Джексон У. Изучение Библии в свете археологии

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЦЕЛОСТНОСТЬ БИБЛЕЙСКОГО ТЕКСТА

Можем ли мы быть уверены, что наша Библия это в основном то, что представлено в древнееврейских и греческих рукописях? К счастью, археология внесла щедрый вклад в укрепление нашей уверенности в целостности библейского текста.

Текст Ветхого Завета. В Предисловии к своей замечательной книге «Научное исследование Ветхого Завета» доктор Роберт Дик Уилсон сказал: «Я постараюсь показать на основе свидетельств рукописей, переводов и надписей, что мы можем быть уверены с научной точки зрения, что мы имеем в основном тот же самый текст, который был в распоряжении Христа и апостолов и, насколько нам известно, первоначальных авторов ветхозаветных документов». Человек, который сделал такое уверенное заявление, не был некомпетентным, ничего не знающим священником. На самом деле он был одним из самых лучших исследователей языков и Библии предыдущего поколения и, фактически, любого поколения.

Роберт Дик Уилсон (1856-1930) закончил Университет Принстона в 1876 г. в возрасте двадцати лет. Он продолжил образование с целью получить научные степени магистра и доктора философии, а затем отправился в Германию, где в течение двух лет был аспирантом Берлинского университета. Доктор Уилсон проявил выдающиеся способности в изучении языков. Еще в семинарии он мог читать Новый Завет на девяти различных языках.

Когда Уилсону было двадцать пять лет, он принял решение провести оставшуюся часть своей жизни, готовя себя к тому, чтобы стать авторитетным специалистом в области текста Библии. Он подсчитал, основываясь на продолжительности жизни своих предков, что сможет прожить приблизительно семьдесят лет. В этом случае у него оставалось для работы около сорока пяти лет. Соответственно, он разделил свою жизнь на три периода по пятнадцать лет каждый. В течение первого периода он собирался изучить все древние языки, которые имели отношение к ветхозаветному тексту. Поразительно, что в течение первых пяти лет он овладел сорока пятью языками! Он не только стал специалистом в области древнееврейского и всех родственных языков, но он выучил все языки, на которые Библия была переведена до 600 г. от Р.Х. Однажды он заявил, что, если был хоть один язык, имеющий отношение к библейскому тексту, которого он не знал, и кто-то показал бы его ему, он бы его выучил! Он испытывал решимость стать таким специалистом, чтобы при возникновении любого вопроса иметь возможность исследовать его, что называется, из «первых рук».

В следующие пятнадцать лет своего исследования профессор Уилсон изучил каждую согласную букву Ветхого Завета на древнееврейском языке [в древнееврейском тексте Ветхого Завета нет гласных букв]. Этих согласных букв около одного миллиона с четвертью. Он сказал об этой монументальной задаче:

«Мне пришлось прочитать весь Ветхий Завет и рассмотреть в нем каждую согласную; мне также пришлось рассматривать текстуальные расхождения в том виде, в котором они встречаются в рукописях, или в примечаниях мазоретов (мазоретами была группа ученых иудеев, которые занимались тем, что передавали людям то, что они считали истинным текстом Ветхого Завета), или в различных переводах, или в параллельных отрывках, или в предположительных исправлениях текста, сделанных критиками; а затем я должен был классифицировать результаты. Я очень высоко ценю эту форму текстуального исследования; ибо в мои планы входило сведение критического разбора Ветхого Завета к абсолютно объективной науке; к тому, что основывается на свидетельствах, а не мнении. Я не позволяю себе делать высказывания, которые покоятся только на моих субъективных убеждениях.

Для того чтобы стать текстуальным экспертом подобного рода, необходимо овладеть палеографией (наукой, которая занимается древними рукописями) и филологией; нужно иметь точное знание по меньшей мере дюжины языков, чтобы тщательно проанализировать каждое слово».

Тщательное изучение, проведенное профессором Уилсоном, позволило ему показать, например, точность ветхозаветного текста в сравнении с некоторыми классическими произведениями древности. «Я помню, - писал он, - когда считалось совершенно бесполезным читать длинные родословия в первых главах 1 Книги Паралипоменон - девять глав имен собственных. Но сегодня в научном критическом разборе Ветхого Завета имена собственные имеют величайшее значение. То, как они написаны, - и даже все, что с ними связано, - стало одним из оснований, на которых строится критическое изучение Ветхого Завета.

