Ниязов С. Рухнама

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV. Государственность туркмен

Мои дорогие соотечественники!
За свою долгую историю туркмены построили множество государств. Стремление к государственности – одна из отличительных черт туркменской нации, самосознание которой формировалось природой целостного социокультурного организма. Не случайно в старину на Востоке говорили: «Хочешь построить государство – зови туркмена».
По сути история мировой цивилизации – это история процветающей государственности. Во времена, когда человечество только шло к своей зрелости, в мире уже гремела слава Китая, Индии, Египта. Великое возрождение переживал и огузтуркменский народ.
Государства туркмен, начиная с эпохи Огуз хана, оставили яркий исторический след в судьбе Азии и Европы. Возрождение туркмен огузов пришлось на длительный период истории – с I по XIII века. Парфянское государство, Газневидское туркменское государство, империя туркмен-сельджуков и царство куняургенчских туркмен оказали заметное влияние на историко-политический климат мира, подняли на небывалую высоту экономику и культуру этих эпох цивилизации.
Но парадокс заключается в том, что ренессанс туркмен огузов не вошел в учебники мировой истории, не получил ее должной оценки. Можно ли это объяснить случайным стечением обстоятельств, игрой слепого рока? В чем причина столь незаслуженного исторического забвения, которое, как всякое явление следственного порядка, не происходит само по себе?
Изучая исторические источники, я обнаружил одну любопытную закономерность, проливающую свет на преобладание в лексиконе ученых-историков понятия «тюрк». В течение последних 50 лет оно плавно вытесняло из этого лексикона понятие «туркмен», пока полностью не оставило за собой исторический приоритет. Но произошло это не стихийно. Дело в том, что восточные историки, будучи носителями арабо-иранской языковой культуры, приписывали все исторические достижения странам своего происхождения, народы которых впоследствии составили общую, так называемую тюркскую группу. В свою очередь, историки, вышедшие из советской школы, руководствуясь арабо-иранской историографией, не смогли прочесть скрытый между ее строк политический смысл, отражающий агрессивную позицию сильной страны.
Соотечественники!
В Рухнама я возвращаю слово «туркмен» на его исконное место. Время забвения прошло, наш священный долг перед памятью предков – осознать подлинный смысл и значение Богом данного нам имени.
Говоря «огуз», мы подразумеваем туркмена. В этом нет ни малейшего исторического высокомерия, мы не кичимся своим происхождением перед другими народами, наоборот, мы призываем их к родству и добрососедству. Яркий пример тому – наши взаимоотношения с турецкими братьями. Буквально с первых дней независимости мною был сформулирован тезис: Туркменистан и Турция – два государства – одна нация. У нас, действительно, одна религия, одни традиции, одна кровь. Османский язык, как и предшествующие ему языки огузов и сельджуков, – это туркменский язык. Турецкий язык – несколько видоизмененный туркменский язык. И хотя любой язык в своем статусе самостоятелен, ибо формируется собственной историей, корни его помогают выявить общие исторические истоки нации.
В этой главе я сознательно возвращаюсь к родословной нашего народа. Я хочу, чтобы ни современные туркмены, ни их потомки никогда более не смогли бы забыть ни о своем происхождении, ни об историческом пути своего народа, ни о его великих достижениях на ниве государственности.

Древнее огузтуркменское государство
Свое первое государство огузские туркмены возвели пять тысяч лет назад. Материальное свидетельство тому – лук и стрелы, во множестве обнаруженные в ареале распространения древней огузтуркменской культуры от памятников Алтындепе и Багабата до священных храмов Маргианы и мавзолеев долины Ары. Найденные здесь археологические находки указывают на историческое местонахождение страны Огуза, которая простиралась от подножия Копетдага (крепость Тэк гала), Нусая, Анау, Алтындепе и вбирала в себя весь Мерв, Куняургенч, междуречье Сейхуна и Джейхуна, протянувшееся от Хазара до Балха с одной стороны и Атаила (Волги) – с другой.
Открывшиеся нам сегодня древние источники, в частности, средневековый трактат «Худудылэлем», проливают свет как на географию страны Огуза, так и на многие стороны жизни наших далеких предков, заложивших незыблемые основы всех последующих духовных традиций народа.
Огузы верили в небо, которое отождествляли с Богом. Их единобожие – от поклонения небесному Богу, ведь и поныне небеса олицетворяют Всевышнего. Родословная Огуза начинается от пророка Нуха, отца Огуз хана звали Гара хан. Мы свою родословную ведем от Огуз хана.
Мой дорогой соотечественник!
В главе «Путь туркмен» я уже рассказал тебе о нашем великом прародителе, привел некоторые сведения относительно его взглядов на устройство общества и государства. Заостряя внимание на некоторых его мудрых мыслях, я хочу, чтобы ты впитал в себя эти наставления, ибо в них – ключ к пониманию нравственных и духовных основ жизни народа, к которому ты принадлежишь, частью которого являешься.
Вот что говорил Огуз хан туркмен о земле-кормилице:

Потрудившийся, проливший пот на земле найдет успокоение в ней.
Посадивший дерево будет жить вечно.
Тот, кто не любит свою землю, не сможет любить Родину.
Не умеющий ценить землю не тюрк иман (туркмен).
Сорвав один листок, сократишь свою жизнь на год, сломаешь одну ветку – считай, что сломал себе руку или ногу, вырвешь с корнем куст – разобьешь свою жизнь, срубишь дерево – подрубишь свою судьбу.
Бери не золото, бери землю!
Вода – отец, земля – мать.
Земля – твое тело, небо – дух.
Хоть голова твоя под небом, кланяйся земле!

Языком огузов был древний туркменский язык. Вот что говорил Огуз хан туркмен о языке:

Язык озвучивает то, что на сердце.
Нет языка – нет народа.
Сильно только идущее от сердца слово.
Слово красит разум.
Богатство языка – богатство народа.
Умный из людей изучает языки.
У человека с богатым внутренним миром слово – стрела.
Отправляясь в дорогу, береги свой язык.
Мудрое слово вечно.
Учи своего ребенка языку со смыслом.
Есть язык у меня – есть мир у меня.

Огуз хан проник в душу туркмена, выявил в ней главное, характерное. Он установил, что самые лучшие человеческие качества у туркмен проявляются тогда, когда они объединяются. Огуз хан утверждал, что когда туркмены сплочены, они уважаемы, хлебосольны. Любое дело им по плечу. Весной ставят белую кибитку, зимой – черную. Правят многими странами. В случае необходимости могут быстро собраться. В состоянии быть ханами завоеванных краев. Любят охоту на резвых хищников. Сильны, серьезно относятся к запретам. Умеют сытно и вкусно накормить. Основательны в работе, умелы. Пользуются авторитетом, известны в округе. Мгновенно оказываются там, где появляется враг. Сабля и посох – единственное, от чего они зависят в жизни. Богаты и очень добры. Имеют добротных животных. Умеют организовать работу, навести порядок. Сильны духом. Приветливы и доброжелательны, помогают нуждающимся. И всеми любимы.
Вчитайся, мой сородич, в тайну, что сокрыта в этих нехитрых словах, и за их кажущейся простотой тебе откроется и вся полнота натуры туркмена, и вся глубина твоей сопричастности духу и характеру предков. Золотой лук Огуз хана – это символ великого предназначения туркмен. Отыскав этот лук, ты обретешь себя заново, его сияние озарит твой флаг во всех частях света. Тебе станут подвластны земля и небо, и ты устремишься к звездам. И хотя ты шагаешь по земле, твой путь лежит на небесах. В руках ты держишь ключ, ключ к миру, и потому твоя дорога ровна и мягка, будто застелена бархатом. Как твое сердце открыто для всего мира, так и для тебя открыты все четыре стороны света.
Золотым луком соединены три серебряные стрелы – три могущественные эпохи туркмен, составляющие великое богатство народа. На подходе новая эпоха, требующая от нации всего напряжения сил. Чтобы добраться до золотого лука, надо сосредоточить в себе священный дух всех предыдущих поколений. И потому вновь вернемся к древним истокам, жадно припадем к огузским родникам.

Великое туркменогузское государство хунов
Это государство образовалось спустя две с половиной тысячи лет после эпохи Огуз хана туркмена и сохранило традиции государственного строя, заведенного родоначальником нации.
Одним из могущественных правителей Великого государства Хунов был Мете хан, которого в Чын-Мачыне (Китае) называли Мао-тун. Он происходил из огузских племен и прославился сходством характера с Огуз ханом. «Мете хан – это который Огуз хан?» – бытовала поговорка, в которую народ вкладывал величайшее преклонение перед памятью предводителя нации. Мете хан, как и его великий предшественник, призывал к объединению, сплочению туркменских племен, считая, что только таким образом можно спасти нацию, отвести угрозу ее истребления.
Отцом Мете хана был Думан Бейги. В 380 году до н.э. он расширил границы своего государства до Чын-Мачына, где был известен под именем Теоман. Впоследствии его сын Мете хан, став правителем Великого государства Хунов, объединил под своим правлением 26 государств, разделив их на 84 провинции (велаята). При Мете хане начинают производить свистящие стрелы, открываются специальные мастерские по производству луков.
Мете хан подчинил себе громадные территории площадью 18 миллионов квадратных километров. Границы государства Хунов простирались от Хазара до просторов Индии с одной стороны и от Гималайских гор до Сибири – с другой. После Мете хана на престол взошел его сын Гек хан.
В китайских источниках сохранилась переписка Мете хана с правителем Чын-Мачына Хиао-Вену. Отражая дух своего времени, эта переписка замечательна тем, что несет в себе раздумья о мире, согласии, достойной жизни людей.
«Великий Хун, по воле Божьей возведенный на престол, шлет горячий привет правителю Чын-Мачына и желает ему крепкого здоровья. От Его Величества было получено письмо, выражающее удовлетворение в связи с достигнутыми между нами близкими и мирными отношениями. Это отвечает желаниям обеих сторон, а потому высказанное в письме пожелание было нами исполнено.
Что касается недавнего приграничного конфликта, то сообщаю следующее. В последнее время ваши стражи границ стали проявлять пренебрежение к нашему западному принцу Токи, который, в свою очередь, не спросясь моего согласия и попав под влияние Ху-Хеу Нанчжу, вступил в конфликт со служащими Чын-Мачына, чем враждебно настроил родичей Хана против соседей. Тем самым он предпринял действия, противоречащие соглашению между двумя правителями и наносящие вред братским отношениям между нами. Получено два письма, свидетельствующие о гневе и недовольстве правителя Чын-Мачына. Посол, отправленный с ответным письмом, еще не вернулся обратно. По-видимому, и посол Чын-Мачына еще не добрался до места, что помешало своевременно предотвратить нежелательное обострение отношений между двумя соседними государствами.
Поскольку конфликт был допущен из-за несогласованных действий нескольких младших служащих, я повелел принцу Токи отправиться к мятежникам и наказать их.
С Божьей помощью нукеры наши здоровы и сильны, кони могучи, войско наше благодаря нашим острым мечам добилось победы в большом сражении с врагом, которого мы вынудили сдаться. В последнее время мы подчинили себе в Средней Азии 26 племен, в том числе Лелан, Усун, Хукут и т.п. Народы этих стран стали нашими нукерами, все они объединились с нашими народами и стали одним домом.
После того, как мы добьемся мира и безопасности в северных краях, я намерен прекратить выступления, дать войску отдых, подкормить коней. Хочу забыть о случившемся между нами конфликте и обновить старое соглашение. Пусть, как и прежде, приграничное население живет в мире и спокойствии, малые дети растут, а старики спокойно доживают свой век. Пусть поколение за поколением не знают войн и вражды, живут в мире и согласии.
Поскольку до сих пор не получено ответа от правительства Чын-Мачына, посылаю это письмо через дворцового визиря Хе-у-Тзийена. С ним посылаю одного верблюда, две скаковые лошади и восемь конных подвод. Если правитель не желает, чтобы хуны приближались к границам Чын-Мачына, он должен повелеть пограничникам и приграничному населению удалиться от границы».
Надеюсь, мой дорогой читатель, что ты с интересом ознакомился с этим историческим документом, воссоздающим дух политики первого объединенного Огузского государства. Поэтому я и поместил его полностью в своей книге.

