Нейхардт А.А. Легенды и сказания древнего Рима

ОГЛАВЛЕНИЕ

БОГИ. ДРЕВНИЕ ИТАЛИЙСКИЕ БОЖЕСТВА

Теллура

Теллура, мать-земля, была одной из древнейших италийских богинь. Она
олицетворяла собой ту плодородную землю, на которой произрастает все, все,
что нужно человеку для существования. Она же считалась владычицей
землетрясений и властительницей живых и мертвых. По преданию первой
служительницей Теллуры (ее называли еще "Светлой богиней") была жена
пастуха Фаустула (нашедшего и воспитавшего близнецов Ромула и Рема),
которую звали Акка Ларенция. У нее было 12 своих сыновей, и все они дружно
помогали матери при жертвоприношениях в честь богини Теллуры. Когда один
из братьев умер, его место занял Ромул. Став римским царем, Ромул учредил
жреческую коллегию из 12 человек, которая называлась коллегией арвальских
братьев (от латинского слова арвум - пахотный, полевой). Раз в году
совершался торжественный обряд жертвоприношения "Светлой богине", чтобы
она ниспослала хороший урожай на поля римских земледельцев. О времени
проведения этого празднества, приходившегося обычно на вторую половину
мая, перед наступлением жатвы, об®являл заранее глава арвальских братьев.
Ритуал соблюдался очень строго, так как малейшее нарушение могло навлечь
недовольство богини и, следовательно, угрозу урожаю. Вся церемония длилась
три дня. В первый и последний день жрецы собирались в городе, в доме главы
арвальских братьев. В парадных одеждах они возносили жертву Теллуре вином
и благовониями. Затем происходил обряд благословения хлебов, увенчанных
лавровыми листьями, и колосьев прошлого и нового урожая. Несколько позже
устраивалась общая трапеза жрецов с совместными молениями и возлияниями
вина на алтарь Теллуры. По окончании обряда участники его с пожеланиями
счастья подносили друг другу розы. На второй день праздник переносился в
священную рощу "Светлой богини", где находился ее храм и здание с
пиршественным залом для священных трапез. Ранним утром глава коллегии
приносил очистительную жертву - двух свиней и одну телку. После полудня,
надев венцы из колосьев, с покрытой головой они все направлялись в рощу,
где приносили в жертву жирную овцу, ладан и вино. Затем совершалось
возлияние, и арвальские братья направлялись на ближайшее поле за
колосьями, срезали их и передавали, перекладывая из левой руки в правую.
Эта процедура повторялась дважды, после чего ее проделывали с хлебцами,
которые жрецы, войдя в храм, распределяли между собой. Заперев храм и
удалив оттуда всех посторонних, арвальские братья начинали священную
пляску, распевая при этом гимн, слова которого им самим были уже
непонятны. И поскольку запомнить их было трудно, а ошибка грозила гневом
богини, то у всех были специальные богослужебные записи, которым они
строго следовали. Безусловно, это были древние заклинания о ниспослании
урожая, обращенные к земле.

Церера

Богиню жатвы, покровительницу плодородия - Цереру глубоко почитали
римские земледельцы. В честь ее устраивались торжественные празднества -
цереалии, начинавшиеся 11 или 12 апреля и продолжавшиеся 8 дней. Цереалии
особенно ревностно соблюдались низшими классами - плебеями. Они наряжались
в белые одежды (в отличие от обычной рабочей), украшали себя венками и
после торжественных жертвоприношений (подносили свиней, плоды, медовые
соты) восемь дней развлекались скачками в цирке. Римский люд устраивал у
себя праздничные трапезы, приглашая всех проходящих, чтобы умилостивить
Цереру, дающую сытную пищу. Постепенно культ богини Цереры слился с
культом "Светлой богини" (Теллуры) и греческой Деметры, но праздник
цереалии с его весельем и широким гостеприимством сохранился.

