Куропаткин А. Русская армия

ОГЛАВЛЕНИЕ

Последствия ослабления русского племени

В предыдущей главе изложено, какие испытания выпали на долю русского племени и какие труды и жертвы пришлось этому племени принести в работе по сбору и укреплению русской земли. Было изложено, что уже в конце XVII века население России крайне нуждалось в перерыве внешней деятельности его и сосредоточении усилий правительства на внутренней, устроительной работе. Но в XVIII веке, ввиду еще не законченных исторических задач России по объединению русского племени и выходу к морям Балтийскому и Черному, этого перерыва нельзя было дать.

Отдых от внешних предприятий был невозможен и потому, что наиболее сильные в то время из соседей — шведы — сами перешли в наступление. Почти все XVIII столетие русскому народу и войску пришлось вести упорную борьбу с многочисленными врагами, и, хотя эта борьба была закончена с полным успехом, население России к концу XVIII века пришло в расстройство. Внутреннее положение страны стало неспокойным, что и выразилось многими бунтами, в том числе Пугачевским. Но с внешней стороны Россия находилась в безопасности. Начавшееся во Франции революционное движение отвлекло внимание европейских держав к западу, а ближайший враг России — турки — был побежден и ослаблен. Грозная своими победами русская армия, стоявшая в ту эпоху на уровне лучших армий Европы, могла дать России полное спокойствие: на нее нападать не решились бы. Казалось, обстановка складывалась исключительно благоприятно, чтобы, по достижении в XVIII столетии своих исторических задач, русское население, истощенное принесенными им жертвами, наконец передохнуло и занялось своими внутренними делами, главным образом по увеличению своего достатка.

В главах XX и XXVIII изложено, по каким причинам русскому племени не удалось отдохнуть и собраться с силами и в XIX столетии: окончив в конце XVIII столетия выполнение своих исторических задач, Россия была привлечена к исполнению новых задач по устройству, успокоению и усилению разных государств Европы и освобождению христианского населения Балканского полуострова от власти турок. Войны, веденные Россией для достижения этих целей, не связанных с русской национальной политикой, а также необходимые для России войны для завоевания Кавказа и Средней Азии и войны внутренние в Польше — и в XIX столетии тяжело легли на население России и замедлили культурный рост его.

Кроме усмирения польского мятежа 1863—1864 года и 64-летней войны на Кавказе, Россия в течение XIX века вела 18 войн и кампаний.

Расходы, вызванные веденными Россией в XIX столетии войнами, должны составить несколько миллиардов руб.. Только последняя война с Турцией в 1877—1878 годах стоила свыше одного миллиарда руб. За неимением необходимых денежных средств внутри страны, производились займы, и рос государственный долг России.

В течение XIX века происходило расширение пределов России на Кавказе, в Средней Азии и в Финляндии. Эти новые окраины, равно как и ранее присоединенные: польские, балтийские, а также южные местности России приходилось устраивать и охранять.

Русскому племени свойственно отсутствие гордости перед побежденным, великодушие, отсутствие подозрения и недоброжелательства к нему. Правительство, пользуясь этими качествами русского племени, не только не извлекло из завоеванных русской кровью местностей ресурсов для возмещения русскому племени хотя бы части принесенных им жертв, но наоборот для устройства завоеванных окраин извлекало средства из того же ослабевшего русского племени. Окраины долго приносили убыток, пополняемый из тощего кармана русского жителя.

Различные льготы, в том числе и освобождение от воинской повинности, без установления соответствующего военного налога, ставили покоренное население окраин в привилегированное, сравнительно с русским населением, положение и способствовали экономическому и культурному развитию инородческого элемента в России.

Быстрое развитие, особенно в последнюю четверть XIX века, численности постоянной армии, развитие флота, устройство крепостей вызывали быстро растущие огромные расходы и отвлекали от мирного труда все большее число рук.

