Эльсе Роэсдаль. Мир викингов (викинги дома и за рубежом)

ОГЛАВЛЕНИЕ

СКАНДИНАВИЯ

Короли и государства

Нам известно, что государства существовали в Скандинавии и до эпохи викингов, но мы не знаем, как велики были территории, находившиеся под властью того или иного короля или хевдинга, каковы были их властные полномочия и как они практически осуществляли свое правление. Нет достоверных сведений об этом и в отношении эпохи викингов. В истории возникновения каждого из трех ныне существующих скандинавских стран также много неясного. И все же есть возможность обозначить некоторые основные направления, и о них будет сказано ниже. Почти вся современная Дания, а также ныне относящиеся к Швеции области Сконе и Халланд еще до 800 года, вероятно, находились под властью датского короля. Норвегия, или вернее, большинство тех ее районов, которые прилегали к морскому побережью и фьордам, была впервые объединена под властью одного короля в конце 800-х годов. Когда появился первый король в Швеции, нам неизвестно. Можно лишь предполагать, что Швеция, как единое государство, возникла не ранее 1100-х годов.
Впрочем, едва ли следует представлять себе дело так, будто в тот период где бы то ни было существовала единая, стабильная, централизованная королевская власть. В отдельных регионах население придерживалось собственных традиций и законов и всячески оберегало свою независимость. Старинная местная аристократия все еще обладала большой властью в своем крае, хотя влияние ее ослабевало по мере укрепления аппарата королевской власти.
Развитие военных структур королевства отнюдь не было равномерным. Власть короля все еще зависела от соотношения между его собственным могуществом и могуществом местных хевдингов, а также от ряда внешнеполитических факторов. В эпоху викингов нередко случалось, что то или иное государство вновь утрачивало обретенную целостность; те или иные короли на какое-то время лишались поддержки знати, а затем изгонялись из страны или даже лишались жизни. Бывали также случаи, когда какое-либо государство, или часть его, на определенный период попадало под власть иноземцев.
Предпосылкой для того, чтобы все земли государства объединились под властью одного короля, чтобы население признало его верховенство и согласилось его содержать, должно было быть желание наиболее влиятельных кругов в стране добиться для нее мира и процветания. Побывав в Европе, Византии и арабских странах, многие поняли преимущества сильного аппарата власти. Накануне эпохи викингов и на протяжении ее в Скандинавии возникла потребность в политическом объединении. Экономика и структура общества все больше усложнялись. Росло производство товаров, отмечался небывалый рост торговли и ремесел. В руках многих скапливались огромные ценности, возникали торговые центры и города, оживился товарооборот и расширились связи Скандинавии с другими регионами.
Появилась необходимость перевозить товары и ценности на большие расстояния, а вместе с этим возросла опасность разбойничьих набегов. С развитием судоходства морские грабители могли появляться повсюду. И только король, наделенный властью, способен был оградить людей от этих грабежей и обеспечить им спокойствие и охрану на большой территории, получая в уплату соответствующие налоги и пошлины. Стало ясно, что именно в централизованной королевской власти коренятся предпосылки для стабильности и процветания общества.
Все больше ощущалась потребность в аппарате власти, глава которой имел бы возможность в кратчайший срок собрать большую военную силу в определенном месте, дабы противостоять опасности, исходившей от воинственных соседей или больших организованных разбойничьих полчищ. Далее, наделенная властными полномочиями личность могла служить связующим звеном между населением и богами, а также между ним и иноземными государственными образованиями. Во власти богов было обеспечить мир и процветание обществу, но немалое значение приобретали все растущие связи с иными государствами, например, заключение союза между двумя странами. Наконец, королевская власть могла способствовать укреплению единства между правителем и народом, созданию государства с определенными географическими границами и наличием представителей королевства за его пределами. Новые возможности открывались как для отпрысков древних аристократических родов, так и для энергичных, деятельных представителей других слоев общества.

