Березин И. Краткая история экономического развития

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 4. ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Ренессанс есть завершение, осень Средневековья, плоды которого налились соком и уже даже несколько перезрели.

Йохан Хейзинга

Немного хронологии

Конец 100-летней войны. Гуситы и Табориты (1415—35 гг.). Возвышение Москвы при Иване III (1462—1505). Мехмед II Османн, Завоеватель (1451—81). Падение Константинополя (1453). Война Алой и Белой Роз (1455—85). Козимо Медичи — правитель Флоренции (1434—64). Людовик XI и Карл Смелый. Завершение объединения Франции. Фридрих III Габсбург — император Германии (1440—93). Завершение (1480) столетней “Кьеджийской” войны между Генуей и Венецией. Лоренцо Великолепный — правитель Флоренции (1469—92). Генрих Мореплаватель (1410—-60). Жуан Португальский (1481—95). Изабелла Кастильская. Открытие Америки Колумбом (1492). Морского пути в Индию Васко да Гамой (1498). Кругосветное плавание Магеллана (1518—21). “Швабский союз”, “Имперская реформа”, “земский мир” в Германских землях (1500). Генрих VIII (1509— 47) и Анна Болейн, их дочь Елизавета

Великая (1558—1603). Окончание реконкисты в Испании. Великая крестьянская война в Германии (1525). Испанская империя. Филипп II и герцог Альба. Революция в Нидерландах (1571). Религиозные войны во Франции (1560—90). Кальвин и Лютер. Гибель Великой Армады. Генрих IV Бурбон (1594—1610). Иван Грозный (1533/41—1584). Федор Иоаннович и Борис Годунов (1584—1604). Великая смута в России (1605—13). Первые Романовы. Тридцатилетняя война в Европе (1623— 53). Английская буржуазная революция (1642—49).

Что такое Возрождение?

Возрождение, или Ренессанс, — это период с середины XV (а в искусстве с начала XIV) по середину XVII века, когда в Западной Европе происходит восстановление духа и технического уровня Античности. Оправившись от кризиса XIV века, население Европы начинает достаточно устойчиво, хотя и весьма неравномерно возрастать. Наблюдались и периоды снижения численности населения отдельных стран: Англии, в период войны Роз, Испании и Португалии, в связи с оттоком в колонии, Германии, в период Тридцатилетней войны. В целом же за двести лет, с середины XV по середину XVII века, оно выросло почти в два раза и достигло 100 миллионов человек.

Европейский тип брачности

В этот период, в третьем сословии, особенно в торгово-купеческих кругах, происходит возрождение духа и структуры большой патриархальной семьи, состоящей из двух-трех поколений из 8—15 членов. Патриархальная (большая) семья опять становится основной производственной и распределительной ячейкой общества. Параллельно начинается становление так называемого европейского типа брачности.

Его характерными чертами являются:

* относительно более поздний возраст вступления в брак — для мужчин в 28—39 лет, для женщин — в 21—29 лет, что объясняется потребностью сначала создать “материальную базу”;

* относительно большая доля лиц, никогда не вступавших в брак к 50 годам, — для мужчин 9—15%, для женщин — 11—18%;

* меньшее количество детей (в среднем 5—7), рождаемых с большими интервалами (2—4 года) за весь репродуктивный период, что объясняется существенным снижением детской и младенческой смертности у обеспеченных слоев населения.

Прорыв в образовании

С изобретением техники книгопечатания существенный импульс в развитии получает образование. Если в средние века один, пускай даже весьма талантливый, учитель мог в течение своей активной педагогической практики обучить всего несколько десятков учеников, из которых не более пяти, в свою очередь, могли стать учителями. То с появлением печатных книг и учебников даже весьма посредственный учитель стал способен обучить сотни учеников, из которых десятки могли сами вскоре стать учителями. Количество грамотных людей в третьем сословии существенно возрастает.

Потребность в грамоте и знаниях, необходимых для успешной деятельности в усложняющемся мире, привела к созданию, параллельно с церковными, светских школ: муниципальных, торговых, ремесленных.

