Бенедиктов Н. Русские святыни

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть II. ИДЕОЛОГИИ В РУССКОЙ ИСТОРИИ

Глава 3. КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Сегодня коммунистический период вызывает невероятно противоречивые мнения. Иные, как С. Хоружий, называют его провалом — перерывом в русской истории. Коли так, то возникает желание быстрее «стереть» все остатки этого периода. И. Шафаревич даже вывел «органическую связь социализма со смертью», хотя в доводах его попадаются и весьма неожиданные, например, песня:

 

Смело мы в бой пойдем

За власть Советов.

И как один умрем

В борьбе за это 1 .

 

Здесь стоит вспомнить, что эта песня родилась с несколько иными словами: в ней вместо слов «за власть Советов» были слова «за Русь святую», а призыв умереть только подчеркивал желание поставить любимую родину выше собственной жизни в системе ценностей. Однако путаница «святой Руси» и «власти Советов» весьма и весьма примечательна. Так, американец А. Янов рассматривает и то и другое как попытку воплотить русскую идею 2 . И афоризм А. Зиновьева — «стреляли в коммунизм, а попали в Россию» — показывает, что коммунизм оказался столь близко к телу России, что различить их не всем и не всегда удается. И тогда один пишет о Третьем Интернационале как о Третьем Риме (Н. Бердяев), а другой о деспотизме — цар-

1 Шафаревич И. Р. Путь из-под глыб. М, Современник, 1991. С. 36.

2 Я н о в А. Русская идея и 2000 год // Нева, 1990, №9.

130

ском или коммунистическом, неважно (А. Янов). Поэтому нельзя вырывать этот период из истории, иначе он не мог бы оказаться столь близким России. И важно понять то, как этот период отозвался и отпечатался на русской системе ценностей, не анализируя специально официальную философию, ибо разрыв меж официально желаемым и реально существовавшим очевиден, однако в данном случае важны ценности жизни народа и форма их существования.

Для того чтобы установить связь предыдущей истории с коммунистической, важно понять, что «дух дышит, где хочет», что русский дух не пропал, а существовал в ином виде и проявлялся в ключевых событиях и явлениях истории — революции и гражданской войне, отечественной войне, ленинизме и социалистическом строительстве.

Действительно, затуманенный облик революции и гражданской войны показывает, что главные русские ценности определили исторические решения. Революция всегда возникает как кризис верхов — распутинщина и казнокрадство придуманы не большевиками. Митрополит Вениамин (Федченков) был происхождением из крестьян, был главным епископом армии и флота у Врангеля и не был заинтересован в апологии революции. Крепостное право он видит как «совсем не божественное дело» и пишет: «И я не тому дивлюсь, что бывали восстания крестьян, а нужно дивиться тому, что их было все же очень мало», но и после отмены крепостного права и до революции «помещичий и богатый класс жил совершенно обособленной от народа жизнью» 1 . Самопожертвование родителей позволило будущему митрополиту получить образование, «... почти никто и не смог так обучить детей. Я не знаю буквально ни одного подобного примера на 100 верст кругом и потом во всю жизнь не слышал ничего такого!» 2 И описывая чудесные душевные

1 Митр. Вениамин (Федченков). Указ. соч. С. 45,58, 59

2 Там же. С. 79.

131

благородные качества народа, митрополит Вениамин говорит о духовенстве так: «Были, правда, поразительные примеры святых людей, ...но большею частью мы становились «требоисполнителями», а не горящими светильниками. Не помню, чтобы от нас загорелись души. Но не было (за исключением) и дурных типов. Только дух в духовенстве начал угасать» 1 . «Кроме того, мы (особенно епископы), городское духовенство, а отчасти и все вообще все же были не бедняками, а буржуазным классом», «авторитет духовенства падал» 2 . Встречая верующего интеллигента, оставалось священнику удивляться, ему казалось, что они уже все неверующие 3 , а ведь «без этой массовой психологии и подготовки и самый гениальный человек не в силах осуществить свои идеи в полной мере» 4 . А «высшие» круги— придворные, аристократы, архиереи, духовенство, богословы, интеллигенты — не знали и не видели религиозного воодушевления 5 . «И хотя цари не были безбожниками, а иные были даже и весьма религиозными, связь с духовенством у них была надорвана. Например, нельзя было представить себе, чтобы царь или царица запросто, с любовью и сердечным почтением могли пригласить даже Санкт-Петербургского митрополита к себе в гости для задушевной беседы или даже для государственного совета. Никому и в голову не могло прийти такое дружественное отношение!» 6 Это пишет человек, который искренне любил и знал народ, был сам правых убеждений, знаком и с Распутиным, и с царской семьей! Весьма удручающая атмосфера!

