Аинса Ф. Реконструкция утопии

ОГЛАВЛЕНИЕ

IV. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

РЕКОНСТРУКЦИЯ УТОПИИ

Увы, нынче мы должны высмеивать утопии. В прошлом это было иногда плодотворным культура неблагодарна, во имя обновления своих мифов она нуждается в их профанации.
Тисио Эскобар
Кажется, что всему приходит конец; для одних это конец истории, для других — конец социализма и идеологий, для большинства — конец нашей эпохи и цивилизации, для всех — конец века и тысячелетия. Как же, стоя на развалинах только что рухнувшей модели общества, не заговорить и о конце утопий?
Все идет к развязке, твердят повсюду; впереди не вырисовывается ничего нового, даже ностальгии по прошлому— и его мифология постепенно растворяется во всеобщем безверии. Мы потеряли ориентиры, разочарованы, обманулись в своих надеждах, поддались милленаристскому, а то и апокалиптическому видению истории — к нему подталкивает нас эпоха, ведь вокруг себя мы видим все новые признаки "пустоты".
В политической, общественной и экономической мысли не остается ничего, кроме краткосрочных программ и проектов, основанных на реализме и прагматике. Все остальное погружено в немоту.
В этой обстановке вполне обоснованным выглядит нежелание подчиняться "снам разума", поддаваться искушению формулировать "окончательные" ответы в ситуации неуверенности в будущем: ведь с одной стороны, потребность в альтернативной идее сегодня как никогда
186

насущна, а с другой — говорить об опережающей функции, характерной для утопической мысли, сейчас практически невозможно.
Остается обнаружить или, еще лучше, реконструировать тип мышления способного формулировать альтернативные гипотезы будущего. Мы не собираемся обращать ностальгический взор к тому, что "было" или "могло бы быть"; наша цель— восстановить утопическую функцию, всегда открытую в беспредельные дали, вопреки конечности человеческого существования; возродить мысль, онтологически направленную вовне себя, "по ту сторону" настоящего, устремленную к тому, чего "еще нет"; возродить дух неустанного вопрошания, рожденный извечной человеческой неудовлетворенностью; наконец, возродить утопию, способную вызвать плодотворные дискуссии по вопросам, именно ею когда-то поднятым впервые и ставшим теперь насущной потребностью. Например, по таким вопросам, как архитектура, урбанизм, планирование территории во всем, что связано с общественным устройством и качеством жизни; проблемы окружающей среды, требующие более творческого подхода, чем охранительный взгляд, присущий некоторым движениям; концепция гуманного и экологически чистого постиндустриального общества.
Утопия должна вновь обрести свой творческий дар: ей предстоит придумать наилучшее применение альтернативным источникам энергии и научному прогрессу — в частности, в области биотехнологии — для того, чтобы создать новые формы отношений как в сфере трудовой занятости, так и в сфере свободного времени и различных видов досуга. Она должна также провести переоценку задач и целей образования: не только гарантировать начальное образование и развивать образование непрерывное, но и стремиться снять напряжение между неизбежной соревновательностью и стремлением к равенству шансов. А это предполагает "возвращение к идее о том, что человек должен учиться всю жизнь, и такого типа образование будет сочетать в себе стимулы к соревнова-
187

тельности, укрепляющий дух сотрудничества и солидарность". Так рекомендовано в докладе, представленном ЮНЕСКО Международной комиссией по образованию для XXI века во главе с Жаком Делором1.
Утопия может помочь в создании образов будущего самой постановкой новых вопросов. Так, напряжение между универсализмом и локализмом требует поиска гармонизации ментальности "гражданина мира" с ощущением собственных культурных корней, активного участия в национальной жизни с участием в жизни базовых сообществ. Равным образом напряжение между традицией и современностью должно примирить необходимую адаптацию с самобытностью, а неизбежную глобализацию экономики— с нарастающими требованиями национальной автономии, которые по сути своей являются защитной реакцией обществ и наций, чувствующих угрозу своему существованию.
Современная утопическая рефлексия должна учитывать новые сети коммуникаций и новые ценности, задаваемые каждым мгновением, прожитым в едином времени планеты. Но если реконструкция утопии не может не принимать во внимание преимущества персонального и неограниченного по технологическим возможностям доступа к информационным сетям при свободе индивидуального выбора блока информации, то она не должна пройти и мимо опасной пропасти, которая разверзается между меньшинством, составляющим "круг" приобщенных к Интернету, и огромным большинством человечества — людьми, живущими на обочине цивилизации, в изолированных от остального мира, а иногда и деструктурированных социумах.
Наконец, утопическая функция может помочь раздробленному, утратившему территорию и обладающему множественными идентифицирующими моделями народу
1 L'education, un tresor est cache dedans. Rapport a l'UNESCO de la Commission internationale sur l'education pour le vingt et unieme siecle, presidee par Jacques Delors. Paris, Editions UNESCO / Editions Odile Jacob, 1996.
188