Легитимация личной власти

В Скандинавии легитимность власти короля обусловливалась тем, что он должен был быть отпрыском королевского рода по отцовской или материнской линии. Это была основа легитимности, которая затем подкреплялась утверждением, что дальними предками короля были боги и герои древности. Обычно трон после смерти короля занимал его сын. Но твердо установленного закона о престолонаследии не существовало. Король мог также избираться, и в этом случае могла возникнуть борьба за трон между членами семьи, причем каждый претендент заручался поддержкой своей стороны. В конце концов, в этой борьбе побеждал кто-нибудь один, а иногда проблема разрешалась таким образом, что на троне оказывалось сразу несколько королей.
Во французских анналах мы находим сведения о полной драматизма смене королей на датском троне в начале 800-х годов. После убийства короля Годфреда в 810 году королем стал его племянник Хемминг, а его собственные сыновья вынуждены были отправиться в изгнание. Два года спустя Хемминг умер, и борьбу за трон повели два рода. Во главе одного из них стоял Сигфред (другой племянник Годфреда), а второй возглавил Ануло (племянник прежнего короля, Харальда). В этой борьбе оба претендента на престол погибли, но победил род Ануло. В конце концов, трон заняли два брата Ануло, однако, уже через год, в 813 году, они были изгнаны с престола сыновьями короля Годфреда. Теперь королями стали они, и эта ветвь рода удерживала власть на протяжении многих лет.
Случалось и так, что королевская власть разделялась несколькими представителями одной семьи, например, отцом и сыном или братьями, но женщины никогда не участвовали в этом. Письменные источники свидетельствуют также о том, что титул короля не всегда означал власть над каким-либо определенным географическим регионом. Викингские походы в Европу возглавлялись военачальниками, которые носили титул короля, несмотря на то, что у себя на родине они не обладали никакой властью, и там уже сидел на троне могущественный король. Случалось также, что на троне укреплялась новая династия. Так произошло в Дании в конце 800-х годов, а затем незадолго до середины следующего столетия, когда на политической арене неожиданно возник король Горм Старый. Возможно, его сомнительная легитимность подкреплялась дальним родством с королевской семьей через внебрачные связи, как это уже не однажды бывало в других регионах. Во всяком случае, можно предположить, что власть нередко завоевывалась с мечом в руке или добывалась с помощью больших количеств серебра. Так было, когда незадолго до 1000-го года королем Норвегии стал Олав Трюггвессон. Его воцарение на норвежском троне произошло не без помощи огромных запасов серебра, добытых им во время грабительских набегов в Англию.
По сути дела, могущество короля или хевдинга, базировалось на его славе и богатстве, владении землей, скотом и ценностями. Реальная власть зависела также от способности короля сплотить вокруг себя приверженцев, вести их за собой, добиваться побед и щедро платить своим людям за службу. Суммируя все это, можно сказать, что престиж и запасы серебра являлись верным средством для того, чтобы заручиться необходимой поддержкой. Именно поэтому погоня за славой и богатством ставилась во главу угла на протяжении всей эпохи викингов. Короли викингов окружали себя блеском и роскошью, а идеалы знати коренились исключительно в военной сфере. Скальды, складывавшие хвалебные песни в честь своих властителей, воспевали победы в сражениях, мечи и корабли, богатую добычу, дальние походы, мужество и верность, а также щедрое вознаграждение, которое люди короля или викинга получали за свою службу. Неудивительно, что оружие непременно присутствует во всех погребениях знати языческих времен, а раем для погибших воинов называли Валгаллу – чертоги бога войны Одина. Здесь время проходило в пирах и состязаниях и в общении благородных героев с равными себе. В жизни, как короли, так и хевдинги имели при себе дружину, или «фелаг», где каждый был лично связан со своим господином взаимной верностью и дружбой. Воины дружины являлись его личной стражей, они сопровождали своего господина в походах и других поездках, помогая ему и советом, и делом.