«Высшим генералитетом в союзе с думскими лидерами был осуществлен давно задуманный план по отстранению

1 Митр. Вениамин (Федченков). Указ. соч. С. 111—112.

2 Там же. С. 122.

3 Там же. С. 125.

4 Там же. С. 127.

5 Там же. С. 135.

6 Там же. С. 139.

132

от власти «реакционера» Николая П. Цели у этого заговора были те же, что у нынешних реформ», — пишет митрополит Иоанн (митр. Санкт-Петербургский и Ладожский) 1 . В такой атмосфере высшие круги офицерства, буржуазии, Думы при прямом подстрекательстве и пособничестве Запада (Англии и Франции) и приготовили Февральскую революцию. Известно, что царь стал главнокомандующим, а начальник Генерального штаба Алексеев М. В. вынудил его послать телеграмму с вопросом о нужности отречения, и командующие фронтами и флотами по наущению того же М. В. Алексеева в подавляющем большинстве подтвердили необходимость отречения. Понятно, что этому предшествовали волнения в Петербурге из-за организованной саботажниками нехватки хлеба, что и позволило ставить вопрос об отречении. В условиях войны это решение было страшным по последствиям. Началась чехарда властей, никто никому не подчинялся, началась анархия. «Приказ №1» Керенского о свободе и демократии в вооруженных силах развалил армию и флот — начались убийства офицеров. Не читавшим исторические хроники стоит почитать хотя бы исторические произведения В. Пикуля «Нечистая сила», «Моонзунд», «Из тупика», чтобы представить эволюцию России. Митрополит Вениамин рассказывает об убийстве толпой ни в чем не виновного тверского губернатора, П. Сорокин пишет о демонстративном половом сношении днем на Садовой улице. К октябрю — ноябрю 1917 года более 90% уездов России бушевали в бунтах. В городах бушевала уголовщина, поскольку выпустили заключенных как жертв царизма, а полиция была парализована. Начался парад суверенитетов. Объявили о своей независимости от России Украина, Финляндия, Закавказье, Северный Кавказ, Литва,

1 Митр. Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Русь соборная // Наш современник, 1995, №6. С. 78.

133

Молдавия (Валахия). На улицах Петрограда происходили вооруженные столкновения. Из армии началось массовое дезертирство. Стоит напомнить, что эта «бескровная» революция, развалившая армию, страну, экономику, финансы («керенки» по полметра длиной лишались смысла на глазах), произошла без влияния большевиков. Ленин был в Швейцарии и за месяц до февраля и не предполагал, что будет переворот. 22 января 1917 года в Швейцарии в докладе для молодежи В. И. Ленин говорил: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции» 1 . Троцкий был в Америке, Сталин в Сибири, а из членов будущего состава ЦК, избранного в августе 1917 года на VI съезде партии большевиков, никого в феврале не было в Петрограде. Власть валялась на улице, и начался, как теперь часто говорят, беспредел. Февральская революция не решила ни одного больного вопроса страны — ни о мире, ни о земле.

Поэтому был столь успешным и легким Октябрьский переворот. И Ленин, как напишет потом Н. Бердяев, стал собирать Россию: «И он остановил хаотический распад России, остановил деспотическим, тиранским путем» 2 . Первое, что важно отметить, — решительность действий: «Когда началась междоусобная борьба почти по всей стране, народ мог много раз проверить себя: куда идти, за кем? То красные, то белые, то петлюровцы, то анархисты, махновцы, то чехи, греки, французы, то эсеры, то кадеты, то монархисты; то опять красные, опять белые, и еще раз красные — все это народ пережил.

