Соловьев С. Петровские чтения

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧТЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Из предложенного очерка экономического быта древней России легко
догадаться, с чего должно было начаться движение при переходе из одного
возраста народной жизни в другой. Прежде всего должно было пробудиться
сознание о недостатках этого быта, о их вредных следствиях в деле народной
безопасности, народной силы, народной чести. Каким же способом могло
пробудиться это сознание?
Тем же, каким оно пробуждается и в отдельном человеке, - способом
сравнения и противоположения, а способ этот, разумеется, усиливается
вследствие выхода в более широкую сферу, вследствие приобретения большого
количества предметов, явлений для сравнения и противоположения. Долгое
время все внимание русского человека было обращено на Восток, к миру
степных, хищных варваров, народов кочевых, нехристианских, стоявших на
низшей ступени развития, чем народ русский. Русский человек сознал свое
резкое различие от этих народов и, находясь в том возрасте, когда
преобладает чувство, сознал свое резкое различие от степного варвара в
религии; не русский и татарин, но христианин и бусурманин, или поганый,
вот какие представления были напереди; здесь прошла резкая нравственная
граница между русскою народностию и азиатским миром. Но на Западе другие
соседи, народы с другим характером. И здесь прежде всего было подмечено и
стало на первом плане религиозное, т. е.
вероисповедное, различие: православный христианин или просто
христианин, христианин по преимуществу, и латынец (римлянин), литор,
кальвин; и здесь, на Западе, вероисповедное различие провело резкую
нравственную границу русской народности, вот почему и говорим мы, что
православие легло в основу русской народности, охранило ее духовную и
политическую самостоятельность; под его знаменем поднялась и собралась
Восточная Россия, чтоб не пустить на московский престол латынца, польского
короля или сына его; под его знаменем отстаивала свою народную
самостоятельность западная Россия в борьбе с Польшею.
Мы говорили, что Россия дурно защищена природою, открыта с востока, юга
и запада, легкодоступна вражьим нападениям, но отсутствие резких
физических границ заменено для русского народа духовными границами,
религиозным различием на востоке и юге, вероисповедным на западе; в
этих-то границах крепко держалась русская народность и сохранила свою
особность и самостоятельность.
Затем русский человек, разумеется, обратил внимание и на другие черты
сходства и различия между своими соседями, между народами, с которыми имел
дело, и по этим чертам также начал определять свои отношения к ним. Он
заметил, например, племенное сходство и различие и поставил поляков-литву
особо, немцев, т. е. всех западноевропейских народов неславянского
происхождения, особо. Заметил и резкое различие между восточным и западным
человеком, азиатским и западноевропейским, грубость первого, умелость,
образование второго. Особенно поразило русского человека в
противоположность с его собственною бедностию богатство заморского немца,
англичанина, голландца, гамбурца, любчанина, богатство и искусство
(досужество). Заморский немец привозит товары необходимые, но которых
русский человек не умеет делать; у заморских немцев много денег, и, кроме
того, они умеют вести свои дела, умеют вести их сообща, умеют сговориться
и поставить на своем, тогда как русские люди торгуют каждый отдельно, не
умеют сговариваться, помогать друг другу и потому всегда в проигрыше пред
немцами, не могут с ними стянуть, как они сами выражаются. Немцы привозят
товары дорогие, которые в их земле не родятся, родятся далеко за океаном,
но немцы на кораблях своих плавают по всем морям, пристают ко всем землям,
покупают дешево, продают дорого и наживают великие барыши. Русский человек
присматривается к немцам, которые из них богаче, которые искуснее, и
видит, что богаче, искуснее немцы поморские, те, у которых больше
кораблей, те, которые плавают и торгуют по всем морям.
Отсюда для русского человека представление моря как силы, которая дает
богатство, отсюда страстное желание, стремление к морю, чтоб посредством
него стать таким же богатым и умелым народом, как народы поморские. Таким
образом, богатство и умелость заморских иностранцев, противопоставленные
собственной бедности и неразвитости, пробудили в сильном историческом, т.