Желание представителей новой династии подчеркнуть свою власть на территории, оказавшейся в их владении, проявилось в создании великолепных викингских монументов. Так, в Йеллинге сын короля Горма, король Харальд Синезубый, возвел самый грандиозный монумент эпохи викингов. В него входят два памятных камня с руническими письменами, два громадных кургана, королевское погребение и церковь. Все это создано в память о родителях Харальда и призвано утвердить неоспоримую власть их рода над большой территорией, а также увековечить подвиги самого Харальда и подчеркнуть его приверженность к христианской вере. Надпись на одном из этих больших памятных камней имеет явный религиозно-политический смысл. Она гласит: «Король Харальд повелел воздвигнуть эти памятники в память о Горме, своем отце и о Тюре, своей матери. Харальд завладел всей Данией и Норвегией и сделал данов христианами».
Соответственно, некоторые большие могильные курганы в Вестфолле (Южная Норвегия) наверняка подчеркивают власть на этой земле королевского рода Инглингов. К роду Инглингов принадлежал и король Харальд Прекрасноволосый, объединивший Норвегию в единое королевство. Некоторые из этих курганов – Усебергский, Гокстадский и, один из самых великолепных, курган в Борре, – были исследованы в прошлом столетии. В них были обнаружены большие корабли и множество прекрасных вещей 800-х годов, несомненно, принадлежавших королям и королевам.
Род Инглингов, вероятно, происходит из Норвегии, и один из скальдов, Тьодольф, воспевший его в своем большом стихотворении «Инглингаталь» («Песнь в честь рода Инглингов»), прослеживает тридцать поколений этого рода вплоть до легендарного прародителя славных Упсальских королей по имени Ингве. Вместе с тем, Тьодольф связывает этот род с местностью Борре. Однако, мы не знаем, кто из этого рода был погребен в имеющихся здесь погребальных курганах, равно, как и в других курганах Вестфолла.
Большие курганы имеются также в сердце государства свеев, Старой Упсале. Три кургана отличаются здесь особенно грандиозными размерами. По крайней мере, два из них, те, что были раскопаны, относятся к 400-500-м годам. К сожалению, неясно, каковы были родственные отношения между погребенными в них людьми и шведскими королями эпохи викингов и были ли эти люди связаны с Упсалой. Нам доподлинно известно лишь, что около 1075 года здесь находилось главное языческое капище с культовым языческим храмом.

Королевская власть

Сведений о конкретных территориях, подвластных тем или иным королям, о могуществе этих королей и способах управления сохранилось неожиданно много как во франкских, так и в германских письменных источниках. Однако большинство этих сведений приурочено к позднему периоду эпохи викингов, и к тому же они разрозненны и неравноценны. С течением времени взгляды на упомянутые выше проблемы существенно менялись. Традиционным являлось представление о слабости королевской власти. Считалось, что король был военачальником в периоды войн и являлся главой культа верховного божества; его экономические полномочия были крайне ограничены, аппарата власти практически не существовало, и все важные государственные решения принимались на тинге. Предпосылкой для таких воззрений было общепринятое представление о том, что Скандинавия была примитивным, варварским регионом.
Но если внимательно ознакомиться с данными письменных источников, нумизматики и археологии и сопоставить их с данными из гораздо лучше известного нам европейского региона, то картина во многих отношениях представляется иной и, уж во всяком случае, более сложной. К тому же, условия во всех трех скандинавских странах не были ни единообразными, ни статичными. Бесспорно, король был, в первую очередь, военачальником и возможно также главой религиозного культа. Но одновременно его обязанностью было поддержание порядка в королевстве, или, выражаясь современным языком, он обладал монополией на применение силы. К тому же, он выполнял функции главы государства в отношениях с другими странами. С другой стороны, наиболее важные государственные решения, за исключением воинского призыва в случае агрессии извне, принимались на тинге свободными людьми. Однако реальное влияние на ход вещей в государстве со стороны свободных людей, несомненно, было различным в разных местах и в разное время, в зависимости от взаимопонимания между королем и знатью.
