Баландин Р., Миронов С. Тайны смутных эпох

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 7. КАТАСТРОФА

Довольно: не жди, не надейся –
Рассейся, мой бедный народ!
В пространство пади и разбейся
За годом мучительный год!..

Туда, – где смертей и болезней
Лихая прошла колея, –
Исчезни в пространство, исчезни,
Россия, Россия моя!

Андрей Белый

БУДУЩЕЕ, СТАВШЕЕ НАСТОЯЩИМ

 

Говорить о том, что произошло с Россией за последние полтора десятилетия, трудно. Основная причина психологическая. В отличие от многих сторонних «аналитиков», мы воспринимаем случившееся не только как государственную, а как всенародную и нашу личную катастрофу, как страшное несчастье и позор нашей Родины, преданной слишком многими из ныне живущих.
Есть, конечно, и трудности технического порядка. Возможен вопрос: а откуда вы знаете, что могло произойти с СССР без руководства Горбачева и Ельцина, если бы продолжалась прежняя политика? История не терпит сослагательного наклонения, и нечего рассуждать о том, чего не было, а значит, быть не могло; а так как сравнивать не с чем, то надо исходить только из того, что есть.
Так-то оно так, да не совсем. В действительности имеется хорошая возможность для сравнительного анализа того, что могло произойти со страной, с тем, что произошло. Очень странно, что об этом то ли забыли, то ли не пожелали упомянуть всякого рода политические и экономические аналитики.
Четверть века назад под эгидой ООН группа международных экспертов во главе со знаменитым американским экономистом лауреатом Нобелевской премии Василием Леонтьевым разработала серию «прогнозов экономического и экологического состояния мира в 1980,1990 и 2000 годах». Была опубликована фундаментальная монография «Будущее мировой экономики» (1977).
Авторы корректно подчеркнули, что их прогнозы вероятностные и не могут учесть, например, «характера и направления дальнейших изменений в развитии техники». И все-таки Леонтьев имел все основания заявить: «При формировании статистической базы прогнозов были приложены большие усилия по мобилизации лучших из имеющихся источников информации и авторитетных экспертных оценок».
Теперь мы знаем, что за истекший период никаких выдающихся прорывов в науке и технике не было, и глобальных войн – тоже. Исходя из этого есть все основания считать, что прогнозы экспертов были корректными (хотя наши отечественные специалисты считали, что эти буржуазные ученые несколько недооценили возможности социалистических государств). В общем, ход развития мировой цивилизации, а также крупнейших регионов, которые анализировала группа Леонтьева, не должен вроде бы существенно измениться за 2-3 десятилетия: слишком велика сила инерции этих гигантских экономических систем.
Какие были прогнозы? Насколько точными они оказались? Что не сбылось и почему?
Прежде всего о самих прогнозах. Обратимся к некоторым сравнительным характеристикам СССР и Северной Америки (СА – США и Канады).
Тридцать лет назад валовой продукт на душу населения в СССР был в 5 раз ниже, чем в СА. Предполагалось, что население в Советском Союзе будет увеличиваться быстрей, чем в США и Канаде, но еще стремительнее возрастет производство.
В результате уровень валовой продукции на душу населения в СССР по прогнозам должен был достичь уровня наиболее богатых стран, и отставание от СА составило бы 1,45 раза.
Вот как высоко оценивались возможности социалистической экономики (буржуазными учеными!) четверть века назад, когда и речи не было о переходе на скользкий капиталистический путь.
Другой очень важный показатель жизненного уровня граждан – потребление продукции на душу населения. В 1970 году в СССР он был в 2,7 раза ниже, чем в СА. Согласно прогнозу, такое расхождение должно было сократиться до полутора раз.
Так предполагалось «по науке». А как стало «по правде»?
Советский Союз без войн и природных катаклизмов, вопреки желанию большинства граждан, отраженному всенародным референдумом, исчез с лица земли. Если суммировать современный валовой продукт республик, входивших в него, картина получается потрясающей: он снизился более чем вдвое! А ожидалось его увеличение в 4,4 раза. Десятикратное расхождение научных прогнозов с реальностью!
Этот вопиющий факт оставлен без внимания всеми крупнейшими экономистами и политологами. Он свидетельствует о каком-то зияющем провале в экономических теориях; о том, что общество живет и по внеэкономическим законам, которые не учитываются даже авторитетнейшими теоретиками.
Вряд ли можно сомневаться, что дело заключается в проявлениях духовной – нравственной, идеологической, интеллектуальной, психической – составляющей общественной жизни. Точнее сказать – в духовной болезни, чудовищной смуте в умах и душах, которая привела общество к саморасчленению и деградации.
Независимые эксперты ООН высоко оценивали экономический потенциал плановой социалистической экономики. По их подсчетам, среднегодовые темпы прироста валового продукта в 1970-2000 годах должны были составлять: в СА – 3,3%, в Западной Европе – 3,7%, в Восточной – 4,9%, а в СССР – 5,2%. Предполагалось ускоренное развитие социалистических стран (что убедительно доказала Китайская Народная Республика). Но с переходом стран Восточной Европы и Советского Союза на капиталистические рельсы произошла стремительная деградация вместо совершенно естественного прогресса.
Вопреки всем тенденциям мирового развития в России возросла детская смертность, резко сократилась средняя продолжительность жизни. Началась депопуляция , а говоря попросту, народ стал вымирать. Несмотря на убыль населения, потребление на одного человека снизилось втрое, тогда как ожидался рост в 3,5 раза при увеличении населения.
Произошло нечто немыслимое, никем не предполагавшееся, научным умом непостижимое! Наша страна посрамила самый квалифицированный экономический и демографический прогноз, основанный на фактах, статистических выкладках, математических моделях, компьютерных технологиях.
Такое событие, казалось бы, должно было потрясти если не всю мировую интеллектуальную элиту, то хотя бы обществоведов, политологов, социологов, экономистов. И что же? Ровным счетом ничего. Адекватная реакция отсутствует даже в тех самых странах былого СССР, которые своим регрессом перечеркнули надежды на устойчивое развитие технической цивилизации.
Это, как нам представляется, свидетельствует об определенной смуте во всем мировом хозяйстве, поразившей всю современную цивилизацию потребления и, прежде всего, ее интеллектуальные центры. Но нас, конечно же, интересует более всего то, что происходит в нашей несоветской (или даже антисоветской, если судить по массовой пропаганде) России.
Показательно, что у кормила нашей государственной власти при разрушении социалистической системы и установлении капиталистической стояли и продолжают стоять те, кто именуется экономистами. Эти реформаторы ориентировались вроде бы на свободный рынок, конкуренцию, личную инициативу, частную собственность и на прочие ценности «развитого капитализма». Они сулили доверчивым и жадным до материальных благ гражданам быстрое обогащение и всеобщее процветание. Они выполнили первую часть своих обещаний, но только в отношении себя и себе подобных, ставших в одночасье миллиардерами и олигархами.
Отечественные реформаторы утверждали, что благосостояние граждан быстро возрастет, если отказаться от военно-промышленного комплекса и резко снизить расходы на армию. Тогда, мол, полноводные финансовые потоки хлынут в сельское хозяйство, к фермерам-частникам, в легкую промышленность и производство высокосортных товаров ширпотреба. И вот результат: в несколько раз сократились расходы на армию, оборонку и прочие «вредные» отрасли, после чего большинство граждан скатилось за черту бедности.
В докладе Международной комиссии по окружающей среде и развитию (1987 год) было отмечено: «Страны Восточной Европы с централизованной планируемой экономикой увеличили свою долю в мировом промышленном производстве с 15,2% в 1963 до 24,9% в 1984». Обретя «рыночную экономику», все эти страны откатились далеко назад от достигнутых рубежей.
Наконец, имеются статистические показатели, которые свидетельствуют о качестве жизни и благосостоянии населения: продолжительность жизни и уровень смертности. Если естественный прирост населения происходит за счет снижения смертности, а не увеличения рождаемости, значит, улучшаются санитарно-медицинское обслуживание, питание и вообще уровень жизни народа.
Средняя продолжительность жизни у нас до 1965 года увеличивалась, вплотную подойдя к американскому показателю: мужчина имел все шансы дожить до 66,1 (в США – до 66, 8) лет. Затем в СССР средняя продолжительность жизни оставалась примерно на том же уровне или даже немного снижалась, тогда как в США поднялась до 71, 5.
Такое странное отставание от Америки вызывает удивление. Что случилось? Ведь затраты на медицину у нас продолжали увеличиваться, а вот средняя смертность начала с 1960 года потихоньку расти. Почему?
Вспомним то, что мы говорили про хрущевскую смуту, когда в стране установилась партийно-номенклатурная диктатура. С этого момента представители госхозпартаппарата, привилегированная прослойка, быстро наращивали свои материальные аппетиты. Их потребности в «сладкой жизни» удовлетворялись, естественно, за счет народа. Хотя и этого им было мало, возбуждал пример западных миллионеров, владельцев шикарных автомобилей и коттеджей, посетителей роскошных ресторанов, казино…
Когда под прикрытием «перестройки», приватизации и поощрения частной инициативы вышли из подполья дельцы «теневого» бизнеса, а номенклатурщики и приближенные к ним получили доступ к национальным богатствам, накопленным за годы советской власти, тогда и произошел экономический, демографический и социальный провал. А прежде была нравственная деградация значительной части граждан, смута в умах и душах.
Результаты для народа оказались катастрофичными: устойчивая абсолютная убыль населения, возросшая смертность, превысившая уровень далеких 1937-1939 годов, небывалое уменьшение средней продолжительности жизни, когда большинству нынешних детей и юношей не суждено достичь пенсионного возраста.
Надо особо подчеркнуть: все эти сведения основаны только на фактах, а не на размышлениях. Они подтверждаются таблицами и графиками, данными статистики. Совершенно ясно, что наша страна в конце XX века (и ныне) переживает целый комплекс таких кризисов, которые еще не испытывала ни одна крупная держава в мирный период. С ней произошло нечто невероятное, непредвиденное даже наилучшими экспертами всего лишь четверть века назад и вообще до начала «перестройки», которую А. Зиновьев справедливо назвал «катастройкой».
Возникает вопрос: да чем же плох путь, по которому движутся процветающие капиталистические страны? Почему это мы, вступив на него, оказались в полном провале? И не только наша страна, но практически все социалистические государства, быстро сменившие свою политэкономическую ориентацию? Даже в Польше, форпосте Запада в наступлении на социализм, по данным последних опросов, большинство граждан считает, что прежде, в ими самими проклятом социализме, жилось им лучше, чем теперь. А ведь если бы они продолжали следовать прежним путем к нашему времени, их благосостояние, как убедительно свидетельствовали подсчеты экспертов ООН, возросло бы по меньшей мере вдвое!
В общем виде ответ можно дать такой. Среди капиталистических государств большинство (!) находится на самом низком уровне экономического, социального, научно-технического развития, а основная часть населения там голодает и бедствует. Почему? По той простой причине, что капиталистическая система предполагает эксплуатацию слабых сильными. Почти все процветающие крупные капиталистические державы имели колонии, за счет которых обогащались.
Да и так ли уж безоблачно шло развитие даже богатых капиталистических держав? Вспомним тяжелейшее экономическое положение США в конце 20-х – начале 30-х годов XX века: армии безработных, нищета, разгул криминала. Может быть, именно так и должно происходить там, где начинают внедрять «первобытный» капитализм? Ведь эта система по сути своей хищническая как во внутренней жизни, так и во внешней политике. Она основана прежде всего на выгоде. Хотя бесспорно, что во второй половине ХХ века эта система существенно изменилась (преимущественно благодаря тому, что учла положительный опыт социалистических стран).
