Бейджент М., Ли Р. Храм и ложа. От тамплиеров до масонов

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РОБЕРТ БРЮС: НАСЛЕДНИК КЕЛЬТСКОЙ ШОТЛАНДИИ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ФЛОТА ТАМПЛИЕРОВ

Поначалу Эдуард II отказывался преследовать тамплиеров на территории своего королевства. Когда внешнее давление – со стороны Филиппа Французского, инквизиции и папы – вынудило его перейти к действиям, действия эти были медлительными и вялыми. Это относительное – по сравнению с другими европейскими странами – равнодушие распространялось также на Шотландию и Ирландию.
В Ирландии тамплиерам принадлежало как минимум шестьдесят объектов, из которых не менее шести представляли собой полноценные прецептории. Точно установлена принадлежность ордену четырех замков; возможно, этот список следует дополнить еще семью. По нашим оценкам, для управления этой собственностью и ее содержания требовалось не менее девяноста человек, причем шестьдесят шесть должны были иметь отношение к военной структуре ордена.
3 февраля 1308 года – почти через четыре месяца после начала арестов во Франции и через полтора месяца после первых арестов в Англии – преследования тамплиеров начались и в Ирландии. Всего были взяты под стражу и доставлены в Дублин около тридцати членов ордеЕ1а – примерно треть от общей численности тамплиеров в стране. Похоже, никаких особых жестокостей в Ирландии не было. Не осталось свидетельств о кострах и казнях. Магистр Ирландии был отпущен под залог, а с его подчиненными обошлись сравнительно мягко. Не сохранилось также свидетельств того, что ирландских тамплиеров отправляли для покаяния в монастыри. Таким образом, в Ирландии к 1314 году на свободе оставались основные силы ордена – часть тамплиеров избежала ареста, а часть после допросов была отпущена.
Учитывая длительную отсрочку активных преследований тамплиеров Ирландии была масса времени и возможностей, чтобы принять меры предосторожности. И они явно воспользовались этими возможностями. Когда их земли были захвачены, а имущество описано, не обнаружилось практически никакого оружия. Как сообщал один историк, «было крайне удивительно найти обиталища военного ордена настолько плохо вооруженными». В главном владении тамплиеров, в Клонтарфе, нашли только три меча. В Килклогане обнаружили лишь два копья, железный шлем и лук. Именно в это время Эдуард II жаловался, что ирландское оружие поступает в Шотландию. Таким образом, тамплиеры Ирландии не только избежали ареста, но и спасли свое вооружение и имущество.