Так, в повествовании о миссии Ансгария в Скандинавии 800-х годов ничего не говорится о предварительном решении на тинге относительно строительства церквей в стране, хотя датский король Хорик дал на это свое «добро». Что касается Бирки в Швеции, то здесь условия были несколько иными, хотя едва ли это различие было существенным. Когда Ансгарий отправился туда, чтобы проповедовать Евангелие, он обратился к королю по имени Олаф. Тот счел, однако, необходимым сначала бросить жребий, чтобы узнать волю богов, а затем выслушать мнение народа на тинге. «Ибо так повелось в этой стране, что всякое решение касательно общественных дел больше зависит от единогласного решения народа, нежели от воли короля».
Это высказывание обычно проводится в пользу доказательства слабости королевской власти в эпоху викингов, однако, рассказ о том, как в этом случае развивались события дальше, не подтверждает такого впечатления.
Легкообъяснимое стремление короля Олафа к точному соблюдению формальностей, вероятно, было к тому же осторожной реакцией недавнего язычника на давние попытки расширения христианской миссионерской деятельности в стране. Сам Олаф, скорее всего, был настроен положительно. Рассказывается, что он сперва собрал своих хевдингов, чтобы обсудить с ними предложение Ансгария. Затем они все вместе отправились в поле, бросили жребий и убедились, что боги знают об их решении принять христианскую веру. В день тинга при стечении народа герольд провозгласил обращение короля. Вначале королевское предложение вызвало ропот, но, после того как один из его приближенных объяснил преимущества христианского бога, способного защитить их во время опасных морских странствий и поездок в большой фризский торговый центр Дорестад, тинг постановил принять предложение короля. Таким образом, результат был тот же, что и в Дании. Слово короля решило исход дела.
Из рассказа о миссии Ансгария, равно как и из других письменных источников, относящихся к тому времени, мы узнаем о существовании особого круга приближенных короля из числа знати. Он держит с ними совет и считается с их решениями. Они могут также выступать от имени короля на официальных церемониях. Так было, например, во время торжественного подписания мирного договора между императором франков Карлом Великим и датским королем Хеммингом в 811 году. Мир был скреплен клятвой, принесенной двенадцатью представителями знати от каждого королевства. По всей вероятности, это были наиболее могущественные в стране люди, которые периодически или постоянно находились при дворе короля. Людьми, приближенными к королю, выполнялись также многие дипломатические миссии в других странах. Были у короля свои представители и внутри страны. Они выполняли его поручения, блюли его интересы и обеспечивали поступления в казну. Людьми короля осуществлялась также охрана береговых границ в периоды междоусобиц. Такой порядок существовал и в Западной Европе. Письменные источники, относящиеся к 817 году, донесли до нас сведения о человеке по имени Глум, на котором лежала ответственность за охрану южной сухопутной границы Дании. Королевские посланцы имелись также в городах и торговых центрах, где им надлежало обеспечивать мир и порядок и взимать за это денежные взносы.
Во многих письменных источниках упоминается о целом ряде титулов, которые носили приближенные короля. Точное значение их нам не всегда понятно. Возможно, что именно люди королевского круга были захоронены в курганах, в которых вместе с умершими находят лошадей и оружие. Представители местной знати, жившие в собственных владениях, получали от короля новые титулы и наделялись новыми обязанностями. Но были и такие, кто обитал в обширных, разбросанных повсюду владениях короля.
В поздний период эпохи викингов название Хюсебю присваивалось целому ряду королевских центров, наделенных административными функциями. Это название встречается во многих районах Скандинавии, но чаще всего – в Средней Швеции.
