Николаева И., Карначук Н. Культура варварского мира

ОГЛАВЛЕНИЕ

Ценность и сила рода. Кровная связь

Культурная традиция варварского мира пронизана корпоративными родовыми ценностями. Принадлежность к роду определяет сущность самого человека - в сагах обнаруживается обязательное перечисление предков. Причем считается, что качества их передаются по наследству.

Более того, сам мертвый человек воскресает в родне. Род существует извечно и неуничтожим, и месть за погибшего родственника осуществляется не ради него лично, а во имя групповой жизненной силы - поэтому возможно в качестве виры за убийство принять убийцу в ряды коллектива, рода.

В эпоху Великого переселения народов, когда набирает силу дружина, она строится по образцу большой семьи, в которой роль отца отводится конунгу, а все дружинники становятся его "детьми", братьями между собой. Большое значение придается инициации воина, вступающего в дружину, и часто этот обряд предполагает смешение крови новых "родичей". Этот новый вид кровной связи - побратимство, считается нерушимым и священным, как настоящее родство. Пройдя подобный ритуал, смешав свою кровь, люди становились столь же близкими, как родные братья, дети одной матери.

Связь с родом и теми, кто к нему принадлежит, настолько сильна, что даже вероломство, даже смерть одного из братьев не в силах расторгнуть их союз. В одной из легенд племени доломитов рассказывается о дружиннике по имени Биди, чья вероломная измена повлекла за собой смерть друга-побратима. Тем не менее, когда Биди попал в беду, столкнувшись с великаном, он внезапно увидел вооруженного с ног до головы воина. Стоя на лесной опушке, тот грозил обнаженным мечом великану. Рукоятку меча сжимала рука скелета, шлемом дружинника был покрыт череп. Биди понял: на помощь к нему пришел тот, чьи кости тлеют в могиле, его друг и побратим.

Процесс разложения рода

Однако эпоха Великого переселения народов не могла не положить отпечатка на родовые традиции. В варварской культуре мы обнаружим и следы распада рода. Можно заметить в эпосе, в сагах, как старые моральные принципы родового строя попирались, интересы отдельной личности, семьи, комитата противопоставлялись общим интересам.

Характерен в этом смысле старинный германский эпос "Песнь о Хильдебранде", созданный около 800 г. н. э. Песнь дошла до нас не полностью. Но ясно, что два основных персонажа, отец и сын, оказываются "по разную сторону баррикад". Старый Хильдебранд служит Дитриху Бернскому, а его сын волей судьбы оказывается под властью Одоакра. Им предстоит столкнуться в поединке. Трагизм заключается в том, что не только внешние обстоятельства заставляют их принять бой, но и внутренний строй их души не дает им поступить по-иному. Когда они узнают о своем родстве, то оказываются в состоянии необходимости, когда вынуждены совершить выбор между одинаково важными, но противоборствующими ценностями. Причем сын не верит уже отцу, подозревая старика в хитрости, а тот не может отказаться от боя, дабы не прослыть трусом, он не может сохранить жизнь сына, пожертвовав своей воинской честью. В данном случае текст демонстрирует, безусловно, трагическое восприятие распада родовых связей.

Военная миграция, связанная с переселением народов, нашла отражение и в других культурных “текстах эпохи”, например, в наскальной живописи. В этом смысле характерны изменения, которые происходят в “зверином стиле” эпохи викингов. Рисунок зверя, изготовившегося к прыжку, повторяется все чаще, символизируя перемену в мировоззрении германцев, все более вовлекаемых в непрестанные военные столкновения. В этих условиях и происходит повышение статуса воина, выделение воинов-"профессионалов" - дружины и конунга, военного вождя. Заметнее становится и перенос кровного родства на "военную семью", часто в ущерб семье кровной.