Херон Б. Молитва об исцелении

ОГЛАВЛЕНИЕ

IV. ВСЕГДА ЛИ БОГ ХОЧЕТ ИСЦЕЛИТЬ?
ТЕ, КОТОРЫЕ НЕ ИСЦЕЛЯЮТСЯ

Как мы видели в первой главе, Иисус заповедал своим ученикам исцелять больных именем своим: "Созвав же Двенадцать, дал им силу и власть над всеми бесами и врачевать от болезней. И послал их проповедовать Царствие Божие и исцелять больных... Они пошли, и проходили по селениям, благовествуя и исцеляя повсюду" (Лк 9. 1, 2, 6). Иисус обещал также, что "Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов;... возложат руки на больных, и они будут здоровы" (Мк 16. 17-18).

Означает ли это, что Иисус хочет исцелить все болезни в этой жизни? Некоторые христиане ответили бы на этот вопрос положительно. Они сказали бы: "Крестом Его вы спасены и ранами Его вы исцелились" (ср. Ис 53. 5; 1 Петр 2. 24). Мы знаем, что Бог хочет спасти каждого. Они сказали бы еще, что точно так же Бог хочет вылечить каждую болезнь в этой жизни. И то, и другое для них — плод Искупления. Следует сказать, что некоторые христиане, придерживающиеся такой точки зрения, весьма успешны в своем исцеляющем служении и что на их службах происходят удивительные чудеса. Они с великой верой и пылом проповедуют, что Иисус хочет исцелить все болезни, и происходит довольно много исцелений, включая и удивительные исцеления физических немощей. Преимущество этого подхода заключается в том, что он целенаправлен — исцелить всех от всех болезней.

Однако такой подход имеет и свои недостатки Что происходит с теми, кто не исцелился? Что чувствует больной, если ему говорят, что Иисус, несомненно, хочет исцелить его от смертельной раковой боезни или слепоты, а рак или слепота не излечиваются? Он либо будет чувствовать себя виноватым ("Иисус хочет исцелить меня. Я не исцеляюсь. Наверное, это из-за моего неверия или греховности"), либо начнет обвинять тех, кто молился об его исцелении ("они недостаточно молились, или их служение недостаточно сильно"), либо утратит веру в Иисуса ("Я больше не могу верить в Иисуса, который не исцелил меня"), а может быть просто отвернется от любых молитв об исцелении. Я помню, как один англиканский священник горько жаловался на то, что старательно лелеемая им вера одной умирающей прихожанки пошатнулась после прихода к ней нескольких христиан из "Харизматического Возрождения". Они молились о ее исцелении, создав впечатление, что Иисус хочет исцелить ее физически. Физически она не исцелилась, но пережила общий кризис веры.

Такие случаи помогают понять, почему некоторые христиане и, особенно, некоторые священники, отказались от любых молитв об исцелении. Вероятно, они были свидетелями того, как молитва об исцелении принесла больше вреда, чем пользы. Если утверждать, что Иисус хочет исцелить все болезни в этой жизни, то те, кто не был исцелен, возможно, уйдут со службы исцеления в смущении, унынии, с пошатнувшейся верой.

Сторонникам подхода "Иисус всегда хочет исцелить все болезни" следует также честно признать факт, что даже при самых сильных исцеляющих служениях огромное количество смертельно больных людей умирает, огромное количество слепых остаются слепыми, огромное количество больных шизофренией продолжает страдать от этой болезни. Исцеление немногих людей мы справедливо считаем чудом. А как же люди, которые не исцеляются? Если Иисус хочет исцелить все болезни, то самые сильные исцеляющие служения оборачиваются катастрофическими неудачами. На службах исцеления Кэтрин Кульман на каждого человека, вставшего со своего кресла и начавшего ходить, вероятно, приходилось сотни тех, которые не могли этого сделать. Подход "Иисус всегда хочет исцелить все болезни" не выдерживает проверки даже в самых ревностных христианских общинах. Это очевидно, если вспомнить о людях, от рождения имеющих серьезные умственные или физические недостатки, из которых очень немногие исцеляются.

С этим подходом связана еще одна проблема. Если сосредоточиться на молитве об исцелении человека, например, от смертельной раковой болезни, то, безусловно, трудно надлежащим образом духовно подготовить его к смерти. Конечно, подходит время, когда молиться следует за мирную и благословенную кончину, а не за чудесное исцеление от рака. Когда я имел дело с тяжело больными людьми, я часто начинал с молитвы о чуде физического исцеления, но позднее, если их здоровье ухудшалось, я менял общую направленность и молился о благословенной кончине. Но если Иисус всегда хочет исцелить болезни в этой жизни, то, по-видимому, надо до самого конца молиться о чуде физического исцеления, что может не принести пользы умирающему человеку. (Любой, конечно, согласится, что для человека в преклонном возрасте подходит время мирно отойти в жизнь вечную с Иисусом. Проблема, которую мы здесь рассматриваем, касается тех, кто еще не достиг этой стадии своей жизни).

