Николаева И., Карначук Н. Культура варварского мира

ОГЛАВЛЕНИЕ

Спутники воина - конь и оружие

В реальной жизни у ряда германских племен конь играл едва ли не ведущую роль во время битвы. Германцы оказались наследниками военно-кавалерийской техники и искусства иранских племен, передав, в последующем (конечно, в модернизированном виде) эту традицию средневековому рыцарству. Особую роль в этой "трансляции" наследия сыграли готы. Процесс становления конного воинского искусства был долог. Так, например, Цезарь сообщает, что у свевов лошадь использовалась лишь для транспортировки, но не для боя. Прибыв к месту сражения, германцы слезали с лошадей и воевали в пешем строю.

Но уже в I в.н.э., как сообщает Тацит, у германцев (скорее всего у хаттов и готов) существует обычай содержать в священных рощах белоснежных кобылиц, по ржанию и фырканью которых жрецы гадают о будущем. Хотя, по-прежнему, для большинства германских племен, по крайней мере, "лесной" Европы конный бой - диковинка.

Начиная со I в.н.э., а особенно в III-IV вв. (не без влияния гуннского вторжения) миграция готов на Запад привела к глубоким изменениям в описанной Цезарем и Тацитом военной тактике германцев. Готы, с самого начала бывшие, по предположению многих историков, "руководящим" ядром среди мигрирующих германцев, их военной аристократией, задали моду конного боя для остальных варваров.

Отсюда и богатая мифорелигиозная символика в культурном сознании. Он - спутник в странствиях героя, его помощник во время испытаний, например, в битве с чудовищем, советчик, обладающий даром речи и животное, которое является вожатым души в загробном мире.

Отсюда его восприятие: с одной стороны, это солярное животное, имеющее отношение к солнцу, свету, небу, олицетворяющее силы добра; с другой стороны - хтоническое, то есть относящееся к подземному миру, силам мрака. И в то же время, это животное сотерическое - оно приобретает черты "спасающего" божества (близкий аналог - конек-горбунок). У Одина есть конь Слейпнир о восьми ногах. С помощью этого чудесного скакуна бог общается с царством мертвых.

Любопытно, что почитание Слейпнира у ряда племен сохранилось вплоть до XVIIIв. Крестьяне Саксонии оставляли после жатвы на полях снопы соломы в дар этому могущественному существу.

Волшебные девы валькирии скачут по небу на конях во время битв и переносят в Валгаллу - пристанище избранных - доблестных воинов, павших в бою.

Подтверждение высокой ценности коня находим и в судебных документах. В "Алеманнской правде" говорится: "Оскорбление коня - это то же самое, что оскорбление всадника". Подобная статья имеется и в "Салической правде": "Если кто отрежет хвост у коня без ведома хозяина и при допросе сознается, пусть отдаст другого коня в целости". Причем в варварских "Правдах" существовало четкое разделение животных различного предназначения – у алеманнов боевой конь ценился в шесть раз выше, чем конь, который использовался на крестьянских работах.

Религиозное почитание коня сочеталось с религиозным почитанием оружия. Подобный параллелизм - постоянное явление: в условиях бесконечных военных столкновений судьба человека зависела от обладания мощным оружием.

Особую роль, конечно же, играл меч. Германцы переняли от кельтов искусство ковки стали, похожей на дамасскую. Процесс производства мечей был сложным и неудивительно, что они стоили целое состояние по сравнению с римскими, выпускающимися серийно. По данным Ф.Кардини стоимость наиболее качественного меча равнялась примерно 4.250 грамм золота.

Чаще всего меч героя - божественного происхождения, его покрывают магические руны. Меч, которым Беовульф убивает чудовищную мать Гренделя, выкован великанами - и мог уйти в небытие только под влиянием другой чародейской силы - его клинок растворился в ядовитой крови поверженной нечисти. В руках героя осталась лишь драгоценная рукоятка.

Меч может иметь собственную волю, то есть самовыражаться как личность - поражать противника и исцелять друга. Дюрандаль Роланда, Жуаез Карла Великого, Эскалибур легендарного Артура - мечи имеют имена. Жуаез Карла не желает ломаться в роковой день Ронсевальского побоища. Роланд гибнет и оплакивает судьбу Дюрандаль, не желая оставлять клинок врагам - заключает меч в прощальное объятие и обещает верность за гробом. Меч вытесняет из его сознания даже невесту Альду. Эскалибур может принадлежать лишь одному человеку - королю Артуру. Только Артур сумел вытащить этот волшебный клинок из камня, и после смерти короля меч бросают в озеро, вернее, в таинственную руку, поднявшуюся из вод и исчезнувшую в них вместе с Эскалибуром.

У разных племен складывались свои приоритетные традиции боя. Неудивительно, что у одних особо почиталась сабля, у других – скрамасакс, у третьих – дротик или копье.

Обладание оружием было необходимым условием существования. В “Речах Высокого” - одной из песен “Старшей Эдды” - говорится:

“Муж не должен

хотя бы на миг

отходить от оружья;

ибо как знать,

когда на пути

копье пригодится”.

Отсюда и особый образ кузнеца в культурном сознании. Кузнец - это почти маг, он ассоциируется с добычей руды, которая рассматривается как нечто сакральное и, в то же время, отнятое у священной природы, и с претворением руды в оружие. Во многих вариантах сказаний герой Сигурд был воспитан кузнецом. У валлийцев кузнецы имели право сидеть рядом со жрецами в присутствии короля.