Реформация

В средние века католическая церковь сыграла очень важную консолидирующую роль. Но постепенно церковь как социальный институт начинает переживать явный упадок, особенно усилившийся после бесславного окончания Крестовых походов. Кардинальские мантии и даже Престол Святого Петра становятся предметом политического, а иногда и финансового торга. Кардиналами и Папами все чаще становятся внебрачные дети герцогов и королей, зачастую обладавшие весьма порочными наклонностями. Так, один из Пап даже организовал бордель в Латеранском дворце в Риме, а многие высшие церковные иерархи увлекаются астрологией, магией и сатанизмом. О таких “мелочах”, как невежество, чревоугодие и пьянство, можно даже и не упоминать. Моральное разложение церковной верхушки быстро распространилось на всю церковь. И к XV веку торговля церковными должностями (симония), устройство родственников и внебрачных детей на “хлебные” церковные посты (непотизм), длительные отлучки священников из своих приходов (абсентизм) стали обычным делом. Еще в начале XIV века Папа Иоанн XXII, возможно скептик и атеист, в целях пополнения церковной казны придумал продавать отпущение грехов в виде специальных грамот — индульгенций. Через несколько десятилетий за деньги можно было купить не только полное отпущение прошлых грехов, но даже и будущих!

А тем временем экономические и социально-политические условия в Западной Европе существенно изменились. Начали формироваться территориальные, национальные государства — Голландия, Англия, Франция, Швеция, Германия. Консолидация происходила вокруг королевской власти, как правило опиравшейся на римское право (легистов) и финансовую поддержку третьего сословия (налоги), с помощью которой вербовалась профессиональная наемная армия, при необходимости использующаяся против наиболее строптивых феодалов. Вмешательство Папы, как правило отстаивающего интересы испанского короля и императора Священной Римской империи, во внутренние дела становилось все менее желательным.

Возросло число грамотных, образованных людей, не желавших более повторять непонятные (латинские) тексты, а желавших молиться и читать Священное Писание на родном языке. Купцы и ремесленники в своих делах хотели поступать согласно выгоде и коммерческому расчету, а не согласно учению ангельского доктора Фомы Аквинского о “справедливой цене”.

Крестьяне все более тяготились десятиной и другими церковными повинностями, ведь церковь ко всему была еще и крупнейшим землевладельцем, коллективным феодалом Европы. В общем недовольство римской церковью во всех слоях общества росло и (ввиду нежелания самих церковных иерархов проводить какие-либо реформы) взрыв становился все более неизбежным.

Первым выступил Мартин Лютер — преподаватель теологии Виттенбергского университета. В 1517 году он прибил к воротам одной из германских церквей свиток с 95 критическими тезисами в адрес теории и практики римской церкви, прежде всего — против индульгенций, симонии, непотии, абсентизма, принципа непогрешимости Папы, недоступности понимания латинской Библии. Лютер осуществил перевод Библии на немецкий язык (что, кстати, стало началом формирования немецкого литературного языка), и при этом он пользовался не только латинским текстом — Вульгатой, которая сама является переводом с древнегреческого, но и самим древнегреческим текстом, а в части Ветхого Завета — текстом Торы, поскольку знал древнееврейский язык и был знаком с несколькими авторитетными ребе.

В результате проделанной Лютером работы появилась модификация христианства, в которой роль священников и самой церкви существенно снижена с позиции “пастыря-заступника-посредника между богом и людьми” до уровня “учителя-проводника, без которого в крайнем случае можно и обойтись”, а обязанностью каждого христианина является самостоятельное постижение божьей воли с помощью чтения книг и молитв. Любой труд, по Лютеру, угоден богу, а мерилом божьего благоволения является успех в земной жизни.

Естественно, Лютер был отлучен от церкви, а его учение предано анафеме. Некоторое время ему пришлось скрываться, но в 1525 году Саксония и Пруссия во главе со своими герцогами принимают “лютеранство”, которое после продолжительной борьбы утверждается в северных и восточных германских землях, а также в Скандинавии.

У Лютера было несколько видных последователей, например цюрихский священник Цвингли, который в 1523 опубликовал 67 тезисов. Его учение распространилось в южной Германии и Швейцарии. Но наиболее радикальным из них стал Жан Кальвин, опубликовавший в 1536 году “Наставления в христианской вере” и организовавший в 1541 году женевскую церковь, в которой были выборные пасторы, для чтения проповедей, выборные доктора, для разработки доктрины, и выборные старосты, для поддержания порядка и организации верующих.

