Антонова С., Соловьев В., Ямчук К. Редактирование

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. Развитие редактирования в издательской практике России первой половины XVIII века

§1 Общая характеристика книгоиздания

Н ачало века ознаменовано реформами во всех областях общественной и культурной жизни России, усилением влияния светского мировоззрения на становление и развитие различных областей деятельности, интенсивностью преобразовательных процессов.

В значительной мере видоизменяется издательское дело.

Бурно развивающееся государство, выходившее в один ряд с такими сильными странами Европы, как Англия, Франция, Австрия, нуждается в новой книге - технической, учебной, научной. Издательское дело под руководством Петра I активно откликается на созидательные потребности страны.

В 1708 году был введен гражданский шрифт для печатания литературы светского содержания, что окончательно разделило светскую и церковную книгу и способствовало увеличению числа гражданских изданий. За 27 лет, с 1698 по 1725 год, было выпущено около 900 книг, не считая многочисленных гравировальных листов .

Серьезно расширился издательский репертуар. Из изданий того периода лишь 48 названий (менее 8% по названиям и 9% по тиражу) относилось к духовным книгам, остальные издания имели светский характер. Основную массу изданий составляла переводная литература. Осознавая потребность общества в той или иной информации, издатели отбирали зарубежную литературу и предлагали русскому читателю переводы. Этот процесс организовывал Петр I. Книги переводили еще в начале его царствования иностранцы, жившие в России, и толмачи Посольского приказа . Басни Эзопа, например, впервые перевел на русский язык поляк Ловзинский. Много книг по приказу царя перевел голландец Андрей Винус. Плеяда переводчиков вышла из стен Славяно-греко-латинской академии. Среди них Иван Коровин, Иван Поповский, Степан Барсов, Иван Ильинский и другие. По указанию царя иностранную литературу переводили посланные учиться за границу русские. Конон Никитич Зотов, например, учась в Лондоне, перевел несколько книг по морскому делу.

В 1714 году Петр писал ему: "Все, что ко флоту принадлежит, на море и в портах сыскать книги; такоже чего нет в книгах, но чинят от обычая, то помнить и все перевести на славянский язык нашим стилем, а за их штилем не гнаться" .

Указом царя от 23 января 1724 года была организована специальная подготовка переводчиков из пленных шведов, знавших русский язык. Для этого было создано специальное учебное заведение, в которое, кроме шведов, принимали всех желающих - ежегодно до 30-40 человек.

Переводами занимались сам Петр I и практически все его ближайшие сподвижники. Кроме того, по распоряжению Петра специалисты в различных областях науки и техники переводили соответствующую литературу. К числу крупнейших переводчиков того времени можно отнести Я.В. Брюса, Ф.П. Поликарпова-Орлова, А.А. Винуса, И.А. Мусина-Пушкина, М.П. Шарифова, В.Н.Татищева.

Для перевода привлекали крупнейших деятелей русской церкви: Гавриила Божинского, Феофана Прокоповича, Феофила Кролика, Фелофиакта Лопатинского и других. Их перу принадлежат переводы произведений античных классиков, трудов по общей истории, философии, истории искусств, астрономии. В Троицко-Сергиевской и Киевско-Печерской лаврах были созданы специальные коллективы, занимавшиеся переводами.

Значительно изменился и внешний вид русских изданий. Основную массу их составляли книги, напечатанные нововведенным гражданским шрифтом, которым, за исключением незначительных изменений, мы пользуемся по сей день. Шрифт был создан по эскизам Петра I, отлит в Амстердаме. Там же в 1708 году были отпечатаны и первые книги с использованием нового шрифта.

В основу шрифта положен московский полуустав, скоропись. В его создании принимали участие И.Ф. Копиевский (Илья Федорович Копиевич) и словолитец М. Ефремов. На присланном ими образце Петр в 1710 году написал: "Сими литерами печатать художественные и мануфактурные книги, а тех, кои подчернены, в вышеуказанных книгах не употреблять".

На смену кириллице с ее сложной графикой пришла новая азбука, содержащая округлые с четким рисунком буквы. Был изменен состав алфавита, упрощено правописание, изъято восемь букв, вместо буквенных обозначений чисел введены цифры.

Расширилась полиграфическая база. В 1705 году для печатания книг светского содержания, школьных учебников прежде всего была создана Московская гражданская типография. Она же должна была выпускать переводные книги - медицинские, математические и нотные.

В 1712 году столицей России стал Санкт-Петербург. А за год до этого была открыта первая типография. Затем открылись типография при Александро-Невской лавре (для печатания церковнославянских книг), типография при Сенате (для издания указов, регламентов, официальных документов), при Морской академии для выпуска литературы по математике, технике. Были открыты типографии в Чернигове, в Новгороде-Северском, в Нижнем Новгороде. В Москве работали две типографии.

Конечно, они уступали европейским. Так, Петербургская типография занимала всего один домик в три окна на Троицкой улице. Но в ней печатались и "Ведомости", и календари, и книги. Частым гостем в типографии был сам царь - он смотрел пробные оттиски, читал корректуры, правил тексты.

При Александро-Невском монастыре по инициативе Феофана Прокоповича и по указу Петра от 13 декабря 1719 года была основана типография, которая работала с 1720 до 1722 год. Здесь выпускали учебники, книги для чтения. В этой типографии вышло второе издание Духовного регламента.