В Екатеринославе, например, власть переменялась последовательно восемнадцать раз! И народ все же остано-

1 Ленин В. И.Полн. собр. соч. Т. 30. С. 328.

2 Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 95.

134

вился на большевистской партии как своей. В России говорили тогда: плоха власть, да наша.

А власть эта не только гладила народ по головке всякими обещаниями и сказками, а вскоре взяла его в ежовые рукавицы в переработку. Часто обвиняют большевиков в терроризме. Но в этом не только их сила, но и государственная правда. Только настоящая власть без страха употребляет, где нужно, силу, до смертной казни включительно... И народ наш, знающий слабость человеческой природы и необходимость твердой власти, не побоялся посадить на свои плечи крутых большевиков, потому что здравым умом понял: «эти» наведут порядок! Значит, государственная власть...» 1

Чека сначала создавалась для разгона пьяных толп, громящих винные склады, и, конечно, не уговаривала, а стреляла. И в России, кровью умытой, действовал исихастский рецепт, о котором много позже напишет Н. О. Лосский в своем сочинении о русском народе: при таянии льда на Неве ставили городового предупреждать проходящих об опасности. Не послушавший предупреждения мужик пошел по льду, провалился в полынью, был вытащен городовым, и его же, городового, стал ругать. «Как? Я ж тебе кричал!» И мужик резонно заметил: «Подумаешь, кричал! Надо было в морду дать!» В исихазме (молчаливом учении) наука убеждать трактуется так же: имеющий истину не болтает, не убеждает, ибо это скорее говорит о его сомнениях. Владеющий истиной приказывает, велит, заставляет, принуждает. В этом смысле большевики имели волю и государственный русский инстинкт. Это первое и главное. Другая сторона — и об этом немало писал известный русский монархист В. Шульгин — как раз страдала безволием.

1 М и т р. Вениамин (Федченков). Указ. соч. С. 157—158.

135

Второе. Власть была «наша»: «...приемлема была им земельная и заводская программа большевиков: все народу! Приемлема была и система власти: Советы из того же народа, и в центре, и на местах!» 1 У белых программы не было, монархизм был фактически запрещен 2 , армия некрещеная 3 , господствовало «непредрешенчество» — победим, а там разберемся: «Отсутствие единой идеологии движения дезориентировало войска, разлагало белый тыл. Красные же скрепляли его за собой террором, обещаниями земли и справедливости.

При всем уважении к героизму белых воинов следует признать, что политика их правительств была в основном лишь реакцией Февраля на Октябрь, что и привело их к поражению так же, как незадолго до этого уже потерпел поражение сам Февраль», а в результате «за границу ушел весь политический спектр дореволюционной России (кроме большевиков)» 4 . Белым было нечего сказать народу, нечего обещать: ни земли, ни труда, ни веры — все было не с ними.

И третье. И белые и красные выступали за единую Россию, однако за белыми «февралистами» стояли иностранцы. 14 держав Антанты — не выдумка. Была немецкая, французская, английская, чешская, румынская, греческая, японская, американская, польская... армии на территории России. 1 миллион иностранных солдат на нашей территории! Деникин же получил от Англии пароходы с вооружением, снаряжением, одеждой и другим имуществом по расчету на 250 тысяч человек. И он же под давлением Запада признал главенство Колчака.

1 Митр. Вениамин (Федченков). Указ. соч. С. 158.

2 Там же. С. 260.

3 Там же. С. 247.

4 Назаров М. Миссия русской эмиграции. М., 1994. Изд.2-е. Т. 1. С. 40—41.