Напомним и о том, что в традиционных капиталистических странах эта система развивалась естественно, стихийно и в конце концов после множества кризисов обрела более или менее стабильное состояние. В России и ряде других государств установилась экономически и нравственно более прогрессивная социалистическая система, что было доказано стремительнейшим превращением России, пребывавшей в упадке и разрухе после мировой и Гражданской войн, в гармонично развитую сверхдержаву. Ее мощь и устойчивость подтвердила победа в Великой Отечественной войне.
Великая смута конца XX века и насильственная «революция сверху», проведенная под руководством Горбачева, Ельцина и всяческих гайдаров-чубайсов, отбросили страну на задворки капиталистического мира, ибо там уже все наиболее выгодные «места под солнцем» давно и прочно заняты.
Знаменательно и печально, что этой «революции сверху» не был дан должный отпор со стороны народа. Более того, на выборах президентов новоявленных убого-капиталистических стран победили именно «реформаторы» (исключение – одна Белоруссия, где народ оказался честным и мудрым, прогнав с политической арены Шушкевича и его команду). И это – определенное свидетельство небывалой смуты, поразившей советское общество.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Постараемся сделать некоторые общие выводы из приведенных выше фактов. Ведь то, что произошло с СССР, заставляет задуматься о некоторых закономерностях общественной жизни, на которые обычно не обращают серьезного внимания.
О чем же свидетельствуют факты?
1. Современные экономические теории и прогнозы при всей изощренности математических моделей и кибернетических методов не отражают реальности. Расхождение с действительностью может в некоторых случаях достигать сотен процентов. И невозможно, основываясь на формальных показателях, предвидеть, какие возможны ошибки.
2. Идея неуклонного научно-технического, социального, экономического, нравственного прогресса не оправдывает себя даже на сравнительно кратких отрезках истории. Регресс отдельных социумов, обществ, цивилизаций может происходить неожиданно и необычайно быстро без каких-либо видимых причин.
3. Для распада СССР и крушения социалистического строя во многих странах не было никаких экономических, демографических, социальных и экологических оснований, ибо именно на этих основаниях строились наиболее авторитетные прогнозы специалистов, потерпевшие полный крах.
4. Упомянутые специалисты в своих теоретических выкладках не учли какие-то принципиально важные характеристики общественных систем, социумов.
Возникают естественные вопросы: в чем недостаток экономических моделей? Чем вызывается регресс общества? Каков принципиальный дефект научно-технической цивилизации? Что предопределило крах плановой централизованной системы?
Отбросим те варианты ответов, которые пропагандируются подавляющим большинством журналистов и придуманы отечественными экономистами и социологами, а главным образом, пожалуй, политтехнологами. Все эти люди не обладают качествами, отличавшими Василия Леонтьева и его группу: глубокими знаниями, недюжинным интеллектом, честностью и добросовестностью, богатейшим опытом и международным авторитетом. А ведь и «леонтьевцы» не смогли учесть чего-то чрезвычайно важного.
Дело, конечно, не в каких-то глубоких изъянах социалистической системы. Как мы убедились, практически по всем основным параметрам она теоретически превосходит капиталистическую, что вынуждены были признать эксперты, предполагавшие ускоренный прогресс именно социалистических стран.
В наиболее общем виде ответ подсказан мыслителями прошлого: общество не следует уподоблять механизму, основные параметры которого – учитывая его колоссальную инерцию – нетрудно экстраполировать на ближайшие десятилетия.
Общество – организм, обладающий и коллективным разумом, и коллективным подсознанием. Он состоит, конечно, из более или менее обособленных и независимых индивидуумов. Но вся их совокупность ведет себя определенным образом в тех или иных ситуациях.
Английский философ Томас Гоббс называл его Левиафаном, по имени библейского чудовища. У общества-Левиафана есть не только органическое, но и неорганическое – техногенное – тело: фабрики, заводы, сельскохозяйственное производство, транспортные артерии, системы энергетического и информационного обеспечения.
Государственную систему и совокупность технических средств можно с полным основанием считать механическими образованиями. Но вот «человекомассу» приходится обособлять, представляя как бы «соборным мегачеловеком» – одушевленным, наделенным психикой, интеллектом. Если в древности человека называли микрокосмом, то с неменьшим правом он заслуживает названия микросоциума, потому что в той или иной степени является отражением данного общества. Так же как его, этот социум, допустимо – по крайней мере для определенных целей, в рамках некоторых моделей – называть мегачеловеком.
В прежние времена в разных странах периодически происходили так называемые психические эпидемии , охватывающие огромные массы людей: религиозные войны, крестовые походы, а также финансовые «акциомании» (типа отечественных финансовых пирамид), поражавшие Европу, а позже США с момента появления монетаризма и ценных бумаг.
У отдельных индивидуумов бывают психические заболевания, сумеречное состояние интеллекта, эмоциональные стрессы. Примерно то же может происходить и с общественным организмом, с большими массами людей. Начинают действовать статистические законы, которые нивелируют индивидуальности, приводят их к некоторому среднему уровню.
Аномалии психической жизни общества вызывают социальные катастрофы, смутные эпохи. Тогда народы или правители принимают нелепые или преступные решения, увлекаются несбыточными надеждами, устремляются за лжепророками (которые появляются в изобилии), теряют ощущение реальности, здравый смысл.
В давние времена это происходило стихийно. Теперь с помощью средств массовой агитации (сокращенно – СМА) психические эпидемии можно стимулировать искусственно. Для этого разработаны соответствующие психотехнологии.
Можно вспомнить, например, как у нас рекламировались финансовые пирамиды. Безусловно, рекламные ролики были примитивными, рассчитанными на невзыскательный вкус и алчность при отсутствии здравого смысла. Но ведь они сработали! Сила СМА в том, что они воздействуют не на разум, а на эмоции, подсознание; играют на низменных чувствах и стремлениях. И если такая стратегия психологической обработки оказывается верной, это свидетельствует о том, что общество в целом поражено духовной пагубой.
Надо еще и еще раз подчеркнуть, что происшедшее с СССР и происходящее и с Россией по своим масштабам, скорости и воздействия на общество и нелепости не имеет аналогов в мировой истории. Кстати сказать, это и вызвало решительное противоречие объективных и квалифицированных прогнозов экспертов ООН с действительностью.
Дозвольте одно воспоминание. Один из авторов этой книги, Р. Баландин, работая в начале 1960-х годов в Белорусском Полесье (ныне Солигорский район), однажды долго спорил со своими друзьями и коллегами-геологами об устойчивости СССР, его перспективах. Друзья мои говорили, что система будет постепенно костенеть и ужесточаться, но никоим образом не рухнет: слишком прочен государственный аппарат, идеология не меняется, диктатура партии укрепляется, а в экономическом отношении страна динамична и продолжает развиваться.
Однако я стоял на своем. Поработав в разных регионах страны, я убедился, что отношение народа к партийному руководству, а главным образом к Хрущеву не отличается доверием и уважением. Правящая номенклатура все более отделялась от народа и у очень многих вызывала неприязнь. Несмотря на то что Хрущев играл роль человека из народа (а может быть, и поэтому тоже), он не пользовался популярностью, про него рассказывали множество ехидных анекдотов, называя «кукурузником», «туристом», «болтуном», «хрущем» (жуком-вредителем). Если не произойдут какие-то радикальные перемены, то, как мне казалось, СССР не доживет до XXI века.
Но дело было не только в этом. В ту пору я осмысливал теорию эволюции сложных систем. Получалось, что такие системы (биологические, социальные, технические, теоретические) развиваются циклически, каждый раз проходя определенные стадии. В этом, конечно, не было ничего удивительного или нового. Но выяснилось, что их завершающую фазу следует называть периодом совершенства  (относительного) и кризиса . И чем дольше длится такая фаза, чем жестче и совершенней (на данном этапе) становится система, тем тяжелее последующий кризис и его последствия.
Так вот, Сталин создал, можно сказать, совершенную государственную систему. Она выдержала испытание войной, но в последующий период нуждалась в изменениях. (Я тогда не знал, что и сам Сталин предусматривал немалые изменения своей системы.) Но Хрущев судорожно и глупо реформировал сталинскую систему, не улучшая, а разрушая, к тому же осуществив поистине идеологическую контрреволюцию…
В послехрущевское время у нас в стране существенно ничего не менялось и стадия «совершенства и кризиса» затягивалась. На это наложилось нравственное перерождение – буржуазного толка, – затронувшее представителей самых разных социальных групп.
В конце концов получилось так, что буржуазные (преимущественно) устремления общества-Левиафана вступили в противоречие с его социалистическим бытием. Вот тут-то и сказалось могучее влияние СМА на сознание. Эти органы пропаганды и агитации находились в руках тех, кто в наибольшей степени вожделел «буржуазного рая».
Тогда же был внедрен в сознание масс (прежде всего – интеллектуалов) миф о благообильной, прогрессивной, свободной и открытой «рыночной экономике» и частном предпринимательстве – залоге процветания страны и народа. Кто-то, возможно, и теперь продолжает истово верить в этот миф, несмотря на то, что наш более чем пятнадцатилетний опыт опроверг его напрочь.
Впрочем, таких людей немало и в других странах. «Американцы свято верят в миф о том, что экономическое процветание США является результатом ничем не ограниченного частного предпринимательства», – писал в 1986 году американский историк и социолог Артут М. Шлезингер. Он на многих убедительных примерах показал, что это или заблуждение, или лживая пропаганда. По его словам: «Свободный рынок превратил… американское сельское хозяйство в арену периодических катастроф». Только благодаря централизованному регулированию «сверху» удалось реформировать и оздоровить эту отрасль экономики C Ш A. И вообще, «государственное вмешательство в экономику… при прочих равных условиях шло на пользу нации». Его вывод (а он, между прочим, очень небедный человек) радикален: «Государственное регулирование было и остается в этом ужасном мире лучшим средством укрепления нашей демократии, продолжения наших традиций и расширения прав и свобод наших граждан».
Этот вывод подтвердила Россия, отменив государственное регулирование почти совсем. Опыт оказался, как и следовало ожидать, отрицательным и отвратительным.
Самое потрясающее другое. Несмотря на провал и горбачевской «перестройки», и ельцинских «реформ» – провал полнейший и очевидный, – руководство страны, идя на поводу у олигархов и зарубежных финансистов, продолжает прежнюю политику. Словно истекшие полтора десятилетия никого ничему не научили. И это относится не только к правителям и олигархам (их-то понять нетрудно, они обрели богатство и власть), но и к незначительной части населения, которая остается инертной.
Столь долгой и безнадежной смуты не было еще в России никогда!
Заканчивается ли она? Нет, продолжается. С помощью находящихся в олигархических руках СМА общественное сознание затуманено основательно. Левиафан превратился в умственно неполноценное чудовище, страдающее галлюцинациями, провалами в памяти и манией обогащения.
Одним из показателей состояния общественного сознания и нравственности является облик лидера, руководителя, тем более «всенародно избранного». Если во времена величия СССР его лидеры обладали сильной волей, ясным умом, работоспособностью, ответственностью, чувством собственного достоинства, бескорыстностью (вспомним Ленина и Сталина), то в конце XX века все было наоборот. Но если Горбачев и Ельцин – антиподы Ленина и Сталина, то не свидетельствует ли это о том, что и русский народ коренным образом – в значительной своей массе – изменился?

