Арас Дж. Терроризм вчера, сегодня и навеки

ОГЛАВЛЕНИЕ

Блок 2. Третья мировая война: формирование современных предпосылок

Эпизод первый: Хезболлах (религиозно мотивированный терроризм)

Одним из основных узлов противостояния двух систем с 50-х г.г. ХХ века стал Ближний Восток. Стратегическое положение региона и наличие крупнейших энергетических ресурсов определили ожесточенность этого противостояния. Ключевой сюжет развивался вокруг арабо-израильского конфликта, и ее стержневой проблемы – оккупированной Израилем территории Палестины. Горечь поражений лишь усиливала нетерпимость и решимость уничтожить Израиль, и, по образному выражению Гамаль Абдель Насера, "сбросить в море евреев" , рассматривавшихся не только в широких массах, но и большинством арабских интеллектуалов того периода, как чуждый элемент в регионе, внезапно появившийся после 18 веков скитаний. Вооруженная борьба палестинского движения сопротивления, развернувшаяся с 1968 г., и продолжавшаяся, со спадами и подъемами, до середины 80-х годов, по многим своим параметрам (массовый захват заложников, угон авиационных транспортных средств, применение взрывных устройств против гражданских объектов) может быть однозначно отнесена к террористической практике. Вместе с тем, следует особо подчеркнуть, что лидеры палестинского движения того периода по своим убеждениям являлись светскими националистами, вдобавок находившимися под определенным воздействием марксистских концепций; следовательно, терроризм рассматривался ими, в определенной степени, как вынужденная и избирательная форма насилия. Однако, к началу 80-х, в тени происходивших у всех на виду событий, начала формироваться абсолютно новая, тогда мало кем понятая и учтенная, тенденция.

В 1973 г. некто Махмуд Гаффари, безвестный иранский богослов, сформулировал концепцию исламского государства, основанного на социальной справедливости, для реализации которой он создал "Партию Аллаха" (на арабском и персидском языках звучит Hezbollah ). Партия являлась фактически кружком из нескольких человек, включая самого Гаффари, который вскоре умер в Тегеранской тюрьме. Однако, его концепция, нацеленная на создание государства, всецело организованного на принципах религии, нашла широкий отклик в низших слоях населения тех стран, которые входят в ареал распространения шиитского направления ислама. Этому способствовал набор особых внутренних характеристик выделившегося в самостоятельную конфессию в VIII веке шиизма: традиция мессианства (ожидание мессии – скрытого имама), исторически обостренное чувство угнетения и несправедливости, и вытекающие из этого традиции неповиновения и экзальтированный культ мученичества. Крах шахского режима в результате исламской революции 1979 г. привел к провозглашению Исламской республики Иран, в официальную доктрину которого вошли основные положения концепции Гаффари. Как закономерный результат, практически сразу начались проблемы в населенных шиитами регионах Саудовской Аравии, других государств Залива, в Ираке. В последнем случае конфликт очень быстро перерос в кровопролитную восьмилетнюю войну, стоившую жизни более чем миллиону человек. Однако, проблема освобождения Палестины от оккупации Израилем, возведенная идеологами исламской революции в качестве культовой, постоянно находилась в центре внимания Тегерана, невзирая ни на какие трудности войны с Ираком, и постоянное давление США. Ближайшим к Израилю государством, в котором имелась шиитская община, был Ливан.

Ливан, страна с устойчиво развивающейся экономикой, процветающим банковским и туристским сектором, именуемая "ближневосточной Швейцарией", и до сих пор в целом удачно избегавшая всех проблем, связанных с опасным соседством и непростой военно-политической обстановкой в регионе, в 1975 г. неожиданно рухнул в пропасть гражданской войны, анархии и хаоса. Ахиллесовой пятой стал исключительно сложный конфессиональный состав населения страны, осложненный присутствием многочисленных палестинских вооруженных формирований. Накопившиеся противоречия выплеснулись в вооруженный конфликт, в котором жестко сошлись христиане (католики и православные), мусульмане-сунниты, друзы, палестинцы и коммунисты.

Участие шиитской общины – второй по численности (по некоторым данным, до 30%), и самой социально угнетенной группы населения Ливана, на первом этапе гражданской войны было минимальным. Ее основная деятельность была по-прежнему сосредоточена в кружках по изучению ислама, созданных харизматическим имамом Мусой ас-Садром. Ас-Садр, первым сформулировавший программные требования по достижению политического и социально-экономического равноправия ливанских шиитов с остальными конфессиями, и пропавший в 1978 г. без вести (предположительно похищен и убит ливийскими спецслужбами), в духе мистических шиитских традиций стал знаменем сопротивления. Ситуация начала меняться в 1979 г., когда к власти в Тегеране пришли аятоллы. В последующие три года отслеживается организационное структурирование и наращивание силового потенциала радикальной части шиитской общины. Звездный час ее лидеров настал в 1982 г.

