Баландин Р. Ледяные исполины. История рождения, жизни и гибели великих ледников

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть III. Проблемы

Глава 10. Открытия - впереди
Загадочный геологический период
Сколько их?
Климат в прошлом и будущем

Глава 11. Практическая польза теорий
Почему вымерли мамонты?
Пятеричный период?
Обитаемый космический остров

Глава 10. ОТКРЫТИЯ - ВПЕРЕДИ

ЗАГАДОЧНЫЙ ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Когда людям что-то неясно, то часто говорят: сложная проблема. Слово
"проблема" по-гречески значит "задача".
Ну, а для того и существуют задачи, чтобы их решать.
Проблемами занимаются и теоретики и практики.
Одних интересуют теоретические задачи, других - практические. Хорошие
специалисты успешно решают имеющиеся проблемы. А если многие специалисты
работают долго, то могут легко справиться с поставленными задачами. Разве
не так?
Нет, не так.
О ледниковом периоде давно узнали геологи и географы. Они долго и
успешно изучают ледники - современные и древние, выведывают особенности
истории ледникового периода. Удалось ли в результате решить если не все,
то хотя бы большинство проблем, связанных с великими оледенениями?
Пожалуй, не удалось. Возможно даже, проблем стало больше, чем их было сто
лет назад.
Чтобы в этом убедиться, достаточно было побывать на XI конгрессе
Международного союза по изучению четвертичного периода. Конгресс состоялся
в августе 1982 года.
В Москву со всех континентов съехались сотни ученых.
На эмблеме конгресса красовалась голова веселого мамонтенка. Однако
вопрос "почему вымерли мамонты?" хотя и обсуждался, но был одним из многих
других, не менее интересных и важных. Обсуждалось: как изменяется климат
Земли и ее отдельных частей? Как проходили великие оледенения? Как
менялись древние люди в связи с переменами природной обстановки?..
Не стану перечислять все вопросы. Их было очень много. Выступило около
тысячи ученых с докладами, сообщениями.
А начинаются проблемы уже с названия геологического периода. Вернее - с
названий. Потому что у него их сразу четыре. Согласитесь, это не очень
удобно - иметь сразу четыре имени. Какое из них настоящее, самое верное?
События геологической истории за последние 750 млн. лет. Снизу вверх:
геохронологическая шкала (от вендского до четвертичного периода);
ледниковые эпохи затемнены; выше-схема импульсов тектонической активности
земной коры. Продолжительность четвертичного периода преувеличена
Ледниковый период называют еще четвертичным, плейстоценовым,
антропогеновым.
Почему он ледниковый - понятно. Правда, были в это время не только
великие оледенения, но и крупные потепления, межледниковья.
Четвертичный - название старое. Когда-то на заре геологии все горные
породы делили на четыре группы: первичные (самые древние и плотные,
кристаллические), вторичные, третичные и четвертичные - самые молодые,
рыхлые. Постепенно от первых трех терминов отказались: вместо них выделили
несколько эпох, более десятка периодов. А для четвертичного периода
осталось старое имя.
Плейстоцен по-гречески значит "много нового". Так назвали период
потому, что в нем появилось много новых видов животных.
Антропогеновый период - время становления человека
("антропос"-по-гречески "человек", "генос"-"происхождение, создание").
Именно в этот период происходило преобразование обезьяноподобного существа
с проблесками разума в человека разумного нашего облика.
Как ни странно, до сих пор чаще всего употребляется самое старое
название - четвертичный. На конгрессе почти все говорили так. Привычка!
Вообще-то у каждого названия этого периода есть свой смысл.
Четвертичные отложения почти все рыхлые, самые молодые. И оледенения
происходили. И новые звери появились. И человек стал человеком. Столько
важных событий - и все в один период. Потому и названий он получил
несколько. Оформилась даже особая наука - четвертичная геология. Она
посвящена изучению четвертичного периода.
Всю геологическую историю обычно разделяют на пять главных этапов, на
пять эр. В последних трех эрах выделяют тринадцать периодов. И только
одному периоду - самому последнему, четвертичному - посвящена особая
научная дисциплина. Продолжительность четвертичного (ледникового) периода
в десятки раз меньше, чем любого другого. Например, меловой период в сто
раз протяженнее четвертичного, и все-таки "меловой геологии" нет.
Правда, уже самая первая проблема этой науки, связанная с ее названием,
остается нерешенной. По-прежнему говорят "четвертичная геология",
"четвертичный период". Хотя уже многие специалисты называют период
антропогеновым, а науку - геологией антропогена.
Но самой главной проблемой этого периода остается, конечно, история
великих ледников. С историей оледенении связаны и новые виды животных, и
образование особенных отложений, и становление человека.

СКОЛЬКО ИХ?