ПСИХОЛОГИЯ ВОЖДИЗМА

Десятилетие назад в «Психологическом журнале» (Т. 13, № 4, 1992) была опубликована статья Д.В. Ольшанского «Б. Н. Ельцин на фоне массового сознания (политико-психологический портрет)». Она интересна уже своей нетривиальностью для нашей страны, где о здравствующих лидерах принято было помалкивать.
Прежде всего обращает на себя внимание разрушительные и конфликтные черты в характере Ельцина. «Постоянное попадание в катастрофы, – пишет автор, – особая психическая черта, отличающая специфический тип личности».
Оказывается, на Западе внимательно приглядывались к советским лидерам эпохи развала – Горбачеву и Ельцину. По-видимому, было решено, что болтливый и малоконфликтный Горбачев уже исчерпал свои ресурсы, старается удержаться на вершине власти, а значит и сохранить СССР, став его президентом. Западу этого было мало. И они решили сделать ставку на другого лидера.
Как писал в 1991 году Р. Никсон: «Ельцин может многое внушить людям, у него животный магнетизм, и он достаточно безжалостен, чтобы претворить это в жизнь». «Он может стать, пожелай он того, лидером насильственной революции».
Оставим без внимание архаическую ссылку на «животный магнетизм». Так изъяснялись еще в XVIII веке. У Никсона это выражение сознательно или бессознательно указывает на то, что Ельцин способен влиять на массы не интеллектуально, а на уровне животных инстинктов и устремлений.
К 1991 году объявленная Горбачевым «перестройка», да еще и «ускорение» полностью провалились. Нелеп и разрушителен был уже сам принцип: перестраиваться надо обдуманно, неторопливо, а если это делать еще и с ускорением, беды не миновать. Тем более, когда была проведена потрясающая по своим негативным последствиям «антиалкогольная кампания», которая нанесла страшный удар по крупной отрасли народного хозяйства и финансам, а вдобавок определила разгул организованной преступности и теневой экономики.
Не менее губительной, но уже в психологическом аспекте, была другая кампания Горбачева – Яковлева. Это была так называемая «гласность». Вопреки правилам грамматики, но в полном соответствии с идеологической направленностью, это была «гласность для согласных», прежде всего для разного рода антисоветчиков. Были пущены в ход даже такие гнуснейшие домыслы, будто параноик Сталин в страхе потерять власть сам организовал покушение на своего ближайшего друга и пламенного сторонника С.М. Кирова (намеки на это были еще в речи Хрущева, на XX съезде КПСС). И конечно же, многократно преувеличивалось число репрессированных и казненных в сталинский период.
Для чего все это было организовано? Ведь тот же Хрущев, а за ним и руководство КПСС осудили все то, что происходило тогда, главным образом до Великой Отечественной войны. Никаких массовых репрессий в стране уже не было тридцать лет и не предвиделось. Зачем же было ворошить старое?
Ответ может быть только один: для того, чтобы вызвать смуту, смятение в умах, чтобы опорочить все величайшие достижения советского периода. Это были очевидные подголоски западной пропаганды о СССР как империи зла и США – как светоча свободы и демократии. Тотчас радостно оживились отечественные «западнисты» (термин А. Зиновьева), которые в большом количестве расплодились во времена хрущевизма-брежневизма.
Ссылаясь на «достоверные данные, полученные Комитетом государственной безопасности», председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов писал в ЦК КПСС: «ЦРУ разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики… ЦРУ исходит из того, что деятельность отдельных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа и искривления руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американской разведки. По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, будет вести научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям… Осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах нашего общества, и прежде всего в экономике, что приведет в конечном счете к принятием Советским Союзом многих западных идеалов».
Понятно, что «агентуру влияния» западные страны стали организовывать в СССР не в тот момент, а значительно раньше, еще со времен Хрущева и главным образом в «застойный период» (кстати сказать, тогда страна развивалась динамично и оставалась сверхдержавой). Крикливые «диссиденты» были только верхушкой айсберга, прикрывающей тех агентов влияния, которые находились в самых разных учреждениях, включая ЦК КПСС, не говоря уж об интеллигенции.
Успех горбачевских акций по развалу международной социалистической системы показал руководителям США, что теперь можно рассчитывать на большее – уничтожение Советского Союза. А для этой цели необходимо было предложить советскому народу, пребывающему в состоянии умственного брожения, нового лидера.
Интеллектуальная смута в стране дошла до того, что множество людей, преимущественно женщин, вдались в самые дремучие суеверия и предрассудки (порой под прикрытием христианской веры, которая в принципе отвергает многие из таких суеверий и предрассудков, в частности, астрологию, гадания). А в мужской части общества вдруг возникли в немалом числе монархисты, без царя не только в природе, но и в голове, потому что они почему-то причислили к сторонникам самодержавия, в частности, Колчака и Деникина – демократов, как и многие белогвардейцы.
Смута была в немалой степени организована, но без соответствующей предрасположенности в общественном сознании она бы не смогла реализоваться так успешно. В тот период было очень нелегко опубликовать материалы, критикующие «перестройку и ускорение», ориентацию на «рыночную экономику» и строительство капитализма. (Один из авторов книги предпринимал такие попытки, однако «центральная печать» оказалась глуха к такого рода материалам, часть которых использована в данной работе.)
Казалось бы, когда деструктивная «перестройка» забуксовала и требовалось укреплять народное хозяйство и государственную систему, Запад сделал ставку на лидера, который, по справедливому заключению Д.В. Ольшанского, имел вполне определенные «качества ниспровергателя и разрушителя». Он был представлен в ореоле не только героя, но и безвинно пострадавшего «за правду» человека.
Можно сказать, что в период такой смуты, когда Отечество находилось в опасности, нужны были новые Минин и Пожарский, а подброшен был вместо них «Лжеборис» (то есть Борис настоящий по имени, но лживый по словам и поступкам). Помимо конфликтности и лицемерия, он вскоре проявил черты жес токос ти, м аниак ально й жаж ды вла сти, безот ветст венно сти, неспособность к конструктивным действиям при изворотливости, бесстыдстве, наглости и безусловном умении интриговать.
Но ведь мало ли что он хотел и каким был. Он же был избран на высокий пост, причем дважды. Бессмысленно клеймить и упрекать его за то, что он такой. Ясно, что в период хрущевизма-брежневизма, да еще и горбизма добраться до высших партийных постов мог только специфический индивидуум, который ради этого готов, как говорится, пуд дерьма съесть. Поедал, если надо, и продирался наверх. Такой выработалась цель жизни. Недаром же после того, как его сняли с высокого партийного поста, он то ли имитировал, то ли попытался осуществить самоубийство. И это сделал тот, кто вскоре потребовал запретить коммунистическую партию, которой он был всем обязан. Впрочем, предал он не только КПСС, но и СССР, а также РСФСР. Редчайший образец предателя, который построил на этом свою успешную карьеру. (На всякий случай авторы сообщают, что они в КПСС не состояли никогда.)
Но снова надо сказать: в данном случае речь идет не столько о конкретной личности, сколько о том, что именно она оказалась востребованной на высокие посты, именно ее «раскручивали» политтехнологи, именно за нее проголосовала значительная (не меньше трети) часть граждан.
Складывается впечатление, что большинство населения свой выбор основывало на подсознательных установках и стремлении к «буржуазному раю» (а попали-то в «буржуазный ад»).
Продуманные решения принимала лишь небольшая группа дельцов и политических деятелей, извлекающая выгоду из развала и обнищания страны. Этому контингенту требовался лидер «достаточно безжалостный» по отношению к народу. А служащие с мировоззрением мелких буржуа (в начале XX века их называли «интеллигентщиной») порядком выдохлись в крикливой «борьбе за демократию», в результате получив диктатуру олигархов-плутократов.
Возможно, Ельцин как разрушительный лидер смутного времени был выбран не случайно и не столько в нашей стране поначалу, сколько в дальнем зарубежье. Но и в этом случае нельзя не признать, что он оказался вполне приемлемым кандидатом для руководства новой Россией – антисоветской и капиталистической, слабой и зависимой. Выбор оказался удачным. Он устроил не только врагов Советского Союза, но и многих российских граждан периода смуты, которых вполне можно называть «новыми русскими» – не каких-то «братков», а всех тех, кто отказался от великой России – СССР.

