Мирам Г.Э. Профессия: переводчик

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 4. Синхронный перевод - психофизиологическая аномалия в качестве профессии

Казалось бы, что может быть обыденней переводческой профессии. Этому расхожему мнению противоречит "профессиональная аномалия" синхронного перевода. Психическое напряжение и физиологический дискомфорт, постоянно испытываемые синхронистом, ставят эту профессию в один ряд с профессией летчика-испытателя.
Представьте профессора, который читает лекцию, балансируя на проволоке, подвешенной высоко под потол-
1 Толстая Т. Любишь - не любишь.- М., 1997.
81

ком аудитории. Представьте инженера, который производит расчет какой-нибудь сложной конструкции, стоя на голове, или слесаря-водопроводчика, который одновременно (т.е. синхронно) чинит кран в ванной и на кухне, не перекрывая при этом воду! Вы наверняка скажете, что это аномалия, что так работать может только ненормальный.
Тем не менее в столь же аномальном режиме работает профессиональный переводчик-синхронист, слушая текст на одном языке и одновременно (т.е. синхронно) "озвучивая" этот текст на другом.
Послушаем, что говорят ученые, называя рабочий режим переводчика-синхрониста экстремальным:
"Профессиональный синхронный перевод - это такой вид устного перевода на международной конференции, который осуществляется одновременно с восприятием на слух... предъявляемого однократно устного сообщения на исходном языке в изолирующей переводчика от аудитории кабине и в процессе которого - в экстремальных условиях деятельности - в любой отрезок времени перерабатывается информация строго ограниченного объема".
"Экстремальные условия осуществления профессионального синхронного перевода иногда приводят к постановке вопроса о возникновении состояния стресса у син-хрониста..."1
К этому нечего добавить, кроме, пожалуй, того, что синхронный перевод не "иногда приводит к постановке вопроса о", а всегда связан с огромными психическими нагрузками, часто стрессом, и это естественно, так как одновременно слушать и говорить нормальный человек не может - это психофизиологическая аномалия. Организм сопротивляется, и его сопротивление можно сломить только ценой большого психического напряжения, а ведь еще и переводить надо, и желательно не кое-как.
Сейчас, когда "плеер" с наушниками не редкость, легко проделать такой опыт: поставьте кассету с каким-либо тек-
Чернов Г.В. Основы синхронного перевода.- М., 1987.
82

стом на вашем родном языке и попробуйте вслух повторить каждое второе слово или (более сложная задача) каждый глагол в этом тексте. Так вы создадите условия, слегка приближенные к синхронному переводу,- вы не сможете просто "отключить внимание", придется слушать и анализировать текст и одновременно говорить. Те, у кого сразу хорошо получится второй опыт (с глаголами), могут попробовать свои силы в синхронном переводе.
Поэтому всегда звучит забавно, когда какой-нибудь не очень самокритичный "устный" переводчик говорит, что он переводит синхронно. Это так же смешно, как иногда слышишь, что кто-то знает иностранный язык в совершенстве. (Тут и родной-то не всегда знаешь на твердую тройку!)
Переводить синхронно без специального оборудования невозможно (да и нежелательно - будешь заглушать того, кого переводишь). Нужны специальные наушники, в идеале нужна кабина (или, как говорят синхронисты, "будка") и больше всего нужны особые навыки и приемы перевода, о которых и пойдет речь в этой главе.
Итак, во время синхронного перевода выступающий говорит или читает свое выступление в микрофон на одном языке, а переводчик слышит это выступление в наушниках и, говоря одновременно с выступающим, синхронно переводит его выступление на другой язык.
Переводчик говорит в свой микрофон, и у слушателей, которые слышат в наушниках его перевод, должно создаваться впечатление, будто выступающий говорит на их языке. У хорошего синхрониста совпадают с выступающим даже ораторские паузы, а жесты, которыми выступающий подчеркивает свои слова, точно сопровождают перевод (некоторые синхронисты жестикулируют в кабине, повторяя жесты докладчика).
Я думаю, что сложность такого перевода очевидна даже неспециалисту. Специалисты же обращают внимание на следующие факторы, определяющие сложность синхронного перевода:
83

