Леонтьев К. Византизм и славянство

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава V. Продолжение о славянах

О Польше и России можно и не говорить здесь подробно. О противоположностях их
истории, об относительном своеобразии их государственных организаций, об их
долгом, естественном и неотвратимом антагонизме у нас так много судили и писали
в последнее время, что все русские люди, и не занимавшиеся особенно политикой,
знакомы теперь с этими вопросами не-дурно в общих, по крайней мере, чертах.
Из всех славян только поляки и русские жили долго независимой государственной
жизнью, и потому у них и накопилось, так сказать, и удержалось больше своего
собственного, чем у всех других славян (повторяю еще раз, что я не настаиваю
здесь, худо ли или хорошо это собственное; я только заявляю, напоминаю реальные
данные).
Уже одно существование своего национального дворянства и у поляков, и у русских
отличает их резко от всех других славян. Русское служилое сословие и польская
шляхта очень несходны своей историей; они лишены теперь почти всех своих
существенных привилегий, но впечатления исторического воспитания в детях этих
двух сословий проживут еще долго. Аристократии истинно феодальной, наподобие
западноевропейской, не было ни у поляков, ни у русских; аристократии, в смысле
какого бы то ни было резко привилегированного класса, у них теперь вовсе нет, ни
у русских, ни у поляков; есть нечто общее, несмотря на все их противоположности
и несогласия: это сословное воспитание нации, которого следы слабее у
австрийских славян и которого вовсе нет в нравах у славян турецких. Это будет
яснее из сравнения.
Польское дворянское сословие, вельможи и шляхта, остаются до сих пор
представителями своей нации: они свершают все национальные движения полонизма. В
России дворянство было гораздо слабее: оно зависело от монархии настолько,
насколько в Польше монархия зависела от дворянства. Народ в России чтил
дворянство только как сословие царских слуг, а не само по себе. Мы привыкли зря
шутить над бюрократией, а народ наш смотрит на нее серьезно, не комически, а
трагически или героически. За границей мундир чиновника русского глубоко радует
русского простолюдина. Это я на себе и на других испытал. Но руководиться во
всем дворянством своим наш народ не привык; например, в религиозных вопросах он
уже потому не послушает нас никогда, что мы господа, люди другого класса,
другого воспитания. Бедного дворянина Базарова русские крестьяне не признавали
своим, а ученого Инсарова простые болгары слушались; ибо он был кость от костей
их, такой же болгарский мужик, как и они, но более мудрый. То же и у сербов.
Чешская аристократия не связала своих имен с народным делом нашего времени. Она
делает оппозицию Вене тогда, когда замечает в ней демократические наклонности.
Знамя чешской знати более австро-феодальное, чем собственно чешское, во что бы
то ни стало. Буржуазные вожди неочехизма выходят из народа
Вообще югославяне очень легко переходят, в быту и общих понятиях своих, из
простоты эпической в самую крайнюю простоту современной либеральной
буржуазности. Все они, между прочим, вырастают в слепом поклонении
демократической либеральной конституции. Австрийские славяне привыкли
действовать без помощи аристократии или какого бы то ни было дворянства, ибо в
одном месте господами у них были немцы, в другом мадьяры, в третьем онемеченные
или омадьяренные славяне, в четвертом враждебные поляки (как, например, у
малороссов в Галиции).
Они, особенно в делах чисто славянских, привыкли руководиться национальной
буржуазией, профессорами, учителями, купцами, докторами и отчасти священниками,
которые, впрочем, во всех подобных вопросах мало чем отличаются от людей
светских.
У турецких славян отсутствие сословного воспитания еще заметнее, ибо
привилегированное сословие представляли и представляют еще до сих пор в Турецкой
империи мусульмане, люди вовсе другой веры, которые не слились с завоеванными
христианами.
