Ниязов С. Рухнама

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава V. Духовный мир туркмен

Мой терпеливый, мой гордый, мой великий народ!
Я хочу, чтобы ты знал: каждый прожитый мною день – это долг, который я воздаю тебе за священное право быть и именоваться туркменом, стоять с тобою в одном ряду, слышать биение твоего сердца, стучащего в унисон с моим. Для меня нет большего счастья, чем ощущать себя частью тебя, безраздельно принадлежать тебе, твоему духу и твоей истории, осознавать свою сопричастность твоей несокрушимой и одухотворенной судьбе.
Своим жизненным призванием я избрал служение тебе, мой народ! Для меня нет высшей награды делать все, что в моих силах, ради твоего счастья и процветания, благополучия в твоих домах и семьях, мира и спокойствия в обретенном тобою государственном доме. Я нескрываемо горжусь тем, что под крышей этого дома ты зажил гордо и привольно, что свет и тепло в твоих очагах, дарованное тебе твоим государством, озаряет твою жизнь щедростью и богатством твоей земли, твоего независимого нейтрального Отечества.
Но более всего я горжусь тем, что к тебе, мой народ, возвращается вдохновение, что на крыльях своего духа ты вновь паришь над историей, созидая свою судьбу и свое будущее. Плоды независимости, которые мы пожинаем сегодня, – это плоды твоего вдохновенного национального гения, сопутствующего тебе на протяжении всей твоей истории и зримо являющегося в ее особые, судьбоносные моменты.
Туркмены, братья мои!
Мы вправе гордиться своим национальным духом не только и не столько в силу его принадлежности нам как нации, а в силу его сущностной природы, открывающей нам ценностные ориентиры и позволяющей держаться им во всех обстоятельствах и коллизиях нашей многовековой судьбы.
Духовный мир туркмена – это мир чистой и светлой души, исполненной оптимизма и веры в земное, разумное предназначение человека. Эту веру в себя и надежду на лучшее туркмен избрал как единственно верный способ существования, когда дух не подавляется унынием и разочарованием, а возвышается над ними, творя добро и сострадание, рождая великодушие и гуманность, вызывая любовь к своему народу и родной земле, стремление к единению со своей нацией.
Жизнь духа не подвластна времени и тлену. Дух надысторичен, поскольку обладает способностью возвышаться над бренностью человеческого существования. Но там, где сливается дух сильных людей, возникает дух народа. Именно он питает бессмертие человеческой души, ибо придает времени качество бытия, заключенного в жизни одного существа, одной личности. И тогда ты, как личность, начинаешь ощущать присутствие этого времени рядом с собой. Оно бестелесно и безъязыко, но оно говорит языком окружающей тебя природы. Этот язык исполнен многозвучия живого пространства мира, он вбирает в себя все оттенки речи, на которой говорят друг с другом небо и земля. Это язык кружащих над Каракумами вихрей, скользящих над Хазаром облаков, срывающихся с вершин Копетдага бурь. Это шепот оглушительной тишины, доносящей до твоего слуха слившиеся с каракумскими ветрами голоса предков. Их взгляды устремлены к горизонтам туркменской пустыни, их чувства слились с облаками, их взоры пламенеют под туркменским солнцем, их силуэты отчетливо различимы в тени гор. Всем своим существом ты ощущаешь присутствие далеких предков, чей дух не расставался с этой благословенной землей.
Как пшеничное зерно, брошенное в благодатную почву, прорастает к жизни, так и дух предков оживает в твоей душе. Душа порождает душу, заново возрождается в ней.
Но душа не продлится, не продолжится в другой душе, если из трех своих главнейших ипостасей – дарования, разума и памяти лишится последней. Именно память формирует сознательную жизнь человека, побуждая его соотносить себя во времени, выходящем за границы собственного существования.
Человеческую жизнь и формирование личности я делю на два этапа. На первом человек не осознает себя, наследуя от родителей внешность, черты характера, те или иные способности. Второй этап начинается с того момента, когда включается сознание. Именно в этот период зреет память человека, проявляется его способность воспринимать ее свойства как унаследованную память предков. Их дух начинает подпитывать внутренний мир человека, зарождая в нем огромную внутреннюю потребность сопричастия корневым основам нации – языку, религии, музыке, семье, традициям и обычаям, сложившимся под воздействием природных особенностей родной земли.
Национальный дух был присущ туркменской нации с момента ее зарождения, и на каждом этапе он обретал новые оттенки меняющегося духовного мира, однако ценности своей не утрачивал, напротив, совершенствовался, пройдя пять этапов.
Первый этап туркменской духовности простирается от V тысячелетия до нашей эры по 650-й год нашей эры. Этот период олицетворяет родоначальник нации Огуз хан. Он простой туркмен, живущий честным трудом. Его огнон (талисман) – бык. Ведь именно бык, вол преображает своим трудом природу, способствует плодородию родной земли. Крепкий и сильный, как вол, Огуз хан туркмен символизирует трудолюбие, усердие, волю, состоятельность. Путь Огуз хана – прямой путь к сплоченности, единению и цельности, это путь честности и справедливости, открывающий дорогу горячим, смелым и отважным людям.
Живому – движение, мертвому – покой. Эта мудрость Огуз хана туркменами его эпохи была усвоена сполна и доведена до совершенства.
Второй этап охватывает период от 650-го года по X век. В этот период туркмены превратились в странствующий народ, взяв на вооружение девиз Огуз хана: «Не стой на месте!». Именно в эту эпоху туркмены отшлифовали качества, необходимые в дороге, в путешествиях, в дальних походах.
В Алтындепе наряду с фигуркой золотого тельца была обнаружена статуэтка волка – ведь, по преданию, именно волк показал Огуз хану дорогу. Правоверным туркменам, чтобы освоить новый путь, выявить на нем свои способности, необходимы были бесстрашие и сила волка, его резвость. Он и занял место вола. Туркменская духовность вышла из своих прежних берегов и разлилась по всему исламскому миру.
Под символом серого волка этот дух вышел на бескрайние просторы пустыни, обрел масштабность, сильный, мужественный характер. Он не терпел укоров сильных, не трогал добычи слабых, не посягал на чужие земли, но и на свои не пускал чужих. Он не зазнавался в благополучные времена, не унижался в трудные. Его шерсть, его холка были цвета неба – цвета вечности и недосягаемости. Отсюда и поговорка «Морда волка – благословенна!». Он не дал загнать себя в клетку с тигром, не играл со львом.
Второй период – это период развития и совершенствования уже сложившихся ценностей туркмен. Дух этого времени был выражен в гопузе Горкут ата, ставший духовным наставником нации и добровольно принявший ислам, открыл туркменам новое пространство духовности. Своими проповедями о вере, о бренности жизни он привнес в жизнь туркмена новые моральные ценности. Теперь мир делился не на две части, как прежде, а на три. Люди уверовали в то, что за свои дела на этом свете надо держать ответ, что конец света – это расплата за зло, содеянное на земле.
Наивысший расцвет туркменской духовности приходится на ее третий период – с X по XVI века. Это время, когда в мире правят туркменские государства. Великое государство сельджукских туркмен, Османское туркменское государство, государства Гарагоюнлы и Акгоюнлы – исторические свидетельства того, насколько великим был дух туркмен в этот период, насколько сильной политической и исторической волей он обладал.
Дух этой эпохи накопил огромную силу, способную дробить камни, рушить горы. Он не только по земле спешил, но и на небеса вознесся. Не случайно его символом становится беркут. Стремительный и неуязвимый, он хватает свою добычу на лету и на бегу. Сидя на недосягаемых вершинах и вбирая в себя любовь солнца, он свысока смотрит на суету и быстротечность этого бренного мира, постигая всю бездонность мироздания.
Духовным выразителем этой эпохи становится Героглы. Он неспроста берет в руки дутар – именно этому музыкальному инструменту уготована участь тончайшего настройщика туркменской души. Военно-политическая стремительность Огуз хана перерастает в культурно-историческую скорость, завоевывая огромное духовное пространство мира.
Основательно вышедшие на историческую арену огузы-туркмены накопили к этому времени огромный государственно-политический опыт. Именно тогда и родилась на Востоке пословица про умение туркмен возводить государства. В считанные века они основали десятки государств на Западе и Востоке, в Египте и Индии, других странах. Большинство султанов этих государств звались орлами – по традиции, идущей от Огуз хана. Все его внуки имели собственное имя беркута: Гая-шункар, Бегдили-бяхри, Додурга-гарчгай, Овшар-лачын, Чепни-хумай, Салыр-беркут, Бюкдуз-утельги. Названия орлов – Тогрул и Чагры – носили духовные имена основателей Великого государства сельджуков Давута и Мухаммеда. В этот период духовной опорой туркмен были сказочные птицы Симург и Феникс.
Четвертый период туркменской духовности (XVII – XIX века) – это время возврата туркмен на родную землю, некогда покинутую ими. Устав от исторических передряг, они подытоживают пройденный путь, гордятся успехами, огорчаются неудачами. Природу сознания этого периода определяют «домашние» заботы, связанные, в первую очередь, с сохранением национальной самобытности.
Взяв у истории мирную передышку, туркмены сквозь сито разума просеивают исторический опыт, убеждаясь в том, что терпят поражение тогда, когда меняется их традиционный путь.
Практически не выходя из дома, не выглядывая за порог, туркмены отдаются своей жизни. Вспыльчивость сменяется умиротворенностью, решительность – вдумчивостью. На смену исторической активности приходит заметное расслабление духа. И хотя в духовном облике нации почти исчезают черты исторического творчества, дух туркмен, концентрируясь во внутренней жизни, продолжает выявлять свою несгибаемую свободолюбивую природу.
Пример тому – Мерв, Мару-Шаху-Джахан. Возникший четыре тысячи лет тому назад как центр развитой цивилизации древних туркмен, этот город на протяжении всей своей истории слыл жемчужиной Востока. В эпоху туркменских ханств, при султане Санджаре население Мерва превышало два миллиона человек. В начале XIII века Чингисхан разгромил этот город. Туркмены заново восстановили его. Спустя столетие он опять превратился в руины, пережив нашествие хромого Тамерлана. Туркмены снова воскрешают его. В 1787 году уже бухарский хан вновь сравнял Мерв с землей. Но он вырастает на прежнем месте непоколебимой национальной святыней. Есть ли еще другой город в мире, переживший столько погромов и всегда восстававший из пепла?!
История знает множество примеров удивительной стойкости духа моего народа, проявляемой в тяжелую годину. Хочу привести лишь один из них, может быть, самый драматичный…
Особой жестокостью и кровопролитием отличалась война, что прокатилась в селах Астрабада между сторонниками емудского предводителя Сайыл хана и иранского шаха Аката. Число жертв умножили туркменские женщины, убитые своими мужьями во имя спасения их чести. И все-таки добычей врага стали восемь тысяч женщин и детей. Многие из них, чтобы не быть обесчещенными и покоренными, покончили с собой. Есть ли более разительный пример несгибаемого народного духа, неукротимой национальной воли?! О, Великий Аллах, прими наши молитвы за упокой этих святых душ, пошли нам их стойкость и целомудрие!
Жестокие испытания не оставляли туркмен в ту эпоху. Безгосударственность, разрозненность народа не только били по его судьбе, но и вели к частичной амнезии исторической памяти. Редкими стали связи с родичами, волею судьбы заброшенными в иные восточные страны. В их руки и переходила историческая активность. Здесь же, на родине, израненный и разделенный на племена, народ изнемогал от бесконечной чреды лишений.
Не случайно, что именно эта эпоха породила целую когорту поэтов и мыслителей, чьими заботами из народной памяти не был вытравлен цельный облик туркмена. Духовным лидером этого периода стал Махтумкули Фраги. Выходец из народа, он стал той великой горой духа, из которой потекли в народ вдохновенные реки разума. Все последователи великого мыслителя развивали его идеи: племянник Зелили воспевал патриотизм, Сейди – героизм, Молланепес и Кемине посвятили свою лиру любви, Мятаджи – философии жизни. Именно им, тончайшим поэтам-классикам, удалось заключить в своем творчестве великую гражданскую мощь и стать глашатаями народа. Именно они поднимали его дух, призывали к национальной гордости и сплочению.

Трагическим апофеозом, терновым венцом духовной истории туркмен стал XX век. Никогда прежде не тянувшие чужой груз, туркмены – впервые за свою историю – попали в зависимость от другого государства. В молох этой зависимости угодили не только духовные основы нации, она понесла ни с чем не сравнимые человеческие жертвы. Свыше 80 тысяч туркмен погибли в Первую мировую войну 1914-1918 годов. За 900 тысяч перевалило число жертв раскулачивания в 1917-1930-х годах. В эти же годы в поисках спасения и счастья в чужих краях страну покинуло более четырех миллионов человек. Нет точной статистики пострадавших, объявленных врагами народа, расстрелянных и отправленных в ссылку по обвинению в национализме и басмачестве в 1930-1937 годы. Каждую ночь под прикрытием темноты людей забирали из их домов и отправляли в неизвестном направлении. Родственники боялись выяснять их дальнейшую судьбу… Люди жили в постоянном страхе за себя, за близких, за свое будущее.
Но оно неотвратимо наваливалось всей тяжестью чуждой, фальшивой идеологии, прикрывавшей откровенный грабеж благодатной туркменской земли. Ежегодно СССР поглощал из Туркменистана нефти, газа, хлопка, продуктов химии на 10-18 миллиардов долларов, возвращая при этом даже менее одного миллиона. При таком раскладе духовные ценности теряли всякое значение, тотальный обман порождал воровство всех масштабов, оборачивался безверием и пессимизмом народа.
Некоторые и сегодня ностальгируют по недавнему прошлому, продолжая считать, что во времена СССР жилось лучше. Но ведь ты, туркмен, чуть было окончательно не утратил свой язык, без знания русского языка тебя не брали ни на учебу, ни на работу. Конечно, собственные заблуждения преодолеть может лишь сам человек. Но, мои дорогие туркмены, поможем друг другу разобраться в правде, заглянем ей в глаза! Разве можно считать достойным образ жизни, при котором народ утрачивает святое из святых – свой язык, религию, национальную память? Разве можно считать нормой нищенское существование богатейшего народа, смириться с выданным ему клеймом отсталых, нерадивых иждивенцев? И разве можно своими смутными обидами измерять величие Родины, значение Независимости? Им ведь нет цены!
Но затмение духа проходит, как проходит всякая болезнь. К тому же в судьбе туркменской нации обнаруживается удивительная закономерность, записанная на ее роду Всевышним: в начале каждого тысячелетия дух туркмен, пережив новое возрождение, поднимается выше. Так случилось и в начале третьего тысячелетия: Аллах послал туркменам новое историческое вдохновение. 27 октября 1991 года – дата провозглашения пятой, золотой эры духовной истории туркмен. Эта эпоха – эпоха зрелости туркменского духа.
Символ этого духа – быстроногий скакун. Это он домчал до нас из глубины веков мольбу и завещание предков, это он, по праву заняв свое место на национальном Гербе, воплотил собою устремленность туркменского духа к совершенству, гармонии и красоте. Отныне этот дух живет не только в отдельных звуках бубна, гопуза, дутара, гиджака, он воплотился в оркестровом звучании всех национальных музыкальных инструментов, зазвучал гимном немеркнущей и вдохновенной истории туркменского народа.
Из поколения в поколение наши предки бережно передавали накопленный ими драгоценный духовный опыт. Свои чувствования, знания каждый туркмен передавал детям, внукам. Так мудрость отцов донеслась до наших дней…
Пусть будет высоким ваш дух!
В душе, сознании, в самой крови туркмена заключено высокое призвание и великий долг: кем бы ты ни был – дайханином или ахуном, чабаном или полководцем, великим гражданином или простым смертным – ты в первую очередь должен быть достойным человеком. Иначе грош цена всему, что ты сделал, придя в этот мир!
Самой своей природой туркмены настроены на добрые дела и доброе отношение к другим людям. Они не умеют жить по иному, создавая тем самым вокруг себя атмосферу терпимости, миролюбия и добросердечия.
Если попросить у туркмена в долг, он просто не сможет отказать. При наличии денег скаредный, и тот, не отпустит с пустыми руками, не говоря о щедром. Щедрый, даже если у него нет денег, скажет: «Сядь, выпей пиалу чая, я выйду на минутку», а сам поспешит за выручкой к соседу.
Пришедшего к порогу нищего и худой человек не отправит без подаяния, а хороший от себя оторвет, последнее отдаст.
У туркмена свое, особое понимание добра, которое неотделимо от восприятия мира в целом. Туркмен расположен ко всем людям без исключения, в каждом человеке он готов видеть скорее хорошее, чем плохое. Сохранилась притча, передающая эту особенность туркменской души.
… Однажды во время беседы зашла речь о сельском воре. И тогда Азади припомнил случай, характеризующий этого вора с хорошей стороны. Суфии, подхватившие намек своего наставника, стали наперебой расхваливать жулика. В разговор включились и остальные, и в конце концов вор вознесся чуть ли не до ангела.
Спустя некоторое время этот самый человек приходит к Азади:
– Ваша светлость, я поставлен в сложное положение… Когда мне передали ваш разговор, я так обрадовался, что в тот же день бросил свое грязное дело. Но теперь, стоит мне сделать неверный шаг, мой внутренний голос спрашивает: «А что скажет ахун?». Вы все время сидите где-то внутри меня, следите за мной…
– Внутри тебя сидит твоя совесть, видно, она, наконец-то, проснулась…
Но нашелся человек, который упрекнул Азади:
– Ахун ага, зачем вы вознесли этого негодяя, ведь вам хорошо известно, чем он занимается?
На что Азади ответил:
– Если я о ком-то скажу хорошее, и ты скажешь, и другой, и третий, и все подчеркнут достоинства человека, глядишь, они и проявятся. А если все будут говорить лишь дурное, оно и прилипнет, как сажа. Измазать человека нетрудно, куда важнее найти в нем достоинства.
Очень мудрая притча. У человека, умеющего краснеть, не может быть на сердце грязи, считали наши предки.
Почему у туркмен издавна заведено здороваться, протягивать руку даже незнакомым людям? Туркмен легко вступает в общение, в его глазах всегда теплится улыбка, искренний, а не показной интерес к собеседнику.
Здороваясь с человеком, улыбнитесь ему, тогда и он улыбнется в ответ, и вы почувствуете, как его улыбка согревает вам душу!
Придя в многолюдное место, постарайтесь найти такую тему для беседы, которая была бы приятна всем, и вы увидите, как светлеют не только лица, но и души людей. А раз другие получают удовольствие от общения с вами, значит, и вам это приятно. Значит, быть хорошим человеком важно не столько для других, сколько для самого себя.
С молоком матери впитывает туркмен эту истину, потому что сердце его работает по милости Божьей. Оно похоже на волшебный сачак, полный любви и духовной пищи, озаренный божественным светом. И чем больше раздается из него, тем полнее он становится. Это как колодезная вода: чем больше вычерпываешь ее, тем она чище, вкуснее, если же ее беречь, не тратить, она портится, протухает.
Туркмены всегда предпочитали видеть в человеке только хорошее. Они умели расположить к себе чужого, сделать его своим близким.
Если у тебя нет брата, в том нет твоей вины, если у тебя нет друга, в том нет вины Бога. Умей и ты приблизить к себе человека, поддержать его, вдохнуть в него свою любовь. Люди ответят тебе тем же. А если ты будешь с каждым днем совершенствоваться, налаживать свои отношения с другими, они тоже потянутся за тобой. Чем больше вокруг тебя хороших людей, тем защищеннее ты сам. Никто не придет со стороны, чтобы вдохнуть в твой дом мир и любовь.

Туркмен

О молодец добрый и сильный, вдумайся, мудрость яви,
Туркмена великим туркменом сделает только туркмен.
Былое окинь своим взором, завтрашний день позови,
Туркмена великим туркменом сделает только туркмен.

Сын льва это есть сын туркмена, львенок становится львом,
Презрение вызовет робость наша во стане чужом,
Победа сопутствовать будет тем, кто прославлен добром,
Туркмена великим туркменом сделает только туркмен.

Всему,что прекрасно и ново, ты провозвестником будь,
Восторженно миру являя святотуркменскую суть,
И станет дорогой Вселенной взятый туркменами путь,
Туркмена великим туркменом сделает только туркмен.

Фраги и Горкута старайся мудрой душой возлюбить,
Ты будь Алп-Арсланом, Тогрулом, чтобы врагу возразить,
Не быть в самой гуще событий – лишь Огуз хана злобить,
Туркмена великим туркменом сделает только туркмен.

