Майоров Н.И. Введение в историю Древнего Востока

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. Проблемы источниковой базы и абсолютной хронологии Древнего Востока

3.2. Проблемы хронологии

Пожалуй, одной из наиболее остро дискутируемых и трудно разрешимых проблем ориенталистики является проблема хронологии. Обычно выделяют относительную и абсолютную хронологии. В основе относительной хронологии лежит периодизация исторического процесса, предполагающая упорядочение событий прошлого в соответствие с той или иной схемой или концепцией, выделение последовательных этапов истории цивилизаций в целом, и каждой конкретной цивилизации в частности. Абсолютная хронология – это датировка событий истории в рамках общепринятой системы временных координат. В рамках нашего современного летоисчисления мы отсчитываем время на временной шкале, условно разделяя всю историю на два глобальных этапа – до нашей эры и нашей эры. Началом отсчета нашей эры считается рождение Иисуса Христа[35]. Все последующие события находятся в рамках нашей эры, а все, что происходило до этого, располагается на шкале до Рождества Христова, т.е. до н.э.

Такая система летоисчисления была создана римским монахом Дионисием Малым в VI в. нашей эры и не сразу получила распространение даже в Европе. До нее, а также параллельно с ней, существовали и другие системы летоисчисления. Долгое время в разных ветвях христианства точкой отсчета времени было сотворение Богом мира, причем в каждой конфессии эта дата существенно отличалась. Например, на Руси эта система существовала до 1700 года от Рождества Христова, когда Петр I ввел в России юлианскую систему летоисчисления. До этого вся датировка русской истории строилась от сотворения мира, которое по мнению православной церкви произошло за 5508 лет до нашей эры (см. Повесть Временных лет).

В древности в странах античного мира, в Греции и Риме, существовали свои варианты хронологии. Общегреческая система летоисчисления основана на Олимпиадах – празднествах, скреплявших союз эллинских общин. По преданию, первая Олимпиада состоялась в 776 году до нашей эры. И с тех пор повторялась каждые четыре года. В Афинах годы датировали по архонтам-эпонимам, высшим должностным лицам, дававших название году. Они избирались ровно на год. Списки эпонимов составлялись на протяжении многих веков.

В Риме счет лет велся по ежегодно сменявшимся консулам. Жрецы-понтифики вели тщательную запись очередности избрания и составляли консульские фасты, дошедшие до нас. Позже римляне установили свое летоисчисление от легендарной даты основания Рима. Римский историк Марк Теренций Варрон (I в. до н.э.) отнес основание Рима к третьему году шестой Олимпиады, т.е. к 754-753 гг. до н.э. Таким образом, возникла синхронность греческой и римской истории, которая позволяла довольно точно устанавливать даты крупных событий, несмотря даже на то, что Дионисий Малый несколько ошибся в определении времени рождения Иисуса Христа. В настоящее время принято считать, что это произошло на шестом году до н.э.

Но и в наши дни у человечества нет универсальной и общепринятой системы летоисчисления. В иудаизме и коптской христианской церкви по-прежнему время отсчитывается «от Сотворения мира». Мусульманский мир живет до сих пор в XV веке, поскольку отсчет ведется «от года Хиджры», т.е. от переселения пророка Мухаммеда и его сторонников из Мекки в Медину, которое произошло в сентябре 622 г. нашей эры. При этом следует учитывать, что в исламе принят лунный календарь, где продолжительность синодального месяца составляет 29,5 дней, а год 354 дня. Свой, восточный календарь используют и жители Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Если даже и сейчас нет общепринятой системы датировки, то что же можно говорить об отсутствии сколько-нибудь ясных представлений о ходе времени у жителей Древнего Востока.

