Азимов А., Бойд У. Расы и народы: ген, мутация и эволюция человека

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 2. Что не является расой
Национальные особенности

Прежде чем мы продолжим размышлять об особенностях рас, давайте рассмотрим некоторые особенности, которые к ним не относятся. Очень много людей в этом мире имеют собственные понятия расы, и некоторые из этих понятий широко распространены. К сожалению, большинство из них также неправильны. Например, некоторые люди говорят о «немецкой психологии» или о «французском характере», как если бы это было чем-то врожденным или расовым. Может ли быть так, что некоторые национальные особенности наследуются от поколения к поколению? Будь это так, различные нации представляли бы собой различные расы. Но так ли это?
Рассмотрим, например, Германию. В течение прошедших восьмидесяти лет немцы каза-мись очень воинственными, особенно во время Второй мировой войны. Всем казалось, что из всех народов немцы наиболее талантливы н военном искусстве. Потребовались усилия большинства человечества, чтобы за четыре года остановить их в Первой мировой войне, и шесть лет, чтобы победить во Второй мировой войне. И все это время казалось, что немцы были лишь жестокими, безжалостными и деспотичными. Не было никакого способа убедить их измениться, полагали многие, поскольку эти особенности их характера были врожденными. И все же спустя несколько лет после Второй мировой войны немцы уже не кажутся столь воинственными, и мы подружились с ними.
По сравнению с немцами французы казались миролюбивыми и беспечными, возможно, эта излишняя беспечность становилась причиной их военных неудач. Они потерпели сокрушительные поражения от немцев в 1870-м и 1940 гг., а также поражение в Индокитае в 1954 г.
И все же в период с 1660-го до 1815 г., в течение ста пятидесяти лет, именно французов остальная часть человечества считала людьми с милитаристскими наклонностями, всячески стремящимися к войне. Они всегда вторгались во владения своих соседей и нарушали мир. К концу этого периода всей Европе потребовалось не четыре или шесть лет, а целых двадцать пять, чтобы покончить с притязаниями Франции на мировое господство.
В течение того же самого периода Германия (за исключением одной ее части под властью Фридриха Великого) не выказывала никаких воинственных настроений. Это была нация, известная своими философами и музыкантами и неспособностью установить политический союз или сформировать сильное правительство. Она не только не собиралась нападать на своих соседей, а, напротив, сама зависела от милости завоевателей.
Англию в 1800 г. Наполеон называл «нацией лавочников». В некоторой степени это казалось верным, так как Англия в те времена главным образом занималась торговлей и коммерцией, а не поисками военной славы. Во время Наполеоновских войн прямое военное участие Англии было весьма скромным. Главным образом она финансировала австрийскую, прусскую и российскую армии, позволяя им нести борьбу против Франции.
И все же приблизительно в 1400 г. Англия была наиболее милитаристской нацией. Ее армии почти завоевали Францию, хотя Франция тогда превосходила Англию по численности населения по крайней мере в пять раз.
Кто-то мог бы предположить, что вряд ли найдутся две более миролюбивые нации, чем Швеция и Швейцария. Кажется, их национальный характер направлен на то, чтобы избежать неприятностей с соседями. Ни одна из них не вела войн с 1815 г.
Однако же было время, когда Швеция являлась одной из наиболее воинственных наций и Европе. В течение ста лет между 1630-м и 1730 гг. шведские армии время от времени иторгались в пространства Северной Европы :ia пределами шведских границ. Король Швеции Карл XII в течение двадцати лет сражался одновременно с Данией, частью Германии, Польшей и Россией и почти победил их.
Что касается Швейцарии, то ее граждане были воинами, которых более всего боялись в Европе в начале XVI столетия. Швейцарские солдаты расценивались как самые высокооплачиваемые наемники или солдаты, и различные армии шли на все, чтобы купить как можно больше таких солдат.
Возвращаясь к нашему времени, следует отметить, что совсем недавно считалось обычным рассматривать русских как угрюмых бородатых крестьян. Казалось, что русские умеют лишь писать мрачные романы и сочинять грустные симфонии, но они никогда не смогут по-настоящему приспособиться к индустриальному веку. Не было у них таких способностей. Я думаю, многие из нас согласятся, что казавшееся раньше чертами русского национального характера больше таковым не является.
В 1930-х гг., когда Япония порабощала намного ее превосходящий по площади Китай, было принято думать о китайцах как о пацифистах по своей природе. Они казались доброжелательным, миролюбивым и многострадальным народом, который презирал военных и войну. При этом японцы представлялись агрессивной, властной нацией с особой склонностью к лицемерию и вероломству.
Есть много других примеров подобного рода. Национальные характеристики не бывают неизменными. По этой причине они не наследуются и не могут являться признаком расы.

