Чернявская Ю. Народная культура и национальные традиции

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Что такое “этнос”?

§ 2. “Характер народа” — основная характеристика этноса. Структура национального характера

Сущность любого деления групп состоит в различиях между ними. Разговор о любой национальной специфике может возникнуть только тогда, когда мы начинаем сравнивать как минимум два народа, две разные культуры. И лишь то, что при этом сравнении не совпадает — в языке, поведении, быте, искусстве — и является национальной спецификой .

Этнический облик каждого народа неповторим. Но выделить “чистую” специфику удается крайне редко, а то, что удается, чаще всего — не самые существенные элементы данной культуры. В этом один из парадоксов национального характера: с одной стороны мы чувствуем, что этническая специфика существует, но наше сознание абстрагирует существенные, повторяющиеся черты всех этносов. И это необходимо хотя бы для того, чтоб отличить этносы от других, не-этнических общностей. Исследования показывают, что между соседними этносами абсолютных различий немного. Поэтому важны мера, степень, число таких особенностей. Специфика этноса, следовательно, может складываться как специфическое сочетание неспецифических или только отчасти специфических элементов.

Потому решительно нет оснований утверждать, что таланты “раздаются” народам неравномерно. Это подтверждается и биологами. Так, известный генетик-эволюционист Р.Левонтин пишет: “Существует много мифов о различиях в способностях и темпераменте этнических и расовых групп и социальных классов. В действительности, однако, нет оснований считать, что предполагаемые различия включают в себя что-либо сверх культурных и исторических различий” [ 66, 41]. Таким образом, мы с полным правом можем говорить о равенстве народов. Да, мусульманская Африка не порадовала мир ни живописью, ни скульптурой. Но причина этого вовсе не в том, что чернокожие бездарны: ведь скульптура Тропической Африки оказала огромное воздействие на европейское ваяние 20 в.. Причина проста: ислам запрещает изображение людей и животных, и цель этого запрета — борьба с идолопоклонничеством. Зато в мусульманских странах достигло небывалого расцвета искусство прихотливого орнамента и изысканной книжной миниатюры. Тут действует своеобразный “закон компенсации”: если чего-то недостает в одной сфере культуры определенного народа, то эта нехватка с лихвой восполняется другими сферами.

Все народы равны. Но “равны” не значит “одинаковы”. Возможно, главная ценность разделения человечества на этносы и состоит в том, что их культуры различны. Благодаря этому мир - многоцветная палитра, пестрая мозаика, состоящая из различных красочных элементов этнических культур. Можно ли представить унифицированно безнациональный мир? Тогда его “культурная карта” была бы одноцветна и скучна.

Прав Г.Гачев, говоря о том, что ”в исследовании Единого Целого - как взаимодействия разных членов в одном согласном организме человечества, видя его как оркестр, а народы как инструменты, при том, что труба не похожа на скрипку и играет другую партию, и каждый делает свое незаменимое дело... При том, что народы под одним солнцем и луной и почти одинаковым небом ходят, вовлечены в единый мировой исторический процесс (и этот покров, крыша их объединяет и приравнивает друг другу) они ходят по разной земле и разный быт и историю имеют, - то есть из разной почвы вырастают. А отсюда ценности, общие для всех народов (жизнь, хлеб, свет, дом, семья, слово, стихотворение и т.д.), располагаются в различном соотношении. Это особая структура общих для всех народов элементов (хотя и они понимаются по-разному , имеют свой акцент) и составляет национальный образ, в упрощенном выражении - модель мира ” [20 , 46-47 ] .

В книге “Закат Европы” О.Шпенглер утверждал, что культура народа — живой организм, переживающий те же возрастные этапы, что и человек; у культуры, как и у индивида есть душа . Понятие “души (или духа) народа” прошло длительную эволюцию, теперь оно чаще именуется “национальным” или “этническим” характером. И история этого понятия начинается в незапамятные времена — с того момента, когда люди впервые увидели, что разные этнические общности отличаются друг от друга. Об этих различиях говорил еще Аристотель: “Народности, обитающие в странах с холодным климатом, на севере Европы, преисполнены мужественного характера, но интеллектуальная жизнь и художественные интересы у них менее развиты <...> Наоборот, народы, населяющие Азию, очень интеллигентны и обладают художественным вкусом, зато им не хватает мужественности...” [80 , с. 80 ] . А в “Повести временных лет” читаем: ”И живяху кажьдо со своимь родом на своих местех, владеюще кождо родомь своимь, имеяху обычаи свои, закон отец своих и предания кожьдо свои нрав...” [ там же ] . Авторы еще не употребляют термина “дух” или “характер народа”, но уже видят, что характер этот есть и что он — разный у различных этнических общностей.

