Агапова И. История экономической мысли

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЛЕКЦИЯ 5. МАРКСИСТСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ

1. Экономические взгляды К.Маркса

Одним из самых интересных направлений экономической мысли девятнадцатого века является марксизм, который можно рассматривать как своеобразное развитие классической политической экономии в той его части, где рассматриваются основы трудовой теории стоимости. Основоположником этого учения является К.Маркс (1818—1883), немецкий экономист и философ. Взяв за отправную точку своих исследований утверждения Смита и Рикардо о том, что в основе стоимости всех товаров лежит количество труда, затраченного на их производство, Маркс создал достаточно стройную теорию, описывающую законы функционирования и развития капиталистической системы хозяйства. Он показал, как из простого товарного производства, целью которого является потребление и где деньги являются лишь посредником в обмене, совершенно логично вытекает капиталистическое производство, где целью является возрастание денег, получение прибыли. Если вспомнить Аристотеля, то первый тип хозяйства соответствует понятию “экономика”, а второй — понятию “хрематистика”. Почему же из экономики неизбежно вырастает хрематистика? Исследование этого процесса Маркс начинает с исследования природы товарного производства. Как и представители классической политической экономии, Маркс различает две стороны товара: потребительную стоимость и меновую стоимость. Под первой понимается способность вещи удовлетворять какую-либо человеческую потребность, независимо от того, чем она вызвана “желудком или фантазией”, под второй — способность вещи обмениваться в определенных пропорциях на другой товар. Но что делает товары сравнимыми и соизмеримыми? Вслед за Рикардо Маркс утверждает, что в основе пропорций обмена лежат затраты труда, которые и определяют стоимость товара. Но совершенно очевидно, что однородный товар производится различными группами товаропроизводителей и каждая из них затрачивает разное количество времени на производство единицы товара. Однако пропорция обмена этого товара на другие на рынке будет едина. Затраты какой группы товаропроизводителей будут определять пропорции обмена? Маркс отвечает, что стоимость товара будет определяться общественно необходимыми затратами труда или затратами той группы товаропроизводителей, которая производит товар при среднем для данного общества уровне умелости и интенсивности труда. Иными словами затратами той группы, которая производит подавляющую часть продукции. Для иллюстрации данного положения можно привести следующий пример. Предположим, имеются три группы товаропроизводителей, которые производят определенный товар с разными затратами:

1 группа — затраты на производство единицы товара — 4 часа,

2 группа — затраты на производство единицы товара — 6 часов,

3 группа — затраты на производство единицы товара — 10 часов.

Предположим, что группой, производящей подавляющую часть продукции является вторая группа товаропроизводителей, у которой затраты равны 6 часам, и именно их затраты будут определять пропорции обмена данного товара на иные товары. Что произойдет с первой и второй группой товаропроизводителей? Первая будет в обмене получать больше) чем они затратили, то есть обогащаться, вторые — меньше, то есть разоряться. Далее нам нужно обратиться к логике А.Смита, к его концепции своекорыстного интереса как главного двигателя экономического развития и условия процветания нации. Естественное стремление получать дополнительный доход будет толкать товаропроизводителей второй и третьей группы уменьшать затраты труда на производство товаров, то есть увеличивать производительность труда. Каким образом? Лучшей организацией труда, внедрением новых способов обработки и т.д. Предположим, что это удалось. Но каков итог? Подавляющая часть продукции будет производится при затратах, равным 4 часам и именно они определят пропорции обмена. Это означает ни что иное, как удешевление данного товара относительно других. Может ли быть лучшая иллюстрация положению Смита о благотворности своекорыстного интереса. Ведь именно он заставляет людей совершенствовать производство, способствует развитию производительных сил общества. Но это лишь одна сторона медали. Оборотной стороной является расслоение товаропроизводителей. В нашем примере третья группа товаропроизводителей, чьи затраты превышают общественно необходимые — разоряются. На этот процесс обращали внимание критики капиталистического способа производства, в частности С.Сисмонди. Однако нельзя не отметить, что это неизбежная плата за технический прогресс. Именно Маркс первым четко сформулировал данное положение.

