Асланов Л. Культура и власть

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ II. НИДЕРЛАНДЫ

О народе Нидерландов надо писать не в прозе, а стихами. Судите сами: крохотная страна, около 40% территории которой отвоевано у моря и которая лежит ниже уровня мирового океана [1, 16], является третьей страной в мире по экспорту сельскохозяйственной продукции, уступая только таким колоссам, как США. Но сельскохозяйственная продукция составляет лишь 20% экспорта Нидерландов, а остальное — это продукция наукоемких технологий. Ничего подобного в мире нет. И это при условии, что страна бедна природными ресурсами (недавно только началась промышленная добыча газа). Все, что достигнуто поколениями нидерландцев, сделано их волей, умом и трудом. Спрашивается, как это стало возможным? Почему же огромная, богатая ресурсами Россия стоит у порога Нидерландов с протянутой рукой?

Глава 4. Географическое описание

Предварительное замечание. В научной литературе давно утвердился термин «Нижние страны». Он означает территорию, охватывавающую современные Нидерланды, северо-восточную часть Бельгии, и относится к тому периоду, когда Нидерландов как страны не существовало: еще не был дифференцирован язык, не было устоявшихся границ, налаженных торгово-экономических и культурных связей внутри страны и т. д.

4.1. Строение поверхности

Нидерланды — низменная страна. Кроме 40% всей территории, расположенной ниже уровня моря, еще 30% территории возвышается в пределах 1 м над уровнем моря. Самая высокая точка — 321 м над уровнем моря — находится на крайнем юго-востоке, в районах гестов — древнеледниковых и перигляциальных равнин со средними высотами 40—60 м над уровнем моря.
В рельефе большей части Нидерландов сохранились следы влияния покровных оледенений. Достоверно установлено, что ледниковый покров дважды проникал на территорию Нижних стран в среднем плейстоцене, причем позднее оледенение было максимальным [1, 17]. Ледник, двигаясь, образовал моренную гряду по линии Амстердам — Арнем, местами поднимаясь до 100 м и выше. Особенно значительных размеров достигают гряды в Велюве [1, 17—18]. Моренная гряда перегородила русло Рейна, текшего на север, и с тех пор и по ныне устье Рейна повернуто на запад. Ледник выскоблил дно Северного моря, поэтому оно мелководное и имеет очень пологие берега у континентальной части Европы, начиная с Бельгии на западе и до северной оконечности Ютландского полуострова на северо-востоке [2, 13].
Дальнейшее формирование рельефа древнеледниковой области определялось перигляциальными процессами. Долины заполнялись наносными покровами, спускавшимися со склонов моренных гряд, которые при этом сглаживались. Под влиянием интенсивных процессов выветривания на всей территории Нидерландов накапливались покровные пески, за исключением Южного Лимбурга, где отлагались типичные лессы.
Многие формы рельефа в песчаных местностях, например, продольные дюны на морском берегу оказали большое влияние на раннее заселение Нижних стран. Дюнам предшествовало образование береговых песчаных валов. Это происходило в период послеледниковой, так называемой фландрской трансгрессии (повышенной активности) моря около 8 тыс. лет назад. Береговые валы отгородили от моря низменную в тех местах сушу, и в условиях большого стока пресной воды из рек Шельды, Мааса, Рейна начались процессы заболачивания и торфообразования.
Приблизительно в 2500 г. до н. э. море прорвало дюнный барьер на западе и севере Нидерландов, вторглось в болотистые низины, частично их размыло и нанесло слой глины. Так началось формирование современных маршей. Маршами называется незатопляемая морским приливом прибрежная полоса суши шириной около 50 км, тянущаяся от устья Шельды до северной оконечности Ютландского полуострова. Море в этих местах очень мелководное, и дно, обнажаемое морским отливом, называется ваттами. Марши, ватты, дюны и песчаные валы — все тесно взаимосвязаны друг с другом [1, 19].