Экономическая часть доктрины кальвинистов состоит в том, что нет свободы воли, а есть божье предопределение. Все уже решено: кто будет спасен, а кому гореть в геенне огненной, и изменить ничего нельзя. Но можно почувствовать себя спасенным, ибо критерием избранности, как и у лютеран, служит мирской успех, благополучие. Для того чтобы постичь божью волю, надо отказаться от роскоши, излишеств (кальвинисты сначала носили только черную одежду), усердно трудиться, развивая тот талант (способности), который бог даровал каждому. И если удастся достичь успеха в делах и уважения окружающих — значит, ты принадлежишь к кругу избранных созданий божьих. Вот почему в странах, традиционно исповедующих протестантизм (общее название кальвинистов, лютеран и англиканцев), люди так остро переживают любую жизненную неудачу, начиная с болезни и заканчивая безработицей, и так стремятся к достижению очевидного окружающим успеха, но лишь способами, не вызывающими у них осуждения.

Кальвинизм укоренился в Швейцарии, что стало одной из причин ее устойчивого экономического развития, и широко распространился по Франции, особенно в среде служилого дворянства, торговцев, ремесленников. Здесь он встретил мощное сопротивление со стороны римской католической церкви, нашедшей поддержку при дворе и у крупных феодалов, а также нижнего слоя крестьян. Около тридцати лет с переменным успехом шли религиозные войны во Франции. Одним из наиболее мрачных эпизодов стала резня гугенотов (французское наименование кальвинистов), устроенная католиками в ночь святого Варфоломея. Окончились войны с опубликованием Генрихом IV “Нантского эдикта”, даровавшего свободу вероисповедания. Но через двадцать лет после гибели Генриха гугеноты были окончательно изгнаны из Франции. Часть из них переселилась в Голландию, часть отправилась в Северную Америку, где организовала колонии, живущие по библейским законам. Лишившись с изгнанием гугенотов экономического цвета нации, Франция стала все сильнее отставать в экономическом развитии от Голландии и Англии, которых она превосходила по численности населения и территории, одну в 10, а другую в 4 раза.

Курьезные обстоятельства предшествовали выходу Англии из лона римской церкви. В 1529 году король Генрих VIII объявляет о своем желании развестись с женой, ставленницей испанского короля, и жениться на Анне Болейн. Развод по церковным законам того времени может осуществить только Папа римский. Но он отказывает королю Англии по настоянию короля Испании.

Тогда Генрих объявляет себя главой христианской церкви в Англии, осуществляет развод и в 1533 году женится на Анне. Папа отлучает Генриха от церкви. В 1534 году парламент принимает акт о разрыве связей с Римом. Вводится присяга духовенства на верность королю как главе церкви. Отказавшиеся от присяги церковнослужители как “агенты влияния” ненавистного Рима высылаются из страны. их земли конфискованы в казну, многие монастыри распущены, а их имущество продано с молотка. Разрабатывается новая модификация христианства, занимающая промежуточное положение между католицизмом и лютеранством. В 1536 году на севере страны вспыхивает восстание против Реформации. Генрих велит казнить Анну Болейн. Пройдет еще более 20 лет, прежде чем в царствование дочери Анны и Генриха Елизаветы Великой — одной из самых блистательных английских правителей — в Англии окончательно утвердится умеренный протестантизм, ставший одной из основ будущего английского величия.

Удар, нанесенный Реформацией римской церкви, заставил ее высших иерархов наконец-то заняться наведением порядка “в своем доме”. Контрреформация развивалась по нескольким основным направлениям.

Во-первых, был воссоздан мощный репрессивный аппарат на службе церкви. Его роль перешла от одряхлевших доминиканцев к созданному в 1534 году ордену иезуитов. Прежде всего репрессии обрушились на головы нерадивых католических священников. Публичные процессы и массовые казни (путем сожжения), ужесточение монастырских уставов и правил поведения священнослужителей, тайные убийства (преимущественно с помощью яда) — вот методы, которыми очищались собственные ряды. Затем карательная машина обрушилась на иноверцев и инакомыслящих. Здесь садисты в сутанах уже совсем не церемонились. Пытки в подвалах инквизиции, с целью добиться признания самых вздорных обвинений вплоть до половых сношений с дьяволом, стали обычной юридической практикой.

Во-вторых, часть церковных богатств была направлена на социальные нужды: обустройство новых монастырей, основание учебных заведений, в том числе для самих священнослужителей, распространение духовной литературы.

В-третьих, для привлечения верующих церковный ритуал был усилен роскошными интерьерами, живописью, музыкой. Именно в это время в Европе сформировался стиль барокко.

Ну, и конечно, пришлось отказаться от наиболее дискредитирующих церковь практик, прежде всего от продажи индульгенций, а также пойти на ряд политических уступок, особенно во Франции, которая стала оспаривать у Испании роль центра католического мира.

