Геродиан. История императорской власти после Марка

ОГЛАВЛЕНИЕ

Книга III

1. (1) Конец Пертинакса, ниспровержение Юлиана, прибытие Севера в Рим и поход против Нигера описаны в предыдущей книге. Нигер, получив совершенно неожиданное для него известие, что Север захватил Рим, что сенат провозгласил его императором и что Север ведет против него все пешее иллирийское войско и флот, впал в величайшее смятение; он начал рассылать наместникам провинций приказы охранять все подходы к стране и все гавани. (2) К царям парфян, армян и атренов 1 он отправил послов, прося их быть ему союзниками. Армянский царь 2 ответил, что он не будет союзником ни того, ни другого — с него будет довольно охранять свое, так как Север уже приближается. Парфянский 3 обещал приказать своим сатрапам собирать силы: это у них обычный способ собирать войско, когда возникает в нем нужда, так как наемников и постоянной армии у них нет. (3) Атрены же по приказанию тамошнего царя Барсемия вступили в союз и прислали ему лучников. (4) Все остальное войско Нигер собрал из находившихся поблизости военных лагерей 4 . Очень многие граждане Антиохии, особенно юноши, по легкомыслию и из преданности Нигеру вступили в армию, поступая так скорее по неопытности, чем по зрелому размышлению. Нигер приказал укрепить теснины и ущелья горы Тавра мощными стенами и валами, полагая, что эти укрепления сделают проходящие на востоке дороги неприступными. Тавр лежит между Каппадокией и Киликией 5 и разделяет живущие к северу и к востоку народы. (5) Нигер послал вперед войско, чтобы оно овладело Византием, самым крупным и цветущим из городов Фракии 6 , богатым людьми и средствами. Расположенный в самом узком месте пролива Пропонтиды, этот город имел большие доходы от морских пошлин и рыбной ловли; владея обширной и богатой территорией, он получал выгоды от обеих стихий. (6) Вот почему Нигер хотел заранее занять могущественный город, надеясь, главным образом, что сможет этим помешать переправе из Европы в Азию через пролив. Город был окружен мощной, очень высокой стеной, сделанной из мельничных четырехгранных камней, так плотно скрепленных и соединенных между собой, что всякий счел бы, что сооружение сделано из единой глыбы, а не составлено из разных частей. (7) Еще и {49} теперь, когда видишь сохранившиеся обломки и остатки этой стены, удивляешься и искусству первоначальных строителей и силе последующих разрушителей. Нигер считал, что он таким образом весьма предусмотрительно обезопасил себя.

2. (1) Север между тем двигался с величайшей поспешностью, не давая своему войску ни отдыха, ни покоя. Получив известие, что Византий занят, и зная, что он очень сильно укреплен, Север приказал войску переправляться к Кизику 7 . (2) Эмилиан, наместник Азии 8 , которому Нигер вручил управление страной и власть над войском, узнав, что армия Севера движется к Кизику, и сам направился туда же со всем войском — и тем, которое он набрал сам, и тем, которое ему прислал Нигер. Когда оба войска встретились, то в этих местах разыгрались крупные бои и победила армия Севера 9 ; воины Нигера обратились в бегство, и многие были перебиты, так что надежды пришедших с Востока были разбиты, а надежды иллирийцев получили подкрепление.

(3) Некоторые говорят, что дело Нигера погибло с самого начала из-за предательства Эмилиана. Называют две причины этого предательства. Одни говорят, что он злоумышлял против Нигера, завидуя ему и досадуя, что тот, его преемник по наместничеству в Сирии, теперь намеревается стать сильнее его, как государь и владыка. Другие утверждают, что Эмилиана толкнули на это решение его дети, которые прислали ему письмо и молили поступить так для их спасения. Север, найдя их в Риме, схватил и держал под стражей. Он весьма предусмотрительно воспользовался этой хитростью. (4) Так же и у Коммода было обыкновение оставлять у себя детей наместников, посылаемых в провинцию, чтобы иметь залог их преданности и верности. Зная это, Север, как только был провозглашен императором (а Юлиан был еще жив), тайно послав людей, позаботился о том, чтобы его собственные дети были выкрадены из Рима и не оставались во власти другого. (5) Сам же он, как только вступил в Рим, схватил всех детей тех, кто был наместником или занимал какие-нибудь должности на Востоке и по всей Азии 10 , и держал их при себе под стражей, чтобы наместники, желая спасти своих детей, покинули Нигера или, если уж они останутся ему верны, то прежде чем успеть причинить зло, пережили бы горе от потери своих детей. (6) После поражения при Кизике сторонники Нигера бежали со всей возможной быстротой, одни в предгорья Армении, а другие в Галатию и Азию 11 , стараясь побыстрее перейти Тавр, чтобы оказаться по ту сторону укреплений. Войско {50} же Севера, пройдя область Кизика, поспешно направлялось к соседней Вифинии 12 .

(7) Едва распространился слух о победе Севера, тотчас же во всех этих провинциях начались распри и несогласия в городах и это не вследствие какой-либо вражды или, напротив, расположения к воюющим государям, но из ревности, зависти, ненависти друг к другу и желания уничтожить своих же соплеменников. (8) Это — старинная болезнь эллинов, которые, постоянно находясь в раздорах и стремясь истребить тех, кто казался выделяющимся из других, погубили Элладу. Их государства, одряхлев и изнурив друг друга, стали сначала легкой добычей македонцев, а затем рабами римлян 13 . Эта болезнь ревности и зависти перешла и к процветающим в наше время городам. (9) В Вифинии тотчас после битвы при Кизике к Северу присоединились никомедийцы 14 , через послов предлагая Северу принять его войско и доставить ему все необходимое. Никейцы 15 же из ненависти к никомедийцам придерживались противоположного образа мыслей: они были готовы принять войско Нигера и тех беглецов, которые добирались до них, а также войска, посланные Нигером для защиты Вифинии. (10) Войска устремились из двух городов, будто из двух лагерей, и сошлись друг с другом. Завязалась ожесточенная битва, и сторонники Севера получили значительный перевес 16 . Оставшиеся в живых воины Нигера бежали и оттуда поспешно пробирались к теснинам Тавра, где, заградив укрепление, охраняли его. Сам Нигер, оставив достаточную, по его мнению, охрану укреплений, устремился в Антиохию, собирая войско и деньги.

3. (1) Войско Севера, пройдя Вифинию и Галатию, вторглось в Каппадокию, где задержалось для осады укреплений. Здесь его ждали немалые трудности, так как дорога была камениста, узка и потому трудно проходима, а осажденные, стоявшие за зубцами стены, бросали на них сверху камни и отважно отбивались. Немногие воины легко удерживали большое войско. (2) Одну сторону узкой тропы защищает очень высокая гора, а с другой стороны — глубокая пропасть, образованная стекающими с гор потоками. Вот это место и было укреплено Нигером со всех сторон, чтобы воспрепятствовать проходу войска. (3) Так обстояли дела в Каппадокии.

Между тем, из-за упомянутой уже зависти и вражды в Сирии между лаодикейцами и антиохийцами 17 вспыхнули раздоры, а в Финикии — между тирийцами и беритийцами 18 . Узнав о бегстве Нигера, они пытались лишить его почестей и стали славословить Севера. (4) Когда Нигер, находясь в Анти- {51} охии, узнал об этом, то, хотя он и отличался раньше добрым нравом, естественно вознегодовал за это предательство и своеволие и послал против обоих городов своих мавританских копейщиков и часть лучников 19 , приказав им убивать встречных, грабить имущество в городах, а самые города — поджигать. (5) Мавританцы, весьма кровожадные, отчаянные, легко дерзающие презирать и смерть и опасность, ворвались неожиданно в Лаодикею и подвергли народ и город всяческому поруганию. Оттуда они поспешили к Тиру, где подожгли весь город и учинили великий грабеж и резню.

(6) В то время как происходили все эти события в Сирии и Нигер собирал войско, армия Севера, обложив укрепление, осаждала его. Воины Севера очень пали духом и были в отчаянии вследствие прочности и неодолимости укреплений, защищенных к тому же горой и обрывом 20 . (7) Когда воины изнемогли, а их противники считали, что можно менее заботиться об охране, ночью внезапно хлынул сильнейший ливень с обильным снегом (ведь вся Каппадокия весьма холодная страна, а Тавр особенно). Итак, обрушился огромный, бурный поток, и поскольку на его привычном пути находилось укрепление, задерживавшее воду, то поток стал еще больше и мощнее; и вот тогда природа победила мастерство — стены не смогли устоять против напора, вода понемногу разрушила места скрепления камней и, наконец, фундамент, сделанный поспешно и без тщательности, не выдержал; поток, найдя дорогу, проложил себе путь. (8) Когда стража, поставленная у укрепления, увидела это, то, испугавшись, что враги появятся сзади и окружат их — после того как прорвался поток, ничто уже не препятствовало этому, — убегает, бросив посты. Войско же Севера обрадовалось тому, что произошло, воспрянуло духом, словно направляемое божественным провидением; узнав, что стража бежала, оно легко и беспрепятственно перешло Тавр и вступило в Киликию.

4. (1) Нигер, узнав о случившемся 21 и собрав большое, но непривычное к боям и трудам войско, шел быстрым маршем. Ведь множество людей и почти вся молодежь Антиохии с готовностью совершала поход и подвергалась опасностям ради Нигера. У этого войска не было недостатка в рвении, но оно очень уступало иллирийцам в опыте и силе.

(2) Оба войска сошлись 22 на очень открытой, продолговатой равнине у так называемого Исского залива 23 , ее окружает возвышенность наподобие амфитеатра, морской берег тянется очень далеко, словно природа создала это место для битвы. (3) Говорят, что здесь Дарий вступил в последнюю величайшую {52} битву с Александром, был побежден и захвачен в плен, причем и тогда люди из северных областей победили восточных 24 . Еще и теперь остается трофей и знак той победы — город на холме по имени Александрия 25 и медная статуя того, чье имя носит это место.

(4) Случилось так, что не только в том же самом месте произошло столкновение между войсками Севера и Нигера, но и исход битвы был таким же. Вечером оба войска разбили лагеря друг против друга, и всю ночь те и другие бодрствовали в тревогах и страхе; с восходом солнца они двинулись друг на друга, ободряемые своими полководцами. Оба войска бросились в битву со всем пылом, как в решающий последний бой, где судьба должна определить, кому быть государем. (5) Они так долго сражались и столько было убитых, что волны текущих по равнине рек несли в море больше крови, чем воды; наконец, восточные люди бежали; оттеснив их, иллирийцы одних сбрасывали в лежащее рядом море, а других, бежавших за холмы, преследовали и убивали, а вместе с ними и множество других людей, которые собрались из ближних городов и деревень поглядеть на происходящее с безопасного места.

(6) Нигер верхом на своем могучем коне убегает вместе с немногими и прибывает в Антиохию. Здесь он нашел бегущий народ, который как-то уцелел, услышал в городе стоны и плач тех, кто оплакивал детей и братьев; впав в отчаяние, он сам бежал из Антиохии. Скрываясь в каком-то предместье, он был найден преследовавшими его всадниками, схвачен и обезглавлен 26 . (7) Так кончил жизнь Нигер, поплатившись за свою нерешительность и медлительность, человек, как говорят, во всем остальном неплохой и как правитель, и в частной жизни. Север, уничтожив Нигера, беспощадно покарал его друзей, не только тех, кто добровольно служил ему, но и вынужденных к этому 27 . Узнав, что воины, которым удалось бежать, переходят реку Тигр и уходят к варварам из страха перед ним. Север возвратил их, объявив амнистию (впрочем, не всем). (8) Большое число их удалилось в чужие страны. Это и послужило главной причиной того, что варвары этой области впоследствии стали более упорными в рукопашных сражениях с римлянами. Ведь раньше они только стреляли из лука, сидя на конях, но не защищали себя тяжелым вооружением и не осмеливались в битве использовать мечи и копья; имея на себе легкие развевающиеся одежды, они обычно сражались, отступая и пуская назад стрелы. (9) Когда же у варваров появились беглецы-воины, среди которых много было ремесленников, {53} принявших варварский образ жизни, то они научились не только пользоваться оружием, но и изготовлять его.