Уравнение, конечно, в Турции сравнительно с прежним огромное; у мусульман против
прежнего осталось очень мало привилегий, и те скоро падут; но реформы нынешние
состоят не в том, чтобы часть христиан возвысить до положения турок и дать им
привилегии относительно других соотчичей их, но в том, чтобы турок приравнять к
христианам, в том, чтобы прежнюю, все-таки более аристократическую монархию, в
которой все турки, равные между собою, составляли один класс -- высший, а все
христиане составили класс зависимый -- низший, чтобы эту аристократическую и
весьма децентрализованную прежнюю монархию превратить в эгалитарную и
централизованную, в том, чтобы какую-то Персию Кира и Ксеркса, полную
разнообразных сатрапий, обратить в гладкую Францию Наполеонидов. Таков идеал
современной Турции, к которому она иногда и против воли стремится, вследствие
давления внешних обстоятельств. Итак, у славян турецких нет ни в прошедшем, ни в
настоящем (ни в будущем, вероятно) никаких ни воспоминаний, ни следов, ни
залогов, ни аристократического, ни общего монархического воспитания. Гораздо
менее еще, чем у австрийских. У болгар делами правит доктор, купец, адвокат,
обучавшийся в Париже, учителя. Епископы же болгарские совершенно в руках этой
буржуазии. Буржуазия эта, вышедшая отчасти из городского, отчасти из сельского
народа Болгарии дунайской, Фракии и Македонии, пользуется, как видно, полным
доверием народа. Эти люди: доктора, купцы и т. п. -- конечно, лично сами от
деспотизма греческих епископов не страдали; они действуют из побуждений
патриотических, национальных, но их патриотические идеи, их национальный
фанатизм, их желание играть роль в империи, в Европе, быть может, и в истории,
совпали как нельзя лучше с тем неудовольствием, которое справедливо мог иметь
простой болгарский народ против прежних греческих иерархов, сурово, по духу
времени, обращавшихся с народом[18].
Лет 20--15 подряд болгарские доктора, учителя, купцы твердили ежедневно народу
своему одно и то же против греков; молодое поколение все взросло в этом
искусственно раздутом чувстве; народ привык, проснулся, новерил, что ему будет
лучше без греков; свое духовенство, избранное буржуазией и руководимое ею,
оказалось, конечно, во многом для народа лучше греческого. Лучшим оно оказалось
не потому, чтобы по нравственному воспитанию оно было выше или по каким-нибудь
славянским душевным качествам, особенно мягким и хорошим. Вовсе нет. Воспитание
нравственное у болгар и у греков, в глазах свежего, искреннего с самим собою
человека, почти одно и то же (и это почти вовсе не в пользу болгар; у греков
несколько более романтизма, теплоты); а психически не надо воображать себе
упорного, тяжелого, хитрого болгарина похожим на добродушного, легкомысленного
великоросса; они так же мало похожи друг на друга в этом отношении, как южный
итальянец и северный немец, как поэт и механик, как Байрон и Адам Смит.
Болгарское духовенство вело и ведет себя против народа лучше, чем вело себя
греческое, лишь потому, что оно своевольно создано самим этим народом, что у
него вне народа нет никакой точки опоры.
У русского духовенства есть вне народа могучее правительство. Греческое
духовенство Турции более нашего, быть может, свободное со стороны
административного влияния, менее нашего зато свободно от увлечений и страстей
демагогии, от тех поспешных и неисправимых ошибок, к которым так склонны,
особенно в наше время, толпы, считающие себя просвещенными и умными. Это так. Но
все-таки греческое духовенство привыкло издавна к власти, имеет древние, строгие
предания Вселенской Церкви, за которые крепко держится, и наконец, в иных
случаях может найти официальную поддержку то в турецком, то в эллинском
правительствах, как нечто давно признанное и крепко организованное.
Новое же болгарское духовенство, не имея около себя могучего единоверного
правительства и начиная свою жизнь прямо борьбой против преданий, находится
поэтому вполне в руках болгарского народа. И вследствие этой полной зависимости
от толпы оно ведет себя не то чтобы лучше (это смотря по точке зрения), а
угоднее народу, несколько приятнее для мужика и выгоднее для честолюбия архонта
болгарского, чем вела себя вне болгарской нации стоявшая греческая иерархия.