е. способном к развитию, народе стремление выйти из своего
затруднительного, печального положения, умерить односторонность
земледельческого быта промышленным и торговым развитием, средствами
указанными, действительность которых очевидна; отсюда движение от востока
к западу, от Азии к Европе, от степи к морю.
И это движение началось сейчас же, как только восточные варвары
ослабели, русские осилили их, могли вздохнуть поспокойнее, оглядеться и
заметить сказанное различие между собою и поморскими народами, ибо великий
исторический народ пребывать в застое не может, а если древняя Россия нам
представляется в застое, то это застой относительный, это только
медленность движения в известных сферах вследствие могущественных
препятствий, встречаемых народом.
Как только татарские ханы перестают подходить к Москве и брать в плен
ее князей, сын того князя, который был пленником в Казани, Иоанн III уже
заводит сношения с Западной Европой и вызывает тамошних художников, чтобы
строить церкви, дворцы и башни в своем Кремле. Внук его Иоанн IV, как
только угомонил восточных татар взятием Казани и Астрахани, так сейчас же
обращает все свое внимание на запад, хочет непременно добиться до
заветного моря.
Оттолкнутый от него соединенными усилиями поляков и шведов, Иоанн IV
готов отдать всю русскую торговлю в руки англичан, лишь бы только те
помогли ему получить хотя одну гавань на Балтийском море. Царь Алексей
Михайлович делает наивное предложение герцогу Курляндскому, не может ли
тот позволить строить в своих гаванях русские корабли; это всего лучше
показывает движение и его направление, всего лучше показывает, как мысль о
море стала господствующею, неотразимою. Таким образом, русские уже
двинулись, и новый путь был определен; движение начинается с XV и XVI
века, одновременно, следовательно, с движением западноевропейских народов,
с их переходом из одного возраста в другой, но у нас, на Востоке, это
движение шло чрезвычайно медленно вследствие страшных препятствий.
Польша и Швеция легли на дороге, загородили море, пробиться было
невозможно с теми нестройными массами, какие представляло русское войско,
требовавшее для успеха коренного преобразования. На западе загорожена
дорога, а восток, степной восток, употребляет последние усилия, чтоб
удержать свою добычу, свою пленницу - Россию. В то время как царь Иоанн IV
обратил все свое внимание на запад, крымский хан подкрался и сжег Москву,
сжег так, что она уже после того не поправлялась. Только что при царе
Борисе успели решить вопрос, что лучше отправить своих русских за границу
учиться, чем вызывать иностранных учителей в Россию, только что
распорядились исполнением этого решения, как степи снова всколыхались,
явились оттуда казаки с самозванцами и выполнили степную работу
опустошения, уравнения, т. е. уравняли все с землею получше татар; долго
Россия должна была отдыхать, оправляться после посещения этих
проповедников протеста. Путешественники рассказывают, что когда они
проезжали местами, где гостили казаки, то, чтоб остановиться и погреться в
избах, прежде нужно было очистить эти избы от трупов их прежних
обитателей. После такой болезни нельзя было требовать сильного движения от
выздоравливающего, а тут, едва восточная Великая Россия начала
оправляться, движения в Западной России, сведение старых счетов с Польшею,
казацкие смуты в Малороссии замедляли движение, замедляли, но оно не
прекращалось: шли ощупью, принимали полумеры, но двигались, вводили
преобразования в войске, отбиваемые от Балтийского моря, строили корабли
для Каспийского.
Из сказанного, надеюсь, ясно, в чем должны были заключаться
существенные черты так называемого преобразования, т. е. естественного и
необходимого перехода народа из одного возраста в другой. Бедный народ
сознал свою бедность и причины ее чрез сравнение себя с народами богатыми
и устремился к приобретению тех средств, которыми заморские народы были
обязаны своим богатством. Следовательно, дело должно было начаться с
преобразования экономического; государство земледельческое должно было
умерить односторонность своего экономического быта усилением промышленного
и торгового движения и для этого прежде всего добыть себе уголок у
северного Средиземного (Балтийско-Немецкого) моря, к которому прилила
торговая, промышленная и историческая жизнь Европы, отхлынув от берегов
древнего южного Средиземного моря. Здесь исполнялся общий закон, по
которому шло движение и на Западе, - движение, приготовившее переход
западноевропейских народов из одного возраста в другой, из древней истории
в новую, началось изменением в их экономическом быте чрез усиление
промышленной, торговой и мореплавательной деятельности. Чем обыкновенно
начинают изложение новой истории? Открытиями новых стран и морских путей,
и этим открытиям предшествует поднятие города, его чрезвычайное
процветание в Италии, этой стране богатых, сильных, властительных
городов-республик.
