По земле бы черной размазал…

Пусть меня зарежут, мясо мое изжарят,
Подадут его дочерям сорока беков,
Они по куску съедят, а ты съешь два!
Только честь моего отца сбереги!

Когда читаешь «Книгу Горкут ата», испытываешь гордость за свой народ, душа наполняется благостью. Во всех главах книги – и святость, и мысль, и исповедь!
История каждого народа похожа на большую реку, берущую начало с ручейка. Но в нашей истории все повторяется вновь. В жизни туркмен уже был золотой век – Ренессанс, прославивший народ на весь мир. И если у истоков туркменской истории стоит оседлавший крылатого коня Огуз хан в кольчуге из чистого золота, то сегодня ее венчают славные потомки огузов с зелёным стягом в руках! Это они открыли золотые ворота в свой золотой век. Это им предстоит заново восславить свой род, извлечь из-под пыли веков великие ценности предков, вдохнуть в них новую жизнь.
Туркмены!
Мы – народ, возвысить который должны его сегодняшние сыновья!
Мы – народ, чьим сыновьям еще предстоит стать великими, чтобы осмыслить путь отцов.
По-настоящему влюбленный, бурлящий от страсти юноша не замечает других девушек, кроме своей возлюбленной, считая ее даром небес. Но, в отличие от потерявшего голову возлюбленного, мы смотрим на свой народ трезвыми глазами, глазами любящего сына, испытывающего чувство справедливой и законной гордости.
Мы любим свою страну, свой народ, свое государство, и эта любовь усиливается день ото дня. Ведь чем больше дров подбрасывать в костер, тем ярче он горит! Чем чаще произносишь молитву, тем сильнее она воздействует!
Мои любимые братья!
Мы – сыновья народа, целый век пребывавшего в кабале, сыновья, целый век не имевшие возможности любить свою землю, свой народ, знать, ценить свои корни. Мы извлекаем уроки из той жизни, мы начинаем понимать, что осмыслить глубину и величие истории под силу лишь великим потомкам. Нам предстоит еще стать великими, чтобы осмыслить величие своего народа. Нам предстоит достичь совершенства, чтобы оценить светлую мудрость Огуз хана туркмена. Придет время, и она согреет не только душу туркмена, но и всякого разумного человека в мире, тянущегося к истине и добру.
Туркменский народ – великий народ, понять который может только великий, достигший совершенства человек!

* * *
На очередном витке истории, гордясь гарцующими на конях предками, хочется протянуть им руку, излить душу. Но они заняты своими заботами – заботами о вечном… Вдруг из-за седых, древних вершин доносится бередящий душу голос Гёроглы:

Давайте, беки, выпьем вина,
Поговорим немного, душу отведем,
Врага прогоним, путь расчистим,
Пройдем старинным путем туркмен!

Налей и мне,
Наполни пиалу,
Туркмен на свете всех люблю —
Люблю народ я этот!

– Гёроглы, я здесь! – кричишь ты. Но в ответ раздается лишь удаляющийся топот копыт. На глаза наворачиваются маленькие горькие слезинки. А на вершину горы, где только что стоял Героглы, опускается туманная дымка…
Да самых тридцатых годов XX века туркмены передвигались на конях и с оружием в руках. Это было не только способом жизни, это было данью традиции!
Путь, проложенный Огуз ханом, провел туркменский народ через тысячелетия. Туркмены точно знают, из какой ветви огузов происходит тот или иной эмир, тот или иной полководец или поэт. Вместе со всеми сородичами Горкут ата пятьсот лет жил на туркменской земле. И только потом, уже в третью эру туркменской истории ханом туркмен стал Сельджук бек. Султаны из рода туркмен-сельджуков и их потомки были великими, прославленными правителями провинций Ирана и Турана, Египта и Китая. Их краткая история, приводимая ниже на страницах Рухнама, есть часть истории Огуза.

