Бережанский П. Абсолютный музыкальный слух (сущность, природа, генезис, способ формирования и развития)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АБСОЛЮТНОГО СЛУХА

К характерным особенностям абсолютного слуха следует отнести:

  • его малую распространенность;
  • обнаружение его в детском возрасте; легкость и скрытность от наблюдения процесса его формирования и развития;
  • существование двух видов абсолютного слуха: пассивного и активного;
  • множественность и рассеивание величины ошибок при узнавании звуков;
  • короткую длительность реакции узнавания звуков;
  • низкую звуковысотную чувствительность;
  • наличие 12 опознавательных эталонов.

Часть особенностей абсолютного слуха объяснялась врожденным характером этой способности. Другая оставалась без объяснения.
Проанализируем характерные особенности абсолютного слуха с позиций моноладотональной ступеневой его природы.
                                      1. Малая  распространенность абсолютного слуха
Первое, что обнаруживается простым наблюдением и отмечается многими исследователями - это факт чрезвычайно малой распространенности абсолютного слуха.
Так, анкетные опросы 495 музыкантов, проведенные В. Гекером и Т. Цигеном, показали, что только 35 человек из них считают себя обладателями абсолютного слуха, что составляет 7% опрошенных (85). А. Веллек отметил абсолютный слух у 8,8% наблюдаемых им музыкантов (106). Г. Ревеш обнаружил его у 3,4% исследованных (101). Б. М. Теплов, наблюдавший около 250 музыкантов-педагогов, нашел среди них не более 7% обладателей абсолютного слуха (67). А. Раковский констатирует, что абсолютный слух присущ 1% музыкантов (99).
Наши наблюдения дают 6,4% преподавателей трех музыкальных училищ Курской области, имеющих абсолютный слух.
Несмотря на некоторый разброс цифр, можно считать установленным факт малой распространенности абсолютного слуха среди музыкантов, не превышающей 9%, а в среднем составляющим 6-7%. По отношению ко всему населению доля обладателей абсолютного слуха будет гораздо меньше и вряд ли превысит 1%.
Отмечаемая малая распространенность абсолютного слуха объяснялась врожденностью этой способности и невозможностью ее выработки искусственным путем. На самом деле малая распространенность абсолютного слуха детерминирована не врожденными задатками или особенностями, а интервальной полиладотональной природой окружающей нас музыки.
С рождения каждый из нас слышит и повторяет мелодии, звучащие в разных ладах и в разных тональностях. Восприятие выразительных средств, в которых оформляется содержание окружающей нас музыки, требует интонационно-интервального полиладотонального чувства и относительного слуха. Формируемое в дошкольном возрасте при восприятии и воспроизведении музыки ладовое чувство, в условиях постоянного ладотонального дрейфа, не может быть никаким иным, как полиладотональным, а значит - обуславливающим формирование полиладотонального чувства и относительный путь развития музыкального слуха.
Обстоятельством, снижающим распространенность абсолютного слуха, являются также традиции преимущественно вокального исполнительства. Преобладание вокальной музыки с ее интонационно-интервальной природой и весьма подчиненная роль инструментальной создает основу, благоприятствующую развитию относительного слуха. «...Пение в самом своем существе ориентированно на интонацию, а не на абсолютные высоты отдельных тонов. У певческого голоса нет закрепленной ступенчатой клавиатуры, ее нужно создавать слухом на основе интервально-ладовых представлений», - отмечал Е. В. Назайкинский (53, 69).
Как же удается некоторым детям в таком полиладотональном и интонационно-интервальном музыкальном окружении все же сформировать моноладотональное ступеневое чувство и абсолютный слух?
Первый шаг в музыке для всех моноладотонален. Определяющим является повышенная эмоциональная чуткость, проявляющаяся в различении ладовых ступеневых качеств звуков мелодии, обуславливающее в сензитивный период очень быстрое формирование ступеневого моноладотонального чувства. «Музыкальное переживание по существу своему есть эмоциональное переживание», - указывал Б. М. Теплов (67, 23). Именно эмоциональная форма отражения как наиболее простая ранее всех появляется в онтогенезе человека. Поэтому у некоторых детей с повышенной эмоциональной чувствительностью к музыкальному (ладовому) переживанию быстро, до начала полиладотональной музыкальной деятельности, формируется абсолютный слух.
Видимо, обязательным условием является также наличие музыкального инструмента с фиксированной высотой звуков и возможность для ребенка подбирать на нем по слуху любимые мелодии. Е. В. Назайкинский подчеркивал роль инструментальной музыки в формировании абсолютного слуха. «Клавир, фортепиано, орган фиксируют высоты» (53, 69), а фиксированные остановки «на отдельных тонах <...> являются материалом для абсолютного слуха» (53, 72). Описание первых опытов музицирования будущих обладателей абсолютного слуха удивительно похожи. Во всех случаях указывается, что в доме был клавесин, пианино, рояль и ребенок часами просиживал за инструментом, подбирая мелодии. Примером может служить воспоминание Б. В. Асафьева: «Я научился запоминать марши <…> насвистывать и напевать их, а потом “подбирал” на нашем старом-старом фортепиано» (53, 70) или К. Сен-Санса: «Когда мне было два с половиной года, я очутился перед маленьким фортепиано. Вместо того чтобы стучать как попало, как это обыкновенно делают дети, я перебирал одну клавишу за другой и не отпускал ее, пока ее звук не замирал совершенно» (67, 136). Эмоционально-ладовая выразительность звуков подбираемой мелодии связывается в представлении с определенными клавишами инструмента, формируя слухо-зрительно-моторные стереотипы. Дальнейший опыт подбора мелодий, закрепляясь, как правило, в какой-то одной тональности, формирует моноладотональные ступеневые восприятия и представления отдельных клавиш-звуков.
Большое значение имеют также физиологические и психологические особенности ребенка и условия, в которых формируется абсолютный слух. Кроме отмеченной выше эмоциональной чуткости и впечатлительности, укажем еще на устойчивые потребности и интересы личности ребенка, образность мышления, типологические особенности высшей нервной деятельности, способность к творческому подъему и возбужденное состояние нервной системы в момент восприятия и воспроизведения мелодий, силу заряженности нервных клеток (9, 111), силу и длительность действия раздражителей, промежуток времени между повторениями, количество повторных воздействий (57, 37) и др.
Главным является все же скорость интериоризации механизма моноладотонального ступеневого восприятия. Интонационно-интервальная и полиладотональная атмосфера окружающей музыки подталкивает к выработке относительного слуха, и нужно успеть быстро закрепиться в одном ладу и тональности, эмоционально пережить и закрепить в восприятии индивидуальные абсолютные ступеневые качества звуков. Совсем не обязательно длительное время воздействия моноладотональности и запоминания в ней всех 12 ступеней. Ребенку достаточно пережить в восприятии и закрепить в представлении абсолютное ладовое качество одного-двух звуков, что уже свидетельствует о формировании ступеневого моноладотонального чувства, чтобы «заразиться» способностью вылавливать и усваивать индивидуализирующие абсолютные ступеневые ладовые качества звуков и в дальнейшем. Восприятие абсолютного ступеневого качества остальных звуков и формирование абсолютного слуха уже предопределено, и дальнейшее его развитие является делом времени и обычных музыкальных способностей ребенка. С какого-то момента полиладотональная музыкальная деятельность уже не препятствует формированию абсолютного слуха, а, наоборот, содействует обобщению слуховых представлений абсолютных значений звуков.