С берегами южного Средиземного моря начинают соперничать берега
северного Средиземного моря, Балтийско-Немецкого: здесь поднимаются города
ганзейские и нидерландские. В других западноевропейских странах в
различной степени под влиянием различных условий, но повторяется то же
явление: деньги, движимое соперничает с землею, недвижимым, золото спорит
с мечом; прежде династии основывались мечом, теперь они основываются
посредством денег: богатые купцы Медичи основывают династию во Флоренции.
Развитие промышленное и торговое ведет к развитию умственному чрез
расширение сферы наблюдения, чрез усиление жизни международной. Научное
движение при этом необходимо, и мы видим, что в эпоху открытий
географических, в эпоху усиления торговой и промышленной деятельности в
странах, наиболее отличающихся этою деятельностию, является и сильная
работа мысли над памятниками, оставленными древним греко-римским миром,
влиянию которых так подчинились западноевропейские народы и под этим
влиянием совершили переход из своей древней истории в новую, из возраста
чувства в возраст мысли, проще сказать, отдались в ученье грекам и
римлянам, прошли школу под их руководством, и эта школа надолго, можно
сказать навсегда, оставила глубокие следы, точно так же как глубокие следы
оставляет школа в каждом человеке, способном принимать и переваривать
духовную пищу. В этой-то греко-римской школе при возбуждении мысли
посредством нее западноевропейские народы прежде всего отнеслись с
вопросом и допросом к отношениям, которые были результатом начала,
господствовавшего в их древней истории, чувства, религиозного чувства. И
следствием этого допроса расправившей свои крылья мысли результатам
чувства, следствием столкновения двух начал, делящих между собою историю
народов, следствием столкновения мысли и чувства было религиозное
протестантское движение, обхватившее всю Западную Европу и поведшее всюду
к такой продолжительной и кровавой борьбе.
И у нас в России переход из древней истории в новую совершился по общим
законам народной жизни, но и с известными особенностями вследствие
различия условий, в которых проходила жизнь нашего и западноевропейских
народов.
На Западе известное экономическое движение началось давно и шло
постепенно, что и не давало ему значения новизны, особенно поражающего
внимание, дающего господство явлению. Самым сильным и поражающим своею
новизною движением было движение в области мысли, в области науки и
литературы, перешедшее немедленно в область религиозную, в область
церковных и церковно-государственных отношений; здесь новое, протестуя
против старого, противопоставляя ему себя, необходимо вызывало борьбу, и
борьбу самую сильную, борьбу религиозную, которая делит Европу на два
враждебные лагеря. Эта-то борьба и стала на первом плане, отстранив все
другие интересы на второй. У нас в России в эпоху преобразования, т. е.
при переходе народа из своей древней истории в новую, экономическое
движение оставалось на первом плане.
По указанным выше неблагоприятным условиям у нас экономическое развитие
было задержано, но движение государственной и народной жизни не
останавливалось, ибо все яснее и яснее становилось сознание необходимости
вывести страну на новый путь, все яснее и яснее становилось сознание
средств этого вывода; и как скоро сознание окончательно уяснилось, то
народ должен был вдруг ринуться на новую дорогу, ибо разлад между
сознанием того, что должно быть, и действительностию возможен у отдельного
человека и целого народа только при условии крайней слабости воли,
одряхления, но таким не был русский народ в описываемое время.