К середине XVII века католики вновь овладели Францией, Польшей, Баварией, Австрией, оставив протестантам лишь Англию, Скандинавию, Северные Германию и Америку.

Революция цен в Западной Европе

Рассматриваемый период носит также название эпохи Великих географических открытий. Корабелы начали строительство быстроходных и вместительных судов с многочисленным парусным снаряжением, позволявшим идти не только с попутным, но и с боковым и даже встречным ветром, получивших название каравеллы, и ставшим одним из символов эпохи. Был усовершенствован компас, секстант, разработаны морские карты. Широкое распространение, после изобретения зернистого пороха, получили мушкеты, пистолеты, пушки, позднее ружья со штыком придут на смену аркебузе.

Границы мира (европейского) за эти двести лет существенно расширились и охватили почти всю планету, за исключением Австралии. Эпоха великих географических открытий привела к расширению внешних рынков. Обогащение европейских народов за счет ограбления колоний, прямого или косвенного, основанного на неэквивалентном обмене, расширило также внутренние рынки. Параллельно шел рост производительных сил. Появилось оборудование для откачки воды и подачи воздуха в шахты, дробления руды, коксования угля. Была изобретена технология изготовления чугуна, листового железа, проволоки, появились мощные “водяные” молоты, сверлильные станки, сукновальные мельницы, горизонтальный ткацкий станок.

Одним из наиболее значительных экономических последствий Великих открытий стала так называемая революция цен в Западной Европе.

Предыдущие 500 лет цены на основные потребительские товары, испытывая значительные колебания, связанные с семилетними сельскохозяйственными циклами, на долгосрочных интервалах оставались практически стабильными. Их рост составлял 20—30% за столетие и был практически незаметен современникам. Этот феномен объясняется ограниченным и практически стабильным количеством золота и серебра в Европе в Средние века.

В связи с мощным притоком золота и серебра из колоний, прежде всего из Америки, количество драгоценного металла, обращающегося в Европе, увеличилось в XVI веке в четыре раза. Естественно, это привело к снижению покупательной способности денег, то есть к росту цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, в среднем в 3—3,5 раза, а по отдельным товарам даже в 5—8 раз. Революция цен способствовала укреплению положения купцов, бюргеров и фермеров, поскольку цены на производимые (привозимые) ими товары существенно возросли. Положение же крупных феодалов и наемных работников ухудшилось, поскольку ставки арендной и заработной платы росли существенно более медленными темпами и периодически фиксировались долгосрочными соглашениями.

Испания, первой и более других выигравшая от притока золота, в долгосрочной перспективе оказалась самой пострадавшей страной. Ее внутреннее экономическое развитие существенно замедлилось, а затем и вовсе пришло в упадок. В политике же восторжествовала наиболее реакционная линия.

Уже к концу эпохи Возрождения Испания переживает закат своего могущества и начинается ее все более усиливающееся отставание от других европейских стран. Приток золота сыграл с католической империей, над которой никогда не заходит солнце, дурную шутку. Деньги пошли не на нужды внутреннего развития, а на укрепление власти фанатичной церковной аристократии. Они утекали из страны в обмен на качественные товары голландского, французского, итальянского, английского производства, расширяя товарные рынки этих стран и способствуя развитию производства там. Даже груженые золотом испанские галеоны стали добычей английских, голландских, французских пиратов (корсаров), которым их правительства выдавали специальные лицензии (каперские) на право грабежа испанцев.

Борьба за экономическое лидерство в Европе

Вначале Возрождения экономическим лидером Европы была Северная Италия, чьи крупные торговые города, прежде всего Генуя и Венеция, контролировали торговлю с Востоком и активно развивали мануфактурное производство тканей. Но постепенно значение и влияние североитальянских городов снижается, особенно после открытия морских путей в Индию, Индонезию, Китай, Японию и Америку, которые поначалу стали контролировать Португалия и Испания. (Правда, Генуя, оправившись от поражения в Кьеджийской войне, в 1557—1627 гг. становится общеевропейским центром расчетов.)

Еще более сильный упадок переживает Ганза. Сначала она пострадала от неблагоприятного изменения цен: после 1370 г. упали цены на зерновые, а после 1400 г.—и на пушнину, а цены на промышленные изделия возросли. А затем начали возрождаться территориальные государства: Англия, Швеция, Дания, Польша, Московия, подчиняя себе города и торговлю. Но некоторые города еще долго будут на равных соперничать даже с такими могучими территориальными государствами, как Франция, Испания или Австрия.