Сбежавшие тамплиеры

5 октября 1309 года – ровно через два года после первых арестов храмовников во Франции – Эдуард приказал своим чиновникам «арестовать всех тамплиеров Шотландии, которые еще находятся на свободе, и держать их под надежной охраной». Арестовать удалось только двух рыцарей, правда, один из них оказался магистр Шотландии Уолтер де Клифтон. Однако к 1309 году положение Эдуарда не позволяло ему обеспечить выполнение своих декретов в Шотландии, поскольку большая часть страны находилась в руках Брюса. В марте того же года Брюс был объявлен «правителем по праву крови» и с «согласия своего народа избран королем». Во время выхода декрета Эдуарда он руководил военными Действиями в Аргайлле. В конце этого года под его контролем находилось две трети Шотландии, а английские гарнизоны в Перте, Данди и Банфе снабжались только морем.
Занятый партизанской войной против Эдуарда, Брюс не собирался исполнять указы английского короля. Будучи отлученным от церкви, он не обращал внимания и на папские буллы, которые, как мы уже убедились, все равно не имели законной силы в Шотландии. В этих обстоятельствах Брюс мог только приветствовать приток беженцев, которые были профессиональными воинами. А они, в свою очередь, были готовы встать на его сторону.
Не осталось никаких документальных свидетельств судьбы двух арестованных в Шотландии тамплиеров. Возможно, их отпустили. Тем не менее на допросе они показали, что некоторые их собратья «бросили свои привычки» и скрылись «за морем». С другой стороны, суд на тамплиерами Шотландии проводил не кто иной, как епископ Сент-Эндрусский Ламбертон. Как мы уже убедились, Ламбертон ловко вел сложную двойную игру, но его симпатии были на стороне Брюса. Он вполне мог выступать в качестве вербовщика для человека, которого считал законным королем своей страны. Беглые тамплиеры действительно могли скрыться за морем, но с таким же успехом они могли обогнуть Шотландию и присоединиться к армии Брюса в Аргайлле. И вообще им необязательно было бежать морским путем.
Пополнить ряды армии Брюса могли не только тамплиеры Шотландии. В Англии тоже насчитывалось большое количество рыцарей, которым удалось избежать ареста. Они должны были куда-то направиться. Вполне разумно предположить, что, по крайней мере, некоторые из них держали путь в Шотландию. Их примеру могли последовать и тамплиеры Ирландии. И действительно, один из английских тамплиеров на допросе недвусмысленно заявил, что его братья скрылись в Шотландии. Вопрос, таким образом, заключается не в том, искали ли английские храмовники убежища в Шотландии, а сколько было таких рыцарей.
Их количество могло доходить до девяноста трех, и. вполне вероятно, к ним присоединились беглецы из Франции и других стран континентальной Европы. Как отмечалось выше, французские тамплиеры были заранее предупреждены о готовящемся ударе и имели возможность принять некоторые меры предосторожности. Так, например, исчезла казна парижской прецептории, а вместе с ней и несколько высокопоставленных прелатов ордена; предположительно они уплыли морем на восемнадцати судах. То, что в стране остался Великий Магистр и другие высшие лица ордена, вовсе не означает, что они не были готовы к арестам и что их застали врасплох. Просто они до самого последнего момента не оставляли надежды переломить судьбу, которая в конечном итоге оказалась сильнее их. Они рассчитывали защитить орден, опровергнув все выдвинутые против него обвинения, и восстановить его былое положение и влияние.
Не следует забывать о том, что, несмотря на то, что первый удар Филиппа по французским тамплиерам был внезапным и быстрым, последовавший за ним процесс растянулся надолго. До официального роспуска ордена пройдет еще пять лет ожесточенных юридических споров, переговоров, интриг, политической игры и всеобщего возбуждения, а до казни Жака де Моле семь лет. На протяжении всего этого времени большое количество тамплиеров оставалось на свободе, перемещаясь по всей Европе. У них была масса возможностей разрабатывать планы, координировать свои действия, организовывать пути отступления и найти безопасное убежище.
Как свидетельствуют многочисленные грамоты, во Франции насчитывалось 556 полноценных прецептории тамплиеров, а также огромное количество более мелких Падений. Численность членов ордена во Франции составляла не менее 3200 человек, в числе которых было 350 рыцарей и 930 пеших воинов – всего 1280 человек. В документах инквизиции упоминается только о 620 тамплиерах, принимавших участие в судебных разбирательствах. Если пользоваться приведенным выше соотношением, то воинов среди арестованных было около 250. Это значит, что минимум 1030 активных членов военной организации ордена оставались на свободе – их не смогли ни арестовать, ни поймать, ни даже найти.
Определенное количество тамплиеров, конечно, осталось во Франции. И хотя цифры наверняка преувеличены, в одно время ходили слухи, что среди холмов в окрестностях Лиона скрываются более 1500 беглых тамплиеров – неприятная перспектива как для инквизиции, так и для французского короля. Однако несмотря на то, что многие тамплиеры не покинули Францию, довольно значительная их часть искала убежища за границей. Так, например, известно, что вскоре после первых арестов в Англию прибыл магистр Оверна Имберт Бланке – вероятно, с советами английским братьям, как себя вести во время грядущих судебных преследований. В конечном итоге Имберт был арестован и помещен в тюрьму в Англии, но условия содержания здесь были гораздо более мягкие, чем у его собратьев во Франции. В апреле 1313 года его перевели из лондонского Тауэра в архиепископство Кентерберийское для покаяния. Через месяц ему назначил пенсию сам Эдуард II. Должно быть, в Англию, помимо Имберта, прибыли и другие тамплиеры, но их не арестовывали вообще. Некоторые просто переплыли Ла-Манш. Другие, по всей вероятности, избрали путь через Фландрию, которая благожелательно относилась к ордену и поддерживала морские пути на Британские острова. На протяжении последующих семи лет Англия становилась все более неподходящим укрытием для беглецов с континента, и они – вместе со своими ирландскими и английскими братьями – стали стремиться на север. Там, куда не доставала рука папы и инквизиции, они могли рассчитывать на неприкосновенность.