Бахус

Бахус - бог - покровитель виноградников, виноделия и вина, почитавшийся
под именем Либера[*]. Его женой была богиня Либера, помогавшая
виноградарям и виноделам. Праздник в честь этой супружеской пары отмечался
17 марта и назывался либералии. В городах в этот день, кроме торжественных
жертвоприношений, устраивались театральные представления, а в сельской
местности он знаменовался веселыми шествиями, шутками, плясками и
пирушками с изобилием возлияний Бахусу-Либеру, освобождающему человека от
всяческих забот своим чудесным напитком, и его доброй и прекрасной жене
Либере. Во время либералии приносились жертвы и богине Церере. Святилище
Либера и Либеры помещалось в храме Цереры. Культ Бахуса-Либера был очень
близок к культу греческого Диониса.
[* Либер - по-латыни означает "свободный". По-видимому, это название
содержало намек на некоторую свободу и распущенность проводившихся в честь
Бахуса празднеств.]

Вертумн и Помона

Вертумн был богом смены времен года и превращений, которые происходят с
земными плодами - сначала они цветут, затем зреют и, наконец, падают со
склонившихся под их тяжестью ветвей. Вертумн ниспосылал на землю цветение
весны, летнюю жатву и осеннее изобилие плодов. Но о плодовых деревьях,
особенно яблонях, тщательно заботилась юная и трудолюбивая богиня Помона.
Она успевала во всех садах подрезать сухие сучья, прививать новые черенки,
поить прозрачной водой засыхающие деревья. Занятая своими хлопотами, она
совершенно не замечала, как старались привлечь ее внимание такие полевые и
лесные божества, как Пик[*], живший в роще у Авентинского холма, и
Сильван, а также шаловливые сатиры. Но более всех пленился юной красотой
Помоны бог Вертумн. Пользуясь своим даром перевоплощения, он стал являться
Помоне в самых разных обличьях - от воина до рыбака и простого садовника,
предлагая ей свою любовь, но никто не мог завладеть сердцем Помоны и хоть
на мгновение отвлечь ее от любимого дела. Вертумн решился воздействовать
на упрямицу силой чужого убеждения. Превратившись в дряхлую старуху, он
пришел к Помоне и, пока она предлагала почтенной гостье свежие фрукты,
стал дребезжащим старческим голосом убеждать ее выйти замуж за славного
бога Вертумна. Помона и тут решительно отказалась, сославшись на то, что
никогда не видела бога и не может судить о его достоинствах. Тогда Вертумн
предстал перед смущенной Помоной во всем блеске своей красоты. Золотом
сияли его кудри, любовью горели глаза. В одной руке юноша держал садовый
нож, в другой - полную корзину благоухающих плодов. Пленившись прекрасным
богом, юная Помона согласилась стать его женой. Соединившись навсегда, они
с жаром продолжали заботиться о процветании и свежести плодоносных садов
италийской земли. Римляне глубоко почитали эту юную божественную пару.
Храм Вертумна был воздвигнут на Авентинском холме, Помона же имела своего
собственного жреца - фламина. Когда начиналось созревание плодов, садоводы
приносили жертвы этим богам, а 13 августа происходило празднество в честь
Вертумна и его прекрасной жены.
[* Божество полей и лесов, обладавшее даром прорицания. Пик отверг
любовь волшебницы Кирки (Цирцеи), и она в наказание превратила его в
дятла, который у римлян считался вещей птицей.]