Так, в начале XVI века происходит возвышение Лиссабона, который в 1505—1560 гг. превратится благодаря удачному географическому положению, энергии и предприимчивости португальских мореплавателей, поддерживаемых двором, и монополии на торговлю перцем в наиболее блестящую европейскую столицу. Однако удержать это положение надолго не удастся.

Затем лидерство перейдет к Антверпену, который, с одной стороны, станет общеевропейским “торговым складом”, а с другой, обслуживая в 1530—1650 гг. расчеты торгового дома Фуггеров, которые, в свою очередь, были едва ли не главными казначеями империи, будет оспаривать у Генуи роль главного расчетного центра Европы,

Наследником Антверпена станет Амстердам и в целом Голландия, которая, несмотря на свой скромный размер и небольшую численность населения, в течение целого столетия будет являться экономическим центром европейского мира.

Повторное закрепощение крестьян в Восточной Европе

Большой экономический подъем в Западной Европе совпал с “вторичным” закрепощением крестьян в Восточной. Барщина увеличивается с 15—30 дней в 1450 г. до 50 дней — в 1500—1530 гг., до 150 дней — в 1550 г. и 250—300 дней в 1600-м. Связь между этими событиями заслуживает отдельного рассмотрения.

Как мы помним, революция цен ослабила экономические позиции феодалов — этих отдаленных потомков “оседлых бандитов”. Поживиться за счет третьего сословия в Западной Европе было уже невозможно, поскольку оно экономически окрепло и было в состоянии, опираясь на королевскую власть, оказать вооруженное сопротивление. Оставался рискованный, но перспективный путь поиска удачи в колониях, куда в конце концов испанский, французский и английский короли и “сплавили” наиболее “буйных” представителей дворянства. Но для Восточной Европы и этот путь был закрыт. Единственной возможностью поправить экономическое положение землевладельцев стало усиление эксплуатации крестьян, поскольку и горожан на Востоке Европы было совсем немного. Так, доля городского населения Московского княжества не превышала 5%, да и тех горожанами назвать можно было весьма условно — стен то у большинства русских городов после монгольского нашествия не было.

Естественно, крестьяне попытались оказать сопротивление усиливающемуся гнету, но если на Западе экономические интересы короны, как правило, совпадали с интересами третьего сословия, то на Востоке централизация осуществлялась путем усиления административного и репрессивного аппаратов, то есть по “азиатскому” пути — пути усиления внеэкономического принуждения, общинных форм организации, уничтожения частной и насаждения коллективных форм собственности, увеличения доли перераспределяемого продукта.

Крестьянские восстания в XVI веке повсеместно терпят поражение, особенно тяжелое в Германии. Начало следующего столетия ознаменовалось очередной религиозной войной, продолжавшейся почти без перерывов 30 лет, причем боевые действия шли преимущественно на территории Германии. Тридцатилетняя война принесла огромные разрушения, человеческие потери, запустение земель. На юге Баварии, в католических землях, даже пришлось на 10 лет официально разрешить двоеженство, чтобы как-то компенсировать людские потери. После войны окончательно оформляется вторичное закрепощение крестьян, формируется юнкерское (помещичье) и гроссбауэрское (кулацкое) хозяйства. Барщина возрастает с 50 дней в году до 3 дней в неделю, а в отдельных случаях достигает даже 6 дней в неделю.

Экономический упадок вольных имперских городов приводит их в состояние зависимости от удельных князей, которых в это время насчитывалось около 360, в том числе более 300 мелких, с площадью владений 20—30 кв. км. Еще на 200 лет консервируется цеховой уклад ремесла, который будет ликвидирован лишь в 1869 году.

Повторное закрепощение не решило экономических проблем Восточной Европы. Ее отставание от Западной не только не сократилось, но напротив, именно с этого исторического момента оно начинает усиливаться, образуя тот самый разрыв, который, за исключением Германии, не будет преодолен и к концу XX века.

Огораживание

Рост урожайности, с одной стороны, и увеличение потребности в мясе, жирах, коже и шерсти — с другой, привели к необходимости изменения баланса распределения земли между земледелием (растениеводством) и скотоводством (животноводством), получившим название огораживание.