В перечне свидетельств первых проявлений абсолютного слуха часто называют способность узнавать звуки «немузыкального» происхождения. Так, о Ш. Гуно рассказывают, что абсолютный слух он обнаружил, когда определил, что «уличная торговка кричит на “до”» (67, 136). Описываемый М. Гебхардтом мальчик в три года узнал звонок трамвайного вагона, а затем слышал «до» в гудке автомобиля, «фа» - в звоне колокола, «до» - в плаче сестры, «ми» - в жужжании пчелы (67, 138-139). Известна способность В. А. Моцарта узнавать звуки часов, колоколов, стеклянных сосудов и других предметов. Испытуемый Л. Вейнерта вспоминал, что «ля» он впервые закрепил в памяти, услышав звук гобоя, по которому настраивали оркестр (53). Эти и другие подобные свидетельства дали основание Б. М. Теплову предположить, что «у детей, впоследствии обнаруживших абсолютный слух, первоначальное упражнение заключается в постоянных попытках “узнавать” всевозможные слышимые звуки (в том числе и немузыкальные)». (67, 140). Многие современные исследователи также считают, что для развития абсолютного слуха необходимо когда-то с самого начала запомнить, что такой-то звук называется тоном “до”, “ля” и т. д. (53). Такое же понимание сущности и механизма формирования абсолютного слуха заложено в предложенной М. В. Карасевой так называемой триггерной концепции функционирования и методики полимодального якорения для его развития (34, 114-118).
В действительности не абсолютный слух и его основа - моноладотональное чувство - выводится и развивается из попыток узнавания отдельных звуков, а, наоборот, способность узнавания отдельных звуков появляется по мере становления и укрепления ступеневого моноладотонального чувства. Звук может быть запомнен и узнан при условии его адекватного константного восприятия. Такое восприятие возможно лишь вследствие отнесения его к упорядоченной системе звуков, которой является музыкальный лад, то есть тогда, когда звук воспринят как элемент лада. Последнее возможно только при наличии ладового, а точнее, моноладотонального чувства. Это положение имеет не только теоретическое, но и практическое значение, так как указывает, из чего исходить при формировании абсолютного слуха, из неподготовленных и обреченных на неудачу попыток узнавать звуки или из подготовки способности их узнавать на основе ступеневого моноладотонального чувства.
2. Обнаружение абсолютного слуха
Среди музыкантов распространено мнение о том, что образование абсолютного слуха является результатом развития относительного слуха. Это мнение разделяется и рядом исследователей (27).
Однако нет ни одного серьезного свидетельства выработки абсолютного слуха естественным путем во взрослом возрасте, в том числе и у профессиональных музыкантов, на протяжении всей жизни совершенствующих свой относительный музыкальный слух.
Все достоверно известные случаи обнаружения абсолютного слуха относятся к детскому возрасту. Из многочисленных свидетельств выявления абсолютного слуха следует, что обнаруживается он сразу же после знакомства детей с названиями нот в дошкольном или младшем школьном возрасте и что процесс образования абсолютного слуха у таких детей проходит легко, без специального педагогического вмешательства и скрытно от наблюдения взрослых. Примером может служить сообщение С. М. Майкапара об обнаружении абсолютного слуха у С. И. Танеева: «...На первом же уроке музыки, когда ему показали на рояле ноты, он сразу стал узнавать на слух и называть их. Ему было тогда всего пять лет» (43, 103).
Считается также, что абсолютный слух появляется сразу в полной мере в окончательной и совершенной форме, «как готовый самородок в вполне законченном виде» (44, 208), и не требует дальнейшего развития.
В действительности каждый будущий обладатель абсолютного слуха накапливает узнаваемые звуки.
Вот описание М. Гебхардтом процесса формирования и развития абсолютного слуха у одаренного мальчика. «В три года два месяца мать, сыграв на фортепиано звук “до”, назвала его мальчику. На следующий день он узнал его в ряду различных звуков и больше уже никогда не путал с другими <...> В три с половиной года он владел уже всеми звуками первой октавы <...> Через полгода он также незаметно, играя, выучил все звуки других октав среднего регистра, а также мог уже узнавать “ля” на скрипке и “ля”, “соль”, “ре” на виолончели <...> В пять с половиной лет <...> звуки фортепиано мальчик узнавал совершенно безошибочно» (82; 83).
Период формирования может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет. Совершенствование абсолютного слуха, так же, как и относительного, у профессиональных музыкантов продолжается всю жизнь.
Существует достаточно много примеров несовершенного абсолютного слуха. Одним из таких примеров можно считать факт существования так называемого пассивного абсолютного слуха, который Б. М. Теплов охарактеризовал как «не до конца развитый абсолютный слух» (67, 150).
Факты обнаружения абсолютного слуха в детском возрасте и отсутствие свидетельств образования его у взрослых объясняются ступеневой моноладотональной его природой. Абсолютный слух образуется только в период формирования ладового чувства до развития относительного слуха. Ладовое чувство формируется у детей и практически у всех завершается в дошкольном возрасте. Многие данные свидетельствуют, что ладовое чувство формируется очень рано, уже к 3-4 году жизни, а к семилетнему возрасту развито настолько, что в дальнейшем не видно никакого заметного прогресса и «задачи, непосредственно к нему апеллирующие, принадлежат к числу наиболее легко решаемых средним ребенком» (67, 167). Формирующееся ладовое чувство всегда конкретно и обязательно принимает одно из двух качеств: ступеневое или интервальное, моноладотональное или полиладотональное. Первое, как мы знаем, составляет основу абсолютного слуха, второе - относительного. Большинству детей не удается на достаточное время удержаться в моноладотональности и у них формируется полиладотональное чувство и относительный слух, который по мере развития укрепляет интервальные полиладотональные представления и все более затрудняет и даже исключает в дальнейшем возможность образования абсолютного слуха естественным путем.
Ступеневой сущностью абсолютного слуха объясняется также легкость, скорость и скрытность его образования.
Педагоги-сольфеджисты знают, как трудно формируются интервальные представления и какой проблемой для большинства учащихся является, например, задача определения интервалов на слух. Без специальной направленной педагогической работы и специальных упражнений интервальные представления могут не сформировываться (24, 37).
Совсем по-другому обстоит дело со ступеневыми представлениями. Ступеневое чувство и ступеневые представления образуются сами собой при восприятии определенного лада. Для их формирования у большинства детей не требуется специальной педагогической работы и специальных упражнений (24, 35).
Интервальные представления появляются на основе ступеневых. Ступеневые представления первичны, интервальные - вторичны в логике развития музыкального слуха. Несоблюдение этой логики в практике воспитания музыкального слуха является методической ошибкой, приводящей к нарушению основного принципа дидактики: последовательности и доступности обучения.
Приоритетное воспитание ступеневого чувства и формирование ступеневых представлений является поэтому наиболее естественным, простым, доступным и методически верным шагом в развитии музыкального слуха, как относительного, так и абсолютного.
3. Виды абсолютного слуха
Исследования Д. Криса (90), О. Абрагама (76), В. Келера (89), Л. Вейнерта (105), Б. М. Теплова (67) и др. показали, что термином «абсолютный слух» обозначают фактически две способности: способность узнавать отдельный слышимый звук и способность спеть или представить себе названный звук. Первая способность встречается без второй, вторая не бывает без первой. Способность узнавать по слуху звуки, но не воспроизводить их по заданной высоте называют пассивным абсолютным слухом. Способность как узнавать по слуху, так и воспроизводить звуки по заданной высоте называют активным абсолютным слухом.
О. Абрагам нашел, что из всех обследованных им обладателей абсолютного звука, только 35% имели активный абсолютный слух.
Обладатели активного слуха не связаны при узнавании тембровыми характеристиками звуков. Они одинаково успешно узнают звуки любых инструментов, любых регистров и даже звуки, издаваемые звучащими предметами.
Обладатели же пассивного абсолютного слуха при узнавании звуков находятся в зависимости от их тембра. К наиболее легко узнаваемым относятся звуки среднего регистра фортепиано. Наиболее трудно узнаваемыми являются звуки камертонов и голоса, в том числе собственного (90; 105).