Государство гёктуркменов
Гёктуркмены – огузы, верящие в Небеса, в небесного Бога. Отсюда и название государства, основанного в 552 году Бумын ханом (Каганом) – продолжателем династии хуннов. Своего расцвета Гёктуркменское государство достигло при Билге хане, родившемся в 683 году и в 33 года ставшем великим ханом гёктуркменов. На своем надгробии он велел написать: «Огузский народ – мой родной народ».
Это было очень большое государство, соседствующее с Сасанидами, Румустаном и Чын-Мачыном. Но, раздираемое внутренними конфликтами и борьбой за власть, а также под воздействием внешних сил оно, претерпев падение восточного Гёктуркменского ханства, а вслед за ним и западного, рухнуло окончательно. Это произошло в 745 году под нашествием гарлыков и уйгуров.
По преданиям, именно Билге хану, великому правителю Гёктуркменского государства, принадлежит увековеченное на каменной орхонской плите знаменитое высказывание о том, что никто и никогда не сможет разрушить дом туркменского народа.
Гёктуркмены имели свой алфавит и развитое монументальное искусство. Силу государства они видели в сплоченности его народа, в жизнестойкости национальных традиций.

Караханидское государство туркмен
Основанное в Мавераннахре в 840 году туркменом по происхождению Билге Кюл Кадыр ханом, получившем впоследствии имя правителя Гара хана, это государство отсюда и повело свое название. Караханидское государство объединило туркменские племена гарлыков, ягмаларов и джыкыларов и вошло в историю как первое государство туркмен, принявшее ислам. При поддержке исламской религии произошло усиление и самого государства.
После смерти Гара хана правление перешло к его сыновьям Базару Арслану и Огулчак хану. Сын Базар хана Сатук Бугра после смерти отца воспитывался у дяди Огулчак хана. Взойдя на престол, он ускорил распространение ислама в государстве. Его сыну Байдаш Арслан хану удалось воссоединить разрозненные к тому времени части Караханидского государства. В 1006 году с целью овладения пришедшего в упадок государства саманидов он предпринимает наступление на родственное государство Газневи. Однако, не устояв перед мощным войском Солтана Махмуда Газневи, Караханидское государство в 1042 году распадается на две части.

Великое огузтуркменское государство
С распадом Огузского государства образовались отдельные ханства, которые впоследствии, по мере их величия, становились государствами, объединяющими другие ханства. Не случайно в арабских и китайских источниках рядом с названием этого государства стоит слово «ябгу» или «ябгы» – от туркменского «великий». Великое Огузтуркменское государство образовали огузы, которые поначалу под владычеством Гектуркменского государства основали на берегу реки Барлык девять огузских ханств.
В истории название Огузтуркменского государства запечатлелось благодаря яркому следу, который оставили после себя туркмены огузы, жившие в начале X века в Мавераннахре. А прославило их владычество, основанное на обычаях Огуз хана, и это несмотря на то, что от огромных государств их отцов им досталось всего несколько городов. К этому времени некогда громадное государство Огуз хана сузилось, огузы отступили от границ Хорасана и Чын-Мачына, от берегов Атаила ужались до междуречья Сейхуна и Джейхуна, обосновавшись в Мавераннахре. Их основными городами стали Янгыкент, Гараджык, Сайрам, Джент.
Стремление продолжать традиции огузов приводит к конфликтам с набирающими день ото дня силу исламскими государствами. Быстрое распространение ислама порождает противоречия внутри самого Огузтуркменского государства, отдаляет от него огузов, принявших мусульманство.
Предводитель Дукак по кличке Демир-Яйлы (Железный лук) вступает в противоборство с правителем Огузского государства, сын которого Сельджук принимает мусульманство и отдаляется от родовой общины. Но своей славой в истории Великое Огузтуркменское государство обязано и тому, что воспитало такого гениального военачальника, как Сельджук бек – деда основателей великой империи туркмен-сельджуков.

* * *
Сельджукские туркмены, выходцы из огузского племени кынык и потомки внука Огуз хана Ай хана, строят большое государство в Дженте. Часть из них перебирается к свои туркменским родственникам, обосновавшимся в Мавераннахре и Бухаре. Сельджуки поддерживают добрососедские отношения с куняургенчскими туркменами, дружат с караханидскими туркменами.
Приглашает сельджукских туркмен в свою вотчину Хорасан и султан Махмут Газневи. Что стоит за этим его шагом? Большинство историков ошибочно считает, что султан Махмут призвал к себе сородичей, желая помочь им. Ведь по происхождению он туркмен, и большая часть его армии состоит из туркменских парней. В Хорасане туркмены живут большими общинами в городах и селах. Привольно живут туркмены в Мерве, Абиверде, Нусае, Сарахсе, Амуле, Балкане, Земе, Мавераннахре, Мангышлаке, Васе. Султан Махмут семнадцать раз ходит в Индию, его кладовые забиты золотом и серебром. Никакая сила не может устоять перед ним, кроме одной. И сила эта – его собственные туркмены. Чтобы удержать их в повиновении, Махмут и предпринимает свой хитрый тактический ход, действуя по принципу «разделяй и властвуй», не утратившего своего смысла за все прошедшие столетия.
Чего добивается хитроумный правитель? Сельджукские туркмены перебираются на новое местожительство, однако кто же из живущих здесь туркмен ждет их, кто захочет уступить им свою землю, поделиться своими пастбищами? Значит, сельджукам надо бороться за свое право на жизнь. Но с кем? Конечно, с мирно живущими хорасанскими туркменами. Ведь сельджуков пригласил сам султан, значит, они для него важнее старожилов. Раз так, пусть сами ищут землю для жизни. Значит, быть войне! Между самими туркменами. А султан Махмут может спокойно отправляться в очередной поход на Индию, ибо главное он уже сделал: запалил искру войны между туркменами. И чтобы уже до конца быть спокойным и уверенным в своей тактике, он заманивает в гости воеводу сельджукских туркмен Арслан хана и берет его в заложники. Брошенный в крепость Келеджар в Индии, Арслан хан в мирное время содержится как военнопленный. По мнению султана, пока Арслан хан находится в его власти, сельджуки не посмеют выступать против него самого и требовать себе земли. Сельджукам остается сражаться только с живущими в Хорасане туркменами. У них попросту нет другого выхода!
Однако хорошо воспитанные от рождения сельджукские туркмены не стали воевать со своими соплеменниками, они требуют у султана земли на законном основании. Умному султану не остается ничего другого, как пойти им навстречу.
Но политика султаната резко меняется со смертью Махмута. Его сын и преемник султан Месут враждебен к сельджукам, между ними вспыхивает война. Месут направляет на сельджукских туркмен войско прославленного полководца Бегдогды хаджипа, тоже туркмена. Но знаменитый воевода столкнулся с военной хитростью сельджуков: они применили тактику спасения бегством. И села опустели.
Победив в Данданаканском сражении, сельджуки созывают всетуркменский съезд, на котором провозглашают образование нового туркменского государства, после чего направляют гонцов к халифу и всем окрестным царям.
Сельджуки объединяются с коренными туркменами. Они уверены в собственных силах, и это наводит их на мысль о завоевании всего мира.
Некоторые историки, утверждая, что сельджукские туркмены разрушили газневидское государство туркмен, а с самими сельджуками покончили куняургенчские туркмены, обвиняют тем самым туркмен в жестокости. Но это поверхностный, субъективный взгляд, далекий от понимания сущности характера туркменского народа. По своей натуре туркмены миролюбивы, справедливы и великодушны. Они многое прощают, но если у власти оказывается бездушный и жестокий царь или султан, они охладевают к нему. Но не отрекаются, терпят тиранию до последнего. Когда же их терпению приходит конец, седлают коней. А перед туркменом на коне уже никто не устоит!
Когда султан Месут начал проводить против туркмен политику деспотизма, они еще несколько лет терпели его. Несколько раз султан направляет на туркмен армию, но ведь и терпению есть предел!
Султанат последнего сельджука Солтана Санджара пал так же, как и султанат Месута султана! Султана большого государства натравливают на живущих в окрестностях Балха огузских туркмен. Долго терпит Солтан Санджар, не желая воевать со своим народом…
Историческая хроника сельджуков содержит и такой факт. Занявший пост великого визиря в результате дворцовых хитросплетений, Низамылмюлк настраивает султана Алп Арслана против старого визиря. Молодой султан приговаривает старого визиря к смертной казни. И тогда старый визирь бросает Низамылмюлку гневный и справедливый упрек:
– Это ты научил туркменских правителей проливать кровь!
В большинстве своем туркменские правители были людьми справедливыми, смертным грехом считалось среди них убийство невинных людей.
Все, что было связано с властью, носило у туркмен строгий характер соблюдения основ чести и справедливости. Это был своего рода кодекс власти. Нарушать его не позволялось никому. К чему приводили исключения, свидетельствует хроника Куняургенчского царства.
В туркменских султанатах и царствах матери и жены царей пользовались огромным уважением, к ним почтительно обращались Таркан хатын (в источниках Теркен или Тюркан). Мать султана считалась матерью всего султаната. Но при этом туркмены полагали, что и престол, и счастье женщины находятся возле очага и не допускали ее к государственным делам. И лишь в Куняургенчском царстве во времена правления султана Мухаммета этот строгий запрет был нарушен. Там наравне со своим сыном управляла государством его вдовая мать Тюркан хатын.
Такая поблажка матери со стороны султана вызывала строгое осуждение полководцев, беков, старейшин, священнослужителей. В итоге крупный султанат был повержен Чингисханом.

Газневидское государство туркмен
Основателем этого государства считается потомок, идущий от Гая, ведущий свою линию от ветви старшего внука Огуз хана. В 962 году он прибывает в город Газна, где и основывает Газневидское государство туркмен.
Но подлинную славу этому государству принес султан Махмут Газневи. За короткое время он собирает мощное войско, привлекая в свою орду большую часть огузов-мусульман. Он считает распространение ислама фактором усиления своего государства, расширения его границ. И это ему удается, потому что очень скоро его владения расширяются до Хорасана, Куняургенча, Ирана, Балха, Юго-Западного Ирана, Северной Индии.
Налаживаются у него хорошие отношения и с Караханидским государством. Султану Махмуту Газневи удается предотвратить вражду между царевичами из дома караханидов. Он говорит им: «Прекратите враждовать друг с другом. Спрячьте сабли в ножны и займитесь каждый своей вотчиной». И хотя он сумел примирить их, после его смерти борьба за престол между царевичами из дома караханидов вспыхивает с новой силой.
Постоянное беспокойство Махмуту Газневи причиняют одни лишь сельджуки. Не прекращаются его стычки с сыновьями полководца Сельджука, а одного из них – Арслан хана он даже бросает в темницу, разрешая части огузов перебраться в Хорасан. Подрастают и внуки Сельджука Чагры и Тогрул, которых тоже начинает опасаться султан Махмут.
Но настоящая война с сельджуками разразилась уже после смерти Махмута Газневи. Его сын султан Месут считает эту войну главным делом своей жизни. Первое крупное сражение происходит в 1038 году возле крепости Тэк (Дурун), а вскоре схватка переносится в окрестности Серахса. В 1040 году происходит знаменитая Данданаканская битва, в которой сельджуки поголовно разбивают войско султана Месута. К сельджукским туркменам переходят Хорасан, Иран, Куняургенч, Мавераннахр. Довольно долго под владычеством сельджуков находится и само государство Газна, в котором живет смесь самых разных племен.

