Бетанели Г. Гитарная бахиана

ОГЛАВЛЕНИЕ

?

Вовсе не желательно, чтобы у коллег, которых искренне уважаю, создалось впечатление моих, будто эдаких барьерных отношений между смычковыми, клавишными и щипковыми инструментами. Наоборот, по большому счету думаю лишь о проблемах схожих, которые существуют со всех сторон. Давайте вспомним для истории совершенно недалекие прошлые времена, когда скрипачи, виолончелисты, т. п., авторы гитарных транскрипций, чтобы «оживить» музыку ИСБ, прибегали к неважнецким методам конца XIX, начала ХХ веков. Для интриги публики вводили в тексты совершенно чуждые штрихи, вроде: стаккато, спиккато, дополнительные морденты, группетто, трельи… которые явственно «не садились» в канторовские текстовки. Отметим, что и некоторые гитарные транскрипции, сплошь начали изобиловать разными многогранными гитарными «фокусами», бесконечными ползаниями по грифу, всякими разгиадо, пассажами, другим, гитаре запросто доступным!
Вместе с «приходом новой музыки», перед концертантами весьма остро встала и «общажная» проблема, связанная с созданием особо особого звукового феномена для исполнения всего канторовского. Появились уйма крамольных вопросов и у гитаристов, например, что предпринять для продолжительности звучания? как добиться необходимого единения звучания? как определиться где начинаются трудносопоставимые сложнейшие звучания тирандо и аппояндо? как соотносить особую напористость, мощь с сочным звукоизвлечением и канителенной нежностью? что необходимо для достижения специфического звука в исполнении многоголосия? т. п.
При достижении хотя бы более половины всех перечисленных проблем, зададимся главенствующими: «каким звуком исполнял кантор те или иные личные струнные шедевры?» «как исполнил бы их сегодня?» «как найти усредненное между звуковыми и вкусовыми синусоидами того и нынешнего времени?»… Хорошие вопросы, требующие не менее хороших ответов. Только, где их взять?
Сложности с правильным исполнением шедевров баховской полифонии в аспекте динамических нюансов встречаются весьма часто особенно в переложенных для классической гитары. Также много проблем возникает с правильным голосоведением, что собственно и является основным в музыке кантора. Я думаю, что следует скрупулезно прослеживать и осторожно подходить к качеству каждого звука, проведению каждого голоса, нюансам и эмоциональным перепадам от «forte» до «piano», от «fortissimo» до «pianissimo», с сохранением звуковых дистанции между ними.  
Конечно, кто встречал исполнителя который воочию и полностью доказал бы где следует искать водораздел между разнополярными по силе звукоизвлечениями и нюансами в той или иной части того или другого произведения? Догм в этом на существовало и не существует и теперь. Каждый индивид всегда по своему понимал  произведения. И эврики в этом никакой нет.

?

