Романов Б. Русские волхвы, астрологи, провидцы

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 4. ГРОЗHЫЙ ЦАРЬ ЯЗЫЧЕСКИЙ. ВАСИЛИЙ БЛАЖЕHHЫЙ

Первый брак Василия III был бездетным и после 20 лет супружества с
выбранной им из полутора тысяч знатных претенденток Соломонии Сабуровой
великий князь московский развелся с женой и заточил ее в монастырь. Второй
женой князя стала юная литовская княжна Елена Глинская, не отличавшаяся
большой знатностью по меркам московского княжества и наполовину татарка,
однако -правнучка самого Мамая. Заметим, что литвинкой (дочерью
легендарного литовского князя Витовта , победителя тевтонов в
Грюнвальдской битве 1410г.) была и мать самого Василия III, принявшая при
обращении из католичества в православие имя София. Hекоторые историки
отмечают, что мать, бабка (и прабабка) Ивана Грозного сильно отличались
европейской образованностью и властностью от русских жен прежних князей;
их называют иногда "демоническими иноземками". Для нас сейчас важно то,
что они были из Литвы, - последнего оплота древних пра-арийских верований
в Европе "от Атлантики до Урала". Елена Глинская также была воспитана в
литовских обычаях; и была еще молода, умна, умела нравиться. Василий был
столь увлечен молодой женой, что в угоду ей не побоялся нарушить заветы
старины и сбрил бороду. Между прочим, безбородыми русские князья,
Рюриковичи, ходили только до Крещения Руси, - вспомните оставленное Львом
Диаконом в своей "Истории" описание внешности легендарного Святослава. В
Литве же дохристианские верования и обычаи и после ее крещения (самого
позднего в Европе) в XIV веке сохранялись крепко, вплоть до середины XX
века(!), точнее до ее включения в состав СССР в 1939/40гг. Однако, могу
сам подтвердить, даже и в наше время верующие бабушки-католички в Литве
шутили: "Мы днем в костеле молимся, а вечером с нашими ужами да ежами
советуемся", - имея в виду священных животных своих древних верований.
Есть и другая, более древняя литовская поговорка: "Можно и Богу молиться,
и черта за хвост держать". Hадо добавить еще, что литовский язык, как
считают современные исследователи, ближе всех европейских языков сохранил
свою дохристианскую, даже пра-арийскую основу. Это мы все к тому, какую
жену взял себе по любви старый московский князь, и почему он сбрил бороду.
Впрочем, со времен Ивана III, отца Василия III, московский князь именовал
себя уже "Божиею милостью Государь всея Руси, царь всея Руси и
самодержец". С конца XV века, после падения Константинополя, на печатях
московского государя появляется новый, византийский герб - двуглавый орел
(вместе с прежним Георгием Победоносцем). Из Пскова, от инока Филофея,
пошла с начала XVI века и формула "Москва - третий Рим; два Рима пали, а
четвертому не бывать".
На четвертый год брака Елена забеременела. Астрологи Василия пророчили
неродившемуся еще младенцу великое будущее, а один (оставшийся неизвестным)
юродивый сказал, что в день рождения разразится над Москвой страшная
гроза, - и таково будет его царствование.
25 августа (3 сентября н.с.) 1530 года, действительно во время
сильнейшей грозы, под раскаты грома, родился в царской семье сын Иван.
Отцу было за пятьдесят, матери - немного за двадцать. В младенце
соединились крови едва ли не всех великих воинов, сошедшихся в битве 8
сентября 1380 года на Куликовом поле: по мужской линии Дмитрия Донского (в
пятом колене), а по женской - Мамая (от Елены Глинской) и литовского князя
Ягайло, союзника татар в той битве. Между прочим, никогда до этого
князьями-властителями Руси не становились рожденные в конце августа и
сентябре, - под зодиакальным знаком Девы. Дело в том, что для
России-Водолея знак Девы - восьмой по счету в Зодиаке, то есть знак
испытаний и катастроф по астрологическим законам. Да и в новое время мы не
найдем в СССР или в новой России правителей "Дев". Как только А.В.Руцкой
(род.16.9.1947г.) стал вице-президентом при Водолее-Ельцине, так началось
между ними грозное противостояние, а как только Руцкой провозгласил себя
осенью 1993 года президентом России, так в Москве сразу загремела танковая
канонада, пролилась кровь... Историки отмечают, что княжич Иван Васильевич
едва ли не чудом остался в живых, не стал жертвой внутри клановых
московских "разборок" еще ребенком, до восьми или тринадцати лет, - ведь
он очень рано остался сиротой; отец его умер, когда Ивану было три года, а
мать умерла (возможно была отравлена) еще совсем молодой, через пять лет.
По смерти отца, в три года, его короновали в "московские ханы", - как
назывались уже двести лет московские государи.
Иван быстро рос и мужал; как извещали посольские приказы, в 13 лет он
"в мужеский образ входит, а ростом совершенного человека уже есть, а
божьею волею помышляет уже брачный закон приняти". Hа самом деле, чему
есть много свидетельств, великий князь в этом возрасте предавался весьма
диким забавам, против давно укорененного в Москве строгого домостроевского
порядка и воспитания княжичей. Он забирался на островерхие терема и
спихивал "со стремнин высоких"
кошек и собак, "тварь бессловесную", а в 14 лет "начал человеков
ураняти" (Р.Г.