Туркмены-сельджуки и их государства
Туркмены-сельджуки – это особый пласт туркменской истории, вобравший в себя все наследие огузов. Границы империи простирались от Египта, Малой Азии и Кавказа до Великой Китайской стены.
В средние века образовались десятки сельджукских царств:
Бекство туркмен Тулуни – 868-905 гг.
Бекство туркмен Ихчиди – 935-969 гг.
Измирское бекство туркмен – 1081-1098 гг.
Бекство туркмен Дилмачогуллары – 1085-1192 гг.
Бекство туркмен данышментцев – 1092-1178 гг.
Великое государство туркмен огузов (ябгу) – VIII-IX века.
Караханидское государство туркмен – 840-1212 гг.
Газневидское государство туркмен – 916-1187 гг.
Великая империя туркмен-сельджуков – 1040-1194 гг.
Государство сельджукских туркмен в Шаме – 1092-1117 гг.
Государство сельджукских туркмен в Кермане – 1092-1307 гг.
Государство сельджукидов в Руме – 1092-1307 гг.
Государство куняургенчских туркмен – 1097-1231 гг.
Государство туркмен языров – XI-ХIII века.
Государство туркмен салыров – XIV-ХVI века.
Государство туркмен акгоюнлы – 1350-1502 гг.
Государство туркмен гарагоюнлы – 1410-1468 гг.
Империя туркмен-османов (Оттоманская) (в Европе объединили слова «туркмен» и «осман» и получили слово «оттоман») – 1299-1922 г.
Государство мамлюков – 1250-1323 гг.
Государство туркмен халаджи – 1202-1323 гг.
Султанат туркмен Дели (Дехли) – 1206-1414 гг.
Государство туркмен тогалаков – 1414-1555 гг.
Государство туркмен сефевитов – 1501-1736 гг.
Государство туркмен авшаров – 1736-1796 гг.
Государство туркмен гаджаров – 1779-1924 гг.
Как явствует из этого перечня, непосредственным продолжением государства сельджукидов стало государство куняургенчских туркмен. После его распада образовались десятки самостоятельных государств, или бекств (бекство – клан бека).
Бекство туркмен салтыков – 1092-1202 гг.
Бекство туркмен ахлатшаларов – 1100-1207 гг.
Бекство артыкских туркмен – 1102-1408 гг.
Туркменское бекство сыновей Ынала – 1098-1183 гг.
Туркменское бекство менгуйчлилер – 1072-1277 гг.
Бекство туркмен бегтегинов – 1146-1232 гг.
Туркменское бекство сыновей Чопана – 1227-1309 гг.
Туркменское бекство сыновей Гарамана – 1256-1483 гг.
Туркменское бекство сыновей Ынанча – 1261-1368 гг.
Туркменское бекство сыновей Сахып ата – 1275-1341 гг.
Туркменское бекство сыновей Первана – 1277-1322 гг.
Туркменское бекство сыновей Ментеше – 1290-1382 гг.
Туркменское бекство сыновей Джандара – 1299-1462 гг.
Туркменское бекство сыновей Кареси – 1297-1360 гг.
Туркменское бекство сыновей Гермияна – 1300-1423 гг.
Туркменское бекство сыновей Хамыта – 1301-1423 гг.
Туркменское бекство сыновей Сарыхана – 1302-1410 гг.
Туркменское бекство сыновей Айдына – 1308-1426 гг.
Туркменское бекство сыновей Теке – 1321-1390 гг.
Туркменское бекство сыновей Эретна – 1335-1381 гг.
Туркменское бекство сыновей Дулкадыра – 1339-1521 гг.
Туркменское бекство сыновей Рамазана – 1325-1608 гг.
Туркменское бекство Добурчатюрк – 1354-1417 гг.
Туркменское бекство Казы Бурхануддина Ахмеди – 1381-1398 гг.
Туркменское бекство сыновей Эшрефа – с ХШ века до 1326 г.
Туркменское бекство сыновей Барчема – ХП век.
Туркменское бекство сыновей Таджутдина – 1348-1428 гг.
Туркменское бекство сыновей Ярлыка – ХП век.
Туркменское бекство сыновей Эмира – ХIV век.
Государство туркменских атабегов Бори – 1117-1154 гг.
Государство туркменских атабегов Зенни – 1227-1259 гг.
Государство туркменских атабегов Илденизли – 1146-1225 гг.
Государство туркменских атабегов Салгыр (салыр) – 1147-1284 гг.
Поначалу названия этих бекств происходят от названий племен огузов, сельджуков, куняургенчских туркмен, но позже бекства сближаются с народом настолько, что начинают называться именами сыновей основателя клана, при этом сыновьями считали себя все входящие в него. Каждое из этих бекств было небольшим государством.
Характерно, что бекства, образовавшиеся после падения государства туркмен-сельджуков, как и после падения государства куняургенчских туркмен, не исчезли окончательно, а по прошествии времени влились в набирающую силу империю Османа газы туркмена.
Начиная с тридцатых годов ХI века, в истории туркменского народа начинается эпоха больших преобразований: туркменские предводители братья Тогрул бек (993-1063 гг.) и Чагры бек (991-1061 гг.) основывают Туркменскую империю сельджуков, названную впоследствии Великой. Были они сыновьями Микаила и внуками родоначальника клана Сельджук бека Дукака. Их настоящие имена – Давут и Мухаммет. Чагры и Тогрул – псевдонимы, олицетворяющие беркутов (именно беркут символизировал в третьей эпохе дух туркмен).
В 1040 году Чагры бек и Тогрул бек разбили войско государства Махмута Газналы, после чего государство сельджукидов начинает набирать силу.