Флот тамплиеров и маршруты его бегства

Любой массовый исход рыцарей, и особенно если они захватили с собой богатства ордена, не мог обойтись без флота тамплиеров – того самого флота, который загадочным образом исчез и о котором почти ничего не известно. И действительно, только флот может дать ответы на вопросы, касающиеся последних дней ордена. Кроме того, именно флот способен объяснить присутствие тамплиеров в Аргайлле. Все, что касается флота ордена, – это поистине неизведанная земля.
К середине тринадцатого века флот тамплиеров из необходимости превратился в их главное богатство. Для храмовников, а также их дочернего ордена рыцарей св. Иоанна было гораздо дешевле перевозить людей, лошадей и имущество на собственных кораблях, чем арендовать суда у местных купцов. Более того, флот мог использоваться для перевозки посторонних людей и товаров, а также пилигримов – в этом случае он становился солидным источником дохода. Флот тамплиеров ежегодно перевозил в Палестину 6000 пилигримов из своих портов в Испании, Франции и Италии. Суда ордена обладали преимуществом перед другими, поскольку обычно путешествовали в сопровождении военных галер. Кроме того, можно было быть уверенным, что орден «не продаст своих пассажиров в рабство в одном из мусульманских портов, как это делали некоторые купцы». Не занятые обычной работой суда тамплиеров в больших количествах перевозили такие товары, как ткани, специи, красители, фарфор и стекло. Как уже отмечалось выше, тамплиеры получили право на экспорт шерсти.
Орден вел такую активную коммерческую деятельность, что купцы и торговцы Марселя еще в 1234 году стремились вытеснить тамплиеров и госпитальеров из своего порта. С этого времени в порту разрешалось находиться по одному судну каждого ордена, которые могли совершать лишь по Два рейса в год; им разрешалось брать на борт столько груза, сколько они могут увезти, но не более 1500 пассажиров. Тем не менее подобные меры не могли сдержать морские операции обоих орденов. Они просто стали использовать другие порты.
В целом флот тамплиеров был нацелен на деятельность в бассейне Средиземного моря – обеспечивать приток людей и товаров на Святую Землю, а также доставлять товары с Ближнего Востока в Европу. В то же самое время их флот действовал и в Атлантике. Тамплиеры вели активную торговлю с Британскими островами и, вполне вероятно, с балтийскими городами Ганзейского союза. Поэтому прецептории ордена Храма в Европе, и особенно в Англии и Ирландии, располагались на морском побережье или на берегах судоходных рек. Главным атлантическим портом тамплиеров была Ла-Рошель, которая также имела хорошее сухопутное сообщение со средиземноморскими портами. Так, например, ткани из Британии доставлялись судами тамплиеров в Ла-Рошель, затем по суше перевозились в средиземноморский порт, например, Кольюр, вновь погружались на корабли ордена и доставлялись на Святую Землю. Таким образом удавалось миновать опасный Гибралтарский пролив, который обычно контролировали сарацины.
Те обитатели парижского Храма, которым удалось ускользнуть от Филиппа, вряд ли бежали из столицы по суше, потому что окрестности Парижа патрулировались верными королю людьми. (Два тамплиера, которые пытались скрыться на севере, были схвачены в Шомоне на верхней Марне, как раз в тот момент, когда они собирались покинуть территорию Франции.) Добраться по суше до Ла-Рошели было бы неимоверно трудно – практически невозможно. Однако несмотря на то, что главным портом тамплиеров считалась Ла-Рошель, орден держал флотилию из малых судов на Сене. По берегам реки на всем пути от Парижа до побережья располагались прецептории ордена, числом не менее двенадцати, в том числе одна в Руане и одна неподалеку от современного Гавра. Более того, орден Храма был освобожден от транзитных пошлин, и их суда не осматривались. Таким образом, за несколько месяцев до первых арестов и люди, и сокровища могли без особого труда быть доставлены на крупные суда, отплывающие из Ла-Рошели или любого другого морского порта. Даже после начала арестов и преследований основные пути бегства тамплиеров, скорее всего, проходили по реке и морю, а не по суше.