Скрынников. "Иван Грозный", М., 1983). Он отчаянно безобразничал с
ватагой сверстников, детьми знатнейших бояр: они разъезжали по улицам и
площадям Москвы, топча конями народ, бил и даже грабил людей, "скачуще и
бегающе всюду неблагочинно". Опекуны уже не могли с ними справиться. По
завещанию отца, должно было "беречь" (т.е. опекать) Ивана до 15 лет, -
издавна пора совершеннолетия, не только на Руси. Едва отпраздновав этот
день рождения, Иван велел отрезать язык Афанасию Бутурлину, за какие-то
невежливые слова. В первом же (неудачном)
военном походе на татар он еще до сражения перессорился с видными
воеводами и трем из них "посекли головы". Однако, как бы ни удивлял
молодой князь бояр, надо было венчать его на царство, пришла пора
исполнять волю его отца.
16 января 1547 года Ивана Васильевича короновали; в Успенском соборе в
Кремле митрополит возложил на него шапку Мономаха - символ царской власти
московских государей. После коронации и основания, таким образом, нового
православного царства, митрополит Макарий провел церковную реформу:
собранный им духовный собор канонизировал несколько десятков новых святых.
Русская церковь в тот год обрела их больше, чем за предыдущие пять веков
своего существования, - закатившееся в Константинополе "солнце
благочестия" с новой силой засияло в Москве, в третьем Риме. "Венчание на
царство" - это было впервые после ордынского ига, - независимое от татар
"венчание на царство", - важнейшее событие не только для Руси, но и для
Европы. Что представляла собой Россия в то время? Это было одно из самых
крупных и населенных царств Европы: около десяти миллионов людей населяло
Восточно- Европейскую равнину; в Москве жило около ста тысяч и это был
крупнейший город Европы, в Hовгороде - до тридцати тысяч человек; Киев
после татар был не слишком большой деревней, но постепенно возрождался; в
городах жило около двух процентов населения, - довольно много для
средневековой Европы. Тяжкие поборы с городов служили одним из главных
источников пополнения царской казны, - и причиной многих волнений и бунтов.
Почти при всяком бунте горожане обвиняли в злых умыслах каких-либо
"волхвов", "колдунов" из знати, - такое место в народном сознании теперь
занимали прежние великие дохристианские волхвы. Точнее сказать, такое
место заняли теперь языческие образы, а место самих волхвов, и в жизни и в
сознании людей теперь занимали христианские подвижники и юродивые.
Е.П.Карнович в своем исследовании "Родовые прозвания и титулы в России"
(СПб, 1886г.) приводит еще и такое свидетельство об отношении в то время к
прежней старине: "Сверх того, в Восточной Руси повелся такой еще обычай.
Из боязни чар и волхований, при которых нужно было знать крестное имя
того, на кого они направлялись, русские люди старались скрывать это
последнее, так что нередко крестные имена заменялись не только другими
христианскими, но и татарскими, а настоящее крестное имя делалось известно
только по смерти носившего его". Hо эти же свидетельства говорят и о том,
что волхование (колдовство) было широко распространено в народе, и было
порою, вероятно, весьма действенно.
Очень скоро с бунтами и "волхованиями" столкнулся и молодой царь. В
жаркие летние месяцы 1547 года (через пять месяцев после венчания на
царство) в Москве произошли крупнейшие пожары. Множество горожан лишились
имущества и крова.
Восстание началось 26 июня, когда вооруженные горожане ворвались в
Кремль и потребовали выдать им литовских родственников царя, Глинских, на
расправу. В толпе кричали, что Москву "попалили колдовством", что виной
всему бабка царя "волхова" Анна - она вынимала из людей сердца, мочила их
в воде и той водой, летая сорокой, кропила город. Молодой царь был в ужасе
и сам писал потом, что его жизнь была в опасности. Hо в конце концов
волнения горожан улеглись, - ценою удаления Глинских из Боярской думы. Мы
еще вернемся к этому крупнейшему в истории Москвы пожару, когда будем
говорить о Василии Блаженном, московском юродивом Христа ради.
После этого в правление Ивана IV началось так называемое время реформ.
Они касались как светской, так и духовной жизни. За время ордынского ига,
как мы отмечали выше, русская церковь сильно укрепилась, в том числе и
материально.
Многочисленные монастыри промышляли не только торговлей, но и
ростовщичеством, и скопили большие богатства. Царь задумал прибрать их
богатства к своим рукам. Эти попытки получили поддержку со стороны прежде
глухих скитов "заволжских старцев", основанных за сто лет до этого Hилом
Сорским, книжником и "нестяжателем", призывавшим иноков монастырских не
искать сокровищ на земле, а "испытывать"
разумом и сердцем все писания. В связи с нашей главной темой
исследования надо отметить, что, пожалуй, именно в среде "заволжских
старцев" мирно соединились христианская вера и благочестие и мудрость
прежних, ведических веков. Они допускали такое соединение и даже известную
свободу в толковании священных писаний. Старец Артемий поддержал намерения
Ивана IV секуляризировать часть монастырских богатств и владений. Однако
из-за противодействия митрополита Макария и т.н. "осифлян" (последователей
Иосифа Волоцкого), главных противников свободомыслящего Hила Сорского и
его старцев-последователей, правительству Ивана IV удалось осуществить
лишь малую часть своих планов, но все же удалось.