136

Колчак уже в 1917 году был в Англии и США, после Октября поступил на службу его величества короля Великобритании, и в Сибири работал под контролем британского генерала Нокса и французского генерала Жанена. Под залог трети золотого запаса России он получил около миллиона винтовок, несколько тысяч пулеметов, сотни орудий и автомобилей, десятки самолетов, около полумиллиона комплектов обмундирования и т. п. Антинародность режима подчеркивается и масштабами террора. На конец 1918 г в Советской России в заключении было чуть больше 42 тысяч контрреволюционеров, бандитов, спекулянтов. А в царстве «белых» только на востоке страны находилось около 1 млн. в концлагерях и 75 тысяч в тюрьмах, то есть в 20 с лишним раз больше 1 . Если учесть, что в Европейской (Советской) России населения было по крайней мере в 10 раз больше, то террор белых должно по масштабам считать в 200 раз более ужасным. Направленность его против русского народа и в пользу иностранцев была видна невооруженным глазом.

В результате, в 1933 году в Париже в своих воспоминаниях «отец русской авиации», адмирал, двоюродный дядя Николая П, великий князь Александр Михайлович писал, что союзники собирались превратить Россию в свою колонию, а «на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи...» 2 .

Именно эта патриотическая сторона привлекла в Красную Армию и А.Брусилова, и С.Каменева, и генштабистов и крестьян. Не случайно стал народной песней стих Демья-

1 Г о л у б П. «Белая» Сибирь, кровью умытая. // Диалог, 2002, №7 С. 58.

2 Кожинов В. В. Загадочные страницы истории XX века // Наш современник, 1994, №11—12. С. 246—247.

137

на Бедного, в котором новобранец говорит отговаривающим его от ухода в Красную Армию родным:

 

Если б были все, как вы, ротозеи,

Чтоб осталось от Москвы, от Рассеи?

Все б пошло на старый лад, на недолю.

Взяли б вновь от нас назад землю, волю. 1

 

Против белых была земля, труд, справедливость, патриотизм, братство угнетенных, воля, независимость России. В конце концов это и решило дело. И Колчак был сдан партизанам, т. е. народу.

И еще раз народ четко ответил на вызов истории в Отечественной войне, где было не только столкновение коммунистического и фашистского режимов, но и столкновение систем — ценностей. И системы исключали друг друга! В своей книге «Майн кампф» Гитлер с благодарностью отзывался об основателе общества Туле Адольфе фон Себоттендорфе (объединение этого общества с Комитетом независимых рабочих в январе 1919 г . создало Германскую рабочую партию). Символом Туле была свастика с мечом и венком, а идеология составляла смесь идей Блаватской, Листа, Либенфельса, Хьюстона Чемберлена. Туле было «народным оккультным братством», и вокруг него группировались А. Розенберг, Р. Гесс, К. Харрер, Д. Эккарт. Стоит вспомнить и «Арманен» — эзотерическое общество фон Листа, чьим теориям следовало спецбюро СС «Ананербе»; и стоит помнить «Орден новых тамплиеров» Либенфельса с оккультно-расовыми теориями. «Гитлер явился в мир, чтобы освободить «арийцев» от «грязной» и дегенеративной химеры, называемой совестью и моралью, от нелепых требований свободы и личной независимости, переносить которую могут лишь считанные единицы. Арийцы, в первую очередь — немцы, должны быть по ту сторону добра и зла. Он освободит их от «бремени свободной воли». Он покажет

138

с «невероятной ясностью», что понятие «индивидуальная душа и личная ответственность» лишены какого-либо смысла...» 1 . «СС не полицейская организация, но настоящий религиозный орден, с иерархией своего рода светских братьев-монахов во главе». Высшие монахи получали посвящение в Бургах, и эта церемония напоминала «черную мессу в чисто сатанинской традиции» 2 . У гитлеровцев в учении не было совести, братства людей, им не нужна была церковь, люди, по их понятиям, за небольшим исключением были недочеловеки, сатанинский оккультизм пронизывал высшие окологитлеровские круги.