Чагры бек, прозванный ханом ханов, провозглашает себя правителем Мерва, а Тогрул бек – Нишапура. Очень скоро к государству туркмен-сельджуков примкнули Балх, Джурджан, Табаристан, Куняургенч, а позже – Джибал, Хемедан, Динавар, Хулван, Рей и Исфаган.
В 1055 году Тогрул бек входит в столицу халифата Багдад, где провозглашается султаном. Ему присваивается сан, равный царю большого государства.
В период правления внука Чагры бека Алп Арслана туркменское государство сельджуков разрослось до огромных размеров и собирало дань с десятков государств, сотен ханств.

Туркмены правителя Бега (туркменские атабеги Арбела)
539-630 1144-1233

В 1144 (539) году Имамеддин Зенни назначает одного из туркменских военачальников Зейнеддина Али Кучук Бега правителем в Мосуле, а в 1149 (544) году подчиняет его правительству Санджара, затем покоряет Харран, Текрид, Ирбил (Арбелун) и другие провинции. После кончины Зейнеддина его старший сын Музаффараддин Гёкбёри, опасаясь за свою жизнь, удаляется в Харран. После этого Ирбил переходит к младшему сыну Зейнеддина Зейнеддину Юсупу, покровителем которого становится эмир Муджахыддин Гаймаз. После его смерти в 1190 (589) году тогдашний верховный правитель Шама и Месопотамии назначает Саладдина Музаффараддина Гёкбёри преемником брата в Ирбиле и Шахразуре. Свои бывшие владения и, главным образом Харран, Рухан (Еддессу) и Сумейсат, Гёкбёри передает племяннику Тагыеддину Омару. Гёкбёри уходит из жизни в 1233 (630) году. Поскольку у него не было сына, он завещает передать Ирбил аббаситским халифам.

Туркмены Артыка (в Диярбекире)
495-712 1101-1312

Султан Дамаска Тутуш, захватив Иерусалим, ставит правителем города своего доверенного полководца Артыка бин Аксаба. Сыновья Артыка Сукман и Илгазы прославились в схватке с царем Палестины. В 1091 году Сукман и Илгазы наследуют владения отца.
В 1101 году султан туркмен сельджуков Мухаммет назначает Илгазы правителем Багдада. В том же году Сукман становится предводителем крепости Кауф в Диярбекире. Вскоре к Диярбекиру он присоединяет Мардин. В 1108 году Мардин передается брату Сукмана Илгазы. Начиная с этого периода, туркмены Артыка делятся на две ветви: одни правят в Кайифе, другие – в Мардине.
Туркмены Артыка придавали большое значение образованию, изучению наук. Сделанные в их эпоху открытия вошли в историю мировой науки.

Туркменские цари в Армении
493-604 1110-1207

Сукманыл-Кутбы был рабом туркмена сельджука Кутбетдина Исмаила, некогда правившего в азербайджанском городе Маранда. В 1100 году он отбирает у Мерваныларов армянский город Хелат. Его потомки и их мамлюки управляли этими провинциями сотни лет, вплоть до 1207 года, когда их захватили Эййюбы.

Туркменские атабеги в Азербайджане
450-560 1097-1165

Шемседдин Илдениз по происхождению кипчакский туркмен. Это был авторитетный образованный атабег, давший хорошее образование и воспитание нескольким сановным сыновьям.
В Азербайджане он берет власть в свои руки и мастерски управляется с провинцией. Его сын Мухаммет прибрал к рукам не только личные владения, но и имения туркмен сельджуков. Преемником Мухаммета становится его брат, бывший наместник Азербайджана Гызыларслан, который удостаивается сана эмира эмиров. При попытке обрести независимость был убит. Два племянника, ставшие его наследниками, также были убиты из-за своего высокомерия.