Чистота нации

Мало того что национальные характеры, кажется, изменяются все время, но все нации также имеют смешанных предков. Предположим, что две группы людей, ранее жившие в различных регионах мира, оказались вместе и стали смешиваться. Рождаются дети от смешанных браков. Это случается и тогда, когда народы весьма отличаются по внешнему виду. Это происходит даже тогда, когда одна группа рассматривает другую как низшую по своему социальному статусу.
Мы уже упомянули белых предков, которые существуют у большинства негров в Соединенных Штатах. Подобная ситуация до некоторой степени сохраняется и у индейцев Нового Света, живущих на современных территориях Соединенных Штатов и Канады и в большей степени в Латинской Америке. В Мексике и во многих других странах, лежащих южнее, вновь прибывшие белые (главным образом из Испании и Португалии) смешивались с индейцами. Дети от таких союзов смешивались друг с другом, а также с индейцами, с белыми, с неграми, которые были позже привезены в некоторые районы Латинской Америки из Африки. Людей, которые родились от смешанных браков, называют метисами. В некоторых латиноамериканских странах большинство населения — метисы.
Случалось ли такое смешение в Европе? Да, каждая страна переживала вторжения, и
каждое из этих вторжений, несомненно, вело к межнациональному смешению (между армиями захватчиков и местными женщинами). (Последними примерами этого могут быть дети, рожденные в таких странах, как Франция, Германия, Италия и Япония, а их отцами были солдаты армий захватчиков.)
Не является исключением и Германия, где Гитлер много говорил о расовой чистоте, и где нацисты беспокоились об опасности своего «загрязнения» низшими, по их мнению, расами. Говоря о так называемой расовой чистоте и рассматривая лишь современные эпохи, можно вспомнить, что на территорию Германии между 1618-м и 1815 гг. вторгались народы следующих (в составе вражеских или дружественных союзнических армий) наций: Дании, Швеции, России, Англии, Испании и Франции. Можно также указать на наличие балканского контингента в составе австрийской армии. Каждая такая группа, несомненно, оставила свой след, таким образом, ко времени Гитлера, судя по всему, существовала лишь призрачная расовая чистота.
Если мы углубимся дальше во времени, то увидим целые нации или народы, мигрирующие из глубин Азии к Европе. Некоторые из них оставались там в течение многих столетий, вплоть до наших дней.
Возьмем, к примеру, смешение, которое продолжается и сейчас. В VII столетии арабские армии вторглись в Северную Африку, обращая берберов — аборигенов в новую мусульманскую религию. Несомненно, происходило смешение между народами. В начале VIII столетия армия мавров (состоящая главным образом из берберов, но с некоторым числом арабов) вторглась в Испанию и завоевала ее. Они оставались в некоторых частях Испании в течение почти 800 лет, и все это время случалось и прибытие новых племен из Северной Африки. Несомненно, что современный испанец имеет что-то от мавританского наследия. В 1588 г. испанский флот предпринял попытку вторгнуться в Англию. Испания потерпела неудачу, и часть ее судов была разрушена штормами недалеко от берегов Ирландии. Некоторые испанские солдаты и моряки сумели достичь ирландских берегов. Они спаслись и, несомненен, оставили потомство и Ирландии.
В середине XIX столетия много ирландцев эмигрировало в Соединенные Штаты, где теперь они составляют большую и респектабельную часть ее населения, свободно вступая в брак с американцами неирландского происхождения. В 1945 г. американская оккупационная армия, включавшая много военных ирландского или частично ирландского происхождения, высадилась в Японии и оставалась там в течение многих лет. И здесь снова имело место скрещивание народов.
Таким образом, мы могли проследить наследование арабских черт через Северную Африку, Испанию, Ирландию и Америку детьми, растущими теперь в Японии.
Конечно, нужно признать, что любой арабский след в Японии должен быть настолько незначительным, что его можно проигнорировать. Его можно привести лишь как пример. Смешивание такого типа происходило на земле с тех пор, как началась история человечества, и эффект накапливается в течение столетий. Глупо ожидать, что линии на географической карте разделяют людей с чистой родословной.