ЗАТМЕНИЕ РАЗУМА

Интеллектуальный, нравственный, духовный облик вождя свидетельствует и о соответствующих чертах тех, кто его выбирает. В этом отношении говорить о Горбачеве как отражении общественной психологии нельзя: он был сугубо партийный выдвиженец. Даже президентом СССР его сделали не в результате всенародного голосования. У него не хватило здравого смысла, чтобы хотя бы формально соблюсти принципы демократии, понять, что президента страны избирает весь народ.
А вот Ельцина действительно избрали. Значит, он странным образом оказался наилучшей кандидатурой на этот пост и для врагов России, и для многих ее граждан. Дальнейшие события показали, что недруги России сделали верный выбор, а часть населения, избравшая его (за исключением тех, кто осознанно делал ставку на распродажу национальных богатств России), проявила, мягко говоря, недальновидность.
Коренную перестройку общественного уклада затеял не лично Ельцин (он был одним из яростных ее прорабов), и не Горбачев, и уж конечно не народ. Это было революционное выступление мощной прослойки представителей госхозаппарата, которую поддержали криминальные структуры (преимущественно «теневого бизнеса»), диссидентски ориентированные «западнисты» и вообще все те, кто заглотил агитку о скором пришествии «буржуазного рая».
Обещанные народу златые горы и реки полные вина оказались в цепких и нечистых руках расхитителей и казнокрадов. Гласность обернулась информационным шумом и гвалтом, заглушающим голос здравого смысла и полностью дезориентировавшим ошалелого обывателя. На этот раз всеобщая смута была искусственно организована и стала завершающим этапом информационной войны, которую активнейшим образом вел Запад против СССР и всей социалистической системы.
Почему в этой войне явное преимущество оказалось на стороне капиталистических держав? Не свидетельствует ли это об их безусловных достоинствах? Ведь в борьбе побеждает сильнейший… Но так бывает лишь в честной борьбе. А пропагандистская война этим качеством не отличается. В ней перевес вполне может оказаться на стороне наихитрейшего и наиподлейшего, не брезгующего ложью, клеветой, подкупом. На массовое сознание сильней воздействует правдоподобная ложь, чем правда.
Учтем и то, что буржуазные идеалы с хрущевских времен все более овладевали массами служащих высокопоставленных и отвечающих именно за пропаганду коммунистической идеологии. Их лицемерие так или иначе сказывалось на эффективности пропаганды. Многие из них тайно оказались на стороне противника.
Результаты прогнозов экспертов ООН на будущее до 2000 года, о которых мы говорили, остались незамеченными и у нас в стране, и за рубежом. Эти данные, пожалуй, внимательней всех проанализировали представители спецслужб США, сделав из этого вывод о необходимости как можно быстрей и основательней подорвать экономику социалистических стран, у которой столь радужные перспективы. Ставка была сделана на обострение межнациональных отношений (благо, почва для этого сформировалась) и пропаганду буржуазных ценностей, а также всемерное очернение героического прошлого русского и советского народов.
Ставка оказалась верной. Были активизированы все националисты русофобского толка, а также представители антисоветской партократии, которых немало оказалось в среде номенклатурных деятелей. Все это способствовало великой смуте, потере обществом реальных ориентиров. В подобной обстановке пришли к власти демократическим путем Муссолини и Гитлер!
В интересной и насыщенной документальными материалами книге В.И. Андриянова и А.В. Черняка «Одинокий царь в Кремле» (1999) сказано: «Последние 15 лет XX века войдут в российскую историю как годы смуты. Именно это понятие полнее всего выражает то состояние, в котором в силу ряда причин оказалось наше общество. Смутное время примечательно мятежами, крамолой, общим неповиновением и, уточняет Даль, раздором между народом и властью…
У каждой смуты есть свой герой, с именем которого она и входит в историю. Лжедмитрий – первый и второй… Пугачевская смута… Нынешняя обручена с Борисом Николаевичем Ельциным…»
Почему же для него стал возможным взлет на вершину власти? Потому что в нездоровой духовной атмосфере возникают бредовые надежды на сильную личность, народного заступника, борца за справедливость, отца народа и мудрого вождя. Но именно по причине нездорового состояния общественного сознания бездумный выбор («Выбирай сердцем!» – гласил предвыборный ельцинский плакат) падает на крикливых горлопанов типа Жириновского, беспардонных «обещанцев» и ловких карьеристов «крупных телом, да малых делом».
Ну, предположим, в первый раз избирателей удалось обмануть. Так почему же Ельцин оказался победителем во второй раз, после развязанной им чеченской войны и расстрела парламента? Говорят, результаты выборов были подтасованы. Возможно вполне (он и его команда демонстрировали и не такие преступления). Тогда почему же народ не восстал и не сверг тех, кто его подлейшим и явным образом обманули?
Более того, при нижайшем рейтинге Ельцина перед очередными выборами 2000 года он вынужден был отказаться от президентства, назначив своим преемником В.В. Путина. Казалось бы, полностью удостоверившись в глубокой непорядочности Ельцина, избиратели должны были отказаться от его назначенца. Но вышло иначе: поверив в личные достоинства Путина, большинство избирателей проголосовало за него, словно не сознавая, что тем самым выразило одобрение не данной личности, а всему политическому курсу «ельцинизма». Разве это не похоже на затмение разума? Вновь выбирали не умом, а сердцем.
«Ельцин в свое время, – пишут Андриянов и Черняк, – вошел в массовое сознание как рыцарь правды и добра, богатырь, который громил опостылевшую всем партноменклатуру, защищая интересы простого человека. На самом же деле он был так же далек от народа, как многие его партийные соратники. Но миф был создан и довольно искусно подогревался. В мираж поверили не только дамы бальзаковского возраста, не только эмэнэсы из зеленоградских и свердловских институтов. Купились, обманулись многие и многие «инженеры человеческих душ»… Один из них – известный писатель Владимир Дудинцев…»
Действительно, даже у этого честного писателя рассудок словно был подавлен эмоциями, когда он сравнивал Ельцина с «большим кристаллом чистой породы», вокруг которого образовалась друза столь же чистых кристаллов поменьше, тогда как вокруг Горбачева сгрудились «антикристаллы». Какие нелепейшие сравнения и термины! Нет в природе никаких «антикристаллов», так же как кристаллов какой-то чистой породы (есть горные породы, бывают кристаллы чистой воды, то есть прозрачные).
Далее упомянутые авторы справедливо пишут: «Ни один режим в России за все годы существования страны не сопровождал такой вал коррупции, воровства, хищений. «Злоупотребления завелись, с года на год увеличивались, и наконец, государственные доходы, видимо, уменьшились, между тем как угнетаемый народ роптал и жаловался втуне», – писал Александр Сергеевич Пушкин в своей «Истории Петра». Но тогда казнокрадов хотя бы наказывали: Петр Великий ворам спуска не давал. Сейчас газеты в открытую обвиняют в коррупции семью Президента – и что же? Защищать свою честь и достоинство в суде семья не берется. Значит, справедливы обвинения?»
Истекшие годы показали: справедливы. И Семья бывшего президента уже пишется с заглавной буквы. А члены этой Семьи ныне продолжают благополучно править страной, награждая своего обмякшего «босса» не только своим вниманием, но и высокими государственными орденами. За какие такие заслуги и перед кем?!
Все это свидетельствует о том, что великая смута в России продолжается.
Более двух с половиной тысячелетий назад китайский мудрец Конфуций полагал, что для нормального существования страны требуется, чтобы каждый занимался своим делом и чтобы все вещи назывались своими именами. Последнее особенно важно, ибо огромную роль в смятении умов играют лукавые термины с извращенным смыслом, когда говорят одно, а на деле выходит нечто прямо противоположное. Например:

Демократия – антинародность.
Перестройка, реформы – разрушение, развал.
Приватизация – казнокрадство.
Рынок – спекуляция.
Эволюционное развитие – революционный переворот.
Свобода личности – бесправие трудящихся.
Свобода слова – монополия на СМА.
Первоначальное накопление капитала – расхищение национальных богатств и капиталов.

Обратим внимание на миф о том, будто у нас происходит первоначальное накопление капитала. В него, судя по всему, верит и В.В. Путин. Да, кое-какие державы пережили такой период. Он проявлялся главным образом в ограблении колониальных, зависимых и завоеванных стран. Испания и Португалия некогда вывозили из Америки несметные богатства. Кстати, это золото и серебро большей частью захватывали британские, французские и голландские пираты (пират Дрейк был возведен королевой за такие подвиги в рыцарское звание).
Британская империя концентрировала в метрополии богатства, вывезенные из колоний. В США активнейшим образом использовался рабский труд еще в XIX веке…
Короче говоря, первоначальное накопление предполагает концентрацию капиталов в данной стране. А что происходит в России? Расхищение капиталов и перевод их за пределы страны.
Миф о «перестройке» и «реформах» мы уже обсуждали. Да и нечего тут обсуждать: факты неопровержимо показали, что произошел невиданный развал народного хозяйства, падение научно-технического и культурного потенциала, обнищание и вымирание населения.
Но может быть, у нас пострадали только неконкурентоспособные предприятия и отрасли? Как бы не так. Наша оборонная промышленность, космическая и самолетостроительная отрасли занимали ведущие позиции в мире, и они были разрушены в первую очередь, так же как геологическая служба.
Иначе и не могло быть. Таков закон капитализма: беспощадная конкурентная борьба всеми способами и средствами, включая и преступные, для уничтожения или подчинения конкурентов. А у нас, наоборот, создан режим наиболее благоприятного существования для иностранных производителей в ущерб отечественным. Настоящее экономическое предательство.
Идеологи капитализма утверждают, что все подобные явления – цена за самое главное на свете – свободу личности. И вся беда в том, что убогий русский народ привык жить во тьме невежества, в условиях тоталитарной системы и подавления свобод; он просто еще не научился пользоваться всеми благами демократии, плюрализма и прогресса.
Характерно, что данные господа говорят от имени всего народа, а не себя лично, своих родных и сообщников. Ведь именно они всю свою сознательную жизнь старательно отделялись от народа, избегая общественно полезного труда, внедряясь в партийные руководящие органы, в систему массовой информации. Из этой социальной и основательно прогнившей среды и вышли нынешние правители и демагоги. Именно они отличались и отличаются лицемерием, невежеством, духовной несвободой, интеллектуальной зависимостью от Запада.
О том, что Горбачев и Ельцин облагодетельствовали «россиян», предоставив им свободу, можно говорить лишь глумливо, в насмешку или с полным непониманием самой сути свободы. Да, свобода преступникам, прежде всего экономическим, предателям и расхитителям национальных богатств предоставлена небывалая за всю историю России. Но и большей несвободы для трудящихся не было со времен отмены крепостного права. Свобода для всякого нормального человека сопряжена со справедливостью и возможностью бороться за свои права. Но у нас теперь даже слово (а не понятие) «справедливость» не в почете.
Можно возразить: да как же вы, авторы этой книги, забываете, что вам позволены критические выпады в адрес власти! Разве не проявилась тем самым свобода слова и мнений?
Да, в некотором роде проявилась. Хотя это получается все та же гласность, которую можно назвать «гласностью вопиющего в пустыне». Потому что данная книга не может иметь массового распространения в нынешней ситуации. Она не может конкурировать с электронными средствами массовой пропаганды. А там – полное подчинение имущим власть и капиталы.
Правда, за последнее время и по радио, и с экранов телевизоров можно услышать не только дезинформацию, но и справедливые суждения. Но это подается строго дозированно. Да и о многом теперь рассуждать бесполезно: дело сделано, СССР уничтожен окончательно и, по-видимому, безвозвратно, даже на союз России с Белоруссией без санкции Запада отечественные правители не идут, ограничиваясь пока что пустословием. Россия потеряла мировой авторитет и выпала даже из разряда второстепенных держав. Вымирающее русское население – наивернейший показатель того, что продолжается не только смута, но и антинародная политика правителей и олигархов.
Итак, у нас как нигде в мире получили полнейшую свободу политические двурушники и предатели, казнокрады и подлецы, демагоги и пошляки самого разного калибра. И если мелкие уголовники еще могут попасть под меч слепой Фемиды, то крупнейшие экономические и политические преступники не несут ответственности, ибо власть в стране фактически принадлежит им, которых поддерживают зарубежные капиталисты и государственные деятели, заинтересованные в низведении России в разряд слабо развитых и зависимых стран, экономических и экологических колоний.
И тут можно услышать последний довод сторонников существующего режима: таков выбор большинства граждан! Ну, если не абсолютного большинства, то, по крайней мере, – из тех политически активных, которые принимали участие в голосованиях.
Конечно, и в этом доводе присутствует немалая доля лжи: ведь предвыборная агитация и пропаганда, организованная именно имущими власть и капиталы, была попросту куплена. Вдобавок, как стало известно, выборы в некоторой степени фальсифицируются. Хотя и при всем этом нельзя не признать, что слишком большая часть граждан – не менее одной трети – высказалась за продолжение «перестройки» и «реформ», в поддержку ельцинизма, в пользу буржуазных ценностей. В этом искривлении общественного сознания видится проявление какой-то духовной пагубы, поистине самоубийственной (не случайно же наша страна по количеству самоубийств и темпам вымирания населения занимает первое место в мире).
В ответ на подобные мысли некоторые патриотически настроенные граждане не только огорчаются, но и обижаются. Мол, нечего наводить тень на плетень, распространять пессимизм и неверие в силы народа русского. И не в таких, мол, переделках побывала страна, и не первая эта смута на Руси. Ничего, настанет час, поднимется великий богатырь…
Какой? Тот, кто активно или пассивно способствовал победе – возможно, окончательной – второй буржуазной революции в России? Кто не воспротивился господству горбачевых-ельциных и гайдаров-чубайсов – этих коллективных шариковых и швондеров? Кто позволил расчленить сверхдержаву СССР и унизить Россию, доведенную до уровня отсталого государства?
Нет, мы не имеем в виду тех, кто сознательно и порой рискуя жизнью пытался противостоять смуте и предательству. Эти и многие другие наши сограждане достойны уважения. Но не они определили судьбу Отечества.
Надо стремиться понять правду. Не приглаженную, не пропитанную елеем нарочитого оптимизма. Надо как можно ясней постичь, что произошло и почему. Только в этом случае есть надежда преодолеть величайшую в истории Руси – России смуту.

ПОЧЕМУ РУХНУЛ СССР?

