Майоров Н.И. Введение в историю Древнего Востока

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. Проблемы источниковой базы и абсолютной хронологии Древнего Востока

3.1. Проблемы источниковой базы

История Древнего Востока, как любая дисциплина исторической науки, базируется на исторических источниках, которые дают нам информацию о далеком прошлом. Единственная возможность воссоздать историю древнейших на земле цивилизаций заключена в обращении к тем следам, которые они оставили после себя. И таким следом реальной действительности в жизни древних цивилизаций являются исторические источники. Одной из самых главных проблем ориенталистики считается выявление адекватности и достоверности тех сведений, которые нам доставляют дошедшие до нас разнообразные осколки минувшего. На слабость источниковой базы ориенталистики часто ссылаются противники подлинной научности нашей дисциплины.

Что такое исторический источник?

В энциклопедии данному понятию дается следующее определение: «Исторические источники – это все, непосредственно отражающее исторический процесс и дающее возможность изучить прошлое человеческого общества, то есть все созданное ранее человеком и дошедшее до нас в виде предметов материальной культуры, памятников письменности, идеологии, нравов, обычаев, языка»[31].

Источники по истории Древнего Востока очень многочисленны и разнообразны. Традиционно все они делятся на семь типов:

1. Письменные источники: исторические труды, художественная литература, научные и религиозные тексты, документы, инструкции и др.

2. Памятники материальной культуры: остатки городов, храмов, крепостей, гробниц, жилища, предметы быта, оружие и т.д.

3. Памятники устного народного творчества (фольклор): песни, поговорки, сказки, легенды, эпические сказания.

4. Данные языка: заимствования из других языков, различные временные пласты в языке и т.д.

5. Этнографические материалы: обычаи и нравы, культы сохранившиеся из далеких времен в более позднее время.

6. Данные антропологии: мумии, скелеты, изображения физического типа людей на фресках или рельефах.

7. Изменения географической среды и природного ландшафта, вызванные деятельностью людей: остатки каналов, дамб, дорог и пр.

Прорыв в изучении древневосточных цивилизаций и стремительный рост числа источников обеспечили достижения в двух областях знания: классической филологии и археологии. Даже в самом лучшем случае археология, постоянно совершенствующая свои методы, без поддержки письменных памятников не способна дать ясную картину социального строя, политической истории и духовной культуры, ушедшего в прошлое общества. К сожалению, ученым удалось дешифровать далеко не все системы древнего письма. Так, молчит пока хараппская письменность, что затрудняет решение многих проблем истории Индской цивилизации.

Из всего разнообразия типов источников, изучение истории Древнего Востока, в первую очередь основывается на двух видах письменных источников: документальных и нарративных.

Документальные источники являются в силу их изначального функционального предназначения (максимально точная фиксация информации) более объективными, чем нарративные. Они более точно отражают действительность прошлых эпох. Такого рода источники несут объективную информацию о тех процессах, которые происходили в жизни древневосточных обществ. Чем меньше документальных источников, тем труднее восстанавливать историю. Но иногда и обилие документов приводит к возникновению новых проблем. Так, например, громадное количество административно-хозяйственных текстов дошло до нас преимущественно из крупных царско-храмовых хозяйств, что может привести исследователя к аберрации (искаженной точке зрения), как это произошло с академиком В.В. Струве. Занимаясь исследованием именно этого вида источников, он пришел к выводу, что община на Востоке довольно быстро разложилась, так как письменные свидетельства о ней чаще всего молчали. Но на самом деле в сельской общине такой документации не велось, и она, соответственно, до нас не дошла.

Нарративные источники (от немецкого слова «нарратив» – рассказ), являются повествовательным источниками, которые отражают субъективную позицию автора (или авторов) данного произведения. Это необходимо учитывать в процессе критики источника. И в «Речении Ипусера», и в страстных монологах Исайи и других древнееврейских пророков, и в афоризмах Будды и Конфуция мы видим ярко выраженную авторскую окрашенность дошедших до нас текстов. Огромная трудность в извлечении истинной исторической информации заключается, прежде всего, в аутентичном переводе данных текстов, предполагающего проникновение в особый стиль мышления создателей этих древних памятников. Трудности осмысления ценностей древнейших на земле цивилизаций, их непохожесть на наше российское и европейское мышление, – одна из самых существенных проблем источниковой базы востоковедения.

Еще одной трудностью для воссоздания истории древнейших цивилизаций является фрагментарность и неравномерность освещения источниками различных периодов истории многочисленных регионов Древнего Востока. Во-первых, различные эпохи древности документированы очень неравнозначно. Казалось бы, с развитием цивилизации и, особенно письменности, количество источников должно возрастать в геометрической прогрессии – чем ближе к нашему времени, тем больше источников. Однако, источниковедческая база истории Древнего Востока демонстрирует нам в этом плане гораздо более сложную и противоречивую картину. Так, например, история древней Месопотамии в настоящее время представлена двумя миллионами клинописных текстов, созданных на протяжении III–I тыс. до н.э. Такое обилие свидетельств прошлого объясняется тем, что писали шумеры и аккадцы на глиняных табличках, которые зачастую обжигались и становились вечными. А вот жители Древней Индии и Древнего Китая писали на таких недолговечных материалах, как пальмовые листья, деревянные пластинки, ткани и пр., что приводило к гибели древнейших свидетельств о прошлом. Поэтому лишь единичные открытия, сделанные археологами ХХ века дают в распоряжение историков такие уникальные материалы, как написанные на шелке книги из кургана Мавандуй. Во II тыс. до н.э. та же Месопотамия перешла от вечной глины к пергаменту и папирусу, что резко сократило число письменных памятников, дошедших до нас. Парадокс, но от III тыс. до н.э. до нас дошло гораздо больше письменных источников, чем от II тыс. до н.э.