Кроме крайних случаев, характеризующих два вида абсолютного слуха, чаще встречается абсолютный слух промежуточного типа, при котором трудности узнавания звуков сочетаются в разной степени со способностью представлять и петь некоторые из них по названию (67, 124).
Доказанным можно считать и то, что пассивный абсолютный слух является таким же подлинным абсолютным слухом, как и активный, и представляет собой начальный уровень его развития. «Пассивный абсолютный слух находится как бы на полпути к активному: он представляет собой не до конца развитый абсолютный слух. Поэтому пассивный абсолютный слух, развиваясь, должен приближаться к активному», - писал Б. М. Теплов (67, 150).
Исходя из своего заключения о сущности абсолютного слуха как способности вычленять в ощущении отдельного звука музыкальную высоту, Б. М. Теплов видел отличие пассивного абсолютного слуха от активного в степени такого вычленения. «...При пассивном абсолютном слухе вычленение музыкальной высоты в изолированном звуке менее полное, чем в активном», - писал он (67, 150). Этим Б. М. Теплов объясняет неспособность обладателей пассивного абсолютного слуха узнавать звуки незнакомых тембров или воспроизводить высоту звуков голосом по памяти.
Теперь мы знаем, что не вычленение собственно высоты из тембра в отдельном звуке является сущностью абсолютного слуха. А значит, не степень вычленения высоты в звуке отличает два вида абсолютного слуха. Обладатели пассивного абсолютного слуха способны воспроизвести голосом высоту любого звука незнакомого тембра или произвольно спеть звук и таким образом вычленить собственно высоту из тембра, но останутся неспособными узнать его.
Существование двух видов абсолютного слуха обусловлено существованием двух компонентов музыкального слуха: ладового чувства и музыкальных слуховых представлений. Выделив в мелодическом слухе эти два компонента, Б. М. Теплов характеризовал один из них как перцептивный, или эмоциональный, другой - как репродуктивный, или слуховой. Ладовое чувство, являясь перцептивным, эмоциональным компонентом, обеспечивает полноценное восприятие. Музыкальные слуховые представления, или репродуктивный слуховой компонент, лежат в основе воспроизведения. «Ладовое чувство, или эмоциональный компонент мелодического слуха, вполне объясняет психологическую природу всех тех проявлений музыкального слуха, при которых не требуется воспроизведения мелодии. Что касается последнего, то оно находится в прямой зависимости от другого компонента мелодического слуха - от музыкальных слуховых представлений», - отмечал Б. М. Теплов (67, 185).
Абсолютный слух имеет также два компонента: ладовое чувство и ладовые слуховые представления. Так же, как при относительном слухе узнавание мелодий основано на ладовом чувстве, а их воспроизведение голосом или подбор на слух возможны только при наличии достаточно ярких слуховых представлений этих мелодий, при абсолютном слухе моноладотональное ступеневое чувство обеспечивает способность воспринимать и узнавать отдельные звуки, а слуховые моноладотональные ступеневые представления - воспроизводить их в пении.
Узнавание мелодий или отдельных звуков осуществляется путем эмоционально-чувственного переживания интервальных или ступеневых ладовых качеств звуков. Воспроизвести голосом в пении эмоциональное переживание невозможно. Способность пения мелодии или отдельных звуков появляется по мере интериоризации механизма восприятия и с развитием обобщенных слуховых представлений этой мелодии или этих звуков.
Что касается неспособности при пассивном слухе узнавать звуки незнакомых тембров, то следует иметь в виду, что начальный этап формирования способности восприятия и узнавания отдельных звуков, основанный на первичных слуховых образах, характеризуется переживанием «внешнего» характера звучания при сохранении исходных контекстуальных, в том числе и тембровых, характеристик воспринятого. Моноладотональное ступеневое качество в восприятии отдельных звуков на этом этапе недостаточно обобщено, и поэтому звуки узнаются только в исходном тембровом контексте. По мере интериоризации слуховых представлений, обобщения слуховых образов, постепенно узнаванием охватываются звуки других регистров, других музыкальных инструментов и даже звуки звучащих предметов. На определенном уровне развития музыкально-слуховых представлений, характеризующемся высокой степенью их обобщенности и произвольности, появляется способность узнавать звуки любых тембров и воспроизводить высоту звуков в пении по памяти.
Кроме того, известно, что характер тембра определяется количеством и соотношением громкости слышимых обертонов. Непривычное сочетание обертонов может приводить к усложнению самой возможности узнавать звуки и к опознавательным иллюзиям.
4. Ошибки при узнавании звуков
В исследованиях Л. Вейнерта (105), А. Веллека (106) и др. обнаружены множественность секундовых, терцовых и квартовых смещений в опознаниях и отсутствие постоянства в ошибках у одних и тех же лиц. Такая множественность и рассеивание ошибочных показаний объясняется множественностью причин, эти ошибки обуславливающих.
Часть из них может быть объяснена переменностью константного и аконстантного типов восприятия в условиях ладотональной переменности, возникающей в сочетаниях предъявляемых звуков.
Как нами отмечалось, наряду с первичным формированием абсолютного слуха у каждого его обладателя в той или иной мере развивается и относительный слух как следствие интонационно-интервальной и полиладотональной природы музыки. Благодаря такому синтезу каждый носитель абсолютного слуха сочетает в себе способность как константного, так и аконстантного ладотонального ступеневого восприятия, а значит, может слышать в звуках не одно, а два ладовых его качества: абсолютное, не зависящее от ладотональной настройки, и относительное, характеризующее ступени лада в новых при всяких отклонениях и модуляциях ладотональностях.
Абсолютное качество отдельных звуков узнается на основе константного восприятия. Но при узнавании серии звуков их случайная последовательность может приводить к более или менее настойчивым ладотональным перестройкам и, следовательно, к актуализации аконстантного восприятия, а значит, к раздвоению в восприятии ступеневой ладовой функции звуков. Невнимание к такой перестройке или неоперативное, запоздалое осознание факта смещения ракурса восприятия приводит к неуправляемости смены абсолютного слышания на относительное и ошибкам в обозначении абсолютных значений музыкальных звуков. Проводившийся нами эксперимент это подтвердил. В серии звуков, предъявляемых для опознания, настойчивое повторение диатонических характерных звуков определенной тональности, вызывающее настройку в ней, приводит к ошибкам в узнавании абсолютных значений звуков при сохранении узнавания ладовых, ступеневых их качеств в новой ладотональности.
Понятно, что количество таких ошибок обусловлено уровнем развитости абсолютного слуха, мерой его сочетания со слухом относительным, количеством и настойчивостью случайных тональных перестроек при сочетании предъявляемых звуков и просто элементарной грамотностью и внимательностью к предмету, ракурсу и ладотональному фону восприятия.
Кроме того, одно дело эмоционально прочувствовать и воспринять ступеневое моноладотональное качество звука, а другое - подобрать, вспомнить его название. Как мы знаем, способность различать и узнавать по абсолютному слуху звуки появляется у детей до знания нот и с их названиями не связано. Л. Вейнерт отмечал относительно длительные реакции узнавания, при которых испытуемый ждет, когда название звука всплывет в сознании (105). Припоминание названия воспринятого звука может запаздывать, спутываться с другим названием, возможно, совсем не приходить. Всем известно, а Б. М. Тепловым отмечено в экспериментах, что и при узнавании интервалов профессиональные музыканты с относительным слухом часто затрудняются в ответах или дают неверные ответы (67, 167). Причиной ошибок могут быть усталость, отвлеченность внимания, упомянутая выше ладовая раздвоенность при восприятии звуков, недостаточная усвоенность его ладового качества в новых условиях контекста и т. п.