o Психофизиологический дискомфорт, вызванный необходимостью слушать и говорить одновременно. Обычно мы сначала выслушаем то, что нам говорят, а потом отвечаем. Трудно говорить даже тогда, когда вас перебивают или когда несколько человек говорят одновременно.
o Психическое напряжение, связанное с "необратимостью" сказанного докладчиком в микрофон. Докладчика не остановишь и не попросишь повторить.
o Психическое напряжение, связанное с "необратимостью" перевода и большой аудиторией слушателей. Не извинишься и не исправишь.
o Психофизиологическое напряжение, вызванное быстрым темпом речи. Синхронист должен всегда говорить быстро, без пауз - иначе отстанешь, а ведь паузы в речи несут не только смысловую, но и психофизиологическую нагрузку (чтобы перевести дыхание, собраться с мыслями).
o Сложная лингвистическая задача "увязки" при синхронном переводе высказываний на языках, имеющих разную структуру, при крайне ограниченном контексте и остром дефиците времени на перевод. Например, структурная "увязка" высказываний на языках со свободным и детерминированным порядком слов (скажем, русский и английский).
o Сложная лингвистическая задача "речевой компрессии", призванной компенсировать отставание перевода на язык с большей длиной слов и многословной риторикой. Например, слова русского языка на 7-8% длиннее английских, кроме того некоторые довольно распространенные понятия, передаваемые в английском одним словом, требуют нескольких слов в русском языке. Это в особенности относится к новым, "не устоявшимся" понятиям.
Не надо забывать и о том, что перевод сложен сам по себе, без этих дополнительных осложняющих факторов. Об этом мы немало говорили в предыдущих главах.
84

Перечисленные факторы убедительно доказывают сложность синхронного перевода. Но это, как говорится, полбеды. Эти факторы действуют в идеальном случае, когда докладчик говорит в нормальном темпе, на понятном литературном языке, когда у него стандартное произношение и он понимает, что его переводят и заинтересован в том, чтобы аудитория его поняла. К сожалению, так бывает очень редко.
Дополнительную сложность синхронного перевода, чрезвычайно затрудняющую и без того непростую задачу синхрониста, можно объяснить тем, что большинство людей совершенно не понимает специфику перевода, особенно синхронного, рассуждая так: "Знаешь язык? Переводи". Помните, мы об этом уже говорили в начале?
Учитывая такое пренебрежение к переводческому труду, синхронист должен быть всегда морально и профессионально подготовлен к тому,
o что выступающий будет говорить очень быстро или читать текст своего выступления (при чтении скорость значительно выше);
o что произношение докладчика будет нечетким или нестандартным (особенно сложно понимать англо-говорящих из стран Африки, из Индии, японцев и французов);
o что выступающий будет использовать в своей речи нестандартные, предварительно не введенные сокращения или словечки и выражения профессионального жаргона.
Все эти сложности, безусловно, могут присутствовать и при последовательном переводе, но там всегда есть обратная связь с выступающим (можно переспросить, попросить повторить) и контакт переводчика с аудиторией, где обязательно найдется кто-нибудь, знающий язык и предметную область выступления, и он всегда подскажет и поправит, причем, как правило, доброжелательно, если в общем перевод хороший.
85

Иное дело синхронный перевод, где нет связи ни с докладчиком, ни с аудиторией. Приведу несколько примеров.
На одном семинаре синхронист, которому из кабины докладчик не был виден (кстати, еще одна сложность "синхрона", встречающаяся на практике чаще, чем принято считать), переводил доклад, искренне полагая, что докладчик - представитель Болгарии. Он так и переводил: "У нас в Болгарии...", "Население Болгарии...", и только высунувшись из кабины, он с ужасом осознал свою ошибку -докладчик был негром, как выяснилось, из Нигерии, который так произносил название своей страны, что ближе всего по произношению была Болгария.
На семинаре по малым и средним предприятиям все англоязычные докладчики пользуются сокращением SME (small and medium enterprise). В русском языке стандартного сокращения нет, а переводить это словосочетание полностью - "малые и средние предприятия", в то время как докладчик говорит SME, на "синхроне" нельзя - потеряешь время. Синхронисты ввели сокращение МСП (малые и средние предприятия), которое восприняли не все. Один участник задал вопрос: "Что значит МСП? СП мы понимаем: совместное предприятие, а МСП?
Что тут можно сделать? Пожалуй, ничего. Можно поговорить с докладчиком и попросить не пользоваться сокращением, но, во-первых, всех докладчиков не попросишь, а, во-вторых, - бесполезно: пообещает и забудет. Нужно "выкручиваться", например, говорить "малый бизнес".
В стране Т. на открытии конференции должен был выступать президент, но, как это обычно бывает, он не приехал в силу загруженности делами государственными, а прислал приветствие, которое зачитал его референт очень быстро и с ужасным "Т-акцентом". У синхрониста текста не было, понять выступление на слух было абсолютно невозможно. Что делать? Зато у синхрониста был текст выступления вице-президента, который он и перевел с выражением. Были аплодисменты. Потом выступил сам вице-
86