Возьмите следующий случай. Есть двадцать девять древних царей, чьи имена упомянуты не только в Библии, но также на памятниках их времени; многие из них были сделаны под непосредственным контролем царей. В этих двадцати девяти именах собственных есть сто девяносто пять согласных. Однако, мы находим, что в письменных документах древнееврейского Ветхого Завета есть только два или три из общего количества в сто девяносто пять имен, по поводу которых может возникнуть какой-либо вопрос о том, что они написаны в точности так, как древних памятниках. Некоторым из них две тысячи лет, некоторым - четыре; и они написаны так, что каждая буква четкая и понятная. Это поистине удивительно.

Сравните эту точность с другими произведениями. Меня обвинили в том, что в своей книге по Даниилу я нечасто обращаюсь к классическим произведениям. Вот по какой причине - возьмите список, который составил величайший ученый того времени, хранитель Александрийской библиотеки в 200 г. до Р.Х. Он составил каталог египетских царей, всего - тридцать восемь; из общего количества можно узнать только три или четыре. Он также составил список ассирийских царей; только в одном случае можно сказать, о ком идет речь, и при этом имя написано неверно. Или возьмите Птолемея, который записал восемнадцать имен вавилонских царей. Ни одно из них не написано правильно; вы ни за что не смогли бы их разобрать, если бы не знали из других источников, о чем он говорит. Если кто-то будет говорить против Библии, спросите его об упомянутых в ней царях. В ней есть упоминания о двадцати девяти царях Египта, Израиля, Моава, Дамаска, Тира, Вавилона, Ассирии и Персии, целый десяток различных стран; все из них включены в библейское повествование и в памятники древности. Библия называет правильное имя и страну каждого из них, и приводит их в правильном хронологическом порядке. Подумайте о том, что это означает!

Доктор Уилсон провел заключительный период своей жизни, записывая результаты многолетней кропотливой работы. Он смог твердо утверждать:

«Неизменно в течение сорока пяти лет, с тех пор как я закончил колледж, я посвятил себя великому исследованию Ветхого Завета, во всех его языках, во всей его археологии, во всех его переводах и во всем, что имеет отношение к его тексту и истории. Я говорю вам это, чтобы вы увидели, почему я могу говорить как специалист и делаю это. Я могу добавить, что результаты моего сорокапятилетнего изучения Библии все время вели меня к более твердой вере, что в Ветхом Завете мы имеем истинное историческое повествование истории израильского народа; и у меня есть право рекомендовать это некоторым из тех блестящих мужчин и женщин, которые полагают, что они могут смеяться на старомодным христианином и верующим в Слово Божье».

Точность ветхозаветного текста была убедительна доказана находкой свитков Мертвого моря, или кумранских рукописей. До 1947 г. самые старые древнееврейские рукописи любого объема датировались не позднее конца девятого столетия от Р.Х., а самая старая полная древнееврейская Библия - примерно одним столетием позже. С открытием письменных документов Мертвого моря, наша история ветхозаветного текста была продвинута назад примерно на одну тысячу лет! Они датируются между вторым столетием до Р.Х. и первым столетием от Р.Х. Эти свитки представили монументальное свидетельство точности и аккуратности ветхозаветного текста. Например, обратите внимание на комментарий Глисона Арчера о точности мазоретского текста в сравнении со свитками Книги пророка Исайи, найденными у Мертвого моря: «Даже если две копии Книги пророка Исайи, обнаруженные в первой Кумранской пещере у Мертвого моря в 1947 г. были сделаны на тысячу лет раньше, чем самая старая из известных прежде рукописей (980 г. от Р.Х.), они оказались дословно тождественны нашей стандартной древнееврейской Библии в более 95 процентах текста. Пять процентов расхождений состояли в основном из очевидных описок и расхождений в орфографии» [выделено мной - У.Дж.].

В качестве конкретного примера качества точности, о которой мы ведем речь, давайте сравним главу 53 Книги пророка Исайи в мазоретском тексте с тем, что было найдено в кумранских рукописях, и помните, что они разделены периодом времени в тысячу лет. «Из 166 слов в главе 53 Книги пророка Исайи спорными являются только семнадцать букв. Десять из этих букв представляют собой вопрос написания, которое не затрагивает смысл. Еще четыре буквы это незначительные стилистические изменения, например, союзы. Оставшиеся три буквы составляют слово «свет», добавленное в стихе 11, и незначительно влияют на значение. ... Таким образом, в одной главе, состоящей из 166 слов, только одно слово (три буквы) подвергается сомнению после тысячи лет переписывания, и это слово не меняет значительно смысла стиха».

