Бенин В.Л., Десяткина М.В. Учебное пособие по социальной философии

ОГЛАВЛЕНИЕ

2 . Философия общества

2.2 Философские проблемы экономической жизни общества

Современная философия рассматривает многие проблемы экономической жизни общества, понимая под нею отношения собственности, распределения, обмена и потребления. Философские подходы к экономической жизни общества пытаются выявить, каковы источники развития экономической жизни, каково соотношение объективных и субъективных сторон в экономических процессах, как сосуществуют в обществе экономические интересы различных социальных групп, каково соотношение реформ и революций в экономической жизни общества и т. д.
Пожалуй, одной из самых обсуждаемых проблем в современной социальнофилософской мысли России является вопрос о роли способа производства в жизни общества. Причина в том, что закон определяющей роли материального производства в жизни общества, открытый К. Марксом в середине прошлого века, в эпоху восходящего развития капитализма, был признан в марксистско-ленинской обществоведческой науке истиной, не подлежащей сомнению. Сторонииков у этой точки зрения много и сейчас. Действительно, на уровне обыденно-практического сознания мы прекрасно понимаем, что даже для того, чтобы учиться, нужно, как минимум, вначале удовлетворить первичные потребности – прежде всего материальные (жилье, еда, одежда), а затем понадобятся учебники, ручки, тетради и многое другое, кстати, тоже появившееся благодаря материальному производству. Но рассмотрим эту проблему на научно-теоретическом уровне.
Итак, многие мыслители считают способ материального производства основой существования и развития всего общества, выдвигая достаточно веские аргументы:
1. без постоянного осуществления воспроизводства материальных благ существование общества невозможно;
2. способ производства, сложившееся разделение труда, отношения собственности определяют появление и развитие классов и социальных групп, слоёв общества, его социальной структуры;
3. способ производства вомногом обусловливает развитие политической жизни общества;
4. в процессе производства создаются необходимые материальные условия развития духовной жизни общества;
5. материальное производство поддерживает активность человека в любой сфере его жизни и деятельности.
В середине ХIХ века в предисловии к “К критике политической экономии” К. Маркс писал: “Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще” (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 7.). Так он сформулировал суть закона определяющей роли материального производства в жизни общества.
Вопрос о способе производства материальных благ, его роли в обществе, производительных силах и производственных отношениях как его двух главных сторонах детально рассматривался много раз в любом учебнике, написанном в ключе исторического материализма. Мы напомним суть проблемы и попробуем разобраться, насколько современна подобная трактовка.
К. Маркс выделил производительные силы труда и всеобщие производительные силы. Человек, трудящийся, является непосредственным субъектом труда. Прежде всего человек выступает как рабочая сила, обладающая физическими и интеллектуальными способностями, профессиональными знаниями и определенным уровнем сформированности культуры. Однако подобная трактовка наследия К. Маркса в старых учебниках достаточно схематична. Большой знаток марксизма В. С. Барулин подытоживает теоретические построения К. Маркса о производительных силах: “К. Маркс в качество человека как производительной силы включил все богатство его развития как общественного субъекта, как личности” (Барулин В. С. Социальная философия. Ч. 1. М., 1993. С. 66.).
Всеобщие производительные силы характеризуются двумя моментами:
1. это силы, эффект которых произведен от кооперации всего общественного труда,
2. MтоРAилыЬ AвязанныеРAРCровнемР4уховнойР:ультурыР»бществаЮ
2. это силы, связанные с уровнем духовной культуры общества.
Производственные отношения характеризуют экономические отношения, в которых находятся классы и социальные группы по поводу собственности, обмена, распределения и потреб– ления произведенных материальных и духовных благ. Определить их можно так: производственные отношения – это овокупность материально-экономических отношений между людьми, складывающаяся в процессе производства и движения общественного продукта от производителя до потребителя.
Развитие материального производства начинается с развития производительных сил, в которых наиболее быстрыми темпами развиваются орудия труда. По мысли марксистов, про– изводительные силы всегда обусловливают определенные общественные производственные отношения, поскольку люди не могут осуществлять процесс производства не объединяясь каким-либо образом. Следовательно, любое изменение производительных сил должно привести к изменению производственных отношений.
Современная социальная философия признает важность материального производства, однако считает его лишь одной из многих не менее важных сфер общественной жизни, без которых представить себе общество также невозможно. Опровергает ли это марксово учение? Один из известнейших социологов второй половины ХХ века Р. Арон предложил свой подход к анализу наследия К. Маркса в этом вопросе. Его взгляд тем более интересен, что Р. Арон считается крупнейшим знатоком марксизма и его критиком. “В контексте Марксова подхода к капитализму и к истории большое значение придается сочетанию понятий производительных сил, производственных отношений, классовой борьбы, классового сознания, а кроме того, базиса и надстройки. Эти понятия можно использовать во всяком социологическом анализе. Сам я, когда пробую анализировать советское или американское общество, охотно начинаю с экономики и даже с состояния производительных сил, чтобы затем перейти к производственным отношениям, а затем к социальным отношениям. Допустимо критическое и методологическое использование этих понятий для понимания и объяснения современного, а может быть, даже любого другого общества” (Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1991. С. 23).