Туркмены Салыры (Туркменские атабеги в Парсе)
543-686 1148-1287

Салыр был предводителем группы туркмен, переехавших в Хорасан и после нескольких походов присоединившихся к султану сельджуков Тогрул беку. Тогрул бек назначает его своим военачальником. Один из потомков Салыра Шункар бег Мадуд в 1148 (543) году завоевывает провинцию Парс и основывает в ней свою родовую общину. Она просуществовала полтора столетия. Атабег Сагды был ставленником царей Куняургенча, ему отдают Истахр и Ашгуран. Атабег Абу Бекр, в свою очередь, покоряет монгольского хана Угедея и за это в качестве награды удостаивается ранга «Гутлы хан». Позже атабеги были ставленниками только монголов. Последней из них была принцесса Абыш, жена сына Хулагу Менглидемира. Поэт Сагды жил во дворце атабега Абу Бекра.

Туркмены Хазараспа (Туркменские атабеги в Лурыстане)
543-740 1148-1339

Основателем этой родовой общины стал военачальник Абу Тахыр. В 1148 (543) году он вместе с туркменскими атабегами салырами завоевывает Большой Лурыстан. Вскоре его владения расширяются за счет присоединения провинции Хузыстан, которую ему подарил монгольский хан Абага. После смерти Аргуна атабег Афрасыяп I завоевывает Исфаган, но подвергается за это наказанию. Небольшая родовая община Исфаган со столицей Идадж просуществовала до 1339 (740) года. По некоторым сведениям, царь Юсуп II присоединил к своим владениям города Шустер, Хувейзе и Басра. Атабеги, у которых было еще одно родовое царство, управляли Малым Луристаном с конца XII до XVI века.

Куняургенчские туркмены
470-628 1077-1231

Правитель Ануш поначалу был рабом правителя Газны Билге. При правлении сельджукского султана Мялика ша он получает одну из должностей при дворе, становится правителем Куняургенча. Его преемник сын Атсыз, удостоенный ранга хорезмшаха, становится первым правителем этой родовой общины и стремится к независимости. Из-за мятежа 1138 (533) года султан Санджар изгоняет его из Куняургенча. Спустя некоторое время Атсыз возвращается обратно, после чего куняургенчские цари осуществляют независимое правление. Свои владения Атсыз расширяет до Дженда, расположенного на побережье реки Сейхун (Сырдарьи). Текеш в 1193-94 (589-590) годах присоединяет к своим владениям Хорасан, Рей и Исфаган. Его сын, знаменитый Алаеддин Мухаммет, после непримиримой борьбы с туркменами Гура в Хорасане приблизительно в 1210 (607) году захватывает большую часть Парса, покоряет Бухару и Самарканд. Он наступает на земли Гур хана из Гарахытая и захватывает его столицу Отрар.
Мухаммет ша, потерпевший поражение в одном из кровопролитных боев с Чингисханом, вынужден покинуть страну. В 1220 (617) году он умирает на одном из островов Хазарского моря. Его сын Джелаледдин, отважно сражаясь с монгольскими захватчиками, проявляет беспримерную отвагу. Развеяв миф о непобедимости монгол, он впервые подвергает их огромным потерям и поражению. Джелаледдин мужественно вызывает Чингисхана на бой. Однако разлад внутри армии не позволяет отважному туркменскому султану достичь желанной цели. Два года он находится в Индии, но после удивительных жизненных коллизий и странствований ему удается в 1225-1231 годах продолжить свое правление в Азербайджане. Джелаледдин прожил легендарную жизнь, продолженную во многих сказаниях и легендах.
Одно время государство куняургенчских туркмен сравнялось по своим размерам с сельджукской империей, однако его могущество продлилось недолго.

Туркмены Гутлуг хана (В Кермане)
619-703 1222-1303

Бараку хажипу, родом из Гарахытая, состоящему на службе куняургенчского царя Алаеддина, в 1222 (619) году удается установить свое правление в Кермане. Это произошло после того, как Чингисхан нанес удар по государству куняургенчских туркмен. Монгол Угедей признает Барака и присваивает ему ранг Гутлуг хана. Границы этой родовой общины не выходят за рамки Кермана. Ее правители были преданы монголам, два хана даже женились на представительницах этого народа. Дочь последнего из правителей этого клана Парса вышла замуж за правителя музаффарцев Мухаммета.