Поскольку животноводство требует существенно меньшего приложения человеческого труда на равных площадях, произошло высвобождение значительной части занятых в сельском хозяйстве крестьян, которые пополнили собой ряды городского пролетариата, разбойно-бродяжнической вольницы и откровенной нищеты. Борьба с последней велась весьма жестоко, особенно в Британии, где действовали так называемые “кровавые законы”. Так, только в царствование Генриха VIII было повешено около 500 тысяч нищих-бродяг, то есть каждый десятый англичанин.

Именно в этот период родился афоризм — “овцы пожрали людей”.

Одновременно в сельском хозяйстве начал внедряться многопольный севооборот, травосеяние, внесение удобрений, возобновилась мелиорация и осушение болот. Все это привело к значительному росту производительности труда и эффективности производства в сельском хозяйстве, прежде всего в Англии.

Еще одним последствием огораживания стал резкий рост численности и доли городского населения (оно достигнет 33% к концу эпохи Возрождения), занятого преимущественно обработкой шерсти и изготовлением ткани, которая станет одним из наиболее важных рычагов, с помощью которых маленькое островное государство придет к мировому политическому и экономическому господству.

Первоначальное накопление капитала

Для того чтобы осуществить переход от преимущественно натурального, мелкотоварного хозяйства к рыночному товарному производству, необходимо совпадение нескольких условий:

* освобождение основной массы работников от личной, феодальной зависимости и сословных, цеховых ограничений;

* отделение работников от средств производства, создающее для них необходимость поиска работы за денежную плату;

* концентрация капиталов, преимущественно в денежной форме, в руках тех, кто способен организовать и управлять крупномасштабным товарным производством (у предпринимателей);

* наличие рынков устойчивого сбыта продукции. Указанные условия обеспечивают так называемый процесс первоначального накопления капитала. Источниками первоначального накопления являлись:

* внешняя торговля, особенно колониальными товарами — перцем, пряностями, благовониями, табаком и т. п.;

* прямой грабеж колониальных владений и зависимых земель;

* организация в колониях (Америке) рабовладельческого, плантаторского хозяйства;

* нещадная эксплуатация лишенных средств производства и средств существования пауперов в мастерских и работных домах, где работа продолжалась с перерывами лишь на сон и еду.

Социальные сдвиги

В эпоху Возрождения ускоряются процессы межсословного и внутрисословного расслоения. Часть дворянства превращается в служилое по военно-морской (Испания, Португалия) и военно-административной (Голландия, Англия, Франция) части. Это облегчает задачу захвата и эксплуатации колониальных владений. Расслоение коснулось также крестьянской массы, меньшая часть которого, около 20%, превратилась в фригольдеров — фермеров и арендаторов — сельскую буржуазию, а остальные, постепенно разоряясь, стали из копигольдеров — наследственных арендаторов — превращаться в кратковременных арендаторов — лизгольдеров, коттеров — батраков и поденщиков, пауперов — неимущих, нищих, бродяг, которые, если не попадали на виселицу, то пополняли ряды матросов и наемных работников.

Но наиболее бурно проходили процессы расслоения в городах.

Здесь из среды зажиточных мастеров, купцов и мелких финансистов формируется слой мануфактурщиков — владельцев крупных мастерских, не занятых физическим трудом, будущих капиталистов. А мелкие ремесленники постепенно утрачивают независимость и права собственности сначала на изделия, а затем и на само хозяйство и орудия производства. Надомничество, или “рассеянная” мануфактура, получила особенно бурное развитие там, где были слабее цеховые ограничения. Цеховые же мастера, увеличивая масштабы своего производства и степень разделения труда, создавали централизованные мануфактуры. Особенно эффективны мануфактуры были в отраслях с дорогими, сложными средствами производства и устойчивым массовым сбытом: добывающей, оружейной, судостроительной, печатной, ткацкой.

Банки, ярмарки, биржи, акционерные общества

Городская жизнь, производство и обмены все более активизируются. Еженедельные городские базары становятся ежедневными. Рынки растут вместе с городами. Продавать на рынке становится обязанностью крестьян, купцов и ремесленников, поскольку его легче контролировать.

Но в промежутке между рыночными днями ремесленники начинают торговать прямо в лавке. Затем лавки начинают специализироваться на вине, долгохранимых и колониальных товарах, а также непродовольственных товарах и услугах. Так появляются кабаки: игорные, питейные заведения и постоялые дворы. Постепенно лавочники становятся заказчиками товаров и кредиторами ремесленников.