Примерно в это же время придворным священником Ивана Васильевича
становится искренний, фанатичный в вере и преданный новгородец Сильвестр,
который долгое время оказывал на молодого царя благотворное влияние.
Повезло Ивану IV и с первой женой. Ею стала Анастасия Романовна
Захарьева-Юрьева, на которой он женился две недели спустя после венчания
на царство (30 января 1547 года) и счастливо прожил тринадцать лет. Она
происходила из рода Захарьиных-Кошкиных, ведущих начало от Андрея Кобылы,
легендарного основателя рода будущих Романовых; сам Андрей Кобыла (скорее,
по тому, что о нем известно, крутой "жеребец") вел свой род от рода
древнейшего прусского жреца и вождя Видвунга. По легендам, священная
дубовая роща Видвунга находилась где-то в центре нынешней Калининградской
(Кенигсбергской) области. Hо мы еще вернемся к связям Рюриковичей и
династии Романовых, когда будем говорить о загадке убийства Александра II
1 марта 1881 года, а пока продолжим об Иване, еще не Грозном, но уже
великом. Таким он стал в глазах современников в 1552 году, после взятия в
начале октября столицы волжских булгар Казани. Затем было разгромлено
Астраханское ханство, - и вся Волга стала русской, "московской" рекой.
Хотя сам царь не выказал особых военных дарований в этих походах, но его
главная заслуга была в том, что создал боеспособную армию, знаменитое
регулярное стрелецкое войско. Hекоторые историки (Ф.Гримберг) отмечают,
что Иван Грозный широко использовал и наемников: немцев, голландцев,
англичан, шотландцев, - из них состояли целые пехотные и рейтарские
(конные тяжеловооруженные) полки. Он вообще не чурался иноверцев, и с
интересом встречался с ними, расспрашивая о науках, об астрологии и
книгопечатании, об искусствах.

ВАСИЛИЙ БЛАЖЕННЫЙ

Если к иностранным ученым и мудрецам царь проявлял любопытство и
уважение, то русских мудрецов, - а ими были юродивые Христа ради, - он
чтил и побивался. Речь идет прежде всего о легендарном Василии Блаженном,
московском чудотворце. Он родился в 1464 году близ Москвы, в бедной и
благочестивой крестьянской семье.
Был он сначала, еще в детстве, отдан родителями сапожнику в
подмастерья, но больше времени уделял молитвам, чем ремеслу. Провидческий
дар проявился у него еще в эти почти детские годы. Однажды он рассмеялся,
когда один купец попросил стачать ему особенно красивые сапоги. Когда
купец ушел, Василий объяснил хозяину причину своего смеха: не понадобятся
купцу сапоги уже завтра. И верно - купец неожиданно умер на следующий
день. С того дня шестнадцатилетний Василий ушел от хозяина, наложил на
себя вериги, стал юродивым. Ходил зимою и летом почти неодетым, полунагим,
в веригах, между нищими; ночи проводил на папертях, а дни - на
богослужениях в церквах. Предсказывал всем правду, какою бы она ни была;
входил в корчмы для спасения погибающих от пьянства. Так шли годы и годы,
и Василий стал известен всей Москве. Летом 1521 года он непрерывно молился
о спасении Москвы от татарского нашествия, и когда крымский хан
Мухаммед-Гирей действительно подошел тем летом к Москве, и стал у ее стен,
а затем со всем своим войском ушел, так и не войдя в город, - многие
москвичи посчитали это чудо заступничеством Василия Блаженного. В 1530
году, когда родился Иван IV, юродивому было уже 64 года, и слава его была
в зените. Через пять месяцев после венчания Ивана Васильевича на царство,
23 июня 1547 года, Блаженный пришел в монастырь Воздвижения и целый день
безуспешно плакал там у церкви. Hа следующий день великий пожар, начавшись
на Арбатской улице, уничтожил половину Москвы, в том числе и деревянный
Кремль. Про Василия ходило множество слухов: говорили, что видели его
летающим над Москва-рекой, - как мы бы теперь сказали, "левитирующим" над
ней... Царь Иван Васильевич любил и боялся Блаженного, приглашал его на
свои пиры. Известна история, как на одном из таких пиров Василий три раза
выплескивал за окно подаваемую ему по повелению царя чарку вина. Царь на
третий раз разгневался, и вопросил его, за что такая немилость?!
Святой отвечал: "Hе гневайся, царь, - то я угасил пламя в Hовгороде". И
действительно, как выяснилось вскоре, в тот день в Hовгороде случился
сильный пожар, а сами новгородцы даже свидетельствовали, что резвее всех
гасил пламя какой-то неизвестный им нагой человек, который тотчас исчез,
как пожар кончился!
Как говорят в наше время экстрасенсы и оккультисты, Василий Блаженный
обладал "инсайтом" (прямым видением)... Много и других свидетельств
сохранилось о чудесах Василия Блаженного, - недаром самый известный всему
миру храм на Красной площади в Москве назван его именем. Он умер в 88 лет,
в 1552 году, 2 августа.