Великое государство туркмен-сельджуков
Это государство после победы, одержанной сельджукскими туркменами над государством Газналы, основали внуки предводителя Сельджука Тогрул и Чагры – потомки младшего внука Огуз хана Кыныка.
До того, как перебраться в Хорасан, туркмены-сельджуки пережили немало трагических дней. Это заставило предводителя Сельджука оставить все свои дела и, несмотря на преклонный возраст, заняться воспитанием внуков Чагры и Тогрула, на которых он возлагал большие надежды. Сельджук бек скончался в Дженте в возрасте свыше ста лет. Братьев Тогрула и Чагры брат их отца Арслан хан перевозит в долину Нур неподалеку от Бухары. Но, воспитанные Сельджук беком, они мечтают о возвращении в Хорасан, чтобы навсегда обосноваться в нем.
Однажды подросток Чагры собирает своих парней и пускается с ними в путь, чтобы изучить дорогу в Хорасан. Они доходят до самого Рума. Однако окончательное решение перебраться в Хорасан созрело у братьев после того, как брат их отца Арслан хан был заточен в темницу султаном Махмутом. В 1035 году они пересекают реку Джейхун, намереваясь добраться до крепости Тэк. Но, поразмыслив, направляют письмо султану Месуту, в котором выдвигают свои условия: «Пусть нам отдадут провинции Нусай и Парав, расположенные у кромки песков, мы перевезем туда свое имущество и скотину и заживем беззаботно. Мы не позволим ни одному нарушителю границы проникнуть со стороны Балканских гор, Дехистана, Куняургенча и долины реки Джейхун».
Но послание не возымело действия. Схватка была неизбежной, и в 1038 году возле крепости Тэк состоялось первое сражение сельджуков с воинами государства Газналы. В этом бою победили сельджуки. В следующей битве возле Серахса они вновь одерживают победу. А Данданаканское сражение в 1040 году приносит туркменам-сельджукам не только победу и Великое государство туркмен-сельджуков, но и возвращает им отчий дом раз и навсегда. На состоявшемся сразу после сражения большом всетуркменском совете в Мерве провозглашается создание этого государства, правителями которого назначаются Тогрул бек и Чагры бек. Тогрул правил в Рейе с 1040 по 1063 годы, Чагры, правитель Хорасана, – в Мары с 1040 по 1060 годы. Все это время оба брата дружно управляли государством.
В 1063 году на престол восходит сын Чагры бека Алп Арслан. Продолжатель славной династии сельджуков, это он открыл для туркмен ворота Рума. Его сын Мялик ша умножает славу государства, значительно расширив его границы. А Солтан Санджар, сын Мялика ша, довершает эту пирамиду славы, войдя в историю как великий туркменский просветитель, покровитель наук и искусства.
Государство сельджуков было признано великим не только потому, что правило на огромных территориях от Стамбула до Китая, но и потому, что, продолжая огуз-туркменские традиции в исламском государстве, поднялось до уровня мировой державы, взявшей на себя ответственность за весь исламский мир, за судьбы всех народов региона. Как в любом процветающем государстве, в нем нашла высочайшее развитие культура, водружались дворцы и мечети, строились дороги и мосты, возводились библиотеки и караван-сараи.
Мои дорогие соотечественники!
Мы вправе гордиться своими славными предками, чьи имена, овеянные доблестью минувших эпох, навечно вошли в историю туркменской государственности. Это великие туркменские сыновья Мухаммет Тогрул бек, Давут Чагры батыр, Алп Арслан, Мялик ша, Солтан Санджар… Мы вправе гордиться этими личностями еще и потому, что своей мудростью, мужеством, героизмом они восславили имя туркмена на весь исламский мир, признавшего за ним право не только великих султанов, но и великих властителей дум. О них, легендарных туркменах, должны быть написаны книги, им, доблестным сыновьям нации, мы должны воздать должное, чтобы отныне и навсегда память о них питала гражданское чувство каждого туркмена, его священную любовь к родной земле и родным истокам.

Государство куняургенчских тукрмен
Куняургенч с древних времен был известен как обиталище потомков Огуза. Но государственность в нем стала возможна только после падения Великого государства сельджуков. В 1093 году сын правителя Куняургенча Ануша Бегдили Кутбеддин Мухаммет закладывает основы нового государства туркмен, которое уже как Куняургенчское царство прочно встает на ноги при сыне Атсиза Ил-Арслане.
После кончины в 1172 году Ил-Арслана власть переходит к его младшему сыну Солтанша, а затем, в 1174 году – к брату Алаеддину Текешу. При этом правителе государство достигает своего наивысшего расцвета.
Начиная с 1219 года, государство куняургенчских туркмен подвергается набегам монголов. Этот период ознаменован правлением Джелаледдина Менбуруна – одного из выдающихся туркменских правителей, снискавшим себе громадную известность в исламском мире исключительным мужеством, решительностью, отвагой. Менбурун, правивший Куняургенчским государством с 1220 по 1231 годы, стал его последним правителем. В 1231 году Куняургенч пал.

Государство сельджукских тукрмен в Кермане
После Данданаканской победы сельджуков старшему сыну Чагры бека Гара Арслан Гурду отошли Тебес и Керман. Государство в Кермане было создано в 1040 году, но обрело полную самостоятельность после периода правления Султана Мялика ша. Это государство продержалось до 1187 года.

Государство сельджукских тукрмен в Анатолии
Победив в Малазгирдской битве в 1071 году, Алп Арслан открывает туркменам путь в Малую Азию. Вошедшие в ворота Рума сельджуки сплотились вокруг внука Алп Арслана Сулеймана ша. Заложив здесь в 1075 году основы государства сельджуков, Сулейман ша, завладев Конией, взял Ызнык, который сделал столицей, и пошел еще дальше, захватив города Тарсус, Адана, Месис, Малатыя. В 1095 году он присоединил к своим владениям Антакыю. Эти победы закрепил своим правлением второй султан сельджукского государства Клыч Арслан.
Это государство просуществовало до 1308 года и прославилось тем, что превратило Анатолию в родину сельджукских туркмен. Оно сыграло немаловажную роль в распространении ислама, а также в усилении туркменских бекств.

Государство сельджукских туркмен в Шаме
В 1077 году сын султана Алп Арслана Тутуш становится правителем Шама. Пока это лишь подданство Великого сельджукского государства. И лишь только после смерти брата – Мялика ша Тутуш провозглашает самоуправление. В 1095 году, уже после смерти Тутуша, два его сына – Рыдван в Халапе и Дукак в Шаме – объявляют о суверенитете. Однако их правление длилось недолго. Халап перешел к Артыклы Илгазы, Шам – к Бориогуллары (атабегам Шама).
Сельджукское государство в Шаме просуществовало до 1117 года. Туркмены, обосновавшиеся в нем, преуспели на ниве культуры.

Владычество тукрмен Артыкогуллары
Это владычество было основано в 1101 году в Анатолии сыновьями сельджукского султана Алп Арслана Артык бега Сокменом и Илгазы. В 1409 году владычество распалось на несколько бегств.
Это государственное образование туркмен сыграло значительную роль в туркменизации Анатолии, способствовало большому развитию науки и образования. Известно, например, что первые механические роботы были изобретены учеными правительства Артыклы.

Государство сельджукских тукрмен в Ираке
С появлением ислама и распространением его в Хорасане все больше туркмен появляется в Ираке. Заметную роль они сыграли и в основании Багдада.
Когда в Великом сельджукском государстве обострилась борьба за престол, Солтан Санджар, чтобы покончить с этими спорами, начинает создавать государства на подвластных ему территориях. Одним из них и стало государство сельджукских туркмен в Ираке, правителем которого в 1118 году Солтан Санджар ставит Махмуда Тапара. С образованием этого государства у иранских туркмен появляется общая культура с сельджуками.

Правление туркмен атабегов в Мосуле
Это владычество было образовано в 1127 году Ымаметтином Зенни-хякимом Мосула у правителя иранских сельджуков султана Махмуда. Оно также известно под названием правительство Зеннилеров. Зенни присоединил к своему государству Джезиру, Нусайбин, Санджар, Харран, Халап, укрепив, таким образом, его мощь. После Зенни государство разделилось на две ветви, одна из которых вновь стала Мосулом, а другая Халапом. Это владычество туркмен атабегов продержалось до 1259 года.

Государство тукрмен Эййюби
В 1171 году государство, продолжившее традиции огузов, возникает в Египте, завоеванном атабегом Салахитдином Эййюби – выходцем из ветви зеннилеров. Представителей других народов в армии египетского правителя Фатами Салахитдин Эййюби обменивает на огуз-туркменских воинов. Но поистине туркменским государство Эййюби становится не за счет армии, а благодаря государственному строю, методам правления, языку, культурным связям, традициям и обычаям.
Золотой век в государстве Эййюби, ознаменованный широким распространением туркменского языка в Египте, наступает в период правления Мялика Кямила Мухаммета и Мялика Салыха Неджметдина Эййюби. После нашествия монголов в 1222 и 1238-1239 годах на Дешти-Кипчак большая группа кипчакцев переходит на сторону государства туркмен.
Ослабление этого государства начинается в 1249 году со смертью Неджметдина Эййюби.

Владычество туркмен Салыров
В 1147 году потомок внука Огуз хана Салыра Атабег Сунур основал государство на территории завоеванного сельджукскими туркменами Ирана. Столицей государства салыров был Шираз. В 1284 году государство пало, а его земли присоединились к государству Илханлы.

Туркменское государство Илдениза
Государство туркмен Илдениза со столицей Тебриз было образовано в 1146 году атабегом Шемсетдином Илдениз Туркменом. Самыми влиятельными городами в нем были Нахичевань и Гяндж. В одно время господство государства Илдениза распространялось на весь Иран и Юго-Западный Иран. Разрушил это государство в 1225 году Джелалетдин Менбурун.

Туркменский султанат в Дели
Делийский султанат, образованный в конце XII века султаном Гура Муиззиддином Шамом, поначалу не имел самостоятельности. Суверенитет ему принес туркменский предводитель Айбег, который оказался сильнее султана Гура и в 1206 году взошел на престол в Лахоре в духовном сане кутбуддина.
Туркмен по происхождению, Айбег еще ребенком был куплен кадием Нишапура Фахреддином Абдылэзизом эль-Куфи, с детьми которого и воспитывался, вырос в меткого стрелка и сильного нукера. Границы его владений простирались от Пенджаба до Бухары, от Кашмира до Среднеиндийской равнины.
В состав Делийского султаната входили туркменские султанаты Мамлюков, Халачларов, Тогалаков, Сейитлеров, Лудилеров. Его культурным центром был город Дели, которому уделялось большое внимание. Делийский султанат господствовал вплоть до 1526 года.

Государство туркмен мамлюков
Это государство было основано в 1250 году в Египте султаном Айбегом Туркменом. В 1257 году трон переходит к Гутузу, правление которого ознаменовалось победой над монголами в 1260 году. Благодаря отваге туркмен монголы не смогли проникнуть в Египет.
Правление мамлюков осуществлялось в традициях туркменского исламского государства до 1527 года.

Государство туркмен Ресулогуллары
Ресулогуллары – это туркмены, пришедшие в Йемен. Свое название это государство повело от имени туркменского бека Мухаммета оглу Каруна по прозвищу Ресул, который оказался в Египте среди туркмен Эййюби. Сначала правитель Салахиддин Эййюби направляет в Йемен своего брата Туран шаха, в войске которого оказываются туркмены Ресулогуллары. Затем один из них – Нуреддин бек оказывается на государственной службе, где занимает значительные посты. А уже в 1228 году, после смерти правителя Эййюби Мялика Месуда, он провозглашает свое владычество в Йемене и закладывает основы государства Ресулогуллары. Эта страна существует до 1445 года, после Нуреддин бека ею правят его сыновья.
Туркменское правительство оставило след в истории Йемена тем, что было добро к народу, проявляло заботу о простых смертных, проводило благоустройство страны.

Государство османских туркмен
Это государство было основано в 1300 году в Анатолии Османом газы – сыном сельджукского туркмена Эртогрула газы.
В 1071 году сын Чагры батыра Алп Арслан вступает в жестокую схватку с правительством Византии за право открыть ворота Рума и одерживает большую победу. Туркмены, за короткий срок подчинившие себе всю Анатолию, насаждают здесь ислам и обращают народ в мусульманство. В 1075 году создается государство сельджукских туркмен Анатолии, но уже к 1300 году оно начинает приходить в упадок и в 1308 году распадается окончательно. Землями Анатолии постепенно завладевают туркменские бекства. Именно они и создали государство османских туркмен.
Эртогрул газы во главе четырехсот туркменских всадников перекрывает дороги Анатолии. С ним – брат Дюндар, два других брата – Гюндогды и Сунгур возвращаются в Хорасан. И тогда Эртогрул газы произносит пророческие слова: «Эти 400 туркменских семей положат начало новому государству».
Пройдя по многим дорогам Анатолии, в 1270 году они отбивают у византийцев Севут. В награду за эту победу султан сельджуков Алаеддин Кейкубат дарит Севут Эртогрулу газы, а в придачу ущелья Доманича и Армянской горы – для выпаса скота. Вместе с сородичами Эртогрул бек оседает в Севуте, где в 1281 году умирает в возрасте 93-х лет.
После Эртогрула газы во главе бекства встал его сын Осман. В 1300 году туркменские беки в Анатолии объединились и основали большое государство.
Осман газы был одним из трех сыновей Эртогрул бека и от остальных братьев отличался властным характером. Это был рослый, статный, широкоплечий туркмен с мужественным красивым лицом. Богатырского телосложения, он был наделен недюжинной силой. Не случайно, что именно этого юношу, а было ему всего 23 года, захотели видеть во главе бекства все беки племени. Уже на смертном одре Эртогрул газы завещал сыну: «На свете нет ни одного человека, который бы ни примирился с неизбежностью своей смерти. По Божьей воле приблизился и мой час. Это государство я передаю тебе, а тебя самого вручаю Господу. В любом деле превыше всего ставь справедливость».
Под названием Османской империи государство, основанное отцом Эртогрулом газы и сыном Осман беком, свыше 600 лет господствовало на трети земли.