президент, и синхронист опять прочитал этот текст, и никто ничего не заметил, и опять были аплодисменты. Мораль? Конечно, такжелать не следует, но виноват, по-моему, не переводчик, а референт президента.
Беда для синхрониста, если попадется докладчик-шутник.
Один американский политолог, говоря о демографической ситуации, сказал, что в Вашингтоне она напоминает Hershy's: половину населения составляют chocolates, а другую половину - nuts. Синхронист сказал, что демографиче-:ая ситуация пестрая и правильно сделал. Не говоря уже
расистском подтексте, перевести эту так называемую ку нельзя, не объяснив предварительно: что "Hershy's" распространенная в Америке марка шоколада с орехами;
что "chocolates" презрительное кличка чернокожих; что "nut" имеет два значения "орех" и "сумасшедший";
o что американцы считают своих вашингтонских политиков абсолютными "nuts".
Один наш выступающий смеялся и говорил, что некоторые рассматривают приватизацию как "прихватизацию", стараясь прихватить кусок получше. Переводчик перевел "прихватизация" как "appropriation", но никто из англоязычной аудитории, конечно, не засмеялся.
Работа синхрониста, безусловно, очень сложна. Те трудности, о которых я только что упомянул, не редкость, не нечто такое, что происходит раз или два в жизни - они встречаются в работе профессионального синхрониста постоянно и их надо постоянно преодолевать. Как преодолевать? Что нужно для того, чтобы ваш синхронный перевод звучал пристойно? Давайте немного поговорим об этом.
Прежде всего, как и для всякого неординарного дела, для синхронного перевода нужен талант. Я глубоко убежден, что без определенного набора врожденных психофизиологических характеристик стать синхронистом нельзя. И эти врожденные черты обязательно должны дополняться приобретенными качествами. Какие же это характери-
87

стики и качества? Сначала я их перечислю в произвольном порядке, а потом объясню, почему они нужны и что, по-моему, важнее всего.
Психофизиологические характеристики
o Сосредоточенность, способность предельно концентрировать внимание, способность "отключаться" от помех.
o Способность распределять внимание на несколько задач одновременно.
o Быстрота реакции.
o Быстрая речь.
o Психическая и физическая выносливость.
Приобретенные качества
o Широта кругозора, энциклопедические знания.
o Свободное владение родным языком, богатство словаря.
o Способность свободно воспринимать на слух любую речь на рабочем иностранном языке.
o Свободное владение рабочим иностранным языком, особенно его разговорным, идиоматическим слоем.
o Изобретательность, "гибкость ума".
Конечно, всем комплексом этих качеств и характеристик в полном объеме обладают лишь редкие люди - это синхронисты высшего класса, и их имена хорошо известны в профессиональной, и не только профессиональной, среде. Обычно у среднего синхрониста одни качества бывают выражены сильнее, другие - слабее, но тем не менее каждый синхронист-профессионал явление довольно редкое. Достаточно сказать, что синхронисты есть не в каждой стране, а в тех странах, где они есть, настоящих профессионалов не более десятка.
Итак, предположим, что вы решили стать синхронистом. Будем исходить из того, что у вас есть специальное
88