Экономический переворот как удовлетворяющий главной народной потребности
становился на первый план и как совершившийся вдруг тем сильнее давал себя
чувствовать. В организме государственном нельзя дотронуться до одного
органа, не коснувшись в то же время и других, и вот причина, почему вместе
с экономическим преобразованием шло и множество других, но эти последние
находились в служебном отношении к первому. Не забудем и того, что Россия
совершила свой переход из древней истории в новую двумя веками позже, чем
совершили это западноевропейские народы; следовательно, между этими
народами, в общество которых вступил народ русский, многое уже должно было
измениться.
Действительно, религиозное движение здесь успокоилось и на первом плане
стоял также вопрос экономический. Вспомним, что на Западе это время было
временем Людовика XIV, который дал Франции первенствующую роль в Западной
Европе, но в конце его царствования Франция потеряла первенствующее
значение.
Это происходило оттого, что вначале знаменитый министр Людовика Кольбер
произвел экономическое движение, экономический переворот во Франции,
давший королю большие финансовые средства, но потом король позволил себе
истощить их. От какой же мысли пошел Кольбер? Морские державы - Голландия
и Англия - разбогатели посредством сильного промышленного и торгового
движения; чтоб дать Франции возможность разбогатеть наравне с Англиею и
Голландией?, надобно сделать ее морскою державою, возбудив в ней сильное
промышленное и торговое движение, что и было сделано. Тут, следовательно,
Кольбер шел от факта, совершившегося у всех перед глазами, от сравнения
положения морских держав с положением континентальных, от верного
понимания причин различия в этом положении, ибо не понять было трудно. От
того же факта, от того же сравнения пошла и Россия; основное движение
преобразовательной эпохи было то же кольберовское движение, то же
стремление привить к земледельческому бедному государству промышленную и
торговую деятельность, дать ему море, приобщить его к мореплавательной
деятельности богатых государств, дать возможность разделить их громадные
барыши. Движение это, как мы видели, так естественно и необходимо, что тут
не может быть и мысли о каком-нибудь заимствовании или подражании: Франция
с Кольбером в челе и Россия с Петром Великим в челе действовали одинаково,
по тем же самым побуждениям, по каким два человека, один в Европе, а
другой в Азии, чтоб погреться, выходят на солнце, а чтоб избежать
солнечного жара, ищут тени. Иоанн IV, бившийся изо всех сил, чтоб
утвердиться на морских берегах, не мог подражать Кольберу.
Но когда Россия вошла в ближайшие сношения с Западною Европою, то было
важно, что она нашла здесь то же самое движение, какое сама совершала,
нашла ему оправдание. Россия, производившая у себя экономический переворот
и сближавшаяся с Западною Европою, застала ее не в религиозной борьбе,
совершенно чуждой и бесполезной для России, но в борьбе за средства к
обогащению.
Но если в нашем преобразовании выставилась так выпукло экономическая
сторона, то было бы крайне неосторожно не обратить внимания и на другие
стороны, которые рассматриваемое явление должно было иметь по необходимым
общим законам. Мы видели, что в Западной Европе при переходе народов из
одного возраста в другой мысль, возбужденная знакомством с памятниками
древней мысли, древней философии, отнеслась с вопросом и допросом к
результатам господствовавшего в их древней истории чувства, религиозного
чувства, откуда произошло сильное религиозное движение, сильная
религиозная борьба, разделившая Европу на два враждебных лагеря -
католический и протестантский. Мы видели, что часть западноевропейских
народов сохраняет и упорно отстаивает старые верования, старые формы
церковного строя и утверждается в этом крайностями нового начала,
крайностями движения мысли, ее разлагающего, отрицательного движения.
После возбуждения вопроса о злоупотреблениях латинской Церкви очень скоро
возникают учения, стремящиеся нарушить не только церковный, но и
общественный строй; разнузданная мысль в своем отрицательном движении
пробегает от Лютера до Мюнцера и от Мюнцера до анабаптистов. Такая
крайность вызывала противодействие, реакцию со стороны католицизма,
которые в свою очередь дошли до крайностей, произведя орден иезуитов.