Сколько было великих оледенении?
На этот вопрос до сих пор нет однозначного бесспорного ответа. На
конгрессе, о котором идет речь, некоторые участники постарались обосновать
свои мнения на этот счет. Вариантов ответа оказалось несколько. Даже
специалисты из одних и тех же стран не пришли к единому мнению.
Один китайский ученый обнаружил следы шести оледенении, а другой -
только четырех (и одного похолодания перед ними).
Советские ученые, изучая разные районы нашей страны, также разошлись во
мнениях. Они называли число оледенении от трех до восьми.
Шведские ученые предположили, что было либо шесть длительных
оледенении, либо много более коротких.
В Гималаях по некоторым сведениям было два или три крупных наступления
ледников. А в горах Восточной Африки и на западе США удалось обнаружить
следы четырех оледенении.
Высказывались на конгрессе и другие мнения. И это понятно. Ученые не
старались подгонять решение задачи под готовый ответ. Сообщали результаты
своих исследований: что получилось, о том и говорили.
Может показаться, что взгляды геологов резко расходятся. Предполагают
от трех до восьми великих оледенении!
Но еще совсем недавно расхождения были еще значительнее. Ученые
предполагали от одного до двенадцати оледенении. Все-таки удалось
избавиться от крайних мнений: число вероятных оледенении уменьшилось вдвое.
А как будет дальше? Можно ли надеяться, что через несколько лет ученые
наконец-то придут к единому взгляду и назовут точное количество оледенении?
Признаться, в этом я сильно сомневаюсь. Прежде всего потому, что
всеобщих наступлений и таяний великих ледников на всей Земле могло и не
быть вовсе. Вернее, могли быть обширные оледенения, скажем, на суше вокруг
Северного Ледовитого океана. Однако не обязательно тогда же происходило
великое оледенение в Центральной Азии, в Гималаях. Климат на Земле не
меняется сразу и повсюду. Где-то наступает резкое похолодание, где-то
потепление; в одних районах устойчивая сушь, в других - обильные дожди,
снегопады. Даже в пределах одной горной системы нередко часть ледников
наступает, а часть - сокращается.
Так все-таки как же проходили оледенения - разом на всем земном шаре
или поочередно в разных районах?
Для ответа на этот вопрос лучше всего получить точные даты наступлений
великих ледников везде, где это было.
Тогда будет ясно, совпадают эти даты или нет. Однако получить такие
даты очень трудно. Мы уже знаем, что имеется несколько геологических
календарей. Несколько способов определять время геологических событий. Все
они дают более или менее надежные даты для межледниковых отложений. А нам
ведь надо знать хронологию именно великих ледников. Пока еще не изобретен
хороший способ точно определять возраст донных и конечных морен,
оставленных ледником.
Есть другая возможность ответить на вопрос: выяснить причины
оледенении. Если они космические, общие для всей планеты, то и оледенения
могли происходить повсюду примерно в одно время.
Как ни странно, участники конгресса 1982 года, словно по уговору,
старались не затрагивать проблему причин оледенении. Возможно, избегали
острых споров, которые легче начать, чем кончить.
В общем-то кое-какие идеи об этих причинах ученые высказывали. Чаще
всего соглашались с давним мнением Миланковича о зависимости похолодании и
потеплении в Северном полушарии от положения Земли относительно потока
солнечных лучей. Но почему началось общее похолодание на Земле еще до
наступления ледникового периода? Ведь из-за него и стали появляться
великие ледники. На этот вопрос бесспорного ответа так и не нашлось.
Возможно, кому-то из вас, читатели этой книги, удастся найти
убедительные объяснения проблемы причин ледпикового периода?
Чтобы лучше разобраться в особенностях современной ледниковой эпохи,
следует учесть одно очень важное обстоятельство. В геологической истории
неоднократно бывали нашествия великих ледников.
В отложениях некоторых геологических периодов встречаются образования,
похожие на окаменелые морены, содержащие валуны. Эти образойания получили
название тиллитов. Наиболее древние тиллиты встречаются в толщах, имеющих
возраст около двух миллиардолетий; другие тиллиты несколько моложе - около
одного миллиардолетия. Сравнительно хорошо изучены следы оледенении,
происходивших во второй половине каменноугольного - первой половине
пермского периодов.
Подобные сведения заставляют предполагать какие-то глобальные изменения
атмосферы и гидросферы, связанные либо с космическими влияниями, либо с
периодическими "кризисными" ситуациями в биосфере, области жизни, где
взаимодействуют природные воды, атмосферные газы, земная поверхность и
живое вещество.
Вопрос о причинах ледниковых эпох в истории Земли - не только
увлекательная загадка природы. Ответ на него позволит нам лучше выяснить
закономерности развития биосферы, взаимодействия сфер планеты. Можно будет
понять механизмы изменения климата в естественных условиях, а значит,
более надежно прогнозировать подобные изменения, вызванные деятельностью
человека.
В будущем это поможет нам управлять климатом.
Конечно, подобный вопрос вряд ли мог бы решиться даже на самом
представительном форуме специалистов.
Ведь дело не в том, чтобы предложить идею, с которой все согласятся.
Необходимо прежде разработать новые методы исследований, позволяющие более
точно, чем теперь, определять климатические условия прошлого и получать
более точные даты геологических событий. Без этого прийти к единому мнению
вряд ли возможно.