языковое образование (Институт иностранных языков, языковой факультет университета и т.п.) и вы несколько лет регулярно занимались последовательным устным переводом. Если у вас такого образования или достаточной практики последовательного перевода нет, то синхрони-стом вы едва ли сможете стать.
Сначала проверьте, есть ли у вас необходимые психические и физические качества. Для этого нужен плеер, кассеты с записями иностранных текстов на разные темы и диктофон.
Начните с простых тестов.
Тест первый
Проверка способности сосредоточиться на задаче, способности "отключаться" от помех.
Поставьте кассету с любым английским текстом. Для начала не нужно брать такие записи, где диктор говорит очень быстро, - к скороговоркам (например, спортивным комментариям) можно перейти позднее. Записывайте свою речь на диктофон
Задание: Вести счет предложений вслух на родном языке. Считать сначала второе предложение (говорите: "второе предложение"), затем седьмое (говорите "седьмое предложение"), затем пятое (говорите "пятое предложение"). После этого начинайте отсчет опять со второго (второе - седьмое - пятое) и так до конца текста.
Продолжайте до тех пор, пока не перестанете сбиваться в счете.
Если вы успешно прошли этот тест, можете проверять себя дальше.
Тест второй
Проверка способности распределять внимание.
Возьмите магнитофонную запись текста на иностранном языке и письменный перевод этого текста. Слушайте запись и читайте перевод. Усложняйте задачу, читая перевод не подряд, а, скажем, каждого второго предложения.
Если вы хорошо справились с этими тестами, можно считать, что синхронист из вас может получиться, но надо,
89

конечно, работать, развивая в себе врожденные качества и приобретая необходимые навыки, о которых говорилось выше. Возникает естественный вопрос: "Как это делать?" Вопрос тем более уместный, если учесть, что в большинстве даже специальных вузов синхронному переводу не учат.
В качестве общего ответа я позволю себе привести слова одного великого древнегреческого скульптора, который сказал своим ученикам приблизительно следующее: "Я не смогу вас ничему научить. Я покажу вам, как правильно держать резец, а всему остальному вы должны научиться сами".
Эти слова полностью применимы к синхронному переводу - хорошего синхрониста создает практика и опыт, наложенные на врожденные качества. Тем не менее научить "правильно держать резец" можно и нужно.
Так, очень хорошие упражнения для развития навыков синхронного перевода есть в учебнике А.Ф.Ширяева1. Они применялись (да и сейчас, я думаю, применяются) для обучения синхронному переводу в Военном институте, Дипломатической академии МИД и подобных заведениях в Москве.
Упражнения эти разные, но все они направлены на выработку навыка разделения внимания, способности сконцентрироваться на главном. По сути, они напоминают тесты для подготовки агентов, прекрасно описанные Ле Кар-ре: "Эти пленки он (агент) должен был слушать постоянно первые две недели подготовки. Записи были сделаны со старых пластинок; на одной была царапина, и треск повторялся, как счет метронома. Все это напоминало салонную игру: то, что необходимо было запомнить, упоминалось вскользь, неявно, часто на фоне отвлекающих шумов, факты мелькали в разговорах, оспаривались и уточнялись. Слышались голоса трех главных собеседников: один женский, два мужских. Иногда вмешивались другие голоса... На первой пленке женщина быстро читала разные списки.
Ширяев А.Ф. Синхронный перевод.- М., 1984.
90