После моего последнего концерта в России, меня познокомили с великим веолончелистом и дирижером Мстиславом Ростроповичом. Он был совершенно доволен. Мне было тогда всего - ничего. Вот – культура, вот – Человек! Однажды присудствовала на его «Мастер – классе», где студенты задали много вопросов о звукоизвлечении, Что успела, записала, воспроизвожу в виде тезисов.
«Вас интересует звук? Вечная проблема. В молодости мечтал изобрести смычек вроде «хула – хупа», чтобы он все крутился и крутился, никогда не заканчивал круговой бег. Все конструировал, все выдумивал. Здесь нет единого рецепта, нет единого подхода. …чтобы звуковой аппарат довести до надлежащего совершенства, нужна одержимость с самого рождения, железная воля, нервы, желание преуспеть в жизни и, конечно, неуемная фантазия»; «Вы спрашиваете: «как отличить есть ли у малолетки талант?» Отвечу, люди генетически весьма отличны друг от друга, даже близнецы…. В мире только внедряется великий метод констатации человеческих возможностей посредством ДНК. Сложное, кропотливое и дорогостоящее удовольствие... оданко, метод есть \разъяснения шли с механическим проигриванием на рояле фрагментов из оперы «Семен Котко» – авт.\; «По – нашенский, «обыкновенного» никак не заставишь ежедневно по 6 - 7 часов работать над звуком, техникой, да еще и без выходных пособий. Он или не захочет, или не сможет, или на половине пути взорвется, выкинет инструмент и спрыгнет с поезда, поминай…»; «Одаренный яростен в овладевании знаниями. Многие не любят слово – ярость, мол, ассоцирует с понятием зло. У меня это понятие состыковывается с фанатической настырностью, страстным упорством, ибо, вслед идет сильное, яростное желание овладеть великими тайнами звукоизвлечения, конечно, техники»; «Некоторые инструменталисты занимаются с леньцой, а таланта не оттащишь от иснтрумента. Если влюбится в произведение, то и спит, и ест с этой музыкой. Она постоянно у него в голове, в ушах»; «…проснувшись ночью, вундеркинд крадучись пробирается в соседнюю комнату, где ждет его самый близкий и самы родной… Когда его насильно оттаскивают от инструмента, становится раздражительным, даже злым, т. е. «мотивированным», а мотивация – мать таланта»; «Конечно, для будущего виртуоза самовоспитание – все! …это очень напряженный, даже адский труд. Однако, чем ближе он подвигается к горизонту, тем радостнее становится на душе. Правильно говорю? Спасибо, что соглашаетесь! А скажите, пожалуйста, часто ли вы приближались к горизонту?»; «…здесь параллельно возникает другая субстанция, чем выше становится уровень знаний, тем более вы отдаляетесь от сверстников детства, юности. С ними уже неинтересно, даже скучновато. Они отстали, многово не знают, не понимают. Это раздражает. Что делать? Остаться, значит впасть в позу отчаявшегося или начинать искать себеподобных? «Находим, их не мало», «…конечно, вас могут назвать и ненормальным. Лично я не понимаю, что такое нормальный человек, «серенький», что ли? …значит, часто ходит по клубам, днями смотрет телевизор, постоянно гуляет с девушками или с парнями, ночами сидит в подъездах. А чекнутый, как? т. е. одаренный? Увлечен музыкой, компьютером, библиотеками»; «Знаю, что часто слышите пересудачивания дворовых кумушек, как же без них: «Господи, какой – то замкнутый, нелюдимый, чужой, нет, не нашенский! Несчастная, кто за него замуж пойдет, он же ее уголодает?!», «Матерь – божья, сам еле тащиться, да еще «гроб» за собой тянет. Это ж надо?! Все хмурый, все злой какой – то!» А в этом самом «гробу» у «странного» лежит инструмент гениального итальянца Антонио Страдивари, внутри «гробища» «отдыхают» великие: Бах, Бетховен, Вивальди, Гендель, Дебюси, Паганини, Равель, Сен-Санс… поди, обяснись. «Конечно, мир искусства, как золото манит всех, а иначе зачем мы здесь? Главное, когда получите дипломы и шагнете в Большую жизнь, старайтесь не «дышать» одной техникой, больше думайте об его величестве Звуке, о музыке, более несите людям все ваше из души исходящее. Я так жил, живу, думаю, еще поживу. Это правильно! Спасибо за внимание и теплый прием!»
Все же, жизнь крайне несправедлива, неумолима и жестока, даже безжалостна, в том, что гениальные люди уходят, паршивцы остаются чуть ли не навсегда!
Вернусь к теме. Отлично ориентируясь в основе глобальной проблематики зарождения и развития звука, известный испанский гитарист, крупный теоретик и практик игры на классической гиатаре Эмилио Пухоль Виларруби, в своей известной «Школе…» дает детальные разъяснения почему, зачем и как надо трудиться, чтобы выработать достойное классической гитаре звукоизвлечение для управления «сложносочетаемыми» и «сложноподчиняемыми» звуковыми рычагами мышления.*
Метр Э. Пухоль, оставляя потокам свой уникальный учебник, составленный по достижениям великого гитариста Ф. Тарреги, предворил его интереснейшей философской тирадой: …дойдут ли ваши старания до вслед идущих или тихо почуют на фоне великого удивления?» Кто бы стал спорить? Звук – это прекрасно, а может лишь потому, что считается прекрасным и никак не более?» Составитель учебника, оставил истинно зрячим весьма ценные практические указания, как выработать самое ценное для исполнителя - «сочный и мощный звуковой небосвод»…

?