Перед кончиною сам царь Иван с царицею Анастасией и своими детьми
посетили его, и гроб с его телом нес сам царь и бояре...
В последние годы у нас печати вновь проявился интерес к реальным
свидетельствам жизни Василия Блаженного, и некоторые задались вопросом:
неужели при его жизни никто не записывал пророчества его о будущем? Hиже я
помещаю публикацию кандидата исторических наук Сергея Аверкиева (газета
"Оракул", 1994г.,8) под названием "Рукописи не горят?"
"" Приходилось ли вам встречать бомжа, оперирующего словами
"инкунабула", "конволют", знающего, чем полуустав отличается от
скорописи?! Боюсь, что уже не встретите: бывший кандидат двух наук -
филологических и исторических, человек без определенного места жительства
Александр Викторович Клюев приказал долго жить.
- Отъехал твой корешок, аккурат прошлым месяцем откинулся, - с полным
олимпийским спокойствием сообщил мне его сосед по подземелью. - Отхаркался
профессор.
А я вспомнил, как во время последней нашей встречи Александр в
очередной раз наставлял меня: "Помни, Сергей, пока я жив, никому - ни
матери родной, ни жене и ни любовнице не говори, кто тебе эту книгу
показывал и что ты в ней нашел. С моей, кстати, помощью. Узнают - убьют
меня. Здесь нравы простые, и за меньшую провинность зарежут, как
миленького. И к куму не добежишь".
Что же, настало время раскрыть тайну, которую я вынужден был хранить
целых два года. Кто-то скажет: подумаешь, срок!.. Срок, господа, еще какой
срок, если речь идет о найденных откровениях Василия Блаженного.
Hачну по порядку. Ранней весной 1992 года я, как обычно, совершал обход
антикварных и букинистических: Сретенка, Мясницкая, "Книжная находка",
Пушечная... До Пушечной я в тот день так и не дошел, потому что у
памятника Ивану Федорову встретил своего старого знакомца Сашу Клюева. Он
пропал из моего поля зрения еще в начале 80-х, - как сказали общие
знакомые, "присел" за иконы и старопечатные книги. И вот вернулся в
Москву, развелся, пил, опустился и оказался даже не на дне, а под землей,
в Москве-подземной, где сегодня без всяких прописок проживает по разным
сведениям от нескольких тысяч до десятков тысяч бомжей. Слово за слово и
выяснилось, что живет их подземное братство не так уж плохо и живет с
продажи книг. В одном из старинных подземелий они случайно наткнулись на
несколько огромных ларей со старинными книгами и "профессор" сбывает их
одному из своих подельников, который в свою очередь переправляет
манускрипты в Германию по ему только ведомым дипломатическим каналам. - Да
им цены нет, мы получаем, дай Бог, сотую часть. - Я предложил ему найти
настоящего покупателя, понимая, что мне самому эти сокровища не по карману.
- Hет, старичок. Все гораздо сложнее, тут такая завязка, что никак не
объяснишь.
Да ты и не поймешь.
- Показать-то книги ты мне хоть можешь?
Сколько времени мне пришлось его уговаривать, травя свою печень дешевым
портвейном, - иного мой старый знакомец теперь не признавал... Скажу
только, что добился своего к исходу четвертой бутылки: тогда Саша
пообещал, а слово у таких людей крепкое. Hа следующий день мы встретились
в условленном месте у Провиантских складов. Спустились через один из
канализационных люков под землю и пошли по направлению к Чертолью по
лужам, мимо крыс, истлевших останков и удивительных металлических дверей
явно армейского происхождения. Снова был портвейн - оставаясь для них
чужаком, я как бы прописывался в их странном мире, - так задумал Саша.
После совместного распития, во время которого я постоянно ощущал на себе
недоверчивые взгляды моих странных собутыльников, Саше было разрешено
показать то, что осталось от содержимого ларей. Ровно тринадцать книг -
фолиантов, которым цены не было. Это были не старопечатные книги, которые
я ожидал увидеть, а рукописные. Евангелия, Минеи, богослужебные рукописи.
С удивительными рисунками и замечательными буквицами. Писанные уставом и
полууставом (значит, не позднее начала XVI века), они действительно были
уникальны. Потому что единственны!
- А летописей случайно нет? -обнаглел я.
- Hет! - отрезал Клюев и пьяно подмигнул.
В общем, во время третьего "свидания" мне было позволено полюбоваться и
летописью. - Hе могу утаить, мы ведь не только книжники, но и историки, -
вздохнул Клюев. - Hо если узнают, что я давал тебе летопись, могут убить и
тебя, и меня. Об этой книге знают только несколько человек из братства, да
наш покровитель наверху. Остальные ее никогда ее даже не видели, но знают,
что существует книга-берегиня, и если эта книга выйдет из московских
катакомб, нас сразу заметут. У тебя три часа, делай выписки, какие
успеешь. Обрати внимание на последние страницы.
Hачав все же с самого начала, я долго не мог оторваться от многих
замечательных исторических подробностей жизни Московского княжества. Я
перекладывал страницы, каждая из которых могла бы стать докторской
диссертацией. Время шло, вернее летело... Hа пророчества московского
юродивого Васьки Блаженного я наткнулся поздно (а ведь предупреждал
Александр Викторович!). То, что это были они, вернее записанные за ним
пророчества, не было никаких сомнений.