Некоторые из самых могущественных королевских приближенных, под началом которых находилась та или иная территория, носили титулы ярлов. Но ярлами назывались также и отдельные независимые владетели, управлявшие не столь обширной территорией, так что значение этого титула не совсем ясно. Не исключено, что первоначально его присваивали просто людям, чем-то отличившимся. Вероятно, этот титул был распространен повсюду в Скандинавии, но чаще всего он встречается в Норвегии и на Оркнейских островах. Местом пребывания самых могущественных норвежских ярлов был Ладе, близ Тронхейма, и в их владении находилась территория, начинавшаяся от Треннелага и продолжающаяся далеко на север. На протяжении более столетия титул ярлов Ладе переходил из поколения в поколение, и представители этого рода принадлежали к числу самых знатных и богатых людей королевства. Титул и богатство Оркнейских ярлов также передавались по наследству. Они пользовались большой независимостью, однако при этом признавали верховенство над собой норвежского короля. Насколько нам известно, в ту пору у королей не было постоянных резиденций. У них была сеть королевских усадеб, которые они посещали во время своих поездок по стране. Время от времени, в зависимости от ситуации, то одна, то другая усадьба оказывалась наиболее предпочтительной для пребывания в ней короля. Королевские усадьбы в Борре и Йеллинге, очевидно, приобретали особое значение, соответственно в 800-е годы и в середине 900-х годов. Часто короли находились в торговых центрах, таких, как Хедебю, Бирка и Тронхейм. Они также поддерживали связи и с религиозными центрами, например, с Упсалой в Швеции и тем же Тронхеймом в Норвегии. В Лейре при раскопках было обнаружено колоссальное сооружение – зал королевских размеров, длиной в 48 метров и шириной в 11 метров. Но как выглядела в целом королевская усадьба тех лет, мы пока еще не знаем. Датские «круглые» крепости, относящиеся, примерно, к 980-м годам, были, бесспорно, королевскими, но это были, прежде всего, поенные лагеря.
Права викингских королей, их экономическое положение, а также их возможность налагать на своих подданных те или иные общественные обязанности, были, по всей вероятности, весьма различны. У наиболее могущественных королей возможностей было больше, а у королей послабее – поменьше. Впрочем, с течением времени эти возможности все более возрастали.
Основной и главной обязанностью жителей была защита страны. Они должны были вступать в войско под начало короля для обороны страны от нападения, а в поздний период эпохи викингов в Норвегии и Дании существовала система воинской повинности. Систематически должны были поставляться люди в ополчение, корабли и оружие. Поставки эти зависели, надо думать, от размеров земельной собственности. Возведение крепостных валов и других защитных сооружений также, очевидно, возлагалось на общество, а иначе как бы мог быть создан многокилометровый защитный вал Даневирке? Некоторые из величественных грандиозных монументов, такие, как, например, викингские памятники в Йеллинге, относящиеся к середине 900-х годов, также, по всей вероятности, возводились путем привлечения общественной рабочей силы.
Экономическую основу королевской власти составляли земельные владения и получаемые от них доходы. Чем больше земли было в личном владении короля, тем больше было у него доходов. К этому можно присовокупить пошлины, получаемые от городов, торговые пошлины и таможенные сборы, взимавшиеся за проезд по стране. Доходы могли также поступать от торговой деятельности самого короля, от чеканки монет и от выдачи лицензий на особый вид морского пиратства. Последнее было распространено в Дании, во всяком случае, в период около 1070 года. Особо важное место занимали всякого рода отступные, получаемые от королевских подданных. Король мог за плату восстановить в правах человека, объявленного вне закона, можно было также откупиться от призыва в ополчение, когда оно объявлялось. Нам доподлинно известно, что такой порядок существовал в поздний период эпохи викингов. Известно о выплатах королю на поездки по стране для него и его приближенных. Помимо этого, существовала обязанность предоставлять во время таких поездок кров королю и его свите. При смутах и волнениях земельные владения короля, равно как и его доходы, могли увеличиться за счет конфискации имущества и земель смутьянов.
Имелись возможности получения доходов за пределами страны. Сюда следует причислить дань и пошлины, которые периодически взимались либо с населения покоренных земель, либо с отдельных лиц, которые по доброй воле платили дань королю или хевдингу в обмен на обещание защиты и мирной жизни. Казна короля могла пополняться за счет регулярных набегов и грабежей, равно как и выплачиваемого побежденным или запуганным неприятелем выкупа в обмен на обещание покинуть его территорию.
Богатство и слава были главными условиями существования, и викингские короли постоянно участвовали в сражениях во главе своего войска, либо предводительствовали в викингских походах. Немудрено, что многие из них погибали, не дожив до старости. Король Норвегии Магнус Босоногий был убит во время похода на Ирландию в 1103 году. Ему было около тридцати лет. В одной из саг приводятся его слова: «Королям уготована слава, но не суждена долгая жизнь».