§2 Редакционно-издательская деятельность Петра

Р азвитие книжного дела происходило под наблюдением и при непосредственном участии Петра I. Сохранились кабинетные списки, в которых Петр I отмечал прохождение русских книг в заграничных типографиях, его многочисленные письма к издателям, редакторам, переводчикам, множество отредактированных им текстов, правка в корректурных оттисках, образцы переводов.

О гигантском объеме редакторской работы царя говорит тот факт, что практически все напечатанные гражданским шрифтом книги были просмотрены императором, а многие он редактировал. Причем нередки случаи многоразовой и кардинальной переработки текстов.

Даже находясь в походах, Петр требовал, чтобы ему присылали оттиски и образцы новых изданий, редактировал их, давая подробные указания и распоряжения переводчикам, типографам. Брал он с собой в походы и типографский стан, специально сделанный для этих целей в 1711 году.

Первой книгой, набранной амстердамским шрифтом, стала переведенная в 1708 году с немецкого Я.В. Брюсом"Геометрия словенски землемерие". В основе "Геометрии" было австрийское издание "Приемы циркуля и линейки", переработанное Петром. Присланная им Брюсу рукопись испещрена поправками, пометками, вставками и дополнениями "в премногих местах". Петр дал книге и новое название. Все исправления и переработки имели четко выраженный практический, инженерный смысл. Основой работы стали 104 задачи на построение. В этом издании царь на практике осуществил свое требование к переводам. Он считал необходимым передавать не буквальную точность текста оригинала, а "выразумев текст, ...на свой язык уж так писать, как внятнее... и не высокими словами словенскими, а простым русским языком" . О полиграфическом качестве этого издания В.К. Тредиаковский писал: "Прекрасна была самая первая печать: круглая, мерная, чистая, словом, совершенно уподоблена такой, какова во французских и голландских типографиях употребляется" .

Во втором издании, вышедшем под названием "Приемы циркуля и линейки", практические, инженерные задачи выявлены еще более четко. Третья часть ее к тому же содержала тексты русских авторов, а глава о построении солнечных часов была написана Петром I.

Уровень подготовки изданий в XVIII веке показывает развитие редакторских начал в книгоиздании. В изданиях появляются новые элементы, содержание имеет светский характер, оформление говорит о внимании к этой стороне книги.

В 1703 году вышла в свет "Арифметика" Леонтия Магницкого ("Арифметика, сиречь наука числительная"). Это - своего рода энциклопедия по математике того времени. В книге содержатся материалы по технике, использованы зарубежные источники. Здесь представлены пропорции руд, способы определения количества металлов в сплавах, расчеты передач и их узлов, техника металлургии, кораблестроения, кораблевождения, металлообработки и т.д. Книга снабжена схемами, чертежами. Издание имеет фронтиспис. Это гравюра на меди М. Карновского, на которой изображены Архимед и Пифагор. На первой странице помещена гравюра с фигурой Арифметики, держащей ключ от храма знаний. Страницы заключены в рамки, тщательно составленные из наборного типографского орнамента.

Стихотворное предисловие к "Арифметике" - "Стихи на честный герб" - набрано попарно. Первая строчка каждого двустишия начинается с красной буквы (печать в издании двухцветная). При чтении сверху вниз эти буквы образуют "аннаграмму", восхваляющую Петра. Установлено одинаковое расстояние: слева - для строк, начинающихся с красных букв, а справа - для остальных, благодаря чему вся полоса приобретает компактность и строгость.

До этого не было столь красочно оформленного учебного пособия по математике. И едва ли можно найти в русской физико-математической литературе другое сочинение с таким же историческим значением, как "Арифметика" Магницкого. На ней воспитывались целые поколения деятелей физико-математических наук в России.

В том же 1703 году Московская гражданская типография выпустила "Таблицы логарифмов" - книгу, содержавшую логарифмы чисел и тригонометрических величин, составленную Магницким и другими преподавателями Навигацкой школы.

Первая русская печатная техническая книга вышла в 1708 году. Это "Книга о способах, творящих водохождение рек свободное", или, как называл ее Петр, "Книга слюзная". Она посвящена гидротехнике и предназначалась в качестве практического пособия для русских инженеров-гидротехников. Книга была переведена с французского Б. Волковым и в основном отражала голландский опыт. Текст ее многократно по мере перевода правил Петр, а главу "Способ, как извлекать корабли ко дну погруженные или потопленные в море, и как спасти товары" полностью переработал.

Редактировал Петр и другие технические книги, например, работу по фортификации "Побеждающая крепость" (1708 год) и перевод "Архитектуры воинской". От перевода царь требовал простоты изложения, точности и практического смысла.

В 1709 году был издан классический труд итальянского зодчего Виньолы "Правило пяти чинех архитектуры". В работе, появившейся еще в 1562 году в Италии, обобщен богатейший опыт античной архитектуры. Работа Виньолы относилась к числу самых популярных книг по архитектуре и многократно переиздавалась в европейских странах. В России, после 1709 года, она выходила еще 7 раз (1712, 1722, 1778, 1905, 1910, 1914, 1939). Оригинал книги был пособием по "чистой архитектуре", ее теории и истории. В русском переводе текст дополнен основными правилами строительной техники, а работа в целом приобрела форму технического пособия.