Друзья мои!
Мы – часть народа, нам жить с ним, внутри него. Нам и облагораживать общество, к которому мы принадлежим. Туркмена только туркмен сделает туркменом! Только он сам возвеличит себя! Побольше рассказывайте о хороших людях, плохих, возможно, Господь сам исправит. Если мы будем помогать друг другу совершенствоваться, Господь окажет нам помощь вдвойне. Ведь там, где ходит народ, образуется дорога.
Мои любимые туркмены!
Душа – это частица Бога внутри нас! Мы обязаны поддерживать на должной высоте дух, данный нам Богом. Господь благословляет одухотворенных людей, осыпает их своими милостями. И жизнь их продлевает вдвое.
Индийские йоги, мусульманские суфии, тибетские монахи умеют, медитируя, соединить свои души с духом Божьим. Они утверждают, что на свете нет большего, нет высшего удовольствия. Мы, туркмены, пришли в мир со своей философией. Ее смысл – во вдохновенной, радостной жизни. Никто и ничто не заменит удовольствия от полноты счастливого, одухотворенного бытия.
Хотят или не хотят люди, но мир движется к совершенству, гуманизму, чистоте! А человек идет к Богу! Все великие религии утверждают: после смерти душа человека очищается, и он приходит к обители Божьей. Человек еще при жизни должен встать на этот путь, должен быть достойным встречи с Господом.
Начиная с великих религий вся гуманная, художественная литература создает образы положительных героев.
Государства борются за то, чтобы воспитать Человека, защитить Человека, сделать Человека счастливым.
Высшая цель нашего государства – воспитать духовно зрелую, гармонично развитую, имеющую высокие цели и устремления высоконравственную личность, которая по праву могла бы стать прообразом человека будущего.
В мире существует множество почетных званий: герой труда, заслуженный артист, народный художник… Помимо этого, существуют тысячи орденов и медалей, которыми удостаивают за заслуги перед государством, однако нигде, ни в одной стране мира нет награды, присваиваемой за высокое звание Человека.
Независимый, нейтральный Туркменистан продвинулся здесь на шаг дальше, отдавая дань школе Огуз хана, ее великим гуманистическим традициям. Мы учредили почетное звание «Старейшина народа». Я намерен учредить орден «Ruhubelent», который будет вручаться самым достойным, самым человечным людям, снискавшим почет и уважение в народе своей активной, подвижнической добротой, скрепляющей, цементирующей нравственные основы общества. Этого звания будут удостаиваться представители всех профессий – и дайхане, и рабочие, и музыканты, и хякимы, и чабаны, и доярки… Будучи высококлассными мастерами своего дела, все они должны отвечать одному непреложному требованию: быть замечательными людьми! Мы поднимем планку уважения к настоящему Человеку – носителю общечеловеческих добродетелей, подвижнику и гуманисту.
Мои дорогие земляки!
Поверьте, чем больше будет замечательных людей, тем прекраснее станет наша жизнь. Ведь жизнь – это конкуренция. Соревнуясь с хорошим человеком, и сам становишься лучше, чище.
Когда к вам приходит расстроенный человек и жалуется на жизнь, на людей, на свои неудачи, после него в вашей душе остается тяжелый осадок, все валится из рук. Напротив, если в гостях у вас побывал веселый, жизнерадостный человек, вы заражаетесь его оптимизмом, испытываете подъем, душевный комфорт. И любая работа заладится, потому что делаете вы ее с удовольствием. Вдохновение обладает безграничной силой.
Господь любит и милует сильных духом людей, он гордится ими. Наверное, вы и сами из всех своих сыновей больше любите самого жизнерадостного, доброжелательного, приветливого.
Никто еще недовольством и нытьем не добился успеха. Тоска и отчаяние не проходят сами по себе, и если вы не боретесь с ними, они надолго застревают в вашей душе.
Душа – это живая птица, которую Господь поселил внутри каждого человека, это Его благословенное, чистое дыхание. Господь дал нам душу для чистой и светлой, высокой мечты, для жизни по совести.
Человек живет на земле, однако душа его витает в облаках! И если на душе у него тяжело, если он скорбит, предается унынию, никакими наставлениями не заставишь птицу его души взлететь!
Пока живы, поддерживайте в себе высокий дух, пусть он станет вашим личным знаменем, парит в высоте! Именно ваш дух приведет вас к Богу. Нельзя предстать перед Всевышним в печали, упавшими духом!
Впасть в уныние нетрудно. Чтобы расстроиться, не нужно ломать голову, этому не помешают ни образование, ни уровень развития, ибо поводов для недовольства в нашей жизни хватает. И особого ума для этого тоже не требуется. Ты можешь быть богат, физически здоров, но все равно в этой жизни тебя что-то не устраивает. Потому что нет предела ни накопительству, ни восхождению по служебной лестнице. Разве, например, богач не может расстраиваться из-за того, что его капиталы несопоставимы с состоянием Каруна? Еще как может!
Хочу рассказать вам еще одну притчу.
…Жил когда-то мудрый туркменский суфий по имени Баезит Бистамы. Однажды ших Абу Муса спрашивает у него:
– О наш пир, что вы собираетесь делать с утра?
– Не знаю ни утра, ни вечера. Моя голова занята одним: как выполнить поручение Господа. Он сказал мне: «Если просишься в мою обитель, принеси то, чего у меня нет. Но учти, что моя кладезь переполнена благими делами и совершенными поступками». И тогда я взмолился и спросил у Него: «О, Всемогущий, что же это может быть, чего нет у Тебя?» И Господь ответил: «Безнадежность и безысходность, нищета и лишения, надломленный дух и уныние – вот чего нет в моей сокровищнице. Но мне они и не нужны». Вот я и думаю, как угодить Господу. Он желает иметь только великое, хорошее, Ему по душе мужественные, сильные духом. А то, что нравится Всевышнему, предписано и туркмену…
Баезит – крупный туркменский священнослужитель, оставивший своим богатым духовным наследием заметный след в исламской религии. Он говорил: мы обычные, смертные люди. На этом свете мы для того, чтобы жить. А потому мы должны быть достойны этой жизни, должны уметь радоваться ей, получать от нее удовольствие. А раз ты туркмен, тебе надлежит быть достойным своей великой нации, жить с высоко поднятой головой, честно трудиться и пожинать плоды своего вдохновенного труда.
Мои дорогие!
Внемлите этому разумному совету! Любите жизнь, любите все ее проявления, любите своих детей! Любите мать-землю, свой священный край! Только тогда вы достигнете величия духа и только тогда вам улыбнется удача!
Две разновеликие силы даются человеку, чтобы достойно прожить жизнь. В ее первой половине – молодости он тратит все силы на то, чтобы наладить отношения с этим миром, закрепиться в нем. Он строит семью, приобретает профессию, которая в дальнейшем будет кормить его, получая для этого необходимые знания и служа тем самым самому себе и своему народу. Одним словом, он завоевывает место под солнцем.
Приобретая с годами жизненный опыт, становясь взрослым, человек начинает понимать, что создан не только для этого ограниченного во времени и пространстве мира. Ему открываются сокровенные тайны бытия, приходит осознание смысла жизни, а затем и покаяние. Это момент обретения внутренней силы, перехода жизни в другое качественное состояние. «Покаявшись в сорок лет, к душе обращаешься ты», – говорил об этом периоде Махтумкули.
Величайшая личность всего Востока, Махтумкули Фраги, безусловно, является нашим духовным отцом и учителем. С него мы должны брать пример на каждом шагу жизни. Единственное, от чего мы далеки, это от его мистических суфистских идей.
Легенда гласит:
В ту пору, когда туркменам жилось привольно, султан Санджар, прочитав один рубаи Энвери, пригласил его к себе во дворец:
– Поэт, если все зло на свете преследует только тебя, не ропщи на свою судьбу, призадумайся. Спроси себя, может, ты сам во всем виноват. Без причины былинка не шелохнется…
Энвери понял, на что ему намекал султан: сидя на пепелище, бесполезно мечтать о заоблачных далях. Если ты неуживчив, не задерживаешься долго на одном месте, если твой образ жизни неподобающ, грош цена твоим высоким желаниям…
Нельзя слепо верить в судьбу и потому не предпринимать попытки изменить ее к лучшему. Каждый человек способен на это, но он должен бороться, добиваться счастья. Не зря говорят, что без усердия цели не достигнешь.
Необходимо даже в трудные минуты жизни не терять присутствия духа, высоко держать голову! И даже если к вам придет печаль, она должна быть светлой!
В этом ледяном мире трудно жить без пылающего сердца. После того, как кончится детство, жизнь человека перестает быть сплошным праздником. Какой бы уравновешенной и гармоничной ни была жизнь общества, в жизни отдельного человека проблем и запутанных ситуаций хватает. Но надо стремиться к тому, чтобы в любой переделке сохранять человеческий облик, не поддаваться отчаянию. Надо концентрировать всю свою волю, чтобы каждый раз одерживать победу над самим собой.
В молодости человека поддерживают физическое здоровье и страстная любовь к жизни. Но человеческому организму свойственно стареть, слабеть. С возрастом некоторые люди утрачивают вдохновенные свойства души – неистребимую жажду жизни, пылающий жар сердца, обостренное чувство собственного достоинства.
Настоящий человек – это тот, который умеет до глубокой старости сохранить в себе силу духа. Ведь одухотворенность поддерживается не только физическим здоровьем, она подпитывается нравственной, духовной чистотой.
В подлинном смысле одухотворенность – это любовь. Любовь ко всему, что окружает человека с первых и до последних мгновений его жизни. Но человек никогда не познает подлинную силу и мощь любви, если не научится любить Родину, свой народ, если не познает ответное чувство, которое случается только тогда, когда сердца бьются в унисон.
Понятие Родины широко и объемно, оно включает в себя множество других понятий. Женщины и дети, братья и сестры, родственники и сослуживцы, друзья и знакомые, природа и государство, память и будущее – все это и многое, многое другое – составляющие одной единственной и неповторимой ценности – Родины. Ее сущность кроется за сложным процессом перехода от массовости к цельности. Но именно этот процесс выявляет степень духовного развития человека и нации – степень их зрелости, а потому требует персонификации ценностей и понятий. Как когда-то по достижении зрелых размышлений о душе и духовности человечество пришло к выводу о единобожии, так и отдельный человек все, что ему дорого, соединяет в понятии Родины. А поскольку Родина может быть только в единственном числе, постольку она незаменима и неповторима.
Человек – существо духовное. Через свою душу он пропускает самые важные вопросы жизни, связанные с преодолением тех или иных трудностей. Сопричастность судьбе Родины, сопереживание ей – важнейшее, необходимейшее условие не столько физического выживания человека, сколько закалки его духа. Ибо Родина для него – это опора и защита, вера и надежда, сердечная любовь и привязанность, это его самая высокая мораль.
Человек, осознанно любящий Родину, никогда не сникнет, не падет духом. Он может смириться с какими-то материальными трудностями, жить в худших, чем другие, условиях, но при этом не терять оптимизма, не испытывать чувства униженности и обделенности, пребывать в согласии с окружающим миром и с самим собой.
Безусловно, недостаток материальных средств – это мощный фактор, приводящий не только к душевным переживаниям, но способный в некоторых случаях вызвать ухудшение здоровья. Справиться с этим в состоянии любой человек. Гораздо труднее преодолеть нищету духа, оказаться без душевной поддержки и не потерять человеческий облик.
Пессимизм начинается с ошибок. Только пессимист окрашивает свою жизнь в мрачные тона, не борется за выживание, ни во что не верит и ни к чему не стремится. Духовная ущербность вызывается бедностью духа, недостатком веры, слабостью воли, отсутствием цели.
Братья мои!
Во имя всего того, что зовется Родиной, во имя всех нас и каждого, ради сплочения нации и народа будем и впредь закалять свой дух, помня о том, что за свою богатую и непростую жизнь туркмены выработали в себе замечательный характер, запаслись мудростью и вдохновением, питающими духовный мир каждого, кто зовется туркменом. Поэтому я вновь призываю вас:

Всей сутью стремитесь в великую даль,
Пусть дух ваш, как флаг, в высоте пребывает!
Навеки оставьте тоску и печаль,
Пусть дух ваш, как флаг, в высоте пребывает!
Подавленность, в сущности, тот же недуг,
Берет все вдвойне несгибаемый дух.
Чтоб в сердце стремлений огонь не потух.
Пусть дух ваш, как флаг, в высоте пребывает!
Главу муж не склонит в невзгодной глуши,
Нет места печали в твердыне души,
Прекрасным порывом изъяны круши,
Пусть дух ваш, как флаг, в высоте пребывает!
Великим будь, ибо народ твой велик,
Туркменство нам низкими быть не велит,
Аллах духом щедрому благоволит,
Пусть дух ваш, как флаг, в высоте пребывает!

У отца есть право Бога
Духовной историей туркмен накоплен целый свод жизненных советов и предписаний, одно из которых народ изрек устами великого мудреца Горкут ата туркмена:
Право царя – право Бога.
Право отца – право Бога.
Право матери – право Бога.
Как видим, только троим – Царю, Отцу и Матери предоставил народ высочайшее право Всевышнего. При этом право царя означает обязанности перед ним каждого его подданного, право отца и матери заключается в долге перед ними детей.
Дети обязаны воздать родителям за то, что они подарили им жизнь, за их вседневные заботы и хлопоты, их неизбывную любовь и жертвенность. Если ребенок вырастает в хорошего человека, в этом тоже заслуга его родителей. Он должен быть благодарен им за это, как и за то, что они помогли ему встать на ноги, выйти в люди.
Господь, сотворя человека, сделал ребенка зависимым от родителей до тех пор, пока тот не достигнет зрелости. За свой приход в этот мир человек обязан Всевышнему, а вот родителям он должен быть благодарен за свое становление и формирование.
Однако молодым свойственны неоправданные амбиции: им порой кажется, что их становление произошло само собой, без участия кого бы то ни было. И лишь повзрослев и заведя собственную семью, человек прозревает, начинает понимать, что для него значили мать и отец. «Узнаешь цену кормильцу, когда сам станешь им», «Воспитавшего оценишь, когда сам будешь воспитывать». Так говорили наши предки.
У каждого возраста свои особенности. По-разному, в зависимости от прожитых лет, сын думает об отце:
В пять лет: «Мой папа все знает».
В десять лет: «Папа много знает».
В пятнадцать лет: «И я знаю много, как папа».
В двадцать лет: «Честно говоря, отец ничего не знает».
В тридцать лет: «А все-таки отец кое-что знает».
В сорок лет: «Хорошо бы обсудить этот вопрос с отцом».
В пятьдесят лет: «Отец знает все».
В шестьдесят лет: «Эх, если бы отец был жив, я бы смог посоветоваться с ним. Надо было беречь его, носить на руках».
Так уж мы устроены, что только потеряв, понимаем, чего лишились. Ценить родителей надо всю жизнь, и дети туркмен должны знать это, учиться этому. Они должны понимать, что само появление на этом свете для человека счастье. А вот сделать счастливой свою судьбу зависит от самого человека. Учиться этому надо с детства, и первая заповедь здесь: уважай родителей, ибо с этого чувства начинается счастье, благополучие ребенка, познав которое, он и в дальнейшем будет постигать мир как счастливое пространство, дарованное Господом. Сделать свою жизнь полнокровной, осмысленной не только наше право, но и святая обязанность.
…Всевышний одарил меня счастьем родиться на этой земле, но я рос, лишенный материнской ласки и отцовской заботы. Поэтому я раньше других осознал значение родителей – еще до того, как сам стал отцом. С особой остротой я ощущал свою обездоленность, когда видел, как отцы моих сверстников с любовью гладят своих сыновей по голове. Мне остро не хватало отцовской улыбки, с которой встречали моих друзей их отцы.
Но, оказывается, Господь, посылая испытание, дает и силы преодолеть его. Так и мне, наряду с сиротством, нуждой и одиночеством были ниспосланы душевные силы, чтобы справиться с невзгодами. Моими родителями стали вначале Бог, а потом мой любимый народ. И теперь пройденный мною полный лишений путь, выстраданный жизненный опыт дают мне право и основание учить, подсказывать молодым, что значат в жизни человека родители, Родина.
Мои дорогие дети! Мой маленький туркмен!
Я хочу, чтобы ты знал: жизнь человека проходит в трех цитаделях. Одна из них дается пожизненно, две остальные сменяют друг друга во времени.
Пожизненная крепость – это твоя Родина, ты находишься в ней с рождения и до последнего часа, отпущенного Богом.
Вторая крепость – это дом, в котором ты родился и вырос. В этой крепости живут твои ласковые родители, ты окружен их неусыпной заботой и любовью. Здесь ты впервые заговорил. Здесь достиг зрелости. Отсюда пролег твой путь в самостоятельную жизнь.
Третья крепость – это дом, который ты построил для себя и своей избранницы. Здесь ты должен окончательно раскрыться, здесь должна состояться твоя сознательная жизнь. Эту крепость ты должен постоянно укреплять своими добрыми делами, воздавая благодарность родителям за то, что они воспитали достойного человека. Твои воспитанность, достоинство и порядочность, востребованность, уважение, которое ты заслужил среди людей, станут для твоих родителей самой большой наградой и продлят им жизнь. Выражением твоей благодарности должны стать каждодневная поддержка родителей, забота о них и доброта, уважительное к ним отношение. Любя своих родителей и заботясь о них, ты можешь рассчитывать на такое же отношение к себе своих детей.
Мой юный друг!
Я хочу, чтобы ты запомнил: отец – второе после Бога святое существо в твоей жизни. Мать – твое спасение, отец – опора. Мать формирует твой внутренний мир, отец является твоей внешней крепостью. Испуганный ребенок зовет на помощь мать, растерявшийся взрослый ищет поддержки у отца.
Отец для туркмена – кладезь мудрости, пример для подражания, образец патриотизма, честности, доброты. Туркмены не представляют отца в роли воспитателя, потому что он никогда не поучает, не дает наставлений. Отец на собственном примере показывает ребенку, как надо вести себя, жить, работать. Все, что хочет сказать отец, он выражает взглядом.
… В давние времена отца и сына, незаслуженно обвиненных в воровстве, выводят на площадь для наказания. Царь назначает им по сорок ударов плетью. Стиснув зубы, отец молча терпит боль, хотя вся его спина исполосована в кровь.
Затем палач принимается за сына. При первом же взмахе плети отец вскрикивает, лицо его искажает страдание. Наблюдающий за расплатой царь подзывает старика к себе:
– Ты стойко перенес все сорок ударов, звука не издал, почему же кричишь, когда бьют твоего сына?
– Ваше высочество, те сорок плетей касались только моего тела, удары же, наносимые сыну, попадают в самое сердце, – ответил отец.
И тогда царь сказал:
– Такой человек не может быть вором, отпустите их.
Мои золотые дети!
Вам посчастливилось родиться в счастливое время. Золотой век, о котором мечтали ваши отцы и деды, это ваш век. Будьте достойными его, прислушайтесь к мудрым словам Горкут ата: «Пока есть отец, зарабатывай доброе имя, пока имеешь коня, прокладывай дорогу!». Вам, мои друзья, приближать будущее, нести эстафету предков. А потому каждый из вас должен сказать себе: «Я туркмен, значит, я примерный сын и примерный гражданин, моему отцу никогда не придется краснеть за меня».
Непочтительное отношение к отцу есть неуважение к самому себе, пренебрежение отцом равносильно пренебрежению собой. Все хорошее, что ты делаешь для отца, ты делаешь для себя.
Отец – твой самый мощный аргумент в глазах людей, твой главный свидетель. Потому что оценивать тебя будут, глядя на твоего отца. Ты – его наследник, потому что наследуешь не только состояние, но также его честь и даже бесчестие. Имущество отца может быть поделено, но его авторитет переходит ко всем братьям безраздельно.
Не стыдись своего отца, постарайся сделать так, чтобы о тебе говорили: «Он лучше своего отца», и гордись этим. Стыдись, если не выдержишь сравнения с отцом: «Он не стоит своего отца».