Не существует другой возможности, где-то между указанным подходом "Иисус всегда хочет исцелять" и современной практикой большинства христианских конгрегаций, которые не молятся о физическом исцелении или молятся весьма равнодушно? Да, существует. Это подход, которого, как правило, придерживаются в "Католическом Харизматическом Возрождении" — и не только там. Этот подход был описан Френсисом Мак Наттом8.

При таком подходе христианам рекомендуется, согласно заветам Христа, усердно молиться об исцелении, включая, конечно, и физическое. Тем не менее, мы признаем, что Иисус не хочет исцелять все физические и душевные недуги. Промысел Иисуса может заключаться в искупительном старении, кратком или длительном, которое несет собой болезнь. В таких случаях болезнь не только не будет излечиваться в ответ на молитву, но человек, о котором молятся, должен быть готов принять как болезнь, так и страдания, которые она вызывает.

Иногда католики стоят перед дилеммой: болезнь или молитва об исцелении. Следует ли придерживаться той точки зрения, что Иисус всегда хочет исцелять, и что нужно только молиться с еще большей верой и настойчивостью? Или же следует смотреть на болезнь как на страдание, которое нужно принимать, тем самым принося жертву за спасение других и помнить слова Апостола Павла: "Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь" (Кол 1. 24)? Я думаю, что ответ на эти вопросы заключается в согласованном применении обоих подходов, т. к. ни один из них отдельно взятый не может быть использован во всех ситуациях. Обычно следует начинать с молитвы об исцелении духа, разума и тела. Иисус в большей степени желает нашего духовного исцеления, поэтому, молясь, мы знаем, что Он всегда стремится исцелить нас, по крайней мере, на духовном уровне. Однако я думаю, что Иисус часто хочет нашего исцеления также и на физическом уровне. Поэтому мы должны с верой и настойчивостью молиться как о душевном, так и о физическом исцелении, понимая, однако, что Иисус, может ответить на наши молитвы не так, как мы надеялись.

Я годами молился о физическом исцелении тысяч людей, которые так и не исцелились. Я молился о сотнях людей, которые ощущали некоторое улучшение физического состояния, часто — лишь незначительное. Я никогда не сожалел, что молился о физическом исцелении тех, кто его не получил. Я также всегда молился об их духовном и эмоционально-душевном исцелении Часто они ощущали огромное умиротворение, даже когда не было физического улучшения. Но если бы не мое постоянное желание молиться о физическом исцелении, то те люди, которые действительно ощутили некоторое улучшение здоровья, могли бы его не получить. Я никогда не раскаивался в том, что молился о физическом исцелении, а его не происходило. Я бы не хорошо чувствовал себя, если бы не пытался молиться, потому что тогда я думал бы, что если бы я молился, человек, возможно, получил бы какое-то физическое исцеление, какое-то избавление от боли.

Некоторые люди, занимающиеся служением исцеления успешнее, чем я, понимают волю Бога, и Бог чаще указывает им, хочет Он или нет физического исцеления того или иного человека. Поэтому их молитву о больных будут более непосредственно направлять "слова" свыше. Люди, отмеченные таким даром, должны пользоваться им и благодарить за него Бога. Однако никто не получает "слово" для каждого отдельного случая, и эти "слова", по крайней мере, нельзя считать непогрешимыми. Кроме того, нельзя с легкостью сказать человеку, просящему вас помолиться об исцелении от рака его ребенка: "Нет, я не буду молиться об исцелении от рака". Когда Бог дает нам некоторые указания они могут влиять на общую направленность и форму наших молитв.

Лично для меня правда об искупительном аспекте нашего страдания, как и страдания, вызванного болезнью, представляет собой очень важную часть Евангелия. Нелегко говорить о страдании, особенно, если оно очень сильное. Мысль о бессмысленном и бесплодном страдании угнетает. Новый Завет говорит нам, что милостью Божией наши страдания, соединенные со страданиями Иисуса, могут быть искупительными, могут быть очень плодотворными для нас самих и для других, могут быть очень значительными (См. Кол 1. 24, приведенные выше. См. также Евр 1. 3-11, Иак 1 2-4. 12; 1 Петр 1. 6-7; 4. 12-13). Поэтому важно говорить людям, что их страдания имеют смысл и являются искупительными, и в то же время нужно молиться об избавлении от болезни и боли. Знание этого поможет им переносить страдания и принесет им мир и покой. Я помню женщину, об исцелении которой мы молились, сильно страдавшую от редкого заболевания суставов. Она продолжает страдать от сильной физической боли, особенно когда уменьшает дозу стероидов и других лекарств. Но если бы мы не молились, то она, возможно, еще больше страдала бы и от болезни, и от побочных эффектов медикаментов. Без сомнения, мы обязаны продолжать молиться об ее исцелении от болезни и боли. Однако важно ее понимание того, что эти страдания могут иметь и имеют искупительную ценность и что Бог дает ей силы перенести их.