КЛИМАТ В ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ

Зачем знать прошлое?
Чтобы лучше понимать настоящее. А еще для того, чтобы догадаться о
будущем.
Например, проблема будущих изменений климата. Какая будет погода через
десять лет? Или через двадцать?
Вопрос этот не праздный и не простой. Над ним думают многие крупные
ученые. Они серьезно обеспокоены возможными изменениями климата.
Одни предполагают, что в недалеком будущем ожидается сильное
потепление. В результате начнут таять ледники Антарктиды, Арктики,
Гренландии. Резко повысится уровень морей и океанов. На равнинах начнутся
великие наводнения. Люди будут вынуждены спасаться на возвышенностях.
Погибнут крупнейшие города, сельскохозяйственные угодья... В общем,
произойдет почти всемирный потоп.
Другие специалисты утверждают противоположное. По их мнению, вскоре
начнется крупное похолодание. Наступит новая ледниковая эпоха. Великие
ледники потекут с северных возвышенностей, вторгаясь все дальше на юг...
И тоже - беда, катастрофа!
Кто же прав? Что нам угрожает в будущем: великое потепление или великое
похолодание? А может быть, ничего особенного с климатом не произойдет?
Ну, а как менялся климат за последние тысячи, сотни, десятки лет?
Происходило потепление или похолодание?
Или чередовались времена холодные и теплые, сухие и влажные?
Последнее оледенение закончилось около 10-12 тысячелетий назад. Значит,
тогда началось общее потепление климата. Эту эпоху - после оледенения -
называют голоценовой, что означает "новейшая".
Чтобы узнать прежний климат, надо изучать... прежние дожди и снега,
солнечные и облачные дни, похолодания и потепления... Все это не пропало
бесследно. Следы все-таки остаются. Надо лишь знать азбуку древних
климатов.
Мы уже знаем, как можно догадаться о прежних похолоданиях: меняются
растительньш и животный мир, надвигаются ледники. Об увеличении
увлажненности судят по следам наводнений, повышениям уровней озер,
увеличению размеров болот. Напротив, если уровни озер низкие, болота
высыхают, то вполне вероятно иссушение климата.
Есть и другие, более современные методы изучения прежних климатов по
химическому составу организмов, но об этом мы сейчас не станем говорить.
Как, по мнению ученых, изменялись климаты голоцена?
На востоке Северной Америки с отступлением льдов быстро потеплело.
Появились растения, любящие тепло и не слишком влажную погоду. Так
продолжалось несколько тысяч лет. А затем стало понемногу холоднее,
повысилась влажность. Но это происходило не одновременно, а в разных
районах по-разному.
На западе Северной Америки события происходили иначе. Самый высокий
уровень озер был 14-20 тысяч лет назад, во время таяния великого ледника.
Затем озера постепенно высыхали. Около четырех - шести тысяч лет назад их
уровень перестал снижаться.
В заполярных районах Северной Америки ледники вели и ведут себя
по-разному. На севере Канады за последние столетия в большинстве районов
они наступают.
Значит, тут увеличивается влажность или холодает. А на северо-западе,
на Аляске, ледники хребта Брукса сокращаются. Следовательно, здесь идет
потепление или климат становится суше.
В Южной Америке за голоценовое время горные ледпики то надвигались в
долины, то отступали. Теперь некоторые из них уменьшаются в размерах. Но
есть и такие, которые идут в наступление.
В Китае, на плато Сицзян, за последние три тысячи лет озера
сокращались, болота высыхали. Появились растения степей и полупустынь.
В Скандинавии горные ледники .в это время вели себя непостоянно: то
наступали, то отступали. Крупное наступление ледников было 450 лет назад,
а небольшое - около 60 лет назад.
На огромной территории нашей страны климаты менялись по-разному. В
засушливых областях температуры воздуха повышались, озера постепенно
высыхали (так продолжается и теперь), хотя периодически увлажненность
увеличивалась. В общем, на севере и в средней полосе за последнее время
стало меньше теплолюбивых и влаголюбивых растений. После таяния ледника
началось потепление. Климат был теплее, мягче, чем теперь. Но примерно
пять - семь тысяч лет назад он стал ухудшаться.
Интересные идеи высказывают ученые о колебаниях климата. По мнению
некоторых специалистов, в Северном полушарии через определенный срок
становится то более холодно и влажно, то теплее и суше.
Советский географ А. В. Шнитников считает, что эти изменения происходят
через каждые 1850 лет. Чтобы доказать это, он постарался хотя бы
приблизительно определить время создания некоторых из легенд о потопах.
Использовал также древние записи о погоде.
Когда читаешь сведения, которые приводит ученый, то во всем с ним
соглашаешься. Он приводит много убедительных фактов. Но когда начинаешь
сам собирать факты о колебаниях климата, выходит не так просто. Даты
легенд о потопах самые разные. Одну и ту же легенду могли рассказывать
люди в разное время. И древние записи о погоде не очень определенные. Как
говорится, год на год не приходится. То сильнейшие морозы две зимы подряд,
а затем зимние оттепели. То сушь летом, а через год - дожди не
прекращаются. Невозможно точно определить, то ли климат год от года
меняется, то ли мы так подбираем сведения, что создается иллюзия подобных
изменений.
А теперь подумаем: как и почему вдруг во всем Северном полушарии климат
может сделаться холоднее и влажнее? Когда наступают или отступают великие
ледники, их холодное дыхание распространяется на сотни, тысячи километров.
Но если великих ледников нет? В таком случае в различных районах климат
будет меняться поразному. Так, собственно, и происходило в голопеновое
время. Мы же знаем, что на севере, юге, западе, востоке одного не очень
большого континента Северной Америки и ледники, и озера, и растительность
изменялись неодинаково. Что уж тогда говорить обо всем Северном полушарии!
Впрочем, за последние десятки лет все-таки намечаются некоторые
всеобщие изменения климата на земном шаре. Вызваны они не великими
ледниками, а другой, более могучей геологической силой - деятельностью
человека.
Тот, кто привык сомневаться, может подумать: как же так? Когда зарядит
дождь или наступит сушь, никакая техника не поможет разогнать тучи или,
наоборот, прогнать их куда надо. Разве это сделать труднее, чем изменить
климат на всем земном шаре?
Оказывается, так и есть на самом деле. Повлиять на движение крупных
воздушных масс труднее, чем изменить климат на планете.
Представьте себе: вы живете в квартире с широкими окнами. Наступила
зима. В ваших окнах вставлено по одной раме. Нет второго ряда стекол.
Тепло быстро улетучивается из комнаты.
Что делать? Усилить отопление. Сильно и постоянно топить, поставить
отопительные нагревательные приборы.
Так сделать можно. Только вряд ли это разумно. Самое простое - вставить
еще по одной раме. Свет и тепло от солнца будет по-прежнему легко
проникать в комнату.
А обратный путь теплу будет прегражден двумя слоями стекол и слоем
воздуха между ними.
С климатом на Земле происходит нечто подобное. Люди сжигают очень много
топлива: нефти, угля, дров. Но от этого не так уж много добавляется тепла
на земном шаре. Серьезнее другое. Во время горения кислород переходит в
углекислый газ.
Кислорода в атмосфере очень много. Его количество почти не уменьшается.
Углекислого газа в атмосфере значительно меньше, чем кислорода. Его
количество понемногу увеличивается. И это вызывает заметные изменения в
атмосфере.
Углекислый газ служит как бы "второй рамой", затрудняющей отдачу тепла
от Земли в космос. Ученые считают: чем больше в атмосфере углекислого
газа, тем теплее у земной поверхности. Через годы, десятилетия это может
привести к общему сильному разогреву воздуха, увеличению влажности. Так и
называют: парниковый эффект.
Ожидалось, что потепление климата почувствуется уже в наши дни. Однако
этого не произошло. Вроде бы за последние десятилетия в мире немного стало
теплее, но на самую малость. Так что не очень ясно, отчего это произошло и
не случайные ли это отклонения от средних показателей.
Из-за деятельности людей не только повышается содержание углекислого
газа. В воздухе возрастает количество пыли и мельчайших капель. А от этого
становится холоднее. Пыль и капельки отражают солнечные лучи.
Пока еще трудно сказать, то ли холоднее будет становиться на Земле, то
ли теплее. Однако человек теперь может сознательно воздействовать на
климат. Но делать это надо очень осторожно, расчетливо, точно определяя
возможные последствия. Человек только еще учится разумно регулировать
изменения климата. Торопливость в этом деле совершенно недопустима.