Вначале это был перечень покупок: два фунта того, кило этого, потом без перехода она начинала перечислять цветные кегли - столько-то зеленых, столько-то желтых; потом пошло оружие: пушки, торпеды, боеприпасы такого и такого калибра, потом цифры по какой-то фабрике, производительность, объем отходов...'" И так далее. Потом агента спрашивали, например, сколько было куплено яиц или сколько в списке зеленых кеглей.
Я думаю, что достать такого рода текст для тренировки вам будет трудно, но можно попробовать создать похожие условия. Можно, например, регулярно слушать новости (CNN, Euronews etc) и регистрировать в памяти или лучше письменно ключевую информацию. Например, Ирак -бомбардировки радаров, Босния - освобождены сербские заложники и т.п. Записывать следует по ходу передачи. Выработайте свой собственный символьный код (сокращения, стрелки и т.д.). Записывать надо на языке перевода. Навык такой записи поможет вам и на "синхроне", и при последовательном переводе длинных выступлений.
В основном же подготовку к синхронному переводу должна определять его специфика. Мы уже кратко говорили об этом в предыдущей главе, давайте сейчас рассмотрим этот процесс более подробно.
Итак, при синхронном переводе "на вход" поступает, как правило, всего несколько слов, так как ожидать, пока поступит более длинный отрезок текста синхронист не может - это приведет к неизбежному отставанию. Обычно синхронист ждет окончания синтаксической конструкции или логической синтагмы и после этого переводит2.
Таким образом, при синхронном переводе контекст практически отсутствует и выбор эквивалента из набора, предлагаемого конвенцией (словарем), приходится делать
Carre J. Ie. The looking glass war.- New York: Ballantine Books. 2 Здесь нужно заметить, что синхронный перевод не является синхронным в строгом смысле слова, а скорее синхронным с отставанием на два-три слова, за исключением начала перевода, когда синхронист первые несколько слов просто слушает.
91

на основе ситуации и фоновых (общих и тематических) знаний.
Отсюда можно сделать вывод, что для успешного синхронного перевода необходимо:
1. Иметь как можно более широкий и универсальный набор эквивалентов.
2. Иметь хорошую общую и специальную "базу знаний".
3. Хорошо знать ситуацию и уметь правильно ее использовать в своих интересах.
Остановимся теперь несколько подробнее на этих вопросах.
Обычно выбрать правильный эквивалент-термин не трудно. Если известна тема, то едва ли вы будете переводить "default" как "умолчание" на семинаре по банковскому делу и как "дефолт" на конференции по компьютерам.
Вопреки достаточно распространенному мнению, главную трудность при синхронном переводе представляют не специальные слова и выражения, а бюрократические клише и некоторые общеупотребительные речевые конструкции, так как именно в этом лексическом слое речевая оформленность в английском и русском языке резко различается.
В предыдущих главах я уже приводил примеры таких различий, приведу еще несколько. Например, как сказать по-английски "обсудим в рабочем порядке" или по-русски "first come, first served" так, чтобы избежать при этом дословности? Или как передать непереводимую аллитерацию в выражении "last but not least"?
Я бы предложил "в порядке живой очереди" для "first come, first served"; один говорящий по-русски американец предложил "shall discuss when it comes to it" для "обсудим в рабочем порядке", но сказал, что у них такого выражения нет; "и последнее, что тоже немаловажно" - это лучшее, что я мог придумать для "last but not least". Все это мои (и американца) предложения, и вы вольны предложить что-нибудь другое.
Важно же здесь то, что в бытовом слое таких "нестыко-
92

вок очень много, и синхронист должен иметь в запасе заготовки, потому что, если перевести "в рабочем порядке" как "in the working order", вас едва ли поймут.
Русский язык склонен к номинативному способу выражения, а английский - к вербальному. У лифта в одном учреждении я видел такой призыв: "Вызывайте лифт нажатием кнопок легким касанием". Дословный его перевод вызвал бы у англоязычного человека тихое недоумение.
По правилам (например, по правилам ООН) синхронист должен переводить только на родной язык, но это правило, как и многие другие, редко соблюдается и мы переводим на английский, совмещая несовместимое - канцелярский стиль наших докладчиков с формулами английской риторики, которые, честно говоря, мы почти не знаем.
Есть и еще одна сложность, о которой следует сказать. С ней синхронист может столкнуться при переводе как на иностранный, так и на родной язык. Это те случаи, когда докладчик пользуется жаргоном или каким-либо сленгом. Причем сложности с переводом будут возникать и в том случае, если синхронист будет переводить жаргон - жаргоном, сленг - сленгом, и в том, когда переводчик (как это и положено) будет стараться заменить ненормативные лексические элементы нормативными.
В первом случае очень трудно соблюсти эквивалентность, например, иностранного и "своего" молодежного сленга или профессионального жаргона. Кто может, к примеру, с определенностью сказать, что "cool" - это "клево", а не "круто" или "классно" или "piece" - это "пушка", а не "ствол"? Кроме того, не все понимают жаргон или, точнее, не все понимают его одинаково, поэтому и не рекомендуется им пользоваться во время публичных выступлений.
Но не все этой рекомендации следуют по разным причинам - некоторые считают, что так народу понятней, некоторые - что это смешно. И тогда синхронисту приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы заменить не-
93