Не забывай, что ты произрос из отцовского семени. Не было бы отца, не было бы и тебя, не посей он, ты бы не вырос. Из небытия на этот свет тебя произвели отец и мать. Отец – твое прежнее «я».
Никогда ни в чем не упрекай своего отца, но его упреки сноси молча.
Я много думаю о взаимоотношениях отца и сына, немало рассуждений на эту тему нахожу в фольклорном, литературном наследии народа. Есть у туркмен поговорка: «Если твой отец пес, питайся собачьей похлебкой!». Сохранилась и такая притча:
…Однажды некий человек разгневал колдуна, и тот проклял его: «Чтоб ты стал скулящей собакой!». И человек превратился в собаку. Его сын привязал собаку возле дома, а когда наступал вечер и народ расходился по домам, купал ее, а потом ел с ней из одной миски. Так прожил он семь лет, живя и питаясь вместе со своей собакой. Видя любовь сына к отцу, не предавшего его даже в собачьем обличье, колдун вернул тому человеческий облик.
– За твои грехи тебе следовало бы до конца дней оставаться собакой, но ты вырастил замечательного сына, и поэтому Господь позволил тебе вновь стать человеком, – сказал волшебник.
И вот еще что я хочу сказать тебе.
Жизнь – бытие, смерть – небытие. Но небытие одно, а бытия три. Смерть – огромное чудовище, поодиночке его невозможно одолеть, только втроем. Ты сам – твое сегодня, твои дети – твое завтра, твой отец – твое вчера. Человечество – это огромная цепь, а ты звено в этой цепи, в чем тоже заслуга твоего отца.
Отцы не умирают, они живут в своих детях.
Страх смерти рождается вместе с человеком. Это чувство исчезает в тот день, когда рождается первый ребенок. Потому что твой ребенок – это твое продолжение.
Повзрослев, я испытал удивительное чувство: временами мне кажется, что я это не я, а мой отец. Я ощущаю не свои, а его руки, хожу не своими, а его ногами, говорю не своим, а его языком. На первый взгляд, это странные, неправдоподобные ощущения, не испытав которые, трудно в них поверить. Но именно в такие минуты я понимаю, что отец воплощается во мне своими жестами, привычками, манерой поведения. Отец оживает во мне! И эта мысль как откровение пронизывает все мое существо чувством неведомого, безграничного восторга…
Наследники отцов!
Стремитесь пробуждать в себе такие чувства, ибо они – признак зрелости человека, познающего неразрывную связь в цепи поколений. Это и будет продолжением жизни отца, его немеркнущим почитанием.
Почитать отца значит почитать свою Родину.

По-настоящему плачет только мать, все остальные притворяются
Мать для туркмена – понятие священное. Мать – это святыня. Только через уважение к ней, к самому слову «мать» проявляет человек свой истинный облик.
У туркмен свое, национальное понятие святости.
Туркмены, чтобы подчеркнуть роль и незаменимость матери, сравнивают ее с отцом. Человек рождается из ребра отца, но сердца матери.
Связывая мать с сердцем, туркмен тем самым очищает священное для него понятие от какого бы то ни было интереса и расчета, ведь сердце – это вместилище чувств, показатель человечности.
У туркмен есть прекрасная поговорка, отражающая понимание ими священного призвания матери: «Ребенок без отца – етим (сирота), без матери – есир (пленник, обездоленный)».
Говоря о сиротстве, туркмены чаще всего подразумевают материальные лишения. А вот обездоленный – это человек, лишенный духовного родства и поддержки, духовно одинокий. Обездоленный страдает не из-за бедности, ему причиняет боль бездуховность, жестокосердие окружающих. Вот почему обездоленный чаще всего тот, кто страдает из-за разлуки с Родиной. Весь мир кажется ему чужим, жестоким, лишенным человечности.
Участь сироты все же терпимее, чем положение обездоленного…
Мне же судьба послала обе эти напасти. Если безотцовство сравнимо с недоеданием, то отсутствие матери не сравнимо ни с чем, ибо ее любви нет ни замены, ни сравнения. Насколько остра эта боль, могут знать только испытавшие ее. Но я, переживший круглое сиротство, могу сказать: отсутствие материнской ласки причиняет нестерпимую боль. Потому что сердечные страдания сокрушительнее телесной боли. Телесные раны со временем затягиваются, но сердечные не рубцуются никогда, они напоминают о себе всю жизнь, до последнего часа.
Материнскую любовь туркмены называют мяхир. Это особое понятие, вбирающее в себя все оттенки чувств, передающих отношения матери и ребенка. Мяхир – это привязанность, трепетность, нежность, влияние невидимых теплых течений, превращающих мать и ребенка в обитателей особого мира, в котором живут и любят только двое.
Первой Родиной человека является его мать. Эта Родина – материнская жалость, в океане которой первые девять месяцев формируется человек.
Вторая его Родина – материнские объятия. В них ребенок обитает первую пору жизни, в них просыпаются его чувства, ощущения, в них он начинает говорить, познавать любовь.
Следующая обитель ребенка – материнские руки. В этой Родине, защищающей и оберегающей его, он пребывает все детство и отрочество. Здесь формируются его самые лучшие черты характера, зарождаются глубинные чувства. Человек, чью голову гладили ласковые материнские руки, вырастает в личность, готовую к служению обществу, Отечеству, Родине.
Любовь, рожденная теплом материнской утробы, нежностью материнских объятий, надежностью материнских рук, – основа основ роста, развития человека, формирования и взросления его организма. Вот почему мы говорим: мать для человека – святыня.
Бог создал нас, он – Созидатель, а мать – Творец!
Все человечество после Адама и Евы зарождалось в утробе матери. Создав Еву, Господь оставил у себя права Создателя, право же Творца разделил с матерью. И уже после этого, создавая человека без отца, без матери, Господь этого сделать не мог. Пример тому – рождение Иисуса Христа. «Без отца он появился в утробе материнской», – писал, преклоняясь перед дерзновением Господним, Махтумкули…
Конечно, Бог – это чудо. При желании он мог бы сотворить Иисуса и без матери. Но Он не сделал этого. Из уважения к матери и преклонения перед нею. Он людям дал урок. Он обязал их относиться к матери как к святыне. Отсюда и у туркмен это отношение: если уж сам Господь Бог, Творец всего сущего на земле, отнесся к матери с такой любовью, то и человек должен последовать его примеру.
Если есть слово, обладающее магической силой, то это слово – мать. Туркмены изначально вложили в него всю волшебную силу, исходящую от силы Господней.
Даже слабый умом человек знает: на свете нет большей святыни, чем мать. О матери сложены сотни, тысячи легенд.
…В давние времена жила влюбленная пара. Девушка, чтобы проверить силу любви юноши, велит ему:
– Если ты и впрямь любишь меня, пойди, вырви из груди матери сердце и принеси его мне.
Потерявший от любви голову юноша так и поступает: вырвав из груди матери сердце, он стремглав бежит к возлюбленной, но, споткнувшись о камень, падает. И тогда трепещущее в его руках материнское сердце воскликнуло:
– Дитя мое, не сильно ли ты ушибся?!
Веками чтут люди эту притчу как ни с чем не сравнимый символ материнской жертвенности. Мать остается матерью всегда! Она жалостлива и живет любовью к своему чаду. Мать умирает и воскресает с рождением каждого ребенка.
Как-то мне рассказали такую историю. Во время родов умирает мать. Врачи предпринимают все, чтобы спасти ребенка. С трудом им удается запустить его сердце, младенец пронзительно кричит. И происходит чудо: от крика собственного ребенка мать возвращается к жизни…
Я не очень-то доверчивый человек и уж совсем не религиозный фанатик, но в эту историю мне почему-то хочется верить…
Врачи-акушеры свидетельствуют: некоторых рожениц не удается спасти, но прежде чем умереть, молодая мать, собрав последние силы, вымолвит: «Пусть я умру, но спасите, выходите моего ребенка». И только потом испускает дух.
… Энвери – великий туркменский поэт эпохи Сельджуков как-то, будучи в приподнятом настроении, повстречал кудесника. Тот и говорит ему:
– Бог великодушен, проси, что хочешь, любое твое желание будет исполнено!
– Если на то воля Божья, позвольте мне хоть на миг повстречаться с родителями, пусть они увидят, что их сын жив и здоров, стал человеком, и пусть после этого они вновь обретут вечный покой.
По велению Господа кудесник устроил Энвери встречу с его покойными родителями. Повидав сына, те упокоились в счастье.
– Ты мог получить любые богатства, мог стать султаном, но ты просил о святом. Иди, мы даруем тебе царство человеческих сердец, – так ответил мудрый кудесник мудрому поэту…
Туркмены пока еще мало знают своего великого предка Энвери, которого народ возвел в пророки. Иногда я думаю: «Как прав Энвери, сочтя за великое счастье хоть на миг увидеть своих родителей. Я бы отдал все за этот миг»… …
Лет пять назад один ученый обратился к видному ахуну – служителю культа:
– Ахун ага, я хочу поверить в Бога, но у меня не получается: ведь мы воспитывались в советское время. Я уже не молод и не хочу жить без веры, что же мне делать?
– Если не можешь поверить в Бога, кланяйся могилам своих родителей… Любая вера начинается с матери и отца… Махтумкули был искренен, когда говорил: «Из-за уважения к родителям отпусти мои грехи». Так что почитайте своих родителей. Господь, возможно, и не снимет ваши грехи, но ради ваших родителей может и смилостивиться над вами, облагодетельствовать…
Так ответствовал ахун.
Люди, знавшие маму, говорили мне: «Ах, детка, твоя мама Гурбансолтан была душой-человеком, мягкой и доброй». А сколько хорошего я слышал об отце. Люди говорили мне: «Сапармурат, твой отец был мужественным и отзывчивым человеком, помогал всем, кому мог. Но если даже не мог, все равно старался хоть чем-то облегчить участь людей. Для каждого он умел найти согревающие душу слова».
С каждым днем я все больше и больше понимаю, какое богатое наследство оставили мне мои родители. Оно не сравнимо ни с чем, ни с какими благами мира. Всю жизнь я стараюсь быть достойным этого наследства, всю жизнь я ставлю перед собой цель быть сыном, достойным своих родителей…
Мне вспоминается еще одна легенда, рассказанная давным-давно одним поэтом. Его беременной матери очень захотелось яблока. А на соседском участке все деревья были усыпаны ими – сочными, спелыми, манящими. Но попросить у соседей она не могла из-за гордости. Купить же было не на что. Она несколько раз подходила к соседскому саду: достаточно было протянуть руку, чтобы сорвать аппетитное яблоко… Но каждый раз ее останавливала мысль: «А вдруг потом мой ребенок станет вором, нет, я не должна кормить его ворованным». Позже этот ребенок, став поэтом, говорил: «Яблоки соседа по-прежнему пышно плодоносят, иногда так и хочется сорвать одно, но мысль о том, что я могу потревожить дух матери, обидеть ее, останавливает меня».
Бегите от человека, обижающего своих родителей, потому что он никогда не станет достойным человеком!
Не верьте человеку, который не ухаживает за своими родителями, – этот человек никогда не принесет пользы ни другим людям, ни своей стране!
На того же, кто может бросить своих родителей, даже смотреть не хочется. Говорят, что и ангелы небесные отворачиваются от них.
– Сынок, когда ты был грудничком и ничего, кроме как плакать, не умел, я понимала, что ты хочешь. Ты не умел говорить, а я знала, что ты хочешь сказать. Теперь же, когда ты стал взрослым, я не понимаю тебя! – с болью в сердце говорила мать своему нерадивому сыну.
Человек, обижающий мать, ранящий ее сердце, ничего путного в своей жизни не добьется!
Не верьте, если вам скажут, что человек, не ухаживающий за матерью, ухаживает за другими!
К сожалению, многие начинают ценить мать лишь тогда, когда потеряют ее. Их боль усиливается оттого, что ничего уже ни поправить, ни изменить нельзя. Не обрекайте себя на эти страдания, не губите заживо свою душу!
Мать – это великое чудо. Знаю по себе: если я чему-то сильно порадовался или, наоборот, огорчился, мне обязательно приснится мама.
У туркмен есть замечательная поговорка: «По-настоящему плачет только мать, остальные притворяются».
Мои любимые дети, дочери и сыновья!
Любите и уважайте матерей! Носите их на руках! Помните, даже когда вам кажется, что вы никому не нужны и никто не смотрит на вас, любящие глаза матери днем и ночью не отводят от вас взгляда! И где бы вы ни были, материнское сердце всегда рядом с вами!
Счастлив и благополучен будет тот, кто чтит свою мать, своих родителей, не дает их в обиду. Знайте и помните: истинное лицо человека проявляется в его отношении к людям, давшим ему жизнь.

Дети – наше продолжение
Туркмены испокон веку по-особому трогательно относились к своим детям. Ни одна мать, ни один отец не променяют все богатства мира на ноготок своего ребенка! Поскольку туркмены были воинственным народом, предпочтение отдавали сыновьям. Родители, у которых появился мальчик, скажут, что они разбогатели, а их родственники добавят: «У нас появился ещё один кулак». Если туркмена спрашивают, сколько человек у него в семье, он не ответит: столько-то ртов, а скажет: столько-то голов. С особой нежностью туркмены относятся к дочерям, потому что девочка слабее, она всегда нуждается в помощи, к тому же для семьи она – отрезанный ломоть. И поэтому в родительском доме девочка просто обязана быть счастливой!
Родительский дом – это особый мир ребенка, где мать и отец олицетворяют, каждый по-своему, стихию и красоту природы, приближают ее к детскому пониманию и восприятию. И если мать, материнская душа – это кипящее море любви и нежности, то отец – это высокие горы со снежной шапкой на затуманенных вершинах и орлами на скалах…
… Адам, заимев детей и познав счастье отцовства, любовь своих детей, обратился к ангелу Джабраилу:
– Я человек, лишенный материнской любви и отцовской гордости, почему Всевышний наделил меня такой судьбой?
На что Джабраил ответил:
– Но ведь твои отец и мать – это святейший Бог, так неужели ты, будучи Божьим сыном, не можешь заменить их?
В родителях нуждаются все – и малые, и большие, а потому их долг – продлить жизнь отца и матери, сделать их счастливыми.
Что такое родительское счастье? Это когда дети идут дальше своих родителей, достойно продолжая их род. Если сын зарабатывает больше отца, имеет больший авторитет, если он превосходит его по своим способностям и умению ориентироваться в жизни, то родители будут непременно счастливы. Счастливы они и тогда, когда видят в своих детях прилежную воспитанность, которая проявляется во всем, и в первую очередь, в долге перед родителями.
Туркменский народ на протяжении своего тысячелетнего опыта выработал целую нравственную систему правил взаимоотношений отцов и детей. По этим правилам жила туркменская семья, которая была основой поддержания порядка и стабильности в обществе. Туркмен никогда не делал различий между ценностями личности, семьи и общества, для него это были звенья одной неразрывной цепи. Такая гармония во многом определила долголетие туркменской нации, позволила ей не только не исчезнуть за многие тысячелетия, но и дожить до сегодняшних дней. И только в советское время нашим ценностям был нанесен некоторый урон. Сын стал противопоставляться отцу, дочь – матери. Удар сознательно наносился в самую сердцевину нации – туркменскую семью. И это был самый доступный, но и самый уязвимый и разрушительный способ уничтожения туркмен как нации.
Восстановление семейных ценностей – одна из главных задач национального возрождения в Золотом веке. А потому эта задача касается каждого, кем бы он ни был – отцом или братом, матерью или сестрой, сыном или дочерью.
Мои дорогие соотечественники!
Проникнемся важностью этой задачи, осознаем свою ответственность друг перед другом, восстановим традиции, по которым издревле жила добропорядочная, умиротворенная, гармоничная туркменская семья. В этой семье долг детей перед родителями считался важнейшим правилом, его воспитывали всем ходом жизни, укладом семьи и общества.
Воспитанный ребенок сам по себе не появится. Невоспитанный ребенок напоминает необъезженного жеребца.
Смысл воспитания заключается в том, чтобы привить ребенку общепринятые правила поведения, приобщить его к общечеловеческим ценностям, подготовить для жизни в обществе.
Человек приходит в мир, чтобы жить в обществе других людей. Человек не может существовать без общества, он не создан для одиночества, но, чтобы влиться в сообщество людей, он обязан подчиниться определенным требованиям.
Семья – это то первое сообщество, где ребенок приучается к общению и ответственности, где он осознает свой долг перед родителями как основополагающее правило жизни, формирующее у него основанное на уважении отношение к другим людям.
А потому воспитание – это наиважнейшая, наиглавнейшая задача. Родители обязаны содержать своих детей, кормить, одевать их, но вдвойне обязаны воспитывать их. Лучшее воспитание ребенок получает тогда, когда видит перед собой пример для подражания. Он не нуждается в притворных похвалах, ему необходим пример, который подают родители, старшие братья и сестры.
Если отец не кается в своих ошибках, ребенок их обязательно повторит. Самое правильное воспитание заключается в умении ограничивать себя. Если ты поступаешь так, как тебе заблагорассудится, если не можешь устоять перед соблазном, то это прямая дорога к бесчестию, позору, неуважению людей. А твоя дурная слава рикошетом ударит по твоему ребенку. Если тебе жаль не только себя, но и своего ребенка, откажись от дурных дел, раскайся! Ребенок – часть твоего организма, и ты в ответе за эту часть. Если она испортится, разладится весь механизм.
Не получив хорошего воспитания, ребенок в будущем и сам не сможет стать воспитателем. Лучшее из наследств – воспитанность. Воспитанный наследник тот, который научился у своего отца честной жизни среди людей.
Дорогие родители, разъясните своим детям:
Разницу между халал и харам.
Правдой и ложью.
Добром и злом.
Трудолюбием и тунеядством.
Пользой и вредом.
Образованностью и невежеством.
Если вы будете разъяснять эту разницу не на словах, а на деле, если терпеливо, всей своей жизнью и поступками будете доказывать ребенку преимущества чести, добра и трудолюбия, это и будет вашим воспитанием вашего ребенка.
Добро – это умение отказаться от своей выгоды, зло – это злоупотребление чужой добротой. Вред от зла, ущерб от правды не сразу распознаются. Плох тот человек, который ищет корень зла не в себе, а в своем времени и окружении. Научи своего ребенка жить в согласии с собой, с остальным он сам справится.
Если ты бежишь от хороших дел, потому что это трудно, и с легкостью приобщаешься к дурным поступкам, тем самым ты причиняешь зло собственному ребенку.
Тот, кто ждет вознаграждения за полезное дело, может с легкостью пойти на дурной поступок. Такой человек – временный солдат добра и постоянный воин зла. Оберегай своего ребенка от такого примера!
Если у тебя вырос плохой ребенок, вини за это в первую очередь самого себя.
Начиная доброе дело, положись на Бога, людей, свое государство.
Твоей самой большой заслугой перед Богом является твоя вера, перед народом – твой труд.
Надо делать добро не напоказ, не для почестей и званий, а для процветания своей страны, народа.
Богатство дается не для того, чтобы отдаляться от людей, а ради того, чтобы приобщаться к людям, ради добрых отношений с ними.
Не делай того, что не принимается людьми, обществом, тогда и общество примет тебя.
Харам – это зло, причиняемое обществу.
Халал – это добро, приносимое людям.
Братья мои!
Запомните сами и детям своим внушите: источником любого зла являются сплетня и ложь, ибо они – средство оправдания нечестности, сокрытия вины.
Когда место халала занимает харам, это говорит о неблагополучии в обществе. Только воспитанием можно спасти общество, очистить его от скверны. Это единственный путь.
Научите своего ребенка чистосердечности.
Недоверие – это прилипшая к сердцу грязь. Не доверять своему народу, обществу и государству, значит, шагнуть в сторону харама.
Харам всегда будет утверждать, что он халал, иначе ему никуда не будет доступа. Как щитом прикрываясь фальшивой честностью, он будет идти напролом.
Истинно честный человек (халал) никогда не будет говорить о своей порядочности, потому что в этом нет ни смысла, ни необходимости.
Честность, правдивость, совестливость – главные принципы халала. Настоящий человек тот, у кого телесная чистота соединяется с чистотой духовной. Самое опасное, когда опрятный с виду человек имеет черную душу.
Сатана не спускает глаз с двух твоих богатств – времени и веры. Время – твоя жизнь на этом свете, вера – продолжение твоей жизни после смерти. Потерять время – потерять себя, свою жизнь и веру.
Научи своего ребенка ценить время, беречь свою жизнь!
Все, что ты смог взять у времени, будет твоим.
Время похоже на кистень, если ты его не сломаешь, он сломает тебя.
Будь энергичен, деятелен, трудолюбив! Леность – это добровольное опустошение своей жизни. Лениться – пустить свою жизнь по ветру.
Удовольствие от работы получаешь сразу, наслаждение ленью призрачно.
Безделье не может удовлетворить человека. Пожалей себя, работай!
Праздность, невежество и лень причиняют зло, которое не под силу никакому врагу.
Время – дикий хищник, но если обуздать его, оно станет твоим другом.
Не подчиняйся времени, покори его сам!
Живи так, чтобы в конце жизни не пришлось в чем-то раскаиваться, о чем-то сожалеть!
Жить – не значит просто проводить время, это значит пройти сквозь время и достичь вечности!
Научи всему этому своего ребенка!
Обязанности родителей заключаются в следующем:
Дать ребенку имя.
Воспитать его должным образом.
Дать образование.
Дать профессию.
Женить.
Обеспечить жильём.
Отдать на службу Родине.
Родительские обязанности серьезны и важны. Смысл их сводится к тому, чтобы вырастить из ребенка достойного человека, адаптированного к жизни в обществе. Обо всем этом родители должны позаботиться еще до рождения своего ребенка. Только гнусные дела совершаются без предварительной подготовки, а для хорошего надо семь раз отмерить и один отрезать. Не случайно зло ведет к раскаянию, а добро – к благоденствию.
Справившись со своими обязанностями, родители будут уважаемы как детьми, так и обществом. Ребенок будет гордиться своими родителями и свой долг перед ними исполнит до конца.
Вот что обязан делать хорошо воспитанный туркменский ребенок:
Выполнять распоряжения родителей.
Не делать того, что они не одобряют.
Не жить так, как не желают родители.
Встречать своих родителей с приветливой улыбкой на лице.
Сопровождать их в путешествии по жизни.
Приходить к ним, когда они в том нуждаются.
Своевременно исполнять их просьбы.
Любую просьбу родителей выполнять с удовольствием, иначе можно обидеть их.
Не разговаривать громко в их присутствии.
Не принимать близко к сердцу, если они вдруг ненароком обидят тебя.
Стараться не расстраивать их.
Обращаться к отцу и матери на «вы», быть почтительным с ними.
Не грубить родителям.
Разговаривая с ними, не глядеть прямо и дерзко им в глаза.
Быть ласковым.
Не «хихикать» возле родителей, не издавать при них неприятных, громких звуков.
Никогда не забывать, что самыми лучшими твоими друзьями являются твои мать и отец.
Если они радуются, радуйся и ты, дели с ними наравне и печаль.
Если они начнут хвастаться, не хмурь брови.
Раздели с ними их боль.