Глава 11. ПРАКТИЧЕСКАЯ ПОЛЬЗА ТЕОРИИ

ПОЧЕМУ ВЫМЕРЛИ МАМОНТЫ?

И на этот вопрос до сих пор нет окончательного ответа. Однако за
последние годы кое-что прояснилось.
Прежде всего, не обнаружено следов резких и повсеместных изменений
климата, от которых могли бы погибнуть великаны ледникового периода. В
Северной Америке число видов крупных млекопитающих, вымерших после
последнего оледенения, превышает два десятка. А ведь они дожили до таяния
великих ледников. Если не климат, то что их могло погубить?
Несколько десятилетий назад было высказано предположение, что мамонтов
истребили древние люди. Многие ученые серьезно усомнились в том, что это
возможно.
Теперь сомнений стало меньше. Найдено очень много остатков поселений
кроманьонцев в разных районах мира.
Прекрасные изделия и рисунки древних людей найдены, например, у нас в
Сибири, на Чукотке. Оказалось, что люди очень давно освоили эти суровые
края и постоянно охотились здесь на крупных животных.
В стоянке на Енисее обнаружен обломок лопатки зубра с вонзившимся в
него роговым наконечником копья.
Как предполагают археологи, человек преследовал животное на открытой
местности и вонзил в него сзади копье с такой силой, что оно пробило
шкуру, мускулы и лопатку зверя. Произошло это событие около четырнадцати
тысяч лет назад.
Японские ученые пришли к выводу, что древний слон и гигантский олень
были главными объектами охоты древних обитателей Центральной Японии. Эти
животные были полностью истреблены около двадцати тысяч лет назад.
По мнению китайских специалистов, исчезновение мамонтов в
Северо-Восточном Китае было тесно связано с деятельностью человека.
За последние десять - двадцать лет ученые особенно много внимания
уделяют проблеме вымирания животных и растений в далеком и недавнем
прошлом. Почему исчезают те или иные организмы? Для древних эпох вопрос
этот имеет теоретическое значение. Для современной эпохи - практическое.
На Земле идет небывало быстрое вымирание отдельных видов животных и
растений. Никогда еще за многие и многие миллионы лет не происходило
ничего подобного. Климат тут совершенно ни при чем: он фактически не
меняется.
Причины современного вымирания известны: деятельность человека. Вовсе
не обязательно, чтобы люди нарочно уничтожали животных. Некоторые животные
(крысы, мыши, вредные насекомые и другие) почти не уменьшаются в числе,
несмотря на то, что с ними человек ведет жестокую войну. Эти животные
сравнительно невелики, быстро размножаются и обладают способностью
оперативно нейтрализовать "враждебные действия" человека.
С крупными животными ситуация иная, некоторые из них поплатились за
свою доверчивость. Огромная морская корова не боялась людей и была
полностью истреблена двести лет назад. Правда, общее поголовье этих
животных было сравнительно невелико.
Еще недавно на грани вымирания находились дельфины, зубры, сайгаки. Их
удалось сохранить. Но многие редкие виды исчезли с лица Земли. Они обитали
на небольших территориях. Когда там стали жить и работать люди, изменяя
природу, эти виды погибли. Они не выдержали перемен.
Интересна судьба сайгака. Эта северная антилопа была одно время очень
распространена. Затем, возможно, из-за изменений климата и природной среды
сайгаки постепенно отступали к югу. С появлением огнестрельного оружия
сайгаков стали уничтожать в большом количестве.
К середине нашего века их почти полностью истребили.
Правительство нашей страны приняло специальные меры по охране сайгаков
и восстановлению их численности.
Теперь насчитывается несколько миллионов этих очень быстрых и
неприхотливых животных.
Судьба крупных животных Земли - в руках человека. Только нам под силу
сохранить эти виды. Мы охраняем животных и растения от самих себя. Потому
что человек и уничтожает и сохраняет обитателей нашей планеты.
Он регулирует жизнь. Не всю, конечно, а отдельные виды живых существ.
Нам надо знать, почему вымерли мамонты, шерстистые носороги, гигантские
олени и медведи, дикие лошади и другие обитатели ледникового периода. Надо
выяснить роль человека в вымирании животных. Это позволит лучше понять
место древнего человека в природе, закономерности его деятельности. В
общем, это поможет нам лучше понять человека. А может быть, поможет
спасать виды, которым грозит вымирание.
Современный человек необычайно могуч, вооружен мощнейшей техникой. Она
поднимает человека в космос, уносит к другим планетам, проникает в глубины
земли, перемещает минерального вещества во много раз больше, чем извергают
все вулканы Земли.
Нам кажется, что человек стал великаном совсем недавно, когда создал
современную технику. Но это не так.
Сотни лет назад человек был уже великаном. Он выжигал леса и лесостепи,
распахивал луга, уничтожал крупных животных. И тысячи лет назад, пожалуй,
человек был властелином Земли. И тогда он преображал природу на огромных
пространствах. Он делал это не так быстро, как сейчас, но зато действовал
сотни и тысячи лет.
Человек пользовался огнем, устраивал пожары, борясь с дебрями. На охоте
он нередко добывал значительно больше дичи, чем это было ему нужно.
Археологи нашли место, где древние люди во время удачной охоты убили сотни
зубров, а использовали для своих нужд только десятки. Получается, что уже
в те времена человек хищнически относился к природным богатствам. Вернее,
он о них просто не думал. Раз охота удачна - надо пользоваться этим.
В наше время тоже есть люди, азартные на охоте. Специальные службы
охраны природы заботятся о том, чтобы охота была ограниченной, разумной,
не уменьшающей заметно численность животных.
Не охота стала теперь главной причиной вымирания животных. Человек
перестраивает и загрязняет природу по всему земному шару. Даже Мировой
океан загрязняется с поверхности нефтью, а со дна - радиоактивными
веществами, которые сбрасываются в виде отходов. Раз идут такие серьезные
изменения повсюду, значит останутся в живых только те организмы, которые
легко переносят новые условия существования. К сожалению, легче всего
выживают самые простые и для нас обычно вредные организмы: одноклеточные
водоросли, бактерии.
Непредвиденные последствия хозяйничания человека на планете обычно
вредят природе значительно серьезнее, чем целенаправленная деятельность.
Вот и стали люди всерьез задумываться: как же нам жить и работать, чтобы
приносить как можно меньше вреда природе? Оказалось, сделать это нелегко.
Мы не привыкли беречь окружающую среду. Мы создали технику и сложные
химические технологии, которые сильно вредят природе. Но переделать все
это не так-то просто.
Человек стал хозяином планеты. Но не всегда еще умеет вести свое
хозяйство добросовестно и бережно. Этому нужно учиться. Вот мы и учимся. А
для этого надо как следует разобраться в том, что происходит сейчас на
Земле и как это связано с прошлой историей природы и человека.