Почему возможен такой подход? Р. Арон полагает, что марксистское учение об обществе носит двусмысленный характер. Двусмысленность проявляется в том, что возможны две интерпретации идей К. Маркса – гибкая, критическая и ортодоксальная. Французский ученый показал ряд примеров подобного подхода. В таблице 1 приводятся некоторые из них.
Таблица 1. Идеи К. Маркса и их возможная интерпретация
Идеи К. Маркса
Гибкая, критическая интерпретация
Ортодоксальная интерпретация1. Общественный строй определяется некоторыми главными характеристиками – состоянием производительных сил, формой собственности и отношениями между трудящимися
Производительные силы развивались в разных условиях – при частной собственности и при общественной; там, где производительные силы были более развиты, революций не происходило.
Конец западного общества в связи с представлением о саморазрушении западного строя из-за внутренних противоречий. 2. Противоречия между производительными силами и производственными отношениями
Развитие производительных сил требует новых форм производственных отношений, но эти новые формы могут не противоречить традиционному праву собственности. Теоретического противоречия между производительными силами и производственными отношениями не существует.
На определенном уровне развития производительных сил личное право на собственность станет препятствием на пути прогресса производительных сил 3. Анализ базиса и надстройки
Базисом следовало бы назвать экономику, в частности, производительные силы, т. е. течническое оснащение общества вместе с организацией труда. Но технический уровень цивилизации не отделим от уровня научных познаний. Но оно относится к надстройке
Базис, производственные отношения, определяют надстройку, которая должна ему соответствовать. Под “ортодоксальными” здесь подразумеваются выводы, сделанные теми последователями марксистского учения, которые не хотели творчески подойти к его содержанию, хотя вопрос о необходимости пересмотра ряда положений классического марк– сизма ставился еще в середине 90-х годов ХIХ века. Марксизм отразил состояние общества второй трети прошлого века и опи– рался на науку той эпохи. В те годы о многих общественных процессах, проявившихся уже в начале нынешнего столетия, не могло быть и речи, а развитие капитализма вполне укладыва– лось в логичные марксистские схемы. Однако не следует пол– ностью отвергать марксизм на том основании, что он якобы “устарел”, поскольку многие идеи К. Маркса могут быть твор– чески использованы как методологические подходы к изучению современного общества.
Если вопрос о роли материального производства в жиз– ни общества стал объектом дискуссий лишь в последние десяти– летия, то философские проблемы собственности вызывали самые ожесточенные споры на протяжении многих столетий. Главными дискуссионными вопросами были, во-первых, какова роль собственности в развитии человеческой цивилизации и культуры, и, во-вторых, собственность – это добро или зло?
Формы собственности могут быть различными. Главными из них являются общественная и частная собственность. Со времен Платона в философии идет спор о том, какая форма собственности лучше. Приведем два характерных мнения, отражающих позиции противоположных лагерей, на которые разделились мыслители по отношению к собственности.
Аристотель: “В каждом государстве есть три части: очень состоятельные, крайне неимущие и третьи, стоящие посредине между теми и другими. Так как, по общепринятому мнению, умеренность и середина – наилучшее, то, очевидно, и средний достаток из всех благ всего лучше. При наличии его легче всего повиноваться доводам разума… Государство более всего стремится к тому, чтобы все в нем были равны и одинаковы, а это свойственно преимущественно людям средним… Они не стремятся к чужому добру, как бедняки, а прочие не пося– гают на то, что этим принадлежит, подобно тому, как бедняки стремятся к имуществу богатых. И так как никто на них и они ни на кого не злоумышляют, то и жизнь их протекает в безо– пасности” (Мир философии: Книга для чтения. Ч. 2. М., 1991. С. 414-415.)
Жан Мелье: “Почти повсюду распространено и узаконено заблуждение, заключающиеся в том, что люди присваивают себе в частную собственность земные блага и богатства, вместо то– го чтобы, как следовало бы, всем владеть и пользоваться ими на началах равенства… Благодаря этому каждый старается всякими способами, хорошими или дурными, обладать как можно большим богатством, потому что жадность ненасытна, и она, как известно, является источником всех зол… Вследствие этого наиболее сильные, наиболее хитрые, наиболее ловкие, а часто даже и худшие и недостойнейшие оказываются наделен– ными наилучшими земными благами и житейскими удобства– ми” (Мир философии: Книга для чтения. Ч. 2. С. 419-420.).
Процитированных философов разделяют не только два тысячелетия, но и противоположное отношение к собственности. Для Аристотеля собственность (но не чрезмерная, а умеренная, разумная) – атрибут того слоя, который мы сегодня называем “средним классом”. Средний класс, ныне составляющий в развитых странах мира до 80% населения, является главной опорой государства, гарантом его благополучия. Аристотель признает, что не имеющий собственности, как и имеющий ее чрезмерно, склонны к противоправным действиям, потому оба они не могут способствовать сохранению стабильности государства. Мелье, напротив, полагает, что собственность в любом ее виде – зло.
Большая часть философов были сторонниками частной собственности. Советская философия унаследовала традиции К. Маркса и Ф. Энгельса, вслед за представителями утопического коммунизма, бескомпромиссно отрицавших частную собствен– ность. Для российской философии это сыграло роковую роль: проблема собственности в советский период ее истории просто не ставилась.