Для первобытного человека и на ранних этапах истории древневосточных цивилизаций характерно слияние всех временных фаз. Прошлое, настоящее и будущее составляли неразрывное единство, в котором действовали одновременно предки, ныне живущее поколение людей и будущие их потомки. Народы Древнего Востока, как правило, избегали представлений о линейности исторического времени. Для них неразрывность связи времен олицетворялась с упорядоченностью природных циклов. Древневосточные цивилизации, являющиеся прямыми наследницами раннеземледельческих культур, каждая по своему организовывала отсчет времени. Никогда на Древнем Востоке не существовало единой системы летоисчисления, отсутствовала единая эра, т.е. исчисление лет от определенной точки отсчета. В каждой стране существовали свои, весьма несовершенные способы определения протекшего времени. Трудности в установлении абсолютной хронологии обусловлены также характером и состоянием источников, зачастую не поддающихся датировке ни по прямым, ни по косвенным данным. Об этом мы уже говорили выше. К тому же, нужно учитывать, что в странах Древнего Востока применялись различные календарные системы. Были лунные, солнечные и смешанные лунно-солнечные календари, имевшие иногда значительные расхождения с длительностью астрономического года, составляющего время одного оборота Земли вокруг Солнца.

Определенные эры вводятся в некоторых странах Древнего Востока лишь на позднейших этапах его истории. Поэтому установить точные даты многих событий древней истории очень сложно, тем более перевести их в современную систему летоисчисления. Вполне естественно, что по поводу таких датировок до сих пор идут ожесточенные дискуссии и наблюдаются значительные расхождения в установлении дат тех или иных событий. Сейчас получили распространение различные безответственные спекуляции на эту тему в трудах таких любителей новых "математических статистик", как Носовский, Фоменко и др., которые предпринимают попытки пересмотреть всю историю и подрывают у своих читателей доверие к исторической науке вообще и востоковедению в частности.

Именно на основе представлений о времени устанавливаются причинно-следственные связи и появляется возможность создания целостной картины развития первых цивилизаций. И древние люди задумывались над тем, куда бежит река времени. Хотя идеи линейного прогрессивного развития у жителей Древнего Востока, как мы уже упоминали, никогда не было. За исключением может быть, библейской концепции, основанной на провиденционалистском видении смысла движения человеческой истории к «царству божьему». Прошлое, настоящее и будущее были настолько слиты в мировоззрении создателей первых цивилизаций, что зачастую будущее воспринималось как возрождение далекого идеального прошлого. У всех народов Востока сложилась богатая мифология, где первобытность представлялась «золотым веком» человечества, а современные порядки, как нарушение принципов справедливости и равенства. Идеализация прошлого, для подавляющего большинства народов Востока, стала краеугольным камнем почти всех известных философско-религиозных учений, особенно в Китае. Великий Конфуций говорил: «Я не учу, я передаю», т.е. он освящал идею преемственности в истории, где первоначалом является преклонение перед прошлым. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что именно Китай, вопреки господствующим традиционным представлениям, уже в I в. до н.э. выработал, пожалуй, самую современную систему летоисчисления на Древнем Востоке. И до сих пор многие жители Земли отмечают наступление Нового года в феврале, когда начинается год, название которого состоит из одного из двенадцати животных и пяти небесных стихий (земля, вода, огонь, дерево, металл).

Знакомство с древнейшими способами датировки и рассмотрение проблем установления исторической хронологии мы начнем с хронологии Древней Месопотамии, которая оказала большое влияние на всю хронологию древнего Ближнего Востока. В Месопотамии, наиболее продвинутой зоне цивилизации, отсчет времени велся по разным, порою взаимоисключающим признакам. Единой хронологической системы мы здесь не обнаружим. В Нижней Месопотамии время первоначально считали по поколениям, а затем – по годам правления энси или царя. Уже в XXI веке до н.э., в период правления III династии Ура, был составлен «Царский список» с перечнем царей до «потопа» и от «потопа», что утверждало идею об изначальном существовании царской власти и передачи ее от одного города и народа к другому. В этот список последовательно заносились цари данного государства с указанием, сколько лет правил каждый царь, причем время правления допотопных царей было просто мифическим, насчитывавшим сотни тысяч лет. Некоторые документы датировались текущим годом правления определенного царя. Этот список в дальнейшем был продлен до XVIII в. до н.э., а позднее составлялись другие царские списки. В Вавилонский период способ датировки изменился. Теперь каждый год именовался по произошедшему в нем важнейшему событию. Например, год, когда был построен такой-то канал или храм, или год, когда была одержана победа, или год воцарения такого-то правителя и т.д. Наряду с царскими списками стали составляться и списки этих «датировочных формул».