Наследники туркмен сельджуков на западе
XIV – XIX века

Огромная династия атабегов, состоявших на службе у туркмен сельджуков, владела правом управления провинциями Парс, Месопотамия и Шам. Однако они не смогли основать мощное централизованное государство и в XIII веке уступили свое место монголам, которые, завоевав территорию Туркменистана, не смогли покорить государство сельджуков. Наследие туркмен сельджуков перешло к более могучей монархии, а именно к прославленным османским туркменам Турции.
После кончины Мялик ша, преемника легендарных Тогрул бека и Алп Арслана, между братьями Беркярыком и Мухамметом начинается взаимная вражда. Различные ответвления сельджукских туркмен добиваются самостоятельности лишь в отдельных уголках огромного государства. Тем не менее, до самой смерти Санджара – последнего великого сельджука (его власть не выходила за рамки Хорасана) основная ветвь в какой-то степени удерживала свое руководящее значение. К основным ветвям, длившимся до 1157 (552) года, относились туркмены сельджуки Кермана, Ирака, Шама, Рума или Малой Азии.

Султаны османских туркмен в Турции
699 1299

Османская империя в Турции, просуществовавшая 624 года и за этот период сменившая 36 монархов, была основана Османом газы в 1299 году.
Родившийся в 1258 году, Осман газы был третьим сыном известного туркменского предводителя Эртогрула газы.
В 1277 году туркменские поселенцы, обосновавшиеся в Сёвуюте и Анатолии, направляют живущим в Мерве родственникам, в том числе Эртогрулу газы, весточку, в которой сообщают о притеснениях со стороны иностранных недругов, просят защиты и покровительства. В Мерв созываются представители всех туркменских племен. В Анатолию для содействия живущим там туркменам отправляется Эртогрул газы в сопровождении 400 джигитов.
Каждый из всадников, выехавших вместе с Эртогрулом газы, прошел блестящую военную подготовку под руководством атабегов и был настоящим джигитом – из тех, о которых Огуз хан говорил, что любой туркменский воин в состоянии противостоять тысяче врагов.
Спустя двадцать лет – в 1299 году Осман газы, тоже прошедший в свое время выучку атабегов, основал в Турции могущественную империю.

Туркмены гарагоюнлы
или туркмены гарагоюнлы в Азербайджане и других провинциях
780-874 1378-1469

Одно из туркменских племен до последней четверти XIV века называлось гарагоюнлы. На их флаге было изображение черной овцы (гара гоюн), отсюда и название племени. Туркмены гарагоюнлы располагались западнее озера Ван. Заключив соглашение с Солтаном Союном, они обосновали династию, занявшую Армению и Азербайджан.
Второй владыка этого дворца Гараюсуп несколько раз изгонялся Тимуром, но каждый раз ему удавалось вернуться обратно. После смерти Тимура Гараюсуп в 1405 (807) году возвращает себе земли, которыми владел прежде. В 1411 году он объединяет свое правление с джалаирами. В 1469 (874) году Гарагоюнлы вынуждены были уступить свое место другому туркменскому племени Акгоюнлы. Во главе туркмен акгоюнлы стоял Узын Хасан.

Туркмены акгоюнлы
или туркмены гарагоюнлы в Азербайджане и других провинциях
780-908 1378-1502

Туркмены акгоюнлы занимают место своих соперников – туркмен гарагоюнлы в Азербайджане и Диярбекире. После тридцатилетнего правления в 1502 (907) году в крупном сражении в Шуруре были наголову разбиты царем Исмаилом Сефеви.