5. (1) Север, устроив свои дела на Востоке, как ему казалось, наилучшим и выгоднейшим образом 28 , пожелал тотчас же двинуться на царя атренов и перейти в землю парфян. И тех и других он обвинял в дружбе с Нигером. Однако все это Север отложил до другого времени 29 , так как хотел сначала утвердить и упрочить за собой и за своими детьми власть над всей Римской державой. (2) После гибели Нигера Альбин казался ему лишним и обременительным; к тому же он слышал, что тот слишком по-императорски упивается именем Цезаря, что многие особенно видные сенаторы в своих частных тайных письмах уговаривают его идти на Рим, пока Север занят и отсутствует. Ведь патриции предпочитали иметь его правителем, так как он был из хорошего рода и, кроме того, как говорили, у него был добрый нрав. (3) Узнав об этом, Север все же отказался пойти на открытую вражду и начать войну с человеком, не давшим для этого никакого благовидного предлога 30 . Поэтому он решил сделать попытку устранить Альбина тайно, обманув его. (4) Вызвав самых верных из тех, кто обычно доставлял императорские письма, он дает им указания, представ перед Альбином, при всех вручить ему письма и попросить его отойти в сторону и наедине выслушать секретные указания; когда же он согласится и окажется без телохранителей, неожиданно напасть на него и убить. (5) Север дал им с собой смертельный яд, чтобы они, если смогут, уговорили кого-нибудь из поваров или виночерпиев тайно подать ему... так как друзья Альбина имели подозрения и советовали ему остерегаться человека лживого и способного к козням. (6) Ведь нрав Севера был уже известен по его обращению с полководцами Нигера; как выше было сказано, он с помощью их детей убедил их предать дело Нигера, а потом, воспользовавшись их услугами и добившись всего, чего хотел, убил и их самих, и их детей 31 . Так коварный нрав Севера обнаружился в его действиях. (7) Поэтому Альбин окружил себя более сильной стражей, и никто из прибывавших от Севера не подходил к нему, не сняв с себя меча и не будучи предварительно обыскан, чтобы выяснить, нет ли у него чего-нибудь за пазухой. (8) И вот, когда вестники Севера прибыли и, отдав при всех письма, попросили Альбина отойти и выслушать нечто тайное, он, что-то заподозрив, велит их схватить и, допросив наедине, узнает весь их умысел. Он наказывает их, а сам собирается против Севера, как против явного врага 32 . {54}

6. (1) Узнав это, Север, и вообще-то жестокий и легко поддававшийся гневу, не скрывал более своей вражды, но, созвав все войско, сказал следующее: "Пусть никто не обвинит меня в легкомыслии за мои прежние действия и не сочтет меня неверным и бессовестным по отношению к тому, кто был моим другом. (2) Ведь я все дал ему, разделив с ним могущество императорской власти, то есть то, что с трудом делят даже с родными братьями: то, что вы вручили мне одному, я разделил с ним. Но за все мои великие благодеяния Альбин отплатил мне неблагодарностью. (3) Он собирает против нас оружие и войско, презрев ваше мужество и пренебрегая своим долгом, желая в своей ненасытной жадности, несмотря на опасности, овладеть целиком тем, часть чего он получил от меня без войны и сражений; он не постыдился богов, которыми он часто клялся, не пощадил ваших трудов, которые вы перенесли с такой славой и доблестью. (4) Ведь он извлек выгоду из ваших подвигов, а если бы сохранял верность, то имел бы и больше почестей, полученных нами обоими от вас. Подобно тому, как несправедливо начинать мерзкие дела, так и малодушно не защищаться обиженному. К войне против Нигера нас привел не столько какой-либо благовидный предлог, сколько неизбежность вражды. Он вызвал нашу ненависть не тем, что стремился похитить имевшуюся у нас власть; каждый из нас с одинаковым честолюбием стремился к брошенной и ставшей предметом спора власти. (5) Альбин же, презрев клятвы и договоры, хотя он и получил от меня все, что обычно дают только родному сыну, предпочел стать мне врагом вместо друга, противником вместо близкого человека. Подобно тому как прежде мы, благодетельствуя Альбину, украсили его честью и славой, так теперь мы оружием изобличим его неверность и трусость. (6) Ведь его немногочисленное войско, состоящее из островитян 33 , не выдержит вашей мощи. Вы одни только благодаря своему рвению и мужеству победили в стольких битвах и покорили весь Восток; так неужели же ныне, когда у вас появились такие сильные союзники, когда почти все римское войско находится здесь, неужели теперь вы не одолеете с легкостью немногочисленных врагов, находящихся под командой человека и не отважного, и не трезвого? (7) Ибо кто не слыхал о его изнеженности, так что его образ жизни больше подходит для хороводов, чем для военного строя. Итак, смело двинемся с нашим обычным рвением и мужеством, полагаясь на богов, которых он оскорбил ложными клятвами, и помня о трофеях, которых мы воздвигли так много, а он презрел". {55}

(8) После этих слов Севера все войско объявило Альбина врагом; воины прославляли Севера, криком обещая ему всяческую поддержку, и тем воодушевили его еще больше и внушили ему добрые надежды. Раздав им щедрые дары, Север выступил в поход против Альбина. (9) Он отправил также людей для осады Византия, который все еще оставался занятым бежавшими туда полководцами Нигера. Впоследствии он был взят голодом 34 , весь город был разрушен, и Византий, лишенный театров, бань, всех украшений и чести, был подобно деревеньке отдан в рабство перинфянам 35 , так же как Антиохия — лаодикейцам 36 . Север послал очень много денег для восстановления городов, разрушенных войском Нигера. (10) Сам же он продолжал поход, не задерживаясь ни ради праздников, ни из-за усталости, не обращая внимания ни на холод, ни на жару. Часто шел он через холодные и высокие горы среди бурь и снегов 37 с непокрытой головой, поддерживая своим примером твердость и мужество воинов, так что они терпели усталость не только из страха или чувства долга, но подражая императору и соревнуясь с ним. Север послал также полководца с войском занять узкие проходы в Альпах и охранять входы в Италию 38 .

7. (1) Известие о том, что Север не медлит, но вот-вот появится 39 , привело беспечного и изнеженного Альбина в замешательство. Переправившись из Британии в лежащую напротив Галлию, он разбил там лагерь и отправил послов во все соседние провинции, требуя от правителей присылки денег и пропитания для войска. Некоторые послушались и выполнили это требование себе на гибель 40 : ведь впоследствии они понесли за это наказание. Те же, кто не послушался, спаслись, приняв свое решение скорее по счастливой случайности, чем обдуманно. Ведь только исход и судьба войны могли показать, какое решение было правильным. (2) Когда войска Севера прибыли в Галлию, начались стычки в разных местах 41 , а последнее сражение произошло при Лугдуне 42 , большом и богатом городе, в котором заперся Альбин и откуда он, не выходя сам, послал войско в битву. Сражение было очень упорным, и исход его долго оставался неясным. Ведь британцы храбростью и кровожадностью ничуть не уступают иллирийцам; так как оба войска сражались отважно, то одинаково трудно было обратить в бегство одно из них 43 . (3) По сообщениям рассказывавших правдиво и беспристрастно современников, фаланга Альбина, против которой сражался сам Север со своим войском, получила большой перевес, так что Север бежал, упал с лошади, но, сбросив с себя императорский {56} плащ, оставался незамеченным. Британцы преследовали врагов и уже запели победные песни, как если бы они добились окончательного успеха, но внезапно появился полководец Севера Лет 44 со своим свежим, еще не принимавшим участия в битве войском. (4) Его обвиняют в том, что он, ожидая исхода битвы, намеренно медлил, сберегая силы своего войска, так как стремился к власти; поэтому он и появился не раньше, чем узнал о падении Севера. Это обвинение подтверждается последующими событиями: ведь позднее, когда все решилось и Север освободился от забот, он богато наградил всех своих полководцев и только одного Лета, естественно, не забыв зла, убил. (5) Но все это случилось позднее. Тогда же, как было сказано, при появлении Лета с новым войском воины Севера ободрились, посадили его на коня и облекли в плащ. (6) Воины Альбина, считая, что они победили, пребывали в беспорядке, и когда на них обрушилось мощное и еще не участвовавшее в бою войско, они отступили после недолгого сопротивления. Когда же бегство стало всеобщим, воины Севера преследовали и убивали врагов, пока не ворвались в город. О числе убитых и взятых в плен с обеих сторон тогдашние историки писали, кто что хотел. (7) Воины Севера разграбили и сожгли Лугдун, Альбина схватили и обезглавили 45 , а голову его принесли Северу 46 . Так они воздвигли два великих трофея — на Востоке и на Севере 47 . Ничто нельзя сравнить с битвами и с победами Севера ни по обилию войск, ни по дальности передвижений, ни по числу сражений, ни по быстроте переходов. (8) Велики битвы Цезаря с Помпеем, где с обеих сторон сражались римские войска 48 , битвы Августа с Антонием или с сыновьями Помпея 49 , а еще раньше Суллы или Мария в междоусобных римских войнах и в сражениях с прочими противниками 50 , да и битвы других полководцев. Но нелегко привести еще пример, чтобы один человек победил трех государей, уже правивших; одного благодаря удаче убил в императорском дворце, хитростью одержав верх над его войском в Риме, второго, давно уже властвовавшего на Востоке и провозглашенного римлянами императором, а третьего, также обладавшего достоинством и властью Цезаря, одолел благодаря своей храбрости. Такой конец принял Альбин, недолго пользовавшийся гибельными почестями Цезаря.

8. (1) Север тотчас направил свою ярость против друзей Альбина в Риме 51 . Послав в Рим голову Альбина, он приказывает посадить ее на кол и выставить всенародно. Объявив в письме к народу о своей победе, он под конец добавил, что голову Альбина он послал для всеобщего обозрения, чтобы... {57} подобно.... и... гнев (2) Уладив все дела в Британии и разделив эту провинцию на два наместничества 52 , а также устроив все в Галлии, как ему казалось, наилучшим образом, Север убил всех друзей Альбина, независимо от того, добровольно или вынужденно они имели с ним дело, конфисковал их имущество 53 , а затем поспешил в Рим, ведя с собой все войско, чтобы показаться более страшным. (3) Проделав этот путь по своему обыкновению очень быстро, он вступил в Рим 54 , все еще полный злобы против оставшихся в живых друзей Альбина. Народ встретил его со всякими почестями и славословиями, неся лавровые ветви. Сенат тоже его приветствовал, причем большинство было в великом страхе, ибо они думали, что Север, будучи по природе жестоким к врагам и стремящимся наносить обиды даже по незначительным поводам, не пощадит их теперь, когда он имел для этого достаточные основания. (4) Итак, Север поднялся в храм Юпитера и, совершив положенные жертвоприношения, возвратился во дворец; для народа он устроил в честь своих побед богатые раздачи 55 , а воинам подарил большие деньги и разрешил многое из того, что раньше им не было позволено. (5) А именно, он увеличил им содержание 56 , позволил носить золотые кольца 57 и брать себе жен 58 . Все это прежде считалось чуждым воинскому воздержанию, так как мешало готовности к войне. Север первый поколебал твердый, суровый образ жизни воинов, их покорность и уважение к начальникам, готовность к трудам, дисциплину и научил их любви к деньгам, жадности, открыв путь к роскоши 59 .

(6) Устроив все это, как ему казалось, наилучшим образом, Север пришел в сенат, взошел на императорский трон и горько упрекал друзей Альбина, одним показывая их тайные письма, которые нашел среди его секретных бумаг, другим ставя в вину богатые дары, посланные Альбину. Остальным он указал на другую их вину: людям с Востока — дружбу с Нигером, а тем, кто был из другой части Империи, — знакомство с Альбином. (7) Всех видных сенаторов и людей, выдающихся в провинциях происхождением или богатством, он беспощадно убивал 60 , гневаясь, как он притворно утверждал, на врагов, а на самом деле из-за своего ненасытного сребролюбия. Ведь еще ни один государь не позволял деньгам так властвовать над собой. (8) Насколько силой духа, долготерпением в трудах и опытностью в военном деле Север не уступал никому из самых прославленных людей, настолько велико было в нем корыстолюбие, питаемое несправедливыми убийствами под любым предлогом. Властвовал он больше благодаря страху под- {58} данных, чем благодаря их преданности. (9) Впрочем, Север стремился угодить народу, постоянно устраивал богатые зрелища всякого рода 61 , часто убивал сотни диких зверей как из всех концов нашей страны, так и из варварских земель, щедро раздавал подарки. Он установил состязания в честь своих побед, отовсюду вызывая драматических актеров и гладиаторов. В его правление мы видели разнообразные зрелища одновременно во всех театрах, священнодействия и ночные празднества, устроенные в подражание мистериям. Эти игры тогда называли вековыми, так как слыхали, что они бывают через три поколения людей 62 . В Риме и по всей Италии глашатаи призывали всех прийти и увидеть то, что они никогда не видели прежде и не увидят впоследствии. Это означало, что промежуток между нынешними и следующими праздниками превосходит самую длинную человеческую жизнь.