В Верхней Месопотамии, на территории будущей ассирийской державы, в городе Ашуре, каждый год назывался именем должностного лица, который именовался титулом лимму. Это такой же чиновник-эпоним, как и в Древних Афинах. Каждый эпоним занимал этот пост ровно один год и заносился в особые списки, содержащие полный перечень лимму в хронологическом порядке.

В Ассирии такой способ счета времени сохранился до самой гибели этого государства в конце VII в. до н.э. И списки царей, и списки датировочных формул, и списки эпонимов дошли до нас не полностью и с искажениями. Главная проблема состоит в том, как соотнести все эти материалы с нашей системой летоисчисления. И здесь на помощь историкам приходит астрономия. В некоторых источниках сохранились какие-то упоминания о наблюдениях за движениям небесных тел: о солнечных и лунных затмениях, о взаимном расположении Солнца, планет и т.д. Математическая астрономия довольно легко может вычислить время значительного небесного явления в данной местности. Таким образом появляется возможность установления точных опорных дат для воссоздания системы исторической хронологии. Такими датами для истории Ассирии являются 911 г. до н.э., и 15 июля 763 г. до н.э., когда в списке эпонимов упоминаются солнечные затмения.

Наиболее показательным достижением стало установление точной даты битвы между мидийским и лидийским войсками на берегу реки Галис в Малой Азии. В труде Геродота красочно описывается, как во время сражения произошло полное солнечное затмение и воины двух армий разбежались, прекратив битву. После этого был подписан мир между двумя державами и границей между ними надолго стала река Галис. Астрономы четко высчитали, что такого рода затмение могло происходить здесь только 29 мая 585 г. до н.э. Так была установлена еще одна ключевая дата древневосточной истории.

Имеются в Месопотамских текстах данные и о наблюдениях других астрономических явлений. В частности большое внимание уделяли вавилонские ученые планете Венера. Часто при восхождении на престол нового вавилонского царя указывали местоположение Венеры по отношению к другим небесным телам и зодиакальным созвездиям. Полный цикл движения этой планеты по небесному небосклону составляет 64 года, но возникает другая проблема – к какому циклу Венеры отнести то или иное событие. Соответственно в ассириологии применяются 3 хронологические системы – короткая, средняя и длинная. В нашей стране, по предложению В.В. Струве принята средняя хронология. Точкой отсчета является время правления вавилонского царя Хамурапи. По средней хронологии это 1792–1750 гг., в длинной и средней хронологии эта дата отличается на ±64 года. В настоящее время допустимая погрешность в исчислении и датировке событий Месопотамской истории составляют для I тыс. до н.э. не более 10 лет, для II тыс. до н.э. около 50, а для III тыс. до н.э. 120-150 лет.

Кроме математической астрономии на помощь историкам в восстановлении абсолютной хронологии древней истории приходят физики, химики и представители других естественных наук. Большие надежды возлагали историки на радиоуглеродный или радиокарбонный анализ. Его создателем является американский физик У. Либби, который в 1947 г. определил время полураспада радиактивного изотопа С14, превращающегося в изотоп азота N15 после гибели живого организма (животное, растение, или дерево). Скорость протекания этого процесса равномерна и легко высчитывается при помощи подсчета сохранившихся атомов С14. За свое открытие У. Либби получил Нобелевскую премию и радиоактивный анализ стал широко применятся в определении абсолютного возраста органических материалов. Правда, в дальнейшем обнаружилось, что скорость протекания этого процесса может изменяться под воздействием различных факторов и сравнение результатов радиоуглеродного анализа с другими способами датировки дает иногда значительные расхождения – до 100 лет для III–II тыс. до н.э. В настоящее время методика радиоуглеродного анализа совершенствуется и можно надеяться, что она даст в руки историков надежный инструмент для установления абсолютной хронологии.

Физики также предлагают и другие методы датировки материальных предметов, в частности, радиоспектральный анализ керамики, который может довольно точно определить время обжига данного изделия. Заслуживает внимания дендрологический метод, основанный на анализе годичных колец древних живых деревьев, возраст которых иногда приближается к пяти тысячам лет. Это позволило создать калиброванную шкалу, с которой и сравнивают результаты радиоуглеродных анализов. Существуют еще лингвистические (анализ языка текстов), палеографические (анализ письменности), искусствоведческие и другие методы датирования.