Что касается до лучшего и до худшего, то примеры на глазах. Болгарская буржуазия
могла заставить своих епископов быть помягче, чем были нередко греческие, с
селянами. Это, быть может, лучше; но болгарская же буржуазия принудила своих
епископов отслужить литургию 6 января и отложиться от Патриарха, вопреки
основным, апостольским уставам церкви. Это худшее.
Я хочу всем этим сказать, что хотя болгарская нация не сложилась еще ни в
отдельное государство, ни даже в полугосударственную область, с определенной
какой-нибудь автономией[19], но политические и социальные контуры этой новой
нации видны уже и теперь. Физиономия ее -- крайне демократическая; привычки,
идеалы крайне эмансипационные[20].
Решись завтра султан на этот дуализм, которого бы желали иные пылкие болгары,
объяви он себя султаном турецким и "царем болгарским", вся область от южных
границ до Дуная устроилась бы скоро и легко с каким-нибудь Советом во главе
крайне демократического характера и происхождения.
Подобно Соединенным Штатам и Швейцарии, никто и ничто не будет стоять вне
народа, кроме идеального и спасительного от соседей султанского верховенства.
"Это избавило бы нас от всякой иноземной династии, и так как республика есть
наилучшая форма правления, к которой стремится вся образованная Европа, то даже
не очень долгое время легкая подручная зависимость от султана для нас была бы
лучше всего; можно будет народ приучить до поры до времени даже сражаться охотно
за султана. Мы же с турками несомненно одной почти крови. Это невелика беда! А
на религию кто через 10--20 лет будет смотреть? Религия -- удел невежества; обучим
народ, и он все поймет. Под охраной безвредного султанского знамени нация
созреет прямо для республики и из самой отсталой станет самой передовой нацией
Востока!"
Вот что говорят себе не все, конечно, но самые смелые и энергичные болгары.
Быть может, и воспитанники наших русских училищ не прочь от этого.
Я, впрочем, говорю, быть может... Вообще надо глубоко различать то, что говорят
болгары в России и при русских, и то, что они думают и говорят в Турции.
Прибавим же вот что о Турции: хотя за последнее время обстоятельства внешней и
внутренней политики были довольно благоприятны ей, но она все-таки очень
расстроена и слаба.
Предположим же, что, паче чаяния, турецкое владычество в Европе пало скорее, чем
мы ждем и даже желаем того, и допустим, что соседи болгарам устроить республику
не позволили; в таком случае они пожелают иметь монархию с самым свободным
устройством, с самой ничтожной номинальной властью. Такова, по крайней мере,
теперь их политическая физиономия.
Сербы, нечего и говорить, все демократы; и у них эпическая патриархальность
переходит как нельзя лучше в самую простую буржуазную утилитарность. У них есть
военные и чиновники, сверх докторов и купцов и т. д. Но чиновники и военные
нигде не составляют родового сословия, которое воспитывало бы своих членов в
определенных впечатлениях; они набираются где попало, и между ними могут быть
люди всякого образа мыслей. Вчерашний чиновник или военный завтра свободный
гражданин и член оппозиции или даже явный предводитель бунта. Как воспитана вся
интеллигенция сербская, так воспитаны и служащие правительству люди. Залогов для
неограниченной монархии мы в Сербии не видим. Сербы не сумели вытерпеть даже и
того самовластия, с которым патриархально хотел управлять ими их освободитель и
национальный герой старый Милош. Еще при высшей степени патриархальности
народной жизни они уже захотели конституции и взбунтовались. История показывает
даже, что революции, которые низвергли Милоша, возвели на престол Александра
Карагеоргие-вича, а потом низвергли этого последнего опять в пользу Обреновичей,
были революциями чиновничьими. Это была борьба бюрократических партий за
преобладание и власть.
Итак, повторяю, у сербов нет, по-видимому, залогов для крепкой монархии. Что
касается до какой бы то ни было аристократии родовой, до какого бы то ни было
дворянства, то в Сербии нет и следов ничего подобного. "Всякий серб --
дворянин!"[21] -- говорит с гордостью серб. Это шляхетское чувство собственного
достоинства, распространенное на весь народ.