Иной характер могут иметь малосекундовые ошибки узнавания, составляющие, по данным Л. Вейнерта, три четверти всех ошибок «абсолютчиков». Абсолютный слух, формируясь как способность воспринимать и узнавать ступени лада, в первую очередь осваивает диатонические ступени, характеризующие лад. Хроматические же ступени, разрушающие в восприятии отчетливое переживание лада, осваиваются во вторую очередь и имеют первоначально в эмоциональном переживании не самостоятельное, а лишь производное качество, лишь оттенок качества той диатонической ступени, которую он альтерирует. По мере усвоения ладовое качество альтерированных звуков в восприятии приобретает автономное значение, но на начальных этапах, который у некоторых лиц может затягиваться надолго, они воспринимаются и узнаются как производные и смешиваются при узнавании с основными диатоническими.
Интересные данные, которые также можно отнести к характерным особенностям абсолютного слуха, приводит Д. Байрд. Большинство его испытуемых, обладателей абсолютного слуха утверждали, что черные клавиши имеют особое качество звука, отличающееся от звуков белых клавиш. Некоторые из них признавались, что узнали белую или черную клавишу раньше, чем ее название (67, 132). Некоторые исследователи, в частности, Г. Гельмгольц и О. Абрагам, искали объяснение этому в конструктивных особенностях фортепиано (86, 502-504). Испытывая эту способность у лиц, не имеющих абсолютного слуха, Б. М. Теплов не подтвердил ее и пришел к выводу, что «экспериментальные данные говорят против возможности различать по окраске звуки черных и белых клавиш» (67, 132). Однако наши опросы обладателей абсолютного слуха подтвердили данные Д. Байрда. Действительно, обладатели абсолютного слуха узнают «цвет» клавиш раньше, чем их названия.
В чем здесь дело? Почему лица без абсолютного слуха не способны, а с абсолютным слухом способны различать качество звуков черных и белых клавиш раньше определения их названий?
Разгадка этой особенности в ступеневой моноладотональной природе абсолютного слуха. Отличаются и узнаются не звуки черных и белых клавиш, а хроматические и диатонические ступени моноладотональности. Дело в том, что в большинстве случаев абсолютный слух формируется на основе восприятия натуральных моноладотональностей, расположенных на белых клавишах фортепиано, в силу их большей распространенности, удобства, доступности, наглядности. Так, одна из обладателей абсолютного слуха в испытаниях Л. Вейнерта свидетельствует: «Когда я пошла в школу, я знала только белые клавиши, но все их я узнавала по слуху» (67, 135). Косвенно эту особеность абсолютного слуха объяснил еще Г. Любомирский, выделив так называемый «черно-белый» слух, то есть способность различать звуки черных и белых клавиш, который формируется в результате овладения натуральным до мажором и заполнения его хроматическими ступенями. Кто из обладателей относительного слуха не отличит звуки диатонические от хроматических, а если диатоника расположена на белых клавишах - звуки белых клавиш от звуков черных? То же происходит и при узнавании звуков по абсолютному слуху.
Таким образом, и малосекундовые ошибки, и различение звуков черных и белых клавиш, являющиеся как будто взаимоисключающими проявлениями абсолютного слуха, тем не менее могут обнаруживаться даже и у одного лица и имеют одно объяснение - моноладотональную ступеневую природу.
К числу опознавательных иллюзий абсолютного слуха следует отнести также факт октавных ошибок при узнавании звуков.
Результаты исследований О. Абрагама (76), Д. Байрда (77) и наши наблюдения показывают, что обладатели абсолютного слуха могут верно назвать звук, но затрудняются в обозначении октавы, к которой этот звук принадлежит. Октавные опознавательные ошибки характерны для всех обладателей абсолютного слуха. Реже встречаются ошибки квинтовые. По нашим наблюдениям, они учащаются при узнавании звуков крайних регистров, особенно крайнего верхнего.
Октавные опознавательные иллюзии, возникающие при абсолютном слухе, не могут быть объяснены иначе, как с позиций его ладовой сущности. Частые ошибки в определении октавы узнаваемого звука допускают те, кто никогда не ошибается на полтона или тон. Это необъяснимо при тембровом или собственно высотном ощущении звука. С точки зрения тембра и частоты больше сходства у соседних звуков, чем у звуков отстоящих на октаву. Но факт октавных иллюзий вполне объясним при ладовом восприятии звука. Только с точки зрения ладового качества звуки, отстоящие на чистую октаву, имеют сходство, в то время как звуки соседние характеризуются ладовым различием. При узнавании звуков по ладовому критерию исключаются ошибки на полтона или тон, но допускаются октавные ошибки. Этих секундовых ошибок и не допускают при сохранении октавных иллюзий обладатели развитого абсолютного слуха, обнаруживая тем самым его ладовую сущность.
Октавные и квинтовые иллюзии спровоцированы также обертоновым составом звука. Первые три частичных тона, следующие за основным, и наиболее слышимые, образуют по отношению к нему октаву, дуодециму и квинтдециму. Звучание, например, тона «до» малой октавы включает также звучание обертонов «до» первой октавы, «соль» первой октавы и «до» второй октавы.
Относительное интервальное опознание, основанное на внутреннем пропевании и осознанном сравнении звуков, опирается при восприятии на основной тон.
Абсолютное ступеневое узнавание, не включающее пропевания, основано на эмоциональном переживании ладовой функции звука и не включает осознанной опоры на определенный тон. Такое эмоционально-ладовое переживание может быть вызвано при восприятии звука не только основным, но и частичными тонами. По обертоновому ряду видно, что наиболее часто встречающейся может быть октавная иллюзия, менее распространенной - квинтовая.
Следующие обертоны менее различимы и в привычных тембрах не вызывают опознавательных иллюзий. Но в непривычных, незнакомых тембрах они могут являться не только причиной иллюзий, но и трудностей в узнавании звуков. Так, тембр гобоя возникает при преобладающей громкости третьей гармоники над второй, второй - над первой, первой - над всеми остальными. Тембр кларнета - при преобладании нечетных: пятого, третьего, первого обертонов над остальными четными. В результате различного сочетания громкости обертонов возникают так же и другие тембры звуков. Восприятие и неосознанное эмоционально-ладовое переживание наиболее слышимых обертонов может приводить к иллюзиям, растерянности, трудности и даже невозможности опознания абсолютного значения основного тона.
Таким образом, опознавательные иллюзии и трудности в узнавании звуков незнакомых тембров при пассивном абсолютном слухе могут иметь одну природу и одно объяснение. Причина этих иллюзий заключается в ступеневой моноладотональной сущности абсолютного слуха и эмоционально-чувственной природе механизма узнавания отдельных звуков. Развитый абсолютный слух как результат многолетнего опознавательного опыта и следствие обобщения слуховых представлений характеризуется уверенным узнаванием звуков различных тембров, отсутствием квинтовых, секундовых и других ошибок при сохранении наиболее трудно преодолеваемых октавных иллюзий.
Как видно из приведенных данных, все обладатели абсолютного слуха допускают ошибки при узнавании звуков. С другой стороны, музыканты с относительным слухом могут с некоторой минимальной точностью узнавать отдельные музыкальные звуки. Об абсолютном слухе говорят тогда, когда эта способность достигает некоторых определенных степеней точности.
Существует ли граница точности, разделяющая при узнавании отдельных звуков обладателей абсолютного слуха от лиц, его не имеющих? Каков минимальный процент правильных ответов дают обладатели абсолютного слуха при узнавании звуков? Какова точность абсолютного слуха?
Д. Байрд устанавливает эту границу на уровне 10%, считая, что лица без абсолютного слуха узнают до 10%, а с абсолютным слухом - свыше 10% предъявляемых звуков (77). А. Веллек полагал, что обладатели абсолютного слуха должны давать не менее 60% верных ответов (106). С. Г. Гребельник такой границей считает 63% верных узнаваний (27).
Однако испытуемые Д. Байрда, обладатели абсолютного слуха, дали от 26% до 99% правильных ответов. Л. Вейнерт получил от 24% до 95% точности наблюдаемых им 22 обладателей абсолютного слуха. Л. Петран получил непрерывный ряд показателей точности от 2% до 78% от испытуемых как с абсолютным, так и без абсолютного слуха. В этом ряду лишь показатели близкие к крайним могут служить свидетельством наличия или отсутствия абсолютного слуха. Границу их разделения установить нельзя (98).