Старайся не обижать их.
Не сомневайся в них.
Одевай родителей лучше, чем себя.
Пусть они едят лучше тебя.
Исполняй их желания.
Не давай им нуждаться.
Не жалей для них своего добра.
Помогая, веди себя деликатно.
Дружи с их друзьями.
Когда они состарятся и ослабнут, начнут болеть, будь к ним великодушен.
Чем дольше они живут, тем больше молись об их долголетии.
После их кончины устраивай поминки, чтение молитв.
Как считают туркмены, до покойного доходят только молитвы его детей. На том свете им больше не от кого ждать помощи.
Мой юный друг! Мой маленький земляк!
Твои предки пролили немало крови во имя независимости своей Родины. Огуз хан, Горкут ата, Алп Арслан, герои Геоктепинской крепости, тысячи и тысячи других твоих земляков мужеством и отвагой прославили туркмен на весь мир. А ты их потомок. Помни об этом и гордись! Будь таким, как они, – сильным, смелым и мужественным!
Будь предан хлебу своей Родины, чистому священному материнскому молоку, потому что они священны.
Береги сокровища, дарованные нашему народу Всевышним! Ты обязан беречь эти богатства, потому что они завещаны и твоим потомкам тоже.
Если всегда, в радости и горе, ты будешь со своим народом, счастье улыбнется тебе. Твой народ – святыня! В нем ищи поддержки для себя!
Иди только справедливой дорогой! Идущие по ней никогда не сбиваются с пути. Гуманный путь – светоч для людей.
Научись воспитывать в себе нравственную чистоту, доставшуюся от предков. И тогда ты будешь достойнейшим из людей!
Мои дорогие и любимые дети! Дети туркмен!
Верой и правдой служите Родине, это поможет вам в жизни и после нее. Родина ничего не забывает, уже одно то, что она продолжает жить, говорит о ее незабывчивости.
Любить больше жизни свое Отечество, мать-землю, беречь как зеницу ока независимость – ваш священный долг.
Дорогой сын, любимая дочь! Учись! Образовывайся! Твори! Твоей независимой Родине и героическому народу необходимо, чтобы ты был силен, умен и образован!

На ваших улыбчивых лицах я вижу плоды своего труда
Мой дорогой туркменский народ!
Как роза распускается изнутри, так и ты расцветай, распускайся внутренним цветением, озаряя собою жизнь, поднимая настроение людям, вызывая на их лицах улыбки. Улыбка – это знак радушия, приветливости, доброты. Улыбчивое лицо всегда красиво. Господь говорит: «Улыбающиеся люди мне особенно дороги, для них хочется сделать вдвое больше».
Улыбка отражает душевное состояние человека, его настроение. Умеющие улыбаться искренне щедры, удача всегда сопутствует им. Улыбаясь, человек поднимает настроение всем, с кем общается, кто окружает его. Улыбка делает человека особенно привлекательным. Есть даже поговорка: «Улыбка стирает с лица морщины». Это и в самом деле так: жизнерадостный человек не так быстро стареет.
Когда я остаюсь наедине с собой, то часто вспоминаю маму. Прошло более полувека, а я до сих пор помню ее светлую улыбку. Я вижу ее и с закрытыми глазами, и в ночной тьме.
Мама целыми днями сидела за ковровым станком. В нашем бедном доме постоянно был слышен стук дарака, похожий на топот конских копыт. По привычке, проснувшись рано утром, я шел в комнату, где мама ткала ковер, а она уже сидела за станком, работала. Работала и ночами, уложив нас спать… Уже оставшись без матери, гораздо позже я понял, что работой она не только старалась отвести от нас нужду, но и заглушала сердечную боль и тоску. Мне было безумно жаль маму, ведь она не знала отдыха, никуда не отлучалась, как другие матери. Помню, иногда я просил ее:
– Мама, мамочка, ну отдохни немного, посмотри, как устали твои руки!
Ее трогало мое внимание, она оставляла работу, брала меня на руки и качала, словно младенца. Тогда и появлялась на ее лице та волшебная улыбка, которую я не могу забыть по сей день. Мамина улыбка живет в моей душе и сознании, воспоминания о ней согревают меня в трудные минуты. Я храню в своем сердце десятки, сотни маминых улыбок, и что самое удивительное – ни годы, ни невзгоды не стирают их из моей памяти. Бывают минуты, когда мне особенно трудно, когда я не вижу выхода из сложившейся ситуации, но стоит мне вспомнить мамину улыбку, улыбку пятидесятилетней давности, как она мгновенно придает мне силы, на душе становится легко, и все проблемы как рукой снимает. Я, словно сказочный старец, вмиг излечиваюсь от всех болезней. Какая-то необъяснимая, волшебная сила маминой улыбки превращает меня из умудренного жизненным опытом шестидесятилетнего мужчины в мальчишку семи-восьми лет. Моя душа, словно легкокрылая птица, взмывает ввысь и мне кажется, что я понимаю не только язык людей, но и птиц, и животных, и растений. Теплый свет маминых глаз согревает мне душу, и я чувствую себя абсолютно счастливым. Мамина улыбка наделяет меня поистине чудотворной силой.
Мамины улыбки – мое богатство, мое сокровище, которое я не смог бы купить ни за какие злата, не мог бы ни выпросить, ни вымолить ни у кого, ни найти нигде в мире.
А разве в жизни каждого человека нет таких улыбок – чудесных улыбок, доставшихся от матери, от отца? Есть, конечно, и много, ведь именно эти улыбки держат нас на этой земле, помогают жить. Но случается, что в силу каких-то обстоятельств человек не разглядел, не оценил эти улыбки, не придал им должного значения… Не обедняйте свою жизнь! Храните улыбки близких!
Улыбка может и неприятеля превратить в друга. Если в тот момент, когда к вам придет Азраил, вы посмотрите ему прямо в лицо и улыбнетесь, он покинет ваш дом…
Способностью улыбаться и смеяться наделил человека Господь.
Мои любимые туркмены, вы не чужие друг другу люди, все вы братья, родственники, живущие на родной земле, делящие один сачак с хлебом, собирающиеся у одного очага, под одним солнцем и одним флагом.
Улыбайтесь, сердечно улыбайтесь друг другу при встрече, приветствуйте друг друга с улыбкой на лице. И разговаривайте с улыбкой!
Улыбнитесь, и улыбка поднимет вам настроение, снимет усталость.
Она согреет ваши души как выглянувшее из-за туч зимнее солнце, развеет вашу грусть, как прохладный ветерок разгоняет дымку над рекой.
Улыбка, помогающая вам жить, приходящая на помощь, поможет и вашему другу, собеседнику, она исцелит каждого, кто искренне в том нуждается. Такая улыбка в интересах всех и каждого, а потому она и в интересах страны. И если ваша улыбка нужна вашей стране, если она озаряет ее лик, значит, она добра и всемогуща!
Улыбка – это любовь, это нежность. Способный на улыбку человек и любить умеет. Превратившись в любовь, ваша улыбка облетит всю планету.
Весна – улыбка земли.
Любите, любите, и тогда вы станете понимать язык трав и цветов, язык птиц и животных, и станете волшебником!
Любите свою пустыню, которая хранит благословенные следы Хызра, любите степи и луга!
Любите исхоженные Ковус-Кыясом горы, любите моря!
Любите землю, над которой пронеслись вихри столетий, и тогда вы увидите ее такой, за какую сражались Гёроглы и Тогрул бек, увидите горы, которые любил Фраги, и вы тоже полюбите их!
Любите Человека – самое великое чудо на свете!
Встав на ступень любви, человек способен творить чудеса.
Любите природу, что радостно принимает вас в свои объятья, любите шум зеленой листвы, что шлет вам вечное обновление!
Слившись с природой, человек становится чист и красив, как она. А там и до Бога недалеко.
Моря и океаны должны бушевать, штормить и волноваться – в этом их жизнь, иначе вода в них застоится. Ведь если на земле не будут дуть ласковые ветры, кто погладит человека по лицу, кто обновит воздух земли?!
Морские ураганы, ласковые ветры – это тоже улыбки земли.
Улыбайтесь, улыбка – дверь в мир человека.
Пусть смеются ваши глаза: их улыбка – пропуск в ваш духовный мир.
У пророка Юсупа спросили: «В чем секрет твоего неповторимого обаяния?». На что он ответил: «Я ничего не знаю про свое обаяние, но всю жизнь я старался угодить другим, делал только то, что приносило им пользу, что было им по душе, всегда с улыбкой смотрел на них, и все это возвращалось ко мне светом любви моего народа».
…Иногда я очень сильно устаю. И тогда иду в конюшню. Заслышав мои шаги, мой серый аргамак начинает всхрапывать, издавать радостное ржание. Он носится по конюшне, кружится, приветствуя меня. Потом, слегка успокоившись, подбегает ко мне. Я глажу его по голове, расчесываю гриву, заглядываю в его большие, умные глаза. И вспоминаю Гёроглы: «Если есть у тебя язык, заговори, Гырат!». И мой конь говорит – глазами! В них и радость, и восторг, и улыбка. Мне хочется обнять коня, прижаться к нему. В эту минуту я понимаю, почему Гёроглы больше всего на свете любил своего Гырата, почему он говорил: «Ребенка не просил, тебя просил я».
«Там, где кончаются слова, начинается музыка», – говорил Горкут ата. Наверное, там, где кончается музыка, начинается улыбка. Чарующая, волшебная, магическая улыбка! Она обладает невероятной силой…
Возлюбленный за улыбку любимой готов отдать жизнь. Тысячи лет воспевали поэты улыбку своей влюбленной.
Улыбка творит чудеса, она помогает осилить любое дело.
Помню, чтобы заслужить только одну улыбку мамы, только одну ее похвалу, я самозабвенно исполнял любое ее поручение, старался во всем угодить ей. Работал так, чтобы сделать лучше, больше того, о чем она просила, чтобы только она была довольна.
Сегодня моей семьей, моими братьями, родственниками, близкими и друзьями стал ты, мой дорогой туркменский народ! Трудясь не покладая рук, днем и ночью, не жалея себя, я хочу только одного – видеть на дорогих мне лицах счастливые улыбки, находить в них отсвет понимания и искренней, от души идущей благодарности.
Если вы будете счастливы, если не перестанете улыбаться, в этом и будет вся моя заслуга, и большего счастья мне не надо! Я готов принести на алтарь Родины всю свою жизнь, чтобы только вам жилось хорошо. Смысл моей жизни в том, чтобы сделать счастливым, улыбающимся мой народ.
Если я буду видеть, что вы улыбаетесь искренне, а я пойму это сразу, значит, жизнь моя была не напрасной.

Ученье – счастья свет
… Сына одного царя восемнадцать лет воспитывал атабег. Принц вырос метким, ловким, сильным. Был он к тому же и умным, способным поспорить с любым ученым, поддержать любую беседу. Атабег научил своего воспитанника разным ремеслам и однажды представил его царю. Довольный царь обращается к сыну:
– А ну-ка, сынок, переплыви реку Огуз.
На что принц возразил:
– Я не умею плавать, атабег не научил меня этому.
И тогда царь говорит атабегу:
– Все, чему ты научил принца, он может попросить сделать и своих друзей, а вот если ему вдруг понадобится одолеть какое-то расстояние вплавь, тут никто не заменит его. Ни друзья, ни ты, не даже я не сможем помочь ему.
Почему мне вспомнилась эта притча? Человеку часто приходится сталкиваться лицом к лицу с жизнью. Именно в такие минуты ему приходится рассчитывать только на себя, самому принимать решения, ниоткуда не ожидая помощи. Не справился с обстоятельствами, значит, не готов к жизни, не закален.
Ограждая своих детей от жизненных трудностей только потому, что сами вдосталь нахлебались лиха, мы оказываем им медвежью услугу, не ведая того, что причиняем зло, на которое не всякий враг способен. Ребенок с ранних пор должен приобщаться к посильному труду. Потому что труд – самый лучший воспитатель. Капли пота на детском лбу – золотые крупицы его осмысленной, разумной жизни, бесценный опыт погружения в мир знаний, без чего ребенок не сформируется как личность, не проложит себе дорогу к постижению тайны мироздания, не извлечет для себя из этой тайны смысл, гармонию и красоту.
Думаю, уместно привести здесь текст одного письма, присланного в мой адрес…

«Дорогой Сапармурат Атаевич, мое письмо к Вам не просто письмо, это часть моего сердца, я вложил в него свою душу. Я работал с Вами, Вы доверили мне ответственную должность, поставили во главе небольшого, но самостоятельного предприятия. Однако бес попутал меня… Сам я вырос в нужде и поэтому мне очень хотелось оградить от нее двух моих сыновей. Ради них я подворовывал, брал взятки, словом, пошел на преступление, одержимый одним желанием – чтобы детям моим хватило до конца их дней. Я обеспечил их квартирами, купил машины, да какие! Увы… Младший сын в нетрезвом состоянии совершил аварию, его еле вытащили с того света. Наверное, смерть была бы для него лучшим выходом. У него произошел разрыв спинного мозга, и теперь он до конца своих дней будет прикован к постели. Беда постигла и старшего сына. Ни в чем не зная нужды, он вел разгульную жизнь, пристрастился к наркотикам. Наша жизнь превратилась в ад: ссоры, драки, выяснение отношений. Жена, не вынеся такой жизни, скончалась от болезни сердца. Сын за какие-то три-четыре года спустил все мои накопления, но, что самое страшное, он приобщил к наркотикам и младшего брата… У меня было трудное детство, я познал нужду и лишения, голод, но эти трудности закалили меня, сделали человеком. А вот испытания богатством я не выдержал. Я воровал и ворованным кормил своих детей, и вот теперь моя семья сполна хлебнула лиха! Я считал двух своих сыновей своими глазами, они должны были стать моей опорой, моими руками и ногами. Сегодня я готов отдать оба своих глаза, чтобы больше никогда и ничего не видеть, я готов отдать свои руки и ноги, превратиться в обрубок, готов сию минуту уйти из жизни, но смерть даже не смотрит в мою сторону. Я собственными руками изломал свою жизнь, искалечил жизни своих сыновей. В случившемся никого не виню. Один я во всем виноват! Потому что я кормил своих детей ворованным, харамом. Прав был Махтумкули, когда говорил: „Есть счет халалу, харам приносит муки“. Я обречен на эти муки!»