Быстрыми темпами развивается кредит, ускоряется денежный оборот. Ярмарки, возродившиеся еще в XI веке, в XIV—XVII вв. испытывают бурный рост. Постоянным местом встречи банкиров, торговцев, негоциантов, маклеров, агентов банков, комиссионеров становится биржа, появляющаяся почти в каждом крупном городе и сама по себе свидетельствующая об оживлении экономической жизни. Брюгге — 1409 г., Антверпен — 1460, Лион — 1462, Тулуза — 1469 Амстердам — 1530, Руан — 1556, Гамбург — 1558, Париж — 1563 г., Бордо — 1564, Кельн — 1566, Гданьск — 1593 г., Лейпциг — 1635 г. Начиная с 1585 года Амстердамская биржа регулярно публикует цены на товары.

Увеличение масштабов торговых операций приводит к появлению первых закрытых товариществ с ограниченной ответственностью — коммандитных, а затем и акционерных обществ (открытых), которые начинают постепенно теснить семейные фирмы. В 1555 году в Лондоне основано первое в истории акционерное общество открытого типа для торговли по Балтике — “Moscow Company”. В 1566 году основана “Royal Exchange” — Лондонская товарная биржа. Для средиземноморской торговли организуются сразу несколько АО: Восточная в 1579 г., Левантийская компания в 1581 г. и Марокканская в 1585 г. А для колониальной торговли — Африканская в 1588 г. и знаменитая Ост-Индская компания в 1599 г.

В середине XVI века Елизавета Английская (по совету Томаса Гришема) стабилизировала фунт стерлингов, который стал равен четырем унциям серебра (около 125 грамм). Этот стандарт продержался 360 лет до 1920 г.

Быт эпохи Возрождения

Термин “Ренессанс” (или Возрождение) употребляется в истории искусства как эпоха, ограниченная, с одной стороны, веком готики, с другой — веком барокко. Эпоха Возрождения в Италии и эпоха Реформации в Германии были временами чрезвычайного разнообразия в одежде.

С усовершенствованием техники ткачества возросло потребление дорогих тканей. С XV в. мануфактуры в Лукке, Венеции, Генуе, Флоренции и Милане, начинают в изобилии вырабатывать парчу, узорчатый шелк, разрисованный цветами бархат, атлас и другие великолепные, богатые красками ткани. При всем многообразии узоров и красок итальянская мода раннего Возрождения отличалась простотой и гармоничностью формы. Нередко все головное украшение составляли только изящно уложенные косы или локоны, переплетенные тонкими нитями жемчуга, или маленькие овальные шапочки (berretta). Особенно сильное впечатление производил высокий, совершенно открытый лоб, искусственно увеличенный за счет удаления части волос спереди, а также бровей.

Поверх простого нижнего платья с длинными рукавами надевалась более элегантная, высоко подпоясанная, украшенная богатым узором верхняя одежда с длинным шлейфом и свисающими с плеч декоративными рукавами. Молодые люди отдавали предпочтение короткой, тесно прилегающей одежде ярких расцветок. Получили распространение шелковые штаны-трико, или чулки (в 1589 г. была изобретена трикотажная машина). Однако в Италии все еще остается влиятельной античная традиция, особенно если речь идет о форме и покрое одежды и о манере ее носить. Так, например, в XV в. члены магистратов, сановники, большей частью носили длинную верхнюю одежду со складками и очень широкими рукавами.

Почти с самого начала XVI в. в Италии вырабатывается новый идеал красоты, который проявляется в характере восприятия человеческого тела и в манере одеваться и двигаться.

Высокое Возрождение с необходимостью должно было прийти к тяжелым и мягким тканям, широким ниспадающим рукавам, величественным шлейфам и массивным корсажам с широкими вырезами на груди и плечах, которые придавали женщинам того времени достойный и значительный вид. Подчеркивание всего “свисающего и волочащегося” в эту эпоху делает движения более спокойными и медлительными, тогда как XV столетие подчеркивало все гибкое и подвижное. Все рыхлое и трепещущее в прическах уступило место плотному и связанному. Туалет довершали новомодный носовой платок, декоративный “блошиный мех” вокруг шеи, веер из перьев и перчатки, часто надушенные. Именно в это время появляется новое слово — “grandezza”, означающее величественную, благородную наружность.