Одной из первых подготавливаемых к изданию книг в Петербурге стала "Книга Марсова, или Воинских дел...". Известны 11 ее экземпляров, отличающихся друг от друга по содержанию, так как все они представляют собой корректурные оттиски, содержащие различные документы, пометы и правку, а также гравюры. Часть правки в них сделана рукой Петра или по его указаниям.

Работа над этим изданием не была завершена. В 1766 году "Книга Марсова" была перепечатана в Петербурге в типографии Морского шляхетского корпуса с оттиска 1713 года. Замысел книги возник у царя в 1702 году после взятия Нотебурга. Текст в ней должен был объединять официальные известия о ходе военных действий и победах русской армии, которые печатали ранее в виде реляций и специально издававшихся "юрналов".

В 1710 году, когда Балтийское побережье от Выборга до Риги было присоединено к России, возникла необходимость в уточнении, переработке и дополнении опубликованных ранее материалов, объединении их. Работа была начата в 1711 году и поручена Аврамову, составлявшему в то время "Историю царствования Петра", частью которой она и должна была стать. Наиболее полный текст ее содержит 19 сообщений о победах русской армии в Северной войне и фейерверках в их честь. Текст иллюстрирован 23 планами и рисунками.

Работа над изданием, - изменение и дополнение текста и иллюстраций - шла несколько лет. Изменения вносились вслед за событиями. Поэтому корректурные оттиски различны по содержанию. Главной заботой Петра были полнота и точность изложения. Записи, сделанные его рукой, указывают на необходимость использования дополнительных источников к планам, уточнения реляций и т.д. Петр называет конкретные документы, содержащие нужные сведения. Его рукой вписаны заголовки к гравюрам и надписи к изображениям фейерверков. Эти материалы раскрывают такие аспекты редакторской подготовки издания, как организация материала в книге, принципы работы редактора тех лет над языком и стилем, показывают, как осуществлялась литературная правка текстов.

"Устав воинский" и "Устав морской", содержащие богатейший и обширный материал по технике, фортификации, строительству кораблей, их эксплуатации, артиллерии, созданию портовых сооружений, были полностью написаны царем и выпущены под его наблюдением.

В 1722 году под редакцией Петра вышел "Регламент о управлении адмиралтейства и верфи", содержащий свод технических правил по кораблестроению. В нем впервые на русском языке приводились сведения по технологии обработки металлов и дерева, производству волокнистых веществ, стекольному делу, а также нормы и условия работы в различных областях промышленности.

Остановимся еще на одном труде, издание которого несколько продвинуло представление о задачах редактора, в частности, о работе над аппаратом издания. В 1724 году была выпущена книга, ставшая классической для русского военно-инженерного искусства. Это был перевод с французского книги Вобана "Истинный способ укрепления городов", выполненный Василием Суворовым - отцом будущего полководца А.В. Суворова. Именно в этом издании появился первый технический словарь. К тексту приложен перечень технических терминов, расположенных по алфавиту, - "Термины, употребляемые в фортификации". Книга была настолько популярна, что ходила в рукописных списках.

Настойчивости императора обязаны своим появлением первая на русском языке книга по механике "Наука статистическая, или механика" Г.Г. Скорнякова-Писарева и работа Полидора Вергилия Урбинского "Осмь книг о изобретателях вещей". Первая из них стала образцовым учебником по механике. Учебник отличается точным, сжатым и ясным изложением материала, систематизированным в соответствии с задачами науки и преподавания. Автор ввел новую терминологию (машина - вместо махина, блок - вместо клоб, зубатое колесо - вместо махина тягучая и т.д.).

Книга Урбинского несколько десятилетий была единственным на русском языке трудом, освещавшим историю науки и техники, содержащим сведения об изобретении первых орудий труда, оружия, часов, бумаги, книгопечатания и т.д.

Типичной для рассматриваемой группы изданий петровской эпохи была книга "Новая манера укреплению городов...", редактором которой был сам царь, а переводчиком с французского - Иван Никитич Зотов. Работая над этой абсолютно конкретной по техническому содержанию книгой, Петр проявил себя мастером научного и политического редактирования. Рассмотрим некоторые аспекты.

Ознакомившись с переводом, Петр писал И.Н.Зотову: "...разговоры зело хорошо и внятно переведены, но как учить оную фортификацию делать?.. То зело темно и непонятно переведено, который лист переправя, вклеили в книгу, а старый вырзаф притом же посылаем. Где сами увидите прегрешения и невнятность" . Далее царь поставил задачу по вклеенному образцу заново перевести многие места книги и вновь прислать ему. Как видим, главное требование к материалу, высказанное Петром, - ясность, передача практического смысла рассуждений оригинала.

Приведя примеры фортификационных сооружений, автор рассказывает о сооружениях, которые он видел в разных странах, в том числе и в России. По поводу последних он писал: "Потом начал я вновь мой разговор о местах московских, из которых, хотя и не видел Казани и Астрахани, порубежных морю Черному, татарам, и калмыкам и ногаям, однакож знаю, что они не имеют иных фортификаций, разве простую кирпичную граду с башнями. А по Днепру крепости, кои я сам видел, таковы же, и для того зело удивляются мужеству народа сего, как они в таких некрепких городах, Киеве, Могилеве, Смоленске, могли выдержать долговременные осады и погубить много тысяч неприятелей, обороняя себя" . Петр вписал в дословный перевод слова "мужеству народа сего".