Никаких соглашений, никаких уступок новому началу, новым требованиям; все
правильно, все безукоризненно, нечего переменять; и Божия правда, и
человеческая ложь одинаково неприкосновенны; да будет так, как есть, или
да не будет (sit ut est, aut non sit), написал католицизм на своем знамени
в ответ на протестантские требования, на протестантские укоризны; и были в
Западной Европе целые страны, которые остались верны этому знамени, обвели
около себя магический круг, отчурались от всякого участия в новом
движении, от всякого участия в служении новому началу:
так поступили народы Пиренейского полуострова, знаменитые католическим
старообрядством.
Но если при движении, вызывающем к переходу из одного возраста в
другой, так сильно обнаруживается у народов отвращение к этому переходу,
так сильно обнаруживается страх пред болезненным переворотом, так
невыносима бывает тоска при этом, которую можно объяснить тоскою по
родине, овладевающею многими людьми, решившимися в первый раз переступить
порог отечества, войти в новый, чужой мир; если целые народы решаются
заглушить в себе, выжечь костром инквизиции всякую попытку мысли
потребовать отчета у существующего, освященного веками, изменить здесь
хотя единую букву и если такое решение оправдывается крайностями нового
направления, ведущими к односторонности, нарушающими гармонию духовной
жизни, то самый естественный вопрос в устах человека, не знающего
подробностей нашей истории: "Неужели переход русского народа из одного
возраста в другой, из древней истории в новую совершился без болезненных
явлений, без сопротивления, без борьбы? Неужели все с веселым сердцем,
безбоязненно отправились в новый путь, в неведомый мир? Неужели все
выслушали с сочувствием, по крайней мере равнодушно вызов: свое дурно,
чужое хорошо? Неужели при той резкой вероисповедной границе, которую
русские люди провели между собою и западноевропейскими народами и которую
так ревниво охраняли, не щадя ничего, никому не пришла в голову страшная
мысль, что при тесном сближении с иноверными народами эта священная
граница может быть нарушена?" Всем известно, как отвечает на эти вопросы
наша история.
Задолго, почти за сто лет до начала преобразовательной деятельности
Петра Великого, уже идет совещание у царя Бориса с духовенством и
вельможами; предлагается трудное, но необходимое дело: надобно ввести
науку, потому что без нее Россия бессильна, беззащитна перед другими
враждебными народами; науку можно получить только из-за моря, надобно
призвать иностранных учителей, как уже хотел царь Иван. Но тут великая
опасность: эти учителя - иноверцы; как будут учиться у них русские
православные люди? Учиться - ведь это значит признать превосходство
учителя, подчиниться ему, верить ему, делать так, как он велит, как сам
делает, подражать ему. Какое страшное искушение: подчиниться влиянию
учителя во всем, исключая одного - веры.
Решено было, что иноверные учителя опасны и потому лучше послать
русских людей учиться за границу, чтобы они по возвращении стали учителями
в своей стране. Понятно, что опасность не уменьшилась: русский человек,
лишенный влияния народной среды, совершенно предавался чуждому влиянию.
Никто из отправленных не возвратился.
А между тем движение началось. И где же? В самой Церкви. Явилась
типография:
она должна была прежде всего послужить Церкви, распространить церковную
книгу; явилась важная выгода: книга выходила не из частных рук, не из рук
переписчика, который мог внести в нее ошибки вольные и невольные; теперь
книга должна была выходить под надзором церковного правительства. Но для
того чтобы книга напечатана была правильно, нужно было напечатать ее с
исправной рукописи, для чего нужно было собрать рукописи, сравнить,
выбрать лучшую, сличить с греческим подлинником, но для этого нужно было
знание, а знания-то и не было. Люди, по-видимому, знающие, которым было
поручено дело исправления, уличены были в незнании, в искажении вместо
исправления.
Нужно было вызвать исправителей из-за границы, разумеется,
православных, т. е. греков или ученых монахов из Западной России, которая
вследствие борьбы с католицизмом ранее Восточной завела у себя школы.