Языки и национализм

Когда мы думаем о различиях между двумя различными нациями, то прежде всего обычно предполагаем, что они говорят на двух различных языках. (Самые большие исключения — Великобритания и Соединенные Штаты, — страны, состоящие в основном из англоговорящих жителей.)
Почти каждая нация в Европе говорит на собственном языке. Язык, возможно, более важен, чем политическая лояльность. Люди с общим языком имеют общую литературу и поэтому общие традиции. Грекоговорящий житель острова Кипр чувствует, что он имеет больше общего с грекоговорящими жителями Греции, чем с англоговорящими людьми, которые управляют им. Когда Гитлер говорил о немцах, он подразумевал не только население Германии, но и всех, кто где-нибудь еще в мире считал немецкий своим родным языком.
Эта идентификация со стороны европейских народов по общности языка, а не в соответствии с политическим единством, известна как национализм.
Национализм иногда заканчивался формированием наций. Например, в начале XIX столетия итальянский полуостров был разделен па маленькие независимые образования типа Неаполя, Сардинии, Пармы, Модены и Тосканы. Все их жители говорили по-итальянски. Кроме того, жители некоторых частей Австро-Венгерской империи, Ломбардии и Венеции также говорили по-итальянски. В результате ряда войн, в которых приняли участие эти итальянские образования во главе с Сардинией, все они были объединены в Королевство Италия.
Подобным же образом множество маленьких государств в Центральной Европе под лидерством Пруссии, подданные которой говорили по-немецки, объединились в Германскую империю.
С другой стороны, национализм может и разрушить государство. В Австро-Венгерской империи жили люди, которые говорили на различных языках, например на польском, сербском, румынском, итальянском и чешском, lice они были в той или иной степени недовольны тем, что ими управляли люди, которые говорили по-немецки. После Первой мировой войны и поражения Австро-Венгрии эти «подчиненные народы» образовали свои собственные страны или же присоединились к соседним независимым народам, которые говорили на их родном языке.
Проблема национализма не исчезла после Первой мировой войны. Очень многие из проблем, которые привели ко Второй мировой войне, затрагивали немецкоговорящее население, которое жило вне границ Германии, особенно в Австрии, Чехословакии и Польше. Начиная со Второй мировой войны националистические проявления росли в странах, которые долгое время являлись колониями или стали таковыми недавно, это происходило в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии.
Действительно ли тогда языки являются тем признаком, с помощью которого мы можем разделить человечество на расы? Конечно, язык является более точным признаком общности людей, чем та политическая общность, в которой им приходится жить.
Например, повсюду в Европе есть немецкоговорящие колонии. Перед Второй мировой войной они находились весьма далеко от Германии — на реке Волге в России. Полмиллиона человек, проживавших на Волге, происходили от немцев, ввезенных в XVIII столетии Екатериной Великой.
Поскольку они жили на Волге, можно было бы предположить, что они — русские, если бы не тот факт, что они сумели сохранить немецкий язык.
С 1795-го до 1918 г. на карте Европы вообще не было страны с названием Польша. Все же в течение почти тысячи лет до 1795 г. Польша существовала. Она была разделена Пруссией (которая позже сформировала главную часть Германии), Австрией и Россией и, на удивление картографов, исчезла. Однако жители исчезнувшей Польши сохранили свой язык и чувство родства друг с другом. Когда все три империи, поглотившие ее, были побеждены в Первой мировой войне, появилась новая Польша.
Таким образом, языки сохраняются, даже когда нация побеждена или рассеяна, и не только в границах Европы. Франция ранее владела Канадой и третью той территории, что является теперь Соединенными Штатами. Ее политическое правление закончилось в 1763 г. и Канаде и в 1803 г. в Соединенных Штатах. Тем не менее национальное меньшинство канадского населения (главным образом в провинции Квебек) в основном все еще говорит по-французски, и следы французского языка сохранились в американском штате Луизиана.
Аналогичный случай с голландским языком н штате Пенсильвания. Голландцы жили в штате Пенсильвания начиная со становления американской нации, и они все еще говорят на диалекте немецкого языка, указывая таким образом на свое немецкое происхождение.