Но куда могли направится тамплиеры из морских портов на побережье Франции? Не следует забывать, что на этот счет не сохранилось никаких документальных свидетельств – и этот факт показателен сам по себе. Если бы Филипп захватил и конфисковал суда тамплиеров, об этом обязательно имелись бы записи. Даже если официальные документы подвергались цензуре или сознательно утаивались, до нас дошли бы слухи. Такое событие просто невозможно было держать в секрете.
Аналогичным образом высадка тамплиеров в Испании или Португалии не могла остаться незамеченной. Совершенно очевидно, что французские храмовники были бы с радостью приняты своими испанскими и португальскими братьями. Они могли рассчитывать на радушный прием на Мальорке, где ордену принадлежал город и порт Полленса и другие обширные владения, а король Хуан II был дружественно настроен к ним. Однако морские порты Испании и Португалии в то время представляли собой крупные города и торговые центры с активной деловой жизнью и многочисленным населением. Учитывая тот шум, который вызвали первые аресты тамплиеров, представляется маловероятным, чтобы суда ордена причалили в таком порту, как Пальма, и об этом не осталось никаких исторических свидетельств. Кроме того, сами тамплиеры не могли позволить, чтобы к ним было привлечено всеобщее внимание.
Таким образом, остается три наиболее вероятных маршрута для флота тамплиеров. Об одном из них иногда упоминают историки – конечная точка этого пути лежит где-то в исламском мире, либо в районе Средиземного моря, либо на атлантическом побережье северной Африки. Однако обстоятельства свидетельствуют против этой версии. Во-первых, в 1307 году тамплиеры все еще надеялись оправдаться и опровергнуть все выдвинутые против них обвинения. Искать убежище среди неверных – это равносильно признанию в ереси и предательстве. Более того, неправдоподобность такого сценария подтверждается тем обстоятельством, что упоминаний о том, что тамплиеры нашли убежище среди мусульман, нет ни у одного исламского историка. А ведь это был бы прекрасный пропагандистский ход. И действительно, когда небольшие анклавы тамплиеров в Испании и Египте в поисках спасения принимали ислам – хотя бы номинально, – мусульманские писатели нажили на этих эпизодах неплохой капитал. Вряд ли они стали бы молчать, если бы флот тамплиеров вместе с сокровищами ордена перешел на их сторону.
Иногда высказываются предположения, что флот тамплиеров мог найти убежище в Скандинавии. Два допрошенных в Шотландии члена ордена утверждали, что их собратья скрылись за морем, и это дало некоторым историкам основание предположить, что они направились в Данию, Швецию или, что более вероятно, в Норвегию. Такую возможность нельзя полностью отбрасывать, но она маловероятна. Население Скандинавии в те времена было малочисленным, и поэтому беглецам было бы трудно остаться незамеченными в пустынной местности. У тамплиеров здесь не было ни прецепторий, ни баз для операций, ни политических или торговых связей и с монархами, и с населением. После официального роспуска ордена в 1ЗЮ году в Скандинавии они могли подвергнуться аресту точно так же, как и в других странах. Кроме того, о появлении тамплиеров должны были остаться какие-то записи.
Тем не менее суровость скандинавской природы – в конце концов, там было не хуже, чем в регионах, колонизированных Тевтонским орденом, – сама по себе могла служить определенной защитой. Она могла выглядеть даже привлекательной, если бы ей не было альтернативы. Но альтернатива была. Это Шотландия – страна, с которой тамплиеры уже поддерживали теплые отношения, страна, признанный король которой был отлучен от церкви и, что более важно, страна, которая отчаянно нуждалась в союзниках, и особенно в опытных воинах. Неизвестно, искали ли тамплиеры для себя идеального убежища, но вряд ли они могли найти более удачное место, чем Шотландия.