9. (1) Прожив достаточно времени в Риме, Север объявил своих сыновей соправителями и императорами 63 . Стремясь снискать славу победителя не только в междоусобной войне против римских войск (в честь этого события он даже боялся праздновать триумф), но воздвигнуть трофеи и в войне с варварами, Север предпринял поход на Восток, выставив предлогом дружбу Барсения, царя атренов, с Нигером. (2) Прибыв на место, он пожелал пройти через Армению, но армянский царь, предупредив его, послал ему деньги, дары и заложников, умоляя о мире и обещая дружеский союз и преданность 64 . Так как в Армении все вышло согласно намерению Севера, он сразу же двинулся против атренов, к нему перебежал осроенский царь Авгар, представив в обеспечение верности заложниками своих детей и дав ему в помощь множество лучников 65 .

(3) Пройдя Междуречье 66 и страну адиабенов, Север пересек и Счастливую Аравию 67 ; там произрастают благовонные травы, которые у нас употребляются как ароматы и фимиамы. Разорив много деревень и городов и опустошив страну, он пришел в область атренов, расположился лагерем и осадил Атры 68 . (4) Город находился на вершине очень высокой горы, окружен мощной и крепкой стеной и был силен своими многочисленными лучниками 69 . Войско Севера прилагало все усилия, пытаясь взять город; всевозможные машины придвигались к стенам, были использованы все виды осады. (5) Однако атрены храбро защищались и, пуская сверху стрелы и бросая камни, причиняли войску Севера немалый урон. Наполняя глиняные сосуды крылатыми мелкими ядовитыми тварями, они бросали их на осаждающих. Попадая на лицо или на какую-либо другую обнаженную часть тела, эти существа, неза- {59} метно впиваясь, наносили опасные раны. (6) Многие воины были не в состоянии переносить душного воздуха и палящего солнца и умирали от болезней, так что большая часть войска погибла по этой причине, а не от руки врагов. (7) От всего перечисленного войско теряло мужество; осада ничуть не продвигалась вперед, и римляне больше терпели вреда, чем наносили его. Север, чтобы не пропала вся армия, ничего не добившись, отвел назад войско, крайне недовольное тем, что осада не привела к желаемому результату 70 . (8) Привыкнув постоянно побеждать во всех битвах, воины полагали, что, не одержав победу, они тем самым потерпели поражение. Однако судьба, вмешавшись в дела Севера, принесла ему утешение, ибо войско возвратилось в Рим не вовсе без успеха, но совершив даже больше, чем надеялось. (9) Войско Севера, двигаясь на многих кораблях, не пристало, как предполагалось, к римским берегам, но, отнесенное течением реки на большое расстояние, приплыло к парфянскому берегу 71 , который находился в нескольких днях пути от дороги на Ктесифонт. Здесь был дворец парфянского царя, в котором он мирно жил, считая, что битвы Севера с атренами его нисколько не касаются; поэтому он сохранял спокойствие и не ожидал ничего ужасного. (10) Между тем войско Севера, которое против воли было прибито течением к этим берегам, высадившись, опустошало страну, угоняя для своего пропитания встречающиеся ему стада и сжигая попадающиеся на пути деревни 72 . Понемногу двигаясь вперед, они оказались у Ктесифонта, где находился великий царь Артабан 73 . (11) Римляне, напав на не ожидавших этого варваров, убивали всех без разбора, город разграбили, а детей и женщин взяли в плен 74 . Так как царь с немногими всадниками бежал, римляне завладевают его казной и, захватив все драгоценности и сокровища, возвращаются.

(12) Так Север, скорее случайно, чем по обдуманному плану, прославил себя победой над парфянами 75 . После того как, вопреки всем ожиданиям, все так удачно закончилось, он написал сенату и народу, превознося свои подвиги и выставил надписи о своих битвах и победах. Сенат определил ему и все другие полагающиеся почести и, кроме того, присвоил ему почетные прозвания, взятые от наименований покоренных народов 76 .

10. (1) Уладив дела на Востоке 77 , Север поспешил в Рим, взяв с собой своих сыновей, находившихся тогда в юношеском возрасте 78 . Закончив путь, Север привел в порядок дела в провинциях, сделав в каждой то, что там требовалось 79 , посетил лагери в Мезии и Паннонии. Римлянами он был принят {60} как победитель с благоговением и с великими славословиями. Он устроил народу жертвоприношения, празднества, зрелища и торжества. (2) Произведя щедрые раздачи и празднования в честь своей победы 80 , Север еще немало лет прожил в Риме 81 , занимаясь судопроизводством, государственными делами, а также воспитанием и наставлением детей. (3) Они же (будучи уже юношами) были испорчены роскошью и столичным образом жизни, чрезмерной страстью к зрелищам, приверженностью к конным состязаниям и танцам. Братья ссорились между собой сначала из ребяческого самолюбия, из-за перепелиных боев и петушиных сражений или когда происходили драки между другими мальчиками. (4) Их увлечения зрелищами или музыкой 82 всегда приводили к ссорам; им никогда не нравилось что-нибудь одно, но все, приятное одному, другому было ненавистно. С обеих сторон их подзадоривали льстецы и слуги, угождая их детским прихотям и сталкивая братьев между собой. Север, узнав об этом, пытался их сблизить и вразумить.

(5) Старшего сына, настоящее имя которого, до того как он вступил в императорский дворец, было Бассиан, Север, как только ему удалось получить почести верховной власти, назвал Антонином, так как хотел, чтобы он носил имя, которое носил Марк; он женил его, надеясь, что в результате брака он образумится. Его жена была дочерью префекта претория по имени Плавтиан 83 . (6) Про него, человека в ранней молодости незначительного, некоторые говорили, что он подвергся изгнанию, уличенный в заговорах и многих преступлениях. Он был соотечественником Севера (ведь он тоже — ливиец) 84 : одни утверждали, что он — родственник Севера, а другие злословили, утверждая, что он в цветущем возрасте был его любовником. Как бы то ни было, Север, выведя его из низкого и незначительного состояния, обеспечил ему высокое положение, наградил его необыкновенным богатством, даря ему имения казненных 85 , и чуть ли не делил с ним власть 86 .

(7) Злоупотребляя властью, Плавтиан в своих действиях не останавливался ни перед жестокостью, ни перед насилием и стал, наконец, страшнее всех когда-либо властвовавших. Соединив его дочь со своим сыном, Север соединялся с ним домами.

(8) Не слишком довольный браком и женившись более по принуждению, чем по своей воле, Антонин враждебно относился и к молодой женщине, и к ее отцу: не делил с ней ни ложа, ни трапезы 87 , чувствовал к ней отвращение и часто грозил убить и ее, и ее отца, как только станет единственным {61} обладателем власти. Обо всем этом молодая женщина постоянно рассказывала отцу, сообщая ему о ненависти ее мужа к браку и возбуждая гнев отца.

11. (1) Плавтиан, видя, что Север уже стар и непрерывно болеет 88 , а Антонин — жестокий и дерзкий юноша, боялся угроз последнего и предпочел опередить его, решившись на что-либо иное, нежели дожидаться несчастья. (2) К тому же многое еще побуждало его домогаться императорской власти: размеры богатства, каким до него не обладал ни один частный человек, угодливость воинов, почести со стороны подчиненных, наконец, одеяние, в котором он выступал. Ведь он носил тогу с широкой полосой и занимал положение, на которое имели право только люди, дважды занимавшие должность консула, сбоку у него висел меч 89 , и вообще он один обладал всеми знаками почета. (3) Появляясь, Плавтиан вызывал такой страх, что никто не приближался к нему, а встречные поворачивали назад; шедшие перед ним объявляли, чтобы никто не смел останавливаться и смотреть на него, и приказывали отворачиваться и глядеть вниз.

Север был недоволен, когда ему сообщили обо всем этом, и стал испытывать к Плавтиану неприязнь, так что даже уменьшил его власть и решил поставить предел его чрезмерному тщеславию 90 . (4) Не перенеся этого, Плавтиан осмелился посягнуть на власть и замыслил следующее. Был у него один трибун по имени Сатурнин 91 , отличавшийся исключительной услужливостью по отношению к Плавтиану; такими же были и другие, но Сатурнин большей угодливостью добился полного доверия. Считая его самым верным и единственно способным выполнять тайные поручения, не разглашая этого, Плавтиан вечером, когда все разошлись, послал за ним и сказал: (5) "Теперь, наконец, появилась для тебя возможность доказать свое рвение и преданность мне, а для меня — достойно отплатить тебе и отблагодарить тебя по заслугам. Перед тобой выбор — либо стать тем, кем ты сейчас видишь меня, получить эту власть и занять мое нынешнее место, либо тотчас же умереть, поплатившись за непослушание. (6) Пусть тебя не пугает ни величие замысла, ни имена государей. Ведь ты один можешь войти в покой, где они отдыхают, так как тебе доверена смена ночной стражи 92 . То, что тебе предстоит сделать, ты можешь совершить беспрепятственно и тайно, иначе я не приказывал бы тебе этого, а ты бы не повиновался.

(7) Войди в императорский дворец, сделав вид, будто несешь спешные и тайные известия от меня, проникни к императорам и убей их. Ты человек сильный и легко справишься со {62} стариком и мальчиком; разделив со мной опасность, ты в случае успеха разделишь со мной и высшие почести". (8) Выслушав это, трибун в душе ужаснулся, но не потерял разума, ибо был человеком рассудительным (он ведь был родом сириец, а восточные люди хитры на выдумки). Видя, что Плавтиан вне себя, и зная его могущество, Сатурнин не стал противоречить ему, чтобы не понести за это наказания. Он сделал вид, что услышал нечто желанное ему и радостное, и, склонившись перед Плавтианом ниц 93 , как императором, попросил письменного приказа об убийстве. (9) У тиранов есть такой обычай, если они посылали кого-нибудь с поручением убить без суда, то давали письменное распоряжение, чтобы деяние было подтверждено приказом 94 . Плавтиан, ослепленный своей страстью, дает ему письменный приказ и посылает на убийство, добавив, что после смерти обоих императоров следует послать за ним, не дожидаясь, пока дело получит огласку, чтобы он появился во дворце раньше, чем узнают о захвате им императорской власти.

12. (1) Выйдя после этого уговора, трибун, как и всегда, беспрепятственно прошел через весь дворец. Понимая, что невозможно было бы убить двух императоров, живущих к тому же в разных зданиях, он остановился перед спальней Севера и позвал охранителей императорского покоя, требуя впустить его к Северу для некоего сообщения, касающегося жизни и безопасности императора. Те доложили Северу и по его повелению ввели к нему трибуна. (2) Войдя, Сатурнин сказал: "Я пришел к тебе, о владыка, не убийцей и палачом, как думает тот, кто послал меня, но, как я сам хочу, — спасителем и другом. Ибо Плавтиан, злоумышляя против власти, поручил мне убить и тебя и твоего сына, причем сделал это не только на словах, но и письменно. Вот его приказ. Я согласился для того, чтобы из-за моего отказа он не поручил бы этого другому; теперь же я пришел открыть тебе все и обнаружить дерзкий замысел". (3) Сатурнин со слезами произнес все это, но Север не сразу поверил ему, так как был сердечно расположен к Плавтиану и заподозрил здесь какой-то умысел и интригу. Он думал, что его собственный сын из вражды к Плавтиану и ненависти к своей жене, его дочери, придумал против него эту хитрость и смертельную клевету 95 . (4) Послав за сыном, Север стал упрекать его в том, что он строит козни против преданного человека и к тому же родственника. Сначала Антонин клятвенно уверял, что не знает, о чем идет речь, но поскольку трибун настаивал и показал письменный приказ, Антонин стал ободрять его и требовать новых улик. {63} Трибун, видя, в какую он попал опасность и боясь расположения Севера к Плавтиану, понял, что если заговор не будет раскрыт и доказан, его ждет страшная смерть, и (5) сказал: "Какое еще требуется большее доказательство, о владыка? Какие более ясные улики? Позвольте мне только, выйдя из дворца, послать кого-нибудь преданного мне с известием, что дело сделано. Плавтиан, поверив, появится в надежде занять пустой дворец. А уж когда он придет, ваше дело обнаружить истину. Только прикажите соблюдать во дворце полную тишину, чтобы все не стало известно слишком скоро и не повернулось бы по-другому".