Исправители были вызваны, начали исправлять по-своему, и раздался вопль:
чужие переменяют веру, велят творить крестное знамение не так, писать и
произносить самое священное имя не так, портят книги, по которым молились
отцы, по которым молились святые и спаслись. Вопль пошел от старых
учителей, от прежних исправителей книг, которые были оскорблены
обвинениями в невежестве, в искажении книг. Но стоило только раздаться
словам, что вера в опасности, веру переменяют, как слова эти нашли сильный
отзыв, тем более что движение к новому уже началось в разных сферах, новые
обычаи бросались в глаза уже по тому самому, что были редки еще и ярко
выделялись, сильно раздражали.
Явились ревнители, которые провозгласили, что последние времена
приближаются, что надобно стать и помереть за веру, за неизменность того,
что предано свыше и потому должно остаться неприкосновенным: "Аще я и не
смыслен, гораздо неученый человек, да то знаю, что вся. Церкви от св[ятых]
отец преданная, свята и непорочна суть; держу до смерти, якоже приях, не
предлагаю предел вечных: до нас положено, лежи оно так во веки веков"3.
И так как ревнители старины действительно готовы были подвергнуться
всем лишениям, страданиям и смерти, то производили сильное впечатление и
увлекали многих. Явился раскол: часть русских людей отвергла авторитет
Церкви, необходимым следствием чего было разделение отпадших на множество
толков.
А между тем движение шло и с другой стороны; мысль была возбуждена
религиозными вопросами; люди с возбужденною мыслию просиживали в Москве
ночи с учеными киевскими монахами, другие стремились в Киев, в тамошние
школы, к тамошним ученым и, возвратясь в Москву, спорили со своими отцами
духовными, доказывая им, что они не так понимают дело. Те оскорблялись,
кричали против извращения отношений, молодые учат старых, дети - отцов.
Богословские споры овладевают вниманием общества, в домах и на улицах,
мужчины и женщины спорят о времени пресуществления, упрекают друг друга в
еретичестве. Иезуиты тут и закидывают свои сети, подходят к русским людям
с внушениями: у нас с вами вера одна, разница в том, что у нас ученых
людей больше, мы вас удовлетворим в вашей новой потребности, в потребности
знания, работы мысли. Иезуитов выгнали, но опасность не уменьшилась;
духовенство находилось в самом затруднительном положении, между двух
огней: с одной стороны, свои раскольники обвиняли его в отступлении от
старой веры, отвергали его как еретическое, с другой - свои же обвиняли
его в отсталости, в неимении средств правильно понимать проповедуемое
учение, а тут иноверные учители с Запада подчиняют русских людей своему
влиянию и также не с уважением относятся к старым учителям их, к их отцам
духовным.
Единственное средство выйти из этого затруднительного положения
состояло в том, чтоб выйти вместе с народом на новую дорогу, приобрести
могущество знания. Это новое могущество было необходимо для успешной
борьбы с людьми, которые хотели остаться при старом начале во всей его
исключительности, односторонности, людьми, которые лучше всего показывали,
к чему ведет эта односторонность, исключительное господство чувства, не
умеряемого мыслию.
Эта односторонность повела к безусловному, слепому, фанатическому
утверждению превосходства своего над чужим, своего, принятого в самом
узком смысле; она повела к слепому, безусловному, фанатическому
утверждению неприкосновенности всего преданного без всякого различения
существенного и несущественного, духа от буквы, Божией правды от
человеческой ошибки; она повела к тому, что часть народа покинула Церковь,
объявила ее зараженною еретичеством за то только, что Церковь изменила
несколько слов, несколько обрядов. "До нас положено, лежи так во веки
веков", - провозглашает знаменитый в истории раскола протопоп Аввакум.
Таким образом, односторонность господствовавшего начала, чувства, не
умеряемого мыслию, знанием, выразилась в расколе самым печальным образом и
заставляла необходимо требовать знания, умственного развития. Но то же
знание было необходимо для защиты веры от других врагов, более опасных, от
тех людей, к которым русский народ должен был обратиться за наукою, от
учителей чужеземных, иноверных.