Реформация в Германии, подобно Возрождению в Италии, повлекла за собой коренной переворот в истории костюма. Новшество приписывается немецким наемным солдатам. Неудобные плотно прилегающие куртки и туго натянутые штаны-чулки были преобразованы ими самым примитивным способом: их просто разрезали в местах, где они плотнее всего облегали тело, то есть на плечах, локтях и коленях, и подложили в образовавшиеся прорези другую, преимущественно светлую ткань. Вскоре разрезы распространились на все другие части одежды, вплоть до башмаков. С благословения императора новшества в одежде распространились на другие другие страны и слои общества.

В это время в Испании все более ощутимо проявляется реакция против духа и стиля Возрождения и Реформации. После того, как Папа в 1540 г. утверждает основанный Игнатием Лойолой орден иезуитов, религиозный фанатизм, дух насилия над совестью и аскетизм приходят на смену бюргерскому благодушию и здоровому чувству собственного достоинства. И дух и тело загонялись в узкие, тесные и жесткие формы.

Основным материалом для постройки домов (как сельских, так и городских) по-прежнему остается дерево, что сохраняет повышенную пожароопасность. Лишь немногие крупные города стали приобретать каменный (Париж) и кирпичный (Лондон) вид.

В деревне дом строился или ремонтировался только с разрешения общины или сеньориальной администрации, контролирующих доступ к карьерам, откуда добывались камень или глина, и к лесам, откуда брали дерево.

Меблированные комнаты в Париже обычно держали виноторговцы или цирюльники. Каморки были грязные, полные вшей и клопов, служили прибежищем публичным женщинам, чужеземцам, молодым людям без средств, только что приехавшим из провинции. Люди с чуть большим достатком жили на новых антресолях, построенных архитекторами со скидкой, в помещениях “вроде подвалов” или на последних этажах домов. Как правило, чем выше была квартира, тем ниже становилось социальное положение квартиранта. В мансардах и на чердаках обитала откровенная нищета. Обычный бедный дом состоял из двух комнат: “передней” и “задней”. Увеличиваясь в размерах и становясь “буржуазным”, дом наращивался полуподвалами, этажами, комнатами на консолях, которые соединялись между собой ступенями и лестницами шириной со стремянку.

Ванная комната, по-прежнему, остается величайшей редкостью. А мыться в эпоху Возрождения европейцы стали еще реже, поскольку в связи с разразившейся после открытия Америки эпидемии сифилиса общественные бани пришлось закрыть. Споры по поводу того, кто кого “наградил” сифилисом, европейцы индейцев или наоборот, не стихают и поныне. Истина скорее всего состоит в том, что “великая встреча культур” оказалась также встречей вирусов, бактерий и микробов, которые в новой среде мутировали и образовали особенно зловредные штаммы.

До XVIII века обстановка жилья ограничивалась небольшим набором: скамьей, столом, табуреткой, дощатой кроватью и тюфяком, набитым соломой. В XIV появляется паркет и узорчатые напольные плиты. Масляная и клеевая краска на стенах уступает место обойным тканям, а затем бумажным обоям, которые называли “домино”. При случае стены обшивали деревянными панелями. Окна делали из витражей, до этого бывших привилегией церковного здания, из проскипидаренной ткани или промасленной бумаги. И только в XVI веке появилось настоящее прозрачное стекло. На смену очагу, расположенному посреди кухни, приходит печь.

Первые плоские тарелки появились в 1538 г. по заказу короля Франциска 1. Сахар был роскошью до середины XVI века. Если в “темные” века праздничные пиры лишь прерывали однообразие и нехватку повседневного питания, то начиная с XV века мясо, ранее считавшееся признаком роскоши, прочно вошло в повседневные рацион среднего европейца. Правда, в XVI—XVII вв. эта норма опять существенно снизилась, особенно в районах, бедных скотом. За столом и в жизни понемногу прививались хорошие манеры. Всего каких-то 200 лет понадобилась на то, чтобы научиться пользоваться вилкой.

Именно в эпоху Возрождения широкое распространение получили очки и карманные часы, а также вошел в употребление экипаж. Но это, конечно, были уже явные признаки богатства.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Начало Возрождения. Всемирная история. Т. 9. — Минск, 1996.

2. Возрождение и Реформация. Всемирная история. Т. 10. — Минск, 1996.

3. Врун В., Тальке М. История костюма. — М., 1996.

4. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв. Т. 1.—М., 1986.

5. Хейзинга И. Осень Средневековья. — М„ 1995.

6. Манн Генрих. Молодые годы короля Генриха IV.

7. Дюма Александр. Три мушкетера.