Что может быть горше, отчаяннее, безнадежнее этих слов?.. Из ребенка можно сделать и муллу, не сходящего с намазлыка, и хладнокровного убийцу! Если бы знали, ведали отцы, балующие своих детей, потакающие им во всем, на что обрекают они своих чад в будущем, какую сами себе выбирают долю… Ребенок, с детства приученный смотреть на мир глазами эгоиста, всю последующую жизнь старается подстроить этот мир под себя, заведомо ограничивая свое жизненное пространство, лишая себя возможности проявить свои таланты.
Воспитание неотделимо от образования. Так уж устроен маленький человек, что он постоянно испытывает потребность в освоении чего-то нового, и если этим новым не станут знания, их заменит все, что угодно, в том числе и в первую очередь, улица. Ведь она тоже школа, но школа дурного, доступного, а потому опасного вдвойне. Если учитель, отведя свой урок в школе, тут же уходит домой, дети после занятий оказываются предоставленными улице. А у нее свои законы, которые постигаются с легкостью, – ребенок учится курить, сквернословить, превращается в хулигана.
Если мы хотим отучить своих детей от улицы, мы должны правильно организовать воспитание ребенка в семье и школе. Наш завтрашний день принадлежит сегодняшним детям. И если мы хотим, чтобы независимый, нейтральный Туркменистан стал развитым, богатым государством с грамотным, образованным народом, мы уже сегодня обязаны самым серьезным образом позаботиться о воспитании подрастающего поколения.
Преимущество человека в его знаниях. Знание – это осознание мира, умение найти свое место в этом мире и утвердиться в нем. Обязанность человека – знать. Вот почему проблему воспитания необходимо рассматривать в неразрывной связи с проблемами науки и образования.
Если данный Богом талант не оттачивать трудом, он начинает тускнеть.
Талант – это источник, питающий мозг знаниями.
Самая большая сила, данная человеку, – это его ум, а наука есть средство раскрепощения этой силы, ее освобождения.
Наука – самораскрепощение разума.
Общество людей не может существовать без науки, как человек не может жить без разума. В отличие от животных, появившихся задолго до человека, Господь наделил человека рассудком – основным средством его существования. Человеку не дано крыльев, но его разум и способности позволили ему подняться гораздо выше, чем это могут сделать крылатые. Человек не обладает высокими скоростями, но благодаря науке и своим способностям он освоил сверхвысокое ускорение. Человек не имеет острых когтей, но с помощью науки он обрел сверхмощную силу.
Наука – это еще одно преимущество человека. Она возникла из результатов тысячелетней деятельности человеческого разума. Наука оттачивала, совершенствовала его, открывая все новые и новые его грани.
Наука – самая совершенная дорога к знаниям. Чтобы получить полноценные знания, надо не только у других брать, но и свое отдавать. Наука – это прямой выход усвоенных знаний в жизнь.
Существуют три ступени познания:
Грамота.
Образование.
Наука.
Образование – это сокровищница, сотворенная человеком. Грамота – ключ к этой кладовой. Грамота позволяет овладеть письмом, чтением, другими азами знаний, открывает дверь в мир образования.
На ступени образования человек осваивает знания, накопленные человечеством до него, изучает их, впитывает в свой мозг, ищет и отбирает то, что необходимо ему, отсеивая ненужное.
Освоение науки помогает лучше постичь жизнь, обрести способность совершенствовать ее.
Прошли времена кинжала, но и сам кинжал – это продукт разума и знаний. Теперь же знаниям, использованным для изобретения сабли, необходимо другое применение.
Грамота приводит в действие глаза, руки и уши человека, знания заставляют шевелиться его ум. А наука все эти действия объединяет в единое целое, превращая его в жизненно важное творчество.
Творчество – мать науки.
Наука – возможность прыгнуть выше своей головы.
Наука – возможность тонущего вытащить себя за собственные волосы, не дать себе утонуть в бурном потоке жизни.
Разум – росток науки, дарование – ее зерно.
Дух – это то, что наполняет человеческую плоть, возвышает человека. А наука – это средство и инструмент его духовного совершенствования.
Разум и наука – возможность приблизиться к Аллаху.
Настоящей является та наука, которая в состоянии ответить на вопрос «как жить?». Если же у науки нет ответа на этот вопрос, значит, это лженаука, прикрывающая пустое времяпрепровождение и списывающая ненужные расходы.
Самая лучшая наука – та, которая приносит пользу обществу. Сомнительно, чтобы наука, не приносящая пользы обществу, была истинной наукой. Все, что делается человеком, должно приносить пользу. Потому что выгода, прибыль – средство обеспечения общественной жизни.
Наука должна служить материальному и духовному совершенствованию общества. Если исследования ученого стоят в стороне от этого главного дела, то они бессмысленны как возведение воздушных замков.
Наука – это не сборник пустых исследований, неизвестно для кого и для чего предназначенных. Такая наука напоминает накопления скряги, припрятанные по углам и никому не приносящие пользы. Занятие бесполезной наукой похоже на шитье одежды иглой без нитки.
Ученый – хозяин науки, а наука должна в первую очередь служить народу, и только это может быть оправданием деятельности ученого.
Наука без общества – пустой звук.
Ученый – хозяин науки, общество – хозяин ученого.
Ученый – друг истины, слуга общества.
Настоящий ученый должен отвечать следующим качествам:
Он не должен думать об обогащении с помощью науки.
Ученый должен быть мягким, скромным.
Ему должны быть присущи лучшие человеческие качества.
Свои слова он подтверждает делом.
Для ученого наука – не профессия, а судьба.
Учиться никогда не поздно, потому что уму, в отличие от плоти, не свойственно стареть. Чем старше ум, тем зрелее он.
Учитель сильнее ученика, потому что школьник обучается девять лет, а учитель – всю жизнь.
Не учась, только учить других, все равно, что тратить деньги, не зарабатывая их. Самый лучший учитель тот, кто, обучая других, учится сам.
Повторение – мать учения, возьмите за привычку повторять. В каждом повторении открывается что-то новое – это и есть источник настоящих знаний.
Самый лучший способ обучения – чтение. Лучшее чтение – вдумчивое чтение. Там, где нет мысли, нет и знаний.
Наука бывает двух видов: религиозная и светская. Религиозная наука обращена к Богу, светская необходима для постижения реальной жизни. Первая рождает веру, вторая – хорошую жизнь. Наука должна расширить наш кругозор, умножить достаток.
Наука и образование сокращают вероятность совершения дурных дел.
Как без солнца не может быть дневного света, так без науки не бывает общества.
Мои дорогие соотечественники!
Мы не добьемся расцвета туркменской науки, если в корне не изменим систему образования. Советская школа отстала от требований дня, она изжила себя. Ее главный недостаток – скольжение по жизни, а не проникновение в нее.
Программа «Образование», которую я предложил обществу, нацелена на то, чтобы, во-первых, отлучить ребенка от улицы, во-вторых, воспитать в нем потребность в знаниях и, в-третьих, завести триединый механизм познания, помогающий постигать и совершенствовать жизнь. Мы должны добиться, чтобы каждый гражданин нашей страны был высокообразованным, эрудированным человеком.
Наука в нашей стране должна превратиться во всеобщий интерес, в судьбу народа. Золотой век должен стать веком расцвета туркменской науки, ее всемирной славы.
«Вежливое слово раздробит кость», – произнес туркмен, убедившись в силе вежливого, дружеского обращения.
Испокон веку ценят туркмены дружбу, видя в ней проявление особых свойств человеческой души. Старые туркмены считали, что у каждого человека есть свой джин. Это существа маленького роста, с гладким, как лицо, затылком. Они всюду сопровождают человека, причем, идут на несколько шагов впереди него. И поэтому, прежде чем люди приблизятся друг к другу, их джины уже встретились, присмотрелись, приценились. И если они понравились друг другу, значит, быть их хозяевам друзьями. В туркменском языке существуют выражения, тонко передающие состояние человека в стадии знакомства. «Джыны алышды», «джыны джынкырышмады», «джыны атланды» – «они понравились друг другу», «они не нашли общего языка», «его джин взбесился».
Я привел этот пример не для того, чтобы лишний раз подчеркнуть особенность духовного склада туркмен. При всей своей самобытности склад души туркмен вобрал в себя изначальные общечеловеческие ценности. Даже при таких старинных взглядах дружба, которой отводится особое место, представляет из себя нечто очень чистое, незапятнанное: ведь у джинов нет никакого материального интереса, нет нужды ни в чем. И каких-то особых, эгоистических целей они не преследуют. Их суть – в самораскрытии своего «я» и прочувствовании этого «я» в другом. Значит, и настоящая дружба не имеет материальной базы, она не связана с какими бы то ни было нуждами. В первую очередь это взаимодействие духов, характеров, поведения людей.
Очень многое в жизни человека связано с его душой, его духовным содержанием. Душа человека рвется на свободу, ей нужна воля. К явлениям такого порядка относится и дружба. Дружба – это гармоничные отношения между людьми, возникающие вследствие их взаимной приязни. Дружба – понятие духовно-нравственное. И поэтому среди всего сущего на земле дружба дарована только людям.
Братство не является следствием какой-либо духовной потребности человека. Брата не получишь по желанию, брата нельзя выбрать. Братьями становятся по кровному родству. А вот завести себе друга человек может исключительно по собственному желанию и выбору. Дружба – духовное явление, замечательный показатель свободы человеческой личности.
Только внутреннее душевное состояние, духовная потребность заставляют человека выбирать себе друга из массы людей. Человек жаждет найти в друге родственную душу, своего единомышленника, он ищет человека со схожей судьбой и характером. Друг – это внутреннее «я» человека. Осознав себя как личность, человек начинает нуждаться в близости другого человека, в его понимании. Поистине счастливы те, у кого есть настоящие друзья! Но как редка настоящая любовь, так и истинная большая дружба – явление редкое, можно сказать, штучное. Дело в том, что умением дружить обладают единицы.
О великой силе дружбы, ее самопожертвовании народ сложил немало самых трогательных историй. Вот всего лишь одна из них.
…Назначая на высокую должность кого-то из своих подчиненных, сын Гюн хана Дюйп Ябгу хан, прослывший умным царем, обязательно сам испытывал этого человека. Как-то понадобилось ему назначить предводителя войска. Непростое это дело – выбрать главнокомандующего: ему доверяют страну, народ, жизнь царя. Хан давно присматривался к двум своим полководцам, которые не уступали друг другу ни в силе, ни в ловкости, ни в храбрости, ни в красоте. К тому же были они друзьями, да такими, о которых говорят: водой не разлить.
Назначив одного из них предводителем, царь решил устроить ему проверку. По обвинению в заговоре его бросают в темницу и выносят смертный приговор. Точно так же поступают с его другом.
Перед казнью царь говорит первому из друзей:
– Я относился к тебе как к сыну, хотел назначить тебя военачальником, а ты оказался предателем!
– Мой повелитель, если я сам не знаю, в чем моя вина, как вы могли узнать об этом?
– Об этом мне сообщил твой друг, вот и его письмо.
Шокированный услышанным, юноша, тем не менее, ответил:
– Мой друг не умеет врать! Я верю ему так же, как верю себе. Значит, то, что он говорит, правда. Наказывайте меня!
Второй друг на предъявленные ему такие же обвинения ответил:
– Если об этом сказал мой друг, можете казнить меня. Потому что мой друг скорее умрет, чем солжет.
Назавтра царь велит привести обоих друзей во дворец. Обнимая их, он говорит:
– Пока у меня есть такие парни, как вы, мне никакой враг не страшен!
Затем он покаялся перед друзьями, повинился за то, что устроил им такую проверку. После чего одного из них назначил командующим, а второго – своим визирем.
Конечно, это жестокое испытание, но ведь в суровую годину и страну удержать непросто!
В истории описано немало случаев, когда ради близкого друга туркмен расставался со своей жизнью. Те времена миновали. Но и то верно, что друзья познаются в беде. Друг нужен всегда, но особенно в трудные минуты жизни.
Расскажу вам одну притчу о том, как почитает туркмен и своего брата.
… В давние времена одной семье надо было спасаться от врага. Но куда убежишь, если в доме всего один конь, а ездоков много? И тогда глава семьи рассудил так:
– Жену можно найти, детей – родить, а вот брата взять негде, – и, оставив жену и взрослого сына, сел в седло вместе с единственным братом и ускакал от врага.
Только брат знает цену брату, а еще тот, кто родил его!
Когда умирают родители, сколько бы в семье ни осталось братьев и сестер, забота о них ложится на плечи самого старшего из детей. Он обязан женить остальных братьев и выдать замуж сестер.
Мальчишкой я знал одну считалочку, она, увы, не сохранилась в моей памяти полностью:
Старший брат, старший брат!
Ты высокая скала!
Неприступен для врага!
Ты кремень, мой старший брат!
Ты мой щит в одной руке!
Ты мой меч в другой руке!
У туркмен младший из близнецов должен уважать старшего, здороваться с ним, хотя они и родились в один день и час!
Два брата – это две руки одного туловища. Рука руку моет, а две, объединившись, умывают лицо.
Наш предок Огуз хан говорил старшим сыновьям: «Вы – лук!», а младшим: «Вы – стрелы! Вы должны лететь в ту сторону, в которую вас выпустит лук!».
Младший брат должен почитать старшего, старший – уважать младшего.
Туркмены, желая добра человеку, говорят ему: «Пусть брат станет твоим другом, друг – братом!».
Друг – второе «я» человека, зеркало его души. Не обо всех братьях можно сказать то же самое. Туркмены говорят: «Юношу можно узнать по его другу». Ведь люди дружат только с теми, с кем имеют родственную душу, кто близок им.
Однако в сложной человеческой жизни всякое бывает: искажается смысл духовных красот, дружба подменяется неискренностью. У туркмен бытует несколько определений друзей:
Сердечный друг.
Аш досты (друг, которому нужно только твое угощение; аш – обед).
Хелей досты (друг жены).
Пул досты (выбирающий денежных друзей).
Везипе досты (водит дружбу с начальством; везипе – должность).
Настоящий друг – сердечный друг, все остальные ненастоящие, ибо без выгоды они не дружат.
Дружба – великая сила, она спасает человека от духовного одиночества. Взаимоотношения двух человек создают особый, своеобразный мир, вход в который третьему запрещен. Существует понятие мужской дружбы. Это самая проверенная, надежная дружба. Не случайно дружба между двумя мужчинами обычное дело. Как нравственная категория дружба – вечная, неумирающая тема искусства. О сердечных, искренних друзьях сложено немало замечательных произведений.
Туркмены воспели прекрасную дружбу человека со своим конем. Это уже не просто дружба, это одна судьба, одна жизнь. Это самая преданная дружба.
Бывает и совсем особая дружба. Это дружба между человеком и Всевышним. Друзья Господа зовутся пророками или святыми. Всю жизнь – телесную и духовную – пророки посвящают только Создателю. Некоторые из них, чтобы не делить свое сердце надвое, отказываются от женитьбы, продолжения рода.
Дружба – это когда ты целиком отдаешь свое сердце другому. Значит, дружба – это веление сердца. А сердце способно на великую любовь.
Смысл дружбы в любви, нежности. Самый богатый человек тот, кто умеет любить.
– Ты поведал другу все свои тайны, а если завтра он предаст тебя, откроет твои секреты другим, что тогда? – спросил один человек у другого.
– Если мой друг предаст меня, тогда и жизнь не имеет смысла, тогда и жить незачем. Дружба – это то, чем я больше всего дорожу, что составляет смысл моей жизни.
Дружба наполняет жизнь человека глубинным смыслом. Бывают минуты, когда человека переполняют чувства, и никто, кроме друга, не в состоянии разделить их с ним. Поговорив с близким другом, человек облегчает свою душу. И тогда все встает на свои места, мир снова наполняется содержанием.
Мои славные соотечественники!
Пусть любовь, дружба и братство, завещанные нам нашими предками, увековеченные в сердце нации, поселятся в сердце каждого туркмена. Надо находить слова поддержки не только для друзей, но и для всех, с кем сводит жизнь, с кем приходится общаться. Надо справляться о здоровье больного, подбадривать его, желать всем долгой и счастливой жизни. Давайте возьмем за правило быть дружелюбными, приветливыми. Это придаст нашей спокойной и миролюбивой стране силы и света.

Испытание воли богатством
… У одного дайханина-трудяги было два сына. Однажды они говорят отцу:
– Отец, мы отправляемся странствовать по свету, попробуем отыскать свою судьбу, свое счастье. Если ничего не найдем, вернемся домой, продолжим твое дело.
По милости Божьей повстречался им в пути волшебник.
– Вы сыновья уважаемого дайханина, просите, что хотите, я исполню любое ваше желание.
Тот из братьев, что сидел верхом на резвом скакуне, ответил:
– Спасибо, яшули, но я пришел в этот мир не для того, чтобы ходить с протянутой рукой. Если я, здоровый малый, имеющий голову на плечах, буду нуждаться, то так мне и надо!
– Иди, сын, да поможет тебе Аллах! – благословил его волшебник.
Другой брат, оседлавший обычную лошадь – ябы, был вне себя от радости:
– Как хорошо, что ты повстречался мне, ягшызада, я не хочу до конца дней ковыряться в земле, как мой отец, пошли мне богатство!
– Хорошо, пересеки эту реку и отправляйся в горную пещеру. Там ты увидишь ворота, открой их и бери сокровища, – сказал старик и подал парню ключ, добавив при этом: «У меня к тебе будет только одна просьба: отправляясь за богатством, не забудь о главном…»

Юноша, давно мечтавший разбогатеть, стиснул ключ в зубах и, не дослушав старика, бросился в реку. Как и велел чудотворец, он добрался до ворот пещеры и отпер их. Вся пещера была завалена сокровищами. Но где же взять мешки, чтобы унести их с собой? И тут юноша понял, на что намекал старик. Он стал запихивать золото в рот, наполнять пригоршни и вынес за ворота столько, сколько смог унести. Бросившись назад в пещеру, он обнаружил, что ворота заперты. А волшебник тут как тут:
– Придется тебе, юноша, обойтись тем, что сумел вынести! Ты забыл о трех основных вещах: во-первых, не подумал о том, сколько тебе надо добра, во-вторых, не позаботился о том, как его унести, в-третьих, позарившись на горсть монет, ты вышел, забыв взять с собою ключ!..
Такая вот притча…
Отношение к деньгам, богатству – один из краеугольных вопросов жизни. Истоки корыстолюбия заложены в самом человеке. По воле Господа все вокруг имеет свойство разрушаться. Жадность, корыстолюбие – враг, который подтачивает человека изнутри. И если своевременно не обуздать его, в конце концов он сожрет человека без остатка.
Не случайно богатство, роскошь всегда манили людей слабовольных, нечистоплотных, падких на быстрое, легкое обогащение. Такие люди становятся рабами своей жадности, делаются ненасытными, алчными. Алчность губит человека, лишает его человеческого облика, делает близких ему людей врагами.
Не человек должен быть рабом капитала, а капитал должен служить человеку. И в этом смысле богатство для человека не самоцель, а средство воспитания. И пока оно остается средством, оно приносит пользу.
Богатство – вода, человек – посев. Если воду расходовать умело, посевы дадут хороший урожай. Если воды недостаточно, растения засохнут, если ее в избытке, – погибнут. Следовательно, надо найти золотую середину между скупостью и расточительством.
Жадность – болезнь, излечить которую может только душа человека. Душа научит радоваться любой малости.
Человек обязан быть выше богатства, денег. Потому что он так устроен: Господь сотворил человека из света и духа, а все остальные вещи материализованы, и потому должны служить человеку. Любить вещи, деньги больше себя, дорожить ими больше собственной жизни, значит, служить тому, что не стоит тебя.
Все в этой жизни временно. И богатство тоже. А хозяин времени Бог, любые богатства также принадлежат Богу. Но они тоже временны: Бог посылает их людям, делает их богатыми. И потому богатство не может принадлежать тебе, быть твоей собственностью. Оно просто числится за тобой. Богатство не может быть постоянным, потому что оно не способно стоять на одном месте. Переходить от одного человека к другому повелел ему Господь.
Заставь свое богатство служить душе.
Заботься не о животе своем, а о душе.
Самое прекрасное на свете – солнечный свет, самое лучшее из богатств – духовное богатство.
У того богатая душа, кто не поддается искушению материальным богатством.
Щедрость – привилегия честных людей, жадными становятся те, кто накопил свое состояние неправедным путем.
Честно нажитое богатство чисто, как вера.
Состояние, нажитое за счет других, – харам.
Честно заработанное богатство появляется тогда, когда объем затраченного труда равняется уровню заработанного капитала.
Господь дал тебе богатство для того, чтобы ты поставил его на службу людям. Самое достойное богатство – это то, которое приносит пользу обществу.
Но если человек сам не раскрепостит себя, общество не сможет помочь ему в этом. Главным условием здесь является личная честность. Честный человек спокойно смотрит людям в глаза, не отводит взгляда, чувствует себя уверенно, душа у него чиста. Честные люди порождают в обществе уверенность и гордость. Чем больше честности, тем больше человечности.
Честное зарабатывание капиталов, рост числа честных баев связаны с заботой о здоровье общества, его сплоченности и чистоте. Чем больше грязных капиталов, тем больше наносится вреда нравственному здоровью общества.
Удержаться от накопительства, научиться рачительно использовать накопленные средства нелегко. Очень огорчительно, что некоторые люди не умеют распорядиться своими доходами, тратят их не впрок.
Обучитесь культуре потребления своих богатств! Заработал, используй свои заработки на пользу себе, своей семье, пусть твои деньги приносят пользу твоему народу! Используй их для обогащения духовной жизни, поддержания чувства собственного достоинства, повышения образования, да мало ли чего полезного можно сделать при наличии средств! Позаботься о том, чтобы доходы твои были постоянными, и если сегодня тебе удалось заключить хорошую сделку, не останавливайся на этом, продолжай работать, пусть источник твоих доходов постоянно бурлит, не иссякает. Но твои большие доходы не должны отдалять тебя от людей, напротив, они должны сближать тебя с ними.
Чтобы быть богатым, надо иметь соответствующий ум. От денег, спрятанных в мешке, ни тебе, ни людям пользы не будет, наоборот, они станут причиной твоего постоянного беспокойства, страха, сомнений, тревоги.
Не является достоянием золото, если оно бесполезно для людей, это всего лишь презренный металл. Но если деньги находятся в обороте и приносят дивиденды, они имеют силу, которую не имеют недвижимые капиталы. Сила капиталов – в их оборачиваемости.
Избегай использования своих капиталов на дурные дела! Это самый большой грех. Тратить деньги на вещи, развращающие людей, разрушающие общество, значит, губить собственных детей, делать их несчастными. Доходы от таких вложений принесут зло в первую очередь твоей собственной семье.
Только честный труд должен стать источником твоего обогащения. Но ты трудись не для того, чтобы накопить большие капиталы, трудись, чтобы прокормить свою семью и достичь душевного равновесия. Пусть у тебя будет достаток, необходимый для обеспечения нормальной жизни, но заработай его честным трудом. Если же ты не знаешь меры, значит, ты пытаешься обогатиться за чужой счет, лишив кого-то куска хлеба.
Честно заработанное богатство – это благо, счастье. Не стремись к тому, чтобы тебя называли толстосумом, будь просто благополучным, счастливым человеком, не надо, чтобы тебя считали неудачником, будь удачливым человеком.
Труд – спаситель. Вдохновенный труд спасает от болезней, меланхолии, зависти, избавляет от нужды.
Лень – изнанка корысти.
Труд – брат удачи и друг богатства.
Богатство – это благополучие и уверенность в себе.
Человек является владельцем богатства, а не наоборот. И пока ты хозяин состояния, не становись его рабом!
Настоящий туркмен никогда не станет рабом богатства. Чем богаче, тем щедрее, тем спокойнее его жизнь. Он равнодушен к деньгам. Он не станет гордиться, если у него их становится больше, но и переживать из-за их нехватки тоже не станет. Он, чем богаче, тем мудрее. Потому что ищет пути разумного использования своих доходов, стремится к тому, чтобы они приносили пользу не только ему, но и обществу в целом.
Хочу рассказать вам еще одну старинную туркменскую легенду.
…Однажды одному из волшебников было сказано: «На такой-то улице живет такой-то скряга, сходи к нему, прояви мудрость». Когда наступили сумерки, чудотворец постучался в двери скупца:
– Я Божий гость, прошу пустить меня на ночлег.
– Это хорошо, что ты Божий гость, на такой-то улице стоит Божий дом – мечеть, иди туда и гости там сколько угодно, Аллах не прогонит тебя, – сказал хозяин, не открыв двери.
Волшебник повернул обратно и вдруг заметил, как во дворе этого нехлебосольного человека кто-то копошится возле тамдыра.
– Проходи, гостем будешь, – сказал незнакомец приближающемуся к нему чудотворцу. – Завтра я должен предстать пред очи кази, мне негде ночевать, нечего есть. А из этого тамдыра только что вынули горячие лепешки. Я нанюхался запаха свежеиспеченного хлеба и утолил голод, а тепло тамдыра отогрело мне душу.
Вдвоем они провели ночь у тамдыра, греясь возле тлеющих углей, а поутру отправились к кази. Тот, рассмотрев дело бедняка, приговаривает его к смертной казни.
– Есть ли у тебя последнее желание?
– Я ни на кого не держу зла, но говорят, что царь Туран справедливый царь. Пусть он разрешит мне вырыть могилу в нашем старом дворе на окраине города, и пусть меня там похоронят.
Когда желание несчастного было передано царю, тот задумался:
– До сих пор ни один преступник не обращался ко мне с такой просьбой. Я должен своими глазами увидеть, как он будет рыть могилу для себя. Наверняка, в этом желании что-то сокрыто.
Оседлав коня, царь отправился к заброшенному двору. Все находившиеся в нем встали навытяжку и лишь приговоренный протянул царю руку. Из милосердия царь пожал ее. После чего говорит:
– Я ознакомился с приговором, который тебе вынес кази. Против тебя выступают три свидетеля, а у тебя нет ни одного.
– Мой государь, у меня есть два свидетеля, разве вы сейчас не почувствовали этого?
– Я-то почувствовал, только вот кази не примет их в расчет.
– Нет у него никаких свидетелей! – воскликнул кази.
Тем временем рывший сам себе могилу бедняк наткнулся на большой сосуд, доверху наполненный золотыми монетами.
– Ну вот, теперь у него три свидетеля, – произнес царь.
Тут вмешался волшебник:
– Нет, мой властелин, у него четыре свидетеля, я тоже свидетельствую за него.
Кази недовольно воскликнул:
– Где, какие свидетели?
На что царь ответил:
– Руки этого человека покрыты кровавыми мозолями, они что панцирь черепахи. Человек, который способен так трудиться, не может быть вором! Его руки есть его два свидетеля!
Царя поддержал волшебник:
– Аллах указал мне адрес и велел помочь одному человеку избавиться от жадности, но он даже дверь мне не открыл, прогнал с порога. И потому счастье досталось не тому скряге, а этому бедняку, гревшемуся у чужого пепелища. Ни кази, ни ты, мой властелин, тут ни при чем. Если бы этот несчастный не был приговорен к смертной казни, Господь не внушил бы ему упокоиться на развалинах старого дома, не стал бы он рыть себе могилу, не наткнулся бы на добро, честно нажитое его предками! По милости Божьей стал этот бедняга обладателем целого состояния!
…У туркмен несколько своеобразное отношение к материальным благам. Обычно они равнодушны к роскоши, богатству. Но иногда относятся к ним благосклонно. То есть туркмены и здесь предпочитают золотую середину. Чрезмерное увлечение накопительством развивает алчность, полное отрицание материальных благ ведет к аскетизму. В этом вопросе лучше не перегибать палку, а найти разумный компромисс. Но для этого необходимо иметь собственный взгляд на богатство, свое отношение к нему, свое мировоззрение.
В чем смысл философского отношения туркмен к богатству? Туркмены облагораживают его. Они никогда не хвастаются своим состоянием, деньги, вещи не занимают в их жизни важного места. Туркмены предпочитают быть счастливыми и уважаемыми людьми. И сами уважают людей удачливых, счастливых. «Найдешь счастье, не думай о богатстве», – говорят они.
Что же стоит за этими понятиями? Чем, собственно, богатство отличается от удачи и достатка? На первый взгляд, ничем особенным. И то, и другое символизирует материальное благополучие. Все дело в том, как это представляется людям. Предметы могут разниться между собой, однако представления о них бывают самыми разными. То или иное сложившееся понятие и определяет меру отношения людей к тому или иному явлению жизни.
Богатство – это всего лишь материальное состояние. Удача и достаток – это материальные блага, заработанные с вложением души. Удача – награда, посылаемая Богом людям за их честность и целеустремленность. Достаток зарабатывается честным трудом. Достаток и удача неотделимы от честности, привязаны к ней. Честный заработок никогда не толкнет человека на грязное дело, не развратит его. Вот в чем суть.
Судьба и счастье не могут быть безграничными. Господь каждого человека, каждое живое существо наделяет участью. Значит, он знает меру во всем. Понятно, что судьба одного человека никак не может перейти к другому. Но если богатство накоплено недозволенными способами, значит, оно собрано за счет чужой доли.
Таким образом, судьба и счастье связаны с нравственностью человека. Достаток – это материальное благосостояние, дающее возможность не испытывать нужду. Оно не очень большое, собственно, человеку и не нужно чрезмерно большого богатства. Зато достаток, если он заработан честно, создает душевное равновесие. И уж он-то точно не толкнет в омут разврата, не притянет грязь.
Честный заработок доставляет человеку удовольствие, вызывает уважение окружающих, приводит к нравственной чистоте. Чистые помыслы, честные заработки еще больше очищают душу человека, просветляют ее. Потому что такой человек чувствует себя уверенно, защищенно. Он ни перед кем не испытывает чувства вины – ни перед Господом, ни перед Родиной, ни перед людьми. Это и есть духовная раскрепощенность.
Богатство ведет к рабству, заслуженное уважение дает свободу.
Бегите от рабства, стремитесь к свободе!
На тех, кто не заработал состояние собственным трудом, богатство обрушивает беды и несчастья. Туркмены говорят: «Для того, чтобы нищенствовать, тоже силы нужны». Прежде чем начать строительство дома, надо расчистить под него площадку, заложить фундамент. Так и здесь – чтобы разбогатеть, надо вначале подготовить себя к этому, научиться беречь заработанное. Потому что сберечь состояние намного труднее, чем пустить его по ветру. Тем более туркмену! Потому что туркмены по натуре своей щедры, их души распахнуты, скопидомство им чуждо!
Я не сторонник чрезмерной расчетливости, жадности, но и не поддержу тех, кто сорит деньгами направо и налево. Между этими двумя крайностями обязательно должна быть золотая середина!
Туркменское государство очень богато. Можно было бы раздать все его богатство народу и озолотить каждого. Но готовы ли наши люди после семидесятилетней нужды вдруг стать богатыми? Задумайтесь над поговоркой: «Достаток не развратит только овцу, к тому же черную, черную да старую». Надо обладать огромной волей, чтобы выдержать испытание богатством. К тому же быть мудрым, рассудительным!
Одной из главных моих целей является воспитание в туркмене привычки к умеренности. Я хочу научить его не поддаваться искушению богатством. К богатству я приучаю свой народ постепенно. Мои соотечественники, может, и не замечают, как их жизнь год от года, месяц от месяца становится лучше, а они сами живут богаче, зажиточнее… Ни на минуту не забываю я о своем народе, его благосостоянии и его душе.
Туркмены должны стать очень богатым народом, но при этом не развращенным, умеющим беречь нажитое, извлекать из него пользу для себя и других.
Умеренный в материальных потребностях, духовно устремленный – таким мне видится туркмен Золотого века.
Туркмены! Земляки мои!
Мечтайте о добром богатстве, об уважении к себе, заслужите его своей жизнью, трудом, поведением, а я, в свою очередь, мечтаю видеть вас богатыми и счастливыми. И тогда, объединив наши мечты и стремления, мы одолеем любые препятствия, поднимемся на любую высоту!

