Соколов Г. Искусство Древнего Рима

ОГЛАВЛЕНИЕ

Скульптура

КРУГЛАЯ СКУЛЬПТУРА

В годы Августа повсюду в Риме и провинциях создавалось, как пишут древние авторы, множество мраморных статуй, посвящавшихся богам-покровителям. При раскопках обнаружено большое количество изваяний, украшавших перистильные дворы1 в домах богатых римлян и помпеянцев. Из покоренных греческих городов непрерывным потоком поступали мраморные и бронзовые памятники, награбленные римлянами. Римляне и жители других застраивавшихся новыми зданиями городов Апеннинского полуострова пользовались продукцией скульпторов неоаттической школы, последователей Пасителя, Менелая и Стефаноса.
И все же искусство скульптуры испытывало тогда кризис, внешне, однако, не очень заметный, так как резко понизилось не количество, а художественное качество памятников. Даже неискушенный глаз заметит, насколько эти новые изделия были малосодержательными, а трактовка их пластических форм сухой и ремесленной. Эллинистические изваяния древних греков, такие, как Ника Самофракийская, Афродита Мелосская, рельефы Пергамского алтаря Зевса, пластически выражали общечеловеческие чувства — извечную радость, безысходный трагизм или всеобъемлющую любовь. Сущность же статуй, наводнявших римские города, повсеместно заключалась в пропаганде официальных идей ранней империи. Римляне не могли не ценить высоко эллинские изваяния, но тонкая метафоричность образов, пластическая выразительность оказывались недоступными прямолинейному, практическому складу ума и характеру латинян. Завоеватели, увозившие из Греции поразившие их воображение памятники, проникались любовью к новому для них материалу — мрамору и к пластике как виду изобразительного искусства. Однако то, что они стали создавать у себя на родине, оказывалось холодным, официальным, сухим. Можно сказать, что круглая скульптура римлян потеряла одухотворенность. Единственно, что у латинян сохранилось после покорения эллинов от пластического воплощения чувств,— это способность точно воспроизводить черты лица в портретах и рельефные сюжетные сцены. Здесь им представлялась возможность точно и детально показывать деятелей и события, нуждавшиеся в прославлении, изображать значительных людей истории в их конкретных действиях. Рельеф оказывался ближе римской натуре, стремившейся
1 Перистильный двор — прямоугольный двор, окруженный с четырех сторон крытой колоннадой.

логичности в художественном запечатлении событий. Круглую же пластику с ее глубинной метафоричностью римляне не поняли. К тому же в годы правления Августа наметилась тенденция к живописному воспроизведению мира в искусстве, проявившая себя особенно сильно позднее — в конце империи и в раннем христианстве.
Утрата римлянами пластического видения мира с его особым выражением идей и чувств, выразившаяся в упадке монументальной, непортретной круглой скульптуры, может быть объяснена двумя причинами. Латиняне сформировались в иных, нежели греки, условиях; с первых шагов своей истории они были связаны с жестокой борьбой за существование; в сознании народа преобладало трезвое прозаическое отношение к действительности, так как именно оно
Обеспечило успех в бескомпромиссной борьбе сначала с племенами Апеннинского
полуострова, а затем и с жителями всего средиземноморья.
Кроме того, обращение римлян и всех остальных народов Средиземноморья к точной фиксации событий в скульптурных рельефах и живописи отражало особенности общечеловеческого развития художественного мышления, переходившего от метафорического, поэтически возвышавшегося над реальностью сознания эллинских художников к прозаически-детальному осмыслению и воспроизведению существующего мира в образах искусства. Круглая монументальная (непортретная) скульптура с ее выражавшимся в эллинском искусстве пластическим воплощением чувств становилась в какой-то степени видом искусства, чуждым для римлян с их новыми потребностями и задачами, связанными с возвеличиванием империи. Официальные идеи, прославление сильных личностей лучше выражались в грандиозных архитектурных ансамблях, исторических рельефах, предельно точных портретных бюстах и статуях.
Круглые же, изображавшие богов монументы, которых много воздвигалось в Риме и в других городах Апеннинского полуострова, становились холодными по своей аллегоричности, дидактической нравоучительности.
Скульптор Менелай. Орест и Электра-Мрамор. Рим. Национальный музей
Примечательны в этом отношении и отдельные, кажущиеся случайными, причины постановки статуй в годы Августа. Так, Светоний пишет,

что однажды перед битвой при Акции Августу, направлявшемуся к войскам, попался навстречу осел с погонщиком, имя погонщика оказалось Евтихий (в переводе с греческого — Счастливый), а осла — Никон (Победитель).
После победы Август поставил бронзовое изображение их обоих в храме, который он соорудил на месте своего лагеря.
В курии' в честь Юлия Цезаря установили статую Виктории, захваченную в Таренто, как сообщает римский историк Дион Кассий.
Плиний в своей «Естественной истории» рассказывает, что на форум Августа привезли и поставили изваяния, прежде поддерживавшие походную палатку Александра Македонского. С особенной жадностью свозившие себе статуи других народов римляне времен принципата использовали их для декора многих сооружений. Плиний упоминает произведения эллинистических скульпторов, в частности, Филиска с Родоса, Гелиодора, Полихарма, Лисия.
Распространение аллегорических круглых статуй становилось в годы Августа все более и более широким. Известно, что сооруженный прин-цепсом «Портик народов» украшали скульптуры, изображавшие представителей многочисленных народностей и рас. Примечательны по своему характеру и другие памятники, созданные при Августе. Так, Дион Кассий сообщает об установке серебряных изваяний, олицетворявших «Народное благосостояние», «Согласие» и «Мир». Созерцавший художественное произведение человек должен был приходить к мыслям о величии и значении Августа как миротворца, принесшего римлянам покой. Возможно, римляне не в силах были постичь особенную выразительность и смысл эллинской скульптуры и поэтому решили использовать этот вид искусства для своей официальной пропаганды. Много статуй водружалось в Риме на мосту через Тибр, изваяния стояли на Фламиниевой дороге. Четыре обсидиановых2 слона установили, по сведениям Плиния, в храме Конкордии. Скульптуры украшали жилые покои, даже спальни. Светоний, например, пишет о статуе Купидона в опочивальне Августа.
В годы правления принцепса над изготовлением статуй работали те же скульпторы неоаттической школы, что и в период поздней республики. Их называли так, потому что они подражали стилю скульпторов Греции, живших в области Аттика со столицей в Афинах. Их продукция — бесчисленные статуи богов эллинского Олимпа и очень похожих одна на другую нимф и муз — заполняла улицы, площади и дома Рима. Среди мастеров этого направления трудно выделить талантливых ваятелей. Даже работы Стефаноса и Менелая на фоне таких статуй выступают как произведения значительные и интересные. Подлинные художники в области скульптуры обратились тогда к жанру портрета, в котором римским мастерам действительно удалось достичь исключительно больших успехов.
1 Курия — здесь: здание, в котором собирался сенат.
2 Обсидиан — вулканическое стекло — горная порода; применяется для декоративных
поделок.