Языковые семьи

Люди, изучающие языки, знают, что последние могут классифицироваться но группам и подгруппам. Изучая подобия в словарном составе, грамматике, порядке слов, они пришли к выводу, что большинство европейских языков, живых и мертвых, и некоторые азиатские языки типа персидского и санскрита происходят от единого языка. Эта группа языков называется индоевропейской.
В этой языковой группе можно определить подгруппы. Например, есть подгруппа германских языков, включающая английский, шведский, немецкий и голландский. В группу романских языков входят испанский, португальский, французский, итальянский и румынский. Группа славянских языков объединяет русский, польский, болгарский, сербский. Языки внутри каждой языковой группы более близки друг другу, чем языки другой группы. (Есть также некоторые европейские языки, которые не принадлежат ни к одной из этих групп или вообще не являются индоевропейскими.)
Можно предположить, что однажды в древние времена некая группа людей, говорящих на изначальном индоевропейском языке, прибыла в Европу и разделилась на три ветви, одна обосновалась в Восточной Европе, другая — в Северной Европе, а третья — в Южной Европе. Постепенно по мере разделения и изоляции каждая ветвь развила свою собственную версию общего языка: славянского на востоке, германского на севере и романского на юге.
С ходом истории каждая ветвь разделялась еще больше. Две тысячи лет назад все жители территории, которая ныне является Испанией, Португалией, Францией и Италией (плюс также другие территории), говорили по-латыни. Приблизительно в 500 г. до н. э. эти области подверглись нашествию с севера и были заняты племенами, говорившими на германских языках. Цивилизация деградировала, и вместе с этим пришли в упадок образование и культурные связи. Различные группы людей потеряли контакт друг с другом. Обособившись, каждая развивала свою собственную версию искаженного латинского, добавляя к нему кое-что из лексикона германоговорящих захватчиков. Таким образом зародились современные романские языки.
Мы можем наблюдать процесс, при котором языки со временем и в условиях обособления дифференцируют себя. Во многих случаях английский язык, на котором говорят американцы, совсем не тот английский язык, на котором говорят англичане, и эти различия касаются не только словаря, но и написания и произношения. Также мы все знаем о различных «акцентах», существующих в обеих странах. Нетрудно определить, где человек вырос: на севере или на юге. Одной фразы в разговоре уже достаточно, и это при том, что оба собеседника говорят по-английски.
Язык может также помочь при исследовании истории народа. Изучая английский язык, например, мы обнаруживаем, что короткие, простые слова являются главным образом англосаксонскими, взятыми из языка, привнесенного в Англию в VI столетии с вторжением саксов, англов и ютов с территории нынешней Северо-Западной Германии. Мы можем также обнаружить и слова датского происхождения, которые являются напоминанием о датском вторжении в X столетии. Наблюдается и сильное влияние слов латинского происхождения из французского языка, что является результатом нормандского вторжения в 1066 г. Английский язык, таким образом, это смесь языков различных народов, которые слились друг с другом в Англии за прошедшие 1500 лет.
Английский язык, на котором говорят в Соединенных Штатах, вобрал в себя, кроме того, еще и слова из языков переселенцев — представителей разных национальностей, которые эмигрировали в Америку. Смешение народов в Соединенных Штатах находит свое отражение в речи всех этих людей.
Кроме семейства индоевропейских языков, есть и другие группы языков, включающие языки, близкие друг другу. Семитские языки, например, включают арабский, арамейский язык и иврит. Эти языки называют семитскими, потому что люди, говорящие на них, описаны в Библии как происходящие от самого старшего сына Ноя, Сима. Точно так же есть группа хамитских языков, включающая коптский язык (древний язык Египта) и некоторые из эфиопских языков. Это название получено от имени второго сына Ноя — Хама, который представлен в Библии как предок египтян.
Другая группа языков, на которых говорят в Европе, — финно-угорская. Она включает финский и венгерский языки. Предполагается, что они ближе всего связаны с турецким языком, чем с любым из языков, упомянутых ранее.