Форма представления материала переработана. Смысл содержания - сообщить практические знания, быть учебником по фортификации -подчеркнут всеми способами изложения. Прежде всего - это четкая группировка его. Текст дан в форме разговоров и состоит из двух частей: "Новая манера укрепления мест" и "Новые обычаи укрепления городов".

В первом разговоре представлены сведения о новых способах укрепления городов, во втором - сформулированы три важнейших правила: все части города должны быть "взаимно одна от другой обороняемы", оборонительная линия "да не превосходит выстрела мушкетного", укрепления должны "устоять против пушек неприятельских". Правила эти выделены шрифтом.

В отличие от оригинала, вторая часть "Како поступать в строении фортификаций по новой манере" по указанию Петра приобрела четко выраженный практический характер. В ней переводчик сознательно отошел от авторского текста, поскольку Петр считал: "учить фортификации делать" надлежит с самых азов. И потому в работу вошли новые рисунки и тексты, которых не было в оригинале, в частности, раздел "Краткая инструкция" и 8 чертежей.

В содержании издания строго выдержан принцип "от простого к сложному". Начиная с рисунков, посвященных построению простейших геометрических фигур, книга постепенно готовит читателя к пониманию сложных чертежей, изображающих укрепления городов Дюнкера и Мастрика, построенных "по новой манере господина Блонделя". На рисунках даны образцы крепостей с большим количеством (до двадцати) укреплений - углов. Отдельно выделены детали этих укреплений.

Однако понятие целостности издания в то время еще не было осмыслено. Подготовка гравюр и текста были разобщены. Гравюры выполняли разные художники. Поэтому единство в оформлении отсутствует. Например, на чертеже Мастрика дан масштаб в саженях. На чертеже Дюнкера масштаб не указан. А на таблице линий масштаб дан в туазах. Не выдержано и написание фамилии автора. Встречаем "г-н Блондель" и "г-н де-Блондель". Пестрят орфографическими ошибками гравированные надписи на рисунках. К тому же на гравюрах нередко в надписях использована кириллица с надстрочными знаками, хотя текст напечатан гражданским шрифтом. Можно предположить, что текст рисунков не проходил через справщиков, возможно из-за того, что издание стремились выпустить как можно скорее. Но более вероятно, что это связано с неразвитостью редакционно-издательского процесса того времени: организаторам издания просто не пришло в голову поручить справщикам вычитать издание целиком уже после его верстки.

Поскольку в рассматриваемый период в массиве изданий, как уже говорилось, преобладали переводные, постоянное внимание Петр уделял переводческой деятельности. Он сам отбирал книги для перевода, просматривал их во время подготовки к изданию, уточнял текст.

Петр учил при переводе критически относиться к оригиналу, исключать малозначительные и не относящиеся к делу места, дополнять содержание примерами из отечественной практики. От переводов учебной и технической литературы Петр требовал краткости, ясности, практической направленности, полноты и точности. Например, он поручил протектору Петербургской типографии архимандриту Гавриилу Бужинскому восстановить в его переводе "Введения в историю европейскую через Самуила Фендора" пропущенные отрывки, содержащие нелестные отзывы о русском духовенстве. Петр писал Бужинскому: "Прошу, дабы не по конец рук переведена была, но дабы внятно и хорошим стилем". Его не удовлетворил перевод "Дружеских разговоров" Эразма Роттердамского и он сам перевел несколько глав, передав их в качестве образца для перевода оставшегося текста.

По этому поводу он писал И.А. Мусину-Пушкину, в ведении которого с 1702 году находилась Московская типография (Печатный двор): "За скоростью времени или за неискусством переводчиков переведены гораздо плохо, того ради более печатать их не велите... Велите хорошенько выправить и, выправя, одну пришлите нам письменную" . 4 января 1709 года в один из самых критических моментов войны со шведами Петр писал ему из Сум, где находился: "Господин Мусин-Пушкин, письмо ваше купно с книшками римплеровыми и с боредорфовыми дошли также и азбука, но печать во оных книгах зело перед прежнею худа, нечиста и толста, в чем вам надлежит посмотреть гораздо, чтоб так хорошо печатали, как прежние, а именно против кумплементальной и слюзной; також и переплет против оных же, ибо нынешней присылки переплет очень дурен... от того, что в кореню гораздо уско вяжет, отчего книги таращатца, и надлежит гораздо слабко и просторно в кореню делать, також и купорштрихсе знать, что совершенно не гораздо чисто. В римплеровой чертежи вели впредь приплетать к задней доске вся, так же как и у боредорфовой" .

Таким образом, благодаря издательской, переводческой и редакторской деятельности Петра были сформулированы и на практике осуществлены многие принципы и методы редакторской подготовки книжных изданий, развитые впоследствии и сохранившиеся до сих пор. Прежде всего они касаются изданий произведений научной и учебной литературы. В частности, была разработана определенная форма подачи материала, требования к отдельным элементам аппарата этих изданий, приемам изложения, структуре произведения. Наиболее распространены были прием диалога, форма вопросов и ответов. Нередко материал излагался от имени конкретных лиц, причем в грамматиках и букварях, а также в книгах по технике и в практических пособиях изложение персонифицировано.