Семья начинается с женщины
Счастливые люди, познавшие возвышенную, неземную любовь, соединившие свою жизнь с любимым человеком, – это люди, отмеченные милостью Бога, Его благословением!
Любящий свою жену не так страстно, не настолько возвышенно, но уважающий ее, видящей в ней друга и понимающий ее с полуслова, – этот человек получил благословение земли. В такой семье царят мир и лад, это счастливая семья, потому что она сама добилась своего счастья.
Царица дома, хозяйка семьи – женщина! Она соткана из любви и заботы, нежности и жалости, она достойна уважения и почитания!
Молодая невестка (гелин – от слова «гелен» (пришедшая), нуждается в помощи всех членов семьи. Муж, его отец и мать должны помочь ей адаптироваться в новой семье, войти в ее уклад. У туркмен есть замечательный обычай: наутро после свадьбы молодая здоровается со свекром и свекровью, низко кланяясь им, после чего девочки из семьи ведут представить ее родственникам, ближайшим соседям, где невестка так же почтительно кланяется всем. Следуя заведенному обычаю, она первой исполняет этот свой долг, показывая тем самым, что, уважая жениха, уважительно относится и ко всей его семье.
В жизни, однако, не все бывает гладко. Порой, приведя в дом молодую жену, муж с первого дня проявляет недовольство, кричит на нее, унижает, роняя ее достоинство в глазах своих родителей. Женщина, которую не уважают в ее новой семье, не может рассчитывать на уважение соседей, односельчан. И тогда она начинает бороться за свое место под солнцем, препираться, злословить с мужем, отравляя жизнь всем членам семьи, соседям. «Избави вас Аллах от дурной жены!» – говорил мудрый Горкут ата. Но, видно, даже Господь не в силах справиться с той, кто не под Богом ходит, кто продал душу сатане! Такая жена – не женщина, ей недоступна сила женской доброты и ласки. Ведь добрым словом, говорят в народе, можно и змею выманить из норы, злое же слово заставит саблю выхватить из ножен!..
Добрые отношения в семье начинаются с уважения. Каким бы горячим ни было чувство между молодоженами, отсутствие взаимного уважения никогда не приведет к прочной семейной любви и дружбе. Пусть приходящие в дом невестки приносят в него мир и лад, тепло и любовь! И пусть они станут самыми уважаемыми гелин в семье и в округе. Но это уже зависит от вас, уважаемые мужчины.
Так уж устроена жизнь, что свой главный выбор – профессию и спутника жизни – человек делает в ранней юности. А молодости свойственно витать в облаках. Молодым подавай принцессу, да еще благородных кровей. Но если ты умен, то и на себя должен посмотреть критическим взглядом, а уже потом выбирать суженую!
Мальчишкой мне довелось слышать такую легенду.
…Юноша идет купаться в реке и видит плещущуюся в ней русалку. Он ныряет в воду, подплывает поближе и набрасывает на водяную красавицу свой дон.
– Я влюбился в тебя, стань моей женой! – говорит он русалке.
– Ты хорош собой, тебя можно было бы и полюбить, но ты не можешь жить в воде, а я на земле. Эта любовь сделает нас несчастными. Но я исполню твое желание, подберу тебе невесту, только и ты подумай хорошенько, выбери девушку, достойную себя!
Русалка велит юноше переплыть реку, развести костер у подножия горы и сжечь в нем волосок из своей косы. Едва он исполнил все это, как перед ним разверзлась гора и в ней открылись ворота. Первое, что увидел юноша, было большое волшебное зеркало. Бросив в него рассеянный взгляд, он прошел дальше и вдруг остановился как вкопанный, едва не ослепнув от увиденного великолепия. В центре роскошного зала на высоком троне восседала дивная красавица. Увидев ее, юноша вздрогнул, будто его ударило током, по всему телу пробежала дрожь. Справа от дивной феи на кресле пониже сидела другая красавица – вся с ног до головы увешанная золотыми и серебряными украшениями, слепящими глаза. В кресле слева скромно примостилась еще одна юная пери, лицо которой излучало нежность и доброту.
Юноша некоторое время разглядывал девушек, потом решительно взял за руку первую красавицу и повел за собой. Когда они вышли за ворота, красота девушки затмила сияние солнца, и небо заволокло тучами. Взглянув на девушку, юноша с ужасом обнаружил, что та, чья красота пронзила его сердце, превратилась в змею. Не помня себя, парень воскликнул:
– Эй, русалка, ты обещала мне фею, а подсунула змею!
– Она не просто змея, но еще и дракон, ты убедишься в этом после свадьбы.
– Что я сделал тебе плохого? – парень едва не заплакал…
– Разве я не велела тебе посмотреться в зеркало?
– Я и посмотрелся…
– Да, но ты не увидел себя, а если и увидел, то не разглядел. Будучи серебром, ты выбрал злато, и теперь твоя избранница один день будет феей, а два – драконом! А твоей судьбой была милая, нежная девушка, но ты пренебрег ею. Так что быть тебе не возлюбленным, а рабом своей красавицы, – сказала русалка и скрылась в пучине вод…
Сколько несчастий накликает на свою голову человек, сделавший неправильный выбор! За это он расплачивается всей своей жизнью, и нет ничего тягостнее и горестнее этой расплаты! А потому знай себе цену и правильно выбирай свою половину, найди ту единственную, которая полюбит и осчастливит тебя!
Если юноша и девушка женятся по любви, их ждет огромное счастье в жизни.
Если юноша и девушка вступают в брак по разуму, они создадут крепкую семью.
Если юноша и девушка недостойны друг друга, их семья обречена на несчастье.
Любую семью сплачивают, цементируют дети. Когда в доме появляются малыши, любовь молодоженов перерастает в родительскую любовь, а это самая великая любовь, потому что только мать и отец способны безраздельно отдавать себя детям, посвящать им свою жизнь и видеть в этом самое огромное, самое желанное счастье.
Мой наказ молодым: любите и будьте любимы, но обязательно будьте достойны друг друга! Коня и вола можно впрячь в одну повозку, но она далеко не уйдет. Господь сотворил каждой твари по паре так же, как небо и землю, солнце и луну, горы и море…
Молодожены – это новый семейный очаг, новый сачак, новая ячейка общества. Сколько бы детей в семье ни было, дом, оставшийся без хозяина, – осиротевший дом. С мужчиной из дома уходит благополучие. Если же из дома уходит женщина, с ней уходит тепло.
Женщина – Бог в любом доме. Человек, желающий иметь прочную семью, в первую очередь будет уважительно относиться к хозяйке дома, хранительнице очага, матери своих детей. Будучи любимой, любящая женщина ради своей семьи готова на все, на любые жертвы. Ее любовь возрастает многократно, ею она с великой щедростью и самоотдачей одаривает близких своих, видя в этом смысл и счастье своей жизни.
Если жизнь дивов спрятана где-то под камнями, то жизнь мужчин в их любимых женщинах. И если женщина добра и нежна, ласкова и трепетна, она окрыляет мужчину, одухотворяет его. Если же жена черства и равнодушна, то муж не находит утешения ни на работе, ни дома, у него ни к чему не лежат руки. По внешнему виду мужчины, даже по тембру его голоса можно определить, обласкан он в семье или нет, любим или отвергнут.
Однажды у луны спросили:
– Почему ты иногда бываешь полной, круглой, озаряя все вокруг серебристым светом, а иногда превращаешься в узенький, едва различимый серп?
– Когда мой муж Гюн – солнце смотрит на меня с улыбкой, я тоже расцветаю, мне хочется всех вокруг обогреть и озарить, но если он посмотрит на меня косо, я тоже сжимаюсь, стараюсь стать невидимой…
Юноши! Не забывайте, что вы – солнце, что своими улыбками вы должны согревать своих жен и тогда они будут похожи на излучающую счастливый свет полную луну!..
Мое повествование подходит к концу…
Довершая духовный портрет нации, вкратце замечу, что в общем и целом туркмены неприхотливый народ, они за все благодарят Аллаха, честно трудятся, свято чтут традиции предков, не гоняются за призраками, на жизнь смотрят трезво, а в людях больше всего ценят порядочность…
Мой дорогой читатель!
Если ты туркмен, полагаю, ты узнал себя в этом портрете…
Если ты друг туркмена, надеюсь, ты глубже прочувствовал его душу, проникся пониманием ее в чем-то особенной, а в чем-то простой человеческой сути…
Если ты незнакомец, считай, что познакомился с туркменом. Я буду рад, если это знакомство вызовет в тебе неподдельный, искренний интерес к моему народу…
А теперь я хочу обратиться ко всем вам, мои дорогие соотечественники и земляки, хочу напоследок высказать еще несколько наказов и пожеланий, выразить ряд важных для меня мыслей. Прежде всего я хочу закрепить вашу уверенность в том, что наша свобода незыблема, что, имеющая в своей основе не сломленный национальный дух, она в самой себе несет великий, самовозрождающийся стимул.
Мой дорогой народ!
Если не знаешь, то знай, если знаешь, почувствуй, если чувствуешь, убедись:
Мой путь – это путь свободы.
Свобода во все времена была главной ценностью туркменского народа, свободолюбие в крови у туркмен!
Однако свобода, которой так дорожили наши предки, сегодня обрела качественно иное содержание: она стала специфична и по-своему оригинальна. Без свободы в обществе нет удовольствий, но самого общества нет без закона. Так бы я выразил всю особенность сегодняшней свободы как общественной дефиниции.
Я считаю, что свобода должна быть внутренне востребованной, но разумной, не выходящей за пределы общепризнанных норм. В противном случае свобода переходит в самоуправство, подтачивает основы государства и разрушает общество.
Между свободой и дезорганизацией должен быть возведен прочный заслон. Свобода может существовать только на законной основе. Сила закона – в подчинении отдельной личности массовому волеизъявлению. Но массы – это не безликое сообщество, это соединение тысяч, миллионов личностей. Выходит, что, в конечном счете, судьбу личности решает все та же личность. Вот в чем глубинный смысл понятия свободы.
Туркмены в течение многих веков соблюдали свои национальные обычаи и традиции. Обычаи и традиции – это трансформация воли масс в линию общества. Туркменский народ всегда являл собой образец жизни в обществе. Наши предки говорили: «Куда направится народ, следуй за ним и ты».
Путь свободы – это путь национального самосознания, национального духа. Национальные принципы организации жизни туркменского общества диктуют необходимость опираться на опыт национальной свободы и использовать его. Без учета национальной культуры любые не пересекающиеся с ней социально-экономические преобразования людьми восприниматься не будут, останутся на бумаге. Именно поэтому наш выбор предрешен и оправдан, и этот выбор – подлинный, изначальный духовный путь туркмен.
Путь свободы туркмен всегда шел параллельно пути его честного, неподкупного духа. Честность – требование, предъявляемое обществом к человеку. Свобода – ценность, которую личность отстаивает в обществе. Если мы, пойдя путем национального духа, учтем нестандартность нынешнего времени, мы добьемся быстрого и качественного развития.
Для того, чтобы зародить у нации веру в себя, свои силы и в свое будущее, чтобы пробудить ее гордость, необходимо показать ей величие ее истории. Это первое условие, определяющее истинность избранного пути. Развратиться, значит, заблудиться, заблудиться – сбиться с пути, потерять ориентир.
Впервые в истории нации прошлое туркмен восстановлено в его первоначальном виде, без искажений и купюр.
Впервые в истории нации появилось туркменское государство, опирающееся в своей политике на национальные ценности. Символизирующий их Государственный флаг – священен. Спустя много веков народ вновь стал обладателем зеленого знамени, отвечающего его национальному менталитету, традициям предков.
Государственный флаг Туркменистана – это знамя, возрождающее и вдохновляющее народ, олицетворяющее туркменскими гелями нетленность национальных ценностей и немеркнущую роль национального единения.
Государственный флаг Туркменистана не только символическая, это живая, реальная преемственность национальных святынь, ибо, рея в воздухе и рвясь в небеса, зеленый стяг ежесекундно и вечно хранит и возвышает память о прошлом, неподкупно велит учиться у него и извлекать из него уроки.
Исторический путь туркмен усеян не только розами, но и шипами. Немало на веку туркмен и ошибок. Одна из них – невнимание к национальному языку, чем поплатились многие туркменские государства древности, и не только они. Сегодня мы приравняли национальный язык к главным ценностям нашего государства и общества. В качестве государственного мы постепенно внедряем родной язык во все сферы жизни. Если бы мы не стали делать этого, государство лишилось бы главного – своего национального духа и облика.
Все пять периодов исторического существования туркмен были отмечены многообразием путей развития, и все они были жизнеспособны. Идя именно этими путями, туркмены доказали свою несгибаемость и жизнестойкость. Путь туркмен – это путь, ведущий от одной вершины к другой. Нынешний, новейший путь – это новая вершина, ибо он объединил нацию и личность, достигнув тем самым нового качества свободы. Наш путь – путь единения и сплочения.
В новейшую эпоху туркменам необходима притягательная сила, способная объединять людей и поддерживать, сплачивать их и сдружать, сила, преодолевающая любое материальное и духовное разобщение. В настоящее время этой силой могут выступать только государство, его национальные традиции и приоритеты.
Свобода, которую народ наконец-то обрел в собственном суверенном государстве, осуществившем первую широкомасштабную национальную программу «10 лет стабильности», а также надежды, которые мы связываем с движением «Милли галкыныш» («Национальное возрождение»), обязывают нас бережно относиться к богатствам родной земли, не только беречь, но приумножать их.
…В разные годы я побывал почти во всех местах древних обитаний туркмен. И вот теперь решил сверху посмотреть на Узбой…
Узбой означает место, где жил Огуз хан, поставив ряды домов. В древности вдоль старого русла Амударьи утопали в зелени садов и виноградников бесчисленные города и села. Это были места дивной красоты, плодородия и богатства. А что теперь? Куда ни кинь взгляд, сплошные руины, заброшенные села, аулы! И повсюду огромные кладбища с почти ушедшими в землю могилами. Но ведь кладбище – мозг истории. Почему Огуз снялся с Узбоя? Почему покинули Узбой люди? Потому что река Огуз обмелела. Нет воды – нет жизни.
С тех пор, как река Джейхун сменила свое русло, уйдя с Узбоя, прошли десятки веков, но до сих пор кое-где в излучинах можно встретить небольшие озерца, утонувшие в зарослях тростника, тамариска, тальника. В основном это соленые озера с грунтовыми водами, но в некоторых из них сохранилась пресная вода. Вдоль высохшего русла Узбоя до сих пор стоят небольшие поселения туркмен-скотоводов. Это райские выпасы для скота, дивные заросли для зверей! И прекрасные места для охоты!
В Туркменистане всегда не хватало воды. А иначе в память о славных предках мы вновь пустили бы воду по Узбою, возродили бы на нем жизнь. Подожди, Узбой, потерпи немного, даст Бог, ты оживешь, обретешь новый облик, ведь мы уже начали сооружать здесь Туркменское озеро. Настанет день, когда с помощью чудо-техники его опресненные воды потекут на поля, вдохнут жизнь в эту священную землю, над которой снова затрепещет на ветру зеленый шелк туркменского флага – знамени жизни!
Придет время, и на туркменской земле вновь зашумят сады, а весь Туркменистан превратится в цветущий оазис.
Конечно, это, в первую очередь, забота государства, но и ты, мой собрат, приложи руку к расцвету родной страны, к тому, чтобы она превратилась в зеленый, благоухающий рай. Я обращаюсь к каждой добропорядочной туркменской семье: если вы хотите исполнить свой долг перед Всевышним, перед своей Родиной и перед своим народом, каждый член семьи должен посадить на своей улице, перед своим домом, на кладбище одно дерево в год!

