Хазин О. Пажи, кадеты, юнкера

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПАЖИ И ДВОРЕЦ МАЛЬТИЙСКИХ РЫЦАРЕЙ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

В царствование императора Павла I военно-учебные заведения оставались в его поле зрения.
10 марта 1798 г. в Петербурге был учрежден Военно-сиротский дом для сирот и сыновей неимущих офицеров, а при гарнизонных полках образованы его отделения. В 1799 г. в Гродно создается первый в провинции кадетский корпус — ведущий свое начало от Шкловского благородного училища. Впоследствии, в 1807 г. он переехал в Смоленск, в 1812г. — в Тверь, затем в Ярославль и Кострому, в 1824 г. — в Москву, где становится 1-м Московским кадетским корпусом. В 1800 г. Сухопутный корпус, получивший свое наименование от бывшего Кадетского корпуса, в отличие от Морского, был переименован в 1-й кадетский корпус, а Артиллерийский и инженерный кадетский корпус — во 2-й кадетский корпус. При этом в корпусе было сформировано училище для подготовки дворян в офицеры, которое получило наименование — Дворянский полк.
В XVIII — начале XIX в. Пажеский корпус находился в старом доме адмирала Крюйса, затем его перевели в здание старого Зимнего дворца на Невском проспекте (ныне между улицей Гоголя и набережной Мойки). После того как деревянный Зимний дворец был разобран после смерти Елизаветы Петровны, Пажеский корпус разместили в «лейб-кампанском доме» (ныне по улице Миллионной).
В 1802 г. Пажеский корпус был преобразован по плану генерала Ф.И. Клингерна и переведен в «дом шевалье де Орбиньи», (вписанный в Литейной части под № 75 (дом № 6 по набережной реки Фонтанки). Наконец, в 1810г. корпус обрел свой постоянный адрес: Садовая улица, д. № 26, где и размещался до 1917г.
История дома и его обитателей до водворения туда Пажеского корпуса заслуживает особого внимания, поскольку судьба этого дворца отразилась и на характере его будущих воспитанников.
Этот городской участок в начале XVIII в. принадлежал вице-канцлеру графу М.И. Воронцову. С 1749 по 1757 г. здесь был построен дворец по проекту архитектора В.В. Растрелли. В 1763 г. дворец и прилегающий к нему участок были проданы в казну за 217,6 тыс. руб. До 1770 г, здание пустовало, а затем в нем поселился принц Генрих Прусский. От него дворец перешел другому принцу Нассау-Зигену, а потом вновь вернулся в казну.
В 1798 г. Павел I принял титул Великого магистра Мальтийского ордена и, желая оказать свое особое благоволение ордену, пожаловал ему этот дворец, который повелел именовать «замком мальтийских рыцарей». В нем разместились канцелярия, казна ордена, апартаменты для сановников и католическая церковь во имя Св. Иоанна Крестителя.
Мальтийский орден в конце XVIII в. не случайно нашел свое прибежище в России. Павел I, с юношеского возраста обладая живым воображением и крайней восприимчивостью, увлекался историей рыцарства и высокими воинскими добродетелями.
Мальтийский орден в свое время владел некоторой земельной собственностью на территории Волыни в Царстве Польском. В 1793 г. Волынь перешла под власть России, которая приняла на себя часть государственных долгов Польши, и в ответ на претензии ордена признала их законными и подлежащими удовлетворению. Возникшее еще при Екатерине II дело о претензии ордена к концу ее царствования не было закончено. Павел I после вступления на престол заключил с Великим магистром особую конвенцию в пользу ордена.
Получив известие о столь благоприятном положении дел, Великий магистр немедленно отправил в Петербург специальное посольство, во главе которого стоял бальи граф Литта, кавалер Большого креста, со званием полномочного министра. Графу Литте было поручено заключить с Россией конвенцию о восстановлении приорства ордена в бывших польских областях. Кроме того, он привез в Петербург от имени Великого магистра орденские знаки, которые и были вручены Павлу I и членам его семьи. Император объявил о своем намерении учредить независимо от Великого приорства, восстановленного в присоединенной Польше, еще и Российское приорство. Из государственного казначейства были установлены денежные выплаты в размере 300 тыс. злотых в год. Оно было образовано только для лиц римско-католического исповедания. Введение рыцарства в России, по мнению императора, должно было стать мощным щитом против революционных идей. Павел предоставил Людовику XVI убежище в Митаве и разрешил разместиться на Волыни и в Подолии семитысячному корпусу французских эмигрантов под начальством принца Конде. При этом принц был возведен в достоинство великого приора Российско-католического приорства.
Захват Мальты Наполеоном направил жизнь ордена в новое русло. Россия специальным актом заявила о взятии под свою защиту этого острова. Рыцари единогласно просили Павла I принять звание Великого магистра ордена, взамен низложенного ими Великого магистра Гомпеша, проявившего «глубокую беспечность» при сдаче острова французам. Папа Пий VI дал согласие на принятие Павлом I титула и обязанностей главы Мальтийского ордена, видя в нем союзника римской курии в деле защиты католического духовенства, которое было изгнано Наполеоном из Франции и Северной Италии. 16 сентября 1798г. был издан манифест о восприятии Павлом звания Великого магистра ордена и о местопребывании капитула или Священного совета ордена в Петербурге. Указом Сената было поведено в конце императорского титула включить слова: «...и Великий Магистр Ордена Св. Иоанна Иерусалимского».
Павел I считал своей первейшей обязанностью вернуть остров Мальту рыцарям. С этой целью эскадра адмирала Ф.Ф. Ушакова соединилась в Средиземноморье с английской и неаполитанской эскадрами и установила жесткую блокаду острова. Однако, из-за двойственной политики Англии, блокада велась союзниками небрежно и Франция удерживала остров еще очень долго. Тогда Павел I приказал адмиралу Ф.Ф. Ушакову прекратить участие в блокаде и направиться к острову Корфу, где, как известно, русскими моряками затем была осуществлена неслыханная до того времени военная операция взятия островной крепости силами морской эскадры (20 февраля 1799г.). После разрыва отношений с Англией Павел I начал подготовку к войне с ней, однако, его смерть 11 марта 1799 г. не дала осуществиться этому плану.
Выпуск пажей был подобен посвящению в рыцари. Паж преклонял колено перед государыней, после чего она дотрагивалась рукой до его щеки и вручала ему шпагу. Пажи, проучившиеся в корпусе более девяти лет, выпускались в армию капитанами наравне с сержантами гвардии, а те, которые учились менее десяти лет, но более шести — в армию поручиками.
11 сентября 1797 г. директором Пажеского корпуса был назначен генерал-майор артиллерии Шапошников. Назначение директором генерала подчеркивало желание Павла I иметь корпус более военным, чем гражданским. И тем не менее, на рубеже XV1II-XIX столетий он оставался полугражданским заведением