ПЯТЕРИЧНЫЙ ПЕРИОД?

На всемирном конгрессе был задан один курьезный вопрос: не начался ли
пятеричный период?
Это уже что-то новое. Хотя и очень похоже на старое.
Новое, потому что впервые специалист догадался придумать пятеричный
период. А похоже на старое, потому что уже были первичный, вторичный и
третичный периоды.
Да и прежде некоторые геологи - каждый по-своему - пытались обосновать
необходимость выделения новейшей эпохи (периода, эры).
Никто не стал серьезно спорить, вводить или нет новое слово. Оно не
понравилось. Слово действительно не совсем удачное. Но главное не в слове,
а в самом предложении выделить новый отдел геологической истории.
Дело очень серьезное - "учредить" еще один геологический период. Для
такого мероприятия должны быть веские основания.
Сначала требуется доказать, что уже закончился период ледниковый
(четвертичный, антропогеповый). Нужны убедительные факты о невозможности
новой ледниковой эпохи, о серьезных изменениях в животном и растительном
мире, накоплении новых типов осадков, переменах климата... Короче говоря,
должны происходить очевидные перестройки прежних природных условий. Только
в таком случае можно утверждать, что начался новый геологический период.
Доказательств подобных перестроек очень и очень много. Из-за
деятельности человека вымирают (или вымерли) многие виды животных и
растений. Взамен появились новые породы домашних животных и новые сорта
растений. Эти новые виды стали доминировать и потеснили другие, "дикие"
виды.
Как выглядит окружающая нас природа? В городах повсюду искусственные
сооружения, искусственные насаждения, искусственные покрытия (асфальт,
бетон).
В деревне кругом обширные поля, занятые сельскохозяйственными
культурами, пашни, пастбища; осушительные или оросительные каналы, фермы...
В лесах идут лесоразработки. В горно-промышленных районах - добыча
полезных ископаемых, переработка руды. Огромнейшие искусственные
водохранилища напоминают моря. Крупные реки перегорожены плотинами;
проложены каналы - искусственные речные русла.
Даже там, где человек ничего нарочно не перестраивает и не изменяет,
прежняя природа преображается. В атмосфере появилась химическая пыль,
радиоактивные вещества, в океанах - нефтяные пленки; речные и озерные воды
загрязняются отходами промышленных предприятий. Удобрения и ядохимикаты
смываются с полей в реки, озера, моря, проникают в подземные воды.
Правда, есть один континент, придавленный ледниками, - Антарктида. Он
почти необитаем. Находится вдали от крупных промышленных центров. Окружен
морями.
Может быть, на пем сохраняются во всей чистоте прежние природные
условия?
Нет, пе сохраняются. По воздуху и сюда проникает и здесь осаждается
химическая пыль. Местные жители - пингвины-испытывают воздействие
гербицидов, которыми за сотни и тысячи километров от Антарктиды
обрабатывают поля и сады. А если в атмосфере будет и дальше повышаться
содержание углекислого газа, то начнется (если уже не началось) таяние
антарктического ледяного покрова.
Деятельность человека меняет животный и растительный мир, облик земной
поверхности, состав атмосферы, климат, речную сеть, рельеф.
А горные породы? Разве человек создает, скажем, пласты писчего мела или
гранитные массивы?
Да, человек создает новые минералы и горные породы. Их называют
техногенными, то есть созданными искусственно, с помощью техники. Они
повсюду вокруг нас. Их так много, что мы просто перестали обращать на них
внимание.
Бетон, стекло, кирпич, асфальт, алюминий, сталь, пластмассы,
синтетические волокна... На заводах и фабриках постоянно и в огромных
количествах вырабатываются, выплавляются, синтезируются новые, невиданные
прежде на Земле химические соединения. Мы называем их искусственными. Но
они уже естественны, обычны для нашего времени. Примерно так, как обычны
залежи каменного угля для каменноугольного периода, писчего мела для
мелового периода, ледниковых накоплений для ледникового периода.
Теперь на Земле накапливаются техногенпые вещества, создаются
техногенные сооружения. Значит, можно считать, что наступил новый,
техногенный, период (его еще называют техногеем или технозоем). На мой
взгляд, есть все основания говорить о технозойской эре.
Главное не в названии. Главное, что наступило время, когда человек с
помощью техники изменяет земную природу. Этим можно гордиться. Ведь мы -
люди - управляем движением рек, отвоевываем сушу у морей, совершаем
гигантскую геологическую работу. Так и говорят ученые: человек стал самой
могучей геологической силой на земле.
Гордиться нам есть чем. Но есть и над чем задуматься, о чем
побеспокоиться. Природа вокруг нас изменяется.
Однако не все изменения полезны для нас. Нам еще надо научиться
хозяйничать на планете так, чтобы она была не хуже, чем до появления
человека.