Исследовав природу товара и сформулировав закон стоимости*1* Маркс затем переходит к Исследованию природы денег. Эта проблема интересовала многих экономистов, в частности Аристотеля, который считал) что деньги являются продуктом соглашения междулюдьми. Такой же позиции придерживался и А.Смит, который писал, что деньги представляют собой техническое орудие, облегчающее обмен и для этой цели выбирались и употреблялись последовательно разные товары. Взгляд же Маркса на природу денег состоит в том, что деньги — это товар, который стихийно выделился из всей массы товаров и стал играть роль всеобщего эквивалента, выразителя стоимости всех других товаров. При этом он ответил и на вопрос, почему деньги имеют такую власть над людьми, почему во все века “люди гибли за металл”. Для объяснения Маркс вводит понятие абстрактного труда как формы выражения общественного труда, но ввиду достаточной сложности данных категорий попытаемся понять логику рассуждений Маркса не прибегая к столь сложным конструкциям. Исходная посылка — в условиях частной собственности и обособленности товаропроизводителей каждый отдельный производитель работает на неизвестный рынок, сам решая, что производить, в каких количествах, какими средствами. Он безусловно рассчитывает, надеется, но никогда не уверен в том, что его продукция будет нужна обществу. Именно момент покупки будет для него моментом признания, что его труд и продукт обществом в лице покупателя получили общественное признание. Но как это утверждение поможет объяснить власть денег?

*1* Товары обмениваются в соответствии с затратами общественно-необходимого труда на их производство.

Деньги (товар, который служит эквивалентом для выражения стоимости всех товаров), являются единственным товаром, которому не нужно доказывать свою необходимость, ибо они является всеобщим платежным и покупательным средством и потому все стремятся к их обладанию. В процессе развития товарного производства на роль денег “претендовали” многие товары, но в результате эта роль закрепилась за драгоценными металлами. Следует подчеркнуть, что деньги не могут существовать вне определенной системы экономических отношений, именно отношений товарного обмена *1*.

*1* Вспомните пример с Робинзоном Крузо, для которого на необитаемом острове деньги сразу же превратились в “жалкий, презренный металл”, который он с удовольствием поменял бы на мешочек гвоздей.

Деньги — конечный продукт развития простого товарного производства и в то же время — первая форма существования капитала. Как уже упоминалось, первоначальной его формой выступает торговый и ростовщический капитал. Капитал, по Марксу, это не просто деньги, это деньги, которые приносят дополнительные деньги, это “стоимость, приносящая прибавочную стоимость”. Но является ли в действительности способность капитала приносить доход такой же естественной, как способность грушевого дерева приносить груши?

И Смит, и Рикардо считали (правда, первый с определенными оговорками), что единственным источником стоимости товара является труд. Но тогда логично предположить, что источником прибыли или самовозрастания капитала является присвоение части труда рабочего и остается признать, что в условиях капиталистического хозяйства рабочий получает стоимость меньшую, чем производит своим трудом. Отсюда могут следовать только два вывода: либо нарушается основной закон товарного производства (эквивалентность обмена), либо в создании стоимости наряду с трудом принимают участие другие факторы производства (в конечном счете на эту позицию встал А.Смит). Маркс же попытался разрешить эту проблему следующим образом. По его мнению, товаром является не труд, как считали и Смит и Рикардо, а рабочая сила (способность к труду)'. Как и любой другой товар рабочая сила имеет стоимость и потребительскую стоимость (полезность). Первая определяется затратами труда, необходимыми для воспроизводства рабочей силы, то есть стоимостью определенного набора товаров и услуг, необходимого для жизни работника. Но не только. Рабочий смертен, и чтобы поддерживался уровень хотя бы простого воспроизводства, необходимо, чтобы в стоимость рабочей силы входила стоимость средств существования семьи рабочего (жены и двух детей)*2*. Другими словами, стоимость рабочей силы определяется стоимостью жизненных средств, необходимых для того, чтобы “произвести, развить, сохранить и увековечить рабочую силу”. Отметим, что категория стоимости рабочей силы у Маркса выступает синонимом заработной платы у Смита и Рикардо, однако в отличие от них у Маркса эта категория связана с трудовой теорией стоимости и объясняет возможность одновременного существования эквивалентности обмена и эксплуатации. В процессе производства рабочий создает стоимость большую, чем стоит его рабочая сила, которая сводится к стоимости средств существования (в этом как раз и заключается потребительная стоимость товара рабочая сила, ее полезность для капиталиста). Это возможно потому, что стоимость рабочей силы определяется количеством труда, необходимым для ее сохранения и воспроизводства, а пользование рабочей силой ограничено лишь работоспособностью и физической силой рабочего*3*.