В это время получил развитие аппарат изданий. Как пишет К.М. Накорякова, Петр "любил предисловия, послесловия и всевозможные объяснения. Ими Петр приказывал сопровождать не только книги практических знаний, но даже книги духовные, издание которых в то время было немаловажным политическим делом" . Так, при подготовке к изданию Требника, в который были включены 10 заповедей и описание трех главных добродетелей, он указал написать предисловие, "в котором разные толкования неправые ханжеские все выяснить, дабы читающий перво свой порок узнал и потом пользу прямую и истинную" .

В учебники и книги прикладного характера включали различные приложения - таблицы, рисунки, словари. Кардинально изменился и внешний вид книг. Формат их стал меньше, так как гражданский шрифт был значительно убористее полуустава и позволил резко повысить плотность текста печатного листа и полос. Не стало двухцветной печати, заглавных красных букв. Практически исчезли заставки.

15 декабря 1702 года Петр подписал указ о выпуске первой русской печатной газеты "Ведомости". 16 декабря указ был обнародован, а 17 декабря вышел первый номер газеты, через 10 дней (27 декабря) - второй. Газета рассказывала об осаде Нотербурга. 2 января 1703 года вышел 3-й номер. Главной темой газеты была Северная война.

Материалом для "Ведомостей" служили письма и донесения, сообщения послов, зарубежные, прежде всего немецкие газеты. Петр сам отбирал материалы для "Ведомостей". Нередко и переводил их, правил корректуру. Он ввел правило, согласно которому вслед за иностранным термином давался русский перевод его. "Шамад" (сдача), "пардон" (милость) и т.д.

В 11-м номере за 1709 год было помещено описание Полтавской битвы, сочиненное самим Петром 27 июня того же года, т.е. в день победы.

До 1709 года газету печатали кириллицей в Москве. С 1710 года "Ведомости" стали набирать гражданским шрифтом в Москве и Петербурге.

В Москве редактором "Ведомостей" был директор Московского печатного двора Федор Поликарпов (Поликарпов-Орлов) - переводчик, поэт, писатель. В Петербурге редактором "Ведомостей" стал Михаил Аврамов (с 1715 года).

С 1719 года газету редактирует Борис Волков. Он привлек к работе переводчика Якова Синявича, которого можно назвать первым русским репортером. Периодичность газеты была различной. В 1703 и 1704 годах - по 39 номеров. В 1705 - 46 выпусков. В 1717 г вышли3 номера, в 1718 году - один. Число страниц колебалось от 2 до 22, тираж также был различным: 150, 200, 400, 700 экземпляров.

Газета не имела постоянного наименования: "Ведомости Московского государства", "Ведомости Московские", "Российские ведомости", иногда заглавием становилось название основного официального документа: например, "Подлинное доношение...". Постоянно публиковала газета и материалы технического и промышленного содержания: о строительстве кораблей, мостов, водных и портовых сооружениях, разведке полезных ископаемых, работе мануфактур, изобретении и строительстве машин, механизмов и т.д. С 1703 по 1725 год было помещено более 40 подобных материалов. Так "Ведомости", в сущности, заложили основы русской технической периодики.

Значительную часть тиража газеты, иногда свыше 1/3, как и многие книги того времени, раздавали бесплатно.

В 1728 году на смену первой печатной газете пришли "Санкт-Петербургские ведомости".

§3 Вклад в развитие редактирования сподвижников Петра I

С тремительное изменение издательского дела страны, несмотря на все внимание к нему со стороны царя, было бы невозможно, если бы в первой четверти XVIII века в стране не выросла блестящая плеяда профессиональных переводчиков, издателей, редакторов, печатников, оформителей книжной продукции. Рассмотрим некоторые аспекты их деятельности.

Один из ближайших сподвижников и советников Петра I архиепископ Новгородский Феофан Прокопович (1681-1736) активно участвовал в подготовке изданий. Он был монахом, преподавал курс поэзии в Киевской академии, состоял в ней профессором, а затем ректором. Феофан Прокопович писал стихи на русском, латинском и польском языках, создал трагикомедию "Владимир" (1705), значительное для своего времени произведение, сюжет которого взят из русской истории.

В 1715 году Феофан Прокопович был вызван в Петербург, где проявил себя в качестве идеолога российского абсолютизма, яркого проповедника, публициста, пропагандиста реформ Петра, преобразования России.

Проповеди Феофана Прокоповича имели огромный успех и значение не столько религиозного, сколько политического, светского характера. Эти проповеди печатали и пересылали Петру. Их отличала стройность и стилистически выразительное изложение, яркость, конкретность рассуждений. Трактат "О поэтическом искусстве" Ф. Прокоповича способствовал развитию теории поэзии, имел не меньшее значение для подготовки изданий. По указанию Петра Феофан Прокопович написал предисловия и пояснения к многим книгам тех лет, участвовал в создании "Истории императора Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии".

Феофан являлся членом Синода и был посвящен в епископы Новгородские. Решив учредить новую форму церковного правления, царь поручил Прокоповичу составление устава духовной коллегии. "Духовный регламент", состоял из трехсот правил; его исправлял сам царь. Прокопович был главой "Ученой дружины", объединявшей образованнейших людей из окружения царя. По поручениям Петра он читал и редактировал многие книги. Эти обязанности были сохранены за ним и при Анне Иоанновне. Все произведения на русском языке и описания фейерверков и иллюминаций, составлявшиеся по приказанию двора Академией наук, предназначенные для печати, многие годы посылали ему на просмотр.