4 июня 1982 г. палестинские боевики из группы ФАТХ - Революционный Совет (FATAH-RC) тяжело ранили израильского посла в Лондоне Шломо Аргова. Через 48 часов Армия обороны Израиля вторглась на территорию Ливана, начав широкомасштабную операцию «Мир Галилее» (Peace to Galilea), направленную на уничтожение палестинского присутствия в стране. Ожесточенные бои израильской армии с палестинскими, ливанскими отрядами и сирийскими частями, двухмесячная осада Бейрута, тысячи жертв, огромные разрушения, резня в палестинских лагерях Сабра и Шатила, и, наконец, ввод иностранных воинских контингентов по поддержанию мира – таковы основные события драматического лета и ранней осени 82-го года. На этом фоне мало кто придал значение событию, происшедшему в небольшом городке Баальбек, расположенному в населенной в основном шиитами горной долине Бекаа на востоке Ливана. Группа радикальных лидеров шиитской общины во главе с Аббасом аль-Мусави, Хуссейном Мухаммедом Фадлалла и Субхи ат-Туфейли провозгласили создание ливанской Партии Аллаха – «Хезболлах». На съезде присутствовали представители спецслужб Ирана и Сирии. Практические последствия принятого организационного решения наступили очень скоро. Горечь поражения, понесенного несмотря на оказанное ожесточенное сопротивление, вид израильских танков в южных пригородах Бейрута, созерцание американских, британских, французских, итальянских солдат в бейрутских барах и казино, а самое главное, неспособность местных политиков договориться хотя бы на йоту с целью начать процесс стабилизации и восстановления страны, объективно спровоцировали новый виток военно-политического кризиса в Ливане. На этот раз основной удар пришелся по «Большому Шайтану» - именно так именовалась Америка в проповедях шиитских имамов.

США не без основания рассматривались в арабском мире как стратегический союзник и основной спонсор Израиля, и в первую очередь его военного потенциала. В Ливане периода 80-х, несмотря на его внешне прозападный облик, неприязнь к Америке быстро переросла в ненависть. Уже в конце 1982 г. начались вооруженные нападения на одиночных военнослужащих и обстрелы американских постов. Количество инцидентов росло. А 18 апреля 1983 г. взлетело в воздух крыло компаунда посольства США в Бейруте. Ответственность за взрыв заминированной автомашины, унесший жизни 63 человек, в том числе 17 граждан США, взяла на себя никому ранее неизвестная группировка «Исламский Джихад». Уже гораздо позднее станет известно, что это название – один из многочисленных оперативных псевдонимов Партии Аллаха.

К осени 1983 г. в бейрутских пригородах развернулась настоящая партизанская война против американского контингента, элементами которой стали засады, минометные налеты, снайперский огонь из строений. Наряду с боевиками другой шиитской группировки АМАЛЬ (AMAL), формированиями друзов, и перешедших на их сторону военнослужащих 6-й и 7-й бригад правительственной армии, в этих действиях самое активное участие приняли и боевые группы Партии Аллаха. 23 октября желтый грузовой автофургон, нагруженный тонной взрывчатого вещества, и управляемый водителем-смертником, несмотря на шквальный огонь охраны, протаранил ворота казарменного помещения батальона морской пехоты США. Последовавший мощный взрыв похоронил под обломками здания 241 американского военнослужащего. Минутами спустя второй грузовик, также управляемый камикадзе, взорвался в расположении французского контингента, убив 58 парашютистов иностранного легиона. Теракт, спланированный и проведенный оперативным отделом «Хезболлах», вошел в историю терроризма сразу по двум параметрам. Во-первых, в ХХ веке всего 14 террористических актов унесли жизни более чем 100 человек одновременно; во-вторых (и это важнее), данная акция была одной из первых в современной истории операций с применением смертников (но, к сожалению, далеко не последней).

Реакция США была эффектной, но малоэффективной. Ракетно-бомбовые удары с воздуха по горным склонам в окрестностях Бейрута и огонь 16-дюймовых орудий линкора New Jersey, оставлявших снарядные воронки глубиной в несколько метров, не нанесли какого-либо существенного ущерба быстро рассредоточившимся формированиям боевиков (в отличие от гражданского населения). Октябрьские теракты и последующая эскалация ситуации, в конечном счете, убедили администрацию Рейгана в наличии непреодолимого тупика в ливанской проблеме с перспективами ее «вьетнамизации», и вытекающей необходимости вывода войск во избежание дальнейших потерь. В феврале 1984 г. подразделения американской морской пехоты под минометным огнем эвакуировались с бейрутских пляжей на корабли, поставив точку в полуторалетней эпопее, ознаменовавшей весьма серьезное поражение Запада в один из периодов самого жесткого блокового противостояния «холодной войны». Поражение тем более неожиданное, что оно было нанесено военной машине ядерной сверхдержавы несколькими сотнями легко вооруженных фанатиков, периодически возникавших как бы ниоткуда. Этот фактор «растворения в обстановке», среди гражданского населения, неоднократно проявится затем в большинстве последующих вооруженных конфликтах, начиная с 90-х годов.