Мы видели, что русские люди с пробужденною мыслию, не имея возможности
отправляться к народам иноверным, спешили в Киев к тамошним ученым для
удовлетворения новой потребности, потребности знания. Но скоро заставы,
заграждавшие путь к народам иноверным, должны были рушиться; нудящие
потребности экономического преобразования, бывшего на первом плане,
заставляли отнестись непосредственно к поморским народам, заимствовать у
них их умелость, практические знания, которых нельзя было приобрести в
киевских школах или в школах, устроенных по образцу киевских школ. Русские
люди толпами отправились в эти заморские иноверные страны учиться; если
прежде и те, которые ездили в Киев, по возвращении оттуда представляли
новые требования от своих старых учителей, своих старых отцов духовных, то
легко понять, с какими требованиями, с какими вопросами возвратятся
русские люди из-за моря: надобно было приготовиться удовлетворить этим
требованиям, отвечать на эти вопросы, а приготовиться можно было только
посредством науки.
Необходимость науки была сознана и провозглашена торжественно. "Наука
есть могущество",- задолго перед тем провозгласил один из великих ученых
деятелей в Западной Европе 4, и народы ее приняли это провозглашение как
истину. Русские люди признали эту истину, как только познакомились с
людьми, с народами, обладавшими наукою; они нашли, что эти люди, эти
народы обладают страшным могуществом.
Могущество науки сознали русские люди в Западной России, увидав перед
собою врагов своей веры, своей народности, вооруженных могуществом науки.
Сознавши это, русские люди в Западной России не остались праздны, но
поспешили вооружиться этим могуществом, чтоб бороться с врагами равным
оружием. Русские люди Великой России, сознав могущество науки, также не
хотят быть праздными, но поднимаются, собираются в дорогу, на поиск за
наукою, чтоб сделать свою Россию богатою и сильною, чтоб дать ей почетное
место среди народов. Наука есть могущество, но всякая сила может быть
опасна в неопытных руках, если ей дается одностороннее направление.
Посредством науки человек и народ переходят из одного возраста в другой:
из возраста, где господствует чувство, в возраст, где господствует мысль.
Мы только что говорили о печальных следствиях односторонности,
решительного преобладания чувства, не умеряемого мыслию, знанием, о
печальных следствиях ревности не по разуму наших Аввакумов.
Но мы прежде сказали о печальных следствиях односторонности и другого
начала, усиливающегося во второй период жизни человека и народа, - о
печальных следствиях отрицательного, разлагающего движения мысли,
следствиях, которые вызывают вопль: древо познания не есть древо жизни;
вопль, родившийся в той самой стране, где впервые было провозглашено, что
наука есть могущество; вопль, потрясающий веру в могущество науки. Недавно
история как будто подтвердила справедливость этих слов, что древо познания
не есть древо жизни для целых народов; недавно история произнесла страшные
слова:
"Горе народу, который равнодушно смотрит, как разрушаются алтари и
закопаются их служители"; наука со всеми ее чудесами не спасла этого
народа, а было время, когда этот же самый народ в подобных же
обстоятельствах был спасен простою крестьянкою5, действовавшею с
религиозным одушевлением.
Но эти вопли, эти примеры показывают только, что наука теряет часть
своего могущества, когда ею пользуются односторонне. Наука есть великое
могущество, есть наставница и благодетельница людей и народов, когда
изучает прежде всего человека, когда знает условия, законы и потребности
его природы, когда умеет сохранить гармонию между началами, в его природе
действующими, умерять одно другим, положить границы между ними, когда
умеет умерять гордыню знания и алчность пытливости разума и отвести
должную область чувству, когда умеет определить границы, где оканчивается
область знания и где начинается область веры. Наука достигает полного
могущества не тогда только, когда учит и развивает умственные способности,
не тогда только, когда изучением законов видимой природы увеличивает
удобства жизни: она достигает полного могущества, когда воспитывает
человека, развивает все начала его природы для их правильного и согласного
проявления. Блюсти, чтоб эта правильность и согласие не были нарушены при
переходе русского народа из одного возраста в другой, становилось
обязанностию русской Церкви; для приготовления ее служителей к исполнению
этой обязанности могущественным и необходимым средством должна была
служить также наука.
Необходимость движения на новый путь была сознана, обязанности при этом
определились; народ поднялся и собрался в дорогу, но кого-то ждали, ждали
вождя, вождь явился.