Все книги по военному делу проходили через руки Якова Вилимовича Брюса. Я.В. Брюс (1670-1735) - граф, государственный и военный деятель, сенатор, президент Берг- и Мануфактур-коллегий, генерал-фельдмаршал, участник крымских и азовских походов. Он возглавлял Артиллерийский приказ, в который входило военно-инженерное управление. По артиллерии числилась и Московская типография. Брюс был переводчиком и редактором практически всех книг по военному делу, главой созданного в его приказе редакторского коллектива, работой которого руководил сам Петр I.

Я.В. Брюс составлял и выпускал отдельными гравированными Алексеем Ростовцевым листами "Календарь повсеместный", известный как "Брюсов календарь", а также "Календарь неисходимый".

"Брюсов календарь" печатали в Московской гражданской типографии на шести больших листах. Текст верстали в две таблицы, 12 вертикальных столбцов. Над каждым столбцом расположен знак зодиака и изображение занятий людей в данном месяце. Были указаны церковные праздники и "предзнаменования времени по планетам". На одном из листов помещено "предзнаменование действ на каждый день". Особо выделены таблицы астрономических часов со склонением на московский горизонт и астрономические таблицы.

В издании принимал участие и глава Московской гражданской типографии, библиотекарь (звание в те годы не только почетное, но и предполагавшее выполнение обязанностей издателя, собирателя и хранителя книг, цензора) В.В. Киприанов, который в свое время участвовал в издании "Арифметики" Леонтия Магницкого.

Федор Поликарпов (ок. 1670-1731), ученик греков Лихудов, был преподавателем Спавяно-греко-латинской академии, писателем, переводчиком с греческого и латинского, управляющим типографии Московского печатного двора и Синодальной типографии, одним из редакторов "Ведомостей". Ему принадлежит перевод "Географии генеральной" Варения. Он составил "Букварь треязычный" (славяно-греко-латинский "Лексикон"), написал предисловие и дополнение к "Грамматике" Смотрицкого, был автором силлабических виршей - подписей к гравюрам, просматривал и редактировал книги, выходившие в руководимых им типографиях.

Одним из выдающихся представителей издательского дела эпохи Петра был Василий Никитич Татищев (1686-1750) - литератор, историк, географ, государственный деятель, геолог, инженер, который уже тогда высказывал мысль о необходимости создания свободных, не зависимых от казны типографий.

В 1719 году Я.В. Брюс поручил ему заняться подробной географией России. Начав эту работу, Татищев понял необходимость в исторических сведениях и, отложив на время географию, стал собирать материалы по истории России. Именно он нашел такие документы, как "Русская правда" и "Судебник Ивана IV". Всю свою жизнь Татищев стремился воплотить два желания Петра: подготовить русскую историю и русскую географию. Закончить географию он так и не успел. Написанная им история составила пять книг.

"История Российская с самых древнейших времен" была напечатана после смерти ученого по распоряжению Екатерины II под названием: "История Российская, через тридцать лет собранная и описанная". Это был лишь первый опыт труда такого рода. Здесь рассмотрен древнейший период русской истории вплоть до нашествия татар, составлен летописный свод до царствования Федора Ивановича, дан обзор русских летописных сказаний. Во вступлении рассказано на основании иностранных источников о народах, обитавших в России до поселения славян.

Активно занимался издательским делом известный сподвижник Петра Дмитрий Константинович Кантемир (1673-1723), отец писателя Антиоха Кантемира - молдавский господарь, князь, советник царя, ученый, писатель, политический деятель, переводчик, автор "Хроники стародавности романо-молдовлахов", "Истории возвышения и упадка Оттоманской империи", трудов в области философии, математики, лингвистики, член нескольких зарубежных академий. Он участвовал в Персидском походе. По поручению царя Кантемир переводил книги или отдельные главы из них, а также редактировал переводы других лиц.

Михаил Петрович Аврамов (1681-1752) учился в Голландии, работал в Посольском приказе, служил дьяком в Оружейной палате. С момента основания Петербургской типографии и до передачи ее в синодальное ведомство (1721) состоял ее цейх-директором. В 1721-1724 годах работал в Берг-коллегии. С 1724 года вплоть до ее закрытия вновь руководил Петербургской типографией. Широко образованный человек, которому Петр поручил составление истории своего царствования, Аврамов был автором многих реформ, проектов. Среди них - введение цензуры, бумажных денег, создание хлебных запасов, проекта создания Академии иконного, живописного и другого художества.

Аврамов редактировал газету "Ведомости", практически все книги Петербургской типографии, которые были изданы во время его работы. Он участвовал в создании новых для того времени форм книжных изданий, их полиграфического оформления. Он же был инициатором изданий и составителем "Книги Марсовой", издателем "Юности честного зерцала", труда X. Гюйгенса "Книга мирозрения, или мнение о небесноземных глобусах" (1717), в которой излагалась система Н. Коперника.

М.П. Аврамов участвовал в модернизации полиграфической технологии Петербургской типографии, объединил при ней издательских и редакционных работников высокого профессионального уровня, способствовал организации обучения издательскому, журналистскому и типографскому делу.