Вторая половина 80-х ознаменовалась наращиванием темпов и масштабов антиамериканской кампании, проводимой руководством «Хезболлах». Еще один взрыв близ посольства США в Бейруте осенью 1984 г. (24 убитых, 90 раненных). Захват пассажирского самолета компании TWA из Афин летом 1985 г.; среди заложников находился известный эстрадный исполнитель Демис Руссос, который пел для угонщиков; под аккомпанемент его песен был расстрелян пассажир – американец. Вакханалия захвата заложников в Бейруте (каждый раз под прикрытием наименований фантомных организаций), когда за три с небольшим года были похищены более 30 дипломатов и других граждан западных государств, в том числе региональный резидент ЦРУ. Взрывы в Париже, захват и угон кувейтского авиалайнера в Иран, и многие другие теракты, организованные Партией Аллаха.

Процесс национального примирения в Ливане, начавшийся в 1990 г., и сопровождавшийся разоружением противоборствующих сторон, не затронул военный потенциал «Хезболлах», который продолжал наращиваться. С начала 90-х ее усилия сосредоточились на трех направлениях: организационная и материально-техническая поддержка исламистских террористических группировок HAMAS и Исламский Джихад, действующих на территории оккупированной Палестины и в Израиле; боевые действия против израильской армии в так называемой «зоне безопасности» на юге Ливана; теракты против израильских объектов за пределами географического региона Ближнего Востока. В марте 1992 г. и июле 1994 г. агентурно-боевой сетью Партии Аллаха были произведены взрывы заминированных автомобилей у зданий посольства Израиля и Израильско-аргентинской ассоциации взаимопомощи в Буэнос-Айресе; в результате двух терактов погибли в общей сложности 115 и были свыше 500 человек.

Развернутые в середине 90-х годов военные операции «Хезболлах» против израильской армии, оккупировавшей «зону безопасности» (полосу шириной 15 км вдоль ливано-израильской границы), сразу превратились в серьезную военно-политическую проблему для руководства Израиля. Практически каждую ночь шиитские боевики, одетые в неопреновые спортивные костюмы, чтобы избежать обнаружения инфракрасными датчиками противника, проникали в контролируемую израильтянами зону и наносили скоротечные минометные и ракетные удары по постам, подрывали фугасы на маршрутах продвижения воинских колонн, организовывали засады против патрулей, рассредотачиваясь затем в течение считанных минут в окрестных деревнях среди гражданского населения. Традиционная чувствительность израильского общества к потерям в армии еще более осложнялась фактором постоянной угрозы ракетного обстрела населенных пунктов в самом Израиле. В апреле 1996 г. на киббуцы Галилеи из Южного Ливана за 17 суток обрушилось 746 реактивных снарядов. Ответная реакция Армии обороны Израиля, проявившаяся в операции «Гроздья Гнева» (Grapes of Wrath) - массированных авиационных и артиллерийских ударов по горам, где предположительно находились огневые позиции боевиков «Хезболлах», практически ничего не дала с военной точки зрения. Наличие постоянной угрозы, рост потерь и давления со стороны общества вынудили израильского премьера Барака в мае 2000 г. вывести войска из зоны безопасности, бесславно завершив 15-летнюю эпопею, которая обошлась Израилю в 250 убитых военнослужащих и сотни миллионов долларов. Выход израильских войсковых колонн из Ливана, транслируемый в прямом эфире крупнейшими телекомпаниями мира, в очередной раз подтвердил тот факт, что подавляющее организационное и огневое превосходство современное армии над иррегулярными партизанскими формированиями отнюдь не является непременным условием военной победы, и вознес авторитет Партии Аллаха в арабских низах до заоблачных высот.

К сегодняшнему дню «Хезболлах», пройдя трансформацию длиной в два десятилетия, превратилось из кружка численностью несколько десятков единомышленников, фактически в государство в государстве, единолично контролирующее значительные участки территории Ливана. Ее вооруженные формирования включают шестнадцать батальонов, имеющих на вооружении противотанковые ракетные комплексы, артиллерию, реактивные системы залпового огня, бронетехнику, переносные зенитно-ракетные комплексы. Пять самостоятельных специальных служб Партии Аллаха осуществляют тайные операции на пяти континентах Земли, от Канады и Австралии до Сьерра-Леоне и Сингапура. «Хезболлах» имеет влиятельных региональных союзников (Иран, Сирия), получая сотни миллионов долларов спонсорской помощи от них, а также состоятельных частных лиц – граждан арабских государств Залива, дополняя свой бюджет также прибылью от контролируемых банков, заемных учреждений, бейрутских таксопарков, строительных организаций, кустарных промышленных предприятий, поступлениями от рэкета предпринимателей, контрабанды золота, африканских бриллиантов, незаконного оборота южноамериканского кокаина и афганского героина. Империя Партии Аллаха включает собственные средства массовой информации (телерадиовещательная компания, радиостанция, газеты, журналы), организации благотворительного, социального, культурно-просветительного профиля, студенческий союз, партийную фракцию в парламенте Ливана. Но самым главным источником силы и влияния этой организации, рожденной в эпоху «холодной войны», и пережившей ее, остается поддержка обездоленных народных масс.