Предательство! Горбачевы, ельцины, яковлевы, гайдары, чубайсы, березовские, гусинские, мамуты, абрамовичи и прочие олигархи, а то и просто олухи ведут политику истощения России и уничтожения «лишнего» ее населения во благо своих западных покровителей и хозяев. Такое мнение можно услышать от патриотов.
Странное дело: многие из этих патриотов в свое время, совсем недавно, возводили хулу на Советский Союз, социалистическую систему, ленинско-сталинскую идеологию и лично на Сталина. Они при этом ссылались на давным-давно отмершую триаду «самодержавие – православие – народность», понося правление «атеистов-безбожников». Один из их кумиров (возможно, уже бывший) А. Солженицын выразился просто: «Бога забыли».
Но вот у Русской православной церкви появились огромные льготы, восстановлены сотни порушенных храмов и возведены новые, восстал «из бассейна» храм Христа Спасителя в Москве… И все это – именно в те годы, когда Россия опускалась в бездну кризисов.
Что ж получается? В 1930-е годы, когда народ строил первое в мире социалистическое государство, Бог был на его стороне. Когда Сталин уничтожал оппозицию, Бог ему помог. Когда грянула страшная война с фашизмом, Бог был за нас. Но вот нововерующие прокляли те времена, и страна погрузилась во мрак. Выходит, Солженицын и все прочие хулители великого прошлого СССР – лжепророки («по делам их узнаете их» – учил Христос).
«Патриоты», сами того не сознавая, действовали во благо врагам России. Они оказались в числе тех сил, которые разрушали СССР и социалистическую систему. Некоторые из них даже призывали вывести Россию из Советского Союза!
Достоинства социалистической системы позволили нашей стране развиваться, несмотря на бездарную и продажную партократию. Мы пользуемся теми материальными благами, которые обеспечила впрок прежняя система; эксплуатируем ранее разведанные месторождения полезных ископаемых, используем накопленные ранее производственные мощности, потребляем энергию, которую вырабатывают созданные в прежние годы ГЭС, ГРЭС, ТЭС и АЭС. Мм существуем за счет того самого советского прошлого, которое так проклинают нынешние антисоветские и антироссийские идеологи и пропагандисты (а вместе с ними еще и некоторые патриоты).
Есть ли какие-нибудь достижения в РФ за истекшие три пятилетки капиталистического строительства? Буквально – никаких. Только одни провалы. А СССР в 1930-е годы за две пятилетки выдвинулся в ряды наиболее развитых стран мира, уступая по валовому национальному продукту лишь США.
Почему же в таком случае развалилась столь совершенная общественная система? Или она с мучениями перерождается в нечто более хорошее во всех отношениях?
На последний вопрос напрашивается отрицательный ответ уже потому, что прошло полтора десятилетия – срок огромный для конца ХХ – начала ХХI веков. Продолжение прежнего курса не принесло ничего хорошего народу и государству. Почему вдруг все изменится к лучшему? Такими обещаниями обманывали правители народ все это время. Деградация и агония крупных общественных систем могут продолжаться десятки (Римской империи – сотни) лет. Это создает в сознании обывателя иллюзию стабильности бытия. Все социалистические государства, резко изменившие траекторию своего развития, пришли в упадок.
Но если бы у социалистической системы не было существенных изъянов, она бы не рухнула. В то время как все развитые капиталистические страны перенимали достоинства социалистической системы, мы вовсе отрешились от здравого смысла. Демагоги и жулики быстро вырулили страну на задворки цивилизации в давно уже пройденные, проклятые и забытые всеми развитыми странами тупики стихийного воровского рынка с безработицей, обнищанием масс, социальными столкновениями (в такие периоды происходят революции и мировые войны).
Какие же факторы привели к крушению СССР и упадку России?
1. Совершенство общественной системы, созданной Сталиным и его соратниками.
В изменчивой внутренней и внешней обстановке такое совершенство чревато серьезным кризисом. Даже смерть одного человека может обернуться национальной трагедией, если это – незаурядная личность и руководитель государства. Сколько-нибудь достойной замены Сталину не нашлось. Его государственный курс постарался продолжить Ю.В. Андропов. Его уважал и поддерживал народ.
2. Установление в стране гегемонии руководящей верхушки КПСС, так называемой номенклатуры, и ее последующая нравственная деградация.
Сталин старался соблюдать баланс между главными «партиями по интересам», преимущественно экономическими: Красная армия, ОГПУ-НКВД, коммунистическая партия, руководство народным хозяйством, местные органы власти (Советы). Абсолютного господства партаппарата добился Хрущев. В номенклатуру, привилегированную касту, стали проникать самые бессовестные карьеристы, все те, кто стремились получать максимум благ за минимальный труд, кого прельщали больше всего на свете материальное благополучие и власть.
Репрессии прежних времен обрушивались на тех руководящих работников, которые нарушали требования единодушия, жесткой партийной дисциплины. Пока был грозный «вождь», номенклатура отрабатывала свои привилегии. Но как только его место занял недостойный человек, то этот слой стал быстро перерождаться. И в этом тоже проявился эффект «излишнего совершенства» системы, которая дает сбой при изъятии из нее всего лишь одного, пусть даже важного звена.
Подобного совершенства лишены буржуазные демократии. Они менее эффективны в экономическом и военном отношении, в трудных и критических ситуациях. Зато более гибки и устойчивы. Для них смерть или смена президента не приводит к тяжелым последствиям. Слой номенклатуры там не обладает огромными привилегиями, как в стране, где он наделен всей полнотой власти при ничтожной ответственности (когда снят жесткий контроль «сверху»).
Деградация отечественной партноменклатуры и ее окружения привела к тому, что они устроили мелкобуржуазную «революцию сверху»; в результате представители госхозпартаппарата и воротилы подпольно-криминального бизнеса «прихватизировали» почти все национальные богатства. В этом они пользовались поддержкой иностранного капитала и действовали ему в угоду.
3. Победе буржуазной революции способствовал закон социальной динамики технической цивилизации: уменьшение доли производящих работников (крестьян, рабочих) при преобладании служащих, всяческих посредников, управленцев.
Рост числа рабочих был особенно ощутимым в наиболее развитых странах с середины XIX до середины XX веков. Не случайно к началу этого периода относится создание марксистского учения о диктатуре пролетариата. Однако Маркс и его последователи не предполагали, что развитие науки и техники, индустриализация производства и внедрение электроники приведут к снижению доли рабочих при абсолютном преобладании работников сферы обслуживания, для которых характерна мелкобуржуазная психология, стремление прислуживать начальству (хозяину), именно служить, а не творчески трудиться. Служащие привыкли голосовать за «начальство», тем более, когда оно сулит материальные блага (показывая по ТВ два ваучера, Ельцин громогласно вещал, что они соответствуют двум «Волгам», и это – для каждого россиянина).
4. Изменение со временем психологии рабочего класса. Чем благополучней становились рабочие в СССР, тем основательней пропитывал их «мелкобуржуазный дух». Это тоже немало содействовало проведению буржуазной «революции сверху», начатой Горбачевым и завершенной Ельциным.
5. Массовое распространение электронных средств пропаганды, агитации, внушения, наркотизации сознания способствовало распространению в обществе смуты, подавлению здравого смысла. Владельцы соответствующих средств получили возможность формировать по своему усмотрению и с помощью психотехнологий общественное мнение.
6. Перерождение интеллигенции. Эта категория населения должна отличаться по важнейшему признаку: духовные потребности у интеллигента должны преобладать над материальными. (Интеллектуал – тот, кто зарабатывает на жизнь интеллектуальным трудом.) Однако со временем и тут сказалась общая закономерность – стремление к материальным благам, к максимальному потреблению. В этом смысле можно говорить о значительном уменьшении слоя интеллигенции за счет служащих по ведомству науки, культуры, литературы, религии.
Прежде интеллигенция отличалась независимостью суждений, выступлениями в защиту трудящихся, униженных и оскорбленных, против махрового мещанства, тунеядства, общественного паразитизма. Во второй половине XX века значительная часть интеллектуалов стала откровенно служить имущим власть и капиталы. В условиях электронной наркоцивилизации такое перерождение «пролетариев умственного труда» самым печальным образом сказывается на духовной жизни общества во всем мире.
7. Постоянная антисоветская пропаганда – сначала почти исключительно из-за рубежа и в малых группах «диссидентов», а затем, к концу века, как проявление государственной политики, ориентированной на капитализм. Началом идейного распада общества стал антисталинский доклад Хрущева на XX съезде КПСС и переименование Сталинграда (это явилось глумлением над памятью тех сотен тысяч наших солдат и офицеров, погибших, отстаивая не безликий Волгоград, а символичный Сталинград). Началось очернение советского славного прошлого, в частности, трудовых подвигов народа в 1930-е годы и победы в Великой Отечественной войне.
8. Идеологическая война, развернутая индустриально развитыми капиталистическими державами против стран социализма и прежде всего – против СССР. Она была неплохо организована при гигантских материальных затратах (частично – на подкуп советской номенклатуры и части интеллигенции). Страны капитализма не победили в этой идеологической войне в 1930-е годы во многом потому, что значительная часть не только отечественной, но и западной интеллигенции считала коммунистические идеалы более справедливыми, морально здоровыми и духовно возвышенными, в отличие от буржуазной идеологии.
В 1932 году у нас произошло знаменательное идеологическое событие: объединение левой и правой оппозиции генеральному сталинскому курсу. Вспомним лозунг Бухарина – «Обогащайтесь!» Это принципиальное положение буржуазной идеологии явно или неявно сплотило оппозиционеров. Для значительной части партийных работников, бывших революционеров, обеспеченных рабочих и служащих стал злободневным риторический вопрос: «За что боролись?!»
Создались более прочные, чем в феврале 1917-го, социальные и идейные предпосылки для осуществления буржуазного переворота. Они созрели исподволь и проявлялись объективно. Репрессии 1936-1938 годов стали, как можно предположить, формой подавления в зародыше буржуазной контрреволюции в России. Эта акция удалась по трем основным причинам: из-за внешнеполитической обстановки (кризисы или депрессии в развитых капиталистических странах); из-за успехов социалистического строительства, подтвердивших верность сталинского курса; из-за отсутствия у оппозиционеров идеологического единства и достойного лидера.
То, что уже к 1930 году в СССР стала складываться ситуация, благоприятная для буржуазной революции, свидетельствуют, в частности, стихотворения Маяковского и Заболоцкого, рассказы Зощенко и Булгакова. Коммунистические дальние идеалы становились чуждыми значительному числу людей, включая многих советских чиновников, партработников, военачальников, части рабочих. Реалистичные образы «совбуржуев» были воплощены на сцене в спектаклях «Клоп», «Баня», «Зойкина квартира» и др.
Появление значительного числа коммунистов-перерожденцев требовало периодических «чисток» партии. Еще раз подчеркнем: репрессии захватили почти исключительно привилегированные слои общества, а не народные массы. Напротив, через полвека, в 1990-е годы по существу был репрессирован народ, тогда как максимум благ обрели представители госхоз-партаппарата и торгово-криминальные слои. Вымирание населения (устойчивое) и снижение общей продолжительности жизни – объективные показатели того, что народ подвергается чудовищным репрессиям. Это подтверждает и невиданный в мире уровень самоубийств, причем преимущественно мужчин деятельного возраста. Так что если говорить, по примеру Конквиста или Солженицына, о «большом терроре», то это понятие по отношению к народным массам применимо именно к 1990-м, а никак не к 1930-м годам XX века.
В благополучной Швеции в 1937 году смертность составляла 1,15%, а в СССР – 1,98% (при втрое более высоком уровне рождаемости). А ведь мы к тому времени пережили мировую войну и Гражданскую, страшную разруху. Надо только удивляться, как советскому правительству во главе со Сталиным удалось в кратчайшие сроки возродить державу и поднять жизненный уровень населения.
Задумайтесь: что тогда надо говорить о тех руководителях и их подголосках, которые в 1990-е годы в мирное и благополучное время довели страну до разрухи, а народ до вымирания.
В 1930-е годы все было наоборот. Не потому ли о них распространяют столько лжи и клеветы?
В СССР и прежде всего в КПСС начиная с 1960-х годов появилась буйная поросль предателей-перерожденцев, которые ожидали только благоприятного момента и удобного предлога для оправдания своего предательства. Они с вожделением присматривались к «сладкой жизни» западных богатых капиталистов, буржуа, втайне исповедовали идеологию, основанную на приоритете личного благополучия, максимального обогащения. Им была чужда советская идеология, отвечающая народным традициям и созвучная заповедям Христа (труд, взаимопомощь, человеколюбие, справедливость, преобладание духовных ценностей над материальными).
Ключевой фигурой в идеологической подготовке переворота и буржуазной революции стал образ Сталина. Голословно и громогласно, по любому поводу и мимоходом его обвиняли, проклинали, словно от его правления (славного правления!) не прошли уже десятилетия, словно его культ не заклеймил сам ЦК КПСС. 1930-е годы стали синонимом ужасов и террора в Советском Союзе, и на этом грязном и подлейшем мифе воспитали не одно поколение антисоветских людей в России.
Так перерожденцы оправдывали свое предательство идеалов коммунизма, укрепляли свое господство, преумножая свои богатства. И дело, конечно же, не в личности Сталина, давным – давно ставшего достоянием истории. Все дело в унижении советского народа, в глумлении над его героическими деяниями в труде и войне, в восстановлении и укреплении народного хозяйства.