С точки зрения геологического строения марши состоят из слоя глины, торфа и располагаются на древнем плейстоценовом песчаном основании. На нем археологические раскопки обнаруживают следы обитателей этих мест эпохи неолита. Слой глины был нанесен на песчаное основание морем, а в море глина веками вместе с илом и торфом выносилась из многочисленных рек: Эйссела, Вехта, Эмса, Везера, Эльбы, не говоря о Рейне, Маасе и Шельде. Образование маршей стало возможным из-за особенностей геологического строения рассматриваемой прибрежной полосы Северного моря. Берег здесь на десятки километров вглубь материка плоский как стол и очень постепенно повышается над уровнем моря по мере продвижения вглубь материка. Дно по мере удаления от берега очень постепенно опускается вниз, поэтому илистые выносы рек здесь легко задерживаются. Во время штормов взмученные глина и ил выплескиваются на берег и остаются на песке. Образовывавшийся травяной покров препятствовал смыву отложений в море последующим штормом и задерживал от уноса новые отложения, приносившиеся морем. Захороненная новыми наносами трава увеличивала содержание гумуса в почве, а свежая поверхность грунтовых отложений вновь зарастала травой. Так постепенно образовался весьма толстый слой плодородной почвы.
Существование ваттов и маршей гидрологически взаимосвязано, причем пологость ваттов тоже имеет значение, так как на обрывистом берегу марши во время отливов быстро обезвоживались бы. Ширина ваттов достигает 30 км при перепаде высот уровня моря в периоды отлива и прилива 2—2,5 м. Такое сочетание гидрогеологических условий редко встречается на земном шаре.
Созданию маршей способствовали не только геологическое строение земной коры, но и ветры в этой части Европы. Часто ветры во время штормов нагоняют воду с моря на сушу на многие километры вглубь континента, временно повышая уровень моря на несколько метров. Поэтому марши имеют ширину около 50 км. Третий фактор, повлиявший на возникновение маршей, тоже геологический. Реки, впадавшие в море, формировали по берегам наносные глиняные валы, препятствовавшие оттоку воды с маршей. Со стороны моря с течением времени образовались песчаные валы и дюны как результат деятельности морского прибоя. Эти валы и дюны тоже мешали оттоку нанесенной штормом и ветром воды, что способствовало заиливанию маршей.
Море имеет две фазы своего состояния — трансгрессии, т. е. активного моря, с множеством жестоких штормов и наводнений, приводивших к формированию и возвышению маршей, и регрессии, в течение которой море спокойно, отложения на маршах постепенно обезвоживаются и обсыхают, но во многих местах вода сохраняется и начинаются процессы торфообразования. Конечно, процесс формирования маршей зависел от локальных особенностей геологического строения, поэтому марши неравномерны, но общей закономерностью является существование торфяных болот в промежутке между маршами и материковой частью суши. В болота стекает вода с материка (с так называемых песчаных грунтов), и они питают многие реки, текущие в море. Наносные береговые валы этих рек являлись естественными проходами сквозь болота с материка на марши как для людей, так и для скота. Примерно в 700 г. до н. э. период трансгрессии перешел в период регрессии и на маршах возникли тучные, хотя и переувлажненные солоноватые луга [3, 398].

4.2. Климат

Климат всего побережья морской, мягкий. В его западной части среднегодовая температура +10°С, а января +3°С; дождливых дней — не менее половины в году. Среднегодовое количество осадков 700 мм. В среднем три часа ежедневно идет дождь. Небо часто затянуто облаками, поэтому считают среднегодовое количество солнечных часов, а не дней: их около 1600. Такие климатические условия в сочетании с плодородием почв чрезвычайно благоприятны для сельского хозяйства, но повышенная влажность, а местами заболоченность долгое время делали земледелие невозможным.
Сила ветра быстро уменьшается от побережья вглубь страны — соответственно в среднем за год 30 и 13 м/сек, но и последней вполне достаточно для работы бесчисленных ветряков, откачивающих круглые сутки воду. Однако бывают и туманы, при которых преобладают штили и южные ветры [1, 22—27].