Иное было в России: «Именно русские (а следовательно, в глубине и православные) советские армии стали побеждать Гитлера...» 3 Русское — православное — советское во фразе митрополита слилось в одно определение не случайно: война была с захватчиками, освободительная, церковь заняла ясную и четкую патриотическую позицию. Верховный главнокомандующий заговорил языком русских святынь, — и «братья и сестры», и «образы великих предков», и «родина-мать», повторил в своей первой речи во время войны идеи призыва местоблюстителя патриарха митрополита Сергия, пошел на созыв церковного собора и избрание патриарха. Сама логика и лексика речей Сталина типа «Наше дело правое. Враг будет разбит» прямо коррелировались с известными словами православного учения «Не в силе Бог, а в правде». И не случайно был снят фильм об Александре Невском, постоянно вспоминали Александра Суворова. В войсках и уставах, воплощая суворовские принципы, фактически воскрешали русско-православные святыни. Сравните «Сам погибай, а товарища выручай» с известным «Нет выше любви, если кто положит душу за

1 Пруссаков В. Оккультный мессия и его рейх. М, 1992. С. 149.

2 Там же. С. 166—167.

3 М и т р. Вениамин (Федченков). Указ. соч. С. 395.

139

други своя». И не было ненависти к иноплеменникам: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается!» — и интернационализм советский естественно сливался с русской идеей братства людей. И была гордость за русских, принявших на свои плечи всю тяжесть земную, и тост Сталина за великий русский народ. С одной стороны, в этой войне мы видим единство всех русско-православно-советских святынь, а с другой — и это лишь оттеняло свет русской идеи — человеко-бого-свято-ненавистничество по ту сторону добра и зла. Об этом стоит напомнить еще и потому, что сегодня модными стали размышления типа А. Янова: «При всем естественном человеческом уважении к духовным поискам отцов «русской идеи», приходится констатировать, что изначальное презрение к политике и ненависть к парламентаризму наказали их политическим банкротством. Именно парламентаризм, от которого намеревались они спасать Европу, в действительности спас Европу. Он оказался единственным известным человечеству способом обеспечить свободу. История показала, что «русская идея» была не практической альтернативой парламентаризму, но лишь утопией» 1 .

Впечатление от этой фразы удивительное. Вспомним историю. Разве не парламентским путем пришел к власти Гитлер, и, значит, не парламентаризм ли его породил? И разве не вся парламентская Европа лежала под сапогом Гитлера? Ведь кроме его союзников и нейтралов, только Англия оказалась не захваченной. Разве не на русском фронте сломали хребет фашизму? И разве не русские войска освободили Европу и взяли Берлин? Разве это не свидетельство исключительной жизнеспособности той самой «русской идеи»? Факт русской победы над фашизмом слишком значителен, и даже А. Янову не удастся опровергнуть это. Но

1 Янов А. Русская идея и 2000 год... С. 145.

140

Европа, а тем более США всегда были по отношению к нам невежественны и неблагодарны, перефразируя Пушкина, говорим мы и сегодня.

И последнее в разделе о коммунистическом периоде — вопрос о соотношении ленинизма и социализма с русской идеей. О русскости Ленина писали многие. Среди них не только Сталин, Троцкий, Бухарин, Горький, Маяковский. Но среди них и его противники: Н. Бердяев, С. Булгаков, Н. Устрялов, Н. Лосский, Н. Валентинов. И смысл написанного: «Ленин был типически русский человек... В характере Ленина были типически русские черты и не специально интеллигенции, а русского народа: простота, цельность, грубоватость, нелюбовь к прикрасам и к риторике, практичность мысли, склонность к нигилистическому цинизму на моральной основе» 1 . Даже психологически, как отмечает Н. Валентинов, он был ярко выраженным русским по натуре: делая работу, он входил в раж и «развивал невероятную энергию», «делался бешеным», после «исступленного напряжения» начинался упадок сил, «он точно потерял способность ходить, всякое желание говорить, почти весь день проводил с закрытыми глазами... Дети с соседней дачи называли его «дрыхалкой» 2 . Даже кличку Старик Валентинов убедительно связывает с понятием «старца», святого и мудрого. Известно, что и похоронили Ленина по православному обряду сохранения святых мощей, и это было понятно всем членам Политбюро 3 . И последнее в этой связи: «Несмотря на свой афишированный интернационализм, даже космополитизм, среда, которой командовал Ленин, была очень русской» 4 .

1 Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма... С. 95.

2 Валентинов Н. Недорисованный портрет. М, 1993. С. 141— 144.

3 Валентинов Н. Нэп и кризис партии после смерти Ленина М., 1991. С. 146—150.