Среди стараний по озвучиванию на классической гитаре мировых шедевров, созданных великим ИСБ для так называемых «основных смычковых инструментов», нелегкой, но наверника всеже почетной считаю свою попытку транскрипции «Адажио» из № 1 скрипичной сонаты соло, над каждой фразой, каждым тактом, которого мне пришлось очень долго и тщетно трудится.
Транскрипцию первой части 1-й скрипичной сонаты произвела в 2003 году. Тогда мне было всего 13. Позже внесла ряд исправлений в свой вариант. После, мои самые любимые произведения, например, мной переложенное «Адажио» совместно с «Фугой» переложенной Ф.Таррегой исполнила на конкурсе за почетное звание солистки Госфилармонии, на сольных тематических концертах, приемном экзамене в вуз, а также в радиоэфире, около которого всегда более собираются меломаны, чего не скажешь о несметных каналах ТВ, где классика к сожелению находится на втором плане.*
Если честно, долго судила – рядила, как «слинять» от сложнейшей первой части № 1 сонаты, чем заменить ее из всего кантиленного сонатно-партитного скрипичного, посколько она очень своеобразно каварна. Долго разбирала, анализировала, экспериментировала и пришла к оканчательному выводу - решению, что незаменимого никак не заменишь.
Начав работу, в первую очередь определила полускрытый истинный путь темы «Адажио». Она – гениальна. Затем разобралась с течениями, идущими из подполья от всех частей сонаты, особое внимание заострила на выразительное и соопределительное значение аккордов в этом произведении, которые являются векторами, направляющими нас сконцентрироваться на сложнейшем ритме и, приступила к транскрипции.
По личному, среди других «нескоростных» частей сонатно -  партитных соло творений кантора, «Адажио» выступает не только как арифметическая единица, но и как особопроникнутое произведение с цельным ощущением ритма. Об этом. В. Рабей пишет: «…нужно глубоко прочувствовать стиль Баха и попытаться передать то, что составляет основу, костяк жизненного нерва его музыки, …без которого она покажется слушателю скучной и сухой»
О тонкостях ритма, при транскрипции «Адажио» руководилась и указаниями проф. Л. Ауэра, который в своем труде отмечает: …ритм в полифонии ИСБ – основа, без которой, все станется схематичным и безжизненным; чтобы избежать звуковых «провалов», «пустот», надо стараться пластично, с ритмической елейностью «выигрывать» все бахоские фигуры, все  «скрытое гармонией». Видимо, здесь у кантора явно сказались гены его предка Витуса Фейта Баха, «лабающего» на привезенной из Венгрии гитаре разное и все под размеренный перестук мельничных жерновов.
Интересно, создавая великую струнную музыку, думал ли кантор, что все или многое из всего им насочиненного когда-нибудь станет достоянием и классической гитары? Осознаем ли мы - «умники», что его, примерно седьмому поколению надлежит видеть и слышать при исполнении им созданного?» Сможем ли из несметного числа оставшихся для «огитаривания» произведений не утерять главное-заложенное полифонистом? «Конечно, не утеряем - скажете вы, - только, для разрешения многовопросного ассорти, крутящегося вокруг нас с вами, не хватит и двух жизней!»