Флот Эдуарда, базировавшийся на восточном побережье Англии, надежно блокировал известные торговые пути из Фландрии в шотландские порты Абердин и Инвернесс. Суда тамплиеров, двигаясь на север от Ла-Рошели или устья Сены, не могли рисковать, заходя в Ла-Манш и Северное море. Они также не имели возможности пересечь Ирландское море, которое надежно блокировалось английским флотом, базировавшимся в Эре и в Каррикфергусе в заливе Белфаст-Лох. Тем не менее, один важный путь был свободен – от северного побережья Ирландии, включая устье реки Фойл в Лондондерри, до владений Брюса в Аргайлле, Кинтайра и пролива Джура. Близкий друг и союзник Брюса Ангус Ог Макдональд владел островами Айлей, Джура и Колонсей, которые охраняли прямой путь между северо-востоком Ольстера и юго-западом Шотландии. Именно этим маршрутом Брюсу доставляли оружие и амуницию.
Если большое количество тамплиеров из континентальной Европы и флот ордена (или его часть) действительно нашли убежище в Шотландии, попасть в страну они могли только по этому маршруту – из Донегола через реку Фойл, северо-восточное побережье Ольстера и залив Джура. Но как флоту тамплиеров удалось попасть сюда, не заходя в Ирландское море и избежав встречи с судами англичан?
В настоящее время мы склонны считать Ирландию одним из Британских островов с центром в Дублине и главными портами на восточном побережье (за исключением Двух на юге), на берегу Ирландского моря и поближе к Британии. Это справедливо также и для семнадцатого столетия, но только не для Средневековья и предшествовавших ему исторических эпох. Во времена Брюса основные торговые пути из Ирландии вели не в Англию, а на континент. Следовательно, Дублин и другие города на востоке не могли сравниться по своей значимости с бухтами на южном побережье Страны в графствах Уэксфорд, Уотерфорд и Корк. Однако еще более важным был запад Ирландии – в настоящее время его считают малонаселенным и заброшенным захолустьем – с двумя крупным портами, Лимериком и Голуэем. В средние века Лимерик и Голуэй были процветающими городами, которые активно торговали не только с Францией, но и с Испанией и северной Африкой. На некоторых старых картах Ирландия располагалась ближе к Испании, чем к Англии. Торговые пути, которые шли из Голуэя в Испанию и в такие портовые города Франции, как Бордо и Ла-Рошель, были оживленными и хорошо известными. Из Голуэя торговый путь продолжался на север, вдоль побережья Доненегойла, мимо устья реки Фойл и современного Лондондерри на западное побережье Шотландии. Именно таким маршрутом могли передвигаться суда беглых тамплиеров. Это безопасный, удобный и знакомый путь, и у английского флота не было возможности перерезать его.
Как отмечалось выше, историки считают, что современные географические названия на Британских островах, имеющие приставку «темпл», указывают на места, где раньше располагались владения тамплиеров. Кроме того, мы уже упоминали о том, что активная морская и торговая деятельность тамплиеров вынуждала их строить свои главные сооружения на морском побережье или на берегах судоходных рек. Так, например, Maryculter в Шотландии располагался на реке Ди, a Balantrodoch и храм в Листоне – на берегу залива Ферт-оф-Форт. В Англии храм в Торнтоне был построен на реке Тайн, Уэстердейл на реке Эск, Факсфлит на реке Хамбер; портовые сооружения имелись в Лондоне, Дувре и Бристоле. Ирландские документы, в основном, отличаются большей краткостью, а многие из них были утеряны или уничтожены во время бурных событий последующих веков. На западе Ирландии, где до двенадцатого века большинство населения говорило на гэльском языке, таких документов могло вовсе не существовать. Относящиеся к Ирландии свидетельства, дошедшие до нашего времени, мало чем отличаются от того, что было найдено в других частях Британских островов: прецептории и владения тамплиеров располагались на морском побережье или на судоходных реках. Однако эти документы указывают на концентрации собственности ордена на восточном побережье, от Ольстера до их главной базы Клонтарф в Дублине и далее через Килклогган и Темплбрайан к Корку. Единственным известным исключением был Лимерик, где орден также имел обширные владения.