В турецких провинциях сербского племени было до последнего времени местное
мусульманское дворянство славянской крови; но оно численностью ничтожно, и
обстоятельства ведут Турцию все больше и больше ко всеобщему уравнению прав, и
сами эти беи босанские, начиная несколько более противу прежнего сознавать свое
славянское происхождение, скоро впадут в совершенное бессилие от внутреннего
разрыва, от противоположных влияний народности и мусульманизма на их совесть и
на их интересы.
Вообще этот дворянский элемент мусульманства славянского не важен.
Черногория, быть может, очень важна в стратегическом отношении для славян в
случае борьбы с Турцией или с Австрией, но политически она так мала и
государственно так проста и патриархальна, что о ней можно бы здесь и вовсе не
говорить.
Дворянского элемента здесь тоже нет; воспитания аристократического и тем более;
власть князя очень ограничена. Черногорцы привыкли к самоуправству, которому так
же не груд-но перейти в демократическое самоуправление, как воинственному горцу
стать в наше время горцем утилитарным и буржуазным, из юнака или паликара
сделаться, и не подозревая ничего, самоуверенным демагогом-бюргером.
Орлиное гнездо Черногории очень легко может стать каким-нибудь славянским
Граубинденом или Цюрихом.
Итак, мы видим: 1) что ни у чехов, ни у хорватов и далматов, ни у русских
Галиции, ни у сербов православных, ни у болгар, ни у черногорцев нет теперь
никакого прочного и национального привилегированного класса; 2) что у всех у них
почти нет вовсе ни аристократических преданий, ни сословного воспитания; 3) что
австрийские славяне во всех делах собственно славянских руководятся национальной
буржуазией, купцами, учителями, докторами, писателями и т. д.; ибо у чехов
старые дворянские роды не соединили, подобно польским вельможам, своих имен и
своих интересов с делом национальной оппозиции; оппозиция чешской знати, как я
уже сказал выше, имеет феодальную цель. Словаки смешаны с мадьярами, трудно
отделимы от них даже умственно; если же и отделимы умственно от общеугорской
жизни, то разве в виде элемента более демократического, чем элемент мадьярский;
у русских Галиции аристократия -- враждебные им поляки и т. д.; 4) что у турецких
славян следы аристократического начала и сословного воспитания еще гораздо
слабее, чем у австрийских, и что вообще в Турции все христиане -- и славяне, и
греки -- очень легко переходят из патриархального быта в буржуазно-либеральный,
из героев Гомера и Купера в героев Теккерея, Поля де Кока и Гоголя; 5) ни у
чехов, ни у хорватов, ни у сербов, ни у болгар нет в характере той долгой
государственной выправки, которую дает прочное существование национальной
популярной монархии. Они и без парламента все привыкли к парламентарной
дипломатии, к игре разных демонстраций и т. п. У всех у них уже крепко всосались
в кровь привычки и предрассудки так называемого равенства и так называемой
свободы.
Одним словом, общий вывод тот, что, несмотря на всю разнородность их прежней
истории, несмотря на всю запутанность и противоположность их интересов, несмотря
на раздробленность свою и на довольно большое, хотя и бледное, разнообразие тех
уставов и обычаев, под которыми они живут еще и теперь в Австрии и Турции
(включая сюда, по их малости, и оба княжества, Сербию и Черногорию), все
юго-западные славяне без исключения демократы и конституционалисты.
Черта, общая всем, при всей их кажущейся бледной разнородности, это --
расположение к равенству и свободе, т. е. к идеалам или американскому, или
французскому, но никак не византийскому и не великобританскому.