*1* Труд, по убеждению Маркса, товаром быть не может, так как представляет собой процесс соединения рабочей силы со средствами производства и не существует до момента продажи.

*2* Маркс неоднократно обращает внимание на то, что стоимость рабочей силы устанавливается так же, как и стоимость всякого другого товара, а так как различные виды рабочей силы имеют разные стоимости, то есть требуют для своего производства разных количеств труда, то и на рынке труда они должны оплачиваться по разным ценам. Поэтому требовать равного вознаграждения на основе системы наемного труда, по мнению Маркса, это то же самое, что требовать свободы на основе системы рабства.

*3* Кстати, эта особенность рабочей силы, даже когда она еще не приобрела товарной формы, послужила причиной возникновения различных форм эксплуатации. Как только появляется прибавочный продукт, который создается работником сверх продукта, необходимого для поддержания его жизни, возникает рабовладение. В дальнейшем формы эксплуатации меняются: от феодализма до государственного социализма, но суть остается прежней — присвоение прибавочного продукта.

То есть даже в условиях эквивалентного обмена (рабочий получает заработную плату, равную стоимости своей рабочей силы) естественно существование прибыли и ренты, которые, тем не менее, являются ничем иным, как присвоением неоплаченного труда рабочего, по сути эксплуататорскими доходами. Отсюда вполне логично утверждение, что капитал есть накопленный неоплаченный труд наемных рабочих.

Большое внимание уделяет Маркс принципам распределения результатов неоплаченного труда рабочих (то, что он называет прибавочной стоимостью) между различными классами капиталистов, анализу конкретных форм прибавочной стоимости: прибыли, проценту, ренте. При этом он постоянно подчеркивает, что рента, процент и промышленная прибыль — это только различные названия разных частей прибавочной стоимости товара, или воплощенного в нем неоплаченного труда, и все они в одинаковой мере черпаются из этого источника, и только из него одного. Ни рента, ни процент не порождаются землей и капиталом как таковыми. Развивая теорию ренты Д.Рикардо, Маркс доказывает, что рента существует даже на землях наихудшего качества (эта рента получила у Маркса название абсолютной ренты).

*1* Под прибавочной стоимостью Маркс подразумевает стоимость продукта неоплаченного труда рабочего. В своем классическом примере он делит рабочий день на две части: необходимое время и прибавочное время, В течение первого — рабочий воспроизводит стоимость своей рабочей силы, в течение второго — производит прибавочную стоимость для капиталиста. Соответственно, норма прибавочной стоимости (или эксплуатации) у Маркса определяется делением прибавочного времени на необходимое. К примеру, если рабочий день составляет 8 часов, необходимое время — 4 часа, прибавочное также 4 часа, то норма прибавочной стоимости (эксплуатации) составит 100%.

Интересно у Маркса разрешение противоречия, которое не мог разрешить Рикардо, а именно: объяснить, почему норма прибыли на капитал определяется не количеством привлеченного труда (что было бы абсолютно логично в рамках трудовой теории стоимости), а размерами капитала. Маркс описал механизм образования средней прибыли, показав, что в реальных процессах капиталистического производства происходит перераспределение прибавочной стоимости, созданной всеми наемными работниками между капиталистами пропорционально размерам их капиталов. Логику рассуждений Маркса можно показать, используя его же пример, где берутся три отрасли с одинаковым размером капитала, но с различной техническим (органическим — в терминологии Маркса) его строением:



К
C+ V
M
W
P'

1
100
70c+30v
30m
130
30%

2
100
80c+20v
20m
120
20%

3
100
90c+10v
10m
110
10%

где К — величина капитала в денежной форме

V— фонд заработной платы (по терминологии Маркса “переменный капитал”)

С — все остальные элементы капитала (по терминологии Маркса “постоянный капитал”)

М — величина прибавочной стоимости

W— величина стоимости

P' — норма прибыли.