А что же на западе? Об этом ничего никогда не говорилось, поскольку никто, похоже, ничего не знал. Тем не менее мы обнаружили не менее семи мест на северо-западном побережье Ирландии, которые не упоминаются ни в одном документе, но, судя по всему, принадлежали тамплиерам. На территории современного Донегола мы нашли Темплкрон неподалеку от острова Аран и Темплхаус на полуострове Малин. В окрестностях Гринкастла на реке Фойл расположен Темплкаван. На некотором расстоянии от залива Донеган находятся Темплхаус, Темплрашин и Темплкарн. Еще дальше от побережья расположен Темплдуглас. Возможно, собственность ордена была и в Лиффорде, в современном графстве Тайрон, к северу от Страбана. Ни одно из этих мест, похоже, не имело никакого религиозного значения ни в дохристианскую, ни в христианскую эпоху, и именно этим можно объяснить приставку «темпл». В большинстве этих мест можно найти развалины средневековой часовни. Все в этих развалинах указывает на их былую принадлежность тамплиерам. Они не фигурируют в документах из-за своей изолированности от основных центров того (а в некоторых случаях и нашего) времени. Церковные и мирские правители той эпохи – папа в Авиньоне, Филипп в Париже и Эдуард в Лондоне – могли даже не знать об их существовании. Тем не менее, это были характерные для тамплиеров сооружения, которые служили портом захода судов и охраняли торговые пути.
Из всего этого можно сделать вывод, что флот тамплиеров, ускользнув от короля Филиппа, скорее всего направился на запад и обогнул северное побережье Ирландии. Вполне вероятно, что по пути он сделал несколько остановок, беря на борт оружие, амуницию и, возможно, других беглецов. Добравшись до реки Фойл, беглецы могли чувствовать себя в безопасности – эта территория контролировалась союзниками Брюса. От устья реки Фойл и западного побережья Ольстера существовал надежный и проверенный путь, по которому под покровительством и защитой Ангуса Ог Макдональда в Аргайлл доставлялось оружие. Таким образом, суда, оружие и амуниция, а также воины и, возможно, казна тамплиеров вполне могли попасть в Шотландию, существенно усилив позиции Брюса.