После смерти Петра Великого (1725) издательское дело в России продолжало свое развитие, хотя и более медленными темпами.

Важное значение для становления редактирования имеет развитие национального языка. Само понятие языковой нормы создает условия для работы редактора над литературным текстом.

С 1724 года центром издательской деятельности в стране стала Петербургская академическая типография. Академическая типография печатала газету "Санкт-Петербургские ведомости", первые русские журналы, календари, научные, научно-популярные, учебные книги. Именно Академическая типография способствовала разработке нормативных актов, регламентирующих литературную отделку текста.

Для "исправления языка русского, сочинения грамматики и лексиконов" и для перевода на русский язык лучших иностранных образцов при Академии наук в 1735 году было создано "Российское собрание". Постановления Собрания о правилах правописания оформляли в виде нормативных документов и передавали в типографию, работники которой (наборщики, справщики), а также переводчики и авторы должны были строго следовать этим документам во всех изданиях. Издания типографии служили образцом для других типографий.

Продолжает развиваться учебная книга. Как считает К.М. Накорякова, к середине XVIII века учебные книги складываются в определенный тип издания. Если в эпоху Петра I учебники содержали простое описание правки, то в середине века их стали строить как систематические курсы . Этот процесс, еще не осмысленный в то время, в будущем ляжет в основу разработки критериев оценки учебной литературы.

Нормативная пунктуация была создана М.В. Ломоносовым, который считал, что знаки препинания должно ставить "по силе разума расположению и союзам".

§4 Вклад в развитие редактирования А.Д. Кантемира, В.К. Тредиаковского, М.В. Ломоносова

В XVIII веке вопрос о собственно редактировании еще не стоял - редактирование проявляется все еще только как составная часть литературного труда и подготовки изданий. Но исследование природы русского языка, рассмотрение особенностей перевода, разработка специфики жанров произведений литературы, имевшие место в этот период, закладывают основы представлений о том, как и на какой базе можно работать с текстом при подготовки его в печать. Остановимся на некоторых аспектах деятельности А.Д. Кантемира, В.К. Тредиаковского, М.В. Ломоносова, имеющих отношение к данному вопросу.

Формирование общенационального языка и правил его употребления в литературном произведении является важнейшим основанием для редактирования.

В XVIII веке литература постепенно осваивает возможности языка и способствует его развитию.

Первый русский писатель А.Д. Кантемир, известный при жизни переводами из Горация и Фонтенеля, обращался к теме слова, языка, писательского труда. И мы не можем пройти мимо этого факта, поскольку он говорит о том, что общество начинает осознавать специфичность подготовки литературного произведения.

В VIII сатире излагаются мысли Кантемира о языке. По его мнению, слово призвано точно выражать понятие. Он считает, что ценность слова определяется содержанием. Кантемир включил рассуждения о переводе в предисловие к "Разговору о множестве миров Фонтенеля". Он считал, что первой главной задачей перевода является передача подлинника. Причем попытался показать, в каких случаях возможно отступление от него: если можно короче и лучше передать мысль автора, если описываются незнакомые предметы, если текст не поддается буквальной передаче . Как видим, мысли Кантемира не противоречат и современному представлению о переводе.

Интерес представляет приведенный Н.В. Труневым пример саморедактирования Кантемира.

1-й вариант:

Мудрый первосвященник, ему же Миневра

Откры вся сокровенна и все, что исперва

О твари быть и днесь яже мир весь исполняют

Показа, изъявив ти, отчего бывают

2-й вариант (отредактированный):

Мудрый первосвященник, которому сила

Высшей мудрости свои тайны открыла

И все твари, что мир сей от век наполняют

Показала, изъяснив, отчего бывают

Эти варианты интересны прежде всего тем, что мы видим направление работы над текстом: автор уточняет содержание, стремится к тому, чтобы его лучше воспринимали, совершенствует форму изложения.

Деятельность В.К. Тредиаковского представляет для нас значение в связи с некоторыми фактами его биографии. Так, ему было поручено на службе в Академии наук "вычищать язык русский... Окончить грамматику, которую он начал, и трудиться совокупно с прочими над дикционарием русским" . Эти поручения позволяют утверждать, что вопрос о нормах языка становится одним из важнейших в сознании образованного общества.

В 1735 году Тредиаковский изложил на заседании "Российского собрания" "Разговор об орфографии".

Теоретическая работа по орфографии "Разговор между чужестранным человеком и русским об орфографии старинной и новой и всем, что принадлежит к сей материи" Тредиаковского, изданная в Петербурге в 1748 году, стала, в сущности, первой попыткой рассмотреть особенности строения языка и обозначить основания для грамотного изложения мысли, поэтому можно говорить о том, что редактирование постепенно получает теоретические основания. Ведь один из важнейших объектов редакторской работы - именно язык.

Развитие редакторских начал в издательском деле XVIII века связано с именем гениального русского ученого Михаила Васильевича Ломоносова. Его труды значимы с точки зрения общих подходов к редактированию, изданию произведений литературы, а также определяют отдельные аспекты работы над подготовкой произведений в печать.