Разделять их может очень многое: 1) Религия (католичество, православие,
мусульманство в Боснии, быть может, раскол у болгар, если он устоит). 2)
Географическое положение и через это торговые и другие экономические интересы;
так, например, в настоящее время австрийским подданным выгодна свобода торговли
в Турции и свободный ввоз австрийских мануфактурных контрафакций. А турецкие
подданные, и славяне, и греки, постоянно на это жалуются и желали бы системы
покровительственной для укрепления и развития местной промышленности. 3)
Некоторые исторические и военные предания. Так, например, у сербов вся ненависть
в народе сосредоточена на турках и немцах; против греков они почти ничего не
имеют, а с болгарами и говорить даже разумно о греках нельзя. Православные сербы
Турции привыкли смотреть на немцев (Австрии), как на самых опасных врагов, а
католические сербы Австрии (хорваты, далматы и др.) привыкли сражаться под
знаменами Австрийского государства. 4) Интересы чисто племенного преобладания.
Например, болгары, пользуясь тем, что они турецкие подданные, пытаются уже и
теперь, посредством своего духовенства и своих учителей, оболгарить старую
Сербию (провинцию турецкую, лежащую к югу от княжества). Сербы княжества хотят
отстаивать свою нацию в этой стране против болгар, но им не так удобно
действовать, как болгарам, ибо последним помогает, как своим людям, турецкая
власть. Сербам, сверх того, не может слишком нравиться быстрое политическое
созревание болгарской нации. В статье моей "Панславизм и греки" я старался
доказать, что сохранение Турции может казаться одинаково выгодным как для
крайних греков, так и для крайних болгар, ибо болгаре хотят еще укрепиться под
духовно-безвредной для них властью турок, а крайние греки хотели бы соединиться
с турками на Босфоре против панславизма.
Сербы в другом положении. Церковной распри у них с греками нет; а болгар им бы
удобнее было застать врасплох, без войска, без столицы, без опытных министров,
без династии, без сильного народного совета и т. д. Сербам турки и Турция менее
нужны, чем болгарам и грекам. Понятно, что крайний грек и крайний болгарин, оба
для пользы, для охраны своей национальности, могут считать полезным продление
турецкого владычества, но крайний, пылкий серб воздерживается от нападения на
Турцию лишь из осторожности, из соображений скорее военных, чем собственно
политических[22].
Не охрана национальности, а сознание сравнительно военного бессилия своего -- вот
что удерживает Сербию постоянно от несвоевременной войны с Турцией. Сербии очень
было бы желательно стать славянским Пиемонтом как для австрийских, так и для
турецких славян. И правда, что положение Сербии очень похоже во многих
отношениях на положение прежнего Пиемонта. Малые размеры ничего не значат сами
по себе: и Рим был мал, и Бранденбург был мал, и Московское княжество было
невелико. Нужна лишь благоприятная перестановка обстоятельств, счастливое
сочетание политических сил. Вот одним-то из таких счастливых сочетаний сербы
основательно могут считать (с точки зрения сербизма своего) военное бессилие и
государственную неприготовленность соседней, столь родственной, столь удобной
для поглощения и так великолепно у Босфора и при устьях Дуная стоящей болгарской
нации.
Болгары это чувствуют и сербам не доверяют; точно так же, как мало доверяют их
крайние и влиятельные деятели и нам, русским, несмотря на все доказанное делами
бескорыстие нашей политики на Востоке[23].
Таких противоположных интересов мы найдем много и у австрийских славян. 5) У
православных сербов в Турции есть две национальные династии -- черногорская и
сербская. И хотя и у сербов, и у черногорцев незаметно той сознательной привычки
к безусловной покорности родным династиям, какая видна у русских, у турок и была
видна до последнего времени у пруссаков, но привязанность, уважение к этим
династиям все-таки есть. Мы видим, что в настоящее время и черногорцы, и сербы
свои династии чтут. По этому самому очень трудно решить, который из двух домов,
Негошей ли дом или дом Обреновичей, решились бы принести в жертву православные и
независимые сербы задунайские? Оказывается, что даже и монархические, лояльные
чувства, объединяющие народ в других местах, у юго-славян способствуют
некоторому сепаратизму.
Кажется, я перечел все те главные черты или исторические свойства, которые могут
препятствовать объединению юго-западных единоплеменников наших.