Государство туркмен Гарагоюнлы
В 1380 году в окрестностях Эрзурума, Эрджиша и Мосула возникло государство туркмен Гарагоюнлы. Его основателями стали потомки внуков Огуз хана Юва, Языра, Дюкера и Овшара. Они состояли из племен баранлы, духарлы, садлы, гараманлы, хажылы, боздоган.
До 1380 года во главе этих туркмен стоял предводитель Байрам Ходжа, после смерти которого его сын Гара Маммет начинает укрупнять государство. В 1388 году он захватывает Тевриз и делает его столицей государства. Границы Гарагоюнлы значительно расширяются при правлении Гара Юсуба. В 1409 году он захватывает Мардин и разрушает государство Артыклы, затем, в 1410 году, захватывает Эрзинджан, в 1415-м – Солтанию в Азербайджане, покоряет Багдад и создает, таким образом, огромное государство.
Своей высшей мощи это государство достигает при правлении Джаханша, который приходит к власти в 1436 году и становится правителем Багдада, Солтании, Казвина, Парса, Исфагана и Кермана.
Распад государства Гарагоюнлы начинается с 1467 года из-за столкновений с туркменами Акгоюнлы. Их предводитель Узын Хасан несколько раз идет войной на Гарагоюнлы, в одном из этих боев был схвачен и убит правитель Джаханша.
Государство Гарагоюнлы широко распространяло традиции, обычаи и язык туркмен в Восточной Анатолии и Азербайджане.

Государство туркмен Кутубша
Это государство было основано в Индии туркменами Гарагоюнлы. Основал его в 1512 году Солтангулы Туркмен.
Так и не оправившись после гибели Джаханша, государство Гарагоюнлы распадается окончательно, и большая часть его людей под предводительством эмира Аллагулы удаляются в Хорасан и Индию. В Индию направляется и Солтангулы Туркмен – сын Овезгулы Пира, чья родственная нить восходит к основателю государства Кутуб шаларов Байраму Ходжа. Его родичи – туркмены просят вначале подданства у государства Бахманы в Деккане, что в Южной Индии. Там Солтангулы Туркмен проходит выучку у правителя Махмута ша. С крахом государства Бахманы туркмены Гарагоюнлы под предводительством Солтангулы Туркмена провозглашают в Индии самостоятельное государство.
Государство туркмен Кутубша становится сильнейшим в регионе, а его предводитель Солтангулы – самым прославленным султаном Голконды. Это государство действует самостоятельно до 1687 года.
Потомки Гарагоюнлы прославились тем, что были приняты в Индии, что именно там видному поэту и государственному деятелю Байрам хану Туркмену было присвоено звание «хан ханов».

Государство туркмен Акгоюнлы
Туркмены Акгоюнлы – потомки внука Огуз хана Байындыра. Опираясь на огузские племена дюкер, байят и чепни, они набирают силу и в 1340-м году образуют общность во главе с сердаром Тур Алы беком.
В 1350-м году, после падения государства Илханлы, туркмены Акгоюнлы в анатолийском Диярбекире и его окрестностях начинают закладывать свое государство.
Во времена Тур Алы бека туркмены нападают на султанат Трабзон Рум. Чтобы предотвратить эти набеги, султан Трабзона отдает свою дочь за Ахмеда – сына бека Акгоюнлы Гутлы бека. В годы правления Ахмеда туркмены Акгоюнлы несколько раз схватываются с туркменами Гарагоюнлы. Однажды Ахмед беку удается вырваться из рук Гарагоюнлы при помощи правителя Сиваса Казы Бурханеддина.
Но подлинный авторитет приносит Акгоюнлы брат Ахмед бека Гара Йюлюк Осман бек, политика которого была направлена на достижение полного суверенитета, освобождение от османской зависимости. В 1389 году он отбирает у Казы Бурханеддина Сивас, затем договаривается с египетским мамлюкским султаном Беркуком, значительно позже принимает покровительство хромого Теймира. Таким образом, начиная с 1403-го года, он становится официальным правителем Диярбекира – Малатыйи, закрепив за собой титул подлинного основателя государства Акгоюнлы.
Известным правителем государства Акгоюнлы становится и внук Гара Осман бека Узын Хасан. В 1453 году он возвращает аннексированный Диярбекир, а в 1457 году вынуждает правителя Гарагоюнлы Джаханша признать свое поражение. Впоследствии Акгоюнлы присоединили к себе земли Хорасана, Багдада, Шираза, Исфагана. Но, начиная с 1473 года, Акгоюнлы терпят одно поражение за другим. В сражении Отлукбили они проигрывают османскому правителю Фатых солтан Маммету, а позже терпят окончательное поражение от царя Исмаила, который, собрав туркмен из Восточной Анатолии и Азербайджана, строит на месте разгромленного им государства туркмен Акгоюнлы государство туркмен Сефеви.
Акгоюнлы строго соблюдали туркменские традиции. На флаге своего государства правитель Узын Хасан использовал в качестве государственного символа старинное тавро племени Байындыров.

Сефевидское туркменское государство
После падения государства Акгоюнлы в начале XVI века в Иране появилось еще одно туркменское владычество. Это были туркмены, вышедшие из государств Гарагоюнлы и Акгоюнлы и переселившиеся из Анатолии в Иран. Начало этой миграции положила отшельническая религиозная секта Сефеви. Из-за раскола, произошедшего в ней между туркменами Акгоюнлы и Гарагоюнлы, последние удаляются в Иран, за ними под влиянием секты последовали многие другие туркмены. Они и заложили в 1502 году Сефевидское туркменское государство. Мать его основателя царя Исмаила была дочерью одного из правителей государства Акгоюнлы.
Впоследствии границы этого государства туркмен расширились до необычайных размеров, в него входили территории Ирана, Восточного Хорасана, Ирака, Грузии, Азербайджана, Дагестана, Туркменистана, побережье Восточной Аравии, отдельные части Восточной Анатолии.
Наивысшей мощи Сефевидское государство достигло при царе Аббасе, этот расцвет длился до самой его смерти в 1628 году.
Это государство также называлось Ирано-Туркменским, Ирано-Тюркским. И хотя Сефеви были приверженцы персидской культуры, они сохранили свой туркменизм.

Правление туркмен овшаров
В 1736 году во главе Иранского государства встал Недиршах, до этого предводитель в государстве туркмен Сефеви. Родом он был из туркмен-овшаров, потомков внука Огуз хана Овшара. На престол в Иране он заступил, изгнав из страны афганских завоевателей. Приход к власти Недиршаха сослужил Ирану огромную пользу. Он с боями вернул земли, захваченные Османской империей. Победив Бабура, дошел до самого Дели и вошел в него.
После смерти Недиршаха в 1747 году занявший его место Адыл шах не сумел продлить правление овшаров. В 1750 году это владычество начало распадаться.

Правление туркмен гаджаров
В свое время из Анатолии в Иран в качестве оплаты долга сефевиту Шых Алы отправились семь туркмено-огузских племен. В исторических источниках они перечислены в следующем порядке: устачлы, шамлы, текели, бахарлы, дулкадыр, овшар и гаджар. Именно последние, гаджары, мигрировали из Азербайджана в сторону Астрабада, Мерва, Хорасана и даже дошли до Казвина и Исфагана.
В 1779 году свое правление в Иране провозгласил Агамухаммет хан, выходец из племени гаджар. Он и стал основателем этого владычества. Гаджары правили в Иране вплоть до 1925 года.

Независимый нейтральный Туркменистан
Тернистым путем, длиною в столетия шел туркменский народ к своей свободе, имея за плечами уникальный опыт государственности. Но именно этот опыт позволил туркменам сохраниться как нации. Именно он побудил их мобилизоваться, собрать все имеющееся у него в запасе, может быть, последние силы, чтобы отстоять у истории свое священное право на самостоятельность. И этот великий шанс достался нам с вами, мои дорогие соотечественники!
Сегодня мы, приняв эстафету у предков, возводим свое новое государство, сила которого – в этой преемственности. Наше государство, к которому мы так долго шли, по сути своей есть носитель и продолжатель исторической традиции туркмен жить и собираться в одном доме. Воздав должное всем предыдущим государственным образованиям, возродив их исторические названия, оно оживило сам дух витавшей над нами истории, воскресило дух нашего великого предка Огуз хана.
Факт возникновения нового государства туркмен не только не случаен, он обусловлен всем ходом их истории, берущей начало в глубокой древности и устремленной в будущее. Эта взаимосвязь породила новое качественное содержание туркменской государственности, выявив ее три основных отличительных признака: национальную независимость, постоянный нейтралитет и Рухнама. Об этих незыблемых столпах независимого нейтрального Туркменистана я и хочу поговорить с тобой, мой читатель.

* * *
Государство – понятие, ценность мысли; Родина – чувство, ценность души…
27 октября 1991 год туркмены, поверив Родине, Сердару и самим себе, основали свое новое государство. Свобода и национальный дух слились воедино, народ обрел непоколебимость, веру в справедливость, преданность Родине. Но главное достижение независимости – сплоченность и единение нации, всех ее двадцати четырех корней и ветвей, берущих начало в родословной Огуз хана. Наш флаг и государственные символы, унаследованные нами у предков, – красноречивое свидетельство преемственности пяти эпох истории туркмен, во все времена превыше всего ценивших свою родную землю и свою свободу.
…Перед моим мысленным взором, словно на ладони, предстает широко раскинувшийся Туркменистан. Он похож на могучего быка, упирающегося рогами в Хазарское море… Это огромный мир, раскинувшийся от полуострова Хазар до покрытых фисташковыми рощами гор Серхетабата, от плодородных земель Ходжамбаса до Дашогузского Айбовура! На моем рабочем столе – золотая статуэтка тельца из раскопок Алтындепе, ее возраст почти шесть тысяч лет. А по мою правую руку, неподалеку от президентского Дворца огромный желтый бык держит на своих рогах Земной шар…
И вновь передо мной оживает образ Огуз хана… Его государство еще только набирает силу, то и дело досаждают неприятели… Направив гонца, они требуют отдать лучшего коня.
– Враг придирается, ищет повода для войны. Будем воевать, но коня не отдадим! Потому что конь для нас родня! – в один голос заявляют предводители Огуз хана. Но он отвечает:
– Если можно обойтись малыми жертвами, не допустим больших! Если мы потерпим поражение, враг завладеет всеми нашими конями! Так что лучше отдать одного.
Но враг выдвигает новое условие – отдать первую красавицу. Полководцы опять предлагают воевать, но мудрый Огуз хан вновь возражает:
– Будет война, в ней погибнут наши лучшие парни, а если враг победит, то его заложницами станут все наши красавицы! Если можно обойтись малой кровью, не будем испытывать судьбу.
Но враг несговорчив, и на этот раз он требует отдать ему землю. Поняв, что войны не избежать, Огуз хан, успевший подготовиться к ней, восклицает:
– Головы сложим, но землю не отдадим!
Ни один историк не сможет точно установить, сколько войн пережила туркменская земля, но каждый из нас знает абсолютно точно: за свободу своей земли туркмены вставали грудью, каждая ее пядь полита кровью отцов и слезами матерей. Каждая пядь этой земли освящена вдохновением и любовью предков. Тысячи поэтов воспели ее нетленную красоту.
Туркмены, не страшившиеся меча и кистеня, ни перед кем не опускавшие головы, поклонялись лишь этой земле, целовали ее, опустившись на колени. Поклонись и ты, туркмен, своей священной земле, над которой вновь веет флаг священной независимости!
Наша земля – пока еще не раскрытая книга человечества… Нам ли не гордиться этой землей, каждый пласт которой хранит тайны многих цивилизаций! А какие богатства таит она в себе! Нам ли не гордиться тем, что по запасам природных ресурсов Туркменистан приравнен к богатейшим государствам мира, что нашей стране принадлежит 30 процентов мировых запасов нефти и газа!
В мире нет такого второго государства, которое могло бы соперничать по вкусу и ценности с плодами нашей земли – родины ак бугдая!
Господь сотворил Адама человеком зрелого возраста – ему было 28 лет. Точно так же и Туркменистан с самого начала был зрелым государством. В этом коренная особенность нашей сегодняшней независимости, унаследовавшей наряду с государственной зрелостью и национальным самосознанием стремление народа к свободе выбора.
Путь, по которому идет наше государство, мы назвали туркменским путем. Это наш новый путь естественного развития. Мы ни от кого не скрывали, что намерены идти своим путем, не подражая ни одной стране, ни одному народу. Ни один человек не повторяет чужого пути, никакой народ не повторяет путь другого.
Мировая история накопила богатый опыт государственного строительства, управления государства. Существует целый ряд систем управления государством – от монархической до республиканской.
Мы изучили все формы правления в контексте их применимости у нас, и выгодные, полезные для нас принципы использовали в своей практике, совместив их с теми принципами, что довели до совершенства в своей государствообразующей деятельности наши предки.
Мы строим государство, ориентированное на достижение нового уровня зрелости, того, что мы называем золотым состоянием общества. А потому интересы туркменского государства полностью совпадают с интересами народа. Этим интересам подчинена и наша экономика, в которой мы тоже сказали свое слово, высказали свои соображения, способные вызвать интерес и у высокоразвитых стран.
Строительство государства продолжается. Золотой век станет показательным уровнем зрелости нашего государственного строя. И в этом главная характеристика нашей национальной независимости, призванной обеспечить пути и средства достижения этой великой цели.
Еще пять тысяч лет тому назад наш прародитель Огуз хан молился о чистом небе, отождествляя его с мирным небом. Мы узаконили этот символ в нашем независимом государстве, считая, что своей политикой можем и обязаны влиять на стабилизацию обстановки не только в регионе, но и во всем мире.
Мы исходим из того, что, только добившись мира внутри собственной страны, можно множить очаги согласия во всем мире. Наш народ всегда знал, что мирные отношения начинаются с добрососедства, с традиции «гоншы окара», имеющей очень глубокие корни. Это традиция угощать соседа самым вкусным блюдом. Мы расширили рамки своих добрых традиций: в экономике – за счет политики открытых дверей, в политике – благодаря позитивному нейтралитету.
Выступая на юбилейной сессии Организации Объединенных Наций по случаю ее 50-летия, я поднял вопрос о статусе постоянного нейтралитета для Туркменистана, подчеркнув при этом, что туркмены вправе говорить о своей причастности к культуре тех регионов, по которым прошли их предки.
Наши исторические дороги заводили нас в Аравию, на Кавказ, в Азербайджан, Узбекистан, Кыргызстан, Казахстан, Таджикистан, Афганистан, они пролегали через Китай, Россию, Индию, Пакистан. В разные времена туркмены могли наладить прямые связи с любой страной. Однако в недавние годы это стало совершенно невозможно. Сегодня мы заново пересмотрели исторические отношения нашего народа с другими странами, возобновив с ними сотрудничество на новом уровне.
Народы этих стран не сегодня узнали туркмен, их миролюбивый характер. Все они знают нас по истории, ведь мы тесно общались еще в далекие времена. Не случайно, что наш нейтральный статус в первую очередь поддержали наши соседи, государства региона, а затем уже и весь мир.
Мы исповедуем принцип: чтобы показать себя миру, заставить его нас уважать, надо, в первую очередь, навести порядок в собственном доме и научиться распоряжаться благополучием в нем. Мы сочли жизненно важным для себя открыть двери Туркменистана всем желающим, а каждому прибывающему в него согреть душу, найти в ней отклик.
Вначале государства-соседи, а затем и весь остальной мир поддержали нас. 12 декабря 1995 года при единодушной поддержке 185 государств Генеральная Ассамблея ООН присвоила Туркменистану статус постоянного нейтралитета. Таким образом, впервые в мире было официально зарегистрировано нейтральное государство, и первым таким государством, признанным ООН, стал Туркменистан. Оливковая ветвь Флага Организации Объединенных Наций как символ мира помещена и на зеленом полотнище нашего Государственного Флага.