(6) Сказав это, Сатурнин приказывает одному из самых преданных ему людей позвать Плавтиана как можно скорее так как оба императора повержены и тому необходимо оказаться внутри дворца прежде, чем все станет известно народу. Ведь когда твердыня 96 будет занята, а власть окажется в его руках, то все волей-неволей покорятся тому, кто уже стал государем, а не только собирается еще стать им. (7) Поверив этому и исполнившись надежд, Плавтиан уже поздним вечером, надев ради безопасности на себя панцирь, прикрыл его прочей одеждой и, взойдя на колесницу, поспешно приехал во дворец. Сопровождали его немногие слуги, которые думали, что Плавтиан вызван к императору для каких-то спешных дел. (8) Прибыв во дворец, Плавтиан беспрепятственно прошел внутрь, так как стража ничего не знала о происходившем. Трибун вышел ему навстречу и, заманивая в ловушку, назвал императором, взял по обыкновению за руку и ввел в спальню, где, как он говорил, лежали трупы императоров. (9) Север к тому времени уже приказал своим молодым телохранителям схватить Плавтиана, как только он появится. Тот, ожидая совсем другого, входит и видит перед собой обоих государей; его хватают. Пораженный таким оборотом дела, Плавтиан стал просить и умолять, оправдываясь тем, что все это ложь и клевета и подстроено врагами. (10) Север укорял Плавтиана, перечисляя свои многочисленные благодеяния и дарованные ему почести, тот же напоминал императору о прежней верности и преданности, так что мало-помалу почти убедил Севера своими словами, как вдруг на нем распахнулась одежда и стала видна часть панциря. Заметив это, Антонин, юноша дерзкий, вспыльчивый и к тому же в душе ненавидевший Плавтиана, воскликнул: (11) "Ну, а об этих двух уликах что ты скажешь? Ты приходишь во дворец вечером, незваный. А что значит панцирь на тебе? Кто приходит на обед или на пирушку вооруженный?". И с этими словами Антонин приказывает {64} трибуну и другим присутствовавшим обнажить мечи и убить этого человека, как изобличенного врага. (12) Те немедленно выполняют приказание юного государя, убивают Плавтиана и тело его выбрасывают на людную улицу 97 , чтобы все его видели и чтобы враги надругались над ним.

Так умер Плавтиан, потерявший рассудок в ненасытной жажде владеть всем и попытавшийся в конце жизни опереться на неверного подчиненного.

13. (1) На будущее Север назначил двух префектов претория 98 , сам же по большей части жил в загородных дворцах и в приморских частях Кампании, творя суд и занимаясь государственными делами 99 . Ведь он хотел отучить сыновей от их образа жизни в Риме и приучить к более дельному, так как видел, что они склонны к непристойным и неподобающим государям зрелищам. (2) Это пристрастие к зрелищам и соперничество, вызывавшее между ними постоянные расхождения и противоположность мнений, возбуждало души братьев и разжигало огонь раздора и вражды. Антонин, устранив Плавтиана, стал особенно невыносим. Он стыдился и боялся... всеми способами он подготовлял смерть его дочери, своей жены. (3) Поэтому Север выслал ее вместе с братом в Сицилию, дав им щедрое, вполне достаточное для жизни содержание 100 , по примеру Августа; ведь и последний поступил таким же образом с детьми своего врага Антония 101 . Север постоянно старался помирить сыновей, внушить им единомыслие и согласие, напоминая о старинных сказаниях и трагедиях, рассказывая о несчастьях братьев-царей, всегда бывавших следствием раздоров. (4) Север показывал им сокровища и храмы, полные денег. Указывал, что богатств и денег столько, что не будет нужды добывать их кознями, когда дома все имеется в таком изобилии, что воинов можно свободно и щедро награждать, что в Риме их силы увеличились вчетверо 102 , а перед городом размещено столько лагерей 103 , что никакие внешние враги не могут равняться или противостоять им ни численностью войска, ни ростом воинов, ни количеством денег. (5) Однако, говорил Север, от всего этого нет никакой пользы, если братья враждуют друг с другом и идет внутренняя война. Часто, настоятельно повторяя что-нибудь в этом роде или упрекая, он старался образумить и примирить их, они же не слушались, делаясь все необузданнее и хуже. (6) Льстецы тянули каждый в свою сторону пылких юношей, которые под сенью императорской власти ненасытно стремились ко всем приманкам наслаждения, и не только угождали их прихотям и самым постыдным желаниям, но и постоянно изыскивали что-нибудь {65} новое, чтобы еще больше ублажить одного и опечалить тем самым другого. Север уже наказал некоторых из них, уличив их в подобном поведении 104 .

14. (1) Между тем, пока Север негодовал по поводу такого образа жизни своих детей и их недостойной страсти к зрелищам, наместник Британии 105 присылает известие, что тамошние варвары восстали, разоряют страну набегами, грабят и производят много опустошений; поэтому он нуждается в большом войске для защиты страны или в появлении самого императора. (2) Север с удовольствием выслушал это известие, будучи вообще от природы славолюбивым и стремясь после восточных и северных побед воздвигнуть еще трофеи против британцев 106 . К тому же он хотел удалить из Рима сыновей, чтобы они в строгой военной обстановке отошли от роскошного римского образа жизни. Север объявляет поход в Британию уже глубоким стариком, страдая к тому же еще болезнью суставов; однако духом он был крепче всякого юноши. (3) Большую часть путешествия он совершил в носилках, нигде подолгу не останавливаясь. Он проделал этот путь вместе со своими сыновьями настолько быстро, что опередил и молву, и ожидания. Переправившись через океан, он появился перед британцами; отовсюду собрал воинов, составивших значительную силу, и приготовлялся к войне.

(4) Британцы 107 , ошеломленные неожиданным прибытием государя и узнав о мощном собранном против них войске 108 , отправили к нему послов для мирных переговоров и думали оправдаться в прежних винах. (5) Север хотел оттянуть время, чтобы не возвращаться назад в Рим, надеясь победить британцев и получить почетное прозвание. Поэтому он отослал послов ни с чем, а сам готовился к битве. Особенно он старался пересечь плотинами болотистые местности, чтобы воины могли легче пройти эту местность и сражались, стоя на крепкой земле. (6) Ведь большая часть британской земли затопляется непрерывными приливами океана и поэтому болотиста; варвары обыкновенно переплывают или переходят болота, погружаясь до пояса. Они ведь почти совсем без одежды, и ил не мешает им. (7) Они не знают платья, пах и шею прикрывают железом, считая его украшением и признаком богатства, как прочие варвары — золото. Тела они татуируют разноцветными рисунками и изображениями разных зверей. Они и не одеваются для того, чтобы не закрывать рисунки на теле. (8) Они весьма воинственны и кровожадны; оружие у них — только узкий щит, копье и меч, который висит на голом теле. Панциря и шлема они не знают и считают помехой при {66} переходах через болота, от которых поднимаются густые испарения и воздух над всей страной постоянно кажется туманным 109 . Приготовления Севера должны были в этих условиях помочь римскому войску, а также сдерживать и сковывать натиск варваров.

(9) Когда он увидел, что все необходимое для войны готово, то младшего своего сына, по имена Гета, он оставил в подчиненной римлянам провинции — творить суд и управлять государственными делами, назначив при нем советниками старейших из своих друзей. Антонина же он взял с собой и устремился против варваров. (10) Когда войско перешло лежащие впереди реки и земляные насыпи, находившиеся еще в пределах римских владений 110 , начались частые стычки и перестрелки, в результате которых варвары бежали. Бегство было для них нетрудным делом, потому что, зная свою страну, они прятались в лесах и болотах, а для римлян все это было помехой и только удлиняло войну 111 .

15. (1) Между тем престарелого Севера постигает затяжная болезнь, из-за которой он вынужден был оставаться дома, Антонину же он попробовал поручить управление войском. Но Антонин мало думал о войне с варварами; он старался расположить к себе войско, заставить всех смотреть только на него, всячески стремился к единовластию, клевеща на брата. (2) Тяжело больной, медлящий умереть, отец казался ему тягостным и обременительным. Он уговаривал врачей и прислужников как-нибудь повредить старику во время лечения, чтобы скорее от него избавиться 112 . Но Север, снедаемый больше всего печалью, наконец, скончался, прославив свою жизнь военными подвигами более, чем кто-либо из бывших до него государей. (3) Ведь никто прежде не собрал таких трофеев ни в гражданских войнах против своих врагов, ни во внешних — против варваров. Процарствовав восемнадцать лет, он упокоился, оставив наследниками юношей-сыновей 113 ; он передал им богатства, каких никто никогда не оставлял своим наследникам, и неодолимую военную силу. (4) Антонин, приняв власть после смерти отца, тотчас же начал убивать всех домочадцев, уничтожил врачей, которые не послушались его приказания ускорить смерть старика недобросовестным лечением, воспитателей, которые обучали его и брата, так как они надоедали ему, настоятельно упрашивая жить в согласии 114 . Словом, не оставил никого, кто был в чести и уважении у старика. (5) Наедине Антонин богатыми дарами и обещаниями угождал военачальникам для того, чтобы они убедили войско провозгласить его одного императором; против брата же {67} он придумал всякие козни. Воинов, однако, он не убедил: помня о Севере и зная, что оба родились от него и одинаково воспитывались ими с детских лет, воины выказывали обоим равное повиновение и преданность 115 . Антонин, после того как у него ничего не вышло с войском, заключил договор с варварами, даровал им мир и взял залоги верности. Затем он удалился из земли варваров и поспешил к брату и матери 116 . Когда все они оказались вместе, то и мать, и высокопоставленные лица, и советники, отцовские друзья 117 , пытались примирить братьев. (7) Антонин, поскольку все противодействовали ему в его желаниях, больше по необходимости, чем по доброй воле склонился к дружбе и согласию, скорее показному, нежели истинному. Оба таким образом управляли империей, имея равную власть. Они пожелали уйти из Британии и поспешили в Рим, везя останки отца. Предали его тело огню, а прах, смешав с благовониями и заключив в алебастровую урну, доставили в Рим, чтобы там поставить между священными памятниками государей. (8) Сами же вместе с войском как победители британцев переправились через океан и достигли противолежащей Галлии.

Итак, в этой книге описано, как Север окончил свою жизнь и сыновья унаследовали его власть. {68}

КОММЕНТАРИИ

Текст "Истории" Геродиана и статья А. И. Доватура печатаются по изданию: Геродиан. История императорской власти после Марка, книги I—VIII // ВДИ, 1972, № 1—4; 1973, № 1.

КНИГА III

1. Это жители Хатры — города-государства в Месопотамии. Он расположен в Северной Месопотамии, на границе центральной Месопотамской пустыни, рядом с рекой Тигр. Хатра, вместе с Пальмирой и Вавилоном, была одним из основных караванных центров, связывающих Парфию с Западом. Поэтому город был богатый и хорошо укрепленный. Траян не смог его захватить во время кампании 117 г .

2. Этим армянским царем был либо Вахарш II, сын Санатрука (Dio., XXV, 9,6 — греч. Вологез), либо его отец, армянский царь Санатрук (см. о нем Suida, но без датировки; см. также Фавста Византийского (IV, 24) об усыпальнице "армянского царя Санатрука").

3. Это был сравнительно молодой Вологез IV, взошедший на престол в 191/192 г.