Фавн

Фавн был добрым, веселым и деятельным богом лесов, рощ и полей. Он
бдительно охранял пастушьи стада от хищников, за что пастухи почитали его
под именем бога Луперка (защитника от волков)[*] и для его умилостивления
приносили в жертву козлов и коз. Ежегодно 15 февраля весь Рим праздновал
священные луперкалии, учрежденные, по преданию, еще Ромулом и Ремом,
которые в младенчестве были выкормлены волчицей и сами выросли среди
пастухов. Святилище Фавна - Луперкал - находилось у грота на Палатинском
холме, в котором были найдены пастухом младенцы Ромул и Рем. Начиналось
празднование луперкалий с принесения в жертву коз и козлов, причем возле
алтаря стояли два юноши, ко лбам которых жрецы - луперки прикасались
покрытым кровью жертвенным ножом и немедленно стирали эти кровавые полосы
козьей шерстью, намоченной в молоке. При этом юноши должны были смеяться.
Закончив обряд жертвоприношения и священного пиршества, жрецы, вырезав из
шкур принесенных в жертву козлов набедренные повязки - передники и ремни,
которые назывались фебруа[**], с криками и шумом выбегали из Луперкала и
мчались вокруг Палатинского холма, нанося удары всем встречным ремнями.
Это был древний очистительный и искупительный обряд, и римляне охотно
подставляли себя под удары священных ремней, будто бы снимающих с них всю
скверну, накопившуюся за год. Женщины, желавшие сохранения супружеского
счастья, мира в семье и увеличения семейства, старались непременно
получить удар козьего ремня и выходили навстречу бегущим луперкам. Любя и
почитая расположенного к ним бога Фавна, римские земледельцы и пастухи
праздновали еще и фавналии, которые справляли 5 декабря под открытым
небом. Жертвоприношения, состоявшие из вина, молока и заколотых козлов,
заканчивались веселым пиром, в котором символически принимал участие и сам
веселый и добрый Фавн. В этот день скоту дозволялось бродить по полям и
лесам без пастухов, пахотные животные отдыхали, а рабам разрешалось
веселиться на лугах и перекрестках дорог. Хотя Фавн был доброжелательным
божеством, но иногда он любил позабавиться и напугать человека, забредшего
в глубину леса и нарушившего его покой. Любил он нашептывать всевозможные
страшные истории спящим. Тем, к кому он был благосклонен, Фавн сообщал
свои предсказания особым шелестом листьев. Ведь Фавн был сыном бога Пика и
от него унаследовал пророческий дар. Если человек хотел получить ответ на
мучившие его вопросы, он должен был без страха, находясь в священной роще,
лечь на шкуру принесенной в жертву овцы и получить пророчество Фавна в
сновидении.
[* "Волк" по-латыни "люпус".]
[** Отсюда название месяца - фебруарий (февраль).]
Очень близок к богу Фавну был Сильван, который почитался как бог -
покровитель леса. Он так же, как и Фавн, оберегал стада, пасущиеся в
лесах, и любил простую пастушескую свирель. Его постоянным спутником был
пес - верный помощник пастухов. Сильван также обладал даром пророчества, и
иногда из глубины леса раздавался громкий и наводящий страх голос бога,
предвещавшего важные события. К празднествам в честь бога Сильвана
допускались только мужчины. Женщинам это было строго запрещено.

Фавна

Под покровительством богини Фавны находились поля, леса и сады, которые
она щедро наделяла плодородием, будучи супругой бога Фавна и разделяя с
ним его заботы. Под именем "Доброй богини" (Бона Деа) она оказывала особое
благоволение женщинам, которые справляли в ее честь два торжественных
праздника. Один из них происходил первого мая в храме богини, находившемся
на Авентинском холме, куда стекались толпы римлянок, желавших почтить свою
высокую покровительницу и принести ей положенные обычаем жертвы. Второе
торжество приходилось на первые числа декабря и справлялось в доме одного
из высших должностных лиц (консула или претора). Мужчины должны были
покинуть дом на всю ночь. Руководили таинствами церемонии жрицы богини
Весты и хозяйка дома, где совершалось богослужение. Присутствовать могли
только женщины, причем они настолько свято хранили тайны этого обряда, что
до сей поры так никто и не смог выяснить, что именно там происходило.
Известно было лишь, что шатер, где стояло изображение богини, украшался
виноградными лозами, у ног статуи насыпалась священная земля и все
жертвоприношения сопровождались музыкой и пением гимнов. В истории этого
культа известен лишь единственный случай, когда юноша попытался проникнуть
в дом, где происходило таинство, переодевшись в женское платье и выдавая
себя за музыкантшу. Обман был разоблачен служанками, и виновный обвинен в
святотатстве[*].
[* Эту дерзость позволил себе молодой римский аристократ Клодий,
подкупивший одну из прислужниц в доме Юлия Цезаря, где происходило
таинство в честь "Доброй богини". Клодию было пред®явлено обвинение в
нечестивости, по этому поводу вспыхнула волна негодования. Тогда Юлий
Цезарь развелся со своей женой. Его спросили, почему он это сделал, ведь
она ни в чем не была виновата. Цезарь ответил фразой, которая стала
поговоркой: "Я сделал это потому, что жена Цезаря должна быть вне
подозрений".]