Туркмены Газневи (в Афганистане и Пенджабе)
351-582 962-1186

Сын правителя Сёбука из туркменского рода гая Махмут Газневи прослыл в мусульманской истории как один из крупнейших предводителей. Он проделал огромную работу по распространению и защите ислама. Победив своего младшего брата Исмаила, сеявшего междоусобные войны, основоположник рода самани Махмут Газневи подчиняет себе ослабших правителей из династии саманидов. Он получает у халифа Багдада разрешение на управление Хорасаном и Газной. Халиф отдает письменное распоряжение о том, что «отныне данная собственность его не касается».
Собрав могучее войско, заключив соглашение с илек-ханами и с обессилевшим государством Саманлы, Махмут начинает поход на Индию. В период с 1001 по 1026 год он семнадцать раз проникает на равнины Индии. Выйдя за границы Кашмира, Пенджаба, захватывает Канаудж, Муттрун (1018 г.), а в 1024 (415) году – столицу Гуджерата Анхалвар и Сомнат. Эти походы имели захватнический характер и были нацелены на устранение идолопоклонничества. Махмут, прозванный «громителем идолов», возвращается в столицу основанного им государства Газну, имея при себе ценности, награбленные в индийских храмах. Эти «крестовые походы» поставили на колени Пенджаб, покорили воле захватчика Гуджерат. Помимо индийских войск, Махмут нападает на Илек хана, покоряет Гур (1010 г.), завоевывает долину Мургаба (1012 г.); в 1016 (407) году присоединяет крупные города Самарканд и Бухару. В конце своего правления он начинает чувствовать опасность со стороны сельджукских военачальников Тогрул бека и Чагры бека, к которым он поначалу даже обращался за помощью и которые до 1027 (418) года хранили верность данному слову. Махмут скончался весной 1030 (421) года, незадолго до того, как окончательно прославились братья-сельджуки.
Махмуту Газневи сопутствовала слава не только как государственному деятелю и военному полководцу, но и как покровителю наук и искусств. Он основывает в Газне высшую школу; при его участии были воспитаны талантливые литераторы (в их числе Фирдоуси). От многих городов того времени Газна отличалась своими великолепными дворцами и мечетями, совершенной системой ирригации, другими сооружениями.
Границы завоеванных Махмутом земель протянулись от Лахора до Самарканда и Исфагана, однако северных провинций он скоро лишается. В 1040 году в Данданакане, что неподалеку от Мерва, сельджукские туркмены одерживают победу над сыном Махмута Масудом и свергают правление Газневи.

Туркмены Гурлы (в Афганистане и Индии)
543-612 1148-1215

С древних времен в гористой местности между Гератом и Газной господствовали малочисленные, но самостоятельные родовые общины. Местом своего обитания они в основном избрали крепость Фирузкух. В 1010 (401) году Махмут Газневи покоряет это место. В то время афганскими гурами правил Мухаммет Суры. Его предки во времена высшего правления газневинцев были градоначальниками в Фирузкухе и Бамияне. Они обменивались дочерями, женились на них. Один из представителей этого двора Кутбеддин Мухаммет по приказу Газневи убивает своего тестя Бэхрема ша. Чтобы отомстить за него, его брат, правитель Гура Сейфеддин Суры в 1148 (543) году захватывает Газну. Однако в следующем году Бэхрем ша заново завладевает своей столицей. Виновник налета был зверски убит. Это второе варварское действие подстегивает чувство мести у их третьего брата Алаеддина Союна по прозвищу «поджигатель мира». В гневе он огнем и мечом уничтожил прекрасный город громителя идолов Махмуда. С чувством ненависти покинув руины Газны, Алаеддин возвращается в Гур. Побывав недолгое время в плену у султана сельджукских туркмен Солтана Санджара, он умирает в 1161 (556) году. Вот в такое смутное время туркмены-гузы (огузы) овладевают Афганистаном, разгромив государство правителей Гура и Газны.

Мои дорогие читатели!
Я вкратце привлек ваше внимание к пройденному нашими предками пути. В будущем мы изучим его более обстоятельно, воссоздадим полную, правдивую картину исторической судьбы народа. Нас ожидают счастливые открытия, трепетное соприкосновение с тайной прошлого, шагнувшей нам навстречу из зыби веков…
Исторический путь туркменского народа – это славный путь борьбы. В последние два столетия в чем только ни обвиняли туркмен, называя их бандитами, разбойниками, басмачами. Клеймо «басмачи», прочно закрепившееся за туркменами в тридцатые годы прошлого столетия, было ничем иным, как способом очернения народа, восставшего против насилия и порабощения.
Мои дорогие соотечественники!
Мы должны научиться извлекать уроки из прошлого, ибо наша легендарная история – это самая ценная школа воспитания.
Путь туркмен – долгий путь. Это путь, который проложили наши предки и который привел нас к независимости. Это путь, который вдохновляет нас к дальнейшему движению дорогой мира, добра и справедливости.
Путь туркмен – это путь в Золотой век, это путь, осененный разумом и светом!