* * *
Двери нашего нейтрального государства открыты для внешнего мира. Однако перед нашими духовными воротами обязательно должны стоять мудрые привратники, ибо слепое следование всяким мнениям и понятиям способно подорвать духовное здоровье нации. Наши ценности должны быть адаптированы к особенностям жизни и менталитета народа, ибо нация это прежде всего общность духа.
Чтобы нам и будущим поколениям было на что ориентироваться, необходимо проникнуть вглубь души народа, выявить в ней все самое лучшее, извлечь оттуда мудрость отцов. Я много размышлял над этим, делился своими мыслями с народом. И, наконец, пришел к такому решению: пусть все то лучшее, чем владели туркмены всего мира, будет собрано воедино, и пусть оно найдет воплощение в книге. Так родилась Рухнама. Пусть она восполнит все утраченные нами книги и станет после Корана главной книгой туркмен.
Зрелое государство – это прежде всего государство, зрелое духовно. Но духовная зрелость не достигается коллективными усилиями, ее нельзя ни провозгласить, ни отменить волею государства. Она складывается из усилий каждой личности, ею утверждается и умножается.
На каждом шагу я вижу великую любовь Всевышнего к творению рук своих – Человеку. В мире существует триста восемьдесят видов растений, и все они, цветут, но цветут для Человека! И каждый цветок краше, благоуханнее, чудеснее другого! И все их Господь сотворил для человека, в его честь! Творец создал эту землю для человечества, для него он засадил ее цветущим разнотравьем. И птицы созданы для человека, и все остальное на этом свете. И все это великолепие рождено любовью Создателя!
Мой соотечественник! Оглянись по сторонам, и в окружающей тебя красоте ты увидишь словно запечатленную на картине любовь Божью! Но и ты, человек, тоже есть любовь Господа! Стремись быть достойным этой великой любви, люби человека!
Смысл твоей жизни – в любви, в любви друг к другу, любви ко всему сущему! Ключ твоей счастливой жизни – это твоя любовь к ней, твоя любовь к миру!
Человек – это сила! Но он силен только тогда, когда, живя достойно, сам постигает свой внутренний мир – истинный мир человечества. Это совершенно иной мир. В него не попадешь ни на самолете, ни на ракете, ни верхом на коне!
Две с половиной тысячи лет назад Заратустра, вышедший из страны Маргуш, проник в этот мир. Ведя на поводу своего рыжего верблюда, он восклицал: «Люди, поклоняйтесь огню, его светильники поведут вас правильной дорогой, осветят закоулки вашей души!»
Полторы тысячи лет назад Горкут ата, играя на дутаре, вместе с жизнерадостными огузами совершил экскурсию в этот мир, мир души человека…
Достоинство человека – принадлежность этого, и только этого мира. И никто, кроме самого человека, не в силах поднять свое достоинство, поставить его на службу самому себе.
Это нелегко сделать. Все заблуждения человечества – это заблуждения его духа. Именно они порождают то, с чем постоянно сталкивается мир, – войны, кровь и насилие.
Стремясь усовершенствовать свою жизнь, люди немало потрудились над изобретением общественных систем как рационального, так и утопического толка, но, исключившие Бога, все они, вместе взятые, не исключили зла, творимого самим человеком.
Свою жизнь человек должен построить сам. И в этом суть свободы, отпущенной ему Всевышним. Дух, заключенный внутри нас, не выявит себя, если мы сами не приложим к этому усилий. Но дух отзывчив на добро, устремляется к нему. И если в рамках своей свободы человек вправе воспользоваться чьей-то помощью, то она может заключаться лишь в установках на добро. Все остальное – дело рук самого человека.
Рухнама – это установка на добро как для государства в целом, так и всякого живущего в нем индивидуума. Эта книга не сложилась бы, не неси в себе история туркмен немеркнущих духовных установок нации. Но среди множества туркменских государств не было ни одного, где бы дух туркмена проявился во всей полноте. Государство, отвечающее нашим представлениям о духовности, мы строим сегодня. А Рухнама призываем в помощь всем и каждому в отдельности. Рухнама – это мост между прошлым и настоящим, это книга, способная предостеречь туркмен от прежних ошибок, настроить их на восприятие истинного отношения к жизни и к самим себе. Рухнама не учит, а подсказывает, не назидает, а направляет, не настаивает, а дает совет. Это книга-путеводитель, которая призвана помочь нам найти нашу главную дорогу.
Еще раз повторяю: наши пути идут из исторических глубин. Перемещаясь по всему миру, наши предки, по законам своих эпох, отвоевывали жизненное пространство, чтобы утверждать на нем свои ценности. Наши дороги пролегли маршрутами древних путей, но цели преследуют иные, ибо мы настроены делиться добром и миром со всеми. И это не метафора: наш природный газ несет народам мира не только тепло, но и благополучие.
Независимость и нейтралитет озарили золотой век и, даст Бог, вдохновенные Рухнама, мы создадим государство на все оставшиеся времена. Но XXI век, век нашего рубежа, должен стать веком востребованности туркмен как образцовой нации, на которую бы равнялся мир.

* * *
Туркменистан! Моя любимая независимая, нейтральная Отчизна! Эти слова я обращаю к тебе, потому что знаю: ты слышишь меня и отзываешься на мой зов всем многозвучьем своей земли, к которой я припадаю с любовью преданного и благодарного сына. Я посвящаю тебе всю свою жизнь, я отдаю ее без остатка ради того, чтобы ты стал великим туркменским государством, чтобы волшебство, затаенное в твоей земле, обернулось силой и могуществом!
Туркменистан! Ты дорог и любим нами, потому что мы воздвигли тебя из вожделений наших предков, которые все восемь веков видели тебя в своих несбыточных мечтах. Построив тебя, мы возродили путь предков и пошли по нему с высоко поднятой головой.
… Первым делом пророк Ибраим основал Мекку. Но, оказавшись вдали от нее, посланник Бога пророк Мухаммет вначале поставил мечеть, а потом уже построил себе дом. Произнеся «бисмилла», мы построили первую мечеть в Кипчаке. Затем возвели в центре Ашхабада величественный храм, не уступающий другим духовным центрам ислама. В память о жертвах Геоктепинского сражения на его месте воздвигли красивейшую из мечетей.
Все наши молитвы – о тебе, священный Туркменистан! Мы поставили тебя на священной земле и потому для нас ты свято чтимое государство. Твой Гимн – Сена – Молитва, Молитва правоты, твой Герб – Тугра – Герб справедливости, твой зеленый Флаг – символ вечной весны! С тебя, мой Туркменистан, начинается туркменское чудо. Выше тебя есть только Господь Бог!
Мои соотечественники, братья и сестры, любимые матери! К вам обращаюсь я со словами: любите свою землю, только ваша любовь сделает ее зеленой и благоуханной, превратит в безбрежное море золотой пшеницы, напоит живительным соком ее чудо-плоды!
В древности о волшебстве нашей земли слагали легенды. Я расскажу вам одну из них. Сын ургенчского царя принц Генч влюбляется в красавицу по имени Хюйр. Отец девушки, тоже большой шах, дарит молодоженам столько золота, что оно не вмещается в хранилища царя. Тогда его раздают народу. Но золота так много, что несколько караванов приходится просто рассыпать по земле и запахать для потомков.
Потомки – это мы с вами, мои соотечественники! Это нам надлежит откопать золото нашей земли и, по примеру предков, оставить уже своим потомкам золотое государство. Давайте же жить, работать, творить, стремиться к цели и добиваться намеченного! И пусть не сходит улыбка с ваших счастливых лиц, ведь нет большего счастья, чем жить в счастливой стране!
Выше голову, мои братья туркмены! Пусть будет сильным ваш дух и пусть ваш шаг высекает искры! Помните, что все вы граждане прекрасной страны – независимого нейтрального Туркменистана!