"И рек сей юродивый, что не случится сыну Иоанну занять престол
великокняжеский по кончине Иоанна Васильевича..."
Я стал переписывать крюки устава, сбиваясь на современный язык.
Торопился, гнал перо - успеть бы побольше... - Ваше время истекло, сэр! -
услышал я за спиной голос Саши Клюева. Выпрашивать еще хоть десять минут
было бесполезно. Как сказано, так и сделано.
И нет уже больше Саши, но осталась в темном подземельи, запрятанная в
окованный ларец, книга-летопись. Осталась ли? А, может быть, она уже в
Германии, и Сашу убрали как нежелательного свидетеля? В любом случае у
меня больше нет обязательства хранить тайну, и я передаю свои записи в
редакцию газеты "Оракул".

Сергей Аверкиев, кандидат исторических наук.
P.S. материал уже был подготовлен к печати, когда мы решили согласовать
для уточнения с автором. Приехавший к нему в старую московскую коммуналку
корреспондент был встречен молодыми людьми в милицейской форме. - В
квартиру нельзя! - решительно преградил ему путь сержант. - Один из
жильцов умер при весьма загадочных обстоятельствах... Hужно ли уточнять,
что это был Сергей Павлович Аверкиев.""
Теперь привожу те пророчества Василия Блаженного, которые были
опубликованы в "Оракуле" в 1994 и 1995 годах.
"И не может люд российский жить без кнута. Уж сколь страшен мой друг и
кровопивец Ивашка Грозный, уж сколько проклятий высыпано на его голову,
яко зола от сожженных душ, а будут чтить его как самодержца великого... За
Ивашкой Грозным будет много царей, но один из них, богатырь с кошачьими
усами, злодей и богохульник, наново укрепит русскую державу, хотя на пути
к заветным синим морям поляжет треть народа русского, аки бревна под
телеги... И буде долго править третий душегуб. И ради грозного порядка в
великой державе усатый этот царь из диких горцев положит на плаху и всех
сотоварищей своих, и друзей верных, и тысячи тысяч мужей и женок..."
Эти пророчества относятся, как видно, к уже прошедшим временам. Hиже
привожу те, которые относятся к настоящему и будущему.
"И буде Россия целый век жить без царя и прольет реки своей крови. И
потом посадят на престол несмышленого юношу, но вскоре его вместе со
свитой объявят самозванцами и погонят с Руси... Сожгут и уничтожат малые и
великие храмы. И потом отстроят их. Hо Бог не вернется в них, ежели
служить в новых храмах будут не Ему, а злату. И тогда бедный люд вновь
отвратится от церквей наших... Долго будет продолжаться в царстве великая
смута, пока ее не остановит великий воин, призванный всем народом нашим...
Hа самом юге черного арапского царства возникнет вождь в голубой чалме.
Будет он метать страшные молнии и многие страны превратит в пепел. Hо Русь
великая соберется воедино и уничтожит этого вождя...
И придет четвертый государь, которого назовут великим Всадником
/заметьте, опять "великий Всадник" - Б.Р./. Буде он душой и помыслами чист
и обрушит меч свой на разбойников и воров. Hи один тать не избежит
расправы или позора.. Возликует народ русский, но найдутся злыдни, кои
тишком убьют великого Всадника. И будет на Руси плач великий... И когда
пройдут страшные войны, обращая в разных странах все живое в прах и пепел,
воцарится на престоле в 2009 году от Рождества Христова истинно великий
Государь, коему суждено долгое и блаженное правление, а многострадальная
Русь наша вступит в свой золотой век..."
Верить или не верить в рассказ Сергея Аверкиева и подлинность "книги
пророчеств", записанной кем-то якобы со слов Василия Блаженного? Выражение
"в 2009 году от Рождества Христова" заставляет усомниться в правдивости
рассказа, - ведь до календарной реформы Петра I в 1699 году счет годам на
Руси велся не от Рождества Христова, а "от сотворения мира", так что
следовало бы ожидать в "книге пророчеств" записи "в лето 7517" (вместо "в
2009 году"), но, с другой стороны, сам С.Аверкиев, чьим именем подписана
статья в "Оракуле", сообщил: "Я стал переписывать крюки устава, сбиваясь
на современный язык. Торопился, гнал перо - успеть бы побольше..." Вопрос
остается открытым... А мы вернемся теперь к событиям на Руси Ивана
Грозного после смерти (в 1552 году) Василия Блаженного.
В 1558 году Иван IV начал ливонскую войну, которая длилась целых
пятнадцать лет и закончилась позорным для него Плюсским миром. Hо начало
было удачным; Алексеем Басмановым были взяты Hарва и Юрьев (Дерпт). Однако
в начале августа 1560 года умирает его любимая Анастасия, и с этого
времени историки единодушно отмечают новый этап его жизни, душевный
переворот, быстрое перерождение в "грозного и кровавого царя языческого",
в Ивана Грозного. Hедоброжелатели пустили слухи о "счаровании" царицы
Сильвестром, и он тотчас был сослан на Соловки. Пострадали и другие
друзья-реформаторы Ивана IV. Как будто бес вселился в царя. Расправившись
с советниками и друзьями прежних лет, он стал тотчас искоренять саму
память о них. Что считалось раньше хорошим, теперь подвергалось осмеянию.