нормативную лексику нормативной (в пределах одного языка) и уже потом переводить. Это значительно усложняет и без того сложный процесс синхронного перевода.
Так, например, одна парламентская леди из украинской Рады в своем докладе говорила о том, как "протолкнула" законопроект через один комитет, а другой на нее "наехал" и "пытался выкрутить руки". Хорошо, предположим, я перевел бы "протолкнула" как "pushed through", а как быть с "наехал" и "выкручивать руки", сказать "assaulted and started twisting arms"? Боюсь, что иностранцы меня бы неправильно поняли или у них сложилось бы ложное впечатление об отношении к женщине в украинском парламенте.
Приходилось сначала переводить на нормативную лексику, а потом на английский. И это очень непросто. Ведь что значит "наехать"? "Требовать деньги, угрожая физической расправой". Но едва ли парламентский комитет так сурово обошелся с упомянутой дамой, скорее всего они просто критиковали ее проект (может быть, несправедливо) или не соглашались с ним. Следовательно, переводить "в лоб" тоже нельзя, а времени на то, чтобы гадать, что же имела в виду эта дама, во время "синхрона" просто нет.
Что делать? Переводить в нормативную лексику -больше ничего не сделаешь. И это еще раз свидетельствует о том, как важно для синхрониста "иметь как можно более широкий и универсальный набор эквивалентов". Эти эквиваленты нужно постоянно искать в словарях, "выуживать" из речи иностранцев и учить, доводя владение ими до автоматизма.
Теперь о фоновых знаниях и умении правильно чувствовать и пользоваться ситуацией. Начнем с того, что, по моему убеждению, существует два разных вида синхронного перевода.
Назовем первый из них - "декоративным". Это перевод докладов на больших научно-технических или политических конференциях. С полной ответственностью за свои слова на основе многолетнего опыта синхрониста и участника таких мероприятий могу утверждать, что перевод
94

докладов на таких конференциях мало кто слушает (разве что два-три аспиранта в целях совершенствования своего английского).
Во-первых, почти всегда издаются тезисы докладов, во-вторых, как человек, защитивший две диссертации, могу смело утверждать, что на конференции ученые приезжают: а) для того чтобы пообщаться с коллегами в перерыве и 6) для того чтобы прочитать свой доклад.
Значит ли это, что на таких конференциях можно не переводить или переводить плохо? Отнюдь. Просто у синхронного перевода здесь своя специфика. Это так сказать перевод-монолог.
Выступает докладчик - вы его переводите, потом - второй, третий и т.д. Вопросы задают редко, иногда (тоже редко) у переводчика есть текст доклада. Темп перевода (как правило, очень быстрый) задается с начала доклада и выдерживается до конца (30-40 мин), и вы к нему привыкаете. Синхронный перевод на таких конференциях не полон по определению: перевод 80% считается очень хорошим уровнем.
Самое же главное отличие - это то, что при "декоративном" синхронном переводе у переводчика почти полностью отсутствует связь с аудиторией и качество перевода определяет только самоконтроль. Как говорится, отбарабанил, и с колокольни долой!
Другое дело синхронный перевод на семинарах, в рабочих группах и на заседаниях так называемых круглых столов. Сюда же нужно отнести и синхронный перевод пресс-конференций. Это перевод в режиме постоянного диалога между двадцатью-тридцатью участниками, и здесь качество вашего перевода получает немедленную оценку аудитории - неточно перевели, и диалог не состоялся, его участники друг друга не поняли. Перевод в таких случаях должен быть точным, полным и представленным в понятной для слушателей форме.
Есть такая немецкая поговорка: "Здоровье - молчание тела", т.е. если ты здоров, ты не замечаешь своего организ-
95