Маркс делает допущение, что стоимость рабочей силы во всех трех отраслях одинакова, также как и норма эксплуатации, составляющая 100%. В этом случае, согласно трудовой теории стоимости, стоимость (и цена, рассматриваемая как денежное выражение стоимости) продукции первой отрасли составит 130 единиц, второй — 120 единиц, третьей -110 единиц. И тогда норма прибыли, рассчитываемая как отношение прибавочной стоимости к капиталу, составит в первой отрасли — 30%, во второй — 20%, в третьей —10%. Нетрудно предположить, что такая “несправедливость” не устроит капиталистов второй и третьей отрасли и произойдет бегство капиталов в первую отрасль (рассматривается случай свободного рынка, когда никаких препятствий данному процессу не существует). В результате этого процесса избыток капиталов в первой отрасли, приводящий к увеличению продукции данной отрасли, в соответствии с законами спроса и предложения снизит цены и уменьшит прибыль. В третьей отрасли произойдет обратный процесс: вследствие бегства капиталов уменьшится количество выпускаемой продукции, повысятся цены и увеличится прибыль. Процесс будет продолжаться до тех пор, пока не достигается равная прибыль на равные по величине капиталы. В нашем случае, она составит 20%. Это предполагает, что товары будут продаваться не по стоимости а по цене (у Маркса она получала название цены производства), которая и обеспечит такую прибыль, то есть по цене, равной сумме издержек производства и средней прибыли. В нашем случае, по 120 единиц. Но что представляет собой цена, равная издержкам производства и средней прибыли? Ни что иное, как “естественную цену” в теории Рикардо. Стоило ли тогда так много времени уделять рассмотрению механизма ее формирования? Однако не стоит забывать, что задача Маркса состояла не только в том, чтобы показать механизм формирования средней прибыли, но и доказать, что продажа товаров по “цене производства” не отвергает закона стоимости (обмен товаров совершается в соответствии с затратами общественно необходимого труда), а лишь модифицирует его. В чем заключается модификация? В том, по мнению Маркса, что хотя цены отдельных товаров отклоняются от стоимости, но в масштабе всего народного хозяйства сумма цен товаров равна сумме их стоимостей (в нашем примере эта величина равна 360 единицам). Таким образом, в процессе конкуренции происходит лишь перераспределение прибавочной стоимости, созданной всеми наемными работниками между капиталистами пропорционально размерам их капиталов (если уместно такое сравнение, то происходит дележ награбленного пропорционально силе оружия). И равная норма прибыли на равные по величине капиталы никоим образом не является доказательством того, что капитал участвует в процессе создания (увеличения) стоимости, оставляя в силе положение, что единственным источником стоимости товаров является труд.

Логика рассуждений Маркса приводит его к выводу об уменьшении нормы прибыли на капитал с развитием капитализма. Стремление к увеличению прибыли вынуждает предпринимателя снижать издержки (в данном случае берется ситуация совершенной конкуренции, когда фирма не имеет возможности воздействовать на уровень цен), а главным фактором снижения издержек является повышение производительности труда вследствие внедрения новой техники и технологии. Как следствие, повышается техническое строение капитала (в современных терминах — капиталовооруженность труда), что приводит, при прочих равных, к уменьшению совокупной массы прибавочной стоимости и уменьшению нормы прибыли в рамках всего народного хозяйства. По сути механизм, описанный Марксом, несколько напоминает механизм “невидимой руки” А.Смита. Однако у Смита своекорыстный интерес, стремление к прибыли приводит к росту общественного богатства, а у Маркса стремление к прибыли в итоге эту прибыль и уничтожает, что в теории Маркса является еще одним свидетельством ограниченности капиталистического способа производства.

Из развития трудосберегающих технологий Маркс выводит и механизм, который не позволяет цене товара “рабочая сила” подняться в долгосрочном периоде выше его стоимости, определяемой стоимостью средств существования. Именно существование хронической армии безработных вследствие вытеснения труда машинами обеспечивает эффективный механизм сдерживания заработной платы.

Интересно отметить, что у Маркса, как и у Смита, процесс накопления капитала не зависит от внешних условий (величины прибыли, нормы ссудного процента), а является процессом автоматическим. Иными словами, стремление к накоплению, к неустанной погоне за прибылью у капиталиста в крови. Разделяет Маркс и концепцию представителей классической политической экономии о производительном и непроизводительном труде. Как и Смит, Маркс считает производительным только труд, занятый в сфере материального производства, доходы же непроизводительных лиц он рассматривает как результат процесса перераспределения созданного исключительно в сфере материального производства национального дохода.