Некоторые мысли, которые мне захотелось высказать о структуре независимого нейтрального Туркменского государства
Дорогие мои соотечественники!
Многовековая историческая мудрость любого народа заключается в сосредоточении его лучших сил в одном месте.
История туркменского народа, помимо ее неоспоримой исполненности духовным опытом государствообразующей нации, показательна еще и тем, что контрастом своих эпох зримо отражает роль и значение государства в движении человеческой цивилизации. В туркменской истории сфокусирован опыт народа, познавшего наряду с расцветом государственности и ее полный упадок, и почти полное забвение национального духа.
За последние восемь веков в тысячах войн туркмены познали всю тяжесть лишений и жестокость раздоров. Восемь столетий окружающие их далекие и близкие государства, действуя по принципу «разделяй и властвуй», разобщали туркменские племена, втягивали их в большие и малые войны.
Советская эпоха довершила разрушение нации самым уязвимым для нее образом – заменой национальной государственности на государственность автократическую. Правящее советское государство не было заинтересовано в историческом возвышении коренного для этой земли народа, напротив, оно всячески подавляло его. Отчуждение материальных богатств велось одновременно с уничтожением духовных ценностей.
Между тем самые выдающиеся, самые могучие духовные силы и возможности народа концентрируются в национальном государстве.
Государство. Государство – это средство и способ объединения нации. Национальное государство – исторический способ внутреннего устройства нацией своей жизни. Только в национальном государстве проявляется жизнеспособность нации, поскольку упорядочение национальной жизни, ее гармонизация возможны в одном конкретном месте. В свою очередь, способность нации к созданию национального государства означает ее способность к исторической жизни, к воспроизводству своего будущего.
Национальное государство – не дерево, привезенное издалека и пересаженное в местную почву. Такое дерево неизбежно засохнет, ибо ни вода, ни почва не подходят ему. Национальное государство – это дерево, выросшее на особенностях своей почвы, а потому пустившее в ней глубокие корни. Подражательство ни в каком деле не полезно, но оно просто губительно, когда речь идет об устройстве государства: ведь здесь задействованы интересы и будущее целой нации.
Построить государство – значит обеспечить полнокровную жизнь нации, создать условия для постоянного воспроизводства ценностей в политической, экономической, общественной и духовной жизни.
Государство – сливки национального духа. Именно поэтому национальное государство является олицетворением всех присущих нации духовно-нравственных качеств, их средоточия с помощью политической воли.
И если народ – общность, то нация – единение, поскольку общность – количественный показатель, а единение – показатель качества.
Народ – общность, образующаяся вследствие стихийных, случайных взаимодействий различных групп населения. Стихийными и случайными я называю эти отношения потому, что они строятся не по строго отлаженным политическим и иным правилам.
Нация – это единение, владеющее средствами государства. Народ, обладающий способностью к внутренней организации посредством всевозможных политических, экономических и общественных средств, превращается в нацию. На деле такая способность означает наличие государственности, существование государства.
Нация – это объединение людей, имеющих общий язык и религию, традиции и обычаи, судьбу и государство. Когда достигается такое единение, историческое будущее народа обретает четкие очертания. Точно так же, как для образования нормальной семьи необходимо наличие ее членов, определенных домашних и внешних условий, так и для становления нации необходимо государство.
Государство – большой дом для народа. Для нормальной жизни в этом доме необходимо, чтобы у каждого его обитателя было свое место и свои обязанности. Добросовестное исполнение этих обязанностей и обеспечивает жизнь государства.
Никогда государство не возникает на пустом месте. Неспроста во всех эпических сказаниях, дестанах и стихах сотен туркменских поэтов во все времена воспевалась сплоченность народа. Не случайно и то, что с первых дней провозглашения независимого Туркменистана народ воспринял его как свое кровное, национальное государство, которое он в полном смысле и вымечтал, и выстрадал.
Национальное государство туркмен означает их полноправное хозяйствование на этой земле. Национальное государство тратит материальные богатства страны на ее граждан, упорядочивает ее духовные достижения. Выходит, государство возникает и живет как средство организации исторической жизни нации.
Служить государству – значит служить внутренней могущественности самой нации. Служа государству, вся нация обеспечивает свой сегодняшний день и свое будущее.
Туркмены! Мой дорогой и славный народ!
Без корней не бывает дерева, без фундамента – здания. В последние века нашей трагической истории никак не затягивались раны, нанесенные нам нашей судьбой. Наш народ разрывали на части, его голова была отделена от туловища. Потому никак не расцветало древо его жизни, не сооружалось здание государства, а счастливые дороги проходили в стороне от него.
Я не спал ночами, не сидел сложа руки, чтобы только увидеть тебя, мой народ, счастливым, уверенным в завтрашнем дне, гордым, ни в чем не нуждающимся. По Божьей милости мы сумели на благословенной земле наших предков построить новое независимое государство. Для тебя, для каждого гражданина страны мы создали все материальные условия, добившись тем самым признания самых благополучных государств и народов. Мне и моим соратникам выпало счастье одарить тебя, мой народ, еще одним великим благом – правом на нейтралитет, за что мое вечное благодарение Всевышнему.
Испокон веку туркменские султаны и ханы одевали раздетых, кормили голодных, облагодетельствовали свой народ. Делали это они не ради славы, а по велению сердца, зарабатывая себе согап (воздаяние за добрые дела). Обычно согап зарабатывают для отчета перед Всевышним, но без народной благодарности согап не дается.
Возводить государство я начал со строительства очага. Туркменистан – единственное государство в мире, не берущее со своих граждан плату за газ и электричество, соль и воду, особо нуждающиеся граждане бесплатно получают и муку. Из всего этого и состоит очаг туркмена.
Мною двигали не популистские соображения. Мне искренне хотелось, чтобы народ мой жил, ни в чем не нуждаясь, чтобы он стал богатым и свободным, обрел чувство собственного достоинства.
У наших предков существовала традиция всем миром, сообща ставить дом. Мы вернулись к этой доброй традиции, когда закладывали фундамент своего нового светского государства, и всем народом построили огромный дом. И теперь долг каждого гражданина – внести свой вклад в обустройство этого дома, позаботиться о том, чтобы он стал золотым и его отблеск падал на весь мир.
Основная особенность нашего независимого государства состоит в его национальной государственности.
У туркмен издревле было заведено при решении серьезных вопросов опираться на мнение старейшин. Эту особенность мы взяли на вооружение и в нашем новом государстве, считая, что самым важным в его устройстве является учет истории народа, его национального духа и мировоззрения. В структуре нашего государства большое значение придается Совету старейшин. Он и впредь должен оставаться ведущим центром управления государством. Тем самым мы на деле реализуем исторический государственный опыт нашего народа.
Власть. Правительство. Независимый нейтральный Туркменистан – демократическое, правовое и светское государство, управление которым осуществляется по принципу президентской республики.
Туркменистан верховодит в своих границах и обладает всей полнотой власти. Он самостоятельно проводит внутреннюю и внешнюю политику. Государственный суверенитет и границы Туркменистана целостны и незыблемы.
Государство оберегает независимость Туркменистана, нерушимость его границ, узаконенный строй, соблюдает исполнение законов и обеспечивает правопорядок.
Как политическая организация общества, обеспечивающая его единство и целостность, государство опирается на органы власти и государственного управления.
В независимом Туркменистане главным законотворческим органом власти является Меджлис, государственным органом управления – правительство, которое руководствуется в своей деятельности законами, принятыми Меджлисом.
Туркменистан имеет следующее административно-территориальное деление: велаяты, этрапы, города с правами этрапов, в которых создаются государственные органы управления. Кроме того, он состоит из городов, поселков и сел, в которых действуют местные органы самоуправления.
Высшим представительным органом народной власти в Туркменистане является Халк Маслахаты (Народный Совет), куда входят Президент, депутаты Меджлиса, халк векили (народные избранники) от каждого этрапа. Срок полномочий халк векили составляет пять лет, свои обязанности они исполняют на общественных началах, бесплатно. Вносить предложения на рассмотрение Халк Маслахаты вправе Президент, Меджлис, его Президиум, либо одна четвертая часть от числа членов Халк Маслахаты. Работу высшего органа народной власти возглавляет Президент либо любой другой член Халк Маслахаты.
Самостоятельность Туркменистана осуществляется народом, народ – единственный источник государственной власти. Свою власть он реализует непосредственно либо через представительные органы.
Никакая часть народа, никакая организация или отдельные группы не вправе захватывать власть в государстве.
В Туркменистане самой большой ценностью государства и общества является человек. Государство ответственно перед гражданином. Оно обеспечивает условия для свободного развития личности, защищает жизнь, честь, достоинство и свободу граждан, неприкосновенность личности, естественные и неотъемлемые права граждан.
Основной Закон Туркменистана – самый главный Закон, изложенные в нем правила и порядки имеют прямое действие. Законы и иные правовые акты, противоречащие Основному Закону, не имеют силы.
Каждый гражданин страны ответственен перед государством за исполнение обязанностей, возложенных на него Основным Законом и законами.
Государственная власть делится на законодательную, исполнительную и судебную. Каждая из этих ветвей власти действует самостоятельно, уважительно относясь к другой.
Действия государства, всех его органов и должностных лиц осуществляются только на правовой основе.
Все правовые акты государства, за исключением тех, которые содержат государственную или охраняемую законом тайну, доводятся до сведения населения путем их публикации либо иным способом. Если юридические документы, касающиеся прав и свобод граждан, не доведены до всеобщего сведения, они теряют силу с момента их принятия.
Туркменистан признает приоритетность общепризнанных норм международного права. Являясь полноправным членом мирового сообщества, в своей внешней политике он опирается на принципы миролюбивого сосуществования, неприменения силы, невмешательства во внутренние дела других государств.
Туркменистан имеет свой институт гражданства. Гражданство присваивается каждому человеку по закону, по закону сохраняется и утрачивается.
Ни один гражданин Туркменистана не может быть выдан иному государству или выдворен за его пределы, не может быть ограничено и его право возвращения на родину.
Государство защищает граждан и в пределах Туркменистана, и за его пределами, оказывает им покровительство.
Иностранным гражданам или лицам без гражданства, если законом не оговорено иных положений, предоставляются такие же права и свободы, как гражданам Туркменистана.
Туркменистан предоставляет убежище иностранным гражданам, преследуемым в своих странах по политическим, национальным или религиозным мотивам.
Собственность неприкосновенна. В Туркменистане действует право приобретения в собственность средств производства, земли, иных материальных и духовных ценностей. Они могут находиться в совместной собственности сообщества граждан и государства. Государство с целью развития всех форм собственности защищает их в равной степени, создает для них равные условия.
Государство гарантирует свободу религии и вероисповедания, их равенство перед законом. Религиозные конфессии отделены от государства, не допускается их участие в государственных делах. Государственная система образования также отделена от религиозных организаций и имеет светский характер.
Каждый человек самостоятельно решает, какую веру ему принимать. Он вправе единолично либо совместно с другими людьми исповедовать любую религию, проповедовать свои религиозные убеждения, участвовать в отправлении религиозных обрядов.
Туркменистан представляет равные права и свободы всем гражданам независимо от их национальной принадлежности, происхождения, имущественного или должностного положения, вероисповедания, политических убеждений, принадлежности к тем или иным общественным объединениям, а также гарантирует гражданам их равенство перед законом.
В Туркменистане мужчины и женщины имеют равные гражданские права. Нарушение прав граждан по половому признаку влечет за собой ответственность перед законом.
Использование одним человеком своих прав и свобод не должно ущемлять прав и свобод других людей, а также не влечь за собой нарушения норм морали, общественного порядка, национальной безопасности.
Каждый человек имеет право на жизнь. Никто не может быть лишен жизни. Я выступил с предложением об отмене в Туркменистане смертной казни. Народ меня поддержал. Наш решительный шаг в этом направлении нашел горячую поддержку в мировом сообществе. Нельзя ограничивать права гражданина или лишать его прав, судить его и наказывать. Это может быть осуществлено только по закону и решению суда.
Каждый гражданин вправе рассчитывать на помощь государства в приобретении благоустроенной квартиры или строительстве индивидуального жилья. Жилище гражданина неприкосновенно. Туркмен считает свой дом святыней. Поэтому я запретил проведение обысков в домах людей.
В пределах Туркменистана любой человек имеет право на свободное передвижение и выбор местожительства.
Достигшие совершеннолетия юноша и девушка вправе по взаимному согласию вступать в брак и создавать семью. Муж и жена в семейных отношениях имеют равные права.
Родители или заменяющие их люди обязаны воспитывать детей, заботиться об их физическом и нравственном здоровье, обучении и образовании, готовить их к труду, приобщать к культуре, научить с уважением относится к закону, историческим и национальным традициям. Совершеннолетние дети обязаны заботиться о своих родителях, оказывать им постоянную помощь.
Каждый гражданин имеет право непосредственного участия в управлении делами государства и общества, а также через своих свободно избранных представителей.
Граждане Туркменистана имеют право избирать и быть избранными в государственные органы власти.
Только граждане Туркменистана имеют равные права на работу в государственных учреждениях в соответствии со своими способностями и профессиональными навыками.
Все граждане имеют право на работу, выбор по своему усмотрению специальности и места работы, вправе добиваться для себя создания здоровых и безопасных условий работы. Запрещается насильственный труд, кроме предусмотренных законом случаев.
Работающие по найму люди вправе получать заработную плату соответственно затратам труда и качеству выполненной работы. Размер оклада не может быть ниже установленной оплаты труда.
Трудящиеся имеют право на отдых. Для работающих по найму это право выражается в ограничении рабочей недели, ежегодном оплачиваемом трудовом отпуске, еженедельных выходных днях.
Государство создает благоприятные условия для отдыха людей по месту жительства и эффективного использования своего свободного времени.
Гражданам дается право на охрану своего здоровья, в том числе на бесплатное медицинское обслуживание в государственных учреждениях здравоохранения. Право на оказание платных медицинских услуг предоставляется в установленном законом порядке.
Граждане, достигшие старости, серьезно заболевшие и ставшие калеками, утратившие трудоспособность, потерявшие кормильца и оказавшиеся безработными, вправе рассчитывать на социальное обеспечение.
Многодетным семьям, детям, оставшимся без родительского попечения, участникам войны, а также иным гражданам, утратившим здоровье, государством оказывается дополнительная поддержка и выделяются льготы из общественных средств. Порядок и условия реализации данного права регулируются законодательством.
Каждый гражданин имеет право на образование. Общее среднее образование обязательно, каждый человек имеет право на получение бесплатного образования в государственных учебных заведениях.
На предусмотренных законодательством основаниях организации и отдельные граждане вправе создавать платные учебные заведения.
Граждане Туркменистана имеют право свободно осуществлять свое художественное, научное творчество. Права и интересы граждан, занятых научно-техническим творчеством, живописью, литературной и культурной деятельностью, защищены законом.
Государство оказывает содействие развитию науки, культуры, искусства и народного творчества, физкультуры и спорта.
Для защиты своего суверенитета Туркменистан создает и содержит собственные Вооруженные Силы.
Реализация гражданином и человеком своих прав и свобод неразрывно связана с исполнением ими своего долга перед обществом и государством.
Защита Туркменистана – священный долг каждого гражданина. Каждый гражданин Туркменистана мужского пола по достижении им определенного возраста обязан пройти общевойсковую подготовку.
Граждане Туркменистана обязаны платить государственные налоги и иные выплаты в предусмотренных законом порядке и размерах.
Ни одного человека нельзя вынуждать давать показания и объяснения против себя или близких родственников.
В Туркменистане нет преследования по политическим мотивам, нет и тюрем для политзаключенных.
В Туркменистане нет никаких конфликтов, унизительных разборок друг с другом. Здесь царит стабильная политическая обстановка, народы живут в мире и согласии друг с другом, служат одному государству. Туркмены, а также проживающие в Туркменистане русские, узбеки, казахи, украинцы, азербайджанцы, белуджи, армяне, сложившись в единый народ, связывают самые лучшие свои надежды с независимым Туркменистаном. Все граждане Туркменистана осознают: независимый нейтральный Туркменистан – очень богатое государство, и если внутри него будет согласие, все народы обретут благополучие.
Туркменский народ обладает врожденным чувством уважения к другим народам, их религиям и вероисповеданию. Будучи гуманным, справедливым, щедрым, сдержанным и дружелюбным, туркменский народ почитает за честь жить в мире и согласии с другими народами. Никогда среди туркмен не было межнациональных споров и конфликтов, даст Бог, и впредь не будет!
Независимый, нейтральный Туркменистан – новое государство на карте мира. Но оно пришло в этот мир с большим запасом прочности и самодисциплины, во всем полагаясь на себя, никого не утруждая и никому не создавая проблем. Его государственная структура подчинена задаче воспроизводства жизни общества с учетом лучших национальных и мировых традиций государственного строительства.
Дорогие соотечественники!
Я часто об этом говорю, и хочу вновь подчеркнуть, что туркмен в их истории истребляли не извне, а изнутри. Подчеркиваю это для того, чтобы заострить ваше внимание на том, как важно извлекать уроки из истории. Великие туркменские государства, султанаты рухнули, не выдержав внутренних раздоров. Еще Горкут ата говорил, что туркмен могут погубить три вещи: распри, высокомерие и подлость.
Известно, что некоторые люди законные претензии к ним воспринимают как ущемление своих прав. Напротив, иногда права личности нарушаются безо всяких на то законных оснований из-за критических высказываний, а то и прямых наветов в чей-то адрес. Будем откровенны: и то, и другое свойственно туркменам, и это необходимо из нашей жизни искоренять. Необходимо понять и объяснить самим себе природу этих явлений, уходящих в наше недавнее прошлое.
Все 74 года советской власти мы были мишенью для критических стрел. Мы привыкли к постоянным нападкам, издевательствам над нами. И мы терпели это, потому что были лишены самого главного – права голоса. На любом бюро или пленуме ЦК КПСС, на любом общесоюзном совещании в Москве непременно критиковали туркмен. И это вошло в привычку, стало традицией. Нас критиковали за «вредные пережитки прошлого», «отсталость общественного сознания», «слабый экономический рост», короче говоря, за все мыслимые и немыслимые грехи.
Но главное – никого не интересовали причины такой «отсталости», никто и никогда не задавался вопросом: а в чем же дело? Мы же молчали и соглашались со всем. Дальше – хуже: мы взяли за правило позорить самих себя и, что характерно, преуспели в этом деле. Особенно усердствовали представители творческой элиты: многие из них буквально били себя в грудь, хулили традиции и обычаи своего народа, его нравственность. И пошло-поехало: все стали по поводу и без повода стыдить, увещевать друг друга. Все, словно сговорившись, в одночасье забыли о том, что такое национальное достоинство, гордость за свой народ, его историю. И что самое печальное – все это делалось руками самих туркмен.
Я хорошо знаком с историей своего народа в советском, так сказать, исполнении. Вся ее подоплека сводилась только к борьбе среди туркмен, об их прекрасном и трудном прошлом в ней не было и речи, как будто его вовсе не существовало. Все было переложено на современную историю, с ее позиций рассматривались и судьба народа, его настоящее и будущее. Любые общероссийские, общесоюзные проблемы становились и проблемами жизни туркмен.
В 20-30-е годы это была борьба между большевиками и меньшевиками, между выступающими за социализм и его противниками, теми, кого называли баями и кулаками. В 30-40-е годы клеймили так называемых националистов, которым противостояли «сплоченные» ряды коммунистов-атеистов. Внутренняя борьба велась под разными лозунгами, но с одинаковым кровопролитием и преследованиями. Туркмены, как, впрочем, и все другие народы СССР, как нация были лишены возможности изучать и осмысливать свою историю и судьбу.
Была ли в том вина собственно туркмен, а если и была, то в какой мере? Для нас это принципиальный вопрос. Из истории не вычеркнешь факт образования в 1922 году Союза ССР. В те годы и развернулась внутрисоюзная борьба, принявшая маску борьбы нового со старым, религии с атеизмом. Под этой маской туркмен и толкали на унижение и самоуничижение, всячески подстрекали. Внутрипартийные чистки продолжались и после войны, в 40-50-е годы, и хотя борьба с национализмом обрела другие, более скрытые формы, она продолжалась вплоть до 60-х годов. Немалая часть интеллигенции стала жертвой этой борьбы, осуждена и сослана в далекие окраины СССР.
В 60-70-е годы начались чрезмерные восхваления дутых успехов, превозношение существующего строя, власти и личности. Естественными стали приписки, очковтирательство. Это стало болезнью общества, тяжелым недугом, поразившем все его структуры. Превалировало политическое мышление, люди разучились думать, иметь собственное мнение. Их приучили бурно аплодировать и бить себя в грудь, соглашаться со всеми решениями партии и произносить в ее честь бесконечные здравицы. Человек как самостоятельная личность ничего из себя не представлял, его роль в обществе была низведена до нуля.
Массовое сознание формировало общественное мнение, которое, в свою очередь, свело на нет понятие личной ответственности. Коллективное сознание определяло решение всех управленческих вопросов. Тенденции советской демократии выдавались за высшие нравственные достижения нового общества, которые были ничем иным, как беспочвенными, бесплодными лозунгами. Словно метастазы злокачественной опухоли, эти фальшивые лозунги пронизали все общество, парализовали, а затем и взорвали общественный организм под названием советская система.
Естественно, что последствия этой болезни не могли исчезнуть сразу, не могли не наложить отпечаток на сознание и поведение людей. Заложником системы оказался и туркменский народ, поддавшийся общей болезни и из-за безысходности своего положения, и в какой-то мере в силу своей доверчивости. Когда же наступило отрезвление, стало ясно, что болезнь зашла слишком далеко, поразив не только сознание людей, но саму их способность жить самостоятельно и ответственно.
Глубоко ошибается тот, кто недооценивает последствия столь массового поражения общественной психологии, кто не видит в них серьезного тормоза для дальнейшего движения вперед. Как всякие последствия тяжелой болезни, они подлежат терпеливому и грамотному лечению. Но мы обязаны это сделать. Это наш долг перед самими собой и перед будущими поколениями.
Каждый гражданин обязан позаботиться о нерушимости, жизнестойкости своего независимого, нейтрального государства, быть готовым предотвратить любое зло, наносящее вред его гармоничному развитию.
Особо в этой связи хотел бы подчеркнуть роль руководителя. Как Президент я обязан добиваться, чтобы любой назначенный на руководящую должность человек жил интересами народа, Родины, добросовестно исполнял порученные ему обязанности. Необходимо, чтобы Халк Маслахаты принял национальный закон, устанавливающий принципы отбора кандидатов на руководящие государственные должности в Туркменистане. Закон должен оговорить новые правила отправления государственной службы, предусматривающие образование слаженных, действенных коллективов в учреждениях госслужбы, повышение ответственности руководителей и рядовых сотрудников за порученное дело. Должны быть гарантированы как законные права каждого гражданина на работу в государственных учреждениях, так и равные права на это всех граждан Туркменистана независимо от их национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, местожительства и вероисповедания в соответствии с их знаниями, способностями и профессиональными навыками. При этом должны особо учитываться уровень образования, квалификация претендента, его умение разбираться в политике и владение правовыми знаниями, честность, порядочность, умение самостоятельно мыслить и принимать решения, преданность Родине, народу, своему Президенту. Знаю на собственном опыте: если руководитель умеет подобрать способных, деловых специалистов, ненавязчиво контролировать их работу и обеспечить грамотное руководство, в таком коллективе складываются здоровые отношения и ему сопутствует успех.
Назначать на руководящие посты в государстве достойных, преданных своему делу и народу людей – трудная и ответственная задача. Но чтобы справиться с поставленными перед собой целями, эту задачу мы должны поставить во главу угла. Нам необходима система воспитания и отбора людей, которые интересы своего народа, интересы страны, велаята, этрапа ставили бы выше своих личных интересов.
Хочу указать на семь явлений, представляющих опасность для гармоничного развития нового туркменского государства:
Первое: плохой руководитель;
Второе: родоплеменные споры;
Третье: межнациональные конфликты;
Четвертое: межконфессиональные споры;
Пятое: разногласия с соседними государствами;
Шестое: раздоры среди населения;
Седьмое: неконтролируемые последствия стихийных бедствий.
Как первый Президент независимого нейтрального Туркменистана сделаю все от меня зависящее, чтобы не допустить вышеназванных явлений. Президентам, которые придут после меня, завещаю строго помнить о них, своевременно выявлять и устранять их причины и следствия.