Необходимость поддерживать спокойствие населения на окраинах требовало содержания в них значительного числа войск. Но, когда Россия стала лицом к лицу с силами тройственного союза, оказалось, что вследствие нашей культурной отсталости сеть железнодорожных путей была так мало развита не только сравнительно с сетью дорог в Германии, но даже в Австрии, что в случае войны наши передовые войска на западной границе были бы атакованы превосходными силами, ранее подвоза к ним подкреплений. Пришлось еще в мирное время передвинуть значительное число войск из внутренней России в западные округи.

Такое перемещение оказалось чрезвычайно выгодным для населения окраин. В особенности много выиграло польское население поставкой для многочисленных войск продовольственных и иных запасов. Местности внутренней России, откуда вывели войска, напротив того, пострадали в экономическом отношении.

Финансовая политика России, несколько раз в течение XIX столетия менявшая направления, не способствовала подъему благосостояния массы русского населения. Пережитый Россией переход от хозяйства с крепостным трудом к хозяйству с вольнонаемным трудом, а также деятельность освобожденных крестьян при общинном владении землей сопровождались серьезным потрясением сельскохозяйственной деятельности русского населения.

Дворяне-землевладельцы в массе не могли приспособиться к новым условиям и по многим причинам, в том числе и независящим от них, стали получать настолько мало доходов с земли, ранее их кормившей, что потеряли веру в эту землю и стали продавать ее в размерах, грозящих дворянскому землевладению уничтожением.

Крестьяне тоже при новых условиях труда на общинной земле оказались недостаточно обеспеченными.

Финансовая политика последних 15 лет прошлого столетия, направленная почти исключительно на развитие заводско-фабричной промышленности в России и на постройку железных дорог, как изложено выше, не способствовала улучшению экономического положения русского населения центрального района. Напротив того, угнетенное экономическое положение этого населения — оскудение центра — многими исследователями рассматривается как результат ошибочной, односторонней финансовой деятельности нашего правительства. Недостатки нашей финансовой политики, игнорировавшей интересы главной массы русского населения, начинают внушать опасения и за границей.

Недавно в « La Revue » г. Фино делает заключение, что Россия не может обойтись без новых займов, но не должна и практиковать более применяемую ей до сих пор систему беспорядочных займов, тем более, что такая система недопустима для кредиторов России. По подсчету автора, России понадобится еще до 20 млрд франков. Эти деньги, по мнению г. Фино, и могли бы дать капиталисты Франции и Англии, но только в том случае, если бы существовала уверенность, что такие деньги пойдут на восстановление военной мощи и экономических сил страны.

«Не видя других средств остановить это падение по наклонной плоскости, г. Фино считает, что необходимо выработать систему совместного контроля над Россией со стороны Англии и Франции.

Если этого не будет сделано, то для Франции окажется более удобным просто прекратить свой русский текущий счет» .

Заселение окраин, особенно Сибири, производилось в значительной степени за счет обедневшего населения центральных местностей России и вместе с другими причинами, в том числе и недоеданием, приостановило возрастание русского населения в коренных русских губерниях. В результате этих сложных причин, действовавших особенно сильно в течение XIX столетия, русское население, создавшее Россию, настолько ослабело, что оказалось не в силах энергично противиться обратному завоеванию богатств России иностранцами и инородцами, происходящему в настоящее время.

Из приведенных выше мнений исследователей экономического положения России напомним следующие, наиболее важные: Д. Менделеева о средней народной бедности России, составляющей основную причину наших бед. Мнение Шванебаха о том, что «самый неотразимый и тревожный симптом упадка центра — это слабое, граничащее с застоем, движение прироста населения центральных губерний». В. Литвинова-Фалинского: «наличие упадка нашего центра не подлежит никакому сомнению, коренное русское население слабеет, пораженное немощностью». В. Гурко: «место русского купца все более и более занимается евреем, а промышленность почти всецело сосредоточена в иностранных руках. Русские капиталы тают и все более переходят в иноземные руки».

Мякотина В. Наброски современности//Русское богатство, 1909, №11.