«Адажио» из № 1 скрипичной сонаты соло И.С. Баха
\вариант переложения Г. Бетанели\
Чтобы не испытывать безграничные терпения кантора, не мучить  себя, могла не убиваться и смело шагнуть за маэстро Ф. Таррегой, который «огитарил» «Фугу» на Б.2 вверх. Однако, с другово боку представал не меньший титан, мэтр А. Сеговия переложивший несравненную «Чакону» почти без изменений. Долго искала выбор, «ползала» по всяким разным интервалам, мучилась, мучила «Адажио», гитару, себя... Постоянно чувствовала, что выбор есть, а где выбор, – там должны кончаться гадания и начаться расчетливый марафонский заплыв в экспериментальный лабиринт для поиска наилучшего варианта задуманного, с обязательным кошачьим видением пропешенного пути, ведущего к высшей правомочности зделать свой вариант переложения еще одного сложнейшого шедевра баховской церковный полифонии для закладки в Банк данных гитарного репертуара. Что же до некоторых  «переложенческих» несуразностей, возникающих по ходу транскрипции, думаю, «сдерживать» их слишком вольные волности будет сама музыка ИСБ.
Наконец решилась и «Адажио» переложила на Б.2 вверх. После, досконально разобравшись в ритмических улочках и переулочках \широченных ритмопроспектов в «Адажио» не сыскать, сложнейшие текстовые фигуры изобилуют неординарными ритмическими перепадами– авт.\, постаралась не утерять особый настрой звучания баховского психологизма, проставить наиболее удобную для гитары аппликатуру. *
Работая над переложением «Адажио», «лишним» чувством ощутила, что кантор во многом поощряет концертанта иметь собственное «Я» т. е. личную концепцию к исполнению! Нет, здесь композитор ничего не запрещает. Сама музыка ИСБ призывает индивида поближе держаться к им созданному и пронесенному сквозь века шедевру! Она «не разрешает» слишком большие вольности, ибо сильно утрированные, ненужные отклонения от оригинала грозят рождением мутантов, которым дай только волю, сходу начнут заглатывать автором насочиненное.
Конечно, безмерно рада, что в самом интеллектуальном понимании сложного термина - транскрипция шедевра и мои мизерные труды нашли маленькое личное место в глубоком заплыве классической гитары в море произведений кантора.

?

Все бы ладно, однако «вне солирующей игры» оставался эдакий «мощный и сочный инструмент», каким являлся и является альт \итал., англ. viola, франц. alto, нем. Bratsche – разновидность инструмента скр. семейства, предназначенного для исполнения альтовой партии. По размеру несколько больше скрипки. МЭС, С. 29\. Как отмечают биографы кантора и историки, «Играя на нем, он находился как бы в центре гармонии; с обеих сторон он мог слышать ее и наслаждаться ею» \И. Форкель, фрагм. пер. С. 46, А. Швейцер, С. 153, др.\. Но, альт, своими трудами в виде сольного сонатно – партитно - сюитного сочинительства, ИСБ не баловал, более «ансамблировал». Этот исторический факт несколько удивляет, однако, как народ гудит, «На нет и суда нет!»
Чтобы столь серьезный для ансамбля и необходимый в звуково - тембровом отношении инструмент не прослыл «белой вороной», заодно и ради тотального «подключения» к сольно-струнному баховскому наследию, многими видными спецами было приложено немало усилий, чтобы уже существующие транскрипции для альта, собрать, систематизировать и издать в отдельности. По официозам, удачнее многих, дело это удалось выстроить альтисту Юрию Крамарову, который в 80-х годах ушедшего столетия многое из переложенного от канторовского виолончельного наследия привел в «божеский вид» для альта, кое – что добавил из личных транскрипций, отредактировал и без параллельного сопровождения «Urtext», представил в издательство. Отпечатанный цельный сборник назван: «Шесть сюит для виолончели соло, переложение для альта соло» в редакции Юрия Крамарова, изд. «Музыка», Л., 1982.
Для такого своеобразного по звучанию и ансамблевому статусу инструмента, каким нам представляется альт, есть варианты транскрипции и других шедевров из канторовского наследия. Например, для альта переложены «Адажио» из известной 1-й скипичной сонаты соло g-moll, Г. Безруковым переложены известные «Сицилиана», «Куранта», Г. Страховым проведена свободно-оргинальная обработка знаменитого «Адажио» из концерта № 3 по А. Вивальди, также интересны транскрипции В. Борисовского «Избранные части из скрипичных сонат и партит», для альта переложенна и несравненная «Чакона» кантора из 2-й скрипичной партиты d-moll. Все эти и другие полифонические творения Баха переложенные для этого мощного инструмента по многу исполняются альтистами во всем мире.

?