Веста

Богиня домашнего очага и огня, горевшего в нем, Веста почиталась как
покровительница государства, и огонь, пылавший в ее храме, считался вечным
и неугасимым. Он был воплощением самой великой богини, поэтому ее статуи в
храме не было. В сокровенном месте храма, называвшемся "Пен" (Пентралия),
хранились священные предметы, среди которых находились пенаты -
изображения богов-покровителей, привезенные, по преданию, героем Энеем из
разрушенной Трои. Об этих предметах знали только верховный жрец - великий
понтифик и весталки - жрицы богини Весты.
Главной обязанностью весталок (их было шесть) было поддержание
неугасимого пламени в храме богини. Жриц подбирали очень тщательно, из
хороших семей, без физических недостатков. Великий понтифик сам отбирал
шестерых девочек от 6 до 10 лет из 20, выбранных по жребию. Они поступали
в обучение к старшим весталкам на десять лет, сначала пройдя церемонию
посвящения Весте. Им обрезали волосы, которые подвешивали в качестве
жертвы богине на священном дереве, затем одевали в белую одежду и нарекали
именем Амата, которое прибавлялось к их собственному. Проучившись десять
лет, молодые жрицы приступали к своим обязанностям, которые должны были
выполнять в течение следующего десятилетия. Самой тяжкой провинностью
весталки было "осквернение огня Весты" - нарушение данного ею обета
целомудрия. Виновная наказывалась страшной смертью - ее зарывали живой в
землю. Возле Коллинских ворот, у городской стены, в земляном валу
выкапывали небольшой погреб, куда спускались по земляным ступеням. В этом
погребе стелили постель, ставили зажженный светильник и оставляли
небольшой запас еды - хлеб, воду, кувшин молока и немного масла. Это
делалось для того, чтобы не оскорблять богиню, уморив голодом священную
особу ее жрицы. Нарушившую обет весталку в полном молчании помещали в
наглухо закрытые и завязанные кожаными ремнями носилки. Оттуда не было
слышно даже ее голоса. Весь город был погружен в глубокую печаль. Когда
носилки достигали места заточения, ремни развязывали. Великий понтифик
возносил молитвы, воздевая руки к небу перед исполнением страшного
приговора, затем вел от носилок весталку, закутанную с ног до головы в
покрывало, к роковым ступеням, прямо в могилу. Обреченная молча спускалась
вниз, и отверстие закрывали, засыпая его землей.
За другие провинности юных весталок беспощадно секли, а если у
какой-нибудь нерадивой жрицы священный огонь угасал, то ее бичевал сам
великий понтифик. Угасший огонь на очаге Весты считался дурным
предзнаменованием для государства, и разжечь его можно было лишь путем
трения древесных палочек, что свидетельствовало о глубокой древности
обряда, ибо таким способом огонь добывался в первобытные времена.
Прослужив десять лет, весталки еще десять лет должны были посвятить
воспитанию и обучению вновь принятых девочек. Таким образом, в течение
тридцати лет весталки служили своей богине. После этого они имели право
возвратиться в свой дом и даже выйти замуж. Но по большей части весталки
оставались при храме, поскольку занимали чрезвычайно почетное положение в
Риме. Когда они ехали по улице, то все должны были уступать им дорогу. Их
показания в суде имели решающее значение. Оскорбление весталки каралось
смертью. Если весталка встречала преступника, осужденного на казнь, то
казнь отменялась. Особо уважаемым весталкам, оказавшим какие-либо важные
услуги, воздвигались статуи[*]. Старшая по возрасту среди них называлась
главной весталкой и руководила всеми остальными. В Риме ежегодно 9 июня
справлялись празднества в честь богини - хранительницы государства и
семейного очага. Они назывались весталиями и сопровождались обрядами и
жертвоприношениями, состоявшими из годовалых телок, плодов, вина, воды и
масла. Веста была символом, об®единявшим римских граждан в одну большую
семью вокруг общего очага. Потому культ этой богини имел столь важное
значение в жизни римского государства. Пока пылал огонь Весты в ее
святилище и хранились в ее храме священные реликвии, Рим, охраняемый этими
святынями, был крепок и могуч.
[* Подобных статуй было найдено несколько, и хотя лица их повреждены,
но прекрасно сохранились все детали одежды и головных уборов этих жриц.]

Вулкан

С государственным культом огня и очага связано также почитание
римлянами бога Вулкана. Храма Вулкана в самом городе не было, но в центре
Рима на возвышении над форумом находилась священная площадка, так
называемый вулканал, где, словно у государственного очага, проводились
совещания сената. Все храмы Вулкана, как божества, связанного с огнем и
пожарами, находились за пределами городских стен. Вулкан, подобно
греческому богу Гефесту, был искуснейшим кузнецом, покровителем
ремесленников и ювелиров. Женой его была прекрасная богиня Венера.
Празднества, проводимые в честь Вулкана, происходили 23 августа и
отмечались жертвоприношениями и шумны- ми играми в большом цирке. Вулкан
почитался и как бог подземного огня, который вечно грозил извержениями.
Считалось, что его божественная кузница находится в недрах горы Этны в
Сицилии, где ему помогают в работе гиганты-циклопы.

