Лорд Питер. Индюки и орлы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 4.

Однажды утром, вышагивая по лесу вместе со стаей своих приятелей-индюков, Хэгин заметил в отдалении индюшку, сидящую в высокой траве. Выглядело это так, будто она пряталась от всех остальных индюков. Будучи любознательным, Хэгин не мог пройти мимо такого странного зрелища, поэтому он резко свернул в сторону и направился к индюшке.

Рэд, уважаемый и почитаемый индюк, который часто выступал в роли пастора стаи, заметил, что Хэгин свернул в сторону. Памятуя о том, как трудно Хэгину дается роль индюка, Рэд прокулдыкал: "Хэгин, подожди меня!"

Хэгин остановился и обернулся. Рэд впервые заговорил с ним.

Рэд был огромным индюком, поэтому, пока он доковылял до Хэгина, он изрядно запыхался.

"Я хочу … провести … (Рэд наклонился, чтобы отдышаться) какое-то время … с тобой. Давай пройдемся и немного поговорим". Рэд указал в сторону противоположную той, в которой находилась индюшка.

Хэгин немного помедлил, но потом нерешительно повернулся в сторону, указанную Рэдом. Орленок спросил его: "Почему эта индюшка прячется в траве?"

Усмехнувшись, Рэд ответил: "Она сидит на своем гнезде, укрывая его от наших врагов!" Рэд немного расслабился, осознав, что Хэгином двигало лишь любопытство, и он не пытался покинуть их индюшачество.

Сбитый с толку Хэгин спросил: "Она сидит на гнезде?"

"Да. Она высиживает яйца. Совсем немного осталось до появления новых малышей в нашей стае", - с гордостью произнес Рэд.

"Но, что ее гнездо делает на земле?" - не унимался Хэгин.

"Что ты имеешь в виду?" - спросил Рэд голосом, выдававшим его замешательство. "А где, по-твоему, должно находиться гнездо?"

"Моя сестра и я родились высоко …", - нерешительно ответил Хэгин. Простое упоминание этого слова песней отозвалось в его сердце. "Мы родились … выше всего этого".

Воспоминание об орлином гнезде казалось таким далеким, что на мгновенье Хэгин засомневался, а не было ли оно только сном. Может быть, размышлял он, я родился на земле. Может быть, я просто очень запутавшийся маленький индюшонок, которому нужно больше стараться, чтобы стать индюком.

Конечно, это именно то, что Брэнт и другие индюки внушали ему. Наконец Хэгин решил, что должен оставить все эти странные фантазии, хранившиеся в глубине его сердца. Он должен был отказаться от всего этого, и поступать только так, как поступают индюки, которым он был.

Рэд пристально посмотрел в глаза Хэгину. Он был мрачен, его борода почти касалась земли. Рэд был той величины, которая производила на Хэгина наибольшее впечатление. Видите ли, среди индюков принято, что чем ты толще, тем больший восторг ты вызываешь у своих индюков-последователей. Тебя сочтут мудрым и одним из достойнейших приемников древнего (и наиболее высокочтимого индюка) по имени Священный Перст. Священный Перст был известен, как величайший и наимудрейший индюк из всех индюков, живших на протяжении всей истории индюшачества.

"Вот это да, каким огромным может быть Рэд", - подумал Хэгин. "Когда он встает передо мной, то загораживает собой все, и мне ничего не видно".

"Хэгин, мой мальчик", - тихим голосом начал Рэд, - "я думаю, настало время рассказать тебе, откуда ты появился. Я хотел подождать, пока ты подрастешь, но, глядя на то, как ты стараешься последние несколько недель, я думаю, пришло время, чтобы ты узнал правду".

"О чем Вы говорите?" - спросил Хэгин, чувствуя, как сжимается его сердце.

Рэд сомневался недолго. "Все мы, индюки, должны стараться, чтобы занять свое место в жизни. Все мы сталкиваемся с трудностями на своем пути, но тебя, Хэгин … тебя ждут более тяжелые времена".

Хэгин больше не мог смотреть Рэду в глаза. Впервые за всю его жизнь, гордые крылья орленка поникли.

"Видишь ли", - сочувственно продолжил Рэд, - "на самом деле ты вылупился из яйца стервятника". Рэд сделал паузу, позволяя Хэгину осознать это ужасное откровение.

Хэгин был неподвижен.

"Конечно, ты заметил свое физическое отличие от всех остальных, Хэгин. Ты и твоя сестра родились несчастными, никуда не годными стервятниками". Он снова остановился, чтобы поймать глазами взгляд Хэгина. "Посмотри на меня", - потребовал Рэд. "Мы ничего не можем поделать с твоим крючковатым клювом, и твоими короткими ногами, а также с тем, что ты родился несчастным, жалким стервятником! Но мы можем дать тебе новое сердце. Сердце индюка!"

Слова Рэда не сильно удивили Хэгина. С того момента, как он повстречал индюков, он знал, что не принадлежал к их числу. Но когда до него дошел смысл его слов, у него упало сердце. "Я - стервятник. Селин - стервятник. Никчемный, низкий, безнадежный стервятник".

(Ведь каждому известно, что стервятники - это самые отвратительные птицы. Тогда вы, конечно, можете представить, как чувствовал себя Хэгин. Вам бы понравилось, если бы про вас говорили, что вы: несчастный, пропащий, никуда не годный стервятник?)

"Что же мне делать?" - жалобно спросил Хэгин.

"Во-первых, ты должен осознать, а затем принять тот факт, что ты - несчастный, пропащий, никуда не годный, жалкий, ничего не стоящий стервятник, спасенный индюками!"

"Во-вторых, это нормально для тебя ежедневно бороться со своим стервятничеством. Так будет продолжаться всю твою жизнь. И уж поверь мне, это будет ужасная борьба. Ты должен продолжать упорно бороться. И тебе придется заниматься этим каждый день. Ты несчастный, жалкий стервятник. Это естественная и нормальная часть твоей жизни. Никогда не забывай об этом. Держись! Не позволяй этому сломить тебя. Сражайся! Старайся изо всех сил! Прими решение!"

"Я не хочу быть стервятником. Как мне стать хорошим индюком?" - заплакал Хэгин.

"Хэгин, теперь ты индюк. Ты был спасен от стервятничества. Но никогда не забывай о темной и мрачной стороне своей натуры. Ты можешь вести себя, как стервятник и даже не знать об этом. Всегда будь на страже, чтобы темная сторона твоей натуры не воскресала. Посвяти свою жизнь сражению со стервятничеством в себе. А когда ты потерпишь неудачу, а ты частенько будешь терпеть неудачу, тогда вновь посвяти свою жизнь индюшачеству!"

В глазах у Хэгина потемнело. Его ноги подкосились. Как он мог жить с такой ужасной истиной, в таком никчемном состоянии, под таким ужасным бременем?

Сердце Рэда наполнилось состраданием, когда он увидел, как это ужасное открытие сдавило сердце бедного Хэгина. Рэд тихо заговорил снова, желая утешить орленка. "О, Хэгин, не позволяй этим обстоятельствам привести тебя в уныние. Продолжай стоять и сражаться. Ободрись тем, что индюки всего мира за одно с тобой. Более того, мы научим тебя распознавать пути, указанные Священным Перстом. И самое главное, помни о том, что: индюк однажды, индюк навсегда!"