* * *
Мой дорогой народ!
Хочу вкратце донести до тебя еще несколько своих пожеланий. Они касаются наших национальных праздников.
Вот уже 10 лет мы привольно и счастливо живем в своем свободном, независимом государстве. И все эти годы всевозможные праздники, торжества, памятные дни духовно сплачивают, объединяют наш народ, сближают людей. Жизнь это жизнь, в ней наряду с радостными событиями нередки и печальные дни, трудностей тоже хватает. Праздники помогают людям отвлечься от своих забот, забыть на какое-то время о бедах и невзгодах.
Наши предки высоко ценили праздники, тои, умели проводить их весело, с задором, надолго заряжаясь энергией, оптимизмом, хорошим расположением духа. Нам и здесь надо брать пример такого отношения к жизни. Наши праздники должны выливаться в поистине всенародные торжества, будить в людях особый душевный настрой, вызывать искренние, радостные улыбки на их лицах, снимать усталость и всякую печаль, утверждать веру в светлое будущее независимого, нейтрального Туркменистана.
Нам есть чем украшать свои праздники, есть что выставить на всеобщее обозрение! Весь мир восхищается туркменскими коврами, женскими ювелирными украшениями, тончайшей вышивкой ручной работы. Надо, чтобы каждый праздник становился гимном этой красоте, чтобы на праздничных площадях устраивались выставки лучших образцов национального прикладного искусства, способных одним своим видом ласкать взор и услаждать душу.
А какой завораживающей красоты, необъяснимого магнетизма исполнены старинные туркменские украшения, сколько в них изящества, вкуса, гармонии и… тайны, великой тайны веков. Не случайно женская элита мира, начиная с кинозвезд и первых красавиц, считает высшим шиком блеснуть туркменским украшением…
Женские украшения были у туркмен не только неотъемлемым атрибутом праздников, но и носили защитные функции: прилагаемые к головным уборам гупба – тувулга и чекелик – букав отражали удар саблей сверху, гуляка оберегала грудь, массивные – до локтей браслеты охраняли руки, серебряные монеты, нашиваемые на одежду спереди и со спины, защищали от стрел. Если туркменскую девушку обрядить в украшения по всей форме, она превратится в воительницу, амазонку. Один такой «боевой» комплект тянет на 36 килограммов золота и серебра. Туркмены всегда очень высоко ценили своих женщин, украшая, они оберегали их, защищали от врага.
Туркмены и коней своих тщательно наряжали к тоям. Конские украшения – это тоже отшлифованная в веках система функциональной защиты лошади – верного спутника туркмен на протяжении всей их многотысячелетней истории.
А теперь о музыке, без которой не обходится ни один праздник. Наши предки говорили: «Песня и торжество – два условия воспитания человека». На всем протяжении истории музыка была для туркмен источником силы, мужества и вдохновения. Наши предки, отправляясь в поход, непременно брали с собой музыкантов, чтобы они поднимали боевой дух воинов. Грохот бубнов, похожий на гром небесный, берущие за душу пронзительные звуки зурны, нежные мелодии гиджака… В каждой музыкальной группе использовалось от семи до двенадцати музыкальных инструментов.
Чтобы понять характер стран и народов, послушайте их музыку, если хотите узнать, насколько счастлива семья, послушайте, какая в их доме звучит музыка!
Для туркмен музыка – это сама жизнь, способ существования и самовыражения. Мы должны продлить и развить музыкальные традиции предков, возвратить к жизни все многообразие старинных музыкальных инструментов. Пусть на наших праздниках звучат самобытные, очень красивые и выразительные национальные мелодии, способные затронуть самые тонкие струны человеческой души…
Никакие события за долгую историю народа не смогли оказать негативного влияния на человеческие качества туркмен, на их духовную сущность. Возьмите любого туркмена: если он чему-то радуется, то либо музыку пишет, либо стихи. Махтумкули для него – живой, неувядающий источник глубоких чувств и светлых переживаний. Многие строки из его стихов давно стали крылатыми, вошли в сокровищницу народной мудрости: «Фраги обращается к туркменскому народу, пусть враг не смеет приблизиться к нему, пусть враг уничтожен будет прежде, чем всех нас он утопит в стремнине вечности!.. Народ мой туркменский, мои родные люди, я в поисках для вас свободы… Фраги, ты льешь кровавые слезы, оплакивая Родину свою, потому что с нею ты навеки разлучен… Пусть народ в пустыне, Хызра повидавшей, заживет привольно, пусть фундамент прочный государства своего заложит… И чтобы сачак один сплотил всех нас… Отважный юноша от сильного родится мужа, трус никогда не станет смелым, послушай, нет роднее края, где родился человек!.. Чем носить клеймо иноземца в краях чужих, уж лучше битым быть, обруганным, нуждающимся, но в краю родном… Душа моя, прими ты мой совет, вовек ты Родину не покидай… Мужчинам не пристало истреблять друг друга, то дело сатаны, а может, в том виновна наша слепота и наш разлад, и это на руку врагу… Распадаются народы, страны, не имея хана сильного, могучего… Не имеет силы государство, в котором разобщен народ… Пусть никакая сторона не будет обезглавленной… пусть будет крепкой моя вера, с нуждающимися поделюсь куском я хлеба, нет злата у меня, такой же я бедняк, но не уйти мне от судьбы…»
Когда небольшой народ становится подчиненным чужому государству, он, безусловно, теряет свою самобытность и ассимилируется с народом господствующей страны. Но мы, туркмены, сохранили свой дух, свою самобытность.
Мы гордимся стойкостью своего народа и верим в то, что все свое духовное богатство он обратит во имя торжества жизни. Отныне ни у кого – ни у стариков и детей, зрелых мужчин и женщин, юношей и девушек – не должно быть повода для печали, ничто не должно помешать их вдохновенной жизни. Мы должны добиться этого, сделать жизнь людей счастливой, интересной, полнокровной. И пусть помогут нам в этом наши веселые, зажигательные праздники, пусть идут они, чередуясь с нашими славными буднями!

* * *
Каждый народ мечтает о сильном, процветающем, справедливом государстве. Но ни одно государство не станет таковым без государственной заботы и умелого руководства – как в масштабах страны, так и на всех других уровнях.
Соотечественник!
Если ты хочешь быть арчином, истинным хозяином своего села или аула, ты должен стать для него и отцом, и матерью. Ты должен стать человеком, днем и ночью стоящим в услужении у своего народа.
Если ты хяким этрапа или велаята, на твои плечи ложится еще большая ответственность. Как говорил мудрый Махтумкули, «стал хякимом – стань солнцем жарким для народа своего». Но если ты не можешь обогреть людей, если считаешь себя удельным князем и дорожишь лишь собственными интересами, тогда ты не тот, кто нам нужен, тогда нам с тобой не по пути.
Чтобы превратить Рухнама в действующий свод жизненных правил сегодня и всегда, чтобы сверять по ней свою историю, нам нужны умные, честные, порядочные, не подверженные коррозии руководители.
Если в наше время в нашей счастливой и отлаженной жизни, не приведи Господь, случится стихийное бедствие или, хуже того, неожиданная беда нагрянет со стороны людей со злым умыслом, все туркменские руководители должны сплотиться вокруг главы государства и поддержать его. Подставлять себя под шальные пули, считая такую смерть героизмом, все равно, что, подобно страусу, прятать голову под крылом. «За смертью прячется трусость», – говорят в таких случаях туркмены.
Соотечественники, братья мои!
Объединяйтесь в счастье и горе, в радости и беде, в дни торжеств и печали! Помните, что если народ дружен и сплочен, никакая сила перед ним не устоит, никакие вихри времени не закружат его в своих водоворотах.
От того терпели крах самые могучие, самые процветающие туркменские государства, что сеялась в них рознь и вражда между туркменами, что в пылу этой вражды забывали они о священном наказе прародителя своего Огуз хана туркмена быть и оставаться едиными и сплоченными.
Наша история – наш великий учитель. Извлекать из нее уроки – наш великий долг и повседневная обязанность. В первую очередь это относится ко всем без исключения руководителям – и государства, и отраслей, и городов, и предприятий, это касается каждого, кому доверены дела и люди.
Я предлагаю вашему вниманию три уникальных исторических документа, свидетельствующих о чрезвычайно серьезном подходе наших предков к выдвижению людей, наделяемых властью. Это три указа из тридцати шести, приведенных в сборнике «Ступени совершенствования кятипов» (кятип – писарь, секретарь), составленном в 1150-м году в государственной канцелярии Солтана Санджара.
Читай, туркмен, знакомься! Это голос твоих предков. Прислушайся к нему. Время не заглушило его. Наоборот, оно донесло его до нас как образец отношения к долгу, чести, ответственности…

Назначение на должность правителя Гургана и его округи
Как только Господь, хвала ему всевышнему, одарил нас царствованием над странами мира благодаря своей всеобъемлющей милости и нескончаемой щедрости, он передал в наши властные руки бразды управления делами вселенной и [средство] укрепления основ благосостояния жителей мира и укротил и пригнул нашими повелениями и запретами выи государей и тиранов. И с [самого] начала роста [нашего могущества] по настоящий день мы видели от Него, благословенного и всевышнего, такое количество благодеяний и столько добра, отблагодарить за которое не хватит [любых] усилий, проявленных [в этом отношении]. И поскольку [наш] тленный мир не лишен счастливых и огорчительных, удачливых и злополучных дней и если иногда одно из [наших] дел покрывалось тенью [неудачи], которая побуждала злоумышленника предположить, что это [обстоятельство] причинит нам урон или воздвигнет неожиданные препятствия, не согласованные с нашей волей и желанием, то в течение этого времени из-под покрывала тайн [небесных] обнаружилось столько благ и великодушия, подобных которым не было даже в помыслах. И [с каждым разом] жители мира все более убеждались и удостоверялись в том, что единодушие и покорность нам являются средством для [достижения] благополучия и безопасности, а возражение, несогласие и мятеж против нас влекут за собой несчастье и сожаление. Мы постоянно, тайно и явно, выполняли [свои] обязанности при воздаянии должного [Господу] за [его] блага, произносили про себя стих [Корана]: «… а о милости твоего Господа возвещай» – и были свидетелями результатов [другого его стиха]: «Если возблагодарите, я умножу вам». Свою деятельность мы [ всегда] направляли на заботу о народах, порученных [нам] господом, доходили до предела возможного при распространении справедливости, назначали опытных, милостивых и набожных наибов на окраины и в центры государства, в дальние и близкие области, в [различные] округа страны// и доверяли им устройство [и] упорядочение дел мусульман. И [ всякий раз], когда мы становились свидетелями дурного поступка, исходящего от одного из них, или слышали то, что не вызывало [нашего] одобрения, замену его мы считали одним из обязательных предписаний и не допускали [в этом отношении] промедления и безразличия. И сейчас благодаря Его милости и содействию государственные дела процветают в соответствии с правилами, [отвечающими нашему] желанию, дела страны и царства направлены на верный путь, все султаны и государи мира от отдаленных [областей] Туркестана и городов Индии до границ Рума и стран Магриба являются нашими воспитанниками, ставленниками и данниками и выя каждого из них находится в ярме нашего подчинения. Одним из наших должностных лиц, ставленников и воспитанников, был эмир Мухаммад Йол-Аба. И когда мы передали ему в управление вилайет Гургана, то он, [проявляя] верность нам, заботу о ра’ийатах, признаки благоразумия, благонравия и тайного помысла, следовал по правильному пути, и поэтому начало и конец его деятельности прошли успешно и хорошо, век [свой] он провел в благополучии и достатке и получил от жизни огромное наслаждение. И так как наш похвальный обычай заключается в том, что мы соблюдаем права предшественников в отношении наследников и переносим на потомка вознаграждения предшественника, то, соблюдая его заслуги, мы пожаловали его должность его сыну Хасану, осыпали его множеством благодеяний и подарков, полагая, что он при следовании по дороге послушания, [проявлении] усердия в выражении благодарности за благодеяния и выполнении обязанностей, [касающихся] интересов войска и ра’ийатов, будет следовать по стопам своего отца и все, что видел и слышал от него, сделает для себя киблой и примером для подражания. Некоторое время он соблюдал этот обычай, показывал определенный рост и удостаивался большей благосклонности и милости, и до тех пор, пока он не возомнил себя [слишком] могущественным и богатым, что превышало его достоинство и положение. [После чего] он возгордился и отдал поводья бунта в руки дьявола, как сказал всевышний Аллах: «Но нет! Человек восстает оттого, что видит себя разбогатевшим». И [на этот раз], подобно тому, как воображение и представления одного из [людей] искажаются дьяволом и он становится объектом неудачи, а жители вилайета оказываются в когтях бедствий и во мраке насилия вследствие его искушения и строптивости, [вновь] возникла необходимость отправиться в ту сторону для того, чтобы наказать, отобрать вилайет и ра’ийатов, успокоить возникшую смуту, заставить отведать того высокомерного и презренного [горечь] расплаты за содеянное им и освободить людей от бедствия, несчастья и его тирании. И как только наши знамена дошли до счастливой звезды того [края], // все увидели, что произошло в одно мгновение с тем презренным и что он испытал от своего поступка и как не выдержали [даже] одной атаки отряда наших рабов все [его] войска и подразделения, которые он готовил и снаряжал годами, и как в надежде на них впал в такое заблуждение, от которого откажется, остерегаясь последствий, [сам] дьявол. Благодаря силе и мощи Господа и небесной помощи многочисленное войско того презренного изменника в один миг стало таким, о котором предупреждает всевышний Господь: «… и Мы сделали ее пожатой, как будто и не была она богатой вчера». И когда был достигнут душевный покой в отношении его дела и обращенные в бегство и растерянные воины с разных сторон попросили аман и обратились за содействием к нашему хашаму и нашим рабам, то согласно тому качеству, которым мы наделены благодаря щедрости Господа и одарены по Его милости, да будет он могущественным и превозвышенным, [а именно] оказывать содействие несчастным и прощать ошибки грешникам, всех их мы помиловали и зачеркнули их прегрешения той чертой, [о которой сказано]: «Нет упреков сегодня над вами!». И исходя из того, что мы испытываем огромное расположение и симпатию к населению Гургана, его округи и всего того, что примыкает к нему на суше и море наподобие Амула и Табаристана и прочих, мы пожелали удостоить их большего внимания, отличить от жителей других областей большей благосклонностью и дать им отведать вкус спокойствия, безопасности, правосудия и справедливости, которых они были лишены некоторое время. После прошения благословения у Творца, да будет он могущественным и великим, и совещания мы передали [всех] жителей тех упомянутых и известных вилайетов, как военных так и ра’ийатов, а также все то, что имеется в том вилайете из крепостей, замков, укрепленных пунктов, сокровищ, равнинных и горных высот, земельных и морских [угодий], дорогому сыну, победоносному, поддерживаемому [Господом] малику Гийас ад-Дину ва-д-Дунийа малик ал-Исламу Мас’уду, да наградит нас Аллах продолжительностью его жизни, сыну, который происходит из чистого сельджукского существа, наилучшего рода, самого предпочтительного плода, получившего воспитание у нас, перенявшего наши обычаи, наделенного [ими, усвоившего и вобравшего в себя все способы и правила царствования, дошедшего в деле возвышения знамени религии, утверждения шариата, поклонения Господу и в заботе о рабах Его, да славится имя его, и в обращении со своими подчиненными – в соответствии с заслуженным и занимаемым ими положением – до такого высокого предела, что, несмотря на юный возраст и молодость, с него должны брать пример опытные, испытавшие вкус уксуса и вина жизни старцы и учиться у него тонкостям [решения государственных] дел. И хотя мы этого // сына, да продлит Аллах его жизнь, совершенствует его наслаждение и защитит его, подготовили для царствования над миром и обнадежили население света [обещанием] сделать его правителем и это положение остается в силе, тем не менее от избытка расположения, которое мы питаем к делам жителей того края, мы немедленно распорядились и доказываем им на [деле], что это решение и назначение остается в силе в [соответствии с тем], что говорит всевышний Господь в священном Коране: «Всякий раз, как мы отменяем стих или заставляем его забыть, мы приводим лучший, чем он, или похожий на него». И вполне понятно, что в этом перемещении и в этой замене нет ничего похожего и подобного [тому, что было раньше], а при внимательном рассмотрении видна огромная разница, [которая позволяет] сказать, что мы сбросили дива и посадили [вместо него] Сулаймана. Проницательные люди знают, что этот пример соответствует законам разума и не приведет к раскаянию. И слава Аллаху за то, что он отменяет, утверждает, решает, судит, правит, награждает, и в любом случае Он достоин благодарности. И после [всего] этого мы категорически повелеваем, чтобы приказ и распоряжение дорогого сына, да совершенствуется его наслаждение, при любых обстоятельствах, будь то решение или заключение, унижение и возвышение, арест и освобождение, расторжение и утверждение, пожалование и лишение, увольнение и назначение, помилование и наказание, обласкание и изгнание, считались равными нашим приказу и распоряжению, и предлагаем считать его повеление и запрещение во всех владениях и во всех делах нашим повелением и запрещением. [А ему] приказываем, чтобы во всех случаях он считал самым главным тайное и явное поклонение Господу и в [своем] стремлении к безопасности и в обоих мирах следовал бы по пути преданности и страха перед Всевышним и добивался удовлетворения Его, да будет он могущественным и превозвышенным, [ибо сказано]: «И кто страшится Аллаха и боится Его, эти – получившие успех». И пусть он достигнет возможного предела в оживлении принципов шариата, в укреплении религиозных правил и оказании почестей и уважения кади, имамам и ‘ улемам, которые являются хранителями наследия пророков, да благословит их всех Аллах, окажет им содействие в проведении судебных дел и постановлений и проявляет усердие и решительность в джихаде против неверных, которые находятся на границах Дехистана и пустыни Манкишлака, своевременно укрощает и уничтожает их, как сказал [по этому поводу] всевышний Аллах: «И усердствуйте об Аллахе достойным его усердием! Он избрал вас». И пусть уделяет больше внимания безопасному содержанию дорог и переправ для проезжих и прохожих на суше и море, поступает с мукта’ и шихне окраин в соответствии с тем, что предписывают ему условия бдительности и предельное внимание в этом отношении, и считает обязательным условием вести закон и наказывать развратников и нечестивцев, воров, злоумышленников и грабителей в соответствии со словом Его, да будет он могущественным и великим: «Действительно, воздаяние тех, которые воюют с Аллахом и Его посланником и стараются на земле вызвать несчастье, в том //, что они будут убиты, или распяты, или будут отсечены у них руки и ноги накрест, или будут они изгнаны из земли». И пусть назначит в крепости и цитадели верных, опытных, бдительных и осторожных кутвалов и ни на секунду не пренебрегает осторожностью и налаживанием [дел] в этом вопросе, крайне уважительно относится к эмирам и знаменитым людям из числа хашама Хорасана, Ирака и Мазандарана, которые находятся у него на службе, в соответствии с их положением и различием их рангов, считает важнейшим делом обращаться к ним за советом, внимательно каждого выслушивает и над тем хорошо размышляет и то, что окажется главным, лучшим и идущим на пользу дела, выполнит после необходимого обдумывания и надлежащего обсуждения с преданными, опытными и испытанными жизнью мужами, дабы то, что ни совершалось бы [им], отвечало бы правилам справедливости и благоразумия и было бы защищено и хранимо от беззакония и порока. И главным условием в управлении вилайетом и устройстве всех его дел пусть считает умиротворение и снискание расположения сердец и ни при каких обстоятельствах не допускает, чтобы возникало какое-либо противоречие или вражда, открытая или тайная, между хашамом, слугами, рабами и мавла, ибо от прихотей и разногласий [среди] хашама может случиться такое расстройство, которое приведет к возникновению смут и пролитию крови. И пусть определит и обеспечит икта’, жалованье и довольствие каждого в зависимости от его заслуг и положения и никого не порицает и не наказывает без явного и доказанного преступления, известного всем, дабы не разочаровались [слуги], состоящие на [его] службе, и поспешили бы, встревоженные, с [изъявлением] покорности. И если в ком-нибудь обнаружит явное предательство или злой умысел, то он не должен закрывать на это глаза и проявлять снисходительность, ибо величие царствования заключается в утверждении приказа о наказании. И пусть накажет всем вали, мукта’ и уполномоченным лицам, чтобы они не чинили насилия над ра’ ийатами и учтиво требовали бы от них в назначенное время определенные и установленные законом харадж, ‘ушр и диванские налоги и не вымогали бы лишнего и чтобы каждый из них успокоил своих подчиненных под сенью справедливости и правосудия, [как сказано]: «Поистине, Аллах приказывает справедливость, благодеяние и дары близким; и Он удерживает от мерзости, гнусного и преступления. Он увещает вас: может быть, вы опомнитесь!». И пусть он предупредит начальника диваy-и мазалим , чтобы тот проявил необходимую осторожность и бдительность при выслушивании споров лиц, обращающихся с претензиями, должным образом вникал бы в [их] жалобы, отнимал бы право угнетенного у притеснителя, вершил бы в отношении его справедливость и воздерживался бы от уклонения [от истины], проявления снисходительности, лицемерия и притворства. // И пусть дорогой сын, высочайший малик будет уверен в том, что [это] наше слово относительно данного поручения соответствует тому, что сказал и повелел Творец всевышний и всесвятой: «О Да’ уд, Мы сделали тебя наместником на земле: суди же среди людей по истине».
Приказ таков, чтобы все эмиры, сановники и почтенные люди Гургана, Табаристана, Дехистана, Бастама и Дамгана из числа свободных и рабов, да продлит Аллах их величие, считали высочайшего малика, дорогого сына своим падишахом и повелителем, были единодушны словом и сердцем в повиновении ему, подчинялись и покорялись [ему] во всем, что бы он ни приказал и ни повелел, усердно служили бы ему, торопились в исполнении любого важного дела, на которое он укажет, остерегались бы уклонения [от приказа] и отговорок, считали бы его приказ нашим приказом, не отличали бы его одобрение и гнев от нашего одобрения и гнева, обращались бы за жалованием и нан-паре в диван и к его наибам, а все знатные люди, предводители и ра’ ийаты этих местностей направлялись бы [со своими] просьбами в диван его уполномоченных и доверенных лиц, доставляли бы мукта’ и мутасаррифам доходы, налоги, а [также] причитающиеся дивану налоги, [утвержденные] его тауки’ и приказом, и поминали бы наше государство доброй молитвой, если пожелает всевышний Аллах.