Но в чем отличие взглядов Маркса от представителей классической политической экономии проявляется достаточно резко, так это в вопросе о возможности общих кризисов перепроизводства. Как вы помните, возможность подобных кризисов и Смит, и Рикардо отрицали. У Маркса же экономические кризисы перепроизводства выступают как элемент циклического развития капиталистической экономики и следствие нарушения условий макроэкономического равновесия. Следует сказать, что именно Маркс первый в истории экономической мысли (если не принимать во внимание попытку физиократов) сформулировал условия макроэкономического равновесия, условия реализации совокупного общественного продукта в стоимостной и натурально-вещественной форме в условиях простого и расширенного воспроизводства. Причину экономических кризисов перепроизводства Маркс усматривал в том, что расширение производства не порождает автоматически пропорционального увеличения эффективного спроса. Однако он отрицал перманентность этого состояния и был не согласен с доктриной постоянного недопотребления, связанного с низкой заработной платой рабочих*1*, отмечая, что именно в периоды, непосредственно предшествующие кризису, заработная плата наиболее высока. Дело скорее в том, по мнению Маркса, что реальная заработная плата рабочих, воплощенная в средствах существования, не увеличивается столь же быстро, как выработка продукции на одного человека и это представляет собой непосредственную причину кризисов.

Интересно у Маркса и описание механизма выхода из экономических кризисов на основе массового обновления капитала. Если вкратце описать этот механизм, то он сводится к следующему. Экономический кризис перепроизводства проявляется, среди прочего, в затоваривании, следствием чего является снижение цен. Стремясь приспособиться к низким ценам, капиталист стремиться снизить издержки путем внедрения нового высокопроизводительного оборудования. Возникает спрос на данное оборудование и новейшие технологии, что влечет за собой увеличение спроса на рабочую силу соответствующей квалификации; последние, получая заработную плату, в свою очередь предъявляют спрос на потребительские товары. Возникает занятость второго, третьего и т.д. порядков. Данный процесс очень напоминает механизм мультипликатора, подробно описанный Дж.Кейнсом.

Эти, а также ряд других идей Маркс изложил в своем известном труде “Капитал”, который он писал на протяжении 40 лет, причем только первый том вышел при жизни автора (1864 год), остальные тома вышли под редакцией друга и соратника Маркса Ф.Энгельса.

*1* См. экономические взгляды С.Сисмонди и Т.Мальтуса.

2. Социально — философские взгляды К.Маркса

Надо сказать, что интерес к марксизму обусловлен не только чисто экономическими аспектами его теории. Как известно, Маркс был не только экономистом, но и философом. Он создал систему, которая охватила все социальные науки и существует определенная согласованность между всеми аспектами марксизма. Поэтому было бы неправильно хотя бы вкратце не остановиться на тех социально-философских взглядах Маркса, которые имеют самое непосредственное отношение к его экономической теории.

Маркс ставил свой целью не просто исследование законов, управляющих производством, распределением и обменом материальных благ, а обнаружение законов развития общественно-экономических формаций, в более широком плане — законов развития человеческого общества. В отличие от представителей классической политической экономии, которые рассматривали капиталистический способ производства как вечный и неизменный, Маркс указал на его преходящий характер и именно с этих позиций исследовал его в своих работах, в частности, в “Капитале”.

Как уже упоминалось, капитал, по Марксу, является ничем иным, как накопленным неоплаченным трудом рабочих, результатом присвоения капиталистами прибавочной стоимости. Но не моральное осуждение несправедливости капитализма, что было так характерно для представителей утопического социализма от Т.Моора (1478—1535) до Р.Оуэна (1771—1858) *1* привело Маркса к выводу о необходимости и неизбежности замены капитализма другим общественным строем. Считая противоречия источником движения и развития любой системы, Маркс пытается найти источник развития и смены общественно-экономических формаций. И этим источником, по его мнению, является противоречие между производительными силами общества и производственными (экономическими) отношениями. Капитализм, согласно представлениям Маркса, исчерпает себя только тогда, когда существующие экономические отношения, ядром которых являются отношения собственности, не смогут дать возможность полностью использовать производительные силы общества. В качестве свидетельства, что капитализм уже переходит на заключительную стадию в своем развитии, Маркс указывал на периодически повторяющиеся экономические кризисы.