Баховские полифонические сюиты соло для древнейшей и благороднейшей лютни \польск. Lutnia; первоисточник: араб. аль-уд. букв. – дерево, - струнный шипковый инструмент ближневост. происхождения. МЭС, С. 315\, как и сонаты, партиты, сюиты соло для скрипки и виолончели, в т. н. «эпохе застойной музыки», повторюсь, долго лежали в рукописях без движения. Баховские лютневые произведения по фактуре более просты, более нежны, чем иденты для вышеотмеченных смычковых инструментов. Все они оснащены составными частями, которые по выражению проф. Вл. Протопопова: …сами, перекладываемые, делятся на разные «двойняжные» и «тройняжные» репризные «фонарики» \пробл. стат. изд. «Музыка», М., 1981\.
Мое видение заключается в том, что кантор, создавая шедевры для благородной и древней лютни \для того времени весьма популярного инструмента в салонах высшей знати – авт.\, наверное, не раз проверял «шипковое удобство», качество звучания, всего насочиненного для лютны на очень мобильной, весьма близкоой ей по многим компонентам классической гитаре.
Лютневые сюиты созданы как бы в противовес смычковым, весьма отличительно от них. Здесь много особенностей конструктивного построения, переплетенных с возможностями воздушного звучания нежнейшего инструмента. Вот такими фразами характеризуют историки эту сторону творчества кантора: «…при исполнении, любая из сюит создает миражные представления о Творце», «…все части сюит смотрятся определенно-обособленной автономией», «Каждая из них дышит личной свободной, непоколебимой интерпретацией и сильным психологическим воздействием на слушателя». Действительно, своей «будуарностью», «салонностью» баховские сюиты явно выигрывают перед многими произведениями, созданными для других струнных иснтсрументов. По-мне, их следует исполнять весьма просто и слушать так же просто, не забывая при этом прикрыть глаза... К сожалению, сольные исполнения лютневых сюит на больших сценах почти прекратилось, сегодня - эти шедевры чаще эксплуатируются гитарой.
Гитаристами для транскрипции \даже повторной – авт.\ избраны те лютневые сюиты или те их части, построение которых весьма удачно «подходит» к нашему инструменту. Отмечу и то, что некоторые наиболее эффектные части канторовских лютневых сюит весьма удачно выбраны и так же удачно «огитарены» старшим поколением гитаристов. Особенно впечатляют салонностю и сочным звучанием те части этих сюит, которые «успели» представиться слушателям как «вечные светлячки, постоянно крутящиеся вокруг вселенной».
Для классической гитары переложены: из первой сюиты для лютни - «Прелюдия», «Аллеманда», «Куранта», «Сарабанда», «Буррэ», «Жига»; из второй сюиты для лютни – «Прелюдия», «Фуга», «Сарабанда», «Жига»; «Дубль»; из третей сюиты для лютни – «Прелюдия-Престо», «Аллеманда», «Куранта», «Сарабанда», «Гавот I», «Гавот II», «Жига» из четвертой сюиты для лютни – «Прелюдия», «Лаур», «Гавот», «Менуэт I», «Менуэт II», «Буррэ», «Жига».
Думаю, что выбор у гитаристов велик, главное –трудиться себя нежалеючи и исполнять их достойно!

?