ОБИТАЕМЫЙ КОСМИЧЕСКИЙ ОСТРОВ

Постараюсь кратко пересказать одну историю. Ее сообщил на конгрессе
американский ученый.
Посреди Тихого океана находится маленький остров Пасхи. Из европейцев
первым обнаружил его пират Дэвис. Он записал в корабельном журнале, что
увидел остров. Но посетить его не смог. Некогда было. За пиратом гнался
военный корабль. Надо было поскорее скрываться.
Это было в 1687 году.
Позже на острове побывали европейцы. Первое, что их поразило, -
огромные каменные истуканы. Они торчали, повернутые лицами к морю, как
будто ожидая кого-то.
А на головах у них красовались каменные шапочки. Вполне увесистые
шапочки - весом в тысячи килограммов!
С этих каменных истуканов началась слава острова.
Разве не удивительно, не загадочно, что здесь, на небольшом клочке суши
посреди бескрайнего океана, кем-то сделаны каменные великаны, а им на
голову аккуратно надеты неподъемные шапки.
Правда, еще великий мореплаватель Джеймс Кук, посетивший в 1774 году
остров, догадывался, как могли местные жители поставить каменных истуканов
и затащить на них каменные шапки. Ведь вокруг много камней. Из них можно
устроить насыпь. А по насыпи с помощью деревянных рычагов не очень трудно
передвигать даже крупные глыбы.
И все-таки истуканы острова Пасхи продолжали интересовать ученых.
Потому что остров-то небольшой, население его было немногочисленное - люди
каменного века, имевшие самые простые орудия труда, не знающие металла. На
острове не было ни одного дерева. Правда, у местных жителей хранились
деревянные дощечки в виде рыб с выцарапанными надписями. Но что означают
эти дощечки и что на них написано, никто объяснить не мог.
О себе и о своем острове островитяне рассказывали только сказки. По их
словам, когда-то остров был большой, на нем жило много людей. Но вот
произошел великий потоп и почти весь остров погрузился в море.
Для ученых было ясно: действительно, после сильных землетрясений и,
возможно, взрыва вулкана (на острове несколько вулканов) часть суши
опустилась. Произошла катастрофа, уничтожившая многих местных жителей. Не
от этого ли обитатели острова, уцелевшие от "потопа", лишенные крова,
терпящие бедствие, превратились в дикарей?
На этот вопрос ученые в наши дни отвечают иначе.
Удалось уточнить историю заселения острова и жизни на нем людей. Вот
что выяснилось в результате этнографических, археологических,
географических и геологических исследований.
Люди переселились на остров примерно полторы тысячи лет назад. Это были
смелые мореходы с островов Восточной Полинезии. Сначала "робинзонов" было
совсем немного. Постепенно число их увеличивалось. Остров был значительно
обширнее нынешнего. На нем росла пышная растительность, имелись леса.
Прошло пятьсот лет. Островитяне обжили свою землю.
Они строили из деревьев лодки, на которых совершали дальние плавания, и
занимались рыбной ловлей.
Людей было много, свободное время у них имелось в достатке. Вот и стали
островитяне вырубать из скал огромных истуканов, передвигать их к берегу
моря, устанавливать торчком, водружать на них шапки. Эти изваяния - аху -
были памятью о первых поселенцах, открывших остров. Люди помнили о своих
предках, чтили их, считали их богами.
Но примерно пятьсот лет назад жить на острове стало трудно. Деревьев
почти не осталось: их вырубали для строительства и выделки различных
вещей, для костров.
Склоны гор оголились. Дожди и ветер стали смывать и сдувать с них
почву. Растительность на острове оскудела.
Не стало крупных деревьев. Люди перестали строить лодки для морских
промыслов и дальних путешествий.
Возможно, к тому времени немалая часть острова погрузилась в море. Как
это происходило, сказать трудно.
Могли быть и крупные землетрясения, взрывы вулканов, а из-за этого -
опускание отдельных частей суши ниже уровня моря. Но могли происходить и
медленные движения земной поверхности.
В конце концов, быстро или медленно, территория острова уменьшилась. Но
и без этого жителям пришлось пережить трудные времена. Населения было
много, а пищи - мало. Снизилась добыча рыбы, а полезных растений на
острове почти не осталось. Начались войны, появилось людоедство.
Озлобленные толпы людей стали валить и разрушать каменных истуканов,
оскверняли памятники своих предков. Забыли письменность и уничтожили
большую часть изделий из дерева и досок с письменами.
Первые европейцы увидели разоренный остров, лишенный деревьев, с убогим
и малочисленным населением. Люди разрушили окружающую природную среду,
обеднили ее. А от этого пришло в упадок человеческое общество и наступила
пора бед и невзгод.
Почему об истории далекого острова Пасхи шла речь на всемирном
конгрессе географов и геологов? Зачем я пересказал вам эту историю?
Ученый специально изучал взаимодействие человека и природы на острове
не только потому, что его интересовала судьба маленького племени. Ему
важно было выяснить, как складываются отношения человека и природы.
А отношения эти очень непросты. Пока природа богата, люди процветают.
Но если люди не умеют сохранять богатства природы, то беднеет окружающая
среда и беднеет, а затем и разрушается человеческое общество.
История острова Пасхи - пример и предупреждение для всех нас. Потому
что на Земле стало очень много людей. У каждого человека большие
потребности (пища, одежда, жилище, транспорт, развлечения). А работает на
людей техника, которая использует огромное количество топлива,
минерального сырья. Поэтому природные ресурсы постепенно уменьшаются. Их
необходимо охранять и восполнять.
Наша планета - крохотный островок жизни в бескрайнем космосе. Это наш
родной дом, без которого немыслима жизнь человечества. И мы обязаны
держать свой космический дом в полном порядке.
...Французский писатель летчик Антуан де Сент-Экзюпери сочинил чудесную
сказку "Маленький принц". В ней рассказано о малыше, имевшем свою
собственную планету. Она была невелика - с дом.
У Маленького принца было твердое правило: "Встал поутру, умылся, привел
себя в порядок - и сразу же приведи в порядок свою планету". Так он и
поступал: прочищал вулканы, убирал мусор, выпалывал сорные растения и
ухаживал за полезными и красивыми...
И нам надо придерживаться такого твердого правила: заботиться не только
о себе, приводить в порядок не только свое ближайшее окружение, но всю
нашу планету.
Впрочем, каким бы верным ни было правило и как бы искренне мы ни