Эти факты позволяют признать, что точность абсолютного слуха не является величиной постоянной и однозначной. Она индивидуальна для каждого обладателя абсолютного слуха, характеризует степень его развитости, уменьшается в верхних и нижних регистрах, очень невелика в самых крайних регистрах, в непривычных тембрах (67) и не может являться критерием подлинности абсолютного слуха.
Точность абсолютного слуха повышается по мере его развития. Обладание абсолютным слухом, строго говоря, может быть признано уже при уверенном узнавании одного звука. Узнавание большего количества звуков - дело времени и условий музыкальной деятельности. Но и большой процент узнаваний не является показателем обладания подлинным абсолютным слухом, так как узнавание может осуществляться и при псевдоабсолютном слухе.
Никто не станет судить об обладании мелодическим слухом на основании процента правильных ответов при узнавании известных испытуемому мелодий. Даже безошибочное узнавание большинства или всех предъявляемых мелодий не может свидетельствовать о наличии ладового чувства и музыкального слуха, так как само узнавание может осуществляться на основании других критериев, в частности метроритмических или тембровых. Мелодический слух характеризуется самим характером восприятия и переживания мелодий.
Также и абсолютный слух не может быть выявлен количеством верных узнаваний звуков. Многократное безошибочное узнавание только нескольких звуков, в зависимости от содержания, порядка и количества предъявлений, может давать больший или меньший процент точности, но факт обладания абсолютным слухом не вызовет сомнений. Так же, как ошибки в узнавании одних и тех же звуков при высоком проценте точности не могут не вызвать сомнений в наличии абсолютного слуха. Из приведенного ранее описания М. Гебхардтом процесса формирования абсолютного слуха у одаренного мальчика видно, что количество узнаваемых звуков у него постепенно увеличивалось от одного звука в 3 года и 2 месяца до всех звуков фортепиано в 5 с половиной лет. Был ли у этого мальчика абсолютный слух в 3 с половиной года, когда он узнавал только звуки первой октавы, составляющие не более 14% звуков всей клавиатуры фортепиано? Несомненно был.
Точность абсолютного слуха является не критерием подлинности, а показателем его развитости, тогда как одним из критериев подлинности абсолютного слуха является длительность реакции узнавания звуков.
5. Длительность реакции узнавания звуков
при абсолютном слухе
Одной из самых замечательных особенностей абсолютного слуха является скорость реакции узнавания звуков.
М. Гебхардт при описании процесса развития абсолютного слуха у одаренного мальчика, которое мы приводили, отмечает «поразительную» быстроту узнавания звуков. За 30 секунд шестилетний обладатель абсолютного слуха безошибочно назвал 37 звуков.
Д. Байрд определил время реакции узнавания у одного обладателя абсолютного слуха. Оно составило в среднем 0,754 с.
Б. М. Теплов отмерял приблизительно с помощью секундомера время реакции узнавания и воспроизведения звуков по абсолютному слуху. Оно никогда не превышало 2 с, а в большинстве случаев было менее 1 с.
О. Абрагам определил время от подачи звука до нажатия испытуемыми соответствующей клавиши. Оно колебалось от 0,399 до 0,714 с. Затем этим же испытуемым предложили нажимать клавиши называемых экспериментатором звуков. Здесь время реакции колебалось от 0,394 до 0,605 с. Таким образом выяснилось, что само узнавание занимает ничтожно малое время, от 0,005 до 0,109 с. Звуки узнаются почти мгновенно.
Лица, не имеющие абсолютного слуха, но умеющие с достаточной ловкостью и точностью узнавать звуки, нуждаются при выполнении такой же задачи в гораздо большем времени. Опыты Д. Байрда, Е. Гауга, Г. Муль показали, что время реакции у них колеблется от 4 до 24 с, а иногда измеряется минутами.
Это различие обладателей абсолютного слуха от лиц, его не имеющих, в длительности реакции узнавания объясняется различием механизма и самого процесса узнавания. Без абсолютного слуха узнавание осуществляется путем отношения, сравнения узнаваемого звука с эталоном (верхний или нижний звук собственного голоса, предыдущий или последующий звуки) и включает пение и осмысление пропетого. У обладателей абсолютного слуха механизм узнавания не базируется на чувстве интервалов, а процесс узнавания не включает пропевания и осознания его результатов. Звуки узнаются самоочевидно, их названия всплывают в сознании без специальных усилий и без операций сравнения и умозаключения.
Короткая длительность реакции узнавания звуков объясняется ладовой сущностью абсолютного слуха. Звуки узнаются по их ладовым качествам. Как неоднократно указывалось, ладовые качества звуков воспринимаются и узнаются на основе эмоционального переживания их функционального смысла, ладового качества. Такое узнавание, в отличие от узнавания по тембровому критерию или чувству интервала, не требует пропевания и операции осмысления, вычисления, сравнения. «Дифференцировка предполагает узнавание без непосредственного сравнения. Она обращена к функции того же рода, которая имеет место при так называемом абсолютном слухе» (68, 62). Звуки узнаются почти мгновенно, по оттенку эмоционального переживания. Узнаванию звуков не мешают посторонние шумы, отвлечение внимания и пр., что невозможно при тембровом или интервальном механизме узнавания, требующим концентрации внимания, напряжения, пропевания, умственных действий сравнения, осмысления, умозаключения и т. п.
В наших экспериментах по искусственному формированию абсолютного слуха обнаружилось, что не всякое скорое узнавание отдельных звуков по их ладовому качеству можно назвать абсолютным слухом в принятом смысле. Существует граница скорости, до которой восприятие и узнавание звуков еще обусловлено исходным моноладотональным контекстом и при смене ладотональности нарушается, но после которой узнаванию звуков не мешают ладотональные перестройки. Эта граница имеет количественное выражение. Как известно, количественные показатели используются с целью контроля за динамикой развития навыка чтения в начальных классах общеобразовательной школы и выражаются в количестве читаемых в минуту слов. При скорости чтения менее 100-120 слов в минуту еще нельзя говорить о сложившейся способности. Психофизиологические механизмы чтения еще недостаточно автоматизированы и интериоризованы. Смысл прочитанного при этом воспринимается читающим фрагментарно или не воспринимается совсем. Только скорость чтения более 120 слов в минуту свидетельствует о достаточной интериоризации, сформированности функционального органа, способности осмысленного чтения и возможности ее дальнейшего самостоятельного развития.
Также и абсолютный слух начинается при скорости узнавания в среднем не менее 150-160 звуков в минуту, то есть длительности реакции 0,4 с, так как именно такой уровень автоматиации и интериоризации системы психофизиологических механизмов ступеневого моноладотонального восприятия, как показали эксперименты, свидетельствует о достаточном оттормаживании и редукции эффекторных звеньев и переводе экстериоризованных действий в психический план.
Только при симультанной форме восприятия и такой длительности реакции узнавания звуки приобретают абсолютное качество, индивидуальный портрет и «вполне определенную физиономию», освобожденную от исходного моноладотонального притяжения.
Можно также уверенно предположить, что и дальнейшее совершенствование абсолютного слуха, обеспечивающее, в конечном итоге, внетембровый и репродуктивный его уровни, непосредственно обусловлено продолжающимся сокращением длительности реакции узнавания до отмеченных О. Абрагамом 0,005-0,109 с.
Таким образом, абсолютный слух есть интериоризованная способность моноладотонального ступеневого восприятия звуков и именно поэтому должен характеризоваться коротким временем реакции узнавания, иначе он не будет абсолютным. Длительность реакции узнавания является важнейшим показателем степени интериоризации психологических механизмов моноладотонального ступеневого восприятия и обеспечивает уровни абсолютного слуха, от начального пассивного до восокоразвитого активного.