Мы видим, что все у них разное, иногда противоположное, даже враждебное, все
может служить у них разъединению, все: религия, племенное честолюбие, предания
древней славы, память вчерашнего рабства, интересы экономические, даже
монархические чувства направлены у одних на князей черногорских, у других на
потомство Милоша, у третьих на мечты о короне Вячеслава и Юрия Подебрадского, у
иных, наконец, это чувство состоит просто в привычной, хотя и много остывшей
уже, преданности Габсбургскому дому, или оно направлено на временное охранение
власти султана.
Что же есть у них у всех общего исторического, кроме племени и сходных языков?
Общее им всем в наше время -- это крайне демократическое устройство общества и
очень значительная привычка к конституционной дипломатии, к искусственным
агитациям, к заказным демонстрациям и ко всему тому, что происходит ныне из
смеси старобританского, личного и корпоративного, свободолюбия с плоской
равноправностью, которую выдумали в 89-м году французы, прежде всего на гибель
самим себе.
Разделять югославян может многое, объединить же их и согласить без вмешательства
России может только нечто общее им всем, нечто такое, что стояло бы на почве
нейтральной, вне православия, вне византизма, вне сербизма, вне католичества,
вне Юрия Подебрадского, вне Крума, Любуши и Марка Крале-вича, вне крайне
болгарских надежд. Это, вне всего этого стоящее, может быть только нечто крайне
демократическое, индифферентное, отрицательное, якобински, а не старобритан-ски
конституционное, быть может, даже федеративная республика. Заметим еще вдобавок,
что если бы такая республика[24] создалась по распадении Австрии и по удалении
турок за Босфор, то она вышла бы не из тех побуждений, из коих вышли Соединенные
Штаты Америки, а из других, в охранительном смысле гораздо худших начал.
Люди, которые, ушедши из старой Англии, полагали основы Штатам Америки, были все
люди крайне религиозные, которые уступать своей горячей личной веры не хотели и
не подчинялись государственной англиканской епископской Церкви не из
прогрессивного равнодушия, а из набожности.
Католики, пуритане, квакеры, все были согласны в одном -во взаимной терпимости,
не по холодности, а по необходимости. И потому государство, созданное ими для
примирения всех этих горячих религиозных крайностей, нашло центр тяжести своей
вне религии. Была вынужденная обстоятельствами терпимость, не было внутреннего
индифферентизма.
Славяне, вступая в подобную федерацию, не внесли бы в нее тех высоких чувств,
которые на просторе Нового Света одушевляли прежних европейских переселенцев
Северной Америки. Они вступили бы в эту федерацию при иных условиях. Там, в
Америке, чтобы жить согласно, нужно было помнить о недавних гонениях за личную
веру Здесь, и в Австрии, и в Турции, никто уже не гонит серьезно ни католичества
чехов и хорватов, ни православия сербов и болгар. Напротив того, в последнее
время даже турецкие министры, например, так изучили наш церковный вопрос, что
делают нередко болгарам очень основательные канонические возражения, когда те
слишком спешат. Туркам иногда, для спокойствия империи, приходится защищать
православие от увлечения славянских агитаторов.
Итак, не религиозные же гонения, не общие страдания могут объединить в
демократической федерации нынешних юго-славян, а только общеплеменное сознание,
лишенное всякого положительного организующего содержания, лишенное всякой
сложной системы особо славянских идей.
В наше время легче всего помириться на Бюхнере, Дарвине и Молешотте. Передовые
люди, зная штуку, но держась черни, по незабвенному выражению Третьяковского,
могут, для назидания тех соотчичей своих, которые к тому времени будут еще
верить в ту или другую Церковь, всегда притвориться, сходить к обедне,
причаститься, похвалить старину, даже изредка и с трудом великим неделю
попоститься.
такжелают давно уже и теперь многие влиятельные люди на Востоке, и греки и
славяне одинаково. Есть такие, которые на 1-й неделе Великого поста и на
Страстной дома для детей и слуг едят и постное, а потихоньку потом заходят в
гостиницу и подкрепляют мясом свои просвещенные и прогрессивные купеческие,
учительские и лекарские желудки.