старались следовать ему, одного этого совершенно недостаточно. У людей
никогда не было недостатка в мудрых высказываниях, заповедях,
рекомендациях.
Испокон веков люди старались не только использовать природные
богатства, но и беречь, а то и возобновлять их. Существовали священные
растения и животные, рощи и ручьи; от собирательства и охоты перешли к
производящему хозяйству; затем создали сложнейшую технику, которая
позволяет с огромной эффективностью эксплуатировать естественные ресурсы.
Казалось бы, все это с учетом широкого распространения заповедных
территорий и природоохранных зон должно было привести общество в состояние
все более совершенной гармонии с окружающей средой.
Как ни странно, но именно в наш век высочайших научно-техпических
достижений особенно обострились экологические проблемы. Хотя никогда еще в
истории человечества не уделяли так много внимания охране природы, не
писали столько научных и художественных произведений, посвященных этой
теме, не тратили столько сил и средств на природоохранные мероприятия.
В чем же дело? Почему наш космический остров в опасности?
Полвека назад мудрец и герой Джордано Бруно сказал: если хочешь
перестроить окружающий мир к лучшему, преобразись прежде всего сам.
Конечно, необходимо разрабатывать и внедрять экологическую технику,
безотходную технологию; расширять заповедники и заказники; жестче
применять правовые методы охраны природы; осуществлять экологическое
образование... Однако одними организационными, техническими, юридическими
и просветительскими мероприятиями тут не обойдешься.
Стало общим местом утверждение, что человек и окружающая среда
составляет одно целое. О том же свидетельствуют примеры острова Пасхи и
других больших и малых регионов земного шара. Но система взаимосвязей
человека с природой обычно понимается слишком упрощенно. Принимают во
внимание главным образом проблемы технические и социальные.
Спору нет, и техника, и социальное устройство - очень важные факторы,
влияющие на состояние окружающей среды. Существующие механизмы
ориентированы практически только на эксплуатацию природных богатств, почти
без учета их сбережения. А безудержная погоня за прибылями, характерная
для капиталистической системы, стимулирует потребительское отношение к
окружающей среде.
Все так. Но полезно задуматься: а почему все-таки создавалась именно
такая техника? складывалось именно такое отношение к природе? и что
следует предпринимать, чтобы и то и другое скорее изменялось к лучшему?
Рост народонаселения, о котором так много говорят, сказывается на
обеднении окружающей среды меньше, чем увеличение потребностей. Согласно
теоретическим подсчетам, биосфера может прокормить десятки миллиардов
человек. Но ведь современному человеку требуются автомобили и самолеты,
корабли и космические ракеты, холодильники и телевизоры, газеты и книги...
На обеспечение работы колоссального количества машин и механизмов
затрачиваются основные массы материалов, львиная доля энергии.
Единственный источник материалов и энергии - биосфера. Ее ресурсы
ограниченны. А потребности человека продолжают расти неограниченно. Вот и
создается такая экологическая ситуация, которую мы рассмотрели на примере
острова Пасхи.
Повысить продуктивность биосферы мы не в состоянии. В целом
деятельность человека содействовала ее снижению. Хотя мы можем и должны
создавать по возможности замкнутые технологические циклы, восстанавливать
ландшафты и т. д. Подобные меры полезные, необходимые, но не радикальные.
Изменить духовный мир человека и структуру общества таким образом,
чтобы избавиться от ненасытной жажды материальных благ, погони за
прибылями, военизации, от других уродливых явлений, - все это задачи не
новые.
Вариантов решений предложено множество. Однако перестроить к лучшему
структуру человеческой личности, мир идей, надежд, стремлений, эмоций,
разума человека не менее трудно, чем улучшить состояние окружающей среды.
Но главное не в этом. В сущности, мы еще даже не знаем, как
подступиться к комплексному изучению взаимодействия человека и природы.
Может быть, самые важные аспекты этой проблемы постоянно ускользают от
внимания исследователей. Нам ничего, в сущности, не известно о
формировании структуры человеческой личности во взаимодействии с природой
и в связи с ее изменениями.
Бесспорен афоризм: человек создает окружающую среду по своему образу и
подобию. Не менее верно и обратное: окружающая среда создает человека по
своему образу и подобию. Получается нечто напоминающее замкнутый круг.
Какой из него выход?
...Нет, я не собираюсь давать исчерпывающие рекомендации. Даже если бы
они были совершенно точными и бесспорными, наивно полагать, что все сразу
станут дружно претворять их в жизнь. Цель всех предыдущих рассуждений
иная: помочь читателю задуматься над проблемами, о которых он немало
наслышан, но которые предстают перед ним обычно в упрощенном или даже
искаженном виде.
В эпоху, когда человеческая деятельность стала самой могучей
геологической силой на земной поверхности, главное - сознавать, насколько
мало еще мы знаем жизнь окружающей природы, законы развития биосферы и ее
изменений. Ведь чтобы верно оценивать современную ситуацию и
прогнозировать ее изменения, необходимы достаточно надежные и детальные
сведения о предшествующих этапах, о ледниковом периоде вообще и о его
последних тысячелетиях в частности. Нам надо научиться отличать
естественные изменения окружающей среды от тех, которые вызваны нашей
деятельностью.
Изучение антропогена как целостного явления, как эпохи взаимодействия
природы и человека, становления человеческого сознания, личности в
процессе трудовой деятельности и перестройки окружающей среды, - такое
изучение антропогена еще только начинается.
Понимание прошлого - важнейший компонент предвидения будущего.
Формально уже существует научная дисциплина, посвященная изучению всего
комплекса многообразных событий, происходивших на протяжении необычайного
"четырехмерного" геологического периода:
антропоген-плейстоцен-ледниково-четвертичного. Однако в действительности
предстоит еще очень многое осмыслить и постичь для создания обобщенной
теории развития и взаимодействия природы и общества.
Мы стоим у истоков этого великого синтеза знаний.
Какой будет эта наука? Ответить трудно. Однако можно не сомневаться,
что в нее будут входить геология и география антропогена.