Эдвин Ямаучи так прокомментировал этот вопрос: «Мы не были уверены, насколько аккуратной была работа мазоретов и их предшественников. Некоторые исследователи датировали происхождение мазоретских текстов редакторской деятельностью раввинов во втором столетии от Р.Х. Благодаря Кумрану [месту, где были найдены свитки Мертвого моря], мы знаем, что мазоретский текст восходит к прото-мазоретскому варианту, предшествовавшему началу христианской эпохи, и мы можем быть уверены, что этот текст переписывался с замечательной точностью. Это означает, что к древнееврейскому тексту Библии, состоящему из согласных, нужно относиться с уважением и не подвергать его произвольным изменениям». У.Дж. Мартин и А.Р. Миллард, преподаватели древнееврейского и древних семитских языков Ливерпульского университета утверждали, что «огромное значение этих рукописей в том, что они составляют независимое свидетельство надежности передачи нашего общепринятого текста».

Текст Нового Завета. Многие люди удивляются, узнав о том, что мы не имеем ни одного из оригинальных письменных документов (называемых автографами) Нового Завета. Утрата этих первоначальных рукописей, несомненно, произошла по божественному умыслу, ибо, бесспорно, если бы они сохранились, то неразумные люди сотворили бы из них идолов, вместо обращения к Богу, чью волю они представляют. Однако, несмотря на это отсутствие оригиналов, благодаря работе археологов и текстуальных критиков, мы можем выразить полную уверенность в надежности новозаветного текста. Первоначальный текст Нового Завета определяется по трем основным источникам: (1) рукописи на греческом языке; (2) древние переводы; (3) цитаты из Нового Завета в произведениях послеапостольского периода.

Поразительно, что сегодня существуют около 5 000 греческих рукописей (целиком или частично) Нового Завета. Некоторые из них очень важны. Возможно, самый старый фрагмент Нового Завета это фрагмент Джона Райландса, приобретенный Б.П. Гренфелем в 1920 г. Он принадлежит началу второго столетия от P.X. У этой и других находок поистине увлекательная история.

Первоначальные документы Нового Завета были, очевидно, написаны на папирусных свитках (или, в случае с маленькими посланиями, на отдельном листке). Папирус это «бумага», которую изготавливали из растения папирус семейства осоковых, которое росло вдоль реки Нил в Египте. [Примечание. Маленькая корзинка, в которую положили младенца Моисея, была сделана из папируса - Исх. 2:3.] Полоски губчатого внутреннего стебля этого растения склеивали, чтобы получались листы бумаги, которые, в свою очередь, часто присоединяли друг к другу, чтобы получались длинные свитки. Самый длинный из известных папирусов это огромный Папирус Гаррис I, около 1160 г. до Р.Х., хранящийся в Британском музее. Его длина составляет примерно 40 м. Папирус использовался с начала египетской истории, а с начала второго тысячелетия до Р.Х. его экспортировали в Палестину, Сирию и другие страны. Чрезвычайная сухость климатических условий этой части мира способствовала сохранности письменных документов подобного рода.

Между 1875 и 1895 гг. в египетской провинции Файум было обнаружено большое количество папирусов, датируемых римским периодом. Затем, начиная с 1895 г., докторы А.С. Хант, Б.П. Гренфель и Д.Г. Хогарт, проводя раскопки в Египте, находили огромные количества папирусов. Многие из них помогли пролить свет на многочисленные новозаветные слова.

Два из самых значительных собраний папирусов это собрание Честера Беатти (приобретенное в 1930-31 гг.) в Дублине и собрание Бодмера в Женеве, Швейцария. Образцы из этих собраний можно привести в следующем порядке:

(1) Евангелия. Папирус евангелий Честера Беатти, датируемый ок. 250 г. от Р.Х., содержит большие разделы Евангелий от Луки и Марка и немногим меньшую часть Евангелий от Матфея и Иоанна. Фрагмент, который мы упоминали выше, хранится в Библиотеке Джона Райландса в Манчестере, Англия. Известный как Р52, этот фрагмент восемнадцатой главы Евангелия от Иоанна датируется палеографами первой половиной второго столетия от Р.Х. Это открытие, конечно, полностью опровергает утверждения либеральных критиков о том, что четвертое евангелие было написано после 160 г. от Р.Х., ибо к началу второго столетия оно настолько долго было в обращении, что достигло внутренних районов Египта!. Соответственно, таким исследователям-модернистам, как Джон А.Т. Робинсон, приходится признать, что новозаветные книги действительно были написаны в первом столетии [ср. его книгу «Redating the New Testament» (1977)]. Также, папирус Бодмера II, ок. 200 г. от Р.Х., содержит Евангелие от Иоанна с некоторыми пропущенными местами в главах 14-21. Папирусы Бодмера XIV-XV, второй век, содержат Евангелие от Луки главы 3-14; Иоанна главы 1-15.

(2) Книга Деяний. Честер Беатти (части Книги Деяний 5:30-17:17); Р48 (во Флоренции), третье столетие, содержит Книгу Деяний 23:11-29; Р38 (в Ан-Арборе, Мичиган), третье или четвертое столетие, содержит Книгу Деяний 18:27-19:6; 19:12-16.