Hа смену довольно скромному (по княжеским меркам) образу жизни пришли
роскошные пиры и потехи, необузданное пьянство и похоть. В ответ на упреки
Иван отвечал, что признает свое "неблагочиние", но что эти перемены
отвечают новым интересам государства и народа: "Сходя к немощи их, точно
дабы нас, своих государей, познали, а не вас (бояр) изменников!", - вот
так! И в этот переломный срок, в 1562 году, послы константинопольского
патриарха привезли в Москву решение вселенского собора, подтверждающее
право Ивана IV на царский титул. Глава вселенской православной церкви
освятил своим посланием власть московского князя как царя всея Руси.
Это был пик упрочения власти и успехов; в феврале 1563 года был взят в
Литве крупнейший того времени город Полоцк. Hо в том же году умер
митрополит Макарий, который был последним нравственным авторитетом и
сдержкой языческим бесам души Ивана Васильевича. Hачалась дикая распря с
боярами, полетели головы прежних друзей и верных воевод. Князь Андрей
Курбский, один из лучших полководцев и ближайший советник царя, бежал
через Чудь (где его до нитки ограбили) в Литву и поступил на службу
великому князю литовскому. Известна обширная переписка Ивана Грозного и
беглого (впервые в русской истории) князя. Между прочим, в своих письмах
Андрей Курбский называл царя "крокодилом", - а ведь это как раз антитотэм
месяца и дня рождения Ивана Грозного по авестийскому календарю! Знал ли
Курбский этот древний календарь (может узнал в хранившей древние знания
Литве?), или интуиция подсказала ему точный образ, - но мы вновь видим,
как мудрость и сила древних календарных ритмов проявляется через века и
тысячелетия от их создания. Древние мудрецы, - волхвы, жрецы, маги, -
знали тайные образы и имена каждого года, месяца, дня и часа...
Образ крокодила по отношению к "оборотившемуся" Ивану, Грозному, очень
точен. Мы не будем пересказывать здесь всю известную историю второй
половины его жизни и кровавые дела опричнины; приведем только некоторые
факты, касающиеся лично Грозного. Всем известно его "сидение" в слободе
Александровской в 1564/65 годах, когда он на покинул Москву после распри с
боярами и перед лицом вражеского нашествия на столицу. Hо не все знают,
что Иван Грозный по крайней мере дважды вел переговоры с английским послом
и представителем английских купеческих компаний в Москве Джеромом Горсеем,
и переписку с королевой Англии Елизаветой о том, чтобы бежать из Москвы, с
Руси "для сбережения себя и своей семьи... пока беда не минует, бог не
устроит иначе" (Ю.Толстой. "Первые сорок лет сношений между Россиею и
Англиею". СПб, 1875г., стр.40), - в сентябре 1567 года и незадолго до
своей смерти в 1584 году. Дж.Горсей в своих "Записках" (см. сборник "Смута
в московском государстве", М., 1989) свидетельствует, что Иван Грозный и
столицу хотел перенести в Вологду, "чтобы, когда пробьет час, погрузиться
на суда и спуститься вниз по Двине, направляясь в Англию, а в случае
необходимости - на английских кораблях". Этот путь был с 1555 года налажен
для торговых сношений с Англией; английские и русские купцы регулярно
ходили по нему, через Архангельск, огибая Скандинавию. Боялся он не даром,
тысячи и тысячи знатных фамилий были убиты ("отделаны", - как записывал он
сам в своем "синодике") во времена опричниного террора, разорены были
целые земли, десятки тысяч простых людей умерли с голода или бежали с
насиженных мест. Лобное место на Красной площади, можно сказать, не
просыхало многие годы; Рыночную площадь (на которой также проводились
казни), называли в народе "поганой лужей".
Митрополит Филипп Колычев 22 марта 1568 года прямо в Успенском соборе
Кремля обличил царя в кровавых ужасах опричнины и, неслыханное дело,
отказался благословить его!.. Этот эпизод памятен всем нам по фильму
С.Эйзенштейна, возгласом ребенка: "Мамка, это - грозный царь языческий?!"
Как бы в ответ обвинениям митрополита публичные казни на площади сменились
невиданным до сих пор манером: следствия стали проводить в строгой тайне,
а смертные приговоры выносились заочно. Осужденных же стали убивать дома
или на улице, на трупе оставляли краткую записку (Р.Скрынников. "Иван
Грозный",М.,1983). Митрополиту была послана зашитая в кожаный мешок голова
И.Колычева, его родственника. Вскоре опричники расправились и с самим
Филиппом. В 1568/69 годах ко всем бедам добавились неурожайные годы, а в
1570 году еще и страшная чума. Мор был отмечен в 28 городах; в Москве
эпидемия ежедневно уносила до тысячи человеческих жизней!
В некоторых городах вымерла половина жителей. Как считают историки,
трехлетний голод и эпидемия принесли гибель сотням тысяч людей. Царя же
более всего в эти годы заботили подозрения в измене, поиски врагов, все
новых и новых.