Заключение. ОТ ЗНАНИЯ К НЕЗНАНИЮ

Мы подошли к концу своего путешествия. Начали его у камня. Валуна. А
закончили всей планетой.
Такая особенность науки, посвященной ледниковому периоду, -
четвертичной геологии.
Я не уверен, что четвертичную геологию правильно называть наукой. Это
особая обширная область знаний, содружество многих наук - и геологических
и географических. Имеются науки о ледниках и подземных льдах; о климате,
реках, озерах, болотах; о вулканах и землетрясениях; о свойствах грунтов,
подземных водах, происхождении рельефа, изменениях ландшафтов... Можно
продолжить перечень наук, накрепко связанных с четвертичной геологией.
А еще надо непременно учесть инженерную геологию и учение о полезных
ископаемых. Эти науки используют сведения из четвертичной геологии для
целей строительства и поисков минеральнь1х богатств.
Хочется еще немного сказать о практике.
За последние десятилетия люди стали особенно много строить. Для крупных
сооружений необходимо очень мпого строительных материалов: песка, гравия,
глины, мела и других. И не любых, скажем, песков, а определенного
качества. Для этого надо хорошо знать происхождение, свойства,
распределение отложений четвертичного возраста.
По-прежнему много золота, серебра, платины и других полезных ископаемых
добывается из россыпей, современных и древних речных, озерных, морских
осадков. Разобраться в особенностях россыпей можно только с помощью
знаний, накопленных четвертичной геологией.
В районах вечной мерзлоты на территории нашей страны находится много
месторождений ценнейших полезных ископаемых: нефти и газа, алмазов,
золота, угля, меди, никеля, олова, минеральных удобрений... Чтобы хорошо
осваивать эти богатства, надо изучать вечную мерзлоту. Ведь в ее владениях
сейчас ведутся самые крупные строительные работы.
Нельзя забывать об одном драгоценном полезном ископаемом, которым
богаты четвертичные отложения, - о подземных водах. Они не только
требуются для питья.^но и используются в промышленности, в сельском
хозяйстве.
Когда мы проводим осушительные или оросительные мероприятия, то без
знания четвертичной геологии рискуем допустить немало серьезных ошибок.
Нам необходимо знать как можно лучше ледниковый период, его особенности.
Для этого прежде всего надо овладеть азбукой четвертичной геологии.
Стараться понять, о чем может рассказать придорожный валун, уступ террасы
вдоль берега реки, слоечек торфа или обрыв с прослоями л„сса, глины,
песка...
Я написал: "нам необходимо знать". А кому - нам/ Всем людям?
Любознательным? Тем, кто собирается изучать геологию и географию
четвертичного периода, заниматься инженерной геологией, стать строителем
или проектировать различные строения?
И вообще, для чего пишутся такие вот книжки?
Постараюсь ответить на эти вопросы.
"Нам" - это прежде всего всем людям. Мы живем все вместе, на небольшом
космическом острове. И всем нам необходимо очень много знать. Знания
одного складываются со знаниями других. И чем больше знает каждый, тем
больше знают все.
Поэтому когда один из нас узна„т что-нибудь важное, полезное, это
значит, и все мы вместе стали чуть-чуть больше знать.
Ну, а зачем учиться азбуке ледникового периода тем, кто никогда не
станет геологом, географом, строителем, а выберет профессию конструктора,
машиниста, физика?
Какая им-то от этого польза? Запомнят эту азбуку, а она им никогда в
жизни не понадобится.
Это не совсем так. Когда школьники изучают природоведение, географию,
им эти знания вполне понадобятся.
Но не обязательно на практике. Важнее польза теоретическая. И не одна
польза, а сразу две.
Человек, понимающий язык природы, умнее. Ему интереснее жить. Он не
просто фиксирует все подряд, как автомат, но и понимает увиденное.
Продумывает жизнь камня или реки, - и не сказочную, а похожую на правду.
Это - первая польза.
Вторая польза может показаться странной. Знакомство с азбукой природы
помогает знать о том, как много еще неизвестного.
Мы обычно считаем: чем человек больше знает, тем он меньше не знает.
Чем больше знания, тем меньше незнание. Разве не так?
Так, да не совсем.
Представьте себе, что вы никогда не слышали о великих ледниках или
вечной мерзлоте. У вас и никаких вопросов о них не возникнет. Вы и не
подумаете выяснять, откуда берутся великие ледники, как они живут, какие
деяния совершают? Или: что просходит с вечной мерзлотой под зданием? где
найти воду среди вечной мерзлоты?
как растут ледяные жилы?
Вы просто не догадаетесь о своем незнании. А если не догадаетесь, то
откуда возьмутся знания? Без чужой подсказки или без своих догадок ничего
не узнаешь. Начинать приходится с вопросов. А чтобы задать интересный
вопрос, надо сначала кое-что знать.
...Мало ли вам попадалось камней возле дорог, на поле, на улице, под
ногами? Если вы о них не задумывались, то их вроде бы и не было вовсе.
Прошел мимо, увидел - и забыл. Нам о камне ничего не известно. Но мы этого
не знаем, не понимаем, а потому и не задумываемся о камне.
Но вот мы обратили на него внимание. Пригляделись к нему,
призадумались. И поняли, что не знаем, как он сюда попал, откуда взялся.
Заинтересовались этими вопросами, попытались на них ответить. И тут сразу
новые вопросы появились, да не два, а несколько. И очень трудные: о
ледниках, террасах, древних животных, изменениях климата...
Так и пошло: ответишь на один вопрос, появляются новые. Чем больше
знаешь, тем больше замечаешь. И понимаешь, как много еще неизвестного.
Так происходит в науке всегда. С каждым из нас так происходит. Чем
больше знания, тем больше незнание, тем больше возникает непонятных
вопросов и проблем, которых прежде не замечал.
Когда человек доволен своими знаниями, не желает знать больше, считает,
что ему все понятно, значит он, скорее всего, или очень мало знает или не
умеет сомневаться. Он уже не сможет стать умнее. Он и так всем
удовлетворен.
Если бы Колумба удовлетворяло то, что было известно, он бы не открыл
Америку. Он бы жил себе спокойно и плавал по известным морским маршрутам.
Если бы Кропоткина удовлетворяло то, что было известно о валунах,
песчаных грядах, царапинах на скалах, он бы не создал учения о ледниковом
периоде. Работал бы спокойно в Географическом обществе, служил и уж вовсе
не стал бы революционером.
Чем человек больше знает, тем больше он открывает для себя нового.
Тот, кто знает особенно много, способен открыть новое не только для
себя, но и для всех людей.
Главное - не успокаиваться. И не отчаиваться при неудачах.
Набираешь знания - как будто поднимаешься в гору.
Чем выше поднялся, тем больше видишь вокруг, тем шире горизонт. А чем
шире поле зрения, тем яснее понимаешь, как много еще остается там, вдали,
за линией горизонта.
Надо много знать, чтобы понять, сколько еще остается неизвестного,
сколько еще предстоит поисков, сомнений и открытий.