Зато у немецких философов 18-н.19 вв. этот термин уже в ходу. Например, по мнению И.Канта, “аффектация характера и есть именно общий характер народа, к которому он сам принадлежит; это прежде всего презрение ко всему иноземному, особенно потому что, как ему кажется, он только один может гордиться настоящею государственною и общественною свободою внутри государства с таким строем, который обнаруживает достаточно силы против внешних врагов” [ 24, 14 ] . Кант не только теоретизирует: он проводит анализ национального характера конкретных народов. Так, например, французский народ “характеризуется большим вкусом в общественной жизни... Они <французы> вежливы, главным образом, к тому иноземцу, который их посещает... Оборотная стороны медали - это их живость, недостаточно сдерживаемая обдуманными принципами, и при светлом и ясном разуме легкомыслие, в силу которого известные формы жизни, только потому, что они стары или были прославлены свыше всякой меры, у них не могут существовать долго, хотя бы при этих формах они чувствовали себя хорошо; сюда же относится заразительный дух вольности...” [ там же, 15 ] . Характеризуя испанский народ, Кант обращает внимание на “торжественность” испанцев: под этим он понимает чувство собственного достоинства, национальную гордость. Немецкий характер - это “флегма в соединении с рассудительностью, причем, он как не пускается в рассуждения относительно уже существующего, так и не пытается придумать ничего нового” [ там же, с.16 ] . Немец сверх всякой меры методичен и педантичен, продолжает Кант, причем объясняется это одновременно и самим духовным настроем нации, возможно, по причинам географическим или наследственным, а также благодаря германскому общественному устройству.

По Канту, синтез причин как социокультурного, так и природного свойства стоит у истоков национального характера. В свою очередь, Гегель открывает одну из важнейших особенностей любого народа, а именно: народ лишь тогда является народом, когда осознает себя.

Ко второй половине 19 века споры о том, что же является “духом народа”, набирают все большую остроту. Так, М.Лацарус и Г.Штейнталь считают, что дух народа складывается из духа множества индивидов, этому народу принадлежащим. С другой стороны, индивидуальное сознание есть продукт этого целого, звено, скрепленное с другими звеньями. Т.е., народный дух - это некий общий принцип, то, что объединяет людей в союз, то, что, собственно, и делает народ народом. Поэтому необходима новая наука, а именно, психология народов, которая бы занималась изучением народов, специфических черт их “характера”, а также законов их развития. Для этого следует познать их социальную специфику, язык, миф, религии, искусство, нравы, обычаи, потому что именно в них и отпечатывается “духовный уклад” народа.

Немецкий философ и филолог В.Вундт выделяет три главные сферы, в которых наиболее явственно отпечатался “дух народа”. Это миф, язык и обычай. “Язык содержит в себе общую форму живущих в духе народа представлений и законы их связи. Мифы таят в себе первоначальное содержание этих представлений в их обусловленности чувствованиями и влечениями. Наконец, обычаи представляют собой возникшие из этих представлений и влечений общие направления воли”, - утверждает он [18 , 32 ] .

При все своем несогласии с многими положениями Лацаруса, Штейнталя и Вундта, выдающийся русский философ Г.Шпет соглашается с главным: то, что делает народ народом, заключается не в общем хозяйствовании, общем языке, общем происхождении и т.п., а исключительно в том обстоятельстве, что члены этнической общности смотрят на себя как на народ. Следовательно, можно определить этнический характер так:

Этнический (национальный) характер (менталитет) есть особый психический склад народа, возникающий на основе всего его социокультурного опыта, всей совокупности традиций, идей, ценностей, стереотипов, идеалов, интересов, распространенных в данной этнической общности, оказывающих воздействие на ее представителей и “вылепливающих” ее образ как в сознании самой этой общности, так и в представлении других . Это целостная система черт, особенностей восприятия, мышления и поведения, которые могут встречаться и у других народов, но именно в таком выражении и соотношении отличают именно этот этнос.

В течении многих лет отечественные ученые не соглашались с такой точкой зрения. Но в последнее десятилетие их взгляды круто переменились. Причина этому, думается, проста: ни один из перечисленных ранее “объективных” признаков не выдержал проверки временем. Каждый из них в какой-то период главенствовал, но не удержался на этом пьедестале. Парадоксально, но единственным неизменным остался самый “субъективный” - этническое самосознание как ощущение себя членом определенного этноса и, следовательно, противопоставление (большее или меньшее) своей общности всем остальным подобным общностям. С другой стороны, не менее важны и другие компоненты национального характера — “ ментальность ” и “картина мира” этноса, речь о которых — впереди.