Сказали

У седого Копетдага
Чудо-песни есть, – сказали.
Только эхо может их
Иногда разнесть, – сказали.
В свете молний гром гремит —
Грозовая весть, – сказали.
Благодатен отчий край,
В нём дождей не счесть, – сказали.
Это от Горкут ата
Нам такая честь, – сказали.

В эти райские ущелья
Не заглянет солнца луч,
По долинам ходят тени
Тяжеленных черных туч,
Копетдаг – не просто горы,
А людского счастья ключ,
Мой Койтен, Хасар, Балкан мой —
Средоточье сотен круч, —
Эти горы – Огуз хана
Грозный дух и честь, сказали.

Никогда с вершин не сходит
Вечно царственный туман,
Вот где беркуты гнездятся!
Им простор небесный дан.
Люди здравствуют в низинах,
Воздух чист, благоухан,
Мой Чардаглы Чандыбиль —
Золотой грядущий сан, —
Эти горы – Гёроглы
Славный путь и честь, – сказали.

Ну, а рядом – Каракумы —
Караван, готовый в путь,
Другом можешь быть туркмену,
Но врагом ему не будь,
В гневе он бывает страшен,
Смерч и буря – его суть,
На Вселенной сотворенье
Довелось ему взглянуть, —
От грядущего туркменам
То – святая весть, – сказали.

Туркмен

Пойдем, душа моя, пройдемся по стране,
Есть львы могучие в груди твоей, туркмен!
Всех угнетенных час настал теперь вполне, —
Как сам Джелаледдин, лихих мужей, туркмен!
Тысячекрылый конь обгонит все ветра,
Все горы облететь на скакуне пора,
Прапращуры твои – Священная Гора,
Их триста шестьдесят – учителей, туркмен!
Седые старики – Горкуты все, – умны,
Все матери – в Юнус – сердечны и скромны,
В руке твоей всегда рука твоей страны,
Родитель ты Юнус подобных фей, туркмен!
Ты – доблестнейший муж, приволье выбирай,
Ты – лев и для боев сам поле выбирай,
Не остывай ничуть, бурли да через край,
Весь в солнце Каракум – страна лучей, туркмен!
Историей зовут твои былые дни,
Все подвиги твоей бесчисленной родни,
Неверные дворцы пятой коня бодни,
Плеяда золотых богатырей, – туркмен!
Равно и бай, и бек живут, добро творят,
Знамена в небесах лазоревых парят,
Слова светлы, в сердцах божественный заряд,
И есть ли кто лицом тебя белей, туркмен?!
В основе – Огуз хан, в Горкуте – бытиё,
Все шестьдесят веков есть памяти жнивьё,
Великий Каракум – сокровище твоё,
Становится земля еще щедрей, туркмен!