Дания, Норвегия, Швеция

Благодаря тому, что Дания находилась в близком соседстве с христианскими странами, обладавшими уже в тот период высокоразвитой письменностью, до нас дошло много письменных источников, содержащих сведения о датских королях. Однако в этих источниках ничего не говорится о том, когда и каким образом было создано датское государство. По всей видимости, это произошло задолго да того, как иностранные источники стали проявлять интерес к Дании. Нет этих сведений и в более поздних отечественных и зарубежных исторических трудах. Что касается возникновения Норвегии, то ее историю можно проследить по скальдическим песням и королевским сагам, где повествуется о династиях королей и ярлов. На основании этих источников можно Сделать вывод, что процесс создания норвежского государства был длительным, сложным и кровавым. Сохранилось крайне мало источников, в которых содержатся сведения о создании Швеции и о династиях шведских королей.
Ниже приводится краткий хронологический обзор основных направлений внутренней политики этих стран и соотношение сил внутри каждой из них.

Дания – название страны происходит от названия народности данов. Однако значение окончания «марк» в слове «Данмарк» (так звучит название страны по-датски) является все еще предметом дискуссии. Наличие грандиозных сооружений, таких, как защитный вал Даневирке, построенный в 737 году, канал Канхаве на острове Сомсе, относящийся к 762 году, и создание около 700 года торгового центра Рибе, наряду с данными дошедших до нас письменных источников, свидетельствуют о том, что уже в 700-х годах на территории Дании, во всяком случае, в Ютландии, существовала сильная централизованная власть. Не исключено, что еще до 800 года страна была объединена под властью одного короля, разумеется, на том географическом пространстве, которое она занимала в средние века. Однако в периоды, относящиеся к 800-м годам и началу 900-х годов, в письменных источниках мы находим больше всего сведений, касающихся Южной Ютландии, возможно потому, что именно там имели место многочисленные пограничные конфликты, а они-то как раз и интересовали франкских и германских авторов в первую очередь. До нас также дошли сведения об отдельных королях. Среди них упоминается король Годфред, который около 800года угрожал Карлу Великому. Сообщается также о двух королях, Харальде и Регинфреде, которые в 813 году совместно правили в области Вестфолл, (Южная Норвегия). Далее, нам известно о королях Горике Старшем и Горике Младшем, которые приблизительно в 850 году дали Ансгарию разрешение на строительство церкви. Много говорится в письменных источниках и о датских интересах в славянских регионах и о политических союзах со славянскими племенами.
Подлинная преемственность королевской власти начинается лишь незадолго до середины 900-х годов, и она берет начало от Горма Старого и Харальда Синезубого. С этого времени вырисовываются некоторые общие тенденции в политическом развитии страны, а после того, как Харальд Синезубый сообщил в надписи на руническом монументе о том, когда возникло государство данов, на этот счет не может быть больше никаких сомнений. На протяжении долгого периода царствования Харальда Синезубого происходило много важных событий – пограничные конфликты с германским королевством, завоевание власти в Норвегии, введение в Дании христианства, возведение крупных сооружений. Можно предположить, что Харальд Синезубый не без успеха пытался расширить полномочия королевской власти. Однако около 987 года он был свергнут и изгнан из страны своим сыном, Свеном Вилобородым. Некоторое время король Свен властвовал и над всей Норвегией. В период его царствования возобновились викингские походы на Англию, и в 1013 году король Свен распространил свою власть на все Британские острова. Но в 1014 году он умер, и в Дании ему наследовал его сын Харальд. После смерти Харальда в 1018 году на датском троне оказался его брат Кнуд Великий, который уже с 1016 года был единовластным королем Англии. Некоторое время он был королем Норвегии, а также, возможно, некоторой части Швеции. В послании к английскому народу, датированном 1027 годом, он именует себя: «Кнуд, король всей Англии и Дании, а также норвежцев и части свеев». Кнуд Великий умер в 1035 году, и ему в Дании наследовал его сын Хардекнуд, который в 1040 году стал также королем Англии. После смерти бездетного Хардекнуда в 1042 году его наследником в Дании стал норвежский король Магнус Добрый, умерший в 1047 году. Около середины 1000-х годов славянское племя вендов часто совершало набеги на Данию. Какое-то время дядя Магнуса, Харальд Суровый Правитель, был, вероятно, королем и части Дании. А племяннику Кнуда Великого, Свену Эстридсену, занимавшему престол с 1047 по 1074 годы, удалось захватить власть над всей страной. Ему наследовали по очереди пять сыновей. В их числе был Кнуд, который погиб во время смуты в 1086 году. Последовавшие после этого неурожайные годы были расценены народом как божья кара, так в Дании появился первый король-святой.