То же по-своему могут делать и католики, пока народ прост, и то, если это
занадобится для чего-нибудь.
Но, строго говоря, зачем и лицемерить долго? В наше время, "при быстроте
сообщений, при благодетельной гласности, при обучении народа, при благородном,
возвышенном стремлении к полной равноправности всех людей и народов".
Увы! патриархальная и гомерическая поэзия православного Востока угасает
быстро... Юнаки и паликары доживают свой век, разбойничая в горах без идей.
Христианскими общинами самодержавно правит уже не бесстрашный гайдук
Карагеоргай, не мудрый и стойкий свинопас Милош, не безграмотные герои Канарис и
Боцарис, не митрополиты черногорские, которые умели сражаться и с турками, и с
французами.
Нынешний христианский Восток вообще есть не что иное, как царство, не скажу даже
скептических, а просто неверующих epiciers, для которых религия их соотчичей
низшего класса есть лишь удобное орудие агитации, орудие племенного
политического фанатизма в ту или другую сторону. Это истина, и я не знаю, какое
право имеем мы, русские, главные представители православия во вселенной,
скрывать друг от друга эту истину или стараться искусственно забывать ее!
Двадцать лет тому назад еще можно было надеяться, что эпические части народа у
славян дадут свою окраску прогрессивным, но теперь нельзя обманывать себя более!
Космополитические, разрушительные и отрицательные идеи, воплощенные в кое-как
по-европейски обученной интеллигенции, ведут все эти близкие нам народы сначала
к политической независимости, вероятно, а потом? Потом, когда все обособляющие
от космополитизма признаки бледны? Что будет потом? Чисто же племенная идея, я
уже прежде сказал, не имеет в себе ничего организующего, творческого; она есть
не что иное, как частное перерождение космополитической идеи всеравенства и
бесплодного всеблага. Равенство классов, лиц, равенство (т. е. однообразие)
областей, равенство всех народов. Расторжение всех преград, бурное низвержение
или мирное, осторожное подкапывание всех авторитетов -- религии, власти,
сословий, препятствующих этому равенству, это все одна и та же идея, выражается
ли она в широких и обманчивых претензиях парижской демагогии или в уездных
желаниях какого-нибудь мелкого народа приобрести себе во что бы то ни стало
равные со всеми другими нациями государственные права.
Для нас знание подобных данных важно. Хотим ли и мы предаться течению, или
желаем мы ревниво, жадно, фанатически сберегать все старое, для органического
сопряжения с неизбежно новым, для исполнения призвания нашего в мире --
призвания, еще не выясненного нам самим; во всяком случае, мы должны знать и
понимать, что такое эти славяне, вне нас стоящие.
Хотим ли мы, по идеалу наших нигилистов, найти наше призвание в передовой
разрушительной роли, опередить всех и все на поприще животного космополитизма;
или мы предпочитаем по-человечески служить идеям организующим, дисциплинирующим
-- идеям, вне нашего субъективного удовольствия стоящим, объективным идеям
государства, Церкви, живого добра и поэзии; предпочитаем ли мы, наконец, нашу
собственную целость и силу, чтобы обратить эту силу, когда ударит понятный всем
страшный и великий час, на службу лучшим и благороднейшим началам европейской
жизни, на службу этой самой великой, старой Европе, которой мы столько обязаны и
которой хорошо бы заплатить добром? И в том и в другом случае надо понять хорошо
все окружающее нас.
Не льстить надо славянам, не обращаться к ним с вечной улыбкой любезности; нет!
надо изучить их и, если можно, если удастся, учить их даже, как людей отсталых
по уму, несмотря на кажущуюся их прогрессивность и даже на ученость некоторых из
них. Ученость сама по себе, одна, еще не есть спасение; иногда она залог
отупения.
Прежде всего не надо обманывать свое русское общество; не надо оставлять его в
приятном тумане из-за какой-то вовсе не обязательной в литературе льстивой
политики!