В отечестве

Души вдохновенье, покоя приют – в Отечестве.
Творят и дерзают, и славу куют – в Отечестве.
Божественно юные весны поют – в Отечестве.
И радость, и горести распознают – в Отечестве.
Для сердца находят единый уют – в Отечестве.
Исхожены степи, а горы вовек основа мне,
Долинные ветры являют святое слово мне,
Все это имея, не нужно желать иного мне,
Дутар умудряет, гиджак распевает медово мне,
Мечты и желанья свободно живут – в Отечестве.
Ходя за отарой, я век по Ахалу странствовал,
На древние зовы упорно я шёл, упрямствовал,
Скорбя по родителям, горестно я мусульманствовал,
Я был одиноким, при имени я безымянствовал,
Святыни из пепла опять восстают – в Отечестве.
В корнях – Акойли переосмыслил истоки строго я,
В заветном начале победного друг итога я,
Ещё поживу без всякого там залога я,
И как устоялось, гряду уповать на Бога я,
Поскольку и в будущем все меня ждут – в Отечестве.

Сегодня, на очередном переломе новейшей истории, населяющие нашу планету народы, мыслящие нации и общества заняты упорными поисками своих путей развития, своего места под солнцем.
Никто не может стоять в стороне от этого исторического процесса, потому что прошлое никому не давало расписок с разрешением оторваться от будущего. Прошлое служит точкой опоры для поступательного движения вперед. И движение это тем эффективнее, чем точнее отвечает требованиям и свершениям времени. Это, скорее всего, и есть характеристика новой эпохи.
В современном мире время летит стремительно, оно всего лишь момент вечности между прошлым и будущим, но если этот момент используется разумно и расчетливо, он становится определяющим, судьбоносным, формирует память нации и гарантирует ее будущее.
Одной из актуальнейших задач современности является налаживание равноправных партнерских отношений между государствами с неодинаковым уровнем социально-экономического, технологического и промышленного развития. И нет вины целых народов и стран, испытывающих чувство обиды на свою судьбу из-за неподъемности груза проблем, скопившихся за многие десятилетия, а порой и за сотни лет.
Никогда прежде не было такой огромной дистанции между бедными и богатыми государствами, и никогда прежде из-за подобной отчужденности не была столь ощутима и реальна угроза всему очагу стабильности и безопасности.
Где же кроются глубинные корни то и дело вспыхивающих в разных концах света военных конфликтов и межэтнических распрей? В чем причина столь устойчивого противостояния, парадоксальным образом сопутствующего развитию мирового прогресса? Попытки придать некий фатальный характер столкновению культур, религий, цивилизаций, прогнозирование новых «крестовых подходов» не что иное как манипуляция старыми понятиями и терминами.
Ошибочно искать корень зла в несовместимости взглядов и ценностей Запада и Востока, в религиозных противоречиях. Все дело в том, что международные экономические отношения в том виде, в каком они существуют сейчас, не могут отвечать новым вызовам времени, уровню и требованиям населения планеты. И это еще одна из характерных черт XXI века.
Исходя их этих и других особенностей эпохи, принимая в расчет необходимость встраивания в систему современных координат цивилизации, Туркменистан всю свою политику обращает в способ жизнедеятельности нации и народа как способ достижения реальных результатов, видя в этом свой вклад в дело мира и прогресса.
Такой подход к участию в проблемах современности во многом определяет психология туркменского народа, для которого внутренние духовные ценности наряду с глубокой верой во всемогущего Аллаха базируются на вере в самого себя и в человечество, в способность человечества управлять ходом истории, в торжество миролюбия и миротворчества. По сути это и есть наша философия, определяющая принципы нашего участия в международных делах и обуславливающая внутреннее развитие нации.
Ответственность, которую мы несем перед миром, есть прежде всего ответственность перед самими собой. Руководствуясь принципами взаимного уважения, миролюбия и гуманизма в международных отношениях, Туркменистан придерживается тех же взглядов и во внутренней жизни. Наша политика направлена на достижение межнационального и межрегионального согласия в государстве и обществе, выработку терпимости и жизненной взаимовыручки.
С первых же дней обретения независимости Туркменистан провозгласил своей высшей ценностью человека, его жизнь, здоровье, безопасность, нравственное и физическое развитие в широком смысле слова. Социальная защита населения была поставлена на первое место, это направление стало разрабатываться незамедлительно, что обеспечило общественно-политическую стабильность, укрепило веру народа в проводимые реформы.
Благодаря коренным преобразованиям в социально-общественной жизни за годы независимости в Туркменистане резко сократилась детская смертность, выросла продолжительность жизни, снизился уровень преступности, в государстве созданы мощные гаранты охраны материнства и детства, укрепления прав молодежи, женщин, стариков.
Социально направленная политика Туркменского государства нашла полное отражение в программе «Основные направления социально-экономических преобразований на период до 2010 года». В них по-прежнему приоритетны программы, нацеленные на повышение жизненного уровня народа.
Туркменистан влился в разряд государств, производящих основную продовольственную культуру – пшеницу для собственных нужд. Страна выполнила основную часть комплексной программы обеспечения продовольственной безопасности.
На период действия «Основных направлений» Туркменистан предусматривает среднегодовой прирост во всех отраслях экономики не менее 18 процентов. Одной из главных задач на этот период является подъем производства. Как и всегда, основное место здесь принадлежит топливно-энергетическому комплексу. Предполагается сосредоточить внимание на отраслях, требующих больших затрат труда. С учетом возможностей у них большое будущее, не оставляющее шансов конкурентам. К этим отраслям относятся сельское хозяйство, легкая, пищевая промышленность, туризм, жилищное строительство и создание инфраструктур.
На период до 2010 года по-прежнему приоритетными отраслями сельского хозяйства будут оставаться хлопководство и производство пшеницы. В 2005-м году предполагается вырастить 2,5 миллиона тонн хлопка и 2,5 миллиона тонн пшеницы. Для сравнения: в первый год независимости в Туркменистане было произведено 70 тысяч тонн зерновых. В этих цифрах отражается плодотворность нашей независимости, вклад в решение вопроса об обеспечении продовольственной безопасности страны, а населения планеты продуктом первой необходимости – хлебом.
Долгосрочная перспектива развития национальной экономики предполагает значительное расширение всех имеющихся резервов, что обуславливается крупными инвестициями. До 2010 года за счет всех источников финансирования объем инвестиций по сравнению с 2000 годом возрастет в 2,7 раза.
Только собственный экономический рост не может гарантировать повышение уровня жизни наших людей, но он создает для этого благоприятные предпосылки. И потому закономерно, что решению всех этих жизненно важных вопросов придается настойчивый и целеустремленный характер.
Основу рассчитанной до 2010 года социальной политики Туркменистана составляют показатели повышения уровня жизни населения. Как всегда, львиная доля бюджетных средств будет направлена на развитие социальной сферы. С учетом прироста населения мы не выпускаем из поля зрения и такие вопросы, как строительство новых объектов социального назначения, эффективное использование уже имеющихся инфраструктур. Продолжая практику бесплатного предоставления населению природного газа, электричества, соли, мы тем самым поддерживаем наиболее незащищенные слои населения.
В ходе реформ значительно расширится и негосударственный сектор экономики. Здесь заметно вырастет число предприятий. Эти реформы пойдут еще быстрее с развитием всех форм собственности – от индивидуальной до смешанной, ускорением процесса приватизации, совершенствованием организационно-правовых разновидностей хозяйственного правления (дайханские объединения, акционерные общества). В соответствии с программой к концу нынешнего периода предполагается передать в частную собственность три тысячи государственных предприятий и сооружений.
В основе всех государственных программ независимого Туркменистана лежит стремление добиться неуклонного роста благосостояния народа, гарантированного соблюдения его прав. Наша цель – превратить Туркменистан в цветущий край, добиться, чтобы он стал для каждого человека надежным и родным домом.
В декабре 1999 года Халк Маслахаты Туркменистана принял решение об отмене смертной казни в нашей стране и одобрил Закон о полной и окончательной отмене смертной казни. Помимо этого, в целях дальнейшей гуманизации общественной жизни был принят Закон «О помиловании в честь священной Гадыр гиджеси». Этот гуманный шаг государства помогает оступившимся встать на путь исправления и жить по велению совести, он еще раз подтверждает не на словах, а на деле нашу приверженность принципам гуманизма, демократии, соблюдения прав и свобод человека. Мы гордимся тем, что Туркменистан первым среди новых независимых государств предпринял такие шаги и теперь неуклонно следует принятому решению.
Известно, насколько взаимосвязаны и взаимозависимы события, происходящие сегодня в мире. В ходе своего развития они выстраиваются в цепочку «гражданин—государство-регион, страна-мир-человечество». И потому, считаем мы, любое государство, любая нация, большая она или малая, понимая всю меру своей ответственности, способны именно в такой последовательности оказывать воздействие на ход этого грандиозного движения. Приверженность именно такому подходу определяет размах действий Туркменистана при решении острейших, критических вопросов мирового развития, грандиозных проблем, связанных с его собственными национальными интересами. Здесь нет и не может быть места экономическим или политическим скандалам, точно так же содействие международных организаций, отдельных стран или финансовых фондов не должно восприниматься как ущемление права государства на самоопределение.
Истинная сила должна уступать место силе истины. И это еще одна особенность новейшей эпохи. Туркменистан всегда придерживался этой точки зрения, и теперь не меняет ее: такой подход отвечает нравственным представлениям туркменского народа, являясь политическим кредо в его движении за государственный нейтралитет.
27 декабря 1999 года на Халк Маслахаты Туркменистана была принята «Декларация о внешнеполитическом курсе Туркменистана в XXI веке на принципах постоянного нейтралитета, миролюбия, позитивного добрососедства и демократии». В этом историческом документе провозглашена неуклонность внешнеполитического курса нейтрального Туркменистана как государства, неустанно на деле придерживающегося принципов защиты гуманизма, демократии, а также прав и свобод человека.
Туркменистан признает права и свободы человека, признанные мировым сообществом как нормы межгосударственного права. В Декларации в очередной раз подчеркнуто, что Туркменистан и сегодня, и впредь намерен сотрудничать на долговременной основе с Организацией Объединенных Наций.
Мои дорогие соотечественники!
Все мы современники, которым жить в XXI веке. На нас возложена особая ответственность, забывать о которой мы не вправе. Этой ответственностью должны быть продиктованы как наши задачи, так и наши усилия по их решению. Такова политическая точка зрения Туркменистана, и она останется неизменной и в грядущем. Туркменистанцы объединят свои усилия, чтобы двадцать первый век по сравнению с веком двадцатым стал более безопасным, более гуманным, более счастливым, чтобы нынешнее столетие вошло в историю как Золотой век туркменского народа.

Да благоденствует туркменский мой народ!

Возрадуй милостью народ мой, О Аллах!
Да благоденствует туркменский мой народ!
Земле я кланяюсь во всех своих делах,
Да благоденствует туркменский мой народ,

И пусть всегда мой путь ведет его вперед!
Душа крылатая пусть в небо воспарит,
Пусть каждый подданный да счастие узрит,
И пусть из рода в род свободы свет горит,

Да благоденствует туркменский мой народ,
Счастливой жизнью пусть из века в век живет!
Пусть в даль времен летит зеленой птицей флаг,
Пусть будет солнечным народа каждый шаг,

Пусть славу нам поют творцы легенд и саг,
Да благоденствует туркменский мой народ,
Пусть Веком Золотым хранится каждый год!
О чем прапращуры мечтали в старину,

Какое время звал Фраги, кляня войну,
Создали мы теперь свободную страну,
Да благоденствует туркменский мой народ,
Дорогой праведной Аллах пусть нас ведет!

Когда един очаг, не знает нужд туркмен,
Могучий лев – туркмен, великий муж – туркмен,
Святое детище небесных дружб – туркмен,
Да благоденствует туркменский мой народ,
Пусть Солнцем Золотым грядущее взойдет!