…Если России суждено возродиться, то начнется это с осознания и реабилитации советского периода. Стране, которая забывает и даже поносит свое славное прошлое, которая предает высокие идеалы и великие завоевания былых поколений, нет смысла существовать.

А В ЧЕМ ЖЕ ТАЙНА?

Читатель, ознакомившийся с этой книгой, волен высказать недовольство. Авторы вроде бы собирались раскрывать тайны смутных эпох, что-то вроде сеанса «магии с разоблачением», как в «Мастере и Маргарите», а четких выводов не предоставили. И вообще, в чем же состоит тайна смутных эпох вообще и каждой в отдельности?
В столь же общем виде ответ такой: проблема чрезвычайно глубока и уходит в недостаточно изученную область общественной психологии, феноменов массового сознания и подсознания. Здесь есть над чем трудиться соответствующим специалистам, а также философам и историософам. Данная книга не может претендовать на некие окончательные выводы. Она призвана систематизировать факты и предложить ряд суждений по затронутой теме. Тем более что у нас не специальное, а популярное исследование.
Смутные времена обычно связаны с теми или иными изменениями и кризисами традиционной идеологии, а также серьезными противоречиями между народом и правящими прослойками или классами. Нередко смута вызывается внутри или внешнеполитическими событиями, а то и стимулируется искусственно.
Например, есть серьезные основания полагать, что сенсационные разоблачения Хрущевым «культа личности» и репрессивной деятельности Сталина и Берии были вызваны прежде всего стремлением Хрущева скрыть свою зловещую роль в этих делах (по-видимому, более активную, чем роль Берии, о чем свидетельствует целый ряд фактов, опубликованных сравнительно недавно). Мы обошли этот вопрос, требующий основательного и квалифицированного расследования, на которое, сказать по правде, надежд немного. Интересующимся можем порекомендовать книги К.А. Столярова «Палачи и жертвы» (1977), В.В. Кожинова «Россия. Век XX (1939-1964), М., 2002).
Другой пример. 7 июня 1982 года в библиотеке Ватикана состоялась беседа президента США Р. Рейгана с Римским папой Иоанном Павлом II. Как писал исследователь отношений между Вашингтоном и Ватиканом К. Бернстайн, они договорились «о проведении тайной кампании с целью ускорить процесс распада коммунистической империи». «Это был один из величайших тайных союзов всех времен», – в несколько рекламном духе писал советник Рейгана Р. Аллен. Сговор предусматривал «обеспечить крах советской экономики, ослабить контакты и связи Советского Союза с его клиентами по Варшавскому договору, навязать реформы в рамках советской империи».
Активное участие в этом Ватикана знаменательно. Он оказывал мощную поддержку антисоветскому и антисоциалистическому движению «Солидарность» в ПНР, замаскированному под рабочее движение. (Чрезвычайно показателен тот факт, что всплывший на этой волне к вершине власти Л. Валенса в 1990 году был избран президентом Польши, а в 1995 году не удержался на этом посту, после чего его авторитет и вовсе упал до минимума.)
В конце 1980-х годов по типу «Солидарности» была создана в СССР «Демократическая Россия» (название намекает на обособление России). В обращении ее оргкомитета говорилось: «Эффективность именно такой структуры в переходный период подтвердил польский опыт «Солидарности». Наша задача – создать сходное с ней массовое движение, которое включит всех сторонников демократических реформ».
Есть все основания считать, что в организации всесоюзной смуты конца ХХ века значительную роль сыграли зарубежные силы. Но эта тема остается по большей части засекреченной. В любом случае примечательно то, что антисоветская пропаганда попадала на хорошо унавоженную почву «западнизма».
Помнится, с каким упоением повторяли отечественные интеллектуалы высказывание госпожи Тэтчер о том, что СССР – это Верхняя Вольта с межконтинентальными ракетами. Этим людям, среди которых немало было «технарей», кандидатов и докторов наук, как-то в голову не могло прийти, что для создания межконтинентальных ракет и обитаемых космических станций необходим такой научно-технический потенциал, которым не обладает Верхняя Вольта вместе с Великобританией! Ведь ни одна страна, кроме СССР и США, не смогла самостоятельно вывести человека в космос, для чего требуется высочайший уровень развития науки и техники.
Не понять несуразицы и явной клеветы на СССР в лживых словах госпожи Тэтчер могли только те, кому не было никакого дела до правды и сути, кого радовало любое унижение – пусть в ту пору только на словах – Советского Союза. В среде подобных советских граждан (отнюдь не диссидентов) уже давно возобладали буржуазные материальные ценности.
Ну, а разве нельзя было заранее предусмотреть самые негативные результаты, к которым должна была привести так называемая борьба с алкоголизмом? Предположим, Е.К. Лигачев мог по своей ограниченности не осознать этого. Но ведь не он же один развернул разрушительную для экономики кампанию.
По словам бывшего руководителя советского правительства В.С. Павлова: «Удар был рассчитан точно. Мировой опыт попыток ввести сухой закон учит, что запреты для прививки населению бесполезны, но зато исключительно благоприятны для создания мафиозных структур и их обогащения. Результаты кампании в СССР не заставили себя ждать в точном соответствии с мировым опытом. Горбачев и Яковлев не могли не знать об этом опыте, но решали другую задачу и за ее успешное решение готовы были, видимо, заплатить любую цену».
Какая это была задача? Догадаться нетрудно, и они ее решили: Яковлев, по-видимому, более осмысленно и целенаправленно, чем Горбачев. Можно согласиться с И.Я. Фрояновым: «Их («демократов». – Авт .) тщательно замаскированной целью было разрушение существующей системы, с одной стороны, и усиление теневого капитала, с другой. Иными словами, был намечен курс на буржуазную реставрацию».
Так ли уж тщательно была замаскирована цель? Неужели о ней не догадывались многие интеллектуалы, партработники, служащие? Судя по всему – догадывались. В противном случае откровенная реставрация капитализма, а вернее сказать, реабилитация буржуазной идеологии вызвала бы бурный протест в обществе. Этого не случилось. Переворот произошел с молчаливого одобрения значительной части граждан.
В таком случае и великая смута конца XX века в сознании советских и, конкретнее, русских людей была не такой уж и смутной. Слишком многие отдавали себе отчет, что разрушается социалистическая система, расчленяется СССР, внедряется капитализм, причем в подлейшей и криминальной форме. Однако понимая все это, данные граждане предпочитали помалкивать, надеясь в результате на свою личную выгоду: возможность заиметь «иномарку» и особняк, существовать как зажиточный буржуа, разъезжая по парижам и лас-вегасам, посещая лучшие иноземные курорты…
«Мое! Моя вобла, моя шинель, моя баба! Мое! Вот как бы на этом не споткнуться?!» – пророчествовал в «Оптимистической трагедии» B.B. Вишневского матрос Алексей. Только теперь вместо воблы – черная икра, вместо шинели – костюм от Кардена, вместо бабы – роскошная проститутка. На том и споткнулись.
Конечно, подавляющее большинство подобных мечтателей не получили и вовсе ничего хорошего. Это можно даже сказать о значительной части тех, кто активно пропагандировал «перестройку» и «реформы», ревностно служа богатым, которые оказались не столь уж щедрыми.
…В угаре «перестройки» известный кинорежиссер Станислав Говорухин создал фильмы: «Россия, которую мы потеряли» и «Так жить нельзя». В первой показал все прелести царской России, во второй – все гнусности СССР. Правда, теперь он признает, что кое в чем заблуждался. Но дело было сделано, и свою немалую лепту в разрушение социалистической системы он внес.
Теперь есть смысл вспомнить о том, какую страну и социальную систему мы потеряли в конце XX века. Об этом лучше всего судить по высказываниям ныне вполне обеспеченных людей. Вот каковы были ответы на вопрос газеты «Коммерсант»: «Что бы вы хотели вернуть советского?»
– Советскую пенсию в 132 рубля и советские цены (В. Степанков, заместитель полномочного представителя Президента в Приволжском федеральном округе).
– Нормальное бесплатное медицинское обеспечение (И. Балло, президент Ассоциации игорного бизнеса).