Назначение на должность ра’иса Серахса
Продолжительность государства и устройство всех (дел) страны зависят от результатов и плодов справедливости. Владыка мира и повелитель вселенной приобретает удовлетворение Господа, благословенного и всевышнего, которое является следствием удачи и спасения души, при помощи и посредством распространения справедливости. И с тех пор как до нас дошла очередь управлять вселенной и царствовать над миром на Востоке и Западе, на суше и море, благодаря всеобъемлющей милости Творца, да будет он могущественным и превозвышенным, мы постоянно направляли свою деятельность на справедливое и доброе отношение ко всем людям и всему населению мира, которые поручены нам Господом и всецело и полностью находятся под защитой [нашего] покровительства и [нашей] милости. И в особенности мы отличили ра’ ийатов Серахса, да хранит их Аллах, огромной милостью и [нашим] покровительством, признали их подарком, оставленным нам среди других ра’ ийатов госпожой счастливой хатун, да осветит Аллах ее душу. И несмотря на то что они, подобно другим ра’ ийатам, переданы [нам] на хранение Господом, мы по ее просьбе приблизили их и раскинули над ними сень нашей всеобъемлющей справедливости и милосердия. И поэтому мы желаем, чтобы их ра’ исом и бесспорным предводителем был такой человек, который происходит из древнего рода, закалился и набрался опыта при выполнении и соприкосновении с важными делами, испытал горечь и сладость жизни, видел и перенес лишения и благополучие, трудности и удачи судьбы, провел юные годы в различных ситуациях и достиг зрелого возраста. И эти предварительные характеристики соответствуют определенным личным качествам Наджм ад-Дина ра’ ис аш-Шарка, да продлит Аллах его величие, который лучшую часть [своей] жизни посвятил службе нашему государству, соприкасался с великими делами, занимал высокие должности и [при исполнении] каждой из них добился похвальных результатов и проявил отменное старание. В соответствии с этими заслугами // и личными качествами, испросив благословения [у Господа], наша воля решила передать ему должность ра’ иса Серахса и его округи, наделить его властью и ответственностью в той солидной должности, которая всегда была уделом знатных и знаменитых людей в государстве. Мы повелеваем, чтобы Наджм ад-Дин принялся за исполнение должности ра’ иса со спокойной душой, с радостью в сердце и полной уверенностью и выполнял бы ее функции в соответствии с тем, что велит ему его смелость и решительность. И пусть он предельно уважительно и почтительно относится к имамам, ‘ улемам, шейхам и знатным людям той области, соблюдает права и обязанности всех в соответствии с их положением и чином и считает обязательным предписанием обеспечение всего того, что будет способствовать облегчению положения всех ра’ ийатов и послужит гарантией спокойствия души и их безопасности. И пусть он приложит все силы для устранения насилия сильных над слабыми и отвратит гнет богатых над бедными. Он не должен позволять, чтобы проезжие, предводители хашама и мутаджаннаде, а также лица, имеющие на руках диванские хавала, обращались к тем ра’ийатам за [получением сбора] ‘авариз и ‘алаф. И пусть он хранит и оберегает их от [самовольно] установленных новых налогов и нелепых притеснений, дабы проживали они под сенью безопасности и справедливости и благословляли бы государство при помощи Аллаха и при его содействии. Приказ таков, чтобы знатные, почтенные и видные люди Серахса из числа имамов, кади, саййидов и шейхов, да продлит Аллах их величие, оказали почести и уважение Наджм ад-Дину во время его прибытия, почитали и превозносили бы его, считали бы его [своим] ра’исом и предводителем, обращались бы по [всем] делам и вопросам в ведомвство ра’иса, следовали бы тому, что будет одобрено Наджм ад-Дином, оказывали бы почтение его наибу и обращались бы к нему по делам, имеющим отношение к дивану. И пусть эмир, славный ра’ис Баха ад-Дин, слава Хорасана, дойдет до предела возможного при оказании помощи и содействия Наджм ад-Дину, который является главой диван-и ‘амал. И пусть они оба содействуют и помогают друг другу в налаживании диванских дел в соответствии с правилами, [идущими] на благо [государства], следуют по пути справедливости и благочестия и добиваются безопасности и благоденствия ра’ийатов. И повелеваем, чтобы наиб дивана шихне, да продлится ему помощь [Аллаха], представлял дела на рассмотрение наибу Наджм ад-Дина и чтобы они сообща соблюдали интересы раийатов и добывали государству добрую молитву. И пусть все тюрки и тазики подчиняются приказу, укрепляют фундамент уважения к ведомству ра’иса, которое благодаря своим ра’исам всегда отличалось особым уважением и почтением от других [ведомств] ра’исов государства, оставят [выполнение] предписаний //, [относящихся к] должности ра’иса, всецело за наибом Наджм ад-Дина и обеспечивают и доставляют его жалованье и положенные налоги в соответствии с установленным правилом, если пожелает всевышний Аллах.

Назначение на должность наиба Диван-и Истифа’ Мерва
Так как округ Мерва является местом, где находится трон царства, центром, где [развевается] знамя государства, и местом, куда снизошла помощь и поддержка [Господа] роду Сельджука, то [нам] надлежит уделять большое внимание на уcтройство и упорядочение дел того края, чем других окраин государства. И ра’ ийаты, и подчиненные в том округе, как далекие, так и те, которые находятся вдали [от центра], постоянно находятся в поле нашего великодушия и под сенью нашего милосердия. И каждое важное дело в том [округе] мы поручаем тем доверенным и способным [представителям] дивана, которые превосходят своим достоинством знающих и подобных себе людей, отличаются талантом, проявляют отличные способности при соприкосновении с великими делами, закалились и набрались опыта в жизненных испытаниях, в совершенстве познали тонкости дел, [имеющих отношение] к му’ амала, и выдержали проверку на избранном [нами] пробном камне. И славный ‘ улем Зайн ад-Дин Абу-л– ‘ Ала’ Са’ ид ибн ал-Хусайн ал– Мустауфи долгие годы занимал должность [главы диван-и] истифа’ в том вилайете. После прошения благословения [у Господа] и [повторного] выбора мы возложили ту должность на его попечение, положились в том деле на его смелость, проницательность, способность, добрый характер, большие знания и благочестие. [И] благодаря этим похвальным качествам и прекрасным данным, которыми он обладает, он широко известен во [всем] мире среди подобных ему людей. И перед государством он имеет такие [большие] заслуги, за которые невозможно воздать [по достоинству], и любые вознаграждения и почести, которые были ему оказаны, не могут идти в сравнение с тем, что он заслужил. И чудесные прозаические и стихотворные произведения, которые он [сочинил и] распространил во славу государства и украсил ими [многочисленные] тетради, останутся навсегда и будут вечными. И они представляют собой такое [неоценимое] благо, с которым не в состоянии сравниться никакое ложное мирское украшение, и такое [полезное] средство, благородные качества которого никогда не исчезнут. И исполнение [обязанностей] должности истифа’ постоянно возлагалось на попечение его наибов, а Зайн ад-Дин, да продлит Аллах ему свою помощь, находился на [нашей] службе и занимал один из самых ответственных постов при дворе. И так как всякий раз доносили до нашего сведения //, что налоговые дела Мерва не ведутся в соответствии с тем правилом, которое мы установили, и в отсутствии Зайн ад-Дина, да пролится его могущество, выплаты за асбаб-и хасс производятся таким образом, который не может быть приемлем для дивана и не обеспечивает спокойствие души ра’ ийатов и подчиненных, и это обстоятельство выяснилось и было установлено после отчета Зайн ад-Дина, то, [учитывая эти обстоятельства], мы приказали, чтобы Зайн ад-Дин, да продлит Аллах его могущество, самолично принялся за то дело и занялся бы его устройством. [И], несмотря на то что [наш] двор и диван будут лишены красоты его присутствия и важная должность будет оставленной и покинутой по причине его отсутствия, тем не менеемы отдали предпочтение этому делу при сравнении с другими делами и заново возложили на него в качестве наиба диван-и истифа’ [нашего] двора, да хранит его Аллах, ответственность за [исполнение службы] истифа’ всего округа Мерв, в том числе, города, селений, [его] округи и окрестностей касабы, как в отношении [нашего] мулка, так и кроме него для сбора му’амала и иртифа’ 43-го года. И мы разрешили ему, чтобы [он] со спокойной душой и полной уверенностью взялся за то дело, уточнил и упорядочил бы старые и новые выплаты, [касающиеся] асбаб-и хасс, [в соответствии] с изложенным порядком. И пусть в каждый участок он направит справедливого, проницательного и набожного наиба, чтобы тот письменно заносил [данные по сбору] му’ амала и иртифа’ [в книги] и в этом деле следовал бы по пути верности, записывал бы все [необходимое], определял бы выплаты и своевременно в исправленном и упорядоченном виде направлял бы в диван и докладывал бы о положении дел. Мы повелеваем, чтобы Зайн ад-Дин, да продлит Аллах ему свою помощь, выявил остатки сумм хараджа и абваб ал-мал, которые предназначены для содержания саййидов, да увеличит их [число] Аллах, а также выделил бы суммы [предназначенные на] содержание и идрары других заслуженных лиц, с определением доли каждого, сделал бы [это] в письменном виде, с тем чтобы [им] выписывали. И пусть он назначит доверенного человека, с ведома которого [эти средства] расходовались бы должным образом. И если какая-то сумма хараджа или абваб ал-мал израсходована на другие цели, то он должен ее возвратить, привести в первоначальное положение и включить в суммы, [предназначенные] для заслуженных лиц, в соответствии с тем, как было. Он должен знать о положении дел, [относящихся] к налогу, который вновь [решили] доставлять, и знатные люди уже обязались его [вносить]. И пусть он записывает приход и расход, внимательно рассмотрит старые счета, и если он [обнаружит], что какие-то [данные] не записаны или совершено вероломство, то он должен исправление этого [положения] считать обязательным и непременным.
Приказ таков, чтобы все наибы предельно почтительно и уважительно относились к Зайн ад-Дину, да продлит Аллах его величие, считали бы его мустауфи, [решающим вопросы, касающиеся] му’ амала, в соответствии с тем, как было изложено, и подготовили бы основы уважения его наибов. И пусть все наибы диван-и ишраф, да хранит их Аллах, представят ему список, исключающий [налоги] с иртифа’ и сборы, // дабы он внимательно его рассмотрел и применял бы на деле после [тщательного] изучения. Пусть наибы эмира исфахсалара, да продлит Аллах им свою помощь, постараются в установлении основ для оказания почестей Зайн ад-Дину и обеспечат все, что будет способствовать успешной работе, блеску и процветанию его деятельности. И пусть [представители] ведомства ра’иса, да хранит его Аллах, окажут ему любое возможное содействие, [во всем] соглашаются с ним, записывают у его наиба любые подати и кисам, в которых возникнет необходимость, и полагаются на него. Пусть все вакилы, ‘амилы, мутасаррифы асбаб-и му’ амала, за’имы, ра’ ийаты и знатные люди, да хранит их Аллах, считают наибом мустауфи Зайн ад-Дина, обеспечивают [его] жалованье, как было приказано и как [о том] свидетельствует документ дивана, и ни в чем [ему] не отказывают. Пусть славный ‘улем, безупречный и верный насих ад-Дин, да продлит Аллах ему свою помощь, дойдет до предела возможного при осуществлении постановления [настоящего] указа, укрепит основы могущества и почитания Зайн ад-Дина, уповает на его перо, считает для себя обязательным добиваться спокойствия его души и его расположения и четко и ясно подчиняется [ему], если пожелает всевышний Аллах.

Человек оставляет после себя единственную память – совершенные им дела. В жизни важно не то, какое место или должность мы занимаем, а то, к чему мы идем, к чему стремимся.
В сердце каждого из нас должна жить мысль о том, чтобы оставить потомкам добрую память о себе, о своих делах. Это должно стать целью и смыслом жизни, во имя этого мы должны жить и творить.
Но мы мало чего добьемся и мало что сделаем, если не осмыслим, не осознаем, не дадим себе отчета в том, что мы из себя представляем, на что способны, к чему лежит наша душа, к чему стремится и что отвергает.
Стержень нации в ее самосознании. Все ее основы, как материальные, так и духовные – язык, религия, культура, государственность – нанизываются на этот стержень. Без него все теряет смысл, не может обрести необходимого порядка и цельного вида. И тогда все составные нации и общества начинают жить отдельной жизнью, стихийно, что в конечном итоге приводит к разрухе и распаду.
Мой путь – цельный путь. Это путь, заключающий в себе все многообразие национальной жизни и подчиняющий ее внутренним стимулам духовного развития, что и составляет основу национального самосознания. Рухнама упорядочит и выстроит его, обеспечит национальному будущему народа реальные гарантии существования.
Мой путь – стержневой путь, путь упорядочения духовности народа. Упорядочить – значит удержать от распада, не дать рассыпаться тому, на что потрачено столько душевных сил.
Цвета будущего зависят от того, во что окрасят его национальное самосознание и духовность.
В мире высказывается много самых разных мнений относительно будущего человечества. Одни предсказывают, что оно идет к концу света, что его ожидают огромные потрясения и природные катаклизмы (как будто, если это случится, кому-то станет легче!), другие, напротив, успокаивают: этот старый мир будет и дальше идти по своей накатанной колее. Но этот мир сотворили не мы, и не нам изменять его течение! Это под силу только великому и всемогущему Господу!
Каков бы ни был ход истории, государства и народы стремятся к дружбе и братству, миру и благоденствию. Человечество идет по пути гуманизма, исповедуя справедливость и свободный, созидательный труд. Смысл жизни человека заключается в стремлении творить, искать, создавать, строить. Разобщенность, раздробленность принесли миру много несчастий и страданий, спасение от этой напасти только в сплоченности, единении, солидарности. Добро и зло, свет и тьма всегда противостояли друг другу, но в этом противостоянии всегда одерживали верх силы добра и света.
Мир идет к своему светлому будущему, в чем всех добропорядочных людей убеждает неудержимое стремление человечества к стабильности и благополучию. Ведь добро и свет, чистота помыслов идут от Господа!
Строить, творить, созидать призывает нас Аллах, это его путь, как и дарованный нам путь Пророка, никто еще из пошедших по этому пути не ошибся!
Мой путь – культовый путь. Это путь, где бразды истории принадлежат нации.
Мои черноглазые, мы вступили на великий и праведный путь. Туркмены говорят: слушай других, но поступай по-своему. Давайте будем трудиться – во благо своей Родины, во благо матушки-Земли. Будем строить и возводить замечательные сооружения для наших сыновей и внуков!
Давайте будем строить дороги любви и мира, возводить мосты дружбы и братства, никто еще не потерял от дружбы!
Будущее туркмена славно и велико, потому что у него есть славное прошлое и счастливое настоящее.
Мой путь – пусть и дерзкая, но реальная и ответственная попытка, заглянув в прошлое, познав настоящее, увидеть и осмыслить будущее в его нерасторжимой взаимосвязи с сознанием и духовностью нации.
Туркмены!
Во имя памяти наших замечательных предков, построивших немало могучих государств и правивших миром, в память об отважных сынах Родины, сложивших головы в борьбе за ее свободу и независимость, превратим Туркменистан в могущественную и великую державу!
Братья мои!
В память о наших великих мужах – святых и пророках, мудрецах и поэтах будем творить, дерзать, подниматься к вершинам знаний, ибо управлять сильным государством должны только высококультурные и высокообразованные люди! Постараемся быть мудрыми и благоразумными, как наш великий предок Горкут ата, потому что фундамент государства зиждется на мудрости.
Земляки!
В память о наших прекрасных отцах и матерях будем такими же преданными, любящими и добрыми, как они, будем друг другу братьями и сестрами, ибо только великая любовь способна творить великие дела!
Соотечественники!
Мы построим цветущее государство на земле, достойной этого, ибо полита она кровью отцов и слезами матерей, превратим ее в край любви, радости и вдохновенного труда, потому что это священная земля, и она – наша Родина!
Пусть Огуз хан, пророчески взирающий из глубины веков, видит: я веду народ праведным путем, путем справедливости и добра!
Пусть сверху любуются нами Гюн хан: мой путь озарен его светом!
Пусть гордится Ай хан: его серебристое сияние, льющееся с небес ночами, помогает туркменам не сбиться с пути!
Пусть возрадуется Йылдыз хан, наделенный всеохватным оком: ему, видящему Туркменистан с четырех сторон, как на ладони открывается наш пророческий путь!
Пусть и Гёк хан, свет которого отражается в пламени душ и очагов наших, пусть видит и он: туркмены жаром своей пылкой души согревают мир, излучая любовь и притягивая ею свое будущее!
Пусть с запада устремляется на нас взгляд посылающего на нашу землю дожди и ветры Дениз хана, пусть он видит: туркмены бурлят, как море, они воодушевлены и энергичны, как горный водопад, сильны, как мощь селевого потока!
Пусть видит Даг хан: дух туркмен столь же высок, как его величественные вершины, в нем вместился весь мир, а он сам живет в душе мира!
Братья и сестры, матери и отцы, сыновья и внуки!
Вот и подошло к концу мое сказание. Но Рухнама – это ваша книга. Эта книга – заговорившая душа туркмена, ее откровение о жизненных целях и ценностях.
Рухнама – наш путь, начавшийся в колыбели мира и уходящий за горизонты Золотого будущего. Каждый туркмен, прочитав Рухнама, сможет разобраться в себе. Те, кто не знает туркмен, узнает их!
Прими, мой народ, мой последний наказ: не унижайся перед великим народом и не будь высокомерен с малым.
Храни достоинство и равенство в отношениях со всеми государствами и народами мира, и пусть это станет незыблемым политическим принципом нашей навечно нейтральной Отчизны!
Мои дорогие читатели!
Желаю вам ясного пути, светлого счастья, яркого будущего! Золотой жизни желаю тебе, мой древний и вечный народ!
Пусть будет мир, и с ним Туркменистан!
Пусть будет мир, и с ним туркмены!
Пусть ширит свою поступь в вечности независимый, постоянно нейтральный Туркменистан!
1997-2001, 12 сентября
Ашхабад