6. Порог различения высоты звуков
по абсолютному слуху

Нами отмечалось, что наименьший порог различительной чувствительности, то есть минимально возможное различение по высоте двух звуков у человека, равен 2 центам.
По данным П. Пэара, В. Штрауба, Л. В. Благонадежиной, Б. М. Теплова, замечаемые отклонения, то есть величина порогов различения двух звучащих высот в средних октавах, у большинства людей находятся в пределах от 6 до 40 центов.
Для определения порога различения высоты по абсолютному слуху испытуемым предлагалось сравнить высоту реального звучания с высотой представляемого звука. О. Абрагам и Н. А. Гарбузов выявили, что музыканты с абсолютным слухом замечают отклонение от звуковысотного стандарта, если оно не менее 32-80 центов. Это означает, что порог различения высоты по абсолютному слуху в 2-5 раз выше, чем порог различения двух реальных звучаний. Иначе говоря, звуковысотная чувствительность по абсолютному слуху минимум в 2 раза ниже чувствительности к реальным звучаниям. Это в среднем. У одних и тех же лиц разница может быть еще большей. Так, у О. Абрагама чувствительность абсолютного слуха в 8 раз меньше его же чувствительности к двум реальным звучаниям.
Физический звукочастотный слух у всех людей, с точки зрения рецепторной концепции Г. Гельмгольца, является абсолютным. Отсутствие абсолютного музыкального слуха у многих людей объяснялось высоким порогом их звуковысотной различительной чувствительности, то есть недостаточной остротой слуха.
Неожиданный факт чрезвычайно низкой звуковысотной чувствительности абсолютного слуха заставил Н. А. Гарбузова признать сам термин «абсолютный слух» не соответствующим действительности. Б. М. Теплов сформулировал следующий вывод: «Ясно, что точность абсолютного слуха <...> находится в других пределах, чем точность звуковысотного различения» (68, 66).
Если предположить, что узнавание звуков по абсолютному слуху основано на сенсорном отражении звукоточки в высотной шкале, то при порогах различения в 32-80 центов не может быть и речи не только о легкости и скорости, но и о самой возможности узнавания. Так же, как и относительный, абсолютный слух имеет зонную природу. Различаются и узнаются не звукоточки, а зоны качества. «Абсолютный слух как “музыкальная способность” вырабатывается в качестве способности узнавать в звуковысотном ряду “зоны” определенной ширины, а не отдельные “точки” этого ряда» (27). Различение, запоминание и узнавание каждой из 12 зон-ступеней одной темперированной октавы возможно лишь на основе ладового чувства. Абсолютный слух не нуждается в особой тонкости различения высоты. Он нуждается в особом качестве восприятия каждой из 12 зон темперированного строя. Таким особым качественным восприятием для обладателей абсолютного слуха является моноладотональное ступеневое восприятие 12 звуков октавного звукоряда.

7. Опознавательные эталоны абсолютного слуха

Опознавательными эталонами абсолютного слуха являются звуки хроматического звукоряда темперированного строя. Таких эталонов 12, по числу звуков темперированной октавы.
Впервые на это косвенно указал О. Абрагам, предлагая в качестве критерия абсолютного слуха считать умение называть ступени узнаваемых звуков. Прямо на связь абсолютного слуха с восприятием, запоминанием и узнаванием звуков темперированного строя указал Б. В. Асафьев (5). Б. М. Теплов характеризовал абсолютный слух как способность опознания звуков, отстоящих на темперированный полутон, и «узнавания высоты всех ступеней музыкальной шкалы». А. Раковским было экспериментально доказано, что эталонами высоты для обладетелей абсолютного слуха служат звуки 12-ступенного темперированного строя (99). Более того, как уже указывалось, до появления темперированного строя, когда еще не были установлены нормативы камертонной настройки музыкальных инструментов и названия нот не были привязаны к определенным высотам, абсолютный слух в современном понимании не существовал. Появление абсолютного слуха как музыкальной способности обусловлено исторически утверждением в музыкальной практике 12-ступенного равномерно-темперированного строя (53).
Скрытая от наблюдения сущность абсолютного слуха, пожалуй, наиболее отчетливо выявляется в опознавательных эталонах. Бесконечное разнообразие частотных вариантов звуков музыкальная практика свела к 12 смысловым единицам. Музыкальный смысл их заключается в характерном ладовом качестве, вызывающем при восприятии известное эмоционально-чувственное переживание. Уяснить музыкальный смысл каждого из 12 звуков - значит на основе ладового чувства пережить характерное для каждого из них индивидуализирующее их ладовое качество. Как можно научиться однозначно и безошибочно воспринимать и узнавать абсолютное индивидуализирующее качество каждого из 12 звуков, все время предстающих в разных «лицах»? Только одним путем: запомнить, закрепить и сохранить в представлении одного звука лишь одно его ладовое качество. А это возможно только в тех условиях, при которых звуки не изменяют своего ладового портрета, в условиях одного лада и одной тональности, то есть моноладотональности.
Опознавательные эталоны не только выявляют музыкальную обусловленность абсолютного слуха, но и раскрывают его ладовую сущность.
Итак, анализ приведенного в этой главе материала показывает, что характерные особенности абсолютного слуха объясняются только с позиций его моноладотональной ступеневой природы и его моноладотональную ступеневую сущность обнаруживают.