4. Ср. книгу II, прим. 58. Вполне вероятно, что среди поддержавших Нигра легионов были 3 сирийских (II Галльский, IV Скифский, XVI Флавиев) и 2 каппадокийских (XV Аполлинариев, XII Проливов (Fretensis — лат. пролив, преимущественно Сицилийский, из района которого были набраны солдаты легиона); Каппадокия — область на востоке Малой Азии, между реками Галисом и Евфратом), а также, очевидно, египетский легион (II Траянов; ср. Victor, Caes., XX, 9; Eutrop., VIII, 18,4 о "Песценнии Нигре, который начал войну в Египте и Сирии"). Менее вероятна, но также весьма возможна поддержка 2 палестинских легионов (X Проливов, VI Железный) и 1 аравийского (III Киренский; провинция Аравия занимала территорию совр. Западной Иордании и Синайского полуострова).

5. Киликия — область на юго-восточном побережье Малой Азии; Тавр — протяженный горный массив, который начинается в Карии и Ликии (юго-западная и южная области Средиземноморского побережья Малой Азии), продолжается на восток через Памфилию (соседняя с Ликией область), разделяет Киликию и Каппадокию, а также, далее на восток, Каппадокию и Коммагену (область в северо-восточной Сирии), и доходит до реки Евфрат; далее Тавр отделяет Армению от Месопотамии.

6. Нигер хотел также овладеть и Перинфом (городом на берегу Пропонтиды — Мраморного моря, западнее Византия), однако его войска не смогли этого сделать, понеся большие потери, поскольку Перинф уже был занят отрядом иллирийских войск под командованием Фабия Цилона (SHA, Sev., VIII, 12—13; Dio. apud Xiph., LXXIV, 6, 3).

7. Кизик — греческий город на южном (малоазийском) побережье Пропонтиды. Это явно были основные силы Севера, и следовательно, находились под его общим командованием, но этой операцией, по-видимому, руководил Гераклит (SHA, Nig., V, 2).

8. Аселлий Эмилиан. О нем известно немного: ок. 176/180 гг. был наместником Фракии; после этого — дополнительным (взамен выбывшего) консулом; легатом Сирии он был назначен, по-видимому, не позже 186 г .; в 192 г . стал проконсулом провинции Азия.

9. Первая крупная победа Севера у Кизика имела место примерно в конце 193 г . Очевидно, что Север непосредственно не руководил сражением: битву выиграли его полководцы (SHA, Sev., VIII, 16; Nig., V, 7). При этом следует отметить, что действия Нигра до Кизика не были совершенно неудачными, — ср. надписи на его монетах: victoria iusti Augusti; invicto imperatori tropaea.

10. Сразу после своего прибытия в Рим Север прежде всего позаботился о захвате детей Нигра, послав за ними, по одним сведениям, Плавциана (SHA, Sev., VI, 10), по другим — Фульвия (SHA, Nig., V, 2). {209}

11. Галатия — названная по осевшим здесь в первой половине III в. до н. э. кельтам-галатам (галлам) область на центральном плоскогорье Малой Азии в районе Анкиры (совр. Анкара). Азия — это провинция Азия, состоящая из западных прибрежных областей Малой Азии — Мисии, Лидии, Карии, а также внутренней области Фригии.

12. Провинция Вифиния и Понт, расположенная на северо-западном и северном Черноморском побережье Малой Азии. Вообще же, после битвы у Кизика сложилась следующая ситуация: основные силы Паннонской армии под командованием Клавдия Кандида, к которому, возможно, присоединилось войско Фабия Цилона из Перинфа, двигался в восточном направлении; другая часть сил Севера, осаждавшая Византий — прежде всего, это войска из Мезии под командованием Мария Максима, — угрожала Вифинии с севера; сам Север в это время прибыл во Фракию вместе с новыми рекрутами, однако, согласно Диону (apud Xiph., LXXV, 6,1), не переправился в Азию, чтобы принять на себя непосредственное командование.

13. Македонский царь Филипп II захватил Фракию, Фессалию, часть Центральной Греции. Благодаря этим успехам одна часть греков увидела в Филиппе "учредителя порядка", который сможет положить конец греческой системе малых государств и дать возможность начать войну против персов, чтобы вывести Грецию из социально-политического кризиса. В противоположность им антимакедонские круги усматривали в Филиппе смертельного врага демократической независимости и свободы Греции и опасались потери прибыльной черноморской торговли. Отсутствие единства не позволило создать единый фронт обороны против Филиппа. В 338 г . при Херонее Филипп разбил войска антимакедонской коалиции и, фактически подчинив себе Элладу, заложил основу македонского господства в Греции. Рим приобрел влияние в Греции прежде всего как союзник греческих полисов против Македонии. После победы в 197 г . до н. э. при Киноскефалах над войском македонского царя Филиппа V, римляне провозгласили лозунг "возврата к свободе" для греков. В 168 г . после битвы при Пидне Македония была разгромлена и в 148 г . до н. э. объявлена римской провинцией, к которой в 146 г . до н. э. после безуспешного повстанческого движения была присоединена Греция.

14. Никомедия формально считалась столицей Вифинии. Подобное поведение ее жителей выглядит вполне естественным, поскольку один из полководцев Севера, Клавдий Кандид, был в Никомедии чиновником государственного контроля (curator (logista)) одно время до войны.

15. Никея находится на расстоянии ок. 48 км . от Никомедии и является вторым по величине и значению городом в Вифинии, — недаром Страбон (XII, 4, 7) называет Никею столицей Вифинии из-за ее богатства и стратегически важного расположения — центра торговли.

16. Эта битва произошла до февраля 194 г ., и вскоре после сражения у Кизика. Войсками Севера командовал Клавдий Кандид, который происходил из всаднического рода и был одним из тех, кого Коммод назначил на высшую должность без прохождения промежуточных ступеней (adjecti inter praetorios); по всей видимости, он возглавлял группировку Паннонской армии в Азии. Среди других полководцев Севера известны Валериан, легат Галатии, и П. Корнелий Ануллин, проконсул Африки в 193/194 г., который позже (в 195 г .) был с Севером в Адиабене, затем был вторым консулом, а в 199 г . был назначен префектом Рима.

17. Лаодикея и Антиохия были основаны почти одновременно царем Селевком Никатором (305—281 гг. до н. э.), и назывались (вместе с Селевкией в Пиерии и Апамеей) "сестрами из-за их согласия друг с другом" (Strabo, XVI, 2,4). Однако эти города, находившиеся на расстоянии ок. 80 км . друг от {210} друга, были постоянными конкурентами. За свою позицию Лаодикея была вознаграждена Севером: ей был предоставлен статус метрополии, столицы Сирии, а Антиохия была подчинена Лаодикее (см. Herod., III, 6,9).

18. Тир был главным городом Финикии; здесь находился второй после Антиохии монетный двор в Сирии. Берит (совр. Бейрут) — город в Финикии, расположенный на расстоянии ок. 106 км . севернее Тира. Север вознаградил Тир за преданность (см. ниже, II, 3,5): город был сделан столицей новой провинции — Финикии, и получил ius Italicum.

19. Для карательной акции Нигер выделил войска, состоящие из варваров — мавританцев и лучников, присланных из союзной ему Хатры (см. Herod., III, 1,3).

20. Обычно считается, что Геродиан описывает проход Киликийские Ворота, узкое ущелье, имевшее 9 м . в длину, ок. 15 м . в высоту, и не более 1,5 м . в ширину. Приток реки Кидн протекает по ущелью, оставляя совсем немного места для дороги. Однако Киликийские Ворота были основным проходом в Киликию из Каппадокии.

21. Во время противостояния в горах Тавра, или несколько ранее, начались переговоры Севера с Нигром: Нигер предлагал Северу разделить власть, а Север предлагал Нигру безопасное изгнание, если тот сложит оружие, однако это не распространялось на его сподвижников. В результате переговоры окончились ничем (см. SHA, Sev., VIII, 14—15; Nig., V, 8).

22. Битва у Исса обычно датируется ноябрем 194 г ., что подтверждается и сообщением Геродиана о погодных явлениях (см. III, 3,7): паводки, вызванные снегопадами в тех местах обычно приходятся на зиму и весну, однако Геродиан ясно пишет о неожиданности снегопада, т. е. описываемые события происходили не зимой, что позволяет отнести их к ранней осени.

23. Назван так по городу Иссу, находившемуся на берегу этого залива (совр. залив Искендерун). Видимо, битва произошла невдалеке от Сирийских Ворот — границы между Киликией и Сирией, которые находились рядом с заливом (см. Strabo, XIV, 5, 19; ср. Dio. apud Xiph., LXXIV, 7,1, слл.).

24. Здесь Геродиан немного путает: в 332 г . до н. э. Александр Македонский победил в битве при Иссе войска персидского царя Дария; однако последней битвой Александра с Дарием было сражение при Гавгамелах в 331 г . до н. э.

25. См . Strabo, XIV, 5,19; Plin., NH, V, 91. Эта Александрия располагалась ок. 25 км . южнее Иссы, на берегу залива.

26. Дион сообщает, что Нигер был пойман, когда собирался пересечь Евфрат и соединиться с парфянами (apud Xiph., LXXIV, 8,3); вполне возможно, что эти сведения являются частью антинигровской пропаганды. По приказу Севера голову Нигра носили на копье, а затем отослали в Рим (SHA, Sev., IX, l; Nig.,VI, l).

27. "Он сурово наказал многих, последовавших за Нигром, кроме лиц сенаторского сословия". Из сенаторов, стоявших на стороне Нигра, он никого, за исключением одного человека, не казнил. Однако, это не распространялось на тех сенаторов, которые служили в войске Нигра военачальниками или трибунами: все они были казнены, и, в первую очередь, Эмилиан, объявленный врагом еще во время осады им Перинфа. Города, поддерживавшие Нигра, также подверглись притеснениям и штрафам: например, Антиохия была подчинена Лаодикее, а у Неаполя в Палестине вообще было отнято право считаться городом (см. SHA, Sev., IX, 3—8).Что касается Нигра, то его имущество было конфисковано, а род истреблен (SHA, Nig., VI, 1).

28. Сирия была разделена на две провинции: Келесирию (северная Сирия и Коммагена) — сенатскую провинцию с двумя легионами, и Финикию (юж- {211} ная Сирия) — императорскую провинцию с одним легионом. Это разделение произошло вскоре после битвы у Иссы в 194 г ., но до лета 195 г . — первого парфянского триумфа Севера. Первым правителем новой провинции Финикия стал Т. Манилий Фуск.

29. Север действительно отложил военные действия против Хатры, однако в 195 г . состоялась его первая парфянская кампания: он выступил против "соседей Мидийцев и Персов", — Осроены, Адиабены и Аравии (правители Адиабены и Осроены, воспользовавшись гражданской войной в Римской империи, попытались отложиться от нее и восстановить свою политическую самостоятельность, — их войска осадили римский гарнизон в Нисибе; после разгрома Нигра цари Осроены, Адиабены и Хатры направили к Северу посольство, и предлагали ему материальную компенсацию, возвращение пленных, но требовали признать их независимость от Рима; Север отверг эти предложения и, двинувшись в северную Месопотамию, освободил Нисиб от осады), и после победы над ними получил титулы Аравийский, Адиабенский и Парфянский, но от титула Парфянский Север отказался, чтобы не раздражать парфян. После завершения войны в 195 г . Север создал новую провинцию Осроена (см. SHA, Sev., IX, 9—11; Dio. apud Xiph., LXXV, 1—3).

30. Альбин послал деньги для восстановления городов, разрушенных Нигром (SHA, Cl. Alb., XI, 1). Это, безусловно, привлекало на его сторону население этих городов, но Север, понимавший это, не мог, однако, Альбина ни в чем обвинить.

31. Жена и дети Нигра, прежде отправленные в ссылку, были также казнены (SHA, Sev., IX, 2; Nig., VI, 1).

32. Точная датировка начала открытого противостояния Альбина и Севера нам не известна. Согласно Диону (apud Xiph., LXXV, 4,2), сведения о возобновлении гражданской войны достигли Рима во время Сатурналий (15 декабря) 195 г .. В то же время старший сын Севера, Бассиан Каракалла, был объявлен Цезарем и получил имя М. Аврелия Антонина в Верхней Мезии, во время похода против Альбина (SHA, Sev., X, 3), и в качестве Цезаря он впервые появляется вместе с Севером на рескрипте, датированном 1 января 196 г . (Cod. Just., IX, 41,1). Таким образом, начало открытого военного конфликта Альбина с Севером следует датировать ноябрем-декабрем 195 г .