Легенды о спасении тамплиеров

Историк середины девятнадцатого века, специализировавшийся на тамплиерах, писал об их спасении чуть более определенно, чем это можно было подтвердить документально:

«Тем не менее многие [тамплиеры] оставались на свободе и успешно избежали ареста, уничтожив все признаки их прежней профессии, а некоторые из них тайно бежали в дикие горные районы Уэльса, Шотландии и Ирландии».

В конце того же столетия другой историк утверждал:

«Тамплиеры… возможно, нашли убежище в небольшой армии отлученного от церкви короля Роберта, чей страх обидеть французского монарха, без сомнения, был вытеснен желанием заполучить несколько тяжеловооруженных всадников».

В 1972 году современный историк был еще более точен в своих оценках:

«В Шотландии избежали ареста все братья, за исключением двух. Искушенные политики, они вполне могли найти укрытие в партизанской армии Брюса – король Роберт так никогда официально не признал роспуск ордена».

Масонские историки и писатели высказываются еще более точно и определенно:

«… говорят, что, покинув орден, они встали под знамена Роберта Брюса и сражались вместе с ним в битве при Баннокберне … .Легенды утверждают, что после битвы, при Баннокберне … Брюс в награду за оказанные услуги сформировав из тамплиеров новую организацию».

И еще одна цитата:

«В 1309 году, когда начались преследования, на суд инквизиции в Холируд явились только два рыцаря; остальные были законным образом приняты в армию Брюса, которая выступала навстречу англичанам».

Неизвестно, основываются ли подобные утверждения – особенно последние два, взятые из масонских источников, – на достоверной информации или на мифах. Как бы то ни было, а в Шотландии существует множество легенд о спасении тамплиеров. На самом деле можно выделить, по крайней мере, две разновидности этих легенд.
Одна из них возникла раньше – или просто раньше была обнаружена историками благодаря деятельности известного масона восемнадцатого века барона Карла фон Хунда. Он был создателем масонской системы, которая получила название «Строгое послушание» и ставила своей целью возрождение ордена тамплиеров. По этой легенде, прецептор Оверна Пьер Д'Омон вместе с семью рыцарями и двумя другими прецепторами в 1310 году бежал из Франции сначала в Ирландию, а через два года переправился в Шотландию – если быть точным, то на остров Малл. На острове Малл они якобы объединились с другими тамплиерами, предположительно бежавшими из Англии и Шотландии и руководимыми прецептором по имени Джордж Харрис, бывшим офицером ордена в Каберне и Хэмптон-Корте. Под объединенным руководством Пьера Д'Омона и Джорджа Харриса было принято решение сохранить орден. Список великих магистров, составленный бароном фон Хундом, делает Пьера Д'Омона преемником Жака де Моле.
В третьей части книги мы подробно рассмотрим правдоподобность этих заявлений, а также исторический контекст, в котором они возникли и в котором они должны рассматриваться. Мы также остановимся на вопросе доверия к самому Хунду и к источником, из которых он якобы почерпнул эту информацию. В данный момент достаточно просто прокомментировать некоторые детали «Строгого послушания».
Некоторые из этих деталей не только неправдоподобны, но и явно неверны. Так, например, «Строгое послушание» называет Пьера Д'Омона прецептором Оверна. На самом деле прецептором Оверна был не Пьер Д'Омон, а Имберт Бланке, который, как мы видели, сбежал в Англию в 1306 году и был там арестован. Более того, неправдоподобно и само утверждение, что беглые тамплиеры могли найти убежище на острове Малл. В это время островом Малл владел Александр Макдугалл Лорн, союзник Эдуарда и злейший враг Брюса. Даже после поражения от Брюса у него на острове осталось множество сторонников, которые не стали бы молчать о тайной деятельности тамплиеров.
С другой стороны, существовали два региона, принадлежавшие союзникам Брюса, где беглые тамплиеры действительно могли найти убежище или хотя бы сделать остановку в пути. В одном из таких мест располагался замок с сильным гарнизоном, хранившим верность Брюсу, и в нем в период военных неудач некоторое время скрывался сам Брюс. Оба места занимали стратегическое положение на важном морском пути между Ольстером и базами Брюса в Аргайлле. Это мыс Малл-оф-Кинтайр и мыс Малл-оф-Оуэй.
Таким образом, «Строгое послушание» может ошибаться в деталях, но о происхождении этих неправильных представлений догадаться нетрудно. По признанию самого Хунда, он получил эту информацию из шотландских источников. За прошедшие четыре с половиной столетия детали вполне могли подвергнуться искажению. Еще больше они исказились в процессе пересказа и перевода на другой язык. Если современный англичанин путает остров Малл с мысом Малл-оф-Кинтайр или мысом Малл-оф-Оуэй, то что ГОВОРИТЬ о немецком дворянине восемнадцатого века, который ничего не знал о географии Шотландии и столкнулся с отрывочной и туманной информацией, представленной даже не на его родном языке. Тем не менее, несмотря на все ошибки, общее направление «Строгого послушания» все же правдоподобно. Особенно примечательным в нем является утверждение, что беглые тамплиеры сначала направились в Ирландию. Оно, как мы могли убедиться, звучит в высшей степени правдоподобно, и включать его в выдуманную историю не было никакого смысла.
Вторая легенда о спасении тамплиеров появилась во Франции примерно в 1804 году, через полстолетия после версии Хунда. Во времена правления Наполеона некий Бернар-Раймон Фабр-Палапра опубликовал документ, якобы датированный 1324 годом, десятью годами позже казни Жака де Моле. Если верить этому документу, то незадолго до смерти Жак де Моле оставил инструкции по сохранению ордена. Своим преемником на посту Великого Магистра он назначил одного из оставшихся на Кипре тамплиеров, уроженца Палестины по имени Джон Марк Лармениус. На основе так называемой «Хартии Лармениуса» Фабр-Палапра создал (или сделал публичным) отличную от масонской неорыцарскую организацию, Древний и Суверенный Военный Орден Иерусалимского Храма, которая существует и поныне. По заявлениям – правда, непроверенным – ее нынешних членов опубликованная в 1804 году «Хартия Лармениуса» была известна еще за сто лет до этого, в 1705 году, и возрождение ордена следует отсчитывать от этой более ранней даты.
Сами мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть подлинность «Хартии Лармениуса». Для нас представляет интерес одно из содержащихся в ней заявлений: «И, наконец, я… говорю: да будут прокляты шотландские тамплиеры, покинувшие ряды ордена». Это гневное высказывание очень любопытно и в чем-то даже разоблачительно. Если «Хартия Лармениуса» не является фальшивкой и действительно датируется тринадцатым веком, то это проклятие подтверждает факт существования беглых тамплиеров в Шотландии. Эти беглецы находились в оппозиции к Лармениусу и его окружению, которые рассчитывали очиститься от всех выдвигаемых против ордена обвинений и вернуться в лоно церкви. Но если «Хартия Лармениуса», что более вероятно, появилась на свет позже – в восемнадцатом или девятнадцатом столетии, – то в ней выражено неприятие версии Хунда и «Строгого послушания». Или других источников, утверждавших о сохранении ордена тамплиеров в Шотландии.