8. Абсолютный слух и музыкальность

Как отмечалось выше, распространенность абсолютного слуха среди музыкантов невелика и составляет 6-7%. Вместе с тем отмечается значительное увеличение доли обладателей абсолютного слуха среди выдающихся музыкантов. Известно также, что практически все великие композиторы, дирижеры, исполнители имели абсолютный слух. Эти факты свидетельствует о том, что абсолютный слух не является фактором, безразличным для развития музыкально-слуховых способностей, музыкальности в целом и для достижения высоких творческих результатов в музыкальном искусстве.
К. Штумпф, первый исследователь абсолютного слуха, прямо связывал эту способность с выдающимся музыкальным дарованием. Н. А. Римский-Корсаков также считал, что высшие слуховые способности «обыкновенно или, по крайней мере, весьма часто совпадают «...» с абсолютным слухом» (62, 40-59).
Однако, чаще высказываются негативные оценки значения абсолютного слуха для музыкальной деятельности и перспектив профессионального музыкального образования его обладателей. Ряд авторов признают проявления абсолютного слуха препятствием и тормозом музыкального развития, помехой полноценному эмоциональному переживанию музыки. Анализ приводимых ими аргументов показывает, что такие оценки исходят из понимания абсолютного слуха как способности фиксировать и запоминать частотные или тембровые характеристики звуков, при которой «звук со всеми его спектральными составляющими - гармониками и негармоническими призвуками - прочно запоминается именно в этих его определенных частотных характеристиках» (53, 78-79). Абсолютный слух характеризуется ими как слух «пуантилистический», «додекафонный», «абстрактно-тембровый», «неинтонационный», как «слух настройщика». Действительно, такой слух, отражающий физические свойства звуков, может являться препятствием, тормозом и «медвежьей услугой» музыканту. Но абсолютный слух не физический частотный или абстрактно-тембровый, а ладовый слух, так же, как и слух относительный. И при таком понимании вопрос о его ценности и значении для музыкальности может решаться только позитивно.
Научное решение вопроса соотношения абсолютного слуха и музыкальности дано Б. М. Тепловым (67, 151-159). Абсолютный слух позволяет непосредственно слышать музыкальное качество отдельных звуков и характер тональностей. Это облегчает осознание модуляций, способствует развитию гармонического слуха. Абсолютный слух облегчает выучивание нотного текста, увеличивает объем музыкальной памяти, значительно облегчает запись музыкальных диктантов и пение с листа, качественно совершенствует музыкальные представления.
«Основное, что дает абсолютный слух, - отмечал Б. М. Теплов, - это возможность более аналитического восприятия музыки» (67, 157). «Абсолютный слух облегчает всякий вообще анализ музыки» (67, 159). При этом абсолютное слышание не только приводит к «возникновению иных характеристик музыкальных ощущений, музыкального восприятия, музыкальных представлений и музыкальной памяти, но и способствует углублению музыкального переживания» (27, 19).
Все это свидетельствует о том, что абсолютный слух находит широкое применение в музыкальной деятельности, облегчает обучение музыке и решение сложных профессиональных задач, способствует продуктивности работы и достижению высоких творческих результатов.
Музыкальный слух включает в себя интонационный, мелодический, гармонический компоненты. Рассмотрим, в каком отношении к ним находится абсолютный слух.
Интонационный слух, проявляющийся в чувствительности к точности и чистоте музыкальной интонации, основан на ладовом чувстве как способности тонкого эмоционального переживания и различения ладовых функций звуков. Нет оснований соглашаться с утверждениями об интонационной глухоте обладателей абсолютного слуха уже потому, что эмоциональное переживание ладовых качеств звуков, позволившее их различать, запоминать и узнавать, никак не слабее ладового чувства обладателей относительного слуха. Яркость и сила эмоционального переживания ладовых качеств звуков является главным условием естественного формирования абсолютного слуха и важнейшей основой интонационного слуха.
Мелодический слух проявляется в способности воспринимать и переживать выразительное содержание мелодии, узнавать и воспроизводить ее. В основе развития мелодического слуха, как показали исследования Б. М. Теплова лежит не интервальное чувство, которое само развивается на основе мелодического слуха, а ладовое, то есть ступеневое. «Мелодический слух имеет <...> две основы - ладовое чувство и музыкальные слуховые представления» (67, 182).
Хорошо развитое ладовое чувство и способность к слуховому представлению, приводящие к различению, запоминанию, узнаванию и воспроизведению отдельных звуков, исключают признание объективных предпосылок, затрудняющих развитие мелодического слуха у обладателей абсолютного слуха. Напротив, абсолютный слух дает дополнительное преимущество, чрезвычайно полезное во многих видах учебной работы, - слышать абсолютное ладотональное качество как отдельных составляющих мелодию звуков, так и тональность воспринимаемой мелодии. Правда, развитие способности интервального восприятия и переживания выразительного содержания мелодий у обладателей абсолютного слуха может задерживаться в силу замещения ее способностью дискретного восприятия мелодии как ряда звуков. «Абсолютный слух может задерживать развитие других сторон музыкального слуха постольку, поскольку он их замещает и снимает практическую надобность в них», - писал Б. М. Теплов (67, 153). Однако нет оснований относить этот недостаток непосредственно к абсолютному слуху. Неразвитость мелодического слуха отмечается независимо от наличия или отсутствия абсолютного слуха. Абсолютный слух скорее способствует, чем препятствует развитию мелодического слуха, так как его носители имеют повышенную эмоциональную чуткость к ладовым качествам звуков и в слуховом представлении при воспроизведении мелодий не связаны необходимостью опоры на предшествующие звуки.
Полифонический, гармонический и функциональный компоненты музыкального слуха объединяются под общим понятием «гармонический слух».
Полифонический слух проявляется в способности узнавать и воспроизводить несколько одновременно звучащих мелодических горизонтальных линий, а также воспринимать выразительное содержание как каждой из них в отдельности, так и качественное своеобразие их сочетания.
Гармонический слух является способностью аналитического слухового восприятия и воспроизведения в отдельном созвучии составляющих его по вертикали звуков и переживание качественного своеобразия их сочетания.
Функциональный слух - способность восприятия и переживания ладовых качеств созвучий.
Как показали исследования, гармонический слух представляет собой проявление мелодического слуха по отношению к созвучиям и вообще ко всякой многоголосной музыке. Гармонический слух имеет те же основы, что и мелодический слух: ладовое чувство и музыкальные слуховые представления. Он развивается при условии хорошо развитого мелодического слуха и представляет собой следующую, более высокую ступень развития музыкального слуха. «Эта ступень связана с качественной перестройкой тех основных способностей, которые лежат в основе музыкального слуха <...> но никаких принципиально иных способностей она не требует» (67, 223).
Развитие гармонического слуха непосредственно связано с задачей слухового звуковысотного анализа. Слуховой анализ созвучий, в особенности отдельных, взятых вне музыкального движения, в значительной мере облегчается при обладании абсолютным слухом. Таким образом мы можем вместе с Б. М. Тепловым признать, что «развитие гармонического слуха в большей мере, чем развитие мелодического слуха, облегчается при наличии абсолютного слуха» (67, 224).
В начале мы отмечали, что и относительный, и абсолютный слух имеют своим истоком ладовое чувство. Мы можем также сказать, что совершенствование и относительного, и абсолютного слуха тесно связано с развитием силы, яркости, живости, произвольности и мобильности музыкально-слуховых представлений. И обладатели абсолютного слуха имеют в этом очевидные преимущества, так как способность к произвольному оперированию музыкальными образами, очевидно, облегчается при наличии абсолютного слуха, который, как отмечалось, не связан необходимостью опираться на предшествующее звучание.
В определенном смысле можно сказать, что абсолютный слух является одновременно как следствием рано проявляющихся музыкальных задатков ребенка, так и фактором успешности их развития. Уже указывалось, что абсолютный слух недостаточен для подлинного восприятия и воспроизведения музыки. Только в сочетании с относительным абсолютный слух обеспечивает высокое развитие музыкально-аналитической способности, требующей к тому же и достаточных теоретических знаний, и развитого музыкально-теоретического мышления. Для других видов музыкальной деятельности, например исполнительской, необходим еще целый комплекс способностей, таких, как исполнительская техника, исполнительская воля, способность к творческой интерпретации замысла композитора, а также отмечаемые Б. М. Тепловым так называемые общие способности: сила, богатство и инициативность воображения, концентрированность внимания, интеллектуальная и эмоциональная содержательность личности и др.
Иметь абсолютный слух вовсе не значит иметь замечательный слух. Так же, как иметь относительный слух не значит иметь слух плохой. Абсолютный или относительный слух указывают на особые, отличающие их психофизиологические механизмы восприятия и воспроизведения отдельных звуков, а не на уровни развития слуха. Уровень развития слуха, и абсолютного, и относительного, определяется двумя основными музыкально-слуховыми способностями: ладовым чувством и слуховыми представлениями, а способность узнавать и воспроизводить отдельный звук является лишь фактором, благоприятствующим развитию музыкального слуха и, в целом, музыкальности.
Само по себе обладание абсолютным слухом еще не гарантирует высокого уровня музыкального развития и, разумеется, им не исчерпывается. Известны примеры достижения высоких степеней музыкальности лицами без абсолютного слуха. Но в сочетании с другими специальными и общими способностями обладатель абсолютного слуха, при всех других равных условиях, имеет значительное преимущество в музыкальном развитии и в музыкальном творчестве. И факт практически 100-процентного обладания абсолютным слухом великих музыкантов это подтверждает. Этот же факт подтверждает, что только абсолютный или только относительный слух сами по себе не являются достаточными для успешной профессиональной музыкальной деятельности. Хорошим профессиональным музыкальным слухом можно назвать только такой слух, который сочетает абсолютный и относительный его компоненты.