4 Валентинов Н. Недорисованный портрет... С. 53.

141

Итак, личность Ленина, его психология, характер, даже кличка, среда и похороны очень русские, и это, конечно, накладывало отпечаток и на все движение. Но так ли это в теории и политике? Ведь марксизм, который исповедовал Ленин, есть плоть от плоти европеизма, и тогда возникает вопрос: как это относится к русской идее? Для ответа на этот вопрос стоит вспомнить, что ленинизм лишь по форме выглядит ортодоксальным марксизмом, а на самом деле уже в силу дополнительной (хотя бы) проработки ряда вопросов в чем-то изменился по сравнению с текстами XIX века. На самом деле, для Маркса и Энгельса сельская жизнь сопряжена с «идиотизмом» 1 , а крестьяне «реакционны» 2 Средневековье же «темное», Герцена Маркс очень не любит, как, впрочем, долго не любил и Россию. А для Ленина главный вопрос — аграрный, революция — рабоче-крестьянская, т. е. крестьяне — революционный, а не реакционный класс. Ленин — автор статей «О национальной гордости великороссов» и «Памяти Герцена». Эти отличия лежат на поверхности, не увидеть их трудно. Тем более видно это в политике. Брестский мир, а затем нэп показали, что для Ленина иерархия ценностей выглядит так: сначала Россия, а затем коммунизм. В обоих случаях ему пришлось идти против течения, и он лично вынудил возможностью своей отставки и своим авторитетом согласиться на его решение — сначала Россия, затем коммунизм. Конечно, объяснялось это тем, что только такая схема сохраняет сам коммунизм, но реальность политики позволяла его оппонентам и врагам считать его не марксистом, а скорее Пугачевым, Петром Первым, Чернышевским, великим князем Московским, славянофилом, святым старцем и т. п. Думается, что этот вопрос — Ленин и русская идея — требует детальной и обширной особой работы.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 4. С. 428.

2 Там же. С. 434.

142

Социализм и русская идея, безусловно, совместимы в плане труда, социальной справедливости, общего братства народов, а несовместим с ней ушедший режим с его атеизмом и русским православием. Нетрудно заметить, что в России все неожиданно приобретает неожиданные очертания: в церкви о неверующих священниках или преподавателях духовной академии речь уже не идет, жертвенная позиция церкви очистила атмосферу, и сегодня церковь стала очень привлекательной для интеллигентов и молодежи. А братство народов неожиданно закончилось межнациональными войнами и распрями. Последнее прямо связано с тем, что это братство зиждилось на русском народе, который пытался в одиночку вытянуть «тягу земную», спасти и накормить весь мир — Таджикистан и Вьетнам, Литву и Болгарию. А так братство не строится, и РОССИИ опять нужно сосредоточиться на своих проблемах и подумать о себе, следовательно, о русской идее как смысле русской истории и русского народа.

Советский период имел безусловные достижения — мощный технический рост, всеобщая грамотность и достаточно высокое образование, развитие коммуникаций, победа над Гитлером и выход в космос. Возник новый тип личности, чью интересную характеристику в своей книге «Роза мира» дает Д. Л. Андреев: «Человек какого образа воспитывался всеобъемлющей педагогической системой? Каков был ее идеал?»

Она развивала в воспитуемом смелость, ибо смелость эта была нужна государству для борьбы с врагами и для грядущих боев за всемирную власть. Воспитывалась воля, но такая воля, которая покорна государству и квазицеркви (партии.— Н. Б.) и тверда в осуществлении их — и только их — директив. Воспитывалось чувство товарищества, но товарищества по отношению только к тем, кто неукоснительно и твердо отстаивал дело именно того государства и