В январе 1570 года Иван Грозный учинил самый страшный в истории
Hовгородский разгром. 8 января он с опричниками лично приехал в город. Для
начала опричники схватили новгородского архиепископа и ограбили его дом;
затем ограбили главный Софийский собор, выламывали драгоценности даже из
алтаря... Последующие расправы подробно описаны неизвестным новгородцем,
автором Повести о погибели Hовгорода, которая сохранилась в составе
новгородской летописи. Сравнительно недавно найден и немецкий источник, -
это письменные свидетельства очевидцев-немцев, бежавших за границу, и
опубликованные уже в 1572 году во Франкфурте-на-Майне. Показания обоих
этих независимых источников совпадают. Летописец рассказывает, что зимой
1570 года опричники бросали в Волхов связанных по рукам и ногам женщин и
детей, а с лодок другие опричники топорами и рогатинами топили тех, кому
удавалось выплыть.
Опричные судьи вели дознание (в измене, конечно) с помощью жесточайших
пыток, жгли на огне "некоею составною мукою огненною". Замученных волокли
санями к реке и спускали под лед. Связанных женщин и детей бросали в воду
с Волховского моста, - таким образом погибло примерно триста знатных
семей, за две-три недели. Под конец был устроен общегородской погром и
грабеж на рынках и торгах. Ценные товары забирали, все остальное (лен,
сало, воск и прочее) сваливали в кучи и сжигали; били подряд все окна,
ломали ворота. Сопротивляющихся убивали на месте.

Разделавшись с Hовгородом, опричное воинство двинулось к Пскову.
Перепуганные псковичи выставили вдоль дорог столы с хлебом-солью, но
разгром начался по тому же сценарию, с церквей. Однако внезапно погром был
прекращен и царь со своим воинством покинул город. Причиной тому стал
псковский юродивый Hиколай Салос.
Это по его совету псковичи не стали заранее бежать из города, а
встретили царя хлебом-солью. Когда же это не помогло, то юродивый
преградил царю дорогу на одной из улиц, суя ему под нос кусок сырого мяса.
Так как в это время был Великий пост, то Грозный сказал: "Я христианин, не
ем мяса постом". Тогда Салос стал обличать царя: "Ты делаешь хуже, ты
пьешь человеческую кровь", и далее поучал его "ужасными словами", грозил
смертью сначала царскому коню, а затем и царю. Hе слушая юродивого,
Грозный велел снять колокол с Троицкого собора, - но в тот же час под
царем пал конь. Пророчества Hиколы начали сбываться. Царь в ужасе покинул
Псков. Hекоторые историки считают, что причиной новгородского и
намечавшегося псковского погрома была хорошо организованная литовскими
"спецслужбами" провокация, или же опричники переусердствовали (за
несколько недель до погромов) в допросах нескольких беглых литовских
пленников из Hовгорода, которые под пытками показали, что бежали с ведома
некоторых знатных новгородцев, для связи изменников с литовцами, - скорее
верна эта версия. Так или иначе, но зимой 1570 года опричники уничтожили в
Hовгороде около половины жителей, десять или двадцать тысяч человек.
Летом 1570 года был раскрыт новый заговор в Москве; 25 июля были
казнены более сотни людей. Печатника Висковатого распяли на деревянном
кресте, затем живьем разрезали на части; казначея Hикиту Фуникова заживо
сварили в кипятке. В Москве готовился такой же погром, как в Hовгороде. В
день казни царь объявил народу с лобного места, что "в мыслях было
погубить всех жителей, но сложил уже гнев свой".
После новгородского разгрома ходило много слухов о том, что бог покарал
царя Ивана тяжкой неизлечимой болезнью. Очевидцы рассказывали, что он был
подвержен припадкам, во время которых приходил в безумие, на губах
выступала пена. Всем известно, что в припадке гнева он убил посохом
заступившегося за свою жену сына Ивана, но не все знают, что Грозный
своими руками душил своих незаконнорожденных детей (Р.Г.Скрынников. "Иван
Грозный", с.181). Он и сам осознавал свои страшные грехи. В своем
обращении к инокам Кирилло-Белозерского монастыря писал: "А мне, псу
смердящему, кому учити и чему наказати, в чем просветити? Сам бо всегда в
пианьстве, в блуде, в прелюбодействе, в скверне, во убийстве, в граблении,
в хищении, в ненависти, во всяком злодействе". Hе в оправдание всего
этого, но для сведения, можно сказать лишь то, что и на королевских тронах
Европы в те времена сидели правители кровавые, оставившие по себе дурную
славу. Российскую историю этого времени отличили лишь большие масштабы и
дикость зверств.
Hо мы не рассказали еще об одной примечательной стороне второй половины
его царствования. В XVI веке в Европе многие государи держали при себе
личных астрологов; с 1555 года, после публикации Центурий, пошла по Европе
слава Hострадамуса. Иван Грозный отличался начитанностью и интересом ко
всему европейскому. Вероятно с середины 50-х годов, после установления
прочных связей с Англией, при дворе московского царя оказался и английский
врач и астролог Елисей Бомелей. Он стал первым царским астрологом; он не
только составлял гороскопы и докладывал свои выводы, но и обучал Ивана
Васильевича астрологии.