Историки Древнего Востока выделяет «темные века» в истории разных регионов, которые почти не освещены письменными источниками. Это, например, время арамейского нашествия в Месопотамии в конце II тыс. до н.э., или XV век в истории хеттов. Такие провалы в истории древневосточных государств объясняются, прежде всего, не изменениями технологии и материала письма, а социально-политическими или этническими сдвигами и катастрофами, которыми ознаменовывались переломные эпохи в истории данных обществ.

Источниковедческая база локальных цивилизаций Древнего Востока имеет свои особенности для каждого региона. Наиболее обеспеченной источниками предстает история Древней Месопотамии. Ассириологи могут использовать миллионы письменных текстов и вещественных памятников, добытых при раскопках сотен городов и поселений. Особенно большую роль здесь играет достижение вспомогательной источниковедческой дисциплины – эпиграфики, которая изучает надписи на твердых материалах, - камне, металле, глиняных черепках (остраконах). Объект исследования имеет свойства как вещественного памятника, так и письменного источника. Например, стела с законами Хаммурапи.

Несмотря, на огромные затруднения, которые возникают при интерпретации фактического материала, именно ассириология сумела решить многие проблемы, связанные с генезисом и развитием древнейших цивилизаций. Расширение источниковедческой базы, происходящее на протяжении XIX и XX вв. настоятельно требовало совершенствования методов источниковедческого анализа. Надо сказать, что долгое время уровень источниковедческой исследований отставал от стремительного роста числа новых источников, добываемых востоковедами, прежде всего, археологами.

Долгое время объективному пониманию сущности и места древневосточных цивилизаций во всемирной истории мешала чрезмерная сосредоточенность исследователей на истории Ближнего Востока. Интерес к истории Древнего Египта, Восточного Средиземноморья и Передней Азии объясняется, прежде всего, авторитетом Библии. В то же время следует признать, что Ветхий Завет действительно занимает особое место в разработке приемов внешней и внутренней критики источника. Насчитывающая уже более трех веков научная дисциплина – библеистика, сделала большие успехи в выработке главных принципов источниковедческого анализа этого сложного многослойного литературного памятника, в определении относительной и абсолютной хронологии книг Ветхого Завета. Достижения библеистики служат образцом источниковедческой критики древних священных текстов.

Для египтологов гораздо важнее порою не надписи, а изображения из настенных регистровых росписях из гробниц, дающие живые сцены повседневной жизни. В сухом климате Египта сохранились также древние папирусы, первые из которых относятся еще ко II тыс. до н.э. Потому папирология является важнейшей исторической дисциплиной в изучении истории Нильской цивилизации.

Итак, долгое время внимание исследователей было приковано к истории классических цивилизаций древности. Только в начале ХХ века европейская наука обращает внимание на древнюю историю далеких экзотических стран Востока. В 20-ые годы ХХ века начинаются обширные археологические раскопки на территории Индостана, Китая, Средней Азии, обогащавшие науку о древности новыми многочисленными вещественными и письменными памятниками.

Но введение в источниковедческую базу ориенталистики громадного количества нового материала приводило к возникновению множества новых трудноразрешимых проблем. Особенно это проявилось в индологии. Казалось бы, тысячи древних книг, дошедших до нас на санскрите и пали, которые являются священными и для современных индусов (прежде всего, Веды), должны были дать исследователям надежную опору для описания древней истории Индии. Но, к сожалению, огромное количество письменных памятников дошло до нас в основном в средневековых вариантах. Кроме того, и Брахманы, и Араньяки, и Упанишады насчитывающие сотни книг, являются вневременными, спекулятивными, метафизическими рассуждениями о природе мира и человека, что делает принципиально невозможным установление их авторства и точной датировки. Кроме того, по своему содержанию они не дают ясного представления о жизни общества и политической структуре древней Индии. А поскольку эти религиозные книги создавались и переписывались на протяжении многих веков, то, по мнению ученых (представители самой традиции с этим не согласны) неизбежно происходило искажение первоначальных текстов.

Слабость источниковой базы древней Индии связана также с немногочисленностью эпиграфических источников, появляющихся здесь только в III в. до н.э. (эдикты Ашоки). Вещественных и антропологических источников в распоряжении индологов тоже сравнительно немного, т.к. в Индии в глубокой древности распространяется обряд кремации, что привело к отсутствию некрополей, дающих обычно богатый материал. После Индской цивилизации долгие века строительство городов, зданий и стен велось из дерева, не сохранявшегося в жарком и влажном климате Индии. Каменное строительство началось только в III в. до н.э. Все сказанное объясняет, почему до сих пор невозможно создать целостную социально-политическую историю древней Индии.