С 1748 по 1751 год Ломоносов редактировал "Санкт-Петербургские ученые ведомости". Ему была поручена иностранная часть издания, которая составляла основной объем содержания (пять-шесть полос из восьми) - переводы из зарубежных источников. Ломоносов отбирал и выправлял материалы. Анализ содержания газеты этого периода показывает, что при Ломоносове увеличилось число публикаций, касающихся не военных, а гражданских событий, в газету стали включать научные сообщения, сведения об открытиях иностранных ученых. Значительно изменился язык газеты. Он стал более ясным, мысли излагаются просто, логично.

М.В. Ломоносов способствовал основанию научно-популярного журнала. В одном из писем И.И. Шувалову, фавориту царицы Елизаветы Петровны, покровительствовавшему развитию науки, поэзии, Ломоносов ставит вопрос о создании академического журнала, который следует выпускать "помесячно, или по всякую четверть или треть года, дабы одна или две материи содержались в книжке" . Первый номер журнала "Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие" вышел в 1755 году. Журнал издавали до 1764 года, его редактором был назначен Г.Ф. Миллер. Это был первый русский журнал, предназначенный не только специалистам и ученым, но и другим читателям. Ломоносов активно вмешивался в дела журнала. Выправленная его рукой речь ректора университетской гимназии Н.Н. Павловского, которую он прочитал на открытии университета, была опубликована в этом журнале. В ней автор говорил о том, что философия может излагаться не только на латинском, но и на русском языке, который вполне пригоден для изъяснения этого предмета. Очевидно, Ломоносова привлекла именно эта, основная, мысль Павловского. Он уточнил название материала, исправил ошибки переписчика и сделал две смысловые правки строк, в которых дана характеристика философии. Известно также, что Ломоносов настоял на том, чтобы в газете не публиковали уже набранную статью Григория Полетики, так как усмотрел в ней неточность в позиции автора. По этому поводу К.М. Накорякова пишет: "Статью печатать непристойно, понеже в оной с Х века после Рождества Христова по XVII век ни о каких школах в России не упомянуто, - доказывает Ломоносов в академической канцелярии" .

Важную роль в становлении редактирования сыграла "Российская грамматика" Ломоносова, изданная в 1755 году. Она стала первой русской грамматикой, в которой были заложены теоретические основы изучения литературного языка. "Ежели чего точно изобразить не можем, не языку нашему, но недовольному в нем своему искусству приписывать долженствуем", - писал Ломоносов, обращая тем самым внимание литераторов на форму изложения и подчеркивая важность поиска наиболее адекватных средств выражения содержания произведения.

Важное значение для развития редактирования имеет статья М.В. Ломоносова "О должности журналистов в изложении ими сочинений, назначенных для поддержания свободы рассуждений". Уже само название говорит о том, что Ломоносов видел среди задач прессы распространение научных знаний, признавая за журналистом право на характеристику научных трудов в журналах (сейчас бы мы сказали, что речь идет о реферировании) .

Данная статья была впервые напечатана во французском переводе с латинского языка в одном из научных журналов Амстердама. Поводом к ее написанию послужила несправедливая, огульная критика трудов Ломоносова в западноевропейской научной печати .

В статье Ломоносова рассматриваются вопросы, не утратившие актуальности до сих пор. Речь идет о том, как необходимо представлять научные труды. Но содержание работы выходит за рамки научной полемики; в статье определяется роль и место журналиста в процессе распространения научного знания.

Прежде всего обращает на себя внимание рассуждение Ломоносова о характере литературного потока. Он пишет, что среди научных публикаций может оказаться как истинная, так и ложная информация. Поэтому одной из задач научного сообщества является оценка научных трудов до их публикации для того, чтобы не позволить "примешивать заблуждение к истине и выдавать простые предложения за доказательства, а старое - за новое". Одной из задач Академии наук как раз и является, по мысли Ломоносова, экспертиза научных трудов. Задача же научных журналов - изложение содержания научных сочинений с добавлением справедливого суждения о них. Далее находим в статье требования к тем, кто берется осведомлять публику о новых сочинениях. Ломоносов говорит о компетентности, справедливости суждений, об уважении к научному труду со стороны рецензента. Он подчеркивает: для того, чтобы высказывать собственные суждения о произведении, необходимо усвоить учение автора, проанализировать все его доказательства. Речь идет об убедительности, аргументированности анализа, обоснованности возражений и основательности рассуждений рецензента. В статье подчеркивается тот факт, что на рецензенте лежит большая ответственность, что он должен быть хорошо подготовлен в соответствующей области. Только тогда он сможет судить о достоинствах и недостатках разбираемых сочинений.

Мысли Ломоносова имеют отношение и к редакторской деятельности, поскольку отражают и учитывают особенности отношения критика к литературному труду и определяют некоторые принципы анализа редактором произведений, предложенных к публикации.

Выводы

В первой половине XVIII века начали формироваться требования, приемы, навыки редакторской работы над произведениями научной, политической, технической литературы, переводными изданиями. Делают первые шаги полиграфическое и художественное оформление издательской продукции, становится разнообразнее видо-типологический состав массива изданий.

Книга тех лет была разнообразна и по тематике, отражая архитектуру, фортификацию, горное дело, артиллерию, кораблестроение, географию, мануфактурное производство и т.д. Развиваются жанры публикаций, формируется корпус профессиональных издателей.

Книга приобретает новый вид: произведение дополняется иллюстрациями и аппаратом.

Формируются требования к переводу, языку и стилю публикаций.

Все эти начала получают развитие в последующее время.