Действительно ли языки – ответ?

В XIX столетии стала популярной идея о том, что язык является ключом для определения расы. Некоторые немцы, например, развивали идею пангерманизма, утверждая, что народы, говорящие на германских языках, превосходили все остальные и их предназначение — управлять другими, «низшими» расами. С другой стороны, в России получил распространение панславизм, пытавшийся достичь объединения всех славянских народов и утверждавший превосходство славян. (Во всех расовых теориях люди, их развивающие, уверены в своем превосходстве. Они никогда не считают других равными себе.)
Расовые теории Гитлера также базировались на языке. Он считал «арийскую расу» превыше других. (Иногда индоевропейские языки называют «арийскими» языками из-за говорившего на таком языке племени, которое когда-то вторглось в Индию. Именно отсюда Гитлер и его последователи взяли этот термин.)
Согласно Гитлеру, евреи и люди с еврейскими корнями считались «неарийцами» и «низшей» расой. Древним языком евреев был иврит, язык семитской группы. (По этой причине предубеждение против евреев называется антисемитизмом. ) Однако современные европейские евреи говорят или на языке страны, в которой они живут, или на идише. Идиш — разновидность немецкого языка с некоторыми словами из иврита, а в Восточной Европе также и со словами славянской группы. В любом случае, идиш — почти полностью индоевропейский, или «арийский», язык, стоящий ближе к немецкому, чем к любому другому языку.
С другой стороны, Гитлер причислял финнов и венгров к «арийцам» даже при том, что их язык был определенно «неарийским». Фактически, Гитлер был даже дружествен к арабам, язык которых относится к семитской группе и очень близок к ивриту. Но тогда теории Гитлера никоим образом не осмысливались, и чем тщательнее они сейчас изучаются, тем более бессмысленными кажутся.
Главная сложность с языком как с ключом для определения расы состоит в том, что люди часто перенимают язык своих хозяев. Поляки, например, не сделали этого, но есть много других народов, которые поступили именно так.
Жителями Малой Азии в течение первой тысячи лет христианской эры управлял говорящии по-гречески народ, и в результате к концу этого периода времени по-гречески говорили почти на всей территории полуострова. К концу XI столетия эту область завоевали племена тюрков, и крестьяне научились говорить по-турецки. И теперь их считают турками.
В VII столетии арабы завоевали Египет и Северную Африку. Арабский язык был воспринят как язык этой области, и о Египте и Ливии теперь думают как о части «арабской» группы наций, хотя их жители не стали арабами в большей степени, чем были прежде.
Предположим, что мы рассматриваем англоговорящие народы. Так обычно называют народы Великобритании, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки и Соединенных Штатов. Создается впечатление, что это группы наций, близко связанные единой расой.
Когда англосаксы впервые вторглись в Англию, они завоевали народы, которые говорили на кельтских языках. (Это индоевропейские языки, которые занимают промежуточное место между германской и романской группами.) Эти кельтскоговорящие народы все еще существуют в графстве Корнуолл, Уэльсе, Шотландии и Ирландии, но все они в то или иное время переняли английский язык.
В Соединенных Штатах мы находим людей с самым разнообразным происхождением, и почти все они, включая шестнадцать миллионов негров, говорят по-английски.
Среди независимых наций, официальный язык которых английский, следует упомянуть африканскую республику Либерию, населенную неграми. Некоторые из них — потомки американских рабов, вернувшихся в Африку и начале XIX столетия в период правления президента Джеймса Монро. Они тоже говорят на английском языке, и интересен также тот факт, что столицу Либерии назвали Монровией.
Точно так же среди франкоговорящих народов есть не только жители самой Франции, а также Южной Бельгии, Западной Швейцарии, Квебека и частей штата Луизиана, но и население негритянской республики Гаити в Вест-Индии, которая была когда-то французской колонией. Кроме того, имеется восемнадцать наций, говорящих по-испански, и одна португалоговорящая нация в Западном полушарии с различной примесью негритянского и индийского наследия. Большое число людей с Филиппинских островов, которые родственны народам Юго-Восточной Азии, также говорят по-испански.
Язык слишком легко изменяем, чтобы быть падежным признаком расы, и, фактически, он может подтолкнуть к неправильным выводам.