9. Критерии подлинности абсолютного слуха

Проблема подлинности абсолютного слуха, давно решенная на практике, остается открытой в теории музыкальных способностей. Такая двусмысленность объясняется, с одной стороны, очевидностью практического проявления абсолютного слуха, а с другой - скрытой его сущностью и природой.
Как уже указывалось, в качестве основного, а чаще единственного критерия подлинности абсолютного слуха при его выявлении и экспериментальном формировании, признавалась его точность, выражаемая в процентном отношении верных узнаваний к общему числу предъявляемых звуков. Однако процент точности узнаваний звуков не позволяет отделить абсолютный слух от псевдоабсолютного и других проявлений ложного абсолютного слуха.
Уже у Б. М. Теплова определились очертания критериев абсолютного слуха. Анализируя результаты предыдущих исследований, Б. М. Теплов приходит к выводу о том, что «точность узнавания, очевидно, не может служить критерием абсолютного слуха», и что «прежде всего бросается в глаза резкое различие в длительности реакции узнавания. У лиц с абсолютным слухом время реакции узнавания очень коротко» (67, 127), и «процесс узнавания звуков, как правило, не базируется на чувстве интервалов и не включает «внутреннего пения» (67, 128). Б. М. Теплов отмечает еще одну особенность абсолютного слуха. «Подлинный абсолютный слух развивается и поддерживается в процессе обычной музыкальной деятельности, не требуя каких-то особых внемузыкальных упражнений» (67, 147). Последнее требует уточнения. Действительно, достигнув определенной степени интериоризации и уровня развития в моноладотональной деятельности, абсолютный слух в дальнейшем поддерживается и сохраняется в обычных музыкальных условиях, не требуя каких-либо внемузыкальных упражнений. И это является свидетельством музыкальной обусловленности абсолютного слуха. Но его дальнейшее развитие может затормаживаться или останавливаться в интервально-полиладотональном музыкальном окружении. Обычная интонационно-интервальная и полиладотональная природа окружающей нас музыки лишь поддерживает достигнутый уровень абсолютного слуха и развивает слух относительный. И именно это объясняет многочисленные примеры существования не до конца развитого абсолютного слуха, отмечаемые многими исследователями, например, А Веллеком (13, 19), М. В. Карасевой (34, 113), Б. И. Уткиным, который писал: «Абсолютный слух встречается самых разных уровней <…> Среди “абсолютчиков” встречаются учащиеся с обычными недостатками: плохо слышат интервалы, аккорды, нижний голос в двухголосных диктантах, путают тембры инструментов, нечисто интонируют и т. д. и т. п.» (70, 15).
С этим уточнением, выводы Б. М. Теплова вполне согласуются с защищаемым нами положением о моноладотональной ступеневой сущности абсолютного слуха и вполне исчерпывают перечень критериев его подлинности. Выводы Б. М. Теплова согласуются также с музыкально-педагогической практикой, которая давно определились с выбором критерия и безошибочно пользуется им в диагностике и оценке перспектив слухового развития обладателей абсолютного слуха.
Таким образом, критериями подлинности абсолютного слуха являются:

  • короткое время реакции узнавания звуков;
  • непосредственный и безотносительный характер их узнавания;
  • сохраняемость абсолютного слуха в обычной музыкальной деятельности.

В музыкальной энциклопедии дано следующее определение абсолютного слуха. «Абсолютный слух - это особый вид долговременной памяти на высоту и тембр звука: способность узнавать и определять, используя названия нот, высоту отдельных звуков мелодии, аккорда, даже немузыкальных звуков, воспроизводить голосом или на инструменте с нефиксированной высотой звуков звуки заданной высоты, не сравнивая их с другими, высота которых известна» (60, 103).
Приведенная формулировка лишь описывает проявления абсолютного слуха и недостаточно содержательна по следующим основаниям.
Во-первых, абсолютный слух не является «особым видом памяти». Он не является и просто видом памяти. Абсолютный слух, как показано, лишь проявляется в свойствах памяти, но сущностью его остается особое качество восприятия отдельных звуков.
Во-вторых, полезным признаком при узнавании звуков по абсолютному слуху является не высота, понимаемая в акустике как частота колебаний, и не тембр, а ладовое качество звуков.
В-третьих, в данной формулировке смешиваются показатели подлинности (узнавание отдельных звуков) и уровня развития (узнавание звуков аккорда, немузыкальных звуков) абсолютного слуха.
В-четвертых, подлинный абсолютный слух в данной формулировке не только не отделяется, но даже отождествляется с ложным абсолютным слухом, основанном на узнавании звуков по тембровому критерию.
Наконец, приведенная формулировка не выявляет сущности и не содержит критериев подлинности абсолютного слуха.
Решение проблем сущности, психологической природы, генезиса и критериев позволяет дать научное определение абсолютного слуха.
Абсолютный слух - это интериоризованная способность восприятия моноладотональных ступеневых качеств отдельных звуков, проявляющаяся в короткой длительности реакции и безотносительном характере их узнавания и поддерживаемая в обычных условиях музыкальной деятельности.

.

Обратно в раздел культурология