Норвегия – слово это означает «северный путь» («Нордвегр») и связано с судоходством вдоль вытянутого западного побережья страны. Впервые страна была объединена в одно королевство в 880-е годы или чуть позднее королем Вестфолла Харальдом Прекрасноволосым, который одержал победу в сражении при Хафс-фьорде (в районе Ставангера). На самом деле объединение коснулось лишь территорий «северного пути», вдоль побережья фьордов, да и то не до конечного пункта на севере. Харальд умер, по всей вероятности, около 930 года, когда на троне вместе с ним находился его сын Эрик Кровавая Секира. Этот последний, однако, вскоре после смерти отца был свергнут по причине непомерной жестокости своего правления и отправился в викингские походы на Запад. Дважды он становился королем Йорка, но был изгнан, а в 954 году убит, после чего Северная Англия была возвращена английской короне. В Норвегии ему наследовал его брат Хокон, Воспитанник Адальстейна. Прозвище это связано с тем, что он был воспитан при дворе английского короля Ательстана. Хокон был окрещен, но позволил норвежцам исповедовать их прежнюю веру. Он вообще придерживался умеренной политики и сохранял добрые отношения с могущественным треннелагским ярлом Сигурдом из Ладе, близ Тронхейма. Около 960 года король Хокон был убит в междоусобной борьбе, затеянной против него сыновьями Эрика Кровавая Секира в союзе с датчанами.
В последующее десятилетие страной правил сын Эрика, Харальд Грофелль. Наиболее прочным его положение было в Южной Норвегии, за исключением краткого периода Треннелаг был для него недосягаем, равно как и невозможен был контроль над весьма прибыльной торговлей товарами, привозимыми с севера. В 960-х годах ярл Сигурд был убит королем Харальдом, и за это его стал преследовать сын Сигурда, ярл Хокон. Около 970 года король Харальд погиб в сражении с объединенным войском датчан и верных ярлу Хокону тронхеймцев.
После этого ярл Хокон стал самым могущественным человеком в Норвегии, хотя вначале он все же признавал верховную власть короля Харальда Синезубого. Около 995 года ярл Хокон был убит своим рабом. К этому времени в Норвегию вернулся Олав Трюггвессон. Он привез с собою много серебра после успешных викингских походок в Англию. Теперь он стал королем Норвегии. Его опорной базой стал Треннелаг, а спустя несколько лет он распространил свою власть на все норвежское побережье с к юга на север, до самого Холугаланда. Будучи христианином, он начал вести систематическую миссионерскую деятельность. Но в самом начале 1000-го года, возвращаясь домой с южного побережья Балтики, он был убит в сражении при Сволде (местоположение не установлено). Победу в этом сражении над ним одержала коалиция, куда входили сын Хокона, ярл Эрик, датский король Свен Вилобородый и шведский король Олаф Шетконунг. После этого властелином Норвегии стал король Свен Вилобородый, а два сына ярла Хокона, Эрик и Свен, были ярлами, лояльными по отношению к нему. При этом король Швеции Олаф Шетконунг все же получил в свое владение Ранрике, область на восточном побережье Осло-фьорда. Единство страны было снова утрачено, а каков был тогда реальный расклад политических сил, нам неизвестно. С 1014 года ярл Эрик принимал участие в завоевании Англии. А с 1017 года он стал ярлом Нортумбрии при короле Кнуде Великом.