ма. Можно сказать, что хороший синхронный перевод -это иллюзия его отсутствия: люди как бы говорят между собой, не замечая переводчика. И именно такой перевод нужен для свободной дискуссии, для лекции с проверкой заданий или для отчета перед представителями контролирующего органа (например, отчет правительства перед МВФ об использовании кредита).
Уже названия тем нескольких семинаров, требующих полного синхронного перевода диалогов, на которых мне пришлось переводить, говорят сами за себя.
Семинар "Принципы составления формулы изобретения". Патентоведов учат, как составлять формулу патента США, лекторы задают им упражнения, слушатели задают лекторам бесконечные вопросы, уточняются термины.
Семинары по разработке модельного закона по инвестициям. Представители 20 стран предлагают и обсуждают положения закона, юридические определения и термины.
Семинар пользователей прикладных программ системы "Oracle". Лекции представителей фирмы, упражнения по работе с программными пакетами и вопросы слушателей, вроде такого: "Если вот тут в окошке у меня текущие запасы, то как посчитать суточную потребность?"
Понятно, что здесь общими фразами не отделаешься. Твой перевод внимательно слушают, записывают и делают так, как ты (т.е. преподаватель) сказал.
Сравните это с такими, например, мероприятиями, как "Конгресс молодых политиков" или "Роль профсоюзов в демократизации общества". Думаю, что комментарии здесь излишни.
Таким образом, синхронный перевод бывает разный, и предварительное знание речевой ситуации может существенно помочь.
Уровень специальных знаний, необходимых для "диалогического" синхронного перевода, несравнимо выше, чем те знания (в основном термины), которыми можно обойтись при "декоративном синхроне". При переводе свободного диалога нужно достаточно хорошо изучить предмет.
96

Например, к семинару по системе "Oracle" мы готовились неделю и еще многое приходилось уточнять, так сказать, "по ходу".
Однако в процессе любого синхронного перевода, как уже говорилось, синхронист выбирает переводные эквиваленты на основе:
- общелингвистических знаний (конвенции);
- микроконтекста;
- общей фоновой информации;
- специальной информации.
Давайте проследим по мере возможности процесс выбора переводных эквивалентов на примере стенограммы синхронного перевода фрагмента доклада "Patents and other industrial property titles and their licensing". Проследить этот процесс можно лишь в очень малой, наиболее очевидной его части. Основу же такого процесса составляют интуитивные решения, выявить которые едва ли возможно.
Текст фрагмента доклада:
When technology is to be used in cooperation with a third party, whether in the form of a license, as it is the main aspect of this paper, or by merger or by taking capital investment of a third party into the company owning the technology, it is of tremendous importance to determine the value of patents and other intangible assets, in the following designated as intellectual property rights (IPR), belonging to the respective entity.
Синхронный перевод фрагмента:
Когда технология применяется совместно с третьей стороной, либо в форме лицензии, как в этом докладе, либо путем слияния или же вложения капитала третьей стороны в фирму, владеющую технологией, чрезвычайно важно определить стоимость патентов и прочих нематериальных активов, что в дальнейшем мы будем называть Правами на интеллектуальную собственность, принадлежащими данному субъекту.
Прежде всего отметим, что переводчик, очевидно, не
97

выбирал в процессе перевода эквиваленты основных терминов, а выбрал и запомнил их заранее.
Это такие термины, как "merger" - "слияние", "intangible assets" - "нематериальные активы", "entity" - "субъект (пра-ва)".
В то же время в процессе перевода произошло переосмысление и замена некоторых стандартных эквивалентов более подходящими структурно и стилистически, например, более общепринятый перевод термина "capital investment" - "инвестиция" заменен на "вложение капитала"; более естественный для синхронного перевода эквивалент "in cooperation" - "в сотрудничестве" заменен на "совместно".
Обратим внимание и на неточности. Так, "when technology is to be used" следовало перевести как "когда технологию предполагается применять", а не "когда технология применяется"; "as it is the main aspect of this paper" правильно было бы передать как "что является основной темой настоящего доклада", а не как "в этом докладе", но я думаю, что все это сознательные действия синхрониста, направленные на структурное упрощение (компрессию) перевода при минимальном искажении смысла.
Той же причиной можно объяснить и такие стилистические шероховатости, как перевод "by merger or by taking capital investment of a third party into the company" - "путем слияния и вложения капитала", а не "путем слияния с фирмой третьей стороны или вложения капитала третьей стороны".
Вот таковы решения, которые, по нашему мнению, принял синхронист, а также неточности и стилистические шероховатости, явившиеся следствием этих решений. Как же можно оценить качество синхронного перевода этого отрывка, и как оценивать качество синхронного перевода вообще?
При оценке качества синхронного перевода прежде всего следует принимать во внимание то, как переводчик выполнил свою "коммуникативную задачу" или, попросту го-
98