Однако, прибегая к помощи других наук, историк, в первую очередь, должен надеяться на собственные приемы и методы установления абсолютной хронологии. Большую роль при этом играет метод исторических синхронизмов. Поскольку для большинства государств древнего Ближнего Востока хронологические опорные точки для большей части периода древности практически отсутствует, то нам приходится прибегать к поиску синхронизмов, т.е. одновременно происходящих событий и действующих лиц в истории различных стран. Сохранились «Синхронистическая история», параллельно излагающая историю Ассирии и Вавилонии с XVI по IX вв. до н.э.; «Хроника и падение Ниневии», рассказывающая о гибели ассирийской державы; «Вавилонская хроника», повествующая о взятии Вавилона персидскими войсками Кира II в 539 г. до н.э. и др. Подлинной сенсационной находкой в конце XIX века стало открытие Телль-Амарнского дипломатического архива, в состав которого входят около 350 клинописных текстов, представляющих переписку двух фараонов Нового царства Аменхотепа III и Аменхотепа IV с многочисленными правителями Вавилонии, Ассирии, Митанни, Хетского царства, государств и городов Восточного Средиземноморья. Изучение этого архива позволило уточнить временную сетку событий и действующих лиц на всем огромном пространстве Ближнего Востока. История взаимоотношений Египетской и Хеттской держав позволяет выяснить такой замечательный источник как мирный договор 1280 г. до н.э., дошедший до нас в египетском и хеттском вариантах. Более изученная хронология Древнего Египта позволила уточнить и ключевые даты малоизвестной до того Хеттской истории.

Что же нам известно в настоящее время о хронологии Древнего Египта, как вели отсчет лет жители долины Нила? С этой великой рекой связана была вся жизнь создателей древнейшей цивилизации. Определение начала и окончания подъема воды в Ниле, сроков посевов и жатвы требовали математических вычислений и астрономических наблюдений. Начало года для египтян всегда совпадало с подъемом воды в Ниле, происходившем всегда в одно и тоже время – 19 июля по современному календарю. Эта удивительная регулярность наблюдалась в течение многих тысячелетий, пока не была построена во второй половине ХХ века Ассуанская плотина. Большим достижением древних египтян было составление довольно точного календаря, построенного на тщательных наблюдениях за небесными светилами, с одной стороны, и режимами Нила – с другой. Год делился на три сезона: половодье, всходы и сухость, по 4 месяца каждый. Месяц состоял из трех декад по 10 дней. В году было 36 декад, посвященных созвездиям, названным в честь божеств. К последнему месяцу прибавляли пять добавочных дней (дни Тота), что позволило совмещать календарный и астрономический год (365 дней). При этом разрыв между астрономическим и календарным годами составлял около одной четверти суток (5 ч 48 м). День начала подъема воды в Ниле всегда совпадал с появлением на небосклоне самой яркой звезды Сириус или Сотис, как эту звезду называли древние египтяне. Интересно, что жрецы древнего Египта знали о расхождении между календарным и астрономическим годом, но почему-то не вносили корректив в исчисление времени. Високосный год был введен в Египте только реформой Птолемея III Эвергета в 238 г. до н.э. Таким образом, египетский календарный год через каждые 4 года на 1 день опережал астрономический, совершая полный цикл последовательных смещений новогоднего дня за 1460 лет. То есть через 1461 календарный год разлив Нила и восход на небосклоне звезды Сириус снова приходилась на первый день первого месяца. В последний раз в истории древности такой цикл, который мы называем эрой Сотиса, начался в 139 году нашей эры.