33. Альбина поддерживали 3 британских легиона и необычно сильные вспомогательные отряды, находившиеся в провинции, — мобилизация всех этих войск для войны с Севером привела к разрушению пограничной системы в Британии. Альбина, по-видимому, поддерживал также испанский легион, недаром наместник провинции Тарраконы Л. Новий Руф был позже казнен Севером как сторонник Альбина (SHA, Sev., XIII, 7).

34. Дата падения Византия связана с получением Каракаллой титула Цезаря: в письме Севера жителям Азаний, города во Фригии, сообщается о провозглашении Каракаллы Антонином, а подписано это письмо таким образом: imperator VIII; согласно единодушному мнению исследователей, Север получил это звание после падения Византия. Таким образом, Византий пал в конце 195—начале 196 г . (imp. VIII в титулатуре Севера не появляется на монетах до 196 г .). Однако сведения Диона вносят определенный диссонанс: он сообщает, что Север получил сведения о падении Византия в Месопотамии (apud Xiph., LXXIV, 14, 2), и что осада Византия длилась три полных года (apud Xiph., LXXIV, 12,1), — т. е. до середины 196 г . Тогда получается, что зиму 195/196 гг. Север провел на Востоке, откуда писал азанцам и где провозгласил Каракаллу Цезарем. Это противоречит сообщениям и Геродиана и SHA (Sev., X, 3) о том, что падение Византия и провозглашение Каракаллы Цезарем имело место во время похода Севера против Альбина, когда он нахо -{212} дился в Европе (и зимовал, судя по всему, в Паннонии, — см. SHA, Sev., X, 7). Что касается кампании в Месопотамии, то ее длительность не известна, однако есть сведения о победных приветствиях Севера в Египте до 29 августа 195 г . Иными словами, следует признать, что сообщение Диона о нахождении Севера в Месопотамии во время взятия Византия является ошибочным, а 3 полных года осады Византия, о которых говорит Дион, он, очевидно, спутал с 3 полными годами правления Севера (третий год его правления заканчивался в конце 195 г .).

35. Перинф сохранял лояльность по отношению к Северу (SHA, Sev., VIII, 13). Дион (apud Xiph., LXXIV, 14,3—5) уточняет, что Византий потерял свой городской статус (ius civitatis), и его земли были отданы Перинфу. Кроме того, в течение двух лет Византий должен был содержать армию Мария Максима. Права городу были возвращены позже, ок. 201 г ., благодаря вмешательству Каракаллы (SHA, Car., I, 7).

36. Лаодикея стала столицей Сирии и получила ius Italicum "за заслуги в гражданской войне" (Dig., L, 15, 1, 3). Как и Византий, и Неаполь в Палестине (SHA, Sev., IX, 5), Антиохия была низведена до статуса деревни, но сведений о ее разрушении мы не имеем. Ок. 201 г ., благодаря ходатайству Каракаллы, права Антиохии были восстановлены (SHA, Car ., I, 7).

37. Речь идет о марше весной 196 г . Зимовал Север вместе с армией в Паннонии (SHA, Sev., X, 7).

38. Это мог быть либо К. Юлий Пакатиан, который был первым прокуратором провинции Осроена, а позже наместником провинции Альпы Коттийские (называлась так по перевалу — совр. Мон-Женевр), а затем был в свите императора; либо Л. Фабий Цилон — командующий войсками в Италии.

39. Север посетил Рим в 196 г . (SHA, Sev., X, 1) и, по-видимому, начал проводить чистку в сенате (SHA, Sev., X, 2; Dio. apud Xiph., LXXIV, 9,1—4). Одновременно он заставил сенат объявить Альбина врагом (SHA, Cl. Alb., IХ, 1).

40. Нам известен лишь Л. Новий Руф, консул 186 г . и наместник провинции Испания Тарраконская в 193 г . (см. о нем SHA, Sev., XIII, 7).

41. Вначале, еще до прибытия Севера в Галлию, Альбин победил полководцев Севера (SHA, Sev., X, 7; Cl. Alb., IX, 1), — так, например, потерпел серьезное поражение просеверовский наместник провинции Нижняя Германия Вирий Луп (Dio. apud Xiph., LXXV, 6,2). Когда Север прибыл на театр военных действий, он взял в свои руки руководство войсками, но война продолжала идти с переменным успехом, — в частности, он победил Альбина в бою у Тинурция, однако сам в этом сражении едва не погиб (SHA, Sev., XI, 1—2).

42. Лугдун (совр. Лион), располагался на пересечении торговых путей и являлся административным центром провинции Галлия Лугдунская. Дион, описывая эту битву, сообщает, что это было первое сражение, в котором Север лично участвовал (apud Xiph., LXXV, 6—7), однако это маловероятно.

43. О силах Альбина см. прим. 33. Войско Севера состояло из иллирийских легионов под командованием Т. Клавдия Кандида, к которым были присоединены вексилляции дакийских легионов под командованием Т. Клавдия Клавдиана, а также мезийские легионы Мария Максима. Возможно, были и какие-то из германских легионов (ср. Dio. apud Xiph., LXXV, 6,2).

44. Кто был этот Лет, неясно. Нам известно несколько человек с этим именем: Юлий Лет, близкий соратник и советник Севера в Равенне в 193 г . (SHA, Did. Jul., VIII, 1); полководец Севера во время его первой Парфянской войны 195 г . (Dio. apud Xiph., LXXV, 2—3); уже упомянутый полководец у Лугдуна в начале 197 г . (Dio. apud Xiph., LXXV, 6,8; возможно, он же имеет- {213} ся в виду в SHA, Sev., XI, 2); защитник Нисиба в конце 197 г . (Dio. apud Xiph., LXXV, 9,1—2); военачальник у Хатры, казненный за предательство (Dio. apud Xiph., LXXV, 10; SHA, Sev., XV, 7). Это может быть и один человек, ведь Геродиан (III, 7, 4) говорит о его казни "позднее, когда все решилось и Север освободился от забот", т.е., по-видимому, после завершения всех войн (в 199 г . Север закончил войну против Парфии, а, точнее, практически непрерывную цепь войн с 193 г ., и не воевал до 208 г ., т. е. даты казни Лета, упомянутого у Хатры, и Лета, упомянутого у Лугдуна, совпадают) .

45. Существует несколько версий смерти Альбина: он совершил самоубийство; его поразил мечом его собственный раб; он был убит воинами, которые хотели этим снискать милость Севера (см. SHA, Cl. Alb., IX, 3—4; Dio. apud Xiph., LXXV, 7,3). Север, видимо, сильно ненавидел своего противника, поскольку голову его отослал в Рим, а труп велел бросить перед своей палаткой, где он и пролежал много дней, а затем был брошен в реку Родан (совр. Рона). Вместе с Альбином были казнены его жена и дети, чьи тела также были брошены в Родан, а затем истреблен и весь род Альбина (см. SHA, Sev., XI, 6—9; XII, 7; Cl. Alb., IX, 5—7).

46. Битва при Лугдуне и смерть Альбина датируются 19 февраля 197 г . (SHA, Sev., XI, 7).

47. Единственная известная надпись — на алтаре, посвященном Юпитеру Разрушителю и Фортуне Возвращающейся. Надпись оставлена Т. Флавием Секундом Филиппианом и его семьей, когда он был возвращен на должность наместника провинции Галлии Лугдунской. Он — один из тех, кто был специально назначен Севером, ведь Секунд поддержал его в 193 г ., будучи легатом легиона XIV Gemina в Верхней Паннонии.

48. В 60 г . до н. э. Юлий Цезарь вошел в соглашение (триумвират) с двумя другими могущественными деятелями Рима — Помпеем и Крассом. В 56 г . триумвират был возобновлен, но после смерти Красса в 53 г . возле Карр Помпей, настроенный против Цезаря, сблизился с оптиматами и в январе 49 г . стал главнокомандующим над войсками партии сената. Цезарь, поставленный перед выбором — либо сдаться, либо начать войну, — вторгся в Италию. Помпей отправился со своими войсками в Грецию, где в августе 48 г . до н. э. состоялась битва при Фарсале между войсками Помпея и Цезаря, в которой армия Помпея была разбита, сам Помпей бежал в Египет, где и был убит. В августе 46 г . Цезарь разбил в битве при Тапсе собравшихся в Африке помпеянцев во главе с сыном Помпея Секстом, Катоном, и другими. В 45 г . победой при Мунде Цезарю удалось положить конец вооруженному сопротивлению сыновей Помпея.

49. После смерти Цезаря в 44 г . до н. э. его наследником по завещанию был назначен его внучатый племянник и приемный сын Октавиан Август, который начал борьбу с полководцем Цезаря Антонием, также претендовавшем на власть. Однако в 43 г ., после победы над республиканским войском Брута при Мутине и похода на Рим вместе с Лепидом, Август, Антоний и Лепид заключили второй триумвират. В 42 г . триумвиры одержали окончательную победу при Филиппах над войсками убийц Цезаря — Брута и Кассия, после чего в Брундизии они заключили договор о разделе империи: Август получал Запад, Антоний — Восток, Лепид — африканские провинции. В 36 г . при Милах и Навлохе была одержана победа над Секстом Помпеем, сыном Помпея, получившем от республиканского сената в 43 г . командование флотом и владевшем Сицилией. После отстранения от власти Лепида Август начал ожесточенную борьбу против Антония. В 31 г . до н. э. Август одержал победу в морском сражении над Антонием. {214}

50. См . книгу IV, прим. 58. До начала гражданской войны с Суллой Гай Марий одержал победу в Африке над Югуртой в 104 г . до н. э., разбил в 102 г . тевтонов при Аквах Секстиевых, и в 101 г . кимвров при Верцеллах.

51. Север получил в Галлии протоколы сената, содержащие постановление о похвале Клодию Цельзину, брату Клодия Альбина, что, естественно, привело Севера в ярость. Кроме того, Север захватил архив Альбина, и выяснил, кому Альбин писал в Рим, и кто ему отвечал, (см. SHA, Sev., XI, 3; Cl. Alb. XII, 3—12).

52. На Верхнюю Британию, сенатскую провинцию с 2 легионами, и Нижнюю Британию, императорскую провинцию с 1 легионом. Однако следует отметить, что это разделение Британии не прослеживается по источникам ранее 211—220 г. Да и сам Геродиан далее упоминает Британию как единую провинцию (III, 14,1). Так что вполне вероятно, что Геродиан имел в виду не территориальное, а административное разделение военной и гражданской властей, — по-видимому, для усиления контроля за положением дел в этой отдаленной и, очевидно, враждебной Северу провинции. Действительно: новым наместником Британии в 197/198 гг. стал Вирий Луп (Dio. apud Exc. Urs., LXXV, 5,4), и в это же время зафиксирован прокуратор Британии С. Варий Марцелл, который явно был специальным уполномоченным Севера, — недаром он вскоре женился на племяннице Юлии Домны.

53. После смерти Альбина Север некоторое время занимался военными операциями против сторонников Альбина, сохранивших ему верность. После этих событий, а возможно и в ходе их, он казнил многих знатных испанцев и галлов, — в большинстве своем, сторонников Альбина, а их имущество конфисковал. О масштабах его карательных акций можно судить хотя бы по тому, что даже после раздачи воинам очень крупного жалования в распоряжении Севера остались огромные суммы ("большую часть золота, имевшегося в Галлиях и Испаниях... он (т. е. Север) сделал императорской собственностью"), для управления которыми Север восстановил исчезнувший после смерти Коммода институт управления частным имуществом императора (SHA, Sev., XII, 1—5). Результатом этих действий было то, что через несколько лет Север был вынужден предпринять меры против "отщепенцев и мятежников" (defectores et rebelles) в этих районах. Что касается друзей Альбина, то Север приказал казнить всех взятых в плен военачальников Альбина, а трупы убитых в бою сенаторов-альбинцев приказал разрезать и разбросать (SHA, Sev., X, 8; XI, 5), что, естественно, лишало их погребения, игравшего важную роль в римской идеологии.