Пенаты, лары, маны

С почитанием домашнего очага был связан и культ пенатов - добрых
домашних богов, охранявших единство и благополучие каждой семьи. Их
изображения обычно помещались в закрытом шкафчике возле очага, где
собирались все члены семьи. При радостных событиях в семье пенатам
приносились благодарственные жертвы. Хранителями дома были лары, добрые
духи, никогда не покидавшие дом в отличие от пенатов, которых можно было
взять с собой при переезде на другое место. Лары также хранились возле
очага в особом шкафчике-ларарии, дверцы которого при семейных праздниках
открывали, чтобы лары могли принять участие в общем веселье и трапезе.
Перед ними ставилась в особой посуде пища и питье, а в дни рождения членов
их семьи украшали цветами. Когда сын в первый раз надевал мужскую тогу, то
он посвящал свой детский амулет - буллу[*] ларам, совершая при этом
возлияния и молитвы. При вступлении в дом мужа новобрачная непременно
приносила жертву ларам, под покровительство которых поступала. Лары
охраняли всех членов семьи и в путешествиях, и в военных походах.
Следовало только не забывать о жертвоприношениях. Кроме домашних ларов,
особо почитались лары римского государства, воплощавшие духов древних
героев - Ромула, Рема, Тита Тация, которые считались основателями и
защитниками города Рима. К ларам была причислена и Акка Ларенция,
вырастившая вместе со своим мужем Ромула и Рема. В торжественный праздник
ларенталий, отмечавшийся 23 декабря, ей специально приносили заупокойную
жертву. Кроме того, поскольку часовни ларов, охраняющих жителей улиц,
стояли на перекрестках, то им также воздавались почести, их алтари
украшали цветами в праздник компиталий, совершали возлияния вином и
маслом. Беднота римских кварталов при этом от души веселилась, глядя на
представления комедиантов и акробатов, состязания атлетов и принимая
участие в развлечениях в честь добрых ларов.
[* Булла - золотой круглый медальон-шарик, в котором находился амулет.
Его носили на тесьме вокруг шеи все свободнорожденные римские мальчики.]
Маны были также добрыми покровителями семьи, но в них воплощались души
умерших предков. Их умилостивляли возлияниями из воды, вина и молока, а 21
февраля общим празднеством - февралией и торжественной трапезой в честь
мертвых предков.
Маны обитали в подземном мире, и на Палатинском холме находилась
глубокая яма, прикрытая камнем, которая называлась мундус. Это было
священное обиталище манов. Открывалось оно три раза в году, чтобы свершить
торжественные церемонии для умилостивления богов-манов. Приносились жертвы
- вино, вода, молоко, кровь черных овец, быков и свиней. В то время, когда
совершались празднества в честь манов, храмы всех остальных богов были
закрыты, свадебные церемонии запрещались. Все государство возносило
моления благодетельным и доброжелательным манам.
Но не только добрым духам умерших полагалось приносить жертвы. Злобные
и мстительные духи умерших дурных людей не только терзались сами. но и
вымещали свои страдания на живущих. По ночам эти злые духи, называемые
ларвами, покидали подземный мир и преследовали тех, кого они считали
своими врагами, мучая их кошмарами и страшными видениями. Римляне называли
их также лемурами[*]. В дни лемурий, праздника мертвых, который отмечался
три дня или, вернее, ночи (9, 11 и 13, мая), чтобы умилостивить злых
духов, толпами бродящих в это время по земле, глава каждой семьи должен
был совершить один и тот же древний обряд. Ровно в полночь он вставал,
босиком обходил все помещения и выходил за порог. Омывшись родниковой
водой, хозяин девять раз бросал через плечо, не оглядываясь, черные бобы,
каждый раз повторяя: "Эти бобы я даю вам и этими бобами выкупаю себя и
своих близких". Считалось, что лемуры следуют за ним и охотно поедают
жертвенные бобы. Затем глава дома вновь омывался водой и, чтобы отогнать
лемуров от дома, ударял одним медным тазом о другой, девять раз повторяя
просьбу злым духам покинуть его жилище. Этот обряд, повторявшийся трижды
без каких-либо изменений, свидетельствовал о том, что в римской религии
сохранилось много первобытных магических черт.
[* Лемуры - страшные привидения, появляющиеся в виде скелетов или
вампиров и высасывающие кровь у живых людей.]