143

этой квазицеркви. Воспитывались правдивость и честность, но честность такого рода: такая честность, когда человек, не колеблясь, предает товарищей, друга, отца, выдает любую доверенную ему тайну, если она хотя бы в деталях противоречит интересам государства и указаниям квазицеркви. Воспитывалось творческое отношение к труду — все ради эффективности трудовых процессов в интересах той же квазицеркви и того же государства. Поощрялась жажда знания, но направлялась она по строго определенному руслу: такому руслу, которое обеспечивало технический прогресс и формирование определенной идеологии. Все это окрашивалось тщательно культивируемой, выращиваемой, питаемой, поливаемой, подогреваемой ненавистью к врагу, причем врагом считался каждый, мыслящий иначе, чем квазицерковь. В итоге получалась развитая, энергичная, жизнерадостная, целеустремленная, волевая личность, по-своему честная, по-своему идейная, жестокая до беспощадности, духовно-узкая, религиозно-невежественная, зачастую принимающая законченный тип самоуверенного фанатика, выражающего, что его государство — лучшее из всех государств в мире, его народ — талантливее всех народов, его квазицерковь — ковчег абсолютной истины, его идеология — безупречно правильна, его вождь — непогрешим не только ex cathedra , но и во все минуты своей жизни, все же остальное — ветошь, исторический мусор, только мешающий жить и осужденный на безжалостное уничтожение» 1 .

Сегодня можно сказать, что подобная характеристика новой нравственности может быть похожа на то, чего желали при Сталине и нередко достигали. При этом, к сожалению, Д. Андреев не учитывал наложения разных моралей — разных моделей — ленинской и православной, ленинской и

1 Андреев Д. Роза мира. М, Новый мир. 1992. С. 435.

144

сталинской, официальной и народной. И его характеристика может выглядеть излишне суровой, однако явно отражает реальность «суженной» личности. И можно было бы вспоминать известные слова Ф. Достоевского «широк русский человек, сузить бы его», подразумевая исполнение его рекомендаций. Однако делать этого не хочется, ибо «духовно-узкая», по словам Д. Андреева, личность проявляла не ту «узость», которую желал получить Ф. Достоевский. Положительная «узость» вовсе не «духовно-узкая», а введенная в рамки неумеренная широта, ограниченная броней жесткой дисциплины и точно выверенная высокой целью сила и страстность русской натуры.

И другой вопрос состоит в том, что «узость» натуры, о которой пишет Д. Андреев, в основном вынужденная. Страна не могла предоставить себе роскоши «широкой» многопартийности Февраля, ибо это привело бы, и уже привело, к анархии, развалу государства и гражданской войне, с одной стороны, а с другой — могло привести к превращению страны и народа в жалкий придаток западных держав. В обоих случаях последствием была бы гибель, и в этих условиях приходилось идти на «зауживание» личности.

И еще один вопрос в связи с определением Д. Андреева: чего хотели и на что направлены были «квазицерковь» и «государство»? Вот как пишет борец с коммунистическим режимом известный философ-эмигрант И. А. Ильин: «Почему русская интеллигенция тянула прежде всего к социализму? Потому что она, почти утратив христианскую веру (под влиянием западного рассудочного «просвещения») удержала христианскую мораль и хотела социального строя, т. е. свободы, справедливости и братства (к коим она, по недоразумению, пристегивала и равенство)» 1 . Итак.

1 Ильин И. А. Наши задачи. М., 1992. Т. 1. С. 39.

145

свобода, справедливость и братство. Что касается равенства, то и у Ленина, и у Ильина критическое отношение к равенству и демократии. Что же касается совпадений русской религиозной философии и ленинизма, то обнаруживается достаточно широкий общий пласт в учении об истине, отношении к богатству и собственности, отношении к труду, диалектике и превалированию жизни над теорией, определению места рационального в жизни, волевому настрою и ряду нравственных и философских позиций 1 . Стоит напомнить в этой связи хотя бы о том, что А. Ф. Лосев — исихаст, принявший тайный монашеский постриг под именем Андраника, написал много хвалебных слов о философии ленинизма 2 . Если же добавить к сказанному имя В. Ф. Асмуса — православно-марксистского философа, то явление, о котором писал И. А. Ильин, получает достаточно Серьезное обоснование.

1 См .: Бенедиктов Н. А., Евстигнеев С. А., Мишин В. И Ленин: марксизм и русская идея. Н.-Новгород, 1994

2 См .: Л о с е в А. Ф. Дерзание духа. М., 1988.