– Надо вернуть дух патриотизма, который был присущ тому времени (А. Нестеренко, заместитель председателя правления банка «Первое ОВК»).
– Тогдашнюю демократию, когда отношения между людьми были простые и душевные (В. Рыжков, депутат Госдумы).
– Вернул бы веру в наше светлое будущее, стабильность и предсказуемость (С. Бондарович, председатель правления Русского банкирского дома).
– Планирование и госрегулирование. Все развитые демократии нам в этом завидовали (А. Донофиян, генеральный директор ассоциации «Центральная Россия»).
– Открытые окна и двери. Во всех смыслах. Чтобы люди могли ничего не бояться (Н. Дементьева, заместитель министра культуры России).
– Чувство достоинства советского человека. Во мне тогда не было никакого страха (В. Брынцалов, депутат Госдумы, генеральный директор одноименной компании, бывший кандидат в президенты России).
Теперь перечислим по порядку высказанные выше достоинства советской социалистической системы: низкие цены и высокая пенсия; нормальное бесплатное медицинское обслуживание; дух патриотизма; демократия; простые и душевные отношения между людьми; вера в светлое будущее; стабильность и предсказуемость; планирование и госрегулипование; открытые окна и двери, люди ничего не боялись; чувство достоинства советского человека.
Все это (и немало еще хорошего) было отброшено ради призрачных надежд личного обогащения без особых усилий.
Были у тогдашнего общества, государственной системы существенные недостатки? Безусловно, были. Некоторые из них перечислены в предущей подглавке «Почему рухнул СССР». Да разве существовало когда-либо в истории, а не в мечтаниях, идеальное общество? «Нет в мире совершенства», – вздохнул мудрый Лис в сказке Антуана де Сент-Экзюпери.
Вообще, слишком наивно предполагать, будто может быть – хотя бы в теории – какая-то модель общественной системы, наиболее целесообразная для любой эпохи и любой страны как по размерам и населению, так и по географическому положению.
В этом отношении социосистемы подобны экосистемам, которые изменчивы в пространстве и времени. Учтем еще, что много зависит от этапа развития, на котором находится сложная естественная система. То, что благоприятно для нее в пору роста и расцвета, может оказаться вредным на стадии «совершенства и кризиса».
Итак, вряд ли теперь могут быть сомнения в том, что в СССР, а затем и в России в конце XX века, произошли не кризисы роста, а кризисы деградации, а их причиной стало духовное состояние общества в первую очередь. Начало духовного вырождения  народа – таким может быть диагноз. Это явилось главной причиной смуты, смятения умов в погоне за иллюзией личного обогащения, когда значительная часть граждан отказалась от реальных достоинств социалистического общества, доверившись не слишком изощренной буржуазной пропаганде…
Оценивая все большие и малые, длительные и краткие смуты на Руси и в России, приходишь к заключению, что последняя, не завершившаяся до сих пор, не только самая продолжительная (особенно с учетом необычайно динамичного ХX века), но и самая критическая. Потому что духовная деградация народов – процесс не только наиболее болезненный по своим самым разнообразным последствиям, но и трудно излечиваемый. Ведь эта деградация затронула преимущественно молодые поколения, выросшие или повзрослевшие в период брежневско-горбачевского загнивания и ельцинского обострения духовной пагубы.
За последнее время обстановка в стране несколько оздоровилась, и теперь уже можно услышать гласные отзывы о достоинствах социализма. Однако, увы: Россия теперь не та, что два десятка лет назад. Отношение к русским во всем мире тоже принципиально изменилось. Да и как уважать людей, предавших свое недавнее великое прошлое ради нынешнего жалкого прозябания на задворках западной цивилизации?
Конечно, ситуация не безнадежна. США, став мировым гегемоном и жандармом, демонстрируют свою хищную и бесстыдную сущность, продолжая раздувать искры новой мировой войны. Это лишний раз показывает, что существует серьезнейший не только нравственный, интеллектуальный, духовный недуг западного общества потребления, но и его экономическая несостоятельность. Ведь это общество не устраивает мирное сотрудничество с другими странами, ему необходимо силой навязать свое господство, разрушая неугодные государства и обрекая на вымирание их население, как это произошло с СССР. То, что владельцы крупных капиталов ненавидят социализм и боятся его, – очевидное свидетельство в пользу этой социальной системы для нормального, честного, совестливого трудового человека.
К сожалению, немалая смута наблюдается не только в России и бывших социалистических странах, но и в ведущих наиболее экономически и научно-технически развитых державах мира. Она в наше время создается и умело поддерживается с помощью средств массовой пропаганды и псевдоинформации. Они одурманивают сознание огромных масс населения. Есть все основания утверждать, что техническая цивилизация XX века перешла в стадию электронной наркоцивилизации  (хотя наркотизируют сознание не только электронные, но и химические средства). Но это – тема особая, которая сравнительно недавно была заявлена Р.К. Баландиным, но так еще и не получила общественного резонанса.

Заключение

ЗАЧЕМ НАМ ЗНАТЬ ИСТОРИЮ?

Мы верили нашей дороге,
Мечтались нам отблески рая…
И вот – неподвижны – у края
Застыли в тоске и тревоге.

Валерий Брюсов

Историографы стараются быть хроникерами минувших событий. Историософы пытаются осмыслить исторический процесс. Все это занятия интересные и почтенные. Но зачем вообще нам нужно знать историю?
Говорят, знание прошлого помогает предвидеть будущее. Это справедливо, но лишь отчасти и с оговорками.
Расширяя в прошлое свой умственный горизонт, охватывая длительные исторические периоды, переходишь в иные масштабы пространства и времени, для которых десятилетия и наша собственная жизнь – лишь краткий эпизод.
Общество меняется, и чаще всего – необратимо. А раз так, то как догадаться, что может произойти в ближайшие годы, не говоря уж о более дальних перспективах.
Будущее многовариантно. Мы и прошлое-то восстанавливаем не однозначно, а в нескольких вариантах в зависимости от принятой точки зрения и имеющихся фактов.
Кроме того, какие гарантии, что будущее угадано верно? Как можно это доказать не ретроспективно, а загодя?
Даже если какие-то доказательства и приводятся, это мало кого может убедить. Люди привыкли смотреть в грядущее с верой и надеждой, основываясь на своих убеждениях. Они склонны обманываться, доверяя ловким лжепророкам.
Убедительных прогнозов на будущее невозможно выработать никакими средствами. Хотя, конечно же, есть возможность просчитать и оценить те или иные варианты. Только при этом нужна не только компетентность, но и абсолютная честность – продукт во все века дефицитный.
Что касается нашей родины, нашего народа, то беглый огляд тысячелетней истории с более пристальным всматриванием в смутные эпохи приводит – еще раз придется признать – к выводам неутешительным. И беда не в том, что с нами произошло (без катастроф жизнь государств не обходится), а в том, что происходит поныне, в упорном нежелании правителей понимать и учитывать государственные и общенародные интересы. Но ведь и народ безмолвствует…
Нам надо уяснить одну простую мысль, высказанную известным философом Николаем Бердяевам: «Перед Россией стоит роковая дилемма. Приходится делать выбор между величием, великой миссией, великими делами и совершенным ничтожеством, историческим отступничеством, небытием. Среднего, «скромного» пути для России нет».
Не хочется думать, что выбор уже сделан…
Прошлое раскрывает сущность настоящего и нас самих. Ведь общество продолжает существовать при постоянном обновлении слагающих его клеточек-индивидуумов, нас с вами. Оно сохраняет свои извечные качества и приобретает новые. Оно, как всякий живой организм, не может измениться совершенно – это будет означать его перерождение и гибель.
Итак, история помогает нам лучше и глубже понимать свою страну, свой народ и собственную личность. Это чрезвычайно важно. С этого начинается культура. Недаром во времена античности был популярен афоризм: «Познай самого себя». Самопознание – отличительная черта человека.

Самопознание общества – это и есть история.