До сих пор в отношении египетской хронологии сохраняется та обеспеченность источниками, которая сложилась к началу XX века. Новые материалы не способны существенно изменить, уточнить или исправить ту хронологическую систему, которая была впервые построена немецким египтологом Л. Борхардтом, нашедшим знаменитую мастерскую скульптора Джехутимеса, где были обнаружены статуэтки Эхнатона и Нефертити. В городе строителей пирамиды одного из царей XII династии ученый обнаружил архив документов, в одном из которых сообщалась дата праздника «Выход (восход) звезды Сотис», который совпадал с египетским новым годом. По документу, обнаруженному Л. Борхардтом, не трудно было вычислить, в какой из циклов египетской истории попадает дата царствования этого известного фараона. Эту дату называют обычно Иллахунской или Кахунской. Зная время, которым датирован документ, можно установить соответствие хронологической системы, основанной на подсчете лет царствования отдельных фараонов и династий и абсолютной хронологии. Иллахунский папирус датирован 7 годом царствования пятого фараона XII династии. Это позволяет определить начало династии временем около 2000 года до н.э.. Эту датировку можно дополнить тщательным исследованием данных о ново- и полнолуниях. Исследования американского ученого Р.А. Паркера в этом направлении подтверждают правильность Иллахунской даты. Также и радиокарбонный метод согласуется с этой датой, правда, в египетской истории пока таких дат единицы.

Особое место в установлении периодизации и абсолютной хронологии в истории древнего Египта занимает труд египетского жреца Манефона. Он жил в IV–III вв. до н.э. и написал на греческом языке «Египетскую историю», от которой до нас дошло, к сожалению, немногое. Из повествовательной части сохранились только куски, переписанные Иосифом Флавием (I в.н.э.). Полагают, что труд этот в единственном экземпляре хранился в Александрийской библиотеке, никогда не переписывался и погиб во время пожара. Кроме Иосифа Флавия, извлечения из этого труда мы находим у крупнейших хронографов начала IV в. н.э. Секста Юлия Африкана и Евсевия Панфила. Благодаря этому, в распоряжении современных ученых имеются достаточно полные списки царей Египта. Судя по ним, Манафон расчленил историю страны на 30 периодов, династий, сгруппировав их, в свою очередь, в 3 более крупных отрезка времени: Древнее, Среднее и Новое царства в Египте. Им соответствовали 3 тома его «Египетской истории». Первый том содержал историю первых 12 династий, второй – историю следующих семи и третий – историю 11 династий. Невозможно по этим спискам реконструировать подлинный ход истории Египта. Трудно даже сказать, вел ли сам Манефон счет династий, или их пронумеровали его истолкователи, пытавшиеся согласовать его хронологию с хронологической канвой Библии и историей греко-римского мира. Сведения Манефона о первых династиях подтверждаются летописью времен Древнего царства, крупнейший обломок которой хранится в музее г. Палермо, т.н. «Палермский камень», где сохранились имена царей Нижнего Египта. Поздняя историческая традиция не сохранила никаких сведений о додинастической эпохе, история которой реконструируется на основе вещественных памятников.

Датировка при первых двух династиях велась по примечательным событиям, случившимся в те или иные царствования. Позже, такие записи по годам сводились воедино, давая четкое представление о продолжительности каждого царствования и об основных событиях. Таким образом и появилась древнейшая летопись (Палермский камень), где запись событий начинается видимо с царя Аха или Мины (в списках Манефона) в сохранившейся части летописи – только с четвертого царя I династии и доводится до правления третьего царя V династии. Документы, которыми располагал египетский историк в начале III в до н.э. настолько достоверны, что труд Манефона оказался ценнейшим историческим источником по истории династического Египта с начала III тыс. до н.э. Непреходящее значение этого труда состоит в том, что он дал историкам IV н.э. надежное основание для создания всеобщей хронологии в рамках историко-географического кругозора Римской империи. Разумеется, Манефон отличается от современного историка. Его позиция определяется и характером рабочего материала, и оценкой его достоверности. Следует учитывать, что Манефон "удревняет" историю Египта тем, что располагает правящие одновременно династии в периоды раздробленности, в последовательном хронологическом порядке, а иногда в этом «царском списке» отсутствуют, вероятно, по религиозно-идеологическим мотивам, имена некоторых фараонов, например, Эхнатона и его преемников. Поэтому, расхождения Манефона с историей Египта, установленной по другим источникам, значительны, особенно в цифровом материале, в подсчете хронологических сумм.