Гении и юноны

У каждого римлянина был свой гений - божество, сопровождавшее его в
течение всей жизни - от колыбели до могилы, побуждая человека к тем
поступкам, которые он совершал на жизненном пути. Поэтому в день своего
рождения каждый римлянин приносил своему гению жертвы - цветы, плоды,
воскурения и возлияния. Все значительные события в жизни отмечались
жертвоприношением гению. Римляне пировали с друзьями, желая доставить
гению радость. После смерти человека его гений оставался на земле,
пребывая возле его могилы. Такую же роль в жизни римских женщин играли их
юноны - гении женского рода. Были гении, под покровительством которых
находились государство, город и даже отдельные местности. Обычно гением
местности считалась красивая змея, которой в жертву приносились спелые
прекрасные плоды.
Кроме гения, ребенка в младенчестве окружали заботливые боги и богини.
Одни помогали новорожденному издать первый крик, другие охраняли колыбель,
учили пить, есть, двигаться, говорить, выходить из дома и возвращаться
назад. Таким же образом рассматривалась и жизнь природы - потому-то и
насчитывалось у римлян такое множество богов и богинь, заботившихся,
казалось бы, об одном и том же - чтобы зерно было брошено в землю, чтобы
злаки поднялись, заколосились и были убраны, чтобы распускались цветы,
завязывались плоды садовых деревьев, плодоносили виноградники. Весь мир
для римлянина был наполнен божествами, с которыми он все время сталкивался
и которым должен был угождать, чтобы его жизнь протекала благополучно. Для
этого нужно было точно знать, к какому божеству и как обратиться, чтобы
вместо ожидаемой милости не получить наказания. Запомнить все эти
установления, порядок принесения жертвоприношений и произнесения молитв
практически было невозможно, а потому и приходилось обращаться к жрецам,
твердо знавшим правила общения с божеством. Жрецы и жрицы различных богов
- понтифики, фламины, фециалы, луперки, салии, весталки, арвальские
братья, авгуры[*], гаруспики[**] играли огромную роль в общественной и
частной жизни римлян. Они точно знали формулы молитв, все, что следует
делать и обещать богу, чтобы получить от него желаемое. Главным в
отношении к божеству было строгое выполнение предписанных обрядов,
верность, благочестие и соблюдение наложенных богами запретов. Тщательно
соблюдая все условия, предписанные божеством, верующий римлянин ожидал
столь же скрупулезного выполнения того, что он испрашивал со стороны бога.
Все это напоминало деловой договор между молящимся и богом. При этом
молящийся должен был точно указать, что он приносит в жертву, чтобы боги
не поняли его неправильно. Так, например, совершая возлияние, следовало
сказать: "Прими вот это вино, которое я тебе приношу", - чтобы божество не
подумало, что ему обещано все вино, находящееся в погребе у молящегося.
Вознося молитву, римлянин покрывал голову плащом, чтобы лучше
сосредоточиться и соблюсти все формальности. И даже обращаясь к Юпитеру,
самому главному божеству римлян, всем хорошо известному, наиболее
предусмотрительные просители соблюдали осторожность, употребляя следующую
формулу: "Могущественный Юпитер, или как назвать тебя по другому имени,
тому, которое тебе более нравится..." Таким образом, вся римская религия
сводилась к строго выработанным обрядам и священным формулам, знать
которые могли лишь люди, специально этим занимавшиеся, то есть жрецы. Они
брали на себя истолкование магических заклинаний и обрядов, пришедших из
глубокой древности и сохранившихся в религии римлян.
[* Жрецы, предсказывавшие будущее по полету птиц и по их отношению к
священному корму.]
[** Жрецы, предсказывавшие будущее по внутренностям животных,
истолковывавшие тайный смысл удара молний в соответствии с местом их
попадания и цветом. Особенно славились гаруспики из Этрурии, которая
вообще была колыбелью всяческих суеверий и магических обрядов, перешедших
в римские верования.]