Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. РОЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ

Универсализм как "маска догматизма"

Так, например, постструктуралисты рассматривают концеп-
цию "универсализма", т. е. любую объяснительную схему или
обобщающую теорию, претендующую на логическое обоснование
закономерностей мира действительности, как "маску догматизма",
называя деятельность подобного рода проявлением "метафизики",
которая служит главным предметом их инвектив и под которой
они понимают принципы причинности, идентичности, истины и т.
д. Столь же отрицательно они относятся к идее роста или про-
гресса в области научных знаний, а также к проблеме социаль-
но-исторического развития. Более того, сам принцип рациональ-
ности постструктуралисты считают проявлением "империализма
рассудка", якобы ограничивающего спонтанность работы мысли и
воображения, и черпают свое вдохновение в бессознательном.
Отсюда и проистекает то явление, которое исследователи пост-
структурализма называют "болезненно патологической заворо-
женностью" (morbid fascination, по выражению М. Сарупа)
(261, с. 97) его представителей иррационализмом, неприятием
концепции целостности и пристрастием ко всему нестабильному,
противоречивому, фрагментарному и случайному.
Таким образом, постструктурализм проявляется прежде всего
как утверждение принципа методологического сомнения по отно-
шению ко всем позитивным истинам, установкам и убеждениям,
существовавшим и существующим в западном обществе и приме-
няющимся для его легитимации, т. е. самооправдания и узакони-
вания. В самом общем плане доктрина постструктурализма --

это выражение философского релятивизма и скептицизма,
"эпистемологического сомнениям, являющегося по своей сути тео-
ретической реакцией на позитивистские представления о природе
человеческого знания.

Критика метафизического дискурса и критика языка

Выявляя во всех формах духовной деятельности человека
признаки "скрытой, но вездесущей" (cachee mais omnipresente)
метафизики, постструктуралисты выступают прежде всего как
критики "метафизического дискурса". На этом основании со-
временные западные классификаторы философских направлений
относят постструктурализм к общему течению "критики языка"
(la critique du langage), в котором соединяются традиции, веду-
щие свою родословную от Г. Фреге (Л. Витгенштейн,
Р. Карнап, Дж. Остин, У. В. О. Куайн), с одной стороны, и от
Ф. Ницше и М. Хайдеггера (М. Фуко, Ж. Деррида) -- с
другой. Если классическая философия в основном занималась
проблемой познания, т. е. отношениями между мышлением и ве-
щественным миром, то практически вся западная новейшая фило-
софия переживает своеобразный "поворот к языку" (a linguistic
turn), поставив в центр внимания проблему языка, и поэтому
вопросы познания и смысла приобретают у них чисто языковой
характер. В результате и критика метафизики принимает форму
критики ее дискурса или дискур-
сивных практик, как у Фуко.

Знание как продукт

Так, для Фуко знание не может быть нейтральным или
объективным, поскольку всегда является продуктом властных
отношений. Вслед за Фуко постструктуралисты видят в совре-
менном обществе прежде всего борьбу за "власть интерпретации"
различных идеологических систем. При этом "господствующие
идеологии", завладевая индустрией культуры, иными словами,
средствами массовой информации, навязывают индивидам свой
язык, т. е., по представлениям постструктуралистов, отождеств-
ляющих мышление с языком, навязывают сам образ мышления,
отвечающий потребностям этих идеологий. Тем самым господ-
ствующие идеологии якобы существенно ограничивают способ-
ность индивидуумов осознавать свой жизненный опыт, свое мате-
риальное бытие. Современная индустрия культуры, утверждают

постструктуралисты, отказывая индивиду в адекватном средстве
для организации его собственного жизненного опыта, тем самым
лишает его необходимого языка для понимания (в терминах пост-
структуралистов -- "интерпретации") как самого себя, так и ок-
ружающего мира.
Таким образом, язык рассматривается не просто как средст-
во познания, но и как инструмент социальной коммуникации,
манипулирование которым господствующей идеологией касается
не только языка наук (так называемых научных дискурсов каж-
дой дисциплины), но главным образом проявляется в "деградации
языка" повседневности, служа признаком извращения человече-
ских отношений, симптомом "отношений господства и подавле-
ния". При этом ведущие представители постструктурализма
(такие, как Деррида и Фуко), продолжая традиции Франкфурт-
ской школы Kulturkritik, воспринимают критику языка как кри-
тику культуры и цивилизации.