*1* Работы первых представителей утопического социализма, как и работы представителей меркантилизма, относятся к шестнадцатому веку, эпохе первоначального накопления капитала, эпохе ломки феодальных отношений, сопровождавшейся ростом богатства на одном полюсе и увеличением нищеты на другом полюсе. Причину этого положения и Т.Моор и Т.Кампанеяла (1568— 1639) видели в существовании частной собственности, которая является первоисточником эгоизма, зависти, лицемерия, грабительства и нищеты. Поэтому они ратовали за возвращение к “золотому веку человечества”, к уравнительному коммунизму, когда у человека не будет не только частной, но и личной собственности, где, согласно принципу “часть не может быть больше целого”, существование человека будет подчинено интересам общества. Особенно это характерно для взглядов Т.Кампанеллы, который в качестве идеальной модели описал общество, где у людей нет не только собственных домов, но даже и семьи (дети воспитываются общиной), а все вопросы общественной жизни решают старейшины. Но если у представителей раннего утопического социализма основной идеей был возврат к “золотому веку”, то представителей позднего утопического социализма (18—19 века) характеризует идея развития, перехода от “отталкивающего” общества, которым является современный капитализм к социентарному (выражение Ш.Фурье), привлекательному обществу. Конкуренцию, в отличие от А.Смита, Ш.Фурье (1772—1837) представлял как механизм, разрушающий общество, создающий анархию, то есть состояние войны всех против всех. Эволюционный же переход в новое общество он видел в создании ассоциаций производственно-потребительских товариществ (не случайно Фурье считают основоположником идей кооперативного социализма). Что касается другого представителя утопического социализма, француза Сен-Симона, то он видел перспективы перехода в новое, справедливое общество через формирование класса индустриалов, управляющих промышленностью из единого центра. В итоге устраняется анархия производства, и ее место занимают плановость и централизация в управлении и принцип обязательности труда. Частная собственность в модели Сен-Симона и Фурье, однако, остается, но радикально меняет свою природу и подчиняется интересам коллектива, а нетрудовые доходы постепенно приобретают черты трудового. Препятствием для перехода к новому обществу (и в этом как раз проявляется утопизм их идей, эти мыслители видели лишь в заблуждениях людей, поэтому верили в возможность мирного преобразования общества благодаря разуму, в частности путем принятия их учений сильными мира сего). Что роднит представителей как раннего, так и позднего утопического социализма, так это желание навязать людям обязательный образ действий и поведения, подробно регламентировать их жизнь.

Историческую тенденцию развития капитализма Маркс обозначил в одной из глав первого тома “Капитала”, где в сжатой форме дал процесс развития капиталистической системы: от предприятий, основанных на мелкой частной собственности до предприятий-монополистов с высокой степенью концентрации общественного производства и капитала, которые требуют уже, согласно концепции Маркса, общественного управления и контроля. И только тогда частную собственность надо преобразовать, а трудящихся объединить на основе совместного распоряжения, владения и пользования средствами производства. Осуществление последнего и означает переход к другой социально-экономической системе, системе, основанной на общественной собственности на средства производства.

Как видим, перспективы развития капиталистической системы у Маркса не связаны с его трудовой теорией стоимости, тем не менее, именно последней, в силу ее социальной привлекательности, обязан марксизм распространением своих социально-экономических идей. Утверждая, что капитал есть накопленный неоплаченный труд наемных работников, Маркс подвел идеологическую базу под стихийный протест пролетариата. Суть протеста — в восстановлении справедливости, которая заключалась бы в том, чтобы рабочий получал полный продукт своего труда. В частности, идея о праве работника на неурезанный продукт труда легла в основу программы, разработанной немецкими социал-демократами, идеологом которых являлся ФЛассаль (1825—1864)*1*. Однако требование это с самого начала было утопическим: ни в каком обществе трудящиеся не могут получать полный продукт в свое личное потребление, так как тогда не оставалось бы средств на накопление, общественные нужды, содержание аппарата управления и т.д. И вопрос лишь в том, кто присваивает часть созданного рабочим продукта — государство или частные лица.

Маркс был последним из крупных экономистов, кто придерживался трудовой теории стоимости. Отрицание этой теории последующими поколениями экономистов было не в последнюю очередь связано с выводами, которые непосредственно вытекали из этой теории.

Более того, проблема распределения созданного продукта, которая являлась ключевой проблемой классической политической экономии, также уходит на второй план именно вследствие своей остроты. А центральной проблемой для политической экономии с последней трети девятнадцатого века на несколько десятилетий становится исследование поведения обособленного субъекта в процессе принятия им экономических решений.

*1* Сам Маркс эту идею никогда не поддерживал.