Независимо от доли истины, которая содержится в этих легендах, не вызывает никаких сомнений тот факт, что некоторые тамплиеры прибыли в Шотландию, тогда как другие, уже находившиеся в стране, сумели избежать ареста. Вопрос заключается в том, сколько рыцарей осталось на свободе. Хотя точные цифры тоже не имеют особого значения. Дело в том, что тамплиеры – независимо от их числа – были искусными воинами, самыми лучшими воинами своей эпохи, признанными знатоками военного искусства. Королевство Шотландия отчаянно сражалось за свою независимость, за сохранение своей национальной самобытности и культуры. Более того, страна находилась вне власти папы, а ее король был отлучен от церкви. В таких обстоятельствах Брюс был бы рад любой помощи, а такая помощь, которую могли предложить тамплиеры, была более чем желанной. Опытные ветераны могли обучить шотландское войско, внедрить строгую дисциплину и противопоставить воинское искусство более многочисленному и лучше вооруженному противнику. Очень важным был их опыт стратегического планирования и снабжения. Вряд ли мы когда-нибудь Узнаем, действительно ли они были той самой «свежей силой», которая решила исход битвы при Баннокберне. Но это и не обязательно. Вполне достаточно, если несколько Рыцарей возглавляли этот отряд – эффект воздействия на английскую армию остался бы точно таким же.