54. Совершив 4—7 мая 197 г . в Галлии жертвоприношения, Север отправился в путь, прибыв в Рим 9 июня 197 г .

55. Вполне вероятно, что Север отмечал 5-ю годовщину своего вступления в Рим, а также принятие сенатом постановления о предоставлении Каракалле имени Антонина с назначением ему императорских знаков отличия (SHA, Sev., XIV, 3).

56. В переводе опущено слово "первый" ("первый увеличил..."), т. е. Геродиан сообщает, что Север первый увеличил содержание солдатам, но это неверно, поскольку еще Домициан увеличил жалование солдатам на четверть, прибавив им по 3 золотых в год (Suet., Dom., VII, 3). Однако, возможно, что здесь имеются в виду не денежные выплаты, а продуктовое содержание, и тогда Геродиан прав: Дион (LXXVIII, 34, 3) отмечает, что некоторые выплаты и раньше выдавались натурой, но при Севере появилась система снабжения провиантом.

57. Знак принадлежности к всадническому сословию. Это не значит, что Север в массовом порядке делал из солдат всадников: эта привилегия распро- {215} странялась на центурионов и принципалов. Подобные действия Севера объясняются его желанием использовать преданные себе военные кадры во всаднической гражданской службе.

58. Скорее это было исправление существующей аномалии, чем инновация: с этого времени сожительство было широко распространено и легально разрешено для старших офицеров и вспомогательных войск. Увеличение в дальнейшем военных побед и усиление интеграции армии и местного населения доказывает, что эта мера была довольно эффективной.

59. Растущая комфортабельность быта армии прекрасно иллюстрируется материалом из Дура-Европос, где воины жили в городе на квартирах. Одобрение Севером подобного расквартирования, уже широко применявшегося, привело армию к превращению в военизированное крестьянство, партикуляризм которого в последующих поколениях увеличивался, а эффективность в качестве армии уменьшалась.

60. Дион сообщает о казни 29 сторонников Альбина (apud Xiph., LXXV, 8,4). В SHA (Sev., XIII, 1—7) дан список из 42 имен представителей знати, в основном — сенаторов, которые были казнены как сторонники Нигра и Альбина, причем оставшиеся сторонники Нигра подверглись репрессиям по инициативе Плавциана (SHA, Sev., XV, 4). Кроме того, было казнено много знатных женщин, очевидно, происходивших из фамилий и родов репрессированных, а также множество людей низкого общественного положения, причем многие были осуждены за шутку, неосторожное слово, и т. д. (SHA, Sev., XII, 1; XIV, 1; 13). Имущество всех казненных было конфисковано(SHA, Sev., XII, 1).

61. В 197 г . он устроил гладиаторские бои (SHA, Sev., XIV, 11).

62. Возможно, здесь имеются в виду Секулярные игры, проводившиеся обычно раз в столетие. Север провел эти игры с 26 мая по 1 июня 204 г . (до этого они отмечались Клавдием в 48 г . н. э., Антонином Пием в 148 г ., и позднее Филиппом Арабом в 248 г .).

63. Север пробыл в Риме несколько месяцев, и за это время он лишь утвердил с помощью сенатского постановления Каракаллу в звании Цезаря. Уже позже, после Парфянской кампании Каракалла был провозглашен соправителем отца, а Гета — Цезарем (SHA, Sev., XVI. 3—4).

64. Армянский царь Вахарш II (греч. Вологез), сын Санатрука, прислал к Северу послов и предлагал часть Армении взамен на мир (Dio. apud Xiph., LXXV, 9,6).

65. Абгар VIII и его сын оставались правителями в Эдессе, столице Осроены, в течение всего периода правления Севера, так что провинция Осроена, созданная Севером в 195 г ., по всей видимости, не включала в себя Эдессу и некоторые территории вокруг нее.

66. Пока Север находился на западе, парфяне опять осадили Нисиб, однако они встретили решительное сопротивление римлян, которыми руководил Лет (Dio. apud Xiph., LXXV, 9,1—3), — вполне возможно, что именно сообщение об осаде Нисиба заставило Севера ускорить начало экспедиции на восток. Прибыв в Сирию, Север прежде всего снял осаду с Нисиба, а затем вернулся в Сирию, чтобы подготовиться к войне (SHA, Sev., XV, 2—3) .

67. Геродиан путает арабов восточной Месопотамии, которые населяли Хатру и за победу над которыми Север получил в 195 г . титул Аравийского, и собственно Аравию (Счастливую Аравию). Насколько известно, Север никогда не был в Счастливой Аравии. Правда, в 199 г ., сразу после второго похода против Хатры, он посетил римскую провинцию Аравия, что, по-видимому, сыграло свою роль в подобной путанице. {216}

68. Дион, чья хронология событий в данном случае отличается от версии Геродиана, отмечает две атаки римлян против Хатры, причем обе после захвата Ктесифона (Dio. apud Xiph., LXXV, 9, слл.). Не совсем понятен смысл двух осад в такой короткий промежуток времени. Возможно, что во время первой осады Север непосредственно не командовал войсками; вероятно, командующим был Лет, защитник Нисиба, чья казнь вполне объясняется неудачей первой осады Хатры.

69. См . Диона (apud Xiph., LXXV, 11,2) о лучниках Хатры; хатрийская кавалерия также была очень эффективна в действиях против римлян.

70. Геродиан ничего не сообщает о мятеже европейских легионов во время второй осады Хатры (Dio. apud Xiph., LXXV, 12,3—5). Вероятно, это было следствием казни преторианского трибуна Юлия Криспа и полководца Лета (см. намек об этом у Мария Максима: "после убийства некоторых лиц Север пытался оправдаться: после их смерти он утверждал, что не давал приказа сделать то, что было сделано". Марий Максим рассказывает это главным образом по поводу смерти Лета, — SHA, Sev., XV, 6; Dio. apud Xiph., LXXV, 10)

71. Начав движение в августе-сентябре 197 г . (SHA, Sev., XVI, 1), Север покинул Нисиб и двинулся вниз по Евфрату, а затем через большой канал, ведущий из Евфрата в Тигр, называемый "Царская река", прорытый Траяном и восстановленный Севером (Amm. Marc ., XXIV, 6,1), перевел флот с войсками в Тигр.

72. Парфяне не смогли организовать отпор из-за быстрого продвижении римлян, и войска Севера овладели городами Селевкией и Вавилоном, покинутыми жителями (Dio. apud Xiph., LXXV, 9).

73. Дион (apud Xiph., LXXV, 9,3) верно называет царем Вологеза IV, который правил до 207/208гг. Ему наследовал его сын Вологез V, но в 213 г . царство было фактически разделено на две части из-за мятежа брата Вологеза V, Артабана, который стал править под именем Артабана V в районах, пограничных с римскими владениями, — отсюда, возможно, эта путаница с именами парфянских царей у Геродиана.

74. Ктесифон был взят зимой 197/198 гг. (SHA, Sev., XVI, 1). Вообще, Север, не надеясь удержать центральные районы Междуречья, жестоко опустошил их, как и Ктесифон, и вывел более 100 тыс. человек в Сирию для продажи в рабство (Dio. apud Xipph., LXXV, 9,4—5).

75. У Севера, по-видимому, были далеко идущие планы в отношении парфянской правящей династии: Дион (apud Xiph., LXXV, 9,3) сообщает, что Севера в парфянском походе сопровождал Вологез, брат парфянского царя Вологеза, которого Север, по всей видимости, прочил на парфянский престол. Правда, вполне вероятно, что Дион путается в родственных отношениях восточных владык, и это был армянский царь Вологез (арм. Вахарш) II, сын Санатрука, вступивший в союз с Севером и подчинившийся ему (см. Herod., III, 9, 2; Dio. apud Xiph., LXXV, 9,6).

76. Видимо, тогда же, т. е. зимой 198 г ., Каракалла стал соправителем Севера, а его младший сын Гета был провозглашен Цезарем, и получил имя Антонин (SHA, Sev., XVI, 3—4).

77. Прежде всего формирование провинции Месопотамии, под управлением всаднического префекта, в которой стояло 2 легиона (I и III Парфянские). Согласно мирному договору, заключенному Севером с Вологезом IV на личном свидании, северная Месопотамия окончательно признавалась римским владением. Граница устанавливалась по рекам Хабору и Евфрату, но Парфия в порядке компенсации получала некоторую часть Армении (Dio. apud Xiph., LXXV, 9; SHA, Sev., XVIII, 1). {217}

78. Каракалла получил мужскую тогу, которую носили по достижении совершеннолетия, в 201г. в Антиохии, а Гета в 202 г . в Риме. Каракалла, скорее всего, родился 4 апреля 188 г . в Лугдуне (Dio., LXXVI1I, 6,5; сведения же SHA, Car ., VI, 6 не верны), а Гета 27 мая 189 г . на Сицилии (Dio apud Xiph., LXXVII, 2,5; SHA, Geta, III, 1).

79. За этой фразой скрываются события нескольких лет. Из Месопотамии Север вернулся в Сирию (SHA, Sev., XVI, 6, однако Дион (apud Xiph., LXXV, 13,1) утверждает, что он отправился от Хатры прямо в Палестину). Затем император направился в Палестину, где подавил восстание в Иудее, после чего запретил под страхом тяжелого наказания обращение в иудейство (видимо, для этнических неиудеев); то же самое он установил и в отношении христиан; однако, не делая ставку на одни репрессивные меры, Север утвердил и много прав за жителями Палестины (см. SHA, Sev., XVI, 7; XVII, 1). Раздав воинам повышенное жалование, средства на которое, по-видимому, были заимствованы из денег, конфискованных у восставших в Иудее, Север, посетив в 199 г . провинцию Аравия и пробыв там некоторое время, направился в Египет. Прибыв в Александрию, император внес много изменений в права александрийцев: в частности, он даровал право иметь общественный совет, — до того в Александрии, согласно постановлению Цезаря, был один судья; уладив эти дела, Север совершил путешествие по Египту, посетив Фивы, Мемфис, пр. (SHA, Sev., XVI, 9; XVII, 2—4). Затем император вернулся в Антиохию, где назначил вместе с собой в консулы Каракаллу, и с 1 января 202 г ., находясь еще в Сирии, они вступили в должность (SHA, Sev., XVI, 8).

80. Север вернулся в Рим для празднования десятилетия своего правления, которое приходилось на 9 апреля. Император организовал игры, сделал денежные раздачи войскам; римскому же плебсу было выдано по 250 денариев (1000 сестерциев) каждому (Dio. apud Xiph., LXXVI, 1,1).

81. Император пробыл в Риме около 2-х лет, после чего, ок. 203/204 г., отправился в Африку для инспектирования организованной в 198 г . под руководством К. Анисция Фауста провинции Нумидия.

82. Были очень популярны представления, даваемые софистами, которые включали в себя музыкальную декламацию, ритмические танцы и речи. Например, когда Адриан из Тира прибыл при Коммоде в Рим и в храме Минервы устроил свое представление, даже члены сената пришли его послушать (Philos., VS., II, 10,589).

83. Публия Фульвия Плавцилла Августа. Свадьба состоялась 28 августа 202 г .

84. К. Фульвий Плавциан. По-видимому, он происходил из африканского Лептиса Большого и был родственником Севера по линии матери императора Фульвии Пии. Он занимал пост префекта вместе с Флавием Ювеналом со 193 г . (SHA, Sev., VI, 5; Geta, IV, 4), и с самого начала занимал положение ближайшего соратника и советника, которому поручались специальные миссии (SHA, Sev., VI, 10; XV, 4). Впоследствии он остался единственным префектом претория (см. Herod., III, 13, 1). В 202 г . Плавциан был избран в сенат с титулом консуляра, был сделан патрицием, стал консулом в 203 г .

85. Недаром Плавциан, получая подобное вознаграждение (см. SHA, Geta, IV, 4) был инициатором репрессий, в частности, против оставшихся сторонников Нигра (SHA, Sev., XV, 1).

86. Все источники сообщают о громадной власти Плавциана: он был могущественнее Сеяна (Dio. LVIII, 14,1); именовался четвертым Цезарем (Dio. apud Petr. Patr., LV, 15,2). Он сопровождал Севера во всех его походах. Его имущество было столь велико, что был назначен специальный чиновник для {218} управления им после его смерти. Он даже имел свою собственную свиту, как это видно по надписи из Эфеса (comes Plautiani).

