Лорд Питер. Индюки и орлы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 3.

Дни складывались в недели и понемногу Хэгин и Селин, наконец-то, начали осваивать премудрость, как быть настоящими индюками. Брэнт, в свою очередь, немало гордился ими. В свое время он воспитал много учеников, но в этих двоих было что-то уникальное, особенно в Хэгине, который старался изо всех сил.

И уж конечно, Брэнту пришлось потратить немало времени на то, чтобы научить Хэгина любить желуди. Хэгин, в свою очередь, усердно трудился над тем, чтобы пристраститься к этим ужасным желудям. Время от времени, ему даже казалось, что он начал наслаждаться ими. Но мы должны быть честны, и упомянуть о слухах, хотя возможно это только слухи, будто Хэгин говорил о своей любви к желудям лишь потому, что хотел угодить Брэнту.

Бедные орлята брали уроки, чтобы развить в себе склонность скрести землю. У них это неплохо выходило, но смотреть под ноги и низко наклоняться, казалось им обоим противоестественным занятием, не говоря уже о том, что от этого ужасно ныла спина.

Но одно обстоятельство действительно приводило Брэнта в замешательство: приходилось обучать двух этих маленьких индюшат бояться. Ему даже пришлось учить их прятаться от своих врагов. Это сбивало его с толку, так как все индюки просто по своей природе боялись … почти всего. Временами ему казалось, что эти двое ничего не боятся! Но орлята старательно учились бояться и постепенно, кажется, усвоили, как быть испуганными.

Много времени у Брэнта уходило на то, чтобы научить орлят вести себя по-индюшачьи: ходить с самодовольным видом, клевать и кулдыкать. Двое этих индюшат, казалось, просто совсем не умели кулдыкать. Фактически Брэнт вынужден был посвящать большую часть урока демонстрации кулдыканья. Кроме того, пронзительный крик этих индюшат, раздающийся время от времени, был самым страшным криком, который Брэнт когда-либо слышал в своей жизни. От этих звуков у него мороз пробегал по коже. Это был крик, который отражал какую-то первобытную радость и свободу. Брэнт очень надеялся, что они скоро забудут, как производить такой ужасный шум.

Как бы то ни было, двое молодых орлят усердно старались быть индюками. В свою очередь, Брэнт добился того, чтобы их наставники оставались с ними и днем и ночью, чтобы они ни на мгновенье не забывали, как ведут себя настоящие индюки.

Хэгин освоил эту науку. Но, с каждым днем, по мере того, как он ее осваивал, он все более и более разочаровывался.

Ему не давал покоя один вопрос: "Почему я единственный в мире индюк, которому трудно быть индюком?" Его вывод было очевидным. "Должно быть я худший, ничтожнейший индюк, из всех индюков, когда-либо живших на земле!"

Это очень сложная проблема, не правда ли? Когда вы индюк, вам легко и просто вести себя подобающим индюкам образом. Но, когда вы орел, невероятно сложно быть индюком. Кажется, что независимо от того насколько сильно вы стараетесь, вы всегда чувствуете себя неудачником.

Грустно признать, но, в конце концов, Хэгин и Селин стали походить на индюков, хотя по-прежнему чувствовали себя полными неудачниками. Интересно, случалось ли подобное с кем-нибудь еще??