До сих пор Манефоновский царский список во многом определяет периодизацию истории древнего Египта, хотя ее разделение на три периода пересмотрено современной египтологией. Данные Туринской летописи позволяют установить общую сумму лет правления фараонов I–VIII династий примерно в тысячу лет. По таким вычислениям начало первой династии совпадает с началом III тыс. до н.э., чему не противоречат результаты радиоуглеродного анализа. К сожалению, прочную опору в хронологических построениях в виде точно датированных солнечных затмений, удается привлечь на помощь лишь для I тыс. до н.э. – в период царствования фараона Нехо II – 30 сентября 610 г. до н.э. Но к этому времени египетская хронология и так становится на надежную почву исторических синхронизмов. Отметим, что единственный синхронизм древнее середины II тыс. до н.э. был обнаружен американским ученым В. Олбрайтом. Он синхронизирует Неферхотепа I (XVIII династия) и царей Мари – Зимрилима, и Вавилона – Хаммурапи. Поэтому, особенно на ранних этапах древнеегипетской истории, в датировке событий существуют значительные расхождения.

Здесь тоже существуют три различные хронологические системы: «короткая», «средняя» и «высокая»; причем «короткая» сейчас, по сути, общепринята. По этой хронологии, начало правления XVIII династии относится, примерно к 1550 г., а воцарение Тутмоса III к 1479 г. до н.э. Для III тыс. до н.э. диапазон расхождений в датировке доходит до 50 лет. Комбинирование данных об «опорных точках» с данными источников о продолжительности правлений египетских фараонов, позволяет уточнять абсолютные датировки и воссоздавать единую картину древнеегипетской хронологии, хотя тут мы пока лишь приближаемся к исторической реальности.

Мы уже говорили об особенностях источниковой базы Древней Индии, прежде всего ее письменных источников (чаще всего религиозно-философского содержания), что не позволяет установить достаточно твердую датировку ранних этапов древнеиндийской истории. Только труды античных авторов, начиная с похода Александра Македонского, привлечение синхронизмов из греко-римской истории, появление эпиграфических памятников в III в. до н.э. дают возможность более точно устанавливать абсолютную хронологию. Хронологическую канву индийской истории помогают выяснять археологические раскопки, интенсивно ведущиеся с начала 20-х годов ХХ века. Но и сейчас мы не в состоянии дать целостную и последовательную историю древней Индии.

Источниковая база истории древнего Китая обширна и многие источники хорошо датированы. Как мы уже упоминали, уважительное отношение к прошлому привело к складыванию прочной историографической традиции, появлению большого числа исторических сочинений и книг, где большое внимание уделялось проблемам абсолютной хронологии. Как и в других странах древнего мира, в Китае не существовало единой системы летоисчисления. Начиная с конца II тыс. до н.э. даты обозначались по годам правления ванов. Многочисленные эпиграфические памятники иньского времени, так называемые «гадательные кости», в обязательном порядке содержат имя вана и дату гадания. Но даже наличие большого числа источников не спасает синологов от значительных трудностей, на которые они наталкиваются при установлении абсолютной хронологии. Так, например, при датировке такого важного события как Чжоуское завоевание, приведшее к падению государства Инь, существуют самые разнообразные точки зрения. Одни относят это событие к 1022 г., другие к 1066 г., или даже к 1127 г. до н.э. Лишь с 341 г. до н.э., для которого было определена опорная точка солнечного затмения, начинается достоверная хронология.

Развитие математики и астрономии привело к тому, что в 104 г. до н.э. китайскими учеными было вычислено, что продолжительность года составляет 365.25 суток. Принятый в этом году календарь использовался до 85 г. н.э. Год состоял из 12 месяцев, високосный год вводился 1 раз в три года. Солнечно-лунный календарь древних китайцев был четко приспособлен к нуждам сельскохозяйственного производства. С I в. н.э. для обозначения лет стали употреблять знаки 60-ричного цикла, что полностью устранило возможность серьезных ошибок в датах.

Можно с полной уверенностью сказать, что, несмотря на значительные трудности и сложнейшие проблемы, связанные с характером источников и датировкой событий древневосточной истории – это не мешает прогрессу в данных областях востоковедческих исследований. Происходит постоянное пополнение источниковой базы, совершенствуются методы источниковедческого анализа, более точной становится абсолютная хронология истории Древнего Востока.

Процесс развития и выработки более ясного представления о подлинном ходе реальной истории будет длиться всегда, приближая нас к подлинно научному и адекватному пониманию древневосточной истории. И о таком поступательном движении свидетельствует весь путь, пройденный историографией Древнего Востока.