(3) Послания. Папирус Честера Беатти содержит значительные части Посланий к Римлянам, Евреям, 1 и 2 Коринфянам, Галатам, Ефесянам, Филиппийцам, Колоссянам и 1 Фессалони-кийцам. Папирус Бодмера VII-VIII содержит Послания Иуды, 1 и 2 Петра. [Примечание. Папирус Честера Беатти также содержит Книгу Откровения 9:10-17:2].

Важность открытия этих рукописей была двоякой: во-первых, они пролили свет на значения многих слов в Новом Завете. Они показали, что греческий язык койнэ (то есть, новозаветный греческий) был разговорным языком обычных людей первого столетия, и что Новый Завет не был (как предполагали некоторые) написан на языке Святого Духа. Во-вторых, как говорилось выше, эти рукописи устраняют утверждения критиков о более позднем создании новозаветных произведений.

Хотя мы несколько отходим от области собственно археологии, мы очень хотим упомянуть, что существует изобилие дополнительных материалов, датируемых многими прошедшими столетиями, которые еще более укрепляют надежность текста Нового Завета. Например, есть около 250 унциальных [стиль письма,] который напоминает заглавные буквы латинского алфавита] рукописей на пергаменте. Они датируются от 4 до 10 столетия от Р.Х., и хотя они были созданы позднее, чем папирусы, они содержат гораздо большую часть Писания. Также, есть многочисленные минускульные [более мелкий рукописный стиль] рукописи (по количеству в десять раз превосходящие унциальные), но они принадлежат более позднему периоду. Самая ранняя из них восходит к 835 г. от Р.Х. (это самый старый новозаветный манускрипт, содержащий дату). Также, есть около 50 рукописей, известных как «палимпсесты» [от двух греческих слов, означающих «я соскабливаю снова»], которые представляют собой документы, которые первоначально содержали один текст, но его соскабливали или смывали и на пергаменте делали новую запись.

В добавление к перечисленному выше, существуют около 10 000 версий (переводов) Нового Завета на древние языки, и некоторые из них восходят ко 2 и 3 столетиям от Р.Х. Более того, еще одним важным источником информации по новозаветному тексту служат цитаты в греческих и латинских произведениях «отцов церкви». Доктор Дж.Х. Гринли утверждал: «Эти цитаты настолько обширны, что Новый Завет можно было бы реконструировать только при помощи этого источника». Действительно, весь Новый Завет, за исключением менее дюжины стихов, можно найти в этих произведениях.

Исследование этих свидетельств раскрывает два очень важных факта. Во-первых, сейчас доступно огромное количество материала, чтобы дать обоснование тексту Нового Завета. Во-вторых, эти находки принадлежат глубокой древности. Возможно, понять это наилучшим образом поможет сравнение Нового Завета с произведениями авторов античной литературы, подлинность которых не возьмется оспаривать ни один исследователь. Некоторые из этих классических произведений имеют в основе только одну рукописную копию (или, самое большее, несколько); и обычно эти рукописи на несколько (зачастую, много) сто летий удалены от первоисточника. Например, рукописные копии, содержащие произведения Гомера, младше слепого поэта на полторы тысячи лет. Существует промежуток в восемнадцать столетий между рукописными копиями произведений Геродота и тем временем, в который жил этот древний историк. Эти примеры можно умножать бесконечно. [Примечание. Я более подробно рассмотрел этот материал в своей книге «Укрепляй веру во времена сомнений»]. Джон Уорвик Монтгомери указывает, что «скептически относиться к полученному тексту новозаветных книг означает предать забвению всю классическую литературу, ибо ни один документ античного периода не имеет такого библиографического подтверждения, как Новый Завет».

Мы только можем испытывать благоговейный страх от того, как Господь Бог провиденчески сохранил Свое святое Слово, и оно пришло к нам через пыльные столетия прошлого. И как мы благодарны многим неутомимым археологам, благодаря которым эти находки увидели свет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы подошли к концу этого краткого исследования многочисленных преимуществ, которыми мастерство археологов наделило людей, серьезно занятых изучением Библии. Мы выражаем надежду, что читатель проявил такой интерес к этому предмету, который подвигнет его на продолжение этого исследования. Несомненно, для людей, усердно изучающих эту область, есть еще впереди много волнующих моментов. Мы уверены, что неверие в Бога будет продолжать получать сокрушительные удары по мере того, как на свет будут появляться новые данные. Пусть люди, внимательно изучающие Новый Завет, упорно изучают свидетельства, записывают факты и с уважением представляют их на пользу тех, кто искренне стремится к познанию Истины и тех, чья вера нуждается в укреплении.