4.3. Поверхностные и грунтовые воды

Реки Нидерландов очень полноводны. Годовой сток достигает 110 млрд м3. Сток грунтовых вод составляет половину поверхностного. Особое место занимает Рейн, на долю которого приходится 70 млрд м3 годового стока. Для нижнего течения Рейна характерен приатлантический тип режима с зимним максимумом стока, когда уровень достигает 13 м от ординара. Сталкиваясь с морской приливной волной, рейнские воды выходят из берегов, разрушая плотины вдоль берегов от моря далеко вглубь страны. Такие наводнения часты, но бывают катастрофические наводнения, если штормовой нагонный ветер совпадает с высоким приливом, а уровень воды в Рейне повышен из-за обильных дождей.
Обильные осадки и их равномерное годовое распределение, в сумме превышающие испарения, теплая бесснежная зима приводят к постоянному и повсеместному подпитыванию грунтовых вод. Помимо климатических условий в Нидерландах важную роль играет напорное подпитывание в тех местах, которые находятся ниже уровня моря. Почти повсеместно на глубине от 1 до 15 м залегает мощный водопроницаемый песчаный горизонт, обеспечивающий интенсивный напорный приток воды сквозь грунт [1, 28—33].

4.4. Грунты. Торфяники

Плодородие лессов и низкое плодородие песчаных грунтов вряд ли требуют комментариев. Более важно знать особенности торфяников (столь распространенных в Нижних странах), обнаруживающиеся при их использовании человеком.
После осушения болота прекращается жизнедеятельность растений-торфообразователей, происходят осадка торфа и его консолидация (уплотнение) в результате удаления гравитационной воды. Начинается процесс активного биохимического разложения органогенной массы до углекислоты, воды и нитратов. Биохимическая сработка торфа приобретает направленный характер. Ее темпы обусловлены тремя факторами: глубиной залегания грунтовых вод, характером сельскохозяйственного использования почв и климатическими условиями региона.
Особенно разрушительными оказываются применение самотечного осушения и использование дренированных торфяных почв для размещения пропашных культур. В этом случае разложение торфа протекает весьма интенсивно — до 2—3 см/год, поэтому за столетие уровень грунта понижается на 2—3 м. Реальные темпы сработки торфа оказываются еще более высокими, так как культура пропашных на торфяных почвах при самотечном осушении обычно сопровождается ветровой эрозией, а также поверхностными и глубинными пожарами.
Правда, в Нидерландах всегда был фактор, который смягчал сработку торфа. Осушение торфяников проходило в таких условиях, при которых уровень грунтовых вод был достаточно высоким и капиллярная кайма грунтовых вод не отрывалась от нижних слоев торфа.
К тому же в Нидерландах при использовании торфяных почв применяли так называемую голландскую культуру, которая была эффективна при условии, что осушительные каналы подходили к городам. По каналам торф привозили в города для использования в качестве топлива, а из городов отходы транспортировали для компостирования в места выемки торфа.
Если торфяной грунт используется не для возделывания пропашных культур, а для пастбищ, биохимическая сработка торфа достигает 0,5—1,0 см в год [4, 332—335].
Польдерные (см. ниже) осушительные системы по сравнению с самотечными обеспечивают понижение базиса эрозии, но не останавливают биохимическую сработку торфа в верхних слоях грунта.
На торфяниках для лугов и пастбищ нужна наименьшая глубина осушительных канав или каналов (всего 0,8—1,0 м) по сравнению с полями (1,0—1,2 м) или садами (1,2—1,4 м) [4, 268—272].
Рельеф, климат, почвы и воды — эта та среда, к которой веками приспосабливался человек и которая определяла деятельность людей, формировавшую их сознание и культуру.