87. Дион (apud Xiph., LXXVI, 3,1) сообщает, что она была бесстыдной женщиной, но реальной причиной недовольства Каракаллы было его негодование по поводу властного контроля над ним со стороны Плавциана.

88. Северу было 60 лет. О его болезни см. книгу II, прим. 111. Каракалле было 17 лет.

89. Имеется в виду меч преторианского префекта.

90. Из Диона (apud Xiph., LХХV, 15,3—4) и SHA (Sev., XIV, 7) мы знаем о двух периодах охлаждения отношений между Севером и Плавцианом. Первый — во время второй Парфянской войны, ок. 201 г . в Малой Азии, однако примирение состоялось по возвращении в Рим. Второй случай произошел вскоре после смерти брата Севера, П. Септимия Геты, который предостерегал Севера против Плавциана до своей смерти в 204 г .; было также выступление в цирке против Плавциана (Dio. apud Xiph., LXXV I , 2,2—5). Дион сам был членом совета, который судил Рация Констанса, наместника Сардинии, за излишний энтузиазм в свержении статуй Плавциана на основании того, что тот был объявлен общественным врагом; этот совет имел место в 204 г . (Dio. apud Xiph., LXXV, 16,2—4; SHA , Sev., XIV, 5—9).

91. Согласно Диону, Сатурнин был центурионом (Dio. apud Xiph., LXXVI, 3,2). Рассказ о падении Плавциана присутствует и у Диона, и у Геродиана. Однако Геродиан ничего не говорит о вольноотпущеннике Эводе, воспитателе Каракаллы, который у Диона выступает организатором заговора против Плавциана (Dio. apud Xiph., LXXVI, 3,2). И Эвод, и Сатурнин были казнены Каракаллой после смерти Севера (Dio. apud Xiph., LXXVl, 6,1; LXXVII, 1,1).

92. Преторианская когорта и трибун ночной стражи сменялись в восьмом часу (т. е. в 2 часа дня). В связи с этим интересно сообщение Диона о том, что события заговора имели место до обеда, т. е. ок. 3 дня (Dio. apud Xiph., LXXVI, 3,4), что идет вразрез с мнением Геродиана, относящего события к позднему вечеру (III, 12, 7; 11).

93. Впервые подобная традиция появилась в поздней республике. Однако она не была постоянной вплоть до поздней империи: в частности, такое приветствие пытался ввести Гелиогабал, но после его смерти Александр Север это запретил (SHA, Alex., XVIII, 3). Окончательно как придворный церемониал это приветствие (проскинеза) было оформлено при Диоклетиане. При этом следует учесть, что и Дион, и Геродиан отмечают проскинезу как регулярную придворную процедуру (см. Dio. apud Xiph., LXV, 5,2).

94. Римская традиция подобных распоряжений о казни восходит к Августу и Тиберию: см. Tac., An., I, 6 (Агриппа Постум); III, 16 (Пизон и Германик). Ср. "посланный для исполнения смертный приговор" Amm. Marc., XIV, 1,3.

95. По мнению Диона, заговор был делом рук Каракаллы, желавшего избавиться от Плавциана. Однако Дион ненавидел Каракаллу, поэтому в данном случае нельзя расчитывать на его объективность. Возможно, что и Плавциан, и Каракалла были невиновны, а заговор был организован среди дворцовой стражи и вольноотпущенников; вполне вероятно, что он был инспирирован Юлией Домной, ненавидевшей префекта (Dio. apud Xiph., LXXV, 15,6; LXXVI, 4,4; LXXVIII, 24,1; ср. намек в SHA, Sev., XVIII, 8: "Однако у себя дома он [Север] был менее осмотрительным и удержал при себе свою жену Юлию, прославившуюся своими любовными похождениями и виновную в участии в заговоре.").

96. Имеется в виду Палатинский дворец. Императорский дворец довольно часто именуется твердыней, — Ovid., Trist., I, 1, 72; Plin., Paneg., XLVII, 4. {219}

97. Это либо Священная улица, которая шла вниз по восточной стороне Палатинского холма, либо Аппиева дорога, проходившая с южной стороны императорского дворца.

98. Это К. Меций Лет, бывший префект Египта, и Эмилий Папиниан, известный юрист. Оба находились в должности до 211 г . Геродиан ничего не сообщает об экстренном заседании сената, на котором Эвод, и Сатурнин изложили официальную версию заговора, после чего сенат воздал им хвалу (Dio. apud Xiph., XXVI, 5,1, слл.).

99. Кампания — область на западе центральной Италии, на побережье Тирренского моря. Север в своей внутренней политике благоволил к выходцам из Африки и с Востока, и их число среди сенаторов и руководящих чиновников в провинциях постепенно увеличивалось. Наиболее заметным мероприятием в этом направлении было включение представителей всаднических слоев в сенат, однако подобная практика стала традиционной со времен Марка Аврелия и Коммода. Свидетельством интереса Севера к юридическим вопросам является назначение юристов на высшие государственные должности; см., например, Папиниана, префекта претория, или П. Мессия Сатурнина (выходца из Африки), который готовил Северу речи на латинском языке, а до того был адвокатом в суде (см. Dig., XLIX, 14,50: "Папиниан и Мессий вносили новые суждения"), другим специалистом по литературе и юриспруденции был софист Элий Антипатр (Philos., VS., II, 24), который стал греческим секретарем Севера и преподавателем Каракаллы. Вообще, Север немало занимался практической юриспруденцией, издавая законы (SHA, Sev., XVII, 1—3; Victor, Caes., XX, 23: "[Север] создатель справедливых законов"), а также философией и ораторским искусством (SHA, Sev., XVIII, 5).

100. Дион (apud Xiph., LXXVI, 6,3; LXXVII, 1,1) сообщает, что они были сосланы на остров Липару, где жили в бедности до того времени, пока пришедший к власти Каракалла не приказал их казнить. Липара находилась примерно в 80 км . к северо-западу от сицилийского города Мессана, и в административном порядке могла подчиняться наместнику Сицилии.

101. После поражения в битве при Акции в 31 г . до н. э. и взятия Александрии, Марк Антоний покончил с собой. Его старший сын, тоже Антоний, был казнен по приказу Августа. Остальных троих детей Антония и Клеопатры, мальчика и двух девочек, Август оставил в живых, и их взяла на воспитание Октавия, сестра Августа и разведенная жена Антония (ср. Suet., Aug., XVII, 5).

102. Это преувеличение. До Севера весь римский гарнизон составлял 11500 солдат: преторианские когорты, городские когорты и отряды ночной стражи. При Севере численность когорт, прежде всего, вновь набранных преторианских, увеличилась. Однако, вместе с войсками Парфянского легиона общая численность римского гарнизона была не более 30000 человек.

103. II Парфянский легион, который после второй Парфянской войны был расквартирован в Альбании, — местности в Лации вокруг города Альбы Лонги, находящейся к юго-востоку от Рима. Командир легиона формально подчинялся префекту претория. Легион был расположен вблизи Рима с целью отбивать возможные нападения войск узурпаторов из провинций (видимо, Север учел печальный опыт Дидия Юлиана).

104. Геродиан говорит здесь о событиях 205—208 гг. Фрагменты Диона немногим полнее (см. LXXVI, 7, слл.), однако в них мы находим сведения о казни М. Педиция Плавтия Квинтилла, последнего из приемных сыновей Марка Аврелия. Видимо, эта экзекуция была следствием политики Севера, направленной на нейтрализацию единственных возможных легитимных соперников Севера в престолонаследии — представителей старой Антониновской династии; частью этой политики были замужества дочерей Марка Аврелия: Корнифиция была выдана замуж за Л. Дидия Марина, а Вибия Сабина — за Л.Аврелия Агаклита, сына вольноотпущенника Луция Вера, — оба мужа {220} были выходцами из всаднического сословия, и поэтому лояльны к новой династии. Там же Дион ссылается на заговор Попилия Педа Апрониана и дело разбойника Булла. По-видимому, события, связанные с этими лицами, являются частью смуты, охватившей Малую Азию, Испанию и Африку.

105. Геродиан, по-видимому, не знает о разделе Британии на две провинции. Последний известный наместник Британии — Л. Алфений Сенеций, который ок. 205/208 г. занимался восстановлением Адрианова вала после его разрушения в 197 г .

106. Дион (apud Xiph., LXXVI, 13,1) пишет, что Север собирался покорить весь остров, т. е., очевидно, область Валенцию (находилась на территории совр. южной Шотландии и северной части графства Нортумберленд), которая располагалась между Адриановым валом, являвшимся со 184 г . границей римских владений в Британии, и валом Антонина, построенном при Антонине Пие в 143 г . и являвшемся до 184 г . границей римских владений, включавших тогда и Валенцию. Возможно, что завоевательные планы Севера распространялись и на Каледонию (совр. центральная и северная Шотландия), которая никогда до того не входила в состав Римской империи.

107. Племена каледонцев и меатов, населявших территорию совр. Шотландии.

108. Кроме трех британских легионов, были мобилизованы вексилляции из Германии.

109. Подобные же описания природы и населения Британии мы находим и в других источниках: татуировка на теле — Caes., BG., V, 14; Plin., HN., XXII, 1; маленькие щиты и большие мечи — Тас., Agric., 36; туманы — Тас., Agric., 12. См . также Dio. apud Xiph., LXXVI, 12.

110. По-видимому, здесь имеется в виду Антонинов вал, — ср. сообщение Диона о том, что Север достиг оконечности острова (Dio. apud Xiph., LXXVI, 13,3).

111. По имеющимся данным можно восстановить ход Британской кампании: в 208—209 гг. шли приготовления; зимой 208/209 г. Север сделал Гету Августом (ср. Herod., III, 14,9; SHA, Sev., XX, 1; XXIII, 6); в 209 г . начались активные военные действия против каледонцев (Dio. apud Xiph., LXXV I , 13— 14); в 210 г . — против меатов.

112. Дион (apud Xiph., LXXVI, 14) отмечает две попытки Каракаллы убить своего отца, но без помощи его прислуги.

113. Север умер в Эбораке (совр. Йорк) 4 февраля 211 г . в возрасте 65 лет (Dio. apud Xiph., LXXVI, 15,2; 17,4; SHA, Sev., XIX, 1). Дион также уточняет, что Север правил 17 лет, 8 месяцев, 3 дня.

114. У Диона (apud Xiph., LXXVII, 1,1) мы находим сведения о казни его воспитателя Эвода и спальника Кастора; по возвращении в Рим был убит колесничий Эвпреп. Позже Элий Антипатр, который был одно время греческим секретарем императора, а теперь сенатором, и который также именовался воспитателем, был отправлен в изгнание (Philos., VS., II, 25, 607). Л. Фабий Пилон, которого Дион именует воспитателем (apud Xiph., LXXVII, 4, 2), также чуть было не стал жертвой репрессий, но был спасен вмешательством городских когорт.

115. Перед смертью Севера оба его сына были императорами (SHA, Sev., XXIII, 6). По-видимому, он хотел оставить после себя систему дуальной власти: он приказал, чтобы золотая статуя Фортуны, которая использовалась Антонином Пием и Марком Аврелием как символ власти и которая находилась в спальне правящего императора (SHA, Marc., VII, 3), ставилась поочередно, через день, в спальни его сыновей (SHA, Sev., XXIII, 5—6). Однако Каракалла обладал, в отличие от Геты, титулом верховного понтифика.

116. Это первое упоминание Юлии Домны, на которой Север женился ок. 187 г . Она родилась в Сирии, в городе Эмеса, в семье правителей. Она облада- {221} ла беспрецендентным престижем как императрица, что ясно видно по многочисленным надписям в ее честь, где она именуется "матерью лагерей", "матерью сената", "матерью родины". Временно оттесненная Плавцианом, она занялась литературой и философией, создав вокруг себя кружок незаурядных деятелей, но после падения Плавциана Юлия сопровождала Севера в Британию, а потом, судя по тексту Геродиана, оставалась с Гетой.

117. Членами совета, которые были впоследствии казнены за поддержку Геты, были два префекта претория, Эмилиан Папиниан и Валерий Патруин; префект Рима Л. Фабий Цилон; наместник Вифинии Элий Антипатр. Возможно, однако, что не все они были в Британии.