При исцеляющем служении нашей молитвенной группы в Кокфостерсе мы видели, как исцелялись в ответ на молитву раковые больные, как умирающие от рака люди получали великое мужество и мир, великое духовное исцеление. Мне вспоминается Джон (это не настоящее его имя), врач лет 30, который имел молодую жену и детей и лежал парализованный в постели вследствие ракового заболевания позвоночника Его жене сказали, что он умрет через три месяца. Другой врач попросил женщину из нашей группы исцеления помолиться с Джоном о его исцелении. Она и еще несколько человек навещали Джона и много раз молились над ним. Я сам мало участвовал в этом служении. Сейчас Джон снова работает врачом в больнице, и специалисты утверждают, что рака у него нет, — вы бы видели чудесную улыбку на его лице, когда он рассказывает о своем исцелении.

Одновременно с Джоном я вспоминаю Джеймса (это тоже не настоящее его имя). Джеймсу тоже было около тридцати, он был отцом малолетних детей и тоже страдал от смертельной раковой болезни. Наша группа исцеления неоднократно молилась и над ним об его исцелении. Джеймс обратился к таинствам, получил чудесное духовное исцеление, великое умиротворение и силу и отошел в жизнь с Иисусом в Царствие Небесное.

Я думаю, что, говоря о Джоне и Джеймсе, следует подчеркнуть одну вещь. Мы не знаем, какое исцеление более важное, то, которое получил Джон от Иисуса, или то, которое получил Джеймс. Один Бог знает ответ на этот вопрос. Я думаю, что Иисус исцелил Джона так, как Он хотел, и исцелил Джеймса, как Он хотел.

Как обычно говорит Кэтрин Кульман, физическое исцеление одного человека и неисцеление другого является частью тайны милосердного промысла Божьего. Она указывает, что физическое исцеление иногда получают люди неверующие или со слабой верой, а христиане с великой верой его не получают. Нам просто следует принять тот факт, что промысел Божий действует для каждого человека иначе.

Я думаю, что многие люди со смертельной болезнью не исцеляются в ответ на молитву просто потому, что для них наступило время отправиться к Иисусу в Царствие Небесное, так как они завершили те труды, которые Бог определил им на земле. "Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей Книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было" (Пс 139. 16). Здесь, очевидно, следует вспомнить, что смерть для христиан — это переход к более полной жизни с Иисусом, что все физические исцеления — в определенном смысле временны, и ни один из нас не будет полностью исцелен, пока не пребудет с Иисусом на небесах.

Жизнь на небесах намного лучше, чем на земле. Испросить исцеления от смертельных болезней человек может, пока не завершит всех трудов, определенных ему Богом на земле. Мы не пытаемся задерживать людей от ухода на небеса ни на день дольше, чем хочет Бог. Когда св. Павел, обращаясь из тюрьмы к филиппийцам, не был уверен, убьют его или нет, он так говорит об этом: "Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение. Если же жизнь во плоти доставляет плод делу моему, то не знаю, что избрать. Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас. И я верно знаю, что останусь и пребуду со всеми вами для вашего успеха и радости в вере" (Фил 1. 21-25).

Возражения некоторых авторов заключаются в том, что искупительное страдание, упоминаемое в Новом Завете, вызывается не болезнью, а является следствием преследований за верность христианству. Они пришли к выводу, что страдания, вызванные болезнью, нельзя считать искупительными, нельзя считать частью креста, которую просит нас принять Иисус. Я не согласен с этой точкой зрения. Я считаю, что страдания от болезни св. Павла (Гал 4. 13) и частые недуги Тимофея (1Тим 5. 23) имели искупительный характер и способствовали их духовному росту. (И в наше время мы часто становимся свидетелями духовного роста людей в течение тяжелой болезни). Я считаю, что очень важно не лишать людей, которые не получили физического исцеления, утешения сознавать, что их страдания, вызванные болезнью, могут быть и действительно являются искупительными, хотя мы можем продолжать молиться о физическом исцелении и облегчении страданий.

И последнее: когда речь идет об исцелении через молитву раковых или других тяжелых больных, то люди, которые участвуют в служении исцеления, должны сознавать, что всегда больше Джеймсов, чем Джонов, и что чудеса физического исцеления являются скорее исключением, чем правилом. Поблагодарим же Бога за эти замечательные чудеса и пожалеем об их отсутствии во многих христианских церквях. Я уверен в желании Христа сотворить значительно больше чудес физического исцеления. Будем же привлекать как можно больше христиан к молитве о физическом исцелении. Будем же надеяться и ождать еще большего количества чудес физического исцеления. Будем молиться и поститься для этого. Но не станем утверждать, что чудо физического исцеления — нормальное явление для каждого случая тяжелой болезни, и что Бог желает сотворить это чудо для каждого.