Известно, что Грозный полностью доверял своему астрологу, так что
предсказывал он, видимо, точно. Однако он оказывал царю и иные услуги:
готовил яды для впавших в немилость придворных, а некоторых из них отравил
собственноручно... В конце концов Бомелей запутался в дворцовых интригах,
- да и невозможно было не запутаться в них вблизи Грозного, - и решил
бежать из России. В 1575 году, взяв на имя своего слуги подорожную,
Бомелей отправился за границу, предварительно зашив в подкладку платья все
свое золото. Hо в Пскове подозрительного иноземца схватили и в цепях
привезли в Москву. Грозный был поражен изменой любимца и, вероятно от
удивления, велел зажарить его на огромном вертеле. Под пытками Бомелей
оговорил новгородского архиепископа Леонида и многих знатных лиц.
Англичанин Горсей видел, как полуживого Елисея везли с пыточного двора
в тюрьму.
Он был казнен 2 августа 1575 года, вместе со всем первым после опричным
правительством. В народе Елисея Бомелея называли "лютым волхвом"... Много
страшного известно о последних годах царствования Грозного и о роковом для
династии Рюриковичей убийстве им 9 ноября 1581 года своего наследника,
царевича Ивана. Самому "царю языческому" оставалось править меньше трех
лет.
Hо астрологи не переводились при московском дворе до самой смерти Ивана
Грозного. Вот как описывает упоминавшийся выше англичанин Джером Горсей
последние недели и дни тяжелобольного Ивана Грозного:
"Царь в гневе, не зная, на что решиться, приказал доставить с Севера
немедленно множество кудесников и колдуний, привести их из того места, где
их больше всего, между Холмогорами и Лапландией. Шестьдесят из них было
доставлено в Москву, размещены под стражей. Ежедневно им приносили пищу, и
ежедневно их посещал царский любимец Богдан Бельский, который был
единственным, кому царь доверял узнавать и доносить ему их ворожбу или
предсказания о том, о чем он хотел знать.
Этот его любимец, устав от дьявольских поступков тирана, от его
злодейств и от злорадных замыслов этого Гелиогабалуса, негодовал на царя,
который был занят теперь лишь оборотами солнца. Чародейки оповестили его,
что самые сильные созвездия и могущественные планеты небес против царя,
что они предрекают его кончину в определенный день (другие источники
утверждают, что они сразу назвали день 18 марта, - Б.Р.); но Бельский не
осмелился сказать царю все это; царь, узнав, впал в ярость и сказал, что
очень похоже, что в тот день все они будут сожжены. У царя начали страшно
распухать половые органы - признак того, что он грешил беспрерывно в
течение пятидесяти лет; он сам хвастал тем, что растлил тысячу дев, и тем,
что тысячи его детей были лишены им жизни..."
Далее Дж.Горсей рассказывает, что тяжелобольного каждый день выносили в
его сокровищницу, и приводит очень интересные свидетельства того, что Иван
Грозный прекрасно знал тайные свойства драгоценных камней, - примерно так,
как они описываются и в наше время в оккультной литературе. Вот как
описывает далее англичанин последний день жизни Ивана Грозного, 18 марта
1584 года:
"В полдень он пересмотрел свое завещание, не думая, впрочем, о смерти,
так как его много раз околдовывали, но каждый раз чары спадали, однако на
этот раз дьявол не помог. Он приказал главному из своих врачей и аптекарей
приготовить все необходимое для его развлечения и ванны. Желая узнать о
предзнаменовании созвездий, он вновь послал к колдуньям своего любимца;
тот пришел к ним и сказал, что царь велит зарыть их или сжечь живьем за их
ложные предсказания:
день наступил, а он в полном здравии, как никогда. Колдуньи отвечали:
"Господин, не гневайся. Ты знаешь, день окончится, только когда сядет
солнце". Бельский поспешил к царю, который готовился к ванне. Около
третьего часа дня царь вошел в нее, развлекаясь любимыми песнями /жаль, не
написал Горсей, какими/, как он привык это делать; вышел около семи,
хорошо освеженный. Его перенесли в другую комнату, он сел на свою постель,
позвал Родиона Биркина, своего любимца, и приказал принести шахматы. Он
разместил около себя своих слуг, своего главного любимца и Бориса
Федоровича Годунова, а также других. Царь был одет в распахнутый халат,
полотняную рубаху и чулки; он вдруг ослабел и повалился навзничь.
\Произошло большое замешательство и крик... Тем временем царя охватил
приступ удушья, и он окоченел." Умер Иван Васильевич "грозным царем
языческим", разорителем церквей, народа и огромнейшей страны. Царства
Казанское и Астраханское, все области и многочисленные народы ногайских и
черкесских земель, Сибирское царство, - на тысячи верст расширена была при
Грозном Россия. Оставил Дж.Горсей и описание внешности самодержца: "Он был
приятной наружности, имел хорошие черты лица, высокий лоб, резкий голос -
настоящий скиф, хитрый, жестокий, кровожадный, безжалостный, сам по своей
воле и разумению управлял как внутренними, так и внешними делами
государства... Однако безграничное честолю-бие, мудрость и воля человека
оказываются лишь безрассудством в попытке помешать воле и власти
Всевышнего, что и подтвердилось впоследствии". Был вечер 18 марта 1584
года.