воря, удалось ли ему донести до слушателей мысль выступающего.
Если несущественные фактические неточности, стилистическая неровность и синтаксические погрешности перевода не искажают основное содержание оригинала, то качество синхронного перевода можно считать вполне удовлетворительным. Я думаю, что приведенный отрывок соответствует указанным критериям, и мы также сочтем его приемлемым.
В заключение нашего короткого очерка о синхронном переводе имеет смысл немного рассказать о технической стороне данного процесса. Синхронистам эти технические сведения, конечно же, хорошо известны, но новичкам могут оказаться полезны.
Переводчик-синхронист во время перевода находится в специальном помещении, оборудованном звукоизоляцией. В стационарных конференц-залах это небольшая комната, где есть стол с пультом и два стула для синхронистов. Если зал небольшой, то кабина синхронистов обычно располагается выше уровня кресел и оборудуется окном с широким обзором, через которые синхронисты могут видеть докладчика и зал. В больших залах на столе синхронистов устанавливается телемонитор, в котором виден выступающий. Визуальный контакт с докладчиком очень важен для переводчика, прежде всего психологически, поэтому так тяжело работать, если докладчик не виден, а такое еще встречается.
В помещениях, временно используемых для синхронного перевода, в зале устанавливается временная кабина ("будка") с окном. Кабина обеспечивает частичную звукоизоляцию, в ней также стоит стол с пультом и два стула.
На пульте для синхронного перевода имеется: переключатель микрофонов (правый-левый микрофон); две кнопки включения микрофона и два регулятора громкости (для правой и левой пары наушников). В некоторых системах синхронного перевода на пульте располагается также переключатель каналов (языков), например, канал 1 - рус-
99

ский, канал 2 - английский (следует отметить, что это усложняет работу переводчика). К пульту подключается две пары наушников, иногда это наушники вместе с микрофоном.
К сожалению, в некоторых случаях работать приходится без кабины, в плотных наушниках, которые обеспечивают некоторую звукоизоляцию. Такие условия работы значительно ее усложняют, поскольку:
o звукоизоляция неполная и собственный голос мешает переводчику;
o нужно контролировать громкость своего голоса, а это дополнительный "раздражитель", который не дает сосредоточиться.
В таких условиях работают только "советские" переводчики, и кто же тут виноват, если мы сами не можем отстоять свои профессиональные принципы перед чиновниками или посредниками из переводческих фирм?!
При синхронном переводе в кабине одновременно должны находиться два переводчика - один из них переводит, второй слушает перевод, помогает первому (например, пишет для него цифры, названия, фамилии и т.п.) и, вообще, всячески подстраховывает его. Третий переводчик в это время отдыхает. В группе синхронного перевода должно быть, по меньшей мере, три переводчика.
Сменять переводчиков-синхронистов следует через 10-15 мин. Переводить синхронно более 15 мин и отдыхать менее 30 мин нельзя по нормам охраны труда.
Смена переводчиков должна производиться следующим образом: первый начинает и переводит не более 15 мин, второй его в это время "страхует", затем вступает второй и первый его страхует, через несколько секунд (не сразу) первого сменяет третий и первый отдыхает и т.д.
Но это, господа, теория! В нашей постсоветской действительности синхронистов, как правило, двое. Один переводит, второй отдыхает. Переводят и по 20 мин, и по полчаса. Но это только мы - иностранцы тут же устраивают забастовку: они уважают себя и требуют уважения к своей
100

профессии. А у нас профессиональная гордость, кажется, свойственна только сантехнику, перед которым все хозяева по струнке ходят. А попробуй ему перечить, и унитаз придется чинить самому!
Такие дела. А теперь поговорим немного о последовательном переводе.