Гораздо предпочтительней в этом отношении предстает история древнего Китая. Для создателей древнекитайской цивилизации в их духовной жизни главным и определяющим было отношение к прошлому. Древние ханьцы бережно и почтительно относились к своей истории, населяя ее героями и совершенномудрыми шаньюнями. Именно в китайской традиции получила развитие тенденция эвгемеризации, т.е. наделение мифических персонажей чертами реальных исторических личностей. Только в Китае смутное представление о прошлом, присущее всем цивилизациям Древнего Востока, превратилось в настоящее историописание. Древние ханьцы были убеждены в том, что знание далекого прошлого необходимо для того, чтобы лучше понять происходящее в наши дни. Этим объясняется их глубокий интерес к собиранию свидетельств о прошлом, будь то древние песни, предания, летописи, архивы или предметы материальной культуры. На основе собраний подобного рода источников и основывается развитая историческая наука. До сих пор вызывают восхищение труды Сыма Цяня, Бань Гу и других великих историков Древнего Китая, которые во многом превзошли достижения античных авторов, начиная с Геродота. Во многом великие археологические открытия, связанные с далеким прошлым Китая, обусловлены доверием к сведениям Сыма Цяня, без «консультации» с которым в настоящее время не предпринимаются крупные раскопки, приносящие, как правило, новые интересные источники. Китайские историки большое значение придавали хронологии, поэтому их труды хорошо датированы.

От древнего периода истории Китая до нас дошло огромное количество эпиграфических текстов – это прежде всего около 150 тыс. надписей на гадальных костях (бараньи лопатки, панцири черепах) – важнейший вид источников по периоду Шан Инь. Сюда относятся также надписи на бронзовых сосудах, ханьские каменные барельефы. Нужно отметить, что археология древнего Китая, сейчас находящаяся на подъеме, непрерывно пополняет источниковую базу новыми материалами. Комплексный анализ всех видов источников, позволяет извлекать надежную информацию и уточнять картину древнекитайской истории.

И все же наиболее обеспеченной источниками является история древней Месопотамии, поэтому решения многих проблем истории древности (таких как возникновение государственности, роль общины, вопросы социальной структуры и т.д.) решаются часто на основе аналогии с более или менее изученными процессами в жизни переднеазиатской цивилизации. Источниковая база древнеегипетской цивилизации в этом отношении сильно уступает по степени изученности месопотамской. Несмотря на обилие памятников материальной культуры, сохранившимися до наших дней (пирамиды, храмы, статуи и др.) и многочисленных письменных источников изучение древней истории Египта затрудняло отсутствие древних памятников права и законодательства.

Трудности, встреченные востоковедами в решении задачи адекватного понимания и интерпретации источников, способствовали распространению, особенно в XIX в. и в начале ХХ в., мнения о невозможности постижения подлинной сути и истории древних цивилизаций. Наиболее наглядно такую точку зрения высказал выдающийся американский ассириолог А.Л. Оппенхейм, который заявил: «Я убежден, что систематическое описание месопотамской религии – задача невыполнимая и ставить такую цель вообще не следует»[32]. Такое пессимистическое отношение к возможности познания подлинной исторической реальности касается не только религии, но и всей истории древней Месопотамии. Основывается оно на осознании сохраняющейся определенной слабости ее источниковой базы. Следует сказать, что работы других великих ассириологов во многом преодолевают такого рода скептицизм. Достаточно вспомнить труды выдающегося шумеролога С.Н. Крамера (кстати, соотечественника Оппенхейма), в частности его книгу «История начинается в Шумере», где дается целостное описание истории месопотамской религии[33].

Подводя итог, мы можем сказать, что стремительное обогащение источниковой базы ориенталистики, овладение исследователями новыми теоретико-методологическими подходами и совершенствование методов источниковедческого анализа позволяет надеяться на прогресс нашей дисциплины и более углубленное понимание историй древневосточных цивилизаций. При этом мы можем надеяться на большую помощь в совершенствовании методики внешней и внутренней критики, которую оказывают историкам Древнего Востока многочисленные вспомогательные источниковедческие дисциплины: ономастика и топонимика, изучающие древние имена и географические названия, нумизматика (древние монеты), сфрагистика (печати) и др.

Большое внимание при изучении курса истории Древнего Востока уделяется практическим занятиям, где студенты знакомятся с памятниками древних цивилизаций и усваивают принципы и методы современного источниковедения[34].

[31] ??? Т. 6. С. ???

[32] Оппенхейм А.Л. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации. М., 1980. С. 174.

[33] Крамер С.Н. История начинается в Шумере. М., 1965.

[34] Подробнее см.: Майоров Н.И., Хазанов О.В. История древневосточных цивилизаций: специфика предмета и особенности его преподавания (из опыта кафедры истории древнего мира