   Часто вспоминается Россия, где делала первые скромные шаги с масенькой гитаркой из пластмассы, подаренной друзями отца на мое четырехлетие. Помню и очень веселенькие утренники, Новогодние елки, мои концертные выступдения, первый солльный концерт... Хорошее было время, очень хорошее, радостное, беззаботное. Когда подросла, часто находила со вкусом переложенные для гитары задушевные народные мелодии, искрометные танцы. Вспоминаю и слишком строгие подходы к моим гитарным мучениям. Почему мучениям? Да все потому, что не было никакого покоя: то руки не так, то посадка не та, то ритм не тот, нет постоянной отслежки за осанкой при занятиях, выступлениях, плохо работаю над звуком, при сменах позиции слышны лишниие призвуки, много брака при исполнении, другое бесконечное, до чертиков надоедавшее. А ведь играла по 7-8 часов в сутки. Нет, не следует человека учить до смертельной бесконечности, ведь и так оплошно, жидко, да еще и в каждодневной борьбе утекает жизнь. Наверное, как и мои продвинутые коллеги, долго и отчаянно сопротивлялась, все старалась доказать предкам, что их дитье – вовсе не вундеркинд, а простая «пешка». Зря, ведь «…жираф большооой, ему видней!» \фраза великого барда – авт.\.
Верное изречение преподала нам философия: «В природе ничего не теряется, все всегда возвращается!». Его величество время «ничего не растеряло», все само определило кто был прав, а кто нет! Ну и «раз пошла такая пьянка…» следует отметить и то, что многие известные и великие музыканты были в юных годах «мучениками», которые трудились день и ночь да бы в последствии достичь почти недостижимых высот в избранном деле. И достигли! Рада за них, что не зря мучились и подфартило великим! Но если посмотреть на медаль с другой стороны. Вдруг бы не подфартило, тогда как? Сколько талантлевых так и не достигли заслуженного? Что в этом случае будет? Кто в ответе за бублик проигранное детство? Или никаких автоматиков, кукол и развлечений не должно было быть? Разве так прожигает свое земное явление оболтус - везунчик, родившийся в семье особоимущих и ничегошеньки не понимающих не в жизни не в истинном искусстве родителей? Ведь за редким исключением, кто или что из них вышло – получилось? Наверное согласитесь, что тема весьма сложная, щепетильная, оставим на будущее, хотя, думаю, что и в будущем все будет как всегда возвращатся и повторяться. А если с веления Всевышнего, что и выйдет-получится, тогда трудное подзабудется, будет праздноваться только великая удача, с великим чувством победы над собой!*

   Так или иначе, что вышло, что получилось, судить любителям истинного искусства.

*Спр. у Э. Пухоля в “Школе игры на шестиструнной гитаре“ \созданной на принципах техники Ф. Тарреги», пер. и ред. И. Поликарпова, изд. “Советский композитор“, М., 1989\, почти во всех 116–и преподанных уроках прямо или косвенно речь ведется о правильности звукосоздания и звукоизвлечения.
P.S. в начале ХХ в. под руководством Э. Пухоля французское издательство “Макс Эшиг“ осуществило выпуск “Библиотеки старинной и современной музыки для гитары.”. Бальшие способности показал он и как композитор. А также особым мастерством отличаются им сделанные аранжировки и обработки пьес И.С. Баха \там же см. стат. И. Поликарпова, С. 3\.

*Спр. ради горького но всеже юмора раскажу маленькую “хохму“. В начале ушедшего века молоденькие Максим Горький - будущий великий писатель века и Федор Шаляпин – будущий великий бас всех времен, двинулись  “ходоками в народ”, т. е. посмотреть как ”живется – могется простому люду на Руси, ее окрайнах”. Тогда ”ходоки”, в большинстве из мещанского сословия, путешествовали ”налегке”, с надеждой, чем Бог соизволит и люди поднесут. Прибыв пешедралом в Тифлис, у городской церкви увидели объявление о конкурс - отборе в церковный хор за харчи и плату. Чувствуя ваш настрой за людское незнание, которое ”…не  порок, а большое свинство”, сообщу, что церковная братва Горького приняла в хор, а будущему светиле обеих полушарий выставила ”неуд”.

*Спр. проф. Л. Ауер …в своей редакции к 1-й части № 1 сонаты для скрипки соло, указывает наиболее оптимальный при работе счет на 16\16–х, вместо “баховских“ 4\4-х и добавляет, что подобное “дробление …резко облегчит ритмичность исполнения”.

*Авторское мнение: не думайте, что у меня все всегда бывало и бывает сладко - гладко. Но, когда слушаю диск с гениально - судьбоносной песней – рассказом мной глубокоуважаемой Аллы Пугачевой, относительно блеска на эстраде и тяжестях будней, на душе становится как в той “крылатой“ шуточке: “Сорок лет – бабьи век, сорок пять, - баба ягодка опять!“.  Океан благодарностей ей!
P.S. в моей не столь уж долгой жизни, успела встретить много тяжестей, подножек, зависти… Интиресно только, откуда у людей столько злобы накопляется? Здесь конечно советы шаблонны: “Не замечай, пройди мимо!“ Ничего себе? Впору завопить -“Братаны, за что?“ и дать как следует в японском стиле «strike bу foot», да дел невпроворот…