Между тем в 1015 году в Норвегию возвратился Олав, сын Харальда, который и стал королем этой страны. За плечами его было много лет викингских походов. Снова возобновился процесс объединения страны и введения в ней христианства с применением силы. Олав присоединил к своим владениям континентальные районы страны и активизировал завоевание Оркнейских и Шетландских островов. В 1020 году для богатых и независимых северо-норвежских хевдингов настали трудные времена, поскольку король Кнуд Великий потребовал признать его власть над страной. В 1028 году он самолично прибыл в Норвегию во главе большой флотилии. С другой стороны, королю Олаву грозило войско тронхеймцев, предводительствуемое сыном Эрика, ярлом Хоконом, так что ему пришлось бежать через Швецию на Русь, в Киев, к князю Ярославу. Хокон стал ярлом Норвегии при короле Кнуде, но вскоре он утонул в «английском море». И 1030 году Олав вернулся обратно в Норвегию, но летом, вероятно, 29 июля, он был убит в битве с норвежским войском при Стиклестаде, близ Тронхейма. Вскоре его причислили к лику святых и стали называть Олавом Святым.
Как раз в это время власть в стране перешла в руки внебрачного сына Кнуда Великого, Свена, и его английской матери Альфивы (или Эльфгифу). Они, однако, не пользовались в стране популярностью, и взоры норвежцев обратились на юного сына Олава Святого, Магнуса, которого, приблизительно в 1035 году, привезли из Руси, где он с 1028 года воспитывался при княжеском дворе Ярослава Мудрого. Сын Альфивы, Свен, бежал в Данию, и вскоре после этого умер. Во время царствования короля Магнуса, королевская власть в Норвегии укрепилась, а в 1042 году Магнус стал одновременно и королем Дании. В середине 1040-х годов сводный брат отца Магнуса, Харальд Суровый Правитель, потребовал от короля поделиться с ним властью и добился своего. Он побывал на Руси и в Византии и привез оттуда огромное богатство. После смерти в 1047 году короля Магнуса, не оставившего после себя наследника, Харальд Суровый Правитель стал единовластно править в Норвегии. Однако от Дании ему пришлось отказаться. Харальд Суровый Правитель был убит королем Харольдом, сыном Годвина, в битве при Стамфорд Бридж, когда он попытался в 1066 году захватить Англию.

Швеция – название страны (Сверье, Свеаланд) произошло от названия племени свеев, обитавших в Средней Швеции, являвшейся ядром страны. Из письменных источников мы узнаем, что на протяжении 800-х годов в Бирке было несколько королей, и в частности, Бьерн и Олаф, которые принимали у себя Ансгария и дали ему разрешение на ведение миссионерской деятельности. Однако нам ничего не известно о том, сколько времени продлилась их власть. Вообще нужно отметить, что политическая ситуация в Швеции эпохи викингов освещена весьма скупо. Тем не менее, есть сведения, что около 890 года свеям принадлежали Блекинге и береговые районы до самого севера, а также острова Готланд и Эланд. Это известно из описания одного из морских путешествий на Балтике (естественно, интерес здесь концентрировался лишь на прилегающих к Балтике прибрежных районах). Первыми из известных нам королей Швеции был Олаф Шетконунг (годы правления около 995-1020). Он был королем свеев и гетов. Впрочем, до него могли быть другие. К тому же, правление Олафа Шетконунга не означает, что Швеция в тот период была единым государством. Сам Олаф был христианином, однако многие его подданные, в особенности среди свеев, продолжали придерживаться прежней веры. После бунта против него он, по всей вероятности, сохранил власть только в Вестергетланде. Ему наследовал его сын Анунд Якоб, который также был христианином. В своем послании 1027 года Кнуд Великий назвал себя властелином части свеев, но что это означает, нам неизвестно. Анунд Якоб умер в 1056 году. После